Читать онлайн До безумия, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - До безумия - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

До безумия - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
До безумия - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

До безумия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Поднимаясь по лестнице, Феба слышала за собой осторожные шаги: виконт не пытался дотронуться до нее, но она все равно каждой клеточкой ощущала его присутствие.
Когда они двинулись по галерее в центральную часть дома, Деверелл поравнялся с ней.
– Где находится комната Эдит? – неожиданно спросил он.
– В глубине дома. Ее окна выходят в сад, – ответила Феба.
У ее тети был чуткий сон, и она предпочитала тихие комнаты, куда не доносились посторонние звуки. Кроме того, Эдит, опасаясь, что ее может замучить бессонница, обычно пила на ночь снотворное и спокойно спала до самого утра.
– А где ваша горничная?
– Она спит.
Служанка обычно не ждала возвращения своей госпожи в ночи, когда та проводила операции по спасению попавших в беду девушек. Если Фебе необходима была ее помощь или ей нужно было что-нибудь срочно обсудить со Скиннер, она будила ее.
Подойдя к двери своей комнаты, Феба вдруг явственно осознала, что находится наедине с мужчиной глубокой ночью и поблизости нет никого, кто мог бы прибежать на ее крик, прийти ей на помощь в трудную минуту. Деверелл был искусным, опытным любовником, привыкшим брать от жизни все, чего ему хотелось, а это значило, что он способен сделать с ней все, что угодно, и уж точно на этот раз овладеет ею. Странно, но мысль об этом не вызывала у нее страха; Феба испытывала лишь сильное волнение и трепетала от предвкушения. Более того, она сама стремилась к близости с ним! И все же в глубине ее души таился страх: она боялась, что в последнюю минуту волна привычного отчаяния накатит на нее и ею овладеет паника.
Надеясь, что этого все же не случится, Феба отважно переступила порог своей спальни, и виконт, войдя вслед за ней, закрыл дверь. Затем он с любопытством огляделся вокруг. В глаза ему сразу же бросилась большая кровать под опиравшимся на четыре столба балдахином из изумрудного шелка; полог был откинут и перевязан золотистым шнуром с кисточками. По обеим сторонам от кровати, резная спинка которой была вплотную придвинута к стене, располагались окна, выходившие на улицу. Портьеры на окнах были плотно задернуты, и помещение освещалось лишь мерцавшей масляной лампой, стоявшей на туалетном столике.
Обведя взглядом спальню, виконт заметил многочисленные трехсвечные канделябры, стоявшие на комоде, на ночных прикроватных столиках и небольшом инкрустированном столе, за которым Феба обычно завтракала.
– Зажгите их, – распорядился он, указывая на канделябры.
Феба затрепетала от звука его глубокого повелительного голоса. Она вспомнила слова виконта о том, что ему нужны кровать и много света, потому что он хочет видеть лицо возлюбленной в момент соития. Она помнила тон, которым это было сказано: в нем сквозило обещание сделать ее счастливой…
Зажигая свечи, Феба чувствовала, как сжимается ее сердце в предвкушении того наслаждения, которое ждет ее впереди. Услышав за спиной звук шагов Деверелла, она обернулась и увидела, что он поставил еще по одному канделябру на ночные столики, а инкрустированный стол, снабженный откидной доской, разложил во всю длину и придвинул к изножью кровати.
– Поставьте свечи и сюда тоже, – приказал он.
Феба повиновалась, и виконт с довольным видом окинул взглядом залитую золотистым светом кровать.
– Превосходно, просто превосходно!
Подойдя к Фебе, он обнял ее и привлек к себе, а затем, подняв ее лицо за подбородок, заглянул ей в глаза.
– Теперь вы должны выполнить мое следующее требование.
Фебу бросило в жар, она вспомнила, что он хотел видеть ее совершенно нагой, и потупилась.
Положив большой палец на ее подбородок, виконт раскрыл ее губы, как бутон розы, и его язык проник в рот партнерши. Это была любовная игра, которую Феба постигала с его помощью, самозабвенно предаваясь ей. Деверелл обещал многому научить ее, и она хотела быть усердной ученицей.
Прервав поцелуй, виконт слегка отстранился.
– Снимите корсаж, – приказал он.
Феба без колебаний быстро расстегнула крохотные пуговицы на закрытом платье с длинными рукавами, состоявшем из лифа и юбки, которые снимались по отдельности. Хотя Деверелл еще не ласкал ее грудь, она налилась и отяжелела, и Фебе показалось, что корсаж стал ей тесен, поэтому она с радостью избавилась от него.
Пока она возилась с застежкой, виконт положил ладони на ее ягодицы и прижал их к своим бедрам. Феба тут же почувствовала, как в низ ее живота уперся его затвердевший член.
Наконец она распахнула лиф платья и хотела уже снять его, но тут Деверелл припал губами к ее соску и стал сосать его через тонкую ткань нижней сорочки, которая сразу же стала влажной. У Фебы перехватило дыхание, закружилась голова, и она застонала.
Виконт снял с нее лиф и бросил его на пол.
Подняв руки, Феба погрузила пальцы в его густые волосы и, притянув к себе его голову, впилась в его губы, а он, страстно отвечая ей, стал мять ее ягодицы.
По телу Фебы пробежали волны дрожи, кровь забурлила в ее жилах.
Внезапно Деверелл отстранился от нее; его дыхание сделалось учащенным и прерывистым.
– А теперь снимите юбку и нижнее белье, – хрипло произнес он.
Феба не раздумывая стала развязывать пояс, и тут до ее сознания дошел смысл происходящего: виконт рассматривал ее наготу как подарок в знак благодарности ему. Она знала, что в его объятиях ее ждет настоящее блаженство, и была рада подарить ему то, чего он так страстно жаждал.
Ее юбка и нижнее белье упали на пол, и Джослин стал с наслаждением ласкать ее обнаженное тело. Их губы слились в поцелуе; и на этот раз никто из них уже не сдерживал бурные эмоции и пылкие желания.
Ласки Джослина возбуждали Фебу, разжигали огонь в ее крови. Их поцелуй становился все более страстным, все более исступленным, но, почувствовав, что ей не хватает воздуха, Феба вынуждена была прервать его.
Тут же пальцы виконта впились в ее тугой сосок, и когда Феба закричала, он снова запечатал ей рот поцелуем.
Судорога пробежала по ее телу, и она начала выгибать спину в объятиях Деверелла, крепче прижимаясь обнаженной грудью к его сюртуку; ее кожа горела от возбуждения, в ней трепетала каждая жилка от безумного желания слиться воедино с этим сильным, властным человеком, посвящавшим ее в таинства любви.
Ладони виконта исступленно гладили плечи, спину и ягодицы Фебы, и от каждого его прикосновения ее бросало в жар. Внезапно его рука скользнула по ее животу вниз, и пальцы затрепетали в завитках лобка. Выдвинув колено вперед, виконт раздвинул ноги Фебы, и его рука проникла в ее промежность. С удовлетворением отметив, что лоно горячее и влажное, он погрузил в него сначала один, а затем два пальца.
Ногти Фебы впились в его плечи. Чувствуя движение ловких пальцев внутри себя, она запрокинула голову и стала, закусив губу в экстазе, мотать ею из стороны в сторону. Тогда виконт увеличил темп, с каждым разом погружая пальцы все глубже.
Феба тяжело надрывно дышала; ее сердце колотилось так сильно, что ей казалось, оно сейчас выскочит из груди. Волны судорог пробегали по ее телу.
Он вошел глубже, и она повисла на его шее, почти лишившись чувств. Тогда Джослин подхватил Фебу на руки, отнес ее на кровать и, отбросив в сторону покрывало, положил на простыни. Рыжие волосы Фебы рассыпались по подушке, и вокруг ее головы, казалось, заполыхало золотистое пламя, а он, разведя ее руки и ноги в стороны, выставил таким образом напоказ все ее прелести.
Феба вспыхнула от смущения, чувствуя, что Деверелл пожирает ее жадным взглядом. Не сводя глаз с ее роскошного нагого тела, он стал сбрасывать с себя одежду.
Комната и распростертая на кровати красавица были залиты золотистым светом горящих свечей, и это не могло не возбуждать Деверелла. От мысли о том, что он неотрывно смотрит на нее, Фебу бросало в жар, но ее решимость отдаться ему оставалась непоколебимой.
Взглянув на его мускулистую грудь и живот, по которому вниз спускалась полоска черных волос, на его широкие плечи, сильные руки и мощную шею, Феба затрепетала. Прежде его намерения, которые он и не думал скрывать, испугали бы ее, в ней ожили бы былые страхи, и она впала бы в панику, но сей час она совсем не боялась того, что должно было вскоре случиться.
Наконец брюки виконта упали на пол, и он предстал перед Фебой во всем великолепии своей наготы, а когда их взгляды встретились, она увидела в его глазах жадное желание овладеть ею и протянула к нему руки, предлагая любимому всю себя без остатка.
Но виконт медлил, наслаждаясь ее полной капитуляцией. Впрочем, он знал, что до победы было еще далеко: поведение Фебы было непредсказуемо, и за этой непредсказуемостью скрывалась какая-то тайна. Он понимал, что ему не удалось до конца избавить ее от страхов, причина которых была ему неизвестна, и поэтому вел себя крайне осторожно.
Встав рядом с Фебой на колени, виконт шире раздвинул ее ноги и лег на нее, а затем, приставив головку члена к входу в ее лоно, слегка продвинул член вперед и внимательно всмотрелся в лицо возлюбленной, проверяя ее реакцию.
Феба напряглась, ее зрачки расширились.
Наклонившись, Джослин припал к ее губам, и когда по ее телу разлилось приятное тепло, она снова расслабилась.
В тот же миг Деверелл одним мощным толчком глубоко вошел в ее лоно.
Острая боль, словно молния, обожгла Фебу; ее мускулы напряглись. Запрокинув голову, она ахнула и, закрыв глаза, вцепилась в предплечья виконта. Однако сознание подсказывало ей, что на этот раз он овладел ею, и теперь она принадлежала ему… Как только эта мысль пронеслась у нее в голове, боль тут же отступила.
Прервав поцелуй, Деверелл приподнялся, опираясь на руки, и Феба, почувствовав его обжигающее прерывистое дыхание на своем лице, открыла глаза. Их взгляды встретились.
– Все хорошо? – с тревогой спросил он.
Феба ответила не сразу, ее переполняли новые, незнакомые ощущения. Нижняя часть его тела припечатывала ее к постели, но это ее не пугало; она чувствовала себя с Девереллом в полной безопасности.
– Да, – прошептала она, облизнув пересохшие губы.
Сегодня Феба была удивительно молчаливой. Деверелл обещал многому научить ее и сдержал слово, открыв ей целый мир. Она и не подозревала, что существуют столь острые наслаждения, которые можно испытать лишь в объятиях мужчины.
Ни о чем не спрашивая его, она отдалась Девереллу целиком и теперь с тайной радостью усваивала его уроки.
Все удивляло и восхищало ее – жар их покрытых испариной тел, звук ритмичных влажных шлепков при соприкосновении, разгоряченная кожа – ее шелковистая и его более грубая, поросшая жесткими волосками. Любовная игра доставляла ей ни с чем не сравнимое удовольствие.
Губы и пальцы Деверелла постоянно перемещались по ее телу, исследовали его. Он касался ее лица, губ, шеи, груди, гладил и ласкал их, осыпал поцелуями. На этот раз ощущение от его прикосновений было более обостренным, ярким, поскольку Феба знала, что он больше не сдерживает себя и вместе с ней упивается ласками.
Сунув ладони под ее бедра, Джослин еще шире раздвинул их, а затем, закинув ноги Фебы себе на талию, еще глубже проник в нее, а когда она начала исступленно корчиться под ним, он хриплым от страсти голосом зашептал ей слова ободрения.
Феба глотала ртом воздух, ей было нечем дышать от накативших на нее бурных эмоций, и тут Джослин снова приподнялся над ней на руках. Ему хотелось видеть ее искаженное страстью лицо в момент экстаза, и его толчки становились все мощнее, их ритм нарастал.
Волна крайнего возбуждения накатила на Фебу. Она мотала головой, била ладонями по простыням, лихорадочно сжимала и разжимала кулаки.
Деверелл тоже был охвачен неистовой страстью. Каждый толчок, каждое судорожное непроизвольное сокращение ее влагалища, в которое он вводил свой член, увеличивало его возбуждение, заставляя забыть обо всем на свете. Он почти утратил контроль над собой, ему хотелось отдаться на волю своих чувств и желаний.
И все же неимоверным усилием воли он пытался сдержать себя и замедлить темп; только так он мог увлечь Фебу за собой и заставить ее вместе испытать оргазм. Используя свой опыт, виконт умело вел ее к вершине страсти. Она должна была пройти этот путь, чтобы постичь искусство любви, и он не хотел торопить ее. В этот момент Феба приобретала новые навыки и упивалась незнакомыми яркими ощущениями, и ей нужно было время свыкнуться с ними.
Хотя у него туманилась голова, где-то в глубине его сознания билась мысль о том, что сейчас происходит очень важное событие в жизни Фебы. Она не должна чувствовать, что находится в его власти, что полностью подчинена его воле, что она слабее его. Слабее не физически, а морально, поскольку не обладает опытом интимных отношений. Если бы он захотел, она стала бы его жертвой, его рабой…
Но он не хотел этого и старался не торопить события. Феба должна естественным образом достичь апогея страсти, вознестись на седьмое небо от счастья…
И действительно вскоре наступила бурная неистовая разрядка. Феба пережила оргазм на глазах Деверелла: он видел, как она корчится и бьется под ним, видел ее искаженное страстью лицо, он чувствовал, как по ее телу пробежала мощная судорога, и затем оно обмякло…
В решающий момент Деверелл, как будто ставя на ней клеймо собственника, наклонился и жадно приник к ее устам, заглушая вырвавшийся из них яростный вопль, после чего сам утратил остатки самообладания. Его инстинкты вырвались на волю из-под жесткого контроля, и он стал с неистовой силой врубаться в ее тело до тех пор, пока не пришел оргазм. Содрогнувшись, он излил мощную струю семени в горячее влажное лоно Фебы, его женщины, его возлюбленной…
Затем он, застонав, скатился с нее и, заключив ее в объятия, затих.
Спустя два часа виконт, откинувшись на мягкие подушки, попытался отвлечься от мыслей о нежном мягком женственном теле, лежавшем рядом с ним.
Они были как будто созданы друг для друга. Его неудержимо влекло к ней. Впрочем, сейчас он хотел на некоторое время забыть о любовных утехах и сосредоточиться на своих планах.
Свечи понемногу догорали, и комната погрузилась в полутьму. Тем не менее глаза Деверелла уже привыкли к тусклому освещению, и он мог без шума встать с кровати, одеться и уйти; однако у него не было намерений покидать Фебу. Виконт боялся, что какое-нибудь событие нарушит установившуюся между ними идиллию. Тем не менее рано или поздно красавице придется понять, что им предстоит вступить в более серьезные и прочные отношения, чем любовная связь. Правда, сначала ей необходимо прийти в себя после пережитого эмоционального и физического потрясения.
К тому же Феба так и не сказала ему самого главного – почему она, состоятельная, хорошо воспитанная девушка благородного происхождения, избрала для себя столь странное занятие – спасение попавших в беду служанок.
Впрочем, о мотивах было нетрудно догадаться: по всей видимости, какой-то ублюдок пытался изнасиловать ее. При мысли об этом Деверелл вскипел от гнева, но тут же постарался взять себя в руки; он не хотел будить Фебу, спавшую у него на плече. Судя по всему, мерзавцу не удалось добиться своего, однако он нанес ей незаживающую душевную травму.
Теперь пришла пора освободить красавицу от ее страхов.
Сегодняшняя ночь явилась важной вехой в их отношениях. Сначала Деверелл намеревался с помощью ласк склонить Фебу к мысли, что она должна выйти за него замуж, но, догадавшись об истинных причинах, заставивших ее несколько лет назад создать агентство и заняться спасением попавших в беду девушек, он изменил свои первоначальные планы и решил сначала доказать ей, что ее страхи – всего лишь легко устранимая помеха, а не серьезное препятствие, мешавшее ей получать наслаждение в объятиях мужчины.
Джослин был уверен, что достиг своей цели. Кроме того, овладев Фебой, он заявил о своих правах на нее, и отныне она безраздельно принадлежала ему одному.
Сегодня вечером мисс Маллесон признала его своим покровителем, а два часа назад он стал ее любовником, и теперь ему оставалось только стать ее супругом. Именно об этих трех ипостасях виконт говорил Фебе, умолчав, правда, о том, что хочет примерить на себя все три.
Повернув голову, Джослин взглянул на Фебу. Она безмятежно спала, и ее роскошные золотистые волосы рассыпались по подушке. В этот момент она была похожа на прекрасную гурию, однако ей предстояло еще многому научиться, чтобы действовать умело, ублажая мужчин.
Джослин погладил ее по бедру, и Феба тут же проснулась; его прикосновения снова возбудили ее. Она залилась бы краской стыда, если бы ее лицо не было уже покрыто румянцем от страсти.
Закрыв глаза, Феба отдалась на волю чувств и прошептала его имя, а Деверелл, склонившись над ней, развел в стороны ее бедра и глубоко вошел в нее. Затем его член медленно покинул ее лоно. Это повторилось несколько раз. Он действовал размеренно, неспешно, и Феба, застонав, лихорадочно сжала мятую простыню, чувствуя, как Деверелл начал делать мощные толчки. Темп его движений ускорялся, и ее бросило в жар, хотя она и без того сгорала от страсти.
На этот раз разрядка наступила быстро. Когда по телу Фебы пробежала мощная судорога, Деверелл замер, а затем снова начал делать толчки, и постепенно Фебу опять охватило возбуждение. Она наслаждалась яркими острыми ощущениями, и ей хотелось тоже доставлять удовольствие, но она не знала, как это сделать?
И тут, подняв ноги, Феба непроизвольно обхватила Джослина за талию, а он глубже вошел в нее, увеличив ее наслаждение. Каждый раз, когда Деверелл входил в нее, Феба устремлялась навстречу ему, стараясь двигаться с ним в одном ритме.
Неожиданно виконт наклонился к уху Фебы, и она почувствовала его горячее дыхание на своем виске.
– Прекратите проявлять инициативу, – прошептал он. – Лежите смирно.
Это было сказано таким серьезным тоном, что у Фебы мурашки побежали по спине.
Почувствовав, что она задрожала, Деверелл дотронулся губами до ее уха, а затем стал целовать ее мочку и шею.
– Вы лежите голая ночью со мной в постели… – снова зашептал он. – Вы – моя, не забывайте об этом. Моя гурия, рабыня, которая должна дарить мне наслаждение и делать все, что я захочу.
Ладонь Джослина погладила ее грудь и живот.
– Я могу брать вас, когда и как захочу, – заявил он. – Я могу врубаться в ваше податливое, нежное, мягкое тело, когда мне будет угодно. Вы беспомощны передо мной и не сможете воспрепятствовать мне.
Феба невольно усмехнулась: она вовсе не чувствовала себя такой уж беспомощной…
Чтобы раззадорить Деверелла, она начала похотливо корчиться и изгибаться под ним, в результате чего его толчки стали еще глубже и мощнее. Он вел себя грубо и агрессивно, и это ей нравилось. Она хотела, чтобы он забыл о ней и сам получал удовольствие, удовлетворяя свое желание, наслаждаясь ее податливым телом.
Феба напрягла мышцы лона, они сократились, сжавшись вокруг его налитого кровью члена, и виконт утратил контроль над собой. Бедра его неистово бились о ее тело, и постепенно огонь страсти охватил их обоих. Это было бурное самозабвенное соитие.
Одновременно достигнув оргазма, они в изнеможении упали на мятые влажные простыни; кровь гулко стучала у них в висках. В ушах Фебы стоял вопль Деверелла – в последний момент он выкрикнул ее имя.
Спустя несколько часов виконт, встав с постели, подобрал с пола свою одежду и начал одеваться.
– Скоро рассвет, мне надо идти, – сказал он, заметив, что Феба проснулась.
Он произнес это с явной неохотой, и сердце Фебы наполнилось радостью. Его нежелание уходить было для нее лучшим комплиментом. События этой ночи сблизили их, и она полагала, что теперь необязательно соблюдать правила приличия и другие условности, поэтому не таясь стала любоваться его мускулистым телом. Она обожала каждую его складку, каждую впадинку, каждую мышцу.
Сев на кровати и подсунув подушку под спину, она пожирала Деверелла глазами и одновременно понимала, что с ней произошла огромная перемена, после того как виконт посвятил ее в таинства любви.
Она была не настолько наивна, чтобы не заметить, что виконт всеми доступными ему средствами – словами, ласками, эротическими фантазиями – пытался совратить ее, завлечь в ловушку; он хотел, чтобы она попала в эмоциональную и физическую зависимость от него. Тем не менее она вынуждена была признать, что он поступал правильно, только так она могла избавиться от былых страхов, терзавших ей душу. Кроме того, это делало наслаждение, которое она получала во время занятий любовью, более острым и ярким.
Виконт видел ее насквозь, он как будто читал ее тайные мысли. Вообще-то ей не нравилась его проницательность, но она не могла отрицать, что с ее помощью он добился больших успехов и сделал их отношения полноценными. Ему удалось мало-помалу преодолеть ее страхи, сделать их такими же излишними, как соблюдение правил приличия или скромность в отношениях любовников.
Благодаря Девереллу Феба испытывала сейчас подлинное блаженство; сладкая истома разливалась по ее телу. Она утолила свою страсть, чувствовала себя в полной гармонии с миром и была признательна своему любовнику за это пьянящее состояние.
Признательна? Феба вдруг нахмурилась, осознав, что ее чувства к виконту вопреки ее воле были намного сильнее, чем простая благодарность; они заставляли ее сердце сжиматься каждый раз, когда она смотрела на него или когда он прикасался к ней. Прежде она никогда не испытывала подобных эмоций.
Глядя на широкую спину Джослина, Феба продолжала размышлять о своих отношениях с этим человеком. Ей не хотелось, чтобы он уходил; прежде она должна получить заверения в том, что они снова встретятся и лягут в одну постель, что они каждую ночь будут спать вместе…
Влечение Фебы только усилилось после того, как они вступили в близкие отношения, но она понимала, что это может спутать ей карты. Ее план, состоявший в том, чтобы закрутить с виконтом кратковременный роман, а потом расстаться, трещал по швам. К тому же теперь он раскрыл ее тайну: ему стало известно о деятельности агентства и ее «маленьком крестовом походе».
События прошлой ночи перевернули всю ее жизнь, и Феба не знала, что ей теперь делать.
«Как мне справиться с этим человеком?» – думала она, наблюдая затем, как Деверелл, встав с кровати, повернулся к ней, наклонился, погладил ее по щеке, а потом нежно поцеловал в губы.
– Будьте осторожны, – шепнул он, – а я заеду к вам сегодня днем.
С этими словами виконт вышел из комнаты, и Феба проводила его долгим взглядом.
Когда дверь за ним закрылась, она со вздохом откинулась на подушки и уставилась невидящим взором в купол темневшего у нее над головой балдахина. Феба понимала, что сейчас не сможет расстаться с Девереллом: ее слишком сильно тянуло к нему. Ей придется встречаться с ним до тех пор, пока она не пресытится любовными утехами и не усвоит те уроки, которые он давал ей в постели. Кроме того, получать наслаждение, ничего не давая взамен, было, на ее взгляд, неблагоразумно: Деверелл стремился сделать ее заложницей своих чувств, и она намеревалась отплатить ему той же монетой. Феба хотела действовать на равных как с виконтом, так и с любым другим мужчиной.
Сейчас ситуация складывалась в пользу Деверелла, и Феба испытывала необъяснимый трепет всякий раз, когда он подходил к ней. Она с нетерпением ждала запретных ласк, от которых приходила в чувственный восторг. Когда он смотрел ей в глаза или дотрагивался до нее самым невинным образом, ей хотелось оказаться в его объятиях и остаться с ним наедине; она мечтала о той минуте, когда он войдет в нее. Интимная близость с ним доставляла ей ни с чем не сравнимое наслаждение, и Феба понимала, что могла заниматься столь страстной любовью только с Девереллом; других мужчин для нее не существовало. Лишь он один мог посвятить ее в таинство половых отношений, в науку, которую она постигала с огромным удовольствием.
Потянувшись, она легла поудобнее, решив, что воспользуется представившимся ей удобным случаем, чтобы перенять у виконта его богатый сексуальный опыт. Это было для нее прекрасной возможностью познать себя, свой темперамент и пережить ту гамму чувств, которую испытывают женщины в минуту истинного наслаждения.
– Тем более что он уже знает о существовании моего агентства… – в полудреме пробормотала Феба и, закрыв глаза, погрузилась в сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману До безумия - Лоуренс Стефани



Милый и интересный роман. Есть какая-то идея, которой служит главная героиня - спасение служанок и гувернанток от совращения их хозяевами. интересна и любовная линия. Советую почитать этот роман.
До безумия - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
8.10.2012, 15.21





На редкость скучнейшее чтиво(хотя другие романы автора читала с удовольствием)
До безумия - Лоуренс Стефаникуся
1.11.2012, 8.13





Интересно увлекательно стоит потраченного времени
До безумия - Лоуренс Стефанилюбовь
18.10.2013, 14.21





Согласна, милый и интересный роман.Можно почитать перед сном. И всё таки загадка кто такой Далзил?Как плохо что нет ещё двух книг про Кристиана маркиз Дерни про самого Далзила "Край делания" и "Мастер любви"(Покорящий любовью)
До безумия - Лоуренс СтефаниАнна.Г
20.02.2015, 18.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100