Читать онлайн Честь джентльмена, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Честь джентльмена - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Честь джентльмена - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Честь джентльмена - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Честь джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Оставив гостеприимный дом леди Мод, Энтони отправился в клуб «Бастион», где сразу же погрузился в одно из стоявших в библиотеке мягких кожаных кресел.
— Благословенное место! — Со вздохом произнеся эти слова, он подмигнул Джеку Уордфлиту, сидевшему по соседству и читавшему свежий номер «Спортивной жизни», затем отпил глоток бренди и, откинувшись на мягкий подголовник, предался приятным размышлениям.
Энтони размышлял о своей жизни — прошлой, настоящей и будущей. Прошлое уже позади: оно закончилось вместе с победой при Ватерлоо. Настоящее — всего лишь некий мост от прошлого к будущему. Что же касается самого будущего, то…
Впрочем, чего же он действительно хочет? В памяти его вспыхивали обрывки воспоминаний, и главными среди них были воспоминания о теплых дружеских компаниях и тех редких моментах близкого общения среди долгих лет одиночества, в которых всегда присутствовали дух товарищества, ощущение единой цели, любовь к жизни и стремление к справедливости.
Далзил, упомянув об Уитли, напомнил ему о Джеке Хендоне. В последний раз он видел Джека запутавшимся в сетях его очаровательной жены и беспомощно барахтавшимся под ласковым нажимом ее изящного каблучка. Перед его глазами пронеслась благостная картина: Кит со старшим сыном на руках и Джек, стоящий рядом с ними.
Джек и Кит должны были на этот сезон приехать в Лондон; неплохо бы снова с ними повидаться — и не только для того, чтобы возобновить знакомство, но и чтобы еще раз попытаться понять, в чем секрет счастливого брака.
Молодого виконта снова охватило беспокойство, которое не посещало его уже несколько часов. Опорожнив стакан, он отодвинул его в сторону и поднялся с кресла, а затем, кивнув Джеку в знак прощания, покинул клуб.
Лондонские улицы в этот час казались тихими и пустынными: завсегдатаи светских балов уже разъехались по домам, а закоренелые холостяки расползлись по своим клубам, барам и разного рода частным салонам. Тони шел очень медленно, слегка покачивая тростью. Он был полностью погружен в свои мысли и тем не менее все время был начеку, так что ни один из маячивших в темных подворотнях подозрительных субъектов не рискнул к нему приставать.
Дойдя до своего дома на Аппер-Брук-стрит, он поднялся по ступеням и принялся искать ключ от дверей… но тут, к его удивлению, дверь отворилась сама.
Хангерфорд уже стоял на пороге, готовый помочь ему снять пальто и принять у него трость. В холле горели свечи, и ждал наготове еще один лакей. Джентльмен, бывший у вас сегодня утром, опять пришел, милорд. Он непременно хотел дождаться вашего возвращения. Я разместил его в библиотеке.
— Далзил?
— Он самый, милорд.
Тон Хангерфорда показывал, что он не хуже хозяина знает, что Далзил отнюдь не тот человек, которому можно не подчиниться, а тем паче чинить препятствия.
По выложенному зелено-белым кафелем полу Тони направился к библиотеке.
Подойдя к ее дверям, он какое-то мгновение постоял неподвижно, а затем вошел внутрь.
Далзил, сидя в кресле и держа в длинных пальцах почти пустой графин из-под бренди, поприветствовал Тони смешной и немного циничной гримасой. Виконт с опаской оглядел представшую перед его глазами картину, даже не пытаясь скрыть своего удивления, но Далзил лишь улыбался, как будто не находил в ситуации ничего необычного.
— Ну-с?
Виконт прошел к подносу с напитками и налил себе бренди — не из желания выпить, а скорее просто для того, чтобы хоть чем-то занять себя. Он протянул графин Далзилу, но тот лишь покачал головой. Тогда Тони поставил графин на место, взял стакан и пошел к другому креслу.
— Итак, чем я обязан этому… неожиданному визиту? Оба прекрасно понимали, что говорить о каком-то удовольствии в данном случае было бы совершенно неуместно.
— Мы с вами довольно долгое время проработали вместе. Кивнув, Тони сел.
— Тринадцать лет. Но я больше не работаю на правительство…
Темные глаза Далзила, сощурившись, превратились в узкие щелки.
— Бывают такие дела, мой друг, в которых я не могу использовать менее опытных людей, а в данном конкретном случае ваш исключительный опыт делает вас настолько идеальным кандидатом, что было бы глупо упускать такой шанс!
— Но Бонапарт на острове Святой Елены, с французами покончено…
Далзил усмехнулся:
— Я имел в виду тот опыт, который вы приобрели, сотрудничая с Уитли, а также вашу превосходную способность всесторонне оценивать ситуацию и схватывать главное.
— Какая же именно ситуация беспокоит вас теперь?
— Смерть Раскина. — Далзил сосредоточенно наблюдал, как бренди в стакане, зажатом у него в руке, переливается янтарными огнями. — Дело в том, что когда мы стали разбирать его бумаги, в них обнаружились кое-какие подозрительные вещи… например, краткие сведения о кораблях, взятые из различных документов адмиралтейства. По всей видимости, они являются набросками для каких-то более официальных сообщений.
— И все это не имеет никакого отношения к его должностным обязанностям?
— Никакого. Уильям Раскин отвечал за сбор таможенных пошлин с торговых судов, поэтому имел доступ к внутренней информации; в его обязанности также входили расчеты ожидаемого времени прибытия судов в наши порты, но среди бумаг мы обнаружили также данные, относящиеся к движению кораблей через Ла-Манш, особенно на его входе и выходе. Для исполнения его непосредственных обязанностей такие подробности явно не требовались. — Далзил сделал паузу, затем добавил: — Самым неприятным во всем этом является то, что годы, которые охватывают эти записи, с 1812 по 1815-й.
— Так вот оно что! — Как и предсказывал Далзил, Тони сразу понял суть сделанного уточнения.
— Теперь вы понимаете, почему я здесь. И Уитли, и я — мы оба крайне заинтересованы в том, чтобы узнать, кто убил Раскина, а главное — почему.
Тони на минуту задумался, затем с неожиданным любопытством взглянул на гостя.
— Но почему именно я?
Конечно, он и сам вполне мог догадаться, однако ему хотелось услышать подтверждение своих мыслей.
— Потому что из многочисленных правительственных служб есть люди, так или иначе замешанные в этом деле. Маловероятно, что Раскин сам использовал полученную им информацию: скорее всего кто-то знал о том, что он имеет к ней доступ, и этот неожиданный субъект может до сих пор занимать достаточно высокую должность и знать всех оперативников Уитли. О вас же ему ничего не известно. — Далзил помолчал. — Правда, один-единственный раз вы все же сотрудничали с людьми Уитли, когда проводили операцию вместе с Джонатоном Хендоном и Джорджем Смейтоном. Они оба сейчас в отставке; слава Богу, живы и здоровы. Хендон занимался раньше морскими перевозками, однако с Раскином никаких контактов не имел — я это уже проверил. Последние несколько лет Хендон и Смейтон безвыездно жили в Норфолке, имея в Лондоне дела только чисто светские или чисто коммерческие. Резонно предположить, что ни один из них не представляет для вас угрозы, а из остальных сотрудников Уитли, насколько мне известно, больше никто не знал о том, кем на самом деле был Антуан Бальзак.
Тони кивнул в знак согласия. Антуан Бальзак составлял значительную часть его прошлого.
— Вдобавок ко всему именно вам довелось обнаружить труп. — Далзил встретился взглядом с Тони, — Так что выбор очевиден: вы — идеальная кандидатура.
Тони поморщился и заглянул в свой стакан. Ему казалось, что его снова настигло прошлое, и теперь это прошлое старается утащить его назад за собой; ему же идти туда определенно не хотелось. Но, увы, в данном случае Далзил был совершенно прав: именно его кандидатура является очевидно лучшей… и к тому же тут замешана, хотя и косвенно, Алисия Каррингтон… А уж Алисия-то как раз отнюдь не. являлась частью его прошлого!
— Ну, хорошо, — произнес, наконец, он, поднимая глаза. — Я постараюсь что-нибудь сделать. Возможно, мне удастся обнаружить какие-то связи…
Далзил кивнул и отставил стакан в сторону. — Уильям Раскин работал в главном здании министерства сборов и доходов, в Уайтхолле, — уточнил он и затем подробно описал само здание, нужный этаж и кабинет. — Я просил, чтобы у него в кабинете ничего не трогали, и надеюсь, к моей просьбе прислушались. Естественно, я не обзаводился никакими секретными допусками, так что дайте мне знать, если они вам понадобятся.
Тони слегка наклонил голову. Разумеется, Далзил прекрасно знал, что никаких секретных допусков бывший тайный агент просить не станет.
— Раскин снимал квартиру на Бери-стрит, в доме номер 23. Его имение, Кроутон-Холл, находится около Бледингтона в Глостершире, как раз у самой границы северного Оксфордшира, к юго-востоку от Чиппинг-Нортона — ближайшего к нему; торгового центра.
Виконт напряг свою память, однако, увы, Англию он знал далеко не так хорошо, как Францию.
— У него остались старушка мать и незамужняя старшая сестра — обе живут в Кроутон-Холле и никуда не выезжали оттуда более десяти лет, однако Раскин в последние годы иногда наведывался к ним. Вот все, что нам на сегодня о нем известно.
— У него были какие-нибудь пристрастия?
— Вот это вам придется выяснять самому, как и многое другое. Естественно, мы не можем действовать открыто.
— А его смерть… у вас уже есть результаты вскрытия?
— Я вызывал Прингла для доклада. По его словам, Раскина закололи тем самым кинжалом, который нашли вы… Весьма профессионально всадили под ребра. Судя по углу, под которым был нанесен удар, в точке проникновения лезвия, убийца был правшой и находился в момент нападения чуть-чуть сзади от жертвы…
— То есть, — Тони отхлебнул бренди, — это был его знакомый.
— По крайней мере, кто-то из тех, кого он никак не подозревал в преступных намерениях.
Например, женщина в бледно-зеленом шелковом платье… Виконт с неожиданным интересом взглянул на Далзила.
— А Прингл не выдвинул каких-либо предположений о приметах убийцы — рост, телосложение и тому подобное?
Далзил привычно прищурил глаза.
— Это человек почти такого же роста, как и сам Раскин, и, разумеется, достаточно сильный.
— А какого роста был Раскин?
— Чуть пониже меня и на полголовы ниже, чем вы. Тони почти не скрывал своего облегчения.
— Да, не густо. И больше ничего?
— Ничего.
Далзил неторопливо поднялся и направился к дверям, Тони последовал за ним. Если будут какие-нибудь новости, я пришлю вам весточку.
— А если новости будут у меня? — Далзил вопросительно посмотрел на хозяина дома. — Куда мне направлять свое сообщение?
— Сюда. К черному ходу, — секунду подумав, решил Тони. — Мой дворецкий — надежный человек, и весь персонал служит у меня уже долгие годы.
Далзил кивнул, и они вышли в холл. Затем Тони проводил его на улицу, запер входную дверь и вернулся в библиотеку. Быстро подойдя к одному из книжных шкафов, он принялся внимательно просматривать надписи на корешках книг, затем достал с полки огромный том и направился с ним в тот угол комнаты, где горела настольная лампа. Раскрыв книгу, он стал просматривать карты английских графств, перелистывая страницы до тех пор, пока не дошел до карты Оксфордшира. На самом севере графства он нашел Чиппинг-Нортон и Бэнбери и после небольшого анализа легко убедился, что дом Алисии Каррингтон располагался не более чем в десяти милях от имения Раскина.
Закрыв атлас, Тони неподвижно уставился в одну точку, пытаясь сообразить, насколько вероятно для сельской Англии, чтобы, принадлежа к одному социальному кругу и живя почти по соседству, Раскин и Алисия Каррингтон, урожденная Пивенси, до приезда Алисии в Лондон никогда не встречались.
Ответ напрашивался сам собой. Раскин в последние годы не часто бывал в Бледингтоне; Алисия Каррингтон всего лишь сказала ему, что они с сестрой оттуда родом, однако вполне может быть, что ее дом и сейчас там — например, это мог быть дом ее мужа… Скорее всего, она имела в виду именно его дом, а не тот, где провела большую часть своей жизни.
Поставив книгу обратно на полку, Тони направился к дверям. Конечно, ему все придется еще раз проверить, но этим он займется позже, а пока надо было как можно скорее — до того как поползли слухи о внутреннем расследовании по делу Раскина — обыскать его кабинет.
Министерство, располагавшееся в Уайтхолле, строго охранялось как снаружи, так и внутри, однако для человека, хорошо знакомого с его многочисленными запутанными коридорами, оно было не столь уж недоступным. Дело обстояло даже еще проще: кабинет Раскина располагался на первом этаже в задней части здания, а его небольшое окно выходило на глухую стену.
В четыре часа утра в здании министерства было пусто, холодно и безлюдно. Швейцар храпел у себя в каморке внизу, так что Тони мог безбоязненно зажечь лампу.
Сначала осмотрел письменный, столу затем методично обыскал весь кабинет, складывая все, что могло иметь хоть какое-то отношение к делу, посреди стола, а когда не осталось ничего интересного, разложил найденное по огромным карманам своего пальто.
Погасив лампу, Тони выскользнул из здания: и пошел домой, не сомневаясь, что даже при тщательном осмотре никто не обнаружит следов обыска.
Несмотря на хлопоты минувшей ночи, уже в; полдень виконт снова вышел из дома и направился к Бери-стрит. Это: был шикарный район для неженатых джентльменов, рядом с которым располагались многочисленные клубы, а также Мейфэр и резиденция правительства.
Дом номер 23 представлял собой ухоженное: трехэтажное строение. Постучав в дверь, Тони объяснил хозяйке, что в свое время он работал вместе с мистером Раскином: и теперь его послали проверить, не осталось ли в квартире каких-нибудь бумаг, принадлежащих таможенному ведомству.
Когда хозяйка провела его в квартиру на первом этаже, состоявшую из нескольких комнат, он поблагодарил ее и пообещал, что, уходя, вернет ей ключ. Смерив его взглядом, она кивнула:
— Ну что ж, тогда я вас оставляю.
Дождавшись, когда женщина спустится вниз по лестнице, Тони вошел в гостиную и, закрыв за собой дверь, приступил к обыску.
Очень быстро он обнаружил, что в квартире до него кто-то уже побывал — об этом Тони сказала пачка старых долговых расписок, лежавшая поверх свежей корреспонденции в потайном ящике письменного стола. Он не сомневался, что ни Далзил, ни Уитли никогда бы не позволили, чтобы в дело, порученное ему, вмешивался кто-нибудь еще; следовательно, человек, рывшийся до него в бумагах Раскина, принадлежал к «противоположному лагерю», что косвенно подтвердило и сам факт существования этого самого «другого лагеря». По-видимому, кто-то очень боялся, что в квартире Раскина могут находиться некие компрометирующие документы, и счел необходимым эти документы поскорее из нее изъять.
Впрочем, Тони не слишком беспокоился по этому поводу. В делах такого рода всегда остаются какие-то следы и обнаруживаются связующие нити, а он как раз и был экспертом по обнаружению и изучению этих едва различимых, но вполне реальных связей.
Взять, к примеру, долговые расписки. Он не стал пока подробно их анализировать, но беглый взгляд показывал, что долги регулярно погашались. Кроме того, судя по указанным в них суммам, доходы Раскина значительно превышали его жалованье государственного чиновника.
Засунув записки в карман, Тони решил, что его следующим шагом как раз и должен стать поиск этого дополнительного источника дохода.
Сделав оттиск ключа, он вышел в коридор, запер за собой дверь и вернул ключ хозяйке с. тем характерным выражением скуки на лице, которое свойственно государственным служащим.
Очутившись на улице, Тони направился к Торрингтон-Хаусу. Ему потребовалось несколько часов на то, чтобы тщательно изучить и сопоставить свои находки, однако день был в самом разгаре, и у него все еще сохранялась возможность встретиться с Алисией Каррингтон и потребовать от нее без утайки рассказать все, что ему нужно. Какой-то участок его мозга ни на минуту не переставал работать над этой проблемой и вот, наконец, час назад выдал прекрасное решение поставленной задачи.
Но сначала следовало освободить карманы и дать Хангерфорду возможность накормить своего хозяина. Два часа пополудни — вот, пожалуй, самое удобное время для того, чтобы постараться еще немного расшатать оборону миссис Каррингтон.
Тони нашел ее именно там, где и предполагал, — в Грин-парке, вместе с тремя ее братьями и еще каким-то пожилым господином, по-видимому, воспитателем.
Два старших мальчика возились с бумажным змеем, воспитатель помогал им. Младший держал в руках бейсбольную биту и мяч, Алисия изо всех сил старалась достойно исполнять роль его партнерши по игре.
Несколько минут Тони наблюдал за ними, оценивая обстановку. Вспомнив рассказ Алисии о ее чертенятах, он ухмыльнулся. Мальчики были крепкими, здоровыми ребятишками, с розовыми щечками и блестящими каштановыми волосами, — шумные и подвижные, они, тем не менее, послушно исполняли все требования старшей сестры.
Наконец он решительным шагом направился в их сторону. Алисия стояла спиной к нему, держа в руке биту. Младший из братьев бросил ей мяч, и она отчаянно метнулась к нему, но промахнулась, и мяч, просвистев мимо, дал Тони прекрасную возможность начать разговор.
Остановив мяч ногой, он легким ударом подбросил мяч вверх и затем, поймав, переадресовал мальчику. Потом он потянулся к бите в руке Алисии.
— Вы позволите?
Взгляд Алисии выразил крайнюю степень удивления:
— Что вы здесь делаете?
— Играю в мяч. — Виконт плавно махнул рукой. — Если вы станете вон там, то сможете отбивать мои удары…
Мэтью немедленно подбежал к ним.
— Она плохо отбивает, — надув губы, пожаловался мальчуган.
Виконт улыбнулся:
— Ну что ж, тогда нам придется дать ей возможность немного поупражняться. Готовы?
Алисия, как заколдованная, сделала несколько шагов в указанном ей направлении. Впрочем, она далеко не была уверена, что поступает правильно…
Некоторое время Тони выступал в качестве руководителя игры, и лишь когда Дэвид и Мэтью сыграли по очереди на позиции отбивающего, Алисия объявила перерыв.
— Пойдемте домой — нам пора пить чай. Раскрасневшиеся и сияющие от счастья мальчики сразу же подбежали к ней.
— А можно, — спросил Дэвид, дергая ее за рукав, — Тони тоже пойдет с нами пить чай?
Алисия посмотрела в умоляющие глаза Дэвида. Ах, вот как — лорд Торрингтон для них уже был Тони! Не слишком ли рискованно?.. Впрочем, Дэвид больше всех братьев здесь, в Лондоне, чувствовал себя одиноким, да и что, в конце концов, мог им сделать этот человек?
— Если мистер Торрингтон сам захочет… — с улыбкой ответила она.
— Пойдем с нами! С нами! — сразу же раздался дружный хор голосов.
— Ну, раз ваша сестра не против… — Виконт с притворным сомнением взглянул на Алисию.
— Если вы не возражаете против того, чтобы попить чаю вместе с детьми, что ж, тогда, пожалуй, присоединяйтесь к нам…
Он улыбнулся ей в ответ — на этот раз не только одними губами, но и черными, как уголь, глазами; будь у Алисии с собой веер, она в этот момент непременно закрылась бы им.
— Благодарю вас. С удовольствием присоединюсь! — Тони слегка поклонился.
Мальчики тут же радостно схватили за руки своего нового знакомого, окружили кольцом и всю дорогу до Уэйвертон-стрит прыгали вокруг и чуть не замучили всевозможными вопросами.
Алисия поначалу шла вместе с Дженкинсом позади них, прислушиваясь к их разговору, но затем она ускорила шаг и поравнялась с Мэтью, который семенил рядом с Тони, держа его за руку и глядя на него обожающим взглядом снизу вверх.
— А где вы служили — в армии или на флоте? — поинтересовались малыши.
— В армии — в гвардейских частях.
— И вы участвовали в битве при Ватерлоо?
— А как же!
— И в атаку вы ходили?
Тут уж Алисия, не выдержав, решила, что пора вмешаться в их разговор:
— Дети, давайте не будем хотя бы во время чаепития разговаривать об атаках и битвах!
Лорд Торрингтон искоса бросил на нее быстрый взгляд.
— Ваша сестра совершенно права: война — это вовсе не так уж весело. Там страшно и жутко, я бы даже сказал, ужасно…
Глаза у Дэвида округлились, однако на Гарри эти слова, казалось, не произвели никакого впечатления.
— А я… — Гарри заморгал глазами, — я, когда вырасту, буду майором в гвардии. Или в кавалерии.
— Я был майором и там, и там… и посоветовал бы тебе еще раз обо всем этом хорошенько подумать, — без тени иронии заметил виконт. — К тому же воевать нам теперь больше не с кем, а служить в кавалерии в мирное время вовсе не так здорово, как ты думаешь.
Занятые разговорами, они даже не заметили, как подошли к дому. Тони взмахом руки велел мальчикам проходить вперед, а сам остановился, пропуская хозяйку.
Быстро поднявшись на крыльцо, Алисия открыла дверь, и дети весело запрыгали по ступенькам.
— Дженкинс, не могли бы вы приказать подавать чай? — обратилась Алисия к слуге.
— Конечно, мэм!
Когда Дженкинс, поклонившись, вышел, Алисия повернулась к виконту:
— Благодарю вас за ваши слова.
Тони секунду изучающе смотрел на нее, а затем, слегка приподняв бровь, проговорил:
— Я сказал чистую правду.
«Однако мало кто из бывших гвардейских майоров осмелится признаться в этом», — добавил он про себя.
Легким наклоном головы Алисия пригласила его следовать за ней в гостиную, располагавшуюся в задней части дома, где они всей семьей чаще всего проводили время. Здесь мальчики могли отдохнуть и подурачиться, не боясь испортить мебель, — обстановка в комнате была далеко не новая, но Алисию это мало заботило: она уже успела предупредить гостя, что они идут пить чай в детскую.
В гостиной они нашли Адриану, сосредоточенно разглядывавшую иллюстрации из последнего журнала мод. Увидев лорда Торрингтона, девушка приветливо улыбнулась ему и поднялась, а затем после взаимного обмена любезностями все расселись по своим местам. Но даже в этой довольно просторной комнате Алисия физически ощущала присутствие Тони и его силу.
Адриана, чтобы не дать возникнуть неловкой паузе, поинтересовалась, каким образом Тони очутился у них, и он стал подробно рассказывать ей историю о прогулке в парке и об игре в мяч. Время от времени он посматривал на Алисию, и на его губах появлялась ироническая улыбка.
Лишь когда к ним снова присоединились дети, влетевшие в комнату шумной ватагой, Алисия с облегчением перевела дух.
Наконец появился и Дженкинс с подносом, и она стала разливать чай, в то время как ее братья, демонстрируя образцовое поведение, предложили гостю блюдо со сдобными булочками.
В три приема покончив с булочкой, виконт вытер пальцы салфеткой и, принимаясь за чай, заговорил:
— Дети, ваша сестра сказала, что вы живете в Уорикшире. Интересно, какие там у вас есть развлечения? Как насчет охоты на дичь или травли зверя?
Дэвид наморщил нос:
— Ну, есть рыбалка, есть дичь, а зверей в наших краях не так уж много — это ведь юг Уорикшира…
— Звери есть возле Бэнбери, а у нас нет, — прибавил Гарри, размахивая недоеденной булочкой.
— В общем-то, — попытался вывернуться Дэвид, — в Чиппинг-Нортоне есть одна совсем небольшая свора собак, но разве это настоящая охота!
От Тони не ускользнуло, что, как только дети стали упоминать названия городов, Алисия вся напряглась, и он решил усилить нажим.
— Чиппинг-Нортон? Это что — ближайший к вам город? Один мой друг живет как раз в тех краях.
Алисия подалась вперед:
— Гарри, осторожно! Твой джем сейчас капнет на пол…
Тут же Адриана схватила салфетку и вытерла Гарри пальцы. Разумеется, Гарри даже не догадывался об истинной причине такого поведения сестер.
— Ну вот, — сказала Адриана, снова усаживаясь на свое место. — Расскажи-ка лучше лорду Торрингтону, как ты в прошлом году поймал огромную форель.
Однако дети уже не слушали ее — они уставились на Тони, выпучив глаза.
— Вы и правда лорд? — осторожно спросил Мэтью. Тони усмехнулся:
— Ну да, а что?
— Какой лорд? — спросил Дэвид.
— Виконт. — По выражению на их лицах Тони понял, что мальчики стараются вспомнить, как выглядит иерархическая лестница в Британии. — Это не самый высокий титул, всего лишь второй от конца…
Но детей это не остановило.
— И вы должны во время коронации надевать диадему?
— А какой плащ вы должны носить?
— У тебя есть замок?
Не выдержав, Тони засмеялся. Он попытался добросовестно ответить на все их вопросы, однако от его внимания не ускользнул взгляд, который Алисия бросила на Адриану: его присутствие в этой гостиной заставляло обеих женщин быть чрезвычайно осторожными.
Конечно, допрос детей был отнюдь не джентльменским поступком с его стороны; Тони давным-давно усвоил: когда речь идет о безопасности государства и возможной измене, соблюдение джентльменских принципов — прямой путь к собственной гибели, а заодно и к причинению крупных неприятностей своей стране. Однако никакого вреда братьям Алисии он не причинил, зато разузнал все, что ему было нужно. Теперь надо было каким-то образом еще раз допросить старшую сестру.
— Ну, мальчики, вам пора заняться уроками. — Алисия жестом приказала детям выходить из-за стола.
Вежливо попрощавшись, братья вышли из комнаты в холл, где Алисия передала их под присмотр Дженкинса, а Тони, воспользовавшись моментом, решил взяться за Адриану, тем более что дичь, казалось, сама рвалась к нему в силки.
— Кажется, вы знакомы с лордом Маннингемом, милорд? — Адриана, выйдя из-за стола, с улыбкой повернулась в его сторону.
— Да. Мы с ним старые друзья…
В ее карих глазах мелькнуло выражение изумления, из чего он сделал вывод, что Джеффри живописал ей их отношения гораздо более яркими красками, однако разбираться в тонкостях у него не было времени.
— Но не об этом я хотел с вами поговорить. Ваша сестра, вероятно, упоминала о деле мистера Раскина?..
Лицо Адрианы вмиг помрачнело: она, как и ее сестра, еще не научилась хорошенько надевать светскую маску.
— Насколько я понимаю, в деревне вы с ним не встречались…
— Нет. — Адриана выдержала его взгляд, однако при этом не сумела скрыть своей тревоги. — Впервые мы увидели его примерно через неделю после нашего приезда в Лондон и затем несколько раз встречались с ним на светских вечеринках. — Девушка немного поколебалась, а потом прибавила: — Он вовсе не был тем человеком, который мог бы понравиться кому-нибудь из нас. Я бы определила его поведение как назойливое — он все время увивался вокруг Алисии, даже после того, как она совершенно определенно отказала ему.
Теперь Тони ясно видел: если Алисия скорее похожа на львицу-мать, то Адриана в качестве ближайшей родственницы будет отчаянно защищать свою сестру. Он понимающе кивнул:
— Тогда, выходит, оно даже и к лучшему, что его больше нет…
В ответ Адриана лишь неловко пожала плечами. На ее счастье, в этот момент в комнату вновь вернулась Алисия, и Тони с улыбкой повернулся к ней:
— Благодарю вас за прекрасно проведенный день! Немного растерянный взгляд Алисии без обиняков сказал ему о том, что она не знает, как интерпретировать эти слова. Словно не замечая ее смущения, он попрощался с Адрианой, и Алисия вышла проводить его. Пройдя с ним в холл, она закрыла за собой дверь гостиной, и Тони быстро огляделся по сторонам. Похоже, на этот раз удача улыбнулась ему и они, наконец, остались одни.
Не давая ей опомниться, Тони мгновенно перешел в наступление:
— Раскин жил в Бледингтоне, недалеко от Чиппинг-Нортона. Вы уверены, что никогда с ним там не встречались?
Она растерянно уставилась на него.
— Да, конечно… я же вам сказала. Мы познакомились совсем недавно, в Лондоне… в этом нет ничего необычного. — Внезапно Алисия поднесла руки к лицу и тихо воскликнула: — Неужели он был другом вашего друга — того, о котором вы упомянули?
Тони пристально посмотрел ей в глаза, но не обнаружил в них ни малейшего намека на лукавство — одно лишь замешательство и, возможно, тревогу.
— Нет, — сказал он, наконец. — Друзья Раскина вовсе не являются моими друзьями. — Этот ответ и в особенности его тон, как показалось Тони, еще больше смутили ее, и он поспешил продолжить: — Насколько я понимаю, он вам очень досаждал — каким же образом?
Алисия нахмурилась: по-видимому, она не ожидала от него такого вопроса.
— Он был… увлечен мной — так мне по крайней мере казалось.
— А вы? — Тони не спускал с нее глаз. В ее взгляде вспыхнуло раздражение.
— А я — нет.
— Понимаю…
Несколько мгновений они стояли, глядя друг на друга; потом Тони взял Алисию за руку и, не сводя с нее глаз, поднес ее руку к губам и поцеловал. Он чувствовал, как по ее телу пробежала дрожь, видел, как расширились и потемнели ее глаза.
Алисия сделала глубокий вдох и попыталась отступить на шаг, но виконт лишь сильнее притянул ее к себе, а затем, наклонившись, прикоснулся губами к ее губам.
Это было всего только легкое прикосновение, тень ласки, но он именно так и хотел: не настоящий поцелуй, а лишь мучительное искушение. Тони с наслаждением наблюдал, как поднимаются ее веки, а в глазах возникает выражение удивления, замешательства и любопытства. Потом, словно вдруг опомнившись, она выпрямилась и отпрянула.
Теперь уже Тони не скрывал своих эмоций:
— Поверьте, это чистая правда — я действительно прекрасно провел день…
Интересно, поняла ли она его слова? Впрочем, Тони вовсе и не думал дожидаться, пока она начнет задавать ему вопросы или пока у него самого не возникнет искушение еще что-нибудь сказать или сделать; молча поклонившись, он быстро вышел из дома.
Алисия проводила его глазами, а затем закрыла за ним дверь.
Очутившись на тротуаре, виконт на секунду остановился, желая еще раз обдумать все, что ему удалось узнать на этот раз. Однако он тут же убедился, что вместо ожидаемого движения мыслей в нем начали просыпаться давно забытые инстинкты. Что-то пришло в движение, но что именно — ему еще предстояло понять.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Честь джентльмена - Лоуренс Стефани



слабенько, если четсно
Честь джентльмена - Лоуренс Стефаниtonia
23.10.2011, 1.00





А мне роман очень нравиться. Причем читаю его уже не первый раз.
Честь джентльмена - Лоуренс СтефаниЛилия
22.11.2012, 21.23





Интересно как и все романы с.л.
Честь джентльмена - Лоуренс Стефанилюбовь
20.10.2013, 23.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100