Читать онлайн Честь джентльмена, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Честь джентльмена - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Честь джентльмена - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Честь джентльмена - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Честь джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 21

Неровная тропинка, петляя между корнями огромных деревьев, вывела их на болото, и тут Алисия наконец вздохнула свободно, однако, посмотрев на виднеющиеся впереди скалы и насыпь заброшенной шахты, в которую сэр Фредди собирался ее сбросить, она испытала сильнейшее нервное напряжение. Двигаясь с высоко поднятой головой, не слишком быстро, но и не слишком медленно, чтобы меньше обращать на себя внимание сэра Фредди, Алисия внимательно осматривала окрестности, ища глазами какой-нибудь камень, ветку или другой приметный предмет, которым она могла бы воспользоваться как оружием в предстоящей схватке. Ей казалось, что лучше всего начать действовать в последний момент; однако чем ближе они подходили к шахте, тем меньше у нее оставалось уверенности в успехе ее плана.
Разумеется, Алисия знала, что сэр Фредди неотступно следует за ней. Когда она, осторожно обернувшись, бросила на него быстрый взгляд, он показался ей совершенно спокойным, как убийца, которому не привыкать выходить на очередное кровавое дело.
Подавив внезапно охватившую ее дрожь, она опять посмотрела в сторону шахты. Тропинка поднималась все выше, подводя их к самому краю ее ствола. На небе, то и дело появлялись облака, но они очень быстро проплывали мимо, и путь был ей хорошо виден.
В следующий момент Алисия бросила незаметный взгляд вправо, где тропинка проходила по крутому обрыву. Сердце ее бешено заколотилось, мышцы напряглись…
Она еще раз мысленно представила свой план. Ей надо отвлечь внимание сэра Фредди как раз над самым обрывом. Она уже придумала, как это сделать, и теперь ей оставалось лишь четко все исполнить.
Дойдя до того места, где начинался крутой обрыв, Алисия резко остановилась и, повернувшись, в упор посмотрела на сэра Фредди.
— Вы даете мне слово джентльмена, что мой брат не пострадает, и что вы отвезете его на Аппер-Брук-стрит?
— Ну конечно, — ответил тот, опуская глаза. — Я даю вам слово.
Однако Алисия достаточно изучила мужские повадки, чтобы заподозрить неискренность в его словах. Она прищурилась и сухо спросила:
— Но ведь вы его на самом деле вовсе не похищали, верно? Никакой другой кареты нет…
Она давно это подозревала, но до сих пор не решалась разоблачить его блеф и даже вообще заговорить об этом.
Сэр Фредди, подняв голову, удивленно вскинул брови, а затем пожал плечами:
— С какой стати я стал бы возиться с вашим братом — мне было прекрасно известно, что одной угрозы окажется вполне достаточно, чтобы заставить вас подчиниться.
Алисия почувствовала такое облегчение, что едва не упала на колени. С ее плеч словно свалилась огромная тяжесть. Теперь она может вести себя с сэром Фредди по своему усмотрению, поскольку рискует только своей собственной жизнью. И все равно прежде всего ей надо ничем не выдать свою решимость, чтобы как-нибудь невзначай не вызвать подозрений у ее похитителя.
Алисия быстро повернулась и пошла вперед; она очень надеялась, что непомерная самонадеянность усыпит бдительность сэра Фредди. Еще несколько шагов…
Внезапно Алисия увидела, что справа от нее, чуть выше и немного впереди, лежит обломок деревянного бруса. Она собралась с духом — ей надо было взобраться повыше, чтобы компенсировать разницу в росте между ней и потенциальным противником…
Остановившись, она обернулась и с презрением бросила:
— Сукин сын!
И тут же со всего размаха ударила сэра Фредди по лицу. Он не успел уклониться, и удар пришелся точно в цель: негодяй зашатался, а Алисия, не обращая внимания на острую боль в руке, повернулась и бросилась за дубиной. Она слышала, как сэр Фредди грязно выругался и кинулся за ней. Наклонившись, она схватила дубину обеими руками, приподняла ее и резко повернулась кругом, от страха и отчаяния вложив в этот взмах всю свою силу… Ее удар пришелся точно ему в голову. Раздался треск; дубина переломилась пополам и вывалилась у нее из рук.
Сэр Фредди упал на колени, но не потерял сознания, и Алисия в отчаянии стала оглядываться вокруг: ничего подходящего поблизости не было.
Тогда она подхватила подол своего платья и, обойдя сэра Фредди, бросилась бежать. Она неслась мимо шахтных выработок и топей до тех пор, пока снова не очутилась в лесу. Здесь она заставила себя замедлить шаг, чтобы не споткнуться о предательски торчавшие из земли корни деревьев. Если она сумеет добраться до ближайших домов и поднять тревогу, то будет спасена.
Сзади послышался громкий топот, который быстро приближался. Не отрывая глаз от тропинки, Алисия проворно понеслась через корни…
И вдруг остановилась, наткнувшись на какую-то черную стенку. Она вскрикнула, но тут же замолчала, почувствовав знакомый запах: это был запах Тони, это его руки обхватили ее. От радости она едва не лишилась чувств.
— Где он? — убийственным шепотом спросил Тони, вглядываясь в глубь леса.
— Там тропинка к заброшенной шахте…
— Понятно. Я знаю это место. Оставайся здесь. — Тони кивнул и тут же сорвался с места. Его движения в темноте были настолько быстрыми, уверенными и бесшумными, что Алисия едва не потеряла его из виду.
Она осторожно последовала за ним, стараясь не издавать ни звука, полагая, что Тони будет дожидаться ее похитителя в лесу, но вместо этого он, заметив приближение сэра Фредди, спокойно двинулся ему навстречу.
При виде его лицо сэра Фредди перекосилось от ужаса. Он резко повернулся и бросился бежать вверх по тропинке.
Почти в туже секунду Тони уже мчался за ним, не отставая ни на шаг. Алисия тоже побежала вперед настолько быстро, насколько дозволяли юбки. Она видела, что Тони легко мог настигнуть сэра Фредди на склоне холма, однако вместо этого он дождался, пока тот добежит до площадки, где открывался ствол шахты, а затем рывком развернул его и нацелился кулаком в лицо.
Алисия услышала противный глухой звук удара, который затем повторился несколько раз, пока она карабкалась вверх. Она не видела происходящего, но была абсолютно уверена, что сэр Фредди является в этой стычке проигравшей стороной. Ей хотелось надеяться, что каждый из этих ударов не только отдается сильным эхом, но и причиняет не менее сильную боль.
Добравшись до верхней площадки, она взглянула вперед и увидела, как Тони попал сэру Фредди кулаком в челюсть. Сэр Фредди отлетел назад и, упав на груду камней, обмяк и сполз вниз, но тут же вскочил, схватил камень и швырнул его Тони в голову.
Алисия вскрикнула, но Тони успел увернуться и, подскочив к своему врагу, поднял его и снова нанес удар ему в лицо, а затем, с силой встряхнув, толкнул прямо в ствол затопленной шахты.
Раздался всплеск, во все стороны полетели брызги.
Тони с трудом отдышался, затем шагнул вперед и заглянул в шахту. Алисия подошла и встала рядом с ним.
Она мельком взглянула на сэра Фредди, отчаянно барахтавшегося в воде и пытавшегося нащупать хоть какой-нибудь выступ в гладкой стене шахты, а затем обхватила Тони руками и. заглянула ему в лицо:
— С тобой все в порядке?
Посмотрев ей в глаза, Тони устало произнес:
— Да, в полном. — Он обнял ее, крепко прижал к себе и в глубине души поблагодарил небо и богов за то, что успел вовремя.
Еще раз, бросив взгляд на сэра Фредди, который изо всех старался держать голову повыше, чтобы не захлебнуться в мутной воде, Тони громко спросил:
— Ну и как же мы с ним поступим? Алисия мстительно прищурилась.
— Он сказал мне, что убил Элликота и собирается убить меня. Почему бы не оставить его здесь — пусть утонет. Это будет вполне заслуженное наказание!
— Нет! — донеслось из шахты, и тут же этот крик перешел в какое-то бульканье: пальцы сэра Фредди в очередной раз соскользнули со стены. — Нет! — раздалось снова, когда он опять вынырнул на поверхность. — Торрингтон, вы не можете просто так бросить меня! Что вы скажете своему начальству?
Тони глянул вниз и равнодушно произнес:
— Вероятно, что вы утонули раньше, чем я успел до вас добраться…
Алисия деловито повторила:
— Я и говорю, что его надо проучить — пусть попробует на вкус свое собственное горькое лекарство.
— Хм… — задумчиво произнес Тони. — Тогда чем же хуже судебный процесс и обвинение в убийстве и государственной измене?
— Вот еще — зря тратить деньги! Гораздо правильнее будет, если он просто утонет. Мы же с тобой знаем, что этот тип виновен. И потом, подумай сам — кто велел ему покидать Лондон и ехать сюда? И разве это я заставила его сочинить историю о похищении Мэтью?
Тони сразу весь напрягся.
— Он тебе сказал, что взял Мэтью в заложники? Алисия коротко кивнула.
— Вспомни также тех несчастных моряков, которых он отправил на дно. Да это просто мерзкий и отвратительный червяк! — Она дернула Тони за рукав. — Ну, давай же, пойдем отсюда!
Сама того не замечая, Алисия испытывала такую ненависть к сэру Фредди, что ни о каком снисхождении и слышать не хотела.
— Подождите, прошу вас! — отплевываясь, закричал сэр Фредди. — Я знаю еще кое-кого…
Тони мгновенно отпустил Алисию, подошел к краю шахты и присел на корточки: Что вы сказали? Я что-то не расслышал.
— Я знаю еще кое-кого, — повторил сэр Фредди, стуча зубами: наверное, вода в шахте была очень холодная. — Еще одного предателя.
— И кто же он?
— Вытащите меня отсюда, и мы сможем обо всем спокойно поговорить…
Тони встал и подошел к Алисии.
— Подыграй мне, — сказал он ей шепотом, целуя ее в висок, а затем громко произнес: — Ты права: пусть остается здесь.
Он обнял ее, и они, развернувшись, сделали вид, что уходят.
— Нет! — Захлебываясь, сэр Фредди принялся изрыгать проклятия. — Черт побери, ведь не я же это все придумал!
— Не слушай его, — спокойно сказала Алисия. — Он же всегда врет: вспомни, что он сочинил про Мэтью!
— Для этого у меня была причина…
— А спасение собственной жизни разве для вас не достаточная причина? — Алисия заглянула в шахту. — То-то же! Ну, мой дорогой, пойдем скорей, я ужасно замерзла.
Они стали медленно спускаться по каменистой осыпи.
— Ну ладно, черт с вами — этот человек служит в министерстве иностранных дел. Мне точно неизвестно, кто это, зато я точно знаю, что он гораздо хитрее меня и всегда крайне осторожен. К тому же он занимает очень высокое положение.
— Дорогая, придется вернуться, — сказал Тони, вздохнув. Снова оказавшись у края шахты, он опустился на корточки и как ни в чем не бывало обратился к сэру Фредди:
— Так-так, продолжай говорить. Я тебя внимательно слушаю, а вот ее ты пока что не убедил.
Сэр Фредди стал торопливо рассказывать, как ему удалось случайно наткнуться на след другого участника этого дела. Когда он закончил, Тони поднялся и повернулся к Алисии:
— А теперь, дорогая, отойди подальше — я попробую его вытащить.
Чтобы дотянуться до сэра Фредди, ему пришлось лечь на землю и приложить немалые усилия, но все же в конце концов сэр Фредди оказался наверху. Он лежал, словно выброшенный на берег кит, кашляя и дрожа от холода, однако ни Алисия, ни Тони не испытывали к нему ни малейшего сочувствия. Немного отдышавшись, Тони снял с сэра Фредди галстук и связал ему руки, после чего поднял его на ноги и подтолкнул вперед, к тропинке.
У кареты их уже ждал Маггс. Алисия вопросительно взглянула на козлы — они были пусты.
— А где же кучер? Сэр Фредди велел ему ждать здесь…
— Он и ждет здесь, только в карете. А это я нашел на сиденье, когда запихивал его внутрь. — Маггс протянул ей плащ и сумочку.
— Благодарю вас.
— Еще я думаю, что лучше всего нам оставить его в подвале у Джорджа…
— Отличная идея, — согласился Тони и подтолкнул сэра Фредди в Сторону ближайшей гостиницы. Следом Маггс тащил на себе кучера, потому что тот все еще был без сознания.
После непродолжительного разговора с хозяином гостиницы они заперли пленников в подвале. Затем Алисия села в коляску Тони, и тут до их слуха отчетливо донесся стук колес — к ним приближался какой-то экипаж.
Тони переглянулся с Маггсом и тихо сказал Алисии:
— В случае чего — спрячься!
Опустив ее на землю, он стал всматриваться в подъезжавший экипаж…. и вдруг губы его растянулись в улыбке.
— Слава Богу! — Джеффри осадил лошадей прямо рядом с ними.
Дверца экипажа открылась, и оттуда поспешно вышли Адриана, Дэвид, Гарри и Мэтью. Дети тут же кинулись к Алисии и принялись ее обнимать.
Джеффри соскочил с козел и подошел к Тони.
— Только не говори, что мне следовало их удержать — это было невозможно. Если Пивенси что-то вбили себе в голову, их уже не остановишь. Хорошо хоть, что Алисия стала Каррингтон, — улыбнулся он, — теперь она по крайней мере остепенилась.
— М-м, — только и смог ответить Тони.
Они с Джеффри были в своих семьях единственными детьми, и развернувшаяся сейчас перед ними сцена радостной встречи вызывала у них умиление и даже некоторую зависть. Они переглянулись и на этот раз без всяких слов поняли друг друга.
— Ну вот что, — промолвил Тони, — давай-ка лучше отправляться, а то мы так можем проторчать здесь до самого утра.
Они собрали своих подопечных, и те с радостными лицами и несмолкающими разговорами мало-помалу сели обратно в карету.
— В Чейз? — спросил Джеффри, взобравшись на козлы.
— А куда же еще? — Тони усадил Алисию в свою коляску и взял в руки вожжи. — Хотя бы тут сэр Фредди не ошибся.
Это замечание озадачило Алисию. Она молча пыталась понять, почему экипажи поехали дальше по дороге — не назад, к городу, а вперед. — Куда это мы? — наконец спросила она.
— Домой, — ответил Тони, подгоняя лошадей.
Алисия была полна решимости поговорить с лордом Торрингтоном о браке, однако в ту ночь ей такой возможности не представилось. Они тряслись около часа по проселочной дороге, после чего Тони повернул лошадей, и экипажи въехали в настежь распахнутые ворота из кованого чугуна.
Тони не говорил ей, куда они направляются, но она сама догадалась, как только увидела дом: он был построен в палладинском стиле из светло-коричневого и серого камня, с одноэтажными и двухэтажными флигелями, и при свете луны выглядел весьма изящно и умиротворенно посреди окружавшего его парка.
Остановив лошадей на широком дворе, посыпанном гравием, Тони соскочил на землю и с выражением огромного удовлетворения оглядел дом.
— Добро пожаловать в Торрингтон-Чейз! — торжественно произнес он и церемонно подал Алисии руку.
Во всем доме царил приятный хаос: слуги спешно выбежали встречать хозяина, что само по себе говорило о том, как его здесь любят.
Неожиданно среди этой суматохи тихий женский голос поинтересовался, что сейчас собирается делать ее сын.
Войдя в гостиную, Тони быстро переглянулся с Джеффри, потом взял Алисию за руку и сказал:
— Ты только не волнуйся. Он оставил их и вышел из комнаты, а через секунду вновь вошел рука об руку с изящного вида женщиной.
Сразу было ясно, что это мать и сын: смуглая, живая, вызывающе красивая виконтесса являлась как бы женской ипостасью Тони.
Алисия, еще не успев осознать все до конца, оказалась заключена в теплые объятия.
— Пожалуйста, зовите меня Мари, — сказала виконтесса и немедленно принялась знакомиться с мальчиками и Адрианой. По всему было видно, что она полностью в курсе событий, происходивших в последнее время с ее сыном.
Принесли горячего молока — напоить уставших детей; после этого их сразу же отправили спать. Маггс взял эту обязанность на себя и направился вместе с ними наверх. Потом вышла экономка миссис Ларкинс и объявила, что комнаты для гостей готовы.
Виконтесса пожелала всем спокойной ночи и удалилась, пообещав выйти к гостям утром.
Тони попросил миссис Ларкинс проводить Адриану и Джеффри в их комнаты, а сам взял Алисию за руку и, пройдя вверх по лестнице, неожиданно свернул в какой-то коридор. В конце его находилась боковая дверь в огромную комнату — это была личная гостиная лорда Торрингтона, выходившая окнами в сад.
Едва Алисия успела окинуть гостиную взглядом, как Тони тут же увел ее в смежную комнату — огромную спальню.
Спальня была обставлена резной мебелью красного дерева, впрочем, довольно грубой работы; окна закрывали тяжелые портьеры темно-синего цвета. Но, прежде всего, бросалась в глаза огромная кровать с четырьмя столбиками.
Тони остановился и привлек Алисию к себе.
— Но это ведь твоя комната, — сказала она и осторожно посмотрела на него.
— Сегодня ночью она будет и твоей тоже…
В подтверждение своих слов он прикоснулся к ней губами, чуть сильнее прижал к себе — и Алисия почувствовала, как страстно он хочет ее. Теперь, когда им больше не угрожала опасность, весь мир, казалось, засиял радостным светом победы, и заветные мечты уже не представлялись Алисии каким-то несбыточным чудом. Она чувствовала себя сильной, но вместе с тем очень ранимой — одна и та же страсть сначала стерла между ними все преграды, а теперь сжигала их сердца.
Не говоря ни слова, они сбросили с себя одежду, и вместе с одеждой с них сразу же слетели все светские условности и тягостные внутренние запреты. Тони поднял ее на руки, и их закружил безумный вихрь томления и страсти. Они усиливали взаимное желание друг друга, и они же утоляли его, сплетясь воедино своими телами.
Когда, наконец, наслаждение вознесло их высоко-высоко, а затем пламя страсти утихло, они так и остались где-то там, среди звезд, далеко за пределами своего привычного мира. Они были единым целым, дышали одним дыханием, чувствовали одно и то же, и этот момент длился довольно долго.
Наконец к ним вернулось осознание реальности. Их взгляды встретились, и некоторое время они с замиранием сердца неподвижно смотрели друг на друга. Это был миг страсти, желания и любви. В такие моменты любое, даже самое малозначительное, слово, имеет глубочайший смысл и приобретает огромную силу и власть.
Шепча нежные слова, целуя и лаская друг друга, они нырнули в мягкую постель.
«Завтра», — решила про себя Алисия и уснула в объятиях виконта крепким сном.
Утром Тони, уже полностью одевшись, разбудил Алисию и сказал ей, что накануне ночью он отправил в Лондон гонца, а теперь должен доставить куда следует сэра Фредди. С улыбкой наблюдая за тем, как Алисия, растерянно глядя на него, добросовестно пытается собраться с мыслями, он прибавил:
— Я вернусь сразу же, как только все улажу. Вы с мальчиками оставайтесь здесь и ждите меня; что до Джеффри, то он, как я подозреваю, захочет отвезти Адриану к себе, чтобы познакомить ее со своей матерью.
Поцеловав Алисию на прощание, виконт вышел.
Алисия услышала, как захлопнулась дверь, и в недоумении уставилась на дверной проем. Ей захотелось окликнуть его, но она сдержалась и, печально вздохнув, снова улеглась в кровать.
Момент снова был упущен, однако она утешала себя хотя бы тем, что, прежде чем заводить речь о браке, все равно следовало сначала дождаться, когда, наконец, будет покончено с сэром Фредди и всеми его делишками, чтобы тень предателя не витала больше над ними.
Поразмыслив немного, она сочла за лучшее обратиться к сиюминутной ситуации и решить, как ей поступить теперь, когда она находится в его доме, в его спальне.
В конце концов, Алисия поняла, что должна быть с матерью Тони честной и откровенной: довольно с нее притворства. Позвонив горничной, она попросила принести воды и, умывшись, вышла в холл, откуда ее почтительно проводили в столовую. Ее сестра и все братья уже сидели там. При появлении Алисии Джеффри встал, но она улыбнулась и жестом показала, чтобы он не беспокоился, после чего сделала реверанс виконтессе, сидевшей в конце стола.
Мари с теплой улыбкой ответила ей:
— Моя милая, садись вот здесь, рядом со мной. Думаю, нам есть о чем поговорить.
При этом глаза ее светились искренней теплотой. Алисия положила себе на тарелку еды и села на указанное ей место. Но не успела она еще положить в рот первый кусочек, как Джеффри спросил ее, можно ли ему на некоторое время отнять у них Адриану, чтобы вместе с ней съездить к нему домой.
— Я хочу показать ей дом и познакомить с мамой. Виконтесса, наливая Алисии чашку чая, заметила:
— Маннингем-Холл находится всего в двух милях отсюда, а мать Джеффри, Анна, с нетерпением ждет приезда вашей сестры.
Алисия мельком взглянула на Адриану и увидела мольбу в ее глазах.
— Ну конечно, — сказала она с неожиданно пробудившейся в ней решительностью. — Нельзя не воспользоваться таким удобным моментом.
Джеффри и Адриана, сияя от счастья, встали и, уверяя, что скоро вернутся, извинились и ушли. В дверях они столкнулись с Маггсом, который, войдя в столовую, поприветствовал обеих леди, а затем обратился к Алисии:
— Если вы не возражаете, мадам, я возьму этих разбойников и схожу с ними на реку. Они уже сто лет не держали в руках: удочки, да и мне было бы приятно…
Алисия бросила озабоченный взгляд на мальчиков, но Мари снова помогла ей принять решение.
— Маггсу вполне можно доверять, — сказала она, с улыбкой глядя на этого огромного, простодушного человека. — Он присматривал за Тони, когда тот был не старше, чем ваш Дэвид.
Алисия опять строго посмотрела на мальчиков, у которых от радости просто разгорелись глаза.
— Если вы обещаете мне во всем слушаться Маггса, — сказала она, — так и быть, можете идти.
С криком «Ура!» мальчишки побросали салфетки, вскочили и, на ходу попрощавшись с Алисией и виконтессой, окружили Маггса и потащили его к выходу.
Алисия увидела, как Мэтью, держа за руку Маггса, с довольным видом направляется к двери, и неожиданно растрогалась. Она испытала прилив чувств, думая не только о Мэтью, но и о своих собственных будущих детях: вот именно таким образом и надо воспитывать этих сорванцов.
— А теперь, — сказала Мари, делая знак молодому дворецкому, который тут же вышел, оставив женщин одних, — ты можешь наконец спокойно поесть, а я буду говорить. Так мы познакомимся друг с другом поближе, и я наконец узнаю, когда будет ваша свадьба. Тони, по своей старой привычке уклоняться от каких бы то ни было подробностей, так ничего мне и не сказал.
Алисия оторвалась от еды и растерянно посмотрела на хозяйку дома.
— Да, конечно… — Она не ожидала такого резкого перехода. — Именно об этом я как раз и собиралась с вами поговорить. — Сделав глубокий вдох, она прибавила: — Я не невеста Тони, а его любовница.
Мари с недоумением взглянула на нее, и на лице почтенной женщины отразилась целая гамма чувств; потом ее глаза вспыхнули, и она, поджав губы, протянула руку и положила ее на руку Алисии.
— Милая моя, мне кажется, я должна перед тобой извиниться — нет, не за свой вопрос, а за своего слишком бестолкового сына.
Алисия с удивлением увидела, что мать Тони с трудом удерживается от слез. Наконец, взяв себя в руки, виконтесса уже более спокойно произнесла:
— Кажется, он забыл сказать об этом не только мне, но и тебе тоже. Целый час после этого Алисия пыталась убедить свою собеседницу, что это не так, однако Мари ничего и слышать не хотела.
— Нет, моя милая, нет и еще раз нет — уж я-то его хорошо знаю, поверь мне! Теперь, когда ты рассказала мне о своей жизни, я понимаю, как это пришло тебе в голову. У тебя, не было наставницы, тебе не с кем было посоветоваться, не к кому обратиться, чтобы правильно истолковать его поведение. Уверяю тебя: Тони никому не сказал бы о тебе, не стал бы выходить с тобой в свет и тем более не привез бы сюда, если бы с самого начала не воспринимал тебя в качестве своей будущей невесты.
Спорить с Мари было не так-то просто, но Алисия все же никак не могла поверить в то, что она услышала.
— Неужели с самого начала?
— Без всяких сомнений! — Мари отодвинула стул и решительно поднялась. — Пойдем со мной, я покажу тебе кое-что, и ты сама в этом убедишься.
Они вышли из столовой, и, пока шли по огромному дому, Мари расспрашивала Алисию об учебе ее братьев. Алисия была в восторге: в этом радушном доме присутствовало все, о чем она когда-то мечтала. С другой стороны, она оставалась в совершенной растерянности из-за неопределенности их отношений с Тони. Неужели то, что он всегда считал и сейчас считает ее своей будущей женой, является правдой?
Наконец Мари привела ее в длинную комнату, украшенную картинами.
— Это фамильная галерея Блейков. Мы не будем останавливаться на всех картинах, но вот эти помогут нам кое-что прояснить. — Она остановилась перед тремя портретами.
На первом из них был изображен джентльмен лет двадцати с небольшим, одетый по моде предыдущего поколения.
— Это отец Тони, — пояснила Мари.
На другом портрете была изображена пара — тот же джентльмен, но несколькими годами старше, и сама Мари.
— Это снова Джеймс, теперь уже мой муж. Она повернулась к последнему портрету:
— А это Тони в возрасте двадцати лет. Теперь взгляни на этот портрет и скажи мне, что ты видишь? Одна деталь сразу же бросилась Алисии в глаза.
— Он очень похож на вас.
— Да, он похож на меня. Правда, рост и телосложение он получил от Джеймса, но этого никто не замечает. Он выглядит как француз, и это весьма заметно, но это лишь поверхностное впечатление. — Мари поймала взгляд Алисии. — Ведь по внешности нельзя судить о человеке и о его поведении.
Алисия еще раз посмотрела на портрет.
— Вы хотите сказать, что характер у него отцовский?
— Вот именно. — Мари взяла Алисию под руку, и они медленно зашагали по галерее обратно. — Внешне он очень похож на француза. Его походка, жестикуляция — все это французское, и говорит он по-французски не хуже, если не лучше меня. Но все, что он говорит, — это слова Джеймса; все его поступки — это поступки самого настоящего англичанина. Поэтому на вопрос, собирался ли он с самого начала взять тебя в жены или нет, ответ напрашивается сам собой. — Мари, взмахнув рукой, указала на портреты представителей рода Блейков: — Ты сама англичанка и, значит, понимаешь, что такое честь. Честь истинного английского джентльмена — вещь неприкосновенная, за нее он готов отдать свою жизнь. Именно на такого человека можно смело полагаться в сердечных делах, да и вообще во всех деликатных вопросах.
— И Тони действительно руководствуется этим понятием в своих поступках?
— В этом самая суть его характера, внутренний кодекс поведения, который для него столь естественен, что он действует в соответствии с этим кодексом, даже не задумываясь об этом. — Тут Мари грустно вздохнула. — Милая, ты должна понять: если он не попросил твоей руки — это вовсе не хитрость, а простое упущение. Он идет по прямому пути, и ему, как и большинству мужчин, кажется, что для тебя это так же ясно, как и для него.
Когда они поднялись по лестнице, Алисия остановилась и, задумавшись на секунду, сказала:
— Но ведь он мог хотя бы как-то обмолвиться об этом, тем более что прошло уже несколько недель с тех пор, как мы с ним стали любовниками.
— О, он обязательно должен был как-то намекнуть — тут я с тобой совершенно согласна. — Мари посмотрела в глаза Алисии и, нахмурившись, продолжила: — Но ты, моя милая, не думай, что я, рассказывая тебе об этом, хочу, чтобы ты как это говорят англичане… смотрела на все сквозь пальцы.
— То есть легкомысленно, — быстро поправила Алисия. Она подумала, что, по-видимому, не проявила твердости характера, если Тони не сказал ей, что возьмет ее в жены, что собирается — с самого начала собирался — жениться на ней, если он настолько был уверен в ее согласии, что не счел нужным даже упомянуть об этом хотя бы раз… Алисия медленно втянула в себя воздух:
— Ну, уж нет, я вовсе не намерена…
В этот момент в холл с шумом вбежали мальчики. Увидев ее и Мари, они тут же сломя голову понеслись вверх по лестнице: если в присутствии виконтессы они поначалу и чувствовали себя немного стеснительно, то теперь уже совершенно освоились. Тут же немедленно последовал сбивчивый рассказ о великолепной рыбалке, слушая который Алисия и Мари только кивали и улыбались.
Наконец, когда все новости были исчерпаны и дети успокоились, Дэвид посмотрел на Алисию и неожиданно спросил:
— А когда вы с Тони поженитесь?
— Просто мы хотели узнать: если это будет скоро, то можно мы останемся здесь? — Гарри толкнул брата в бок.
— А в конюшне здесь есть пони — Маггс сказал, что научит меня ездить верхом, — присоединился к ним Мэтью.
Алисии понадобилось некоторое время, чтобы справиться со своими эмоциями и взять себя в руки.
— А с чего вы взяли, что мы собираемся пожениться?
— Тони сам нам сказал, — ухмыльнулся Гарри.
— Сказал? И когда же?
— Давно, несколько дней назад, — с гордостью сообщил Дэвид. — Так можно мы останемся здесь? Пожалуйста! Здесь так весело!
Поскольку Алисия молчала, в разговор вмешалась Мари и заверила детей, что их просьбу обязательно обдумают. Радостно крича, они тут же побежали мыть руки и готовиться к обеду. Когда их шаги стихли, Мари вздохнула и снова взяла Алисию под руку.
— Вот что, моя милая, — она искоса взглянула на свою спутницу, — теперь, как мне кажется, ты можешь его простить: это не будет выглядеть легкомысленно.
— Да, — ответила Алисия и, помолчав, прибавила: — Но это будет не так-то легко.
Карету подбрасывало и качало из стороны в сторону. Снаружи дождь лил как из ведра, и из-под колес то и дело разлетались мириады брызг. Вечер на Эксмур опустился рано, и со стороны Бристольского канала в сторону болот двигались черные тучи.
Самочувствие Алисии вполне соответствовало погоде; она молилась только, чтобы они как-нибудь не увязли в болоте. Надо было отъехать как можно дальше, прежде чем останавливаться на ночлег; теперь она с нетерпением ждала прибытия в ближайший город — Саут-Молтон, где, по словам Маггса, можно было найти вполне приличную гостиницу.
Гарри, пытаясь уснуть, свернулся калачиком у нее под боком и, положив голову к ней на колени, постоянно крутился, сопел и устраивался поудобнее. Алисия рассеянно гладила его кудрявые волосы и сквозь неестественно густую тьму всматривалась в сидевшего на противоположном сиденье дородного, чем-то похожего на медведя, слугу. Маггс держал на руках спящего Мэтью, а Дэвид спал, прислонившись к нему сбоку. Когда Алисия объявила о своем намерении оставить Торрингтон-Чейз и уехать домой в Литтл-Комптон, Маггс вызвался сопровождать ее в этой поездке, чтобы помочь присматривать за детьми, а поскольку с ними не было ни Дженнингса, ни Фитчет, Алисия с радостью приняла его предложение.
Как только ей пришло в голову съездить домой, она тут же ухватилась за эту мысль и не позволила разубедить себя. Мари попыталась было это сделать, но потом, подумав немного, уступила.
— Да, это может сработать. Тони вынужден будет обсудить эту тему.
Что верно, то верно. Единственный вопрос, который беспокоил Алисию, — что именно он скажет, если, как они с Мари предполагали, захочет вернуть ее назад.
Мальчики, конечно, не хотели уезжать и недовольно зашумели, когда она сообщила им, что они сегодня же возвращаются в Литтл-Комптон. Но тут в разговор вмещалась Мари и повелительным тоном указала, что если они хотят вскоре снова вернуться в Торрингтон-Чейз, то должны успокоиться и немедленно отправляться в путь.
Выслушав виконтессу, дети переглянулись и безропотно согласились ехать домой вместе с Алисией. Мари одолжила им свой дорожный экипаж и, опытного кучера; она также настаивала, чтобы их сопровождал еще и конюх.
— Не хочу, чтобы Тони обвинял меня в том, что я позволила вам уехать без надежной охраны.
Таким образом, бедному конюху тоже пришлось взобраться на козлы и сесть рядом с кучером. Остановку должны были сделать в Саут-Молтоне.
Алисия не имела ни малейшего представления о том, сколько времени придется ждать, пока Тони вернется из Лондона. Три дня? Четыре? Зато через два дня она уже рассчитывала быть дома.
Закрыв глаза и откинувшись на сиденье, она пыталась унять свои эмоции и собраться с мыслями. Как же она не обратила внимания на его диктаторские манеры? Сколько раз Тони просто брал ее за руку и увлекал то на танец, то в какую-нибудь уединенную комнату… Он всегда умел добиваться своей цели.
Ну что ж, пусть добьется ее и на этот раз — но сначала он встанет на колени и попросит у нее прощения.
Алисия с упоением представляла себе эту сцену, как вдруг сзади донесся мерный стук копыт скачущей галопом лошади. Кучер придержал лошадей и прижался к обочине, пропуская мчащуюся карету. Эта смена ритма потревожила мальчиков: они зашевелились, потянулись и открыли глаза. Алисия вслушивалась в приближающийся стук копыт, с любопытством спрашивая себя, кому это понадобилось в столь глухую ночь гнать лошадей с такой сумасшедшей скоростью.
Впрочем, по мере приближения кареты эта скорость постепенно снижалась, и стук копыт становился все тише, покуда вовсе не исчез за барабанной дробью дождя. Алисия напрягла слух, но больше ничего не услышала.
Вдруг раздался какой-то крик; из кареты невозможно было расслышать слов, но в ответ кучер, натянув вожжи, остановил своих лошадей, и карета закачалась на мягких рессорах. В глазах мальчиков появилась тревога. Алисия посмотрела на Маггса. Он, склонив голову набок, внимательно прислушивался к происходящему снаружи. Конечно, вряд ли это были разбойники — они не разъезжают в каретах, но это не мог быть и…
Дверца их кареты резко распахнулась, и в проеме показался знакомый силуэт.
Это был Тони. Он быстрым взглядом осмотрел сидящих, схватил Алисию за руку, а остальным крикнул:
— Оставайтесь на месте!
От его властного голоса все четверо мужчин сразу вытянулись и застыли неподвижно, но Тони не стал дожидаться их реакции: он довольно бесцеремонно вытащил пораженную и — как он с удовлетворением отметил — от неожиданности потерявшую дар речи Алисию из кареты, отнес ее на дорогу, после чего поставил на землю прямо перед собой. Ей ничего не оставалось, кроме как подчиниться, хотя они оба тут же сильно промокли.
— Черт побери, что это ты надумала? — воскликнул Тони, и этот вопрос прозвучал как удар кнута.
Всю дорогу он уговаривал себя не слишком нажимать на Алисию и, прежде чем бранить, спокойно спросить, почему она сбежала; однако стоило ему увидеть карету, которая увозит ее прочь, как от всего его благоразумия не осталось и следа.
— Я еду домой! — С прядей ее мокрых волос, прилипших к щекам, на шею стекали капли воды.
— Твой дом находится в той стороне! — Тони поднял палец и указал им в обратную сторону. — Я что, зря оставил тебя в Торрингтон-Чейз?
— Понимаешь, я не хочу больше быть твоей любовницей. — Алисия сложила руки на груди.
Если у нее и были какие-либо сомнения в том, что Мари — сдержит свое обещание и притворится, будто ничего не знает, то теперь, когда она увидела, как у Тони вытянулось лицо, все сомнения исчезли. На его лице поочередно отразилась целая гамма чувств — и, прежде всего недоумение, нежелание верить услышанному…
— Но… ты мне совсем не любовница!
— Вот именно, — кивнула Алисия. — И поэтому я еду домой, в Литтл-Комптон. — Подхватив подол юбки, она высокомерно вскинула голову и отвернулась. Однако Тони не дал ей уйти: схватив за локоть, он снова повернул ее к себе лицом. Такого сурового выражения она у него еще не видела — острые скулы, прилипшие к лицу волосы…
— Не знаю, что за идиотскую мысль ты вбила себе в голову, — размахивая руками, выкрикнул он, — но я никогда не считал тебя своей любовницей! Я всегда, с самого первого дня, относился к тебе как к своей будущей жене!
— Правда? — не скрывая сомнения, спросила Алисия.
— Ну конечно! Разве это не было заметно по моему обращению с тобой? — Тони сделал шаг по направлению к ней, и Алисия почувствовала инстинктивное желание отступить. — Я открыто тебя защищал — дома, в полиции и в свете тоже… Бог свидетель: я всегда обращался с тобой, как со своей будущей женой… Ни о чем другом у меня никогда даже и мысли не было!
Алисия пристально посмотрела ему в глаза.
— Вот неожиданная новость! Жаль, что тебе не пришло в голову сообщить мне об этом раньше…
— Разумеется, я ничего такого раньше не говорил! — Его громкий возглас потонул в ночи. — Ты сама вспомни, каким чувством пытался воспользоваться Раскин, чтобы тебя шантажировать?
Алисия растерянно взглянула на него.
— Я вовсе не хотел, чтобы ты согласилась стать моей женой только лишь из чувства благодарности, — виконт помахал указательным пальцем перед ее носом, — и поэтому заставил себя подождать с предложением до тех пор, пока ты не перестанешь чувствовать себя обязанной мне!
Тони ощущал какой-то прежде неведомый ему страх; гнев и бессильная ярость охватили его, и в душе он испытывал чувство обиды. Он все сделал правильно, но злой рок все же ухитрился завести его в тупик. Тем не менее, до его сознания постепенно стало доходить, что он ее еще не потерял: просто ему надо найти дорогу через ту трясину, на которую его вывела неверная судьба.
— И вообще, — Тони продолжал наступать на нее, — что я, как ты думаешь, делал все последние недели? Скажи мне — кто я, по-твоему?
— Ты — аристократ, — ответила Алисия, смело глядя ему в глаза. — Люди вашего круга часто заводят себе любовниц, это всем известно. Или ты скажешь, что у тебя никогда их не было?
У Тони на лице задергался мускул.
— Но ты-то для меня совсем не любовница!
Эти слова колокольчиками зазвенели в ушах Алисии. Она удивленно вскинула брови и замерла на месте.
Тони судорожно глотнул воздух, разжал пальцы и нежно погладил ее по голове, убирая с лица мокрые пряди волос.
— Черт возьми — да ведь всему свету прекрасно известно, что я отношусь к тебе как к своей жене!
— Верно, мне об этом говорили. Все общество, все мои знакомые, даже мои маленькие братья знают, что ты собираешься на мне жениться. Единственный во всем мире человек, которому ты забыл об этом сказать, — это я! — Алисия прищурила глаза и уже немного более спокойным тоном прибавила: — Ты даже до сих пор не спросил у меня, согласна ли я выйти за тебя замуж!
За этими четко произнесенными словами последовала небольшая пауза. Тони какое-то время пристально смотрел ей в глаза, после чего негромко произнес:
— Я ведь сказал, что люблю тебя! А вот ты в своих чувствах мне так и не призналась.
— Нет, призналась! — возмущенно воскликнула Алисия. — Только без слов! — У нее горели щеки, но она не обращала на это внимания. — И не говори мне, что ты этого не понял. — Она дала ему секунду на размышление, но так как Тони ничего не возразил, тут же продолжила, тыча ему пальцем в грудь: — А что касается словесного признания, то, поскольку я считала, что являюсь твоей любовницей, такое признание казалось мне совершенно неуместным.
По блеску в глазах она поняла, что это ее заявление не ускользнуло от внимания виконта. Тогда она высоко подняла голову, полная решимости окончательно прояснить возник шее между ними недоразумение.
— Признание в любви — это, конечно, хорошо; однако многие мужчины, несомненно, думают, что любят своих любовниц, и говорят им об этом… так откуда же мне было знать, что именно означали твои слова?
Некоторое время Тони молча смотрел на нее, потом махнул рукой, словно отметая ее слова.
— Скажи мне, наконец — ты любишь меня?
Сердце Алисии дрогнуло. Она на секунду закрыла глаза, а когда открыла, то внимательно посмотрела на него. Вокруг было темно, и струй дождя беспрерывно хлестали по их лицам, но они не сводили глаз друг с друга.
— В моем представлении, — сказала Алисия дрожащим голосом, — когда мужчина и женщина любят друг друга, они обычно женятся; в вашем же кругу это совсем не обязательно. Ты признался в одном, но ничего не сказал о другом. На мое отношение к тебе это нисколько не повлияло, но важность этого вопроса невозможно игнорировать в любом случае. Тебе прекрасно известно, что мое воспитание не позволяет мне проявлять излишнее любопытство к такого рода вещам…
Тони пристально смотрел на нее еще некоторое время, потом обхватил ее лицо ладонями и горячо зашептал:
— Я люблю тебя! Мне не нужна никакая другая женщина — ни надень, ни на час: мне нужна только ты. Я хочу всегда быть с тобой. Будь моей женой. Живи со мной в моем доме, как ты давно уже живешь в моем сердце. Пожалуйста… Ты согласна выйти за меня замуж? — Не дожидаясь ответа, он прикоснулся губами к ее губам. Затем последовал еще один нежный поцелуй.
Алисия закрыла глаза и, с трудом ворочая языком, спросила: Скажи мне: ты хочешь, чтобы я стала матерью твоих детей?
Тони отстранился и с удивлением посмотрел на нее, но так как она больше ничего не сказала, он твердо ответил:
— Да, это само собой разумеется.
— Хорошо, — вздохнула Алисия. — В таком случае я хочу сказать тебе…
Она замолчала: ей все еще не верилось, что ее мечты могут сбыться и будущее, о котором она все время мечтала, теперь находится здесь, рядом, что она может взять его, если захочет… Нет, Тони не упал на колени, не умолял о прощении, и все-таки…
Она улыбнулась и, обвив руками его шею, прошептала:
— Да, я люблю тебя и согласна быть твоей женой!
— Слава тебе, Господи! — С этими словами Тони крепко прижал ее к себе и стал истово целовать. Алисия отвечала ему тем же — под непрерывным проливным дождем, среди пустынных болот. Только теперь она поняла, как в эти минуты он был взволнован и неуверен в себе.
Поцелуй помог им забыть обо всех треволнениях последних недель, и все их страхи, тревоги и сомнения исчезли, растворились, утонули во внезапно нахлынувшем на них ощущении бесконечного счастья. Тони облегченно вздохнул и снова заговорил привычным командным тоном:
— Ну а теперь пойдем! — Он потащил ее обратно к карете. Его коляска, запряженная парой лошадей, стояла на другой стороне дороги. — В Читлгемптоне есть неплохая гостиница — она находится почти у самой дороги. Нам с тобой надо поскорее добраться туда и переодеться, пока мы не простудились.
Заметив, что его глаза в темноте пылают жаркой страстью, Алисия подумала, что для них вряд ли существует хоть какая-то опасность простудиться после того, как они разденутся.
Тони отдал распоряжения кучеру, затем открыл дверцу кареты и, просунув голову внутрь, объявил:
— Мы едем обратно в Торрингтон-Чейз.
Эти слова были встречены радостными криками детей, а со стороны Маггса последовало одобрительное ворчание.
— Но на ночь нам придется остановиться в гостинице. Я вся промокла до нитки и поеду вместе с Тони, — прибавила Алисия.
При мысли о возвращении в Торрингтон-Чейз, который, как подозревала Алисия, казался им настоящим раем, у детей сразу поднялось настроение, и его не испортила даже перспектива провести на обратном пути ночь в гостинице.
Тони вместе с Кучером развернул упряжку, а затем направился вместе с Алисией к коляске и помог ей забраться в нее.
Когда коляска плавно покатилась по дороге, Алисия спросила:
— А как быть с моими братьями?
— Что значит «как быть»? — Тони бросил на нее быстрый взгляд. — Разумеется, они будут жить вместе с нами.
— Ты так думаешь? — после некоторых колебаний спросила Алисия.
— Ну конечно!
Алисия пыталась вспомнить, что же она забыла уточнить и что еще необходимо прояснить в их отношениях…
— Боже мой! — вдруг воскликнула она. — А что стало с сэром Фредди? Вечером, присев у гудящего камина в лучшем номере гостиницы Читлгемптона, которая назывались «Копье и шпага», она вспомнила, как Тони хохотал над ее вопросом: видимо, он был очень доволен тем, что вопрос о замужестве полностью вытеснил из ее сознания мысли о сэре Фредди.
За столь быстрое возвращение к ней Тони она должна была сказать спасибо Далзилу. Еще накануне ночью Тони отправил в Лондон гонца с известием о поимке сэра Фредди; в ответ Далзил отдал приказ доставить пойманного в Лондон, однако потом передумал и лично отправился исполнять собственное распоряжение. На полдороге они встретились, и Далзил взял сэра Фредди под стражу.
Такой интерес чиновника столь высокого ранга, несомненно, был вызван упоминанием сэра Фредди о другом, до сих пор все еще не разоблаченном предателе. Впрочем, что касается Алисии, того, что она узнала о предателях, ей и так должна было хватить на всю оставшуюся жизнь. Сейчас же из головы у нее никак не выходил смех Тони посреди дороги. Неужели он считал, что их отношения не зависят от сэра Фредди и исходящей от него опасности? Во всяком случае, он придавал этой угрозе гораздо меньшее значение, чем она.
Щелкнул замок, и в комнату вошел Тони. Он уже проверил, хорошо ли устроены дети, и на всякий случай дал распоряжение Маггсу остаться на ночь вместе с ними.
Виконт внимательно посмотрел на Алисию, улыбнулся и подошел ближе.
— Стой! — Алисия вытянула вперед руку, останавливая его. — Ты весь мокрый. Снимай свою одежду.
— Как скажешь, — покорно ответил он, при этом в его глазах сверкнуло откровенно хищное выражение. Алисия, едва сдерживая улыбку, снова повернулась к огню и принялась сушить волосы, но как только Тони разделся, она поднялась и подошла к нему. Держа в одной руке полотенце, другой она сняла простыню, обернутую вокруг ее тела, и мягкими движениями начала вытирать влагу с его груди и плеч.
Через минуту их тела разгорячились, и они стали обниматься, жадно прижимаясь друг к другу губами.
Почувствовав, что Тони положил руки ей на талию и собирается ее поднять, Алисия отклонилась назад и сказала:
— Нет, не здесь. Прежде она никогда ему не приказывала и не брала инициативу в свои руки; тем не менее, он беспрекословно подчинился, ей и, разжав руки, подвел ее к скрытой за занавеской кровати.
Отодвинув занавеску, Тони дождался, когда она проскользнет внутрь, а затем спросил:
— Удобно устроилась?
Алисия улыбнулась и жестом пригласила его приблизиться. Потом она уложила его на спину, оседлала и ездила на нем до полного самозабвения.
Не так давно она целый час потратила на то, чтобы просмотреть его библиотеку, где находилось превосходное собрание всевозможных полезных руководств. Ей захотелось подробно изучить их все, чтобы полученные знания применить в своей практике.
В эту ночь она так и сделала, щедро одаривая его наслаждением и вместе с тем сама наслаждаясь его безропотной покорностью.
Несколькими часами позже, когда пламя страсти немного улеглось, и Алисия лежала в объятиях Тони совершенно обессиленная, она прошептала:
— Я люблю тебя. Не потому, что ты защищаешь меня и моих родных, и не потому, что ты богат и у тебя такой роскошный дом… Я люблю тебя за то, что ты такой, какой есть, за то, что ты — это ты.
Тони долго молчал, а потом, глубоко вздохнув, сказал:
— Я не знаю, что такое любовь, и чувствую лишь то, что люблю тебя — всегда буду любить!
Алисия слегка приподнялась, дотянулась до его губ, поцеловала и снова нырнула к нему в объятия, где ей было так хорошо и уютно.
Тони хотел, чтобы бракосочетание было пышным и состоялось в Торрингтон-Чейзе; в результате на свадьбу были приглашены все члены клуба «Бастион», а также добрая половина лондонского высшего общества. Единственный, кто в присланном письме с извинениями сообщил, что не сможет на ней присутствовать, был Далзил.
Всего неделю спустя гости собрались в церкви, в Грейт-Торрингтон, и наблюдали за тем, как Алисия идет к алтарю, чтобы встать рядом с Тони. На ней было воздушное платье из белоснежного шелка, расшитое жемчугами, над которым Адриана вместе с Фитчет и мистером Пенкуиком трудились не покладая рук, чтобы оно было готово в срок. На шее у нее сверкали три нитки жемчужных бус; лоб и запястья украшали жемчуга подарок Тони, который он преподнес ей в придачу к своему сердцу.
Нежно посмотрев Тони в глаза, Алисия подала ему руку и повернулась к священнику, готовая с радостью идти навстречу своему будущему.
Церемония бракосочетания прошла гладко, а затем гости приступили к завтраку на лужайках перед домом в Торрингтон-Чейзе. Повсюду царили радость и счастье, и целый день все присутствующие от слуг до герцогини Сент-Ивз — предавались безудержному веселью. Мальчики тоже были в прекрасном настроении и вместе с дочерьми Миранды сновали туда-сюда среди гостей, повсюду вызывая благосклонный смех и улыбки. Тогда еще не совсем забылись ужасы недавней воины, и такие счастливые моменты, как эта свадьба, многим позволяли с надеждой смотреть в будущее.
После обеда, когда дамы расположились на лужайке в креслах чтобы поболтать о том о сем и обсудить свои дела, их мужья, также получившие возможность отдохнуть, собрались в тени деревьев у озера; некоторые отправились бродить по берегу.
Тони вместе с Джеком Хендоном, который, как и Джеффри, был его шафером, а также другими членами клуба «Бастион» — Кристианом, Девереллом, Тристаном, Джеком Уорнфлитом, Джарвисом и Чарлзом удалились в расположенную неподалеку сосновую рощу, где они могли свободно поговорить, не упуская в то же время дам из виду.
Их сейчас больше всего интересовал вопрос о том, почему на свадьбе отсутствует Далзил.
— Никогда не видел его на светских собраниях, — сказал Кристиан и, указав на собравшихся дам, прибавил: — Возможно, он опасается, как бы его здесь кто-нибудь не опознал.
— Интересно, как ему это удается? — заметил Чарлз. — Ведь он находится в таком же положении, как и мы, разве нет.
— Похоже на то, — согласился с ним Тристан. — Он определенно является одним из нас.
— Кстати — присоединился к ним Джек Хендон, — а что произошло с Коделом после того, как он попал в лапы Далзила?
— О, он очень громко и очень долго раскаивался в содеянном, — ответил Чарлз. — А потом в библиотеке приставил к голове пистолет и — бабах! Это для него был единственный выход — все лучше, чем суд и тюремное заключение.
— У него была семья? — спросил Джарвис.
— Далзил сказал, что его наследником станет некий дальний родственник.
Тони удивленно посмотрел на Чарлза:
— Когда ты его видел?
— Он заезжал ко мне, — с самодовольной улыбкой ответил Чарлз. — Похоже, второй из этих негодяев, использовавший военную информацию в целях личного обогащения, действовал главным образом в Корнуолле, между Пензансом и Плимутом, а это мои родные края. Он служит в одном из министерств, вероятнее всего — в министерстве иностранных дел, притом занимает очень высокий пост, посвящен в государственные тайны, и именно это больше всего беспокоит Далзила. Уж каким отъявленным негодяем был Кодел, но этот может оказаться еще хуже.
— Так он действительно занимался шпионажем или промышлял таким же мелким грабежом, как и Кодел? — поинтересовался Тристан.
— Не знаю. — Чарлз пожал плечами. — Это одна из тех задач, которые мне предстоит решить. Я должен прибыть на место и начать задавать наводящие вопросы, создавая те самые невидимые подводные рифы, на которые ни один уважающий себя шпион не желает обращать внимания. Ну а там будет видно, как станут развиваться события.
— Это довольно рискованная стратегия, — поморщился Кристиан.
— Но зато очень заманчивая! — возразил Чарлз, обводя всех горящими глазами. — Так что, друзья мои, я должен вас оставить и отправляться в путь. Сегодня вечером я еду в Лостуител. — При этом Чарлз лихо ухмыльнулся. — Благодаря милости нашего бывшего командира у меня теперь есть весьма веская причина оставить Лондон и убежать от света, от моих сестричек, от дражайшей мамочки и от всех прочих родственниц, которые только и думают о предстоящем сезоне и надолго обосновались в городе. Естественно, они надеялись немало времени посвятить организации моей личной жизни и моего будущего, и вот теперь я вместо этого уезжаю домой совершенно один. Сяду там в библиотеке со своими собаками, закину ноги на стол и буду себе потихоньку потягивать бренди. Блаженство! — Он вздохнул с видимым удовольствием и помахал рукой на прощание. — Итак, господа, я вынужден вас покинуть и предоставить вам самим сражаться за свою свободу.
Все засмеялись. Чарлз повернулся и пошел прощаться с хозяевами.
— Если тебе понадобится помощь, дай нам знать! — крикнул ему вдогонку Джек Уорнфлит.
— Разумеется! — Чарлз еще раз помахал рукой. — А если кому-то из вас понадобится убежище, вы знаете, где находится Лостуител.
Группа, собравшаяся в сосняке, пришла в.движение и стала постепенно распадаться. Тони, Джек Хендон и Тристан продолжали стоять, наблюдая за тем, как Чарлз извинился перед Алисией и матерью Тони, а затем ловко ускользнул из цепких объятий других присутствовавших на свадьбе матрон и своей бодрой петушиной походкой двинулся в направлении конюшен.
После этого Тони, Джек и Тристан, переглянувшись, посмотрели на своих дам. Алисия, Кит и Леонора сидели на освещенной солнцем лужайке и, склонившись друг к другу, о чем-то оживленно болтали.
— Боюсь, — пробормотал Тони, — что представления Чарлза о блаженстве слишком сильно ограничены его суровым опытом государственной деятельности.
— Да он об этом даже понятия не имеет, — согласился с ним Тристан.
— Точно, — подтвердил Джек.
— Ничего, — сказал Тони, и лицо его расплылось в широкой улыбке, — у него еще все впереди.
И все трое не торопясь направились в сторону лужайки.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Честь джентльмена - Лоуренс Стефани



слабенько, если четсно
Честь джентльмена - Лоуренс Стефаниtonia
23.10.2011, 1.00





А мне роман очень нравиться. Причем читаю его уже не первый раз.
Честь джентльмена - Лоуренс СтефаниЛилия
22.11.2012, 21.23





Интересно как и все романы с.л.
Честь джентльмена - Лоуренс Стефанилюбовь
20.10.2013, 23.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100