Читать онлайн Честь джентльмена, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Честь джентльмена - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Честь джентльмена - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Честь джентльмена - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Честь джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

— Дорогая миссис Каррингтон, позвольте представить вам сэра Фредди Кодела! — Леди Хертфорд с лучезарной улыбкой повернулась к Алисии, и та сразу поняла, что это своего рода поздравление с успехом, поскольку обратить на себя внимание сэра Фредди было не так-то просто. Она пробормотала несколько вежливых слов и протянула руку, которую сэр Фредди тут же взял за самые кончики пальцев и при этом грациозно поклонился.
Это был средних лет джентльмен с аристократической внешностью, и Алисия не без удовольствия улыбнулась ему. Через несколько минут она уже выяснила, что сэр Фредди являлся потомком старинного рода, а значит, имел высокое социальное положение: он занимал достаточно ответственную должность в правительстве, обладал внешним лоском и такими изысканными манерами, о которых молодое поколение могло только мечтать, а еще он искал невесту — молодую красивую женщину благородного происхождения.
Не было ничего удивительного в том, что молодая красивая девушка на выданье привлекла его внимание.
Алисия долго не могла решить, должна ли она сразу пресечь притязания сэра Фредди — несмотря на явное к нему расположение; она уже не сомневалась, что в сердце Адрианы все более важное место начинает занимать Джеффри Маннингем.
Сэр Фредди проследил за ее взглядом, брошенным в сторону сестры, стоявшей рядом с лордом Маннингемом.
— Разумеется, я все прекрасно понимаю — красоту всегда больше привлекает молодость, однако очень часто вы, женщины, бываете также чрезвычайно дальновидными…
Алисия посмотрела в бесхитростные и веселые голубые глаза сэра Фредди. Конечно, Джеффри моложе его, однако сэр Фредди был, безусловно, более утонченным джентльменом, а его манеры — абсолютно безупречными; они отличались легкостью и той естественной уверенностью в себе, которую дает многолетний опыт пребывания в самых высших кругах общества. Словом, сэр Фредди вполне мог посоперничать с Джеффри, особенно если речь шла о руке и сердце Адрианы.
Алисия слегка наклонила голову, и губы ее тронула легкая улыбка.
— Если вы хотите присоединиться к компании моей сестры, то я не возражаю.
Вряд ли он, в самом деле, добьется успеха, подумала она, однако не будет особого вреда, если кто-то попробует спутать карты Маннингему, зато Адриана получит возможность самым естественным путем проверить свои чувства.
Сэр Фредди протянул ей руку:
— Не будете ли вы так любезны представить меня вашей сестре?
Слегка придерживаясь за его локоть, Алисия двинулась вслед за ним.
Адриана всегда вела себя очень вежливо со всеми, кто оказывал ей внимание, и у Алисии не было оснований контролировать ее, поэтому, представив их друг другу, она снова удалилась в конец комнаты и присоединилась к леди Хертфорд.
— Его очень высоко ценят в обществе, — прошептала та. — Маркус говорит, что Фредди порой бывает немного упрямым, однако всегда ведет, себя как истинный джентльмен.
Адриана тем временем вовлекла в беседу с сэром Фредди мисс. Тивертон, и леди Хертфорд улыбнулась с довольным видом.
— Ваша сестра такая милая девушка. Кто знает… Если сэр Фредди ее не заинтересует, он, возможно, обратит свое внимание на Хелен. Конечно, он уже человек немолодой, но когда мужчина такого ранга подыскивает себе жену, по крайней мере, можно не сомневаться в том, что намерения у него самые серьезные. К тому же у него солидное состояние — я думаю, не одно поколение его предков владело родовыми поместьями.
Алисия вежливо улыбнулась; пропуская мимо ушей болтовню леди Хертфорд, она время от времени кивала своей собеседнице в знак согласия. Наконец леди Хертфорд ушла, оставив мисс Тивертон и Адриану под бдительным присмотром Алисии. Она внимательно наблюдала за этим кружком, располагавшимся в нескольких шагах от нее, но как только леди Хертфорд перестала ее отвлекать, перед ней тут же возник предмет ее собственных мыслей — Энтони Блейк, виконт Торрингтон.
Ее не на шутку тревожило собственное поведение во время его попыток соблазнить богатую вдову. Она-то всегда думала, что все это не вызовет у нее ни малейшего интереса, а инстинкт сам поможет ей отвергнуть чьи бы то ни было ухаживания… Однако, как оказалось, она проигрывала битву за битвой и все еще продолжала отступать. При этом Алисия никак не могла понять, почему все так происходит. Когда она находилась в его объятиях или просто оставалась с ним наедине, ей казалось, что мир вокруг вдруг начинал куда-то плыть, и вся привычная система координат менялась кардинальным образом. Окружающая действительность фокусировалась исключительно на этом человеке и на ее собственных желаниях — причем таких, которых она раньше у себя даже не подозревала.
Когда Тони был рядом с ней, она видела мир совершенно по-иному, и эта перемена была необъяснима: он будоражил ее, притягивал и зачаровывал, подчиняя ее ум…
Алисия поежилась, усилием воли стряхнула с себя наваждение… и сразу увидела, что сэр Фредди сумел-таки добиться согласия Адрианы на следующий вальс. Заметив нарочито бесстрастное выражение на лице Джеффри Маннингема, она улыбнулась.
Вдруг ее руку сжали чьи-то сильные пальцы. Она обернулась: перед ней стоял он — лорд Торрингтон. Они посмотрели друг на друга как старые знакомые, затем виконт с легкой улыбкой поднес ее руку к своим губам и поцеловал.
— Потанцуем?
Через несколько секунд Алисия уже кружилась по паркету, пытаясь понять, что же с ней все-таки происходит…
Тони не сводил с нее глаз: казалось, ему было вполне достаточно того, что он танцует с ней, описывая один за другим бесконечные круги по залу.
— Это просто какое-то безумие. — Слова Алисии прозвучали еле слышно, почти как простое дыхание.
— Если и так, то мы поражены им оба, — с улыбкой отозвался виконт.
Да, и безвозвратно. В глазах лорда Торрингтона откровенно читалось хищное выражение, намерения его были вполне ясны. Алисия вдруг осознала это, и внутри ее словно что-то оборвалось.
Тони быстро огляделся. Если бы здесь нашлась подходящая комната, он утащил бы ее туда, чтобы как-то поддержать возникшее между ними влечение друг к другу. К сожалению, Крэнборн-Хаус был маленьким, тесным домиком, абсолютно непригодным для тайных свиданий. К тому же здесь находилась ее сестра, и это постоянно отвлекало ее; Тони же вовсе не хотел, чтобы в самый интимный момент она думала о чем-то, другом.
Увидев Джеффри, стоявшего в углу зала с не слишком веселым видом, Тони быстро огляделся. Ему не составило труда заметить среди танцующих Адриану с каким-то уже довольно зрелым господином.
— Кто этот человек, который танцует сейчас с вашей сестрой?
— Сэр Фредди Кодел. Вы знакомы с ним?
Час от часу не легче. Смиряясь с мыслью о том, что еще один вечер останется нереализованным, Тони вздохнул:
— Нет, но я о нем слышал. Очень старинный род. Неужели он интересуется вашей сестрой?
Алисия кивнула и пробормотала:
— Не знаю, насколько силен его интерес, и очень сомневаюсь в том, что он окажется взаимным. Тем не менее…
— Еще один кандидат?
— Угадали! — Алисия лукаво прищурилась.
— Насколько я понимаю, мой лакей уже принят вами на службу?
— Маггс?
Алисия на секунду задумалась. Этот Маггс, судя по всему, был человеком без всяких предубеждений. Принеся с собой письменное представление, он спокойно вошел в дом на Уэйвертон-стрит через заднюю дверь. Его неправильные черты поначалу немного пугали — казалось, будто кто-то однажды расквасил ему лицо, — однако Маггс оказался человеком очень веселого нрава и за каких-то пару часов сумел завоевать расположение кухарки, старой няни Фитчет и — что еще важнее — Дженкинса.
— Пожалуй, он нам подойдет. Я уже говорила вам, мы не испытываем особой необходимости в лакее…
— И тем не менее, — весело сверкнул глазами виконт. — Хотя бы просто ради того, чтобы я спал спокойно.
Алисия кивнула, и таким образом вопрос был решен окончательно.
Вальс закончился, виконт отвел ее на прежнее место неподалеку от Адрианы и остался стоять рядом, продолжая говорить о том, о сем — словом, вести обычный обмен светскими новостями. Проходя мимо, гости задерживались около них на некоторое время, а потом шли дальше. Хотя Алисия старалась не подавать виду, однако ей нравилось то, что он находится рядом, с ним было легко, и вечер казался еще более приятным. Тони был единственным джентльменом, отношения с которым у нее зашли так далеко, но даже сейчас она не знала, как ему это удалось, как вообще такое могло случиться. Но это все-таки случилось, и если она хотела узнать больше, если хотела испытать все то, что бывает между мужчиной и женщиной, ей следовало позволить ему преподать ей эту науку.
По пути домой она продолжала думать о том, каковы были бы последствия, если бы она вступила в связь с лордом Торрингтоном. Он, конечно, сразу понял бы, что она девственница и, следовательно, никогда не была замужем. Впрочем, он все равно вряд ли выдал бы ее: ему это было просто ни к чему; однако существовала другая опасность, и Алисия инстинктивно чувствовала ее, несмотря на всю свою неопытность. Насколько эта опасность реальна, она точно знать не могла, но виконт Торрингтон был аристократом до мозга костей — высокомерным, с явным налетом жестокости, скрываемой за обаятельной внешностью. И еще он был… она старалась подобрать правильное слово, чтобы описать, с каким чувством он смотрел на нее, ласкал ее, целовал… Да, именно так: он был властным!
Властный.
Если она полностью доверится такому человеку, согласится ли он ее потом отпустить? Алисия не была настолько глупой, чтобы упустить из виду этот важнейший момент: ведь если бы она стала его любовницей и открыла ему свой секрет, он оказался бы по отношению к ней практически в таком же положении, в каком когда-то был Раскин, то есть смог бы диктовать ей свои условия. Она тщательно обдумывала возможность такого варианта развития событий, однако, как ни старалась, не могла признать его правдоподобным. Адриана упоминала о том мнении, которое сложилось о Торрингтоне у Джеффри, и оно полностью согласовывалось с ее собственной оценкой: такой джентльмен никогда не станет удерживать женщину против ее воли, поскольку является человеком чести.
И если бы она, в самом деле, стала его любовницей, то, в конце концов, сколько бы времени это ни длилось, он ее все равно отпустил бы.
Таким образом, все эти рассуждения вновь вернули ее к началу — то есть к вопросу о том, как ей быть; к ответу же она не приблизилась ни на йоту. А раз не было возможности принять решение, значит, следовало его отложить, то есть постараться удержать виконта от кульминации, к которой он явно стремится. Если бы ей удалось пройти по самому краю и избежать падения, то как только Адриана будет устроена, а вдова исчезнет… Впрочем, все это были только предположения, а пока, похоже, разработанный ими дерзкий, но слишком прямолинейный план столкнулся с серьезными осложнениями.
Экипаж дернулся и со скрипом свернул на Уэйвертон-стрит, и это оторвало Алисию от ее размышлений. Адриана также почувствовала толчок, открыла глаза и потянулась.
Когда карета остановилась, Алисия взяла в руки шаль, сумочку и с помощью лакея выбралась наружу. Поднимаясь по лестнице к двери дома, она твердо решила хотя бы на время избавить себя от всех этих проблем.
На следующее утро Тони пешком отправился в клуб «Бастион». Физическая нагрузка нужна была ему, чтобы подавить чувство неудовлетворенности, которое прежде посещало его довольно редко. Все дело было, в том, что никогда еще ни одну женщину он не желал так сильно. Хуже того, он прекрасно понимал, что действовать надо медленно, осторожно, ведь его отношения с Алисией строились не на неделю и не на месяц, а навсегда. По его разумению, эта связь должна была стать самой важной в его жизни, а потому заслуживала максимального внимания и уважения.
Правда, Тони никогда не мог себе представить, что за внимание своей будущей невесты ему придется соперничать с ее семьей. Тем не менее, столкнувшись с этим фактом, он в целом отнесся к нему положительно, хотя и предвидел связанные с ним трудности. Будучи единственным ребенком своих родителей, он не имел возможности испытать на себе те отношения, которые для Алисии и ее родных были совершенно естественными. Зато теперь она могла создать для него — и вместе с ним — именно такой дом и такую семью, о которых Тони мечтал. Он же со своей стороны не будет стараться изменить ее.
Теперь ему необходимо было сосредоточить свои мысли на предстоящей встрече с Джарвисом Трегартом и Джеком Уорнфлитом, которые уже ждали его в гостиной клуба, расположившись вокруг знаменитого стола из красного дерева. Там же находился и Кристиан Аллардайс, и когда он вопросительно приподнял брови, Тони жестом сделал ему знак остаться.
— Ты все равно уже что-ЧТО слышал об этом деле, а мне лишняя помощь не помешает, — кратко пояснил он.
Кристиан ухмыльнулся: — Еще бы — тут ведь замешан. Далзил!
— Вот именно.
Усевшись, за стол, Тони кратко рассказал приятелям все, что ему удалось узнать. Рассказал об обстоятельствах его смерти и о его делишках с А.К.
— Вот перечень судов, упоминаемых в записках Раскина, с соответствующими датами. А это… — тут он протянул им лист бумаги, — дни, в которые Раскин получал крупные денежные пожертвования в свой игровой фонд.
Джарвис принялся внимательно изучать список кораблей и дат, сравнивая их с датами поступления платежей. Джек, подсев к нему поближе, тоже стал внимательно всматриваться в бумаги; Кристиан же, оставшись рядом с Тони, внимательно смотрел на них через стол.
— Полагаю, выплаты каким-то образом соотносятся с расписанием движения кораблей?
— Скорее всего. Этот А.К., кто бы ни был предлагал весьма жесткие условия. Деньги выплачиваются только в том случае, если — Джек оторвался от бумаги взглянул на остальных.
— Если информация оказалась полезной, — подхватил Тони.
— А это говорит о том, — пробормотал Кристиан, — что она была нужна для какой-то вполне определенной цели.
— И цель эта, — прибавил Джарвис, продолжая изучать бумаги, — вряд ли была благородной.
— Такой вывод напрашивается сам собой, — согласился Тони, — а значит, нам необходимо установить как именно использовалась эта информация….
— И затем выяснить, кому это было выгодно.
— Совершенно верно… — Тони секунду помолчал. — Вы мне можете в этом как-нибудь помочь?
Джарвис поднял глаза и усмехнулся:
— Я как раз собирался на несколько дней съездить в родные края и мог бы порасспрашивать кое-кого в Плимуте и на окружающем его побережье. — Он взглянул на Тони. — Я думаю, у тебя больше знакомых на островах и на французской стороне, а также здесь, на юго-западе…
— Да, но проблема состоит в том, что столь куцая информация, — Тони кивком головы указал на листы бумаги в руках Джарвиса, — это все, чем мы располагаем. Я по крупицам извлек ее из каких-то обрывочных записей и кратких пометок. Вероятно, в тех сведениях, которые передавал Раскин, содержалось гораздо больше подробностей.
— Но нам эти подробности неизвестны, — подытожил Джек.
— В том-то и дело. Из депеш, проходивших через его руки, Раскин узнавал все, что касалось маршрутов следования кораблей — по крайней мере, в тех случаях, когда они приближались к нашим берегам. — Тони бросил выразительный взгляд на Джарвиса. — Если вам удастся отыскать хоть какой-то намек на возможные последствия этой деятельности, то есть на то, каким образом использовалась полученная информация, я смогу прозондировать почву в нужном направлении. Однако специфика моих связей такова, что если я буду задавать вопросы общего характера, то не получу никакого ответа и — что еще хуже — возможно, спугну того, кто стоит за всей этой операцией.
Впрочем, ему вовсе не требовалось вдаваться в дальнейшие подробности: особенности функционирования сети осведомителей всем присутствующим были и так хорошо известны.
— Можно оставить их у себя? — спросил Джарвис, беря со стола бумаги.
— Да, конечно, — кивнул Тони. — Это копии. Джарвис свернул листы и положил в карман:
— Я постараюсь расспросить кое-кого и выяснить, не было ли сообщений о происшествиях с этими кораблями в указанные здесь дни, и если что-то узнаю, тотчас же об этом доложу.
— Когда мы поймем, где надо искать, я смогу быстро провести необходимые расследования.
— А тебе не приходила в голову мысль, — осторожно спросил Джек, — попытаться навести справки через судоходные компании? Если это торговые корабли….
— Через день-два в город приедет один мой знакомый — в прошлом он занимался примерно тем же, что и мы. Несколько лет назад он, правда, ушел со службы, однако с правилами игры знаком очень хорошо. Сейчас он является владельцем компании «Хендон шиппинг» — это одна из крупнейших линий местного сообщения. У него есть связи в нужных кругах, и я думаю, он сумеет навести справки такого рода, не вызывая ничьих подозрений.
Джек понимающе кивнул:
— Ну и чем же, по-твоему, следует заняться мне?
— Прежде всего самим Раскином, а также тем, как на него вышел А.К. Раскин жил в Бледингтоне, там находится его дом. Хотя он, скорее всего, бывал там не слишком часто, мы не должны упускать из виду этот момент. Поскольку из всех нас ты живешь ближе всего к этим местам, твое появление там, вероятно, не вызовет ни у кого подозрения. Наша конечная цель идентифицировать А.К.: не исключено, что он живет в тех краях, и именно там познакомился с Раскином, а главное — узнал, где тот работает.
— Хорошо. — Джек задумчиво потер подбородок. — Попробую покопаться в прошлом Раскина: может быть, мне удастся обнаружить человека с инициалами А.К., каким-либо образом связанного с нашим клиентом.
— Раз уж ты будешь там… — Тони чуть помедлил, — разузнай заодно все о миссис Каррингтон и о ее семействе — Пивенси. Миссис Каррингтон и семейство Пивенси, по всей вероятности, не были знакомы с Раскином, однако он их знал.
— Каррингтон, Каррингтон, — пробормотал Кристиан. — А ведь это опять «К»!
— Совершенно верно. И, что еще более настораживает, ее полное имя Алисия Каррингтон, то есть «А.К.». Замуж за Каррингтона она вышла примерно два года назад, а, следовательно, четыре года назад еще не была «А.К.». Но именно тогда Раскин впервые начал получать крупные суммы от А.К. Гораздо больше нас могло бы заинтересовать то, что ее покойного мужа (он умер два года назад) звали Альфред Каррингтон. Хотя он также не может быть интересующим нас А.К., однако если принять во внимание, что в семьях постоянно циркулируют одни и те же имена, то мы вправе предположить, что здесь, возможно, существует какая-то связь с Раскином, о которой миссис Каррингтон просто не знает.
— Так-так, — закивал Джек; в одно мгновение из-под его добродушной и приветливой внешности показалось лицо совсем другого — чрезвычайно опасного — человека. — Двоюродный брат, троюродный брат и так далее. Я это все проверю.
Не сговариваясь, все как один дружно отодвинули стулья, встали и начали одеваться.
Уже у самых дверей Кристиан задумчиво произнес:
— Это дельце о транспортном судоходстве явно попахивает крупными махинациями. — Он, прищурившись, посмотрел на Тони, потом перевел взгляд на остальных. Все в этот момент думали об одном и том же: кто-то ловко использовал войну в своих собственных корыстных целях.
— Надо во что бы то ни стало выяснить, как и для чего применялись добываемые сведения, — подытожил Джарвис.
— А главное — кем. — Тони вышел из гостиной вслед, за Кристианом и, помахав друзьям, не оглядываясь, направился к дому.
Возвратившись на Аппер-Брук-стрит, Тони следующие несколько часов занимался неотложными хозяйственными делами. Благодаря стараниям его отца поместья Блейков значительно разрослись, и он твердо решил, что под его управлением состояние семьи также должно и дальше неуклонно улучшаться.
Это умозаключение естественным образом навело его на мысль о семье — то есть о тех людях, ради которых это самое состояние должно было поддерживать.
Когда часы пробили два, он отодвинул бумаги в сторону и пошел в Грин-парк. К полному удовлетворению Тони, Дэвид, Гарри и Мэтью его появлению чрезвычайно обрадовались; Алисия же, наоборот, вела себя очень осмотрительно: она встретила его вежливой улыбкой и настороженным взглядом. Дул свежий ветер — идеальная погода для запуска воздушных змеев, и они провозились целый час, хвастаясь тем, что их змей взлетит выше всех.
— Он у вас застрянет в деревьях, — мрачно пророчествовала Алисия.
— Вздор! Можете быть уверены — уж я-то с ним как-нибудь справлюсь!
— Вы — может быть, а вот они — нет. Она не ошиблась — змей уже вот-вот готов был запутаться в голых ветках деревьев, однако в последний момент Тони успел вмешаться в ход событий и взять бразды правления в свои руки; вскоре парящее создание с тонким длинным хвостом благополучно опустилось на землю.
Дети, сияя от счастья, радостно прыгали вокруг Тони. Алисия наблюдала за тем, как сверкали его глаза и как смягчились в этот момент его обычно суровые черты лица. На нем, как всегда, была очень элегантная одежда: белая сорочка, темно-голубая куртка превосходного покроя; его длинные ноги были обтянуты бриджами из оленьей кожи, заправленными в отполированные до блеска черные ботфорты. Локоны его черных волос живописно развевались на ветру.
Разумеется, лорд Торрингтон был человеком весьма практичным и умудренным опытом — все-таки джентльмен из высшего общества, — но порой Алисии казалось, что она видит того мальчика, каким он был когда-то в далеком детстве, и что сквозь лоск его солидной взрослой внешности проступает открытая мальчишеская натура.
Встретившись с этим его мальчишеским взглядом, Алисия, улыбнувшись, спросила:
— А как насчет чая?
Дети тотчас же хором принялись уговаривать виконта, и тогда он, не сводя с нее глаз, вежливо ответил:
— Благодарю вас, я бы не отказался.
В итоге они вместе отправились на Уэйвертон-стрит; позади всех шел Маггс с воздушным змеем в руках.
Чаепитие прошло в уютной, дружеской атмосфере. Когда Маггс подал чай, мальчики засыпали Тони вопросами о том, что их в последнее время больше всего интересовало — о лошадях, фаэтонах и прочих экипажах, а также о бегах, — не забывая поглощать свои любимые булочки с джемом. Что до Адрианы, то она, как всегда, обдумывала фасоны платьев, шляпок и всевозможных аксессуаров к ним.
Внезапно Алисия наклонилась к сестре и прошептала:
— Я получила ответ от мистера Кинга — он соберет нужные сведения и послезавтра отобедает с нами.
Адриана подняла глаза: — Хорошо. Если есть какие-то препятствия, лучше узнать о них сразу…
Хотя Тони не слышал, о чем говорили сестры, однако их перешептывание не ускользнуло от его внимания. Он решил, что надо будет поинтересоваться у Джеффри, насколько серьезны его намерения. Ему не хотелось, чтобы Алисия постоянно беспокоилась о намечающемся романе — пусть лучше все свое внимание она уделит ему. В это время Маггс, вернувшись за подносом с пустой посудой, бросил на Тони быстрый взгляд, значение которого тот прочел с легкостью: пока никаких новостей нет. Затем по команде Алисии дети встали из-за стола и, попрощавшись, отправились готовить уроки. Когда они выходили из комнаты, Тони украдкой посмотрел на Адриану. Она заметила этот взгляд и улыбнулась в ответ с видом заговорщика. Собрав свои бумаги, она тоже поднялась и, бросив беспечно Алисии: «Я буду у себя», вслед за братьями вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.
Тони сразу же пересел на то место, где сидела Адриана, и оказался рядом с Алисией.
— Вы… э-э… узнали что-нибудь о Раскине и о том, что он замышлял? — Она слегка растерянно посмотрела на него.
Тони по своей профессиональной привычке собирался уже ответить «нет», чтобы сразу перевести разговор в другое русло, однако вспомнил о недавно данном себе обещании — ничего от нее не скрывать…
— Пока конкретного мало — идет сбор всевозможных справок. — Сунув руку в карман, он достал листы бумаги, на которых были указаны выписанные им из заметок Раскина названия кораблей, даты и суммы платежей. — Вот! — Откинувшись на спинку стула, Тони вытянул ноги. — Это все, что у нас есть на данный момент.
Он держал бумаги в вытянутой руке, и Алисия, немного поколебавшись, наклонилась ближе, чтобы взглянуть на них. Слегка касаясь его плечом, она стала подробно знакомиться с содержанием бумаг, собираясь вести разговор исключительно о проводимом им расследовании — это была вполне уместная и относительно безопасная тема. Правда, он все равно вряд ли упустит возможность каким-нибудь способом привести ее в смятение! Почерк у Тони был четкий и аккуратный, но очень мелкий, так что ей пришлось прижаться к нему сильнее. Кивком указав на бумаги, она неуверенно спросила:
— Эти даты… Они, кажется, каким-то образом соотносятся друг с другом — конечно, не с абсолютной точностью, но все же…
— Да, — подтвердил Тони. — Мы тоже так считаем.
Он без дальнейших вопросов рассказал ей, что означают эти бумаги, И даже пояснил, что надеялся выяснить у судовладельцев, моряков и портовых служащих и как все это может повлиять на дальнейший ход расследования.
Несомненно, это был самый захватывающий рассказ, который ей когда-либо приходилось слышать. Алисия испытывала сильное желание каким-то образом помочь ему разгадать наиболее таинственную загадку — кому и для чего нужны были полученные от Раскина сведения. Она очень хотела что-нибудь сделать в этом направлении: ведь скорое окончание следствия лишит, наконец, лорда Торрингтона удобного предлога, которым он пользовался, чтобы регулярно навещать ее и быть рядом с ней. Алисия даже хотела спросить, может ли она как-нибудь помочь, как вдруг ее осенило: а зачем, собственно, спрашивать? Протянув руку, она взяла у него бумаги.
— Можно мне снять для себя копии с этих документов? Виконт удивился, но все же кивнул:
— Пожалуйста, если хотите.
Алисия встала и прошла в другой конец комнаты к секретеру, стоявшему у стены между окнами. Тони молча наблюдал, как она села, вынула из ящика лист бумаги и принялась снимать копию. Косой луч падал на ее волосы, и они отливали медным цветом. По вечерам Алисия сворачивала их в кольца и поднимала до самой макушки, а днем эти тяжелые кольца были аккуратно закреплены на затылке, своим темным шелковистым блеском оттеняя ее бледную кожу. Ему тут же захотелось распустить эти пышные пряди по ее обнаженным плечам, чтобы они стали похожи на роскошную вуаль, прикрывающую ее прелестное тело. В этот момент Алисия бросила на него быстрый взгляд, и Тони нахмурился.
— Что вы собираетесь делать с этими бумагами? Она отложила перо, промокнула листы и, поднявшись, повернулась к нему.
— Не знаю. Но если они будут у меня, я могу что-нибудь придумать…
Тони недовольно хмыкнул:
— Если у вас появится какая-то ценная мысль или если вы что-нибудь узнаёте, обещайте немедленно сообщить мне.
Алисия на несколько секунд задумалась и затем кивнула в знак согласия:
— Обещаю.
А что еще она могла сделать?
Когда она подошла, чтобы вернуть оригиналы, Тони медленно перевел взгляд с ее лица вниз и потянулся за бумагами, но неожиданно схватил ее за запястья и крепко сжал их. Алисия не успела и глазом моргнуть, как уже оказалась у него на коленях. Барахтаясь в своих пышных юбках, она отталкивала его и старалась поскорее привести себя в порядок.
— У нас есть еще немного времени… — раздался прямо около уха его сдавленный голос.
«Бороться, бороться, бороться…» Алисия набрала в легкие побольше воздуха и подняла глаза. В этот момент его губы прижались к ее губам. Она ответила ему столь же страстным поцелуем, не успев даже сообразить, что делает. При этом он выдернул из ее застывших пальцев листы бумаги, свернул их и сунул к себе в карман, а потом обхватил ее обеими руками и крепко сжал в своих объятиях. И вновь началась все та же захватывающая игра. Перебирая пальцами его волосы, Алисия совершенно забыла обо всем. Ее чувства вновь вернулись к ней лишь тогда, когда Тони стал расстегивать на ней платье…
Сделав огромное усилие, она все же оторвалась от него. Видимо, он никак не ожидал этого и поэтому не успел ничего предпринять, однако тут же попытался ее успокоить:
— Не бойся, мальчишки сидят наверху, и Адриана тоже. Дженкинс присматривает за детьми, а остальные находятся на кухне. В ближайшие полчаса сюда никто не войдет.
Полчаса? Что он собирается делать целых полчаса?
— Это… — У Алисии пересохли губы, она с трудом справлялась с охватившей ее дрожью. — Это… действительно слишком…
О Боже! Она тотчас же забыла все, что хотела сказать, как только его рука проскользнула к ней под корсаж, а проворные пальцы прикоснулись к ее коже. Это был какой-то чувственный шок. Алисия закрыла глаза, но вдруг судорожно открыла их вновь.
— Не надо сопротивляться — просто расслабься и наслаждайся.
— Нет! То есть… — Она хотела быть решительной, но ничего не получалось: положение казалось ей безвыходным. — Я… вы… Мы не можем… — Она застонала, так и не закончив фразы.
Тони еще решительнее стиснул ей грудь, отчего желание ее только усилилось.
— Я же говорю тебе — ничего не бойся. Если хочешь, мы не будем спешить.
Эти слова с трудом донеслись до нее, преодолев сплошной туман в ее голове. Тем временем он обнажил ей плечи…
— Мы будем все делать очень медленно, — продолжал рокотать его голос, — будем наслаждаться каждой секундой, каждым вздохом, каждым прикосновением…
Ее по-прежнему колотила нервная дрожь. Он наклонился еще ближе и, почти касаясь ее лица, спросил:
— Ты этого хочешь?
— Да, — еле слышным шепотом произнесла Алисия.
— Хорошо, — прошептал он и скрепил этот договор поцелуем.
От этого поцелуя у Алисии закружилась голова, и она едва не лишилась чувств. По жилам ее разлилось приятное тепло, а по венам пробежал легкий огонь, когда его рука отправилась блуждать по всему ее телу…
Он ласкал ее через одежду — не только грудь, но и плечи, спину, пока, наконец, не добрался до округлых ягодиц. В этот момент она стала судорожно глотать воздух, но он не отпускал ее — наоборот, продолжал еще более страстно ласкать; потом Алисия почувствовала его горячую ладонь у себя на животе и еще ниже — сквозь тонкую ткань платья он осторожно исследовал ложбинку между ее ног. Ей казалось, что все нервы ее тела звенят, как струны, а вспыхнувший где-то в глубине тела жар подступает к самой поверхности кожи.
Наконец Тони постепенно прекратил свои ласки и стал потихоньку ее отпускать.
— Если хочешь, мы будем все делать медленно. Очень, очень медленно, — произнес он, еще раз прикоснувшись к ее губам.
Она с трудом взглянула на него из-под своих отяжелевших век и увидела в его глазах пылающий огонь; Это было подтверждение: именно этого она и хотела.
Впрочем, Алисия совсем не была уверена, что сумеет пережить такое блаженство.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Честь джентльмена - Лоуренс Стефани



слабенько, если четсно
Честь джентльмена - Лоуренс Стефаниtonia
23.10.2011, 1.00





А мне роман очень нравиться. Причем читаю его уже не первый раз.
Честь джентльмена - Лоуренс СтефаниЛилия
22.11.2012, 21.23





Интересно как и все романы с.л.
Честь джентльмена - Лоуренс Стефанилюбовь
20.10.2013, 23.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100