Читать онлайн Честь джентльмена, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Честь джентльмена - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Честь джентльмена - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Честь джентльмена - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Честь джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Хотя для него не было секретом, что вот-вот должно случиться нечто неожиданное, тем не менее Тони был поражен и обеспокоен той стремительностью, с которой развивались события.
Джек расстался с Тони по выходе из клуба, пообещав встретиться с ним прямо на месте, и виконт вслед за Кристианом и Чарлзом вскочил в коляску проезжавшего мимо извозчика; Тристан уже хотел последовать за ними, но в этот момент из калитки соседнего сада неожиданно вышла его жена Леонора — это был дом ее дядюшки, а она пришла к нему в гости. Увидев мужа и его приятелей, она сразу же захотела узнать, что происходит, и Тристан остался с ней, сделав за спиной незаметный знак рукой, означавший: поезжайте без меня!
На Уэйвертон-стрит Тони выскочил из коляски и подошел к Кольеру, сидевшему на ограде тротуара неподалеку от дома Алисии.
Вежливо прикоснувшись к шляпе, Кольер тут же вскочил и принялся докладывать:
— Пять мухоморов, милорд. Ничего подобного не видел за всю свою жизнь — они вломились так, будто это какой-нибудь воровской притон. Руководил ими один надутый тип, пришедший после всех.
Тони кивком поблагодарил агента:
— Ладно, продолжай наблюдение.
— Есть продолжать! — вытянулся Кольер.
Кристиан расплатился с извозчиком, и они с Чарлзом пошли вслед за Тони, который, поднявшись по лестнице, не стал стучать в дверь, а просто распахнул ее и вошел в дом.
Молодой сыщик, стоявший у дверей в гостиную, от неожиданности вздрогнул и инстинктивно вытянулся по стойке «смирно», после чего застыл с растерянным выражением лица, и тут же со стороны гостиной появился приземистый сержант весьма воинственного вида.
— Эй вы! Кто такие, что вламываетесь сюда без стука? Сунув руку в карман плаща, Тони достал оттуда свою визитную карточку. И с бесстрастным выражением лица протянул ее сержанту, а потом жестом указал на Кристиана и Чарлза:
— Это маркиз Дирн и граф Лостуител. А теперь скажите, где находятся миссис Каррингтон и члены ее семьи?
Сержант провел пальцем по тисненым надписям дорогой карточки, и его воинственность как рукой сняло. Он хмуро посмотрел на своего помощника, преградившего вход в гостиную:
— Э-э… Инспектор взял леди и все ее семейство под стражу, милорд. То есть, так сказать, под свою охрану…
— Ваш инспектор, кажется, упустил из виду, что миссис Каррингтон уже находится под моей охраной, полицейскому управлению это отлично известно. — В голосе Тони чувствовалась скрытая угроза.
Сержант инстинктивно вытянулся в струнку и уставился прямо перед собой.
— Мы не относимся к районному управлению, милорд, поскольку прибыли прямо из штаб-квартиры на Боу-стрит…
— Вы что, оправдываетесь? Кто у вас здесь главный? Как зовут вашего инспектора?
— Спригс, милорд.
— Позовите его сюда. — Тони поймал затравленный взгляд сержанта. — Я хочу лично убедиться, что ни миссис Каррингтон, ни кто-либо из членов ее семьи не пострадал от ваших безрассудных действий. Молите Бога, чтобы это было так. Надеюсь, когда я вернусь, он уже будет здесь, а заодно и все остальные ваши коллеги, находящиеся сейчас в этом доме. Вам ясно?
— Да, сэр. — Сержант судорожно проглотил застрявший в горле комок и затравленно посмотрел вслед виконту, который, круто повернувшись, решительно направился в гостиную.
Увидев Тони, Алисия испытала огромное облегчение; вскочив со стула, она бросилась ему навстречу. Вслед за ним вошли оба его спутника; по их виду и поведению она сразу поняла, что это его друзья. Один из них, обладатель черных кудрявых волос, сделал движение наперерез вскочившему с кресла охраннику.
Тони повернул голову и посмотрел на охранника ледяным взглядом, отчего тот застыл, словно парализованный.
Когда Алисия подошла к виконту, он внимательно вгляделся в ее лицо:
— С вами все в порядке?
Его взгляд скользнул дальше — туда, где вокруг кресла сгрудились дети, Адриана и остальные домочадцы.
— Да, как будто… — Алисия оглянулась и увидела, что все вскочили. — Только вот немного испугались…
На самом деле она просто кипела от ярости, поскольку обвинения, высказанные инспектором, привели ее в бешенство. Снова взглянув на Тони, она тихо спросила:
— Это все из-за тех самых писем? Вместо ответа он крепко сжал ее руку.
— Произошла досадная ошибка — но ничего страшного: скоро мы все уладим. Оставайтесь здесь и ничего не бойтесь.
Адриана неуверенно кивнула, и мальчики растерянно посмотрели на нее, а затем снова уставились на виконта.
— Побудьте здесь вместе с сестрой. Мы с Алисией вернемся через несколько минут, — стараясь, чтобы его голос звучал по возможности бодро, произнес Тони. — Обещаю вам, что потом все объясню.
Дети немного успокоились и уселись вокруг Адрианы, в то время как Тони, взяв за руку Алисию, направился к дверям. Оба джентльмена пошли вместе с ними. Более крупный из них — тот, который шел рядом с ней, — улыбнулся своей не менее очаровательной, чем у Тони, улыбкой:
— Дирн. Очень рад познакомиться с вами, миссис Каррингтон, даже в этих, непростых обстоятельствах… и, уверяю вас, очень скоро мы все уладим!
Алисия вежливо кивнула.
— Это точно, — сказал второй джентльмен и тоже представился: — Лостуител, раб Божий. Впрочем, официальные раскланивания отложим до другого раза.
Тони быстро взглянул на него и открыл дверь; они вышли в холл как раз в тот момент, когда инспектор — агрессивно настроенный рыжеволосый человек неопределенного возраста — с громкой руганью ворвался туда с другой стороны.
— Что здесь, черт возьми, происходит?
Казалось, инспектор сейчас заревет, как бык, но, увидев вышедшую ему навстречу компанию, он вдруг на секунду замер и вытаращил глаза, а потом, словно опомнившись, закричал:
— Скрагс, черт тебя побери! Какого дьявола ты впускаешь в дом посторонних? При этом он обернулся и посмотрел на сержанта, но тот даже не двинулся с места и лишь кивком указал, на Тони:
— Это его сиятельство, сэр, как я вам уже сказал. А это маркиз и граф.
Тон Скрагса ясно говорил о том, что если его начальник не знает, когда надо отступить, то он, Скрагс, понимает это очень хорошо.
— Инспектор… Спригс, кажется? — Тони явно подбирал вежливые выражения, однако тон его оставался довольно резким.
Спригс обернулся и посмотрел на виконта с весьма воинственным видом:
— Так точно. И я заставлю вас…
— Надеюсь, вы посоветовались с инспектором районного отделения полиции, прежде чем ввязываться в эту историю? Его, если мне не изменяет память, зовут Элкотт…
В поросячьих глазках Спригса сразу же появилось настороженность.
— Да, но…
— Я весьма удивлен тем, что мистер Элкотт не проинформировал вас об одном весьма важном факте: миссис Каррингтон уже находится под моей охраной.
— Нет, он, конечно, упомянул об этом… — начал Спригс.
— В самом деле? — Тони удивленно вскинул брови. — А он, случайно, не упомянул о том, что мои полномочия в этом деле исходят от Уайтхолла?
Спригс неожиданно выпрямился:
— Не знаю, кто вас прислал милорд — Уайтхолл или кто-нибудь еще… однако информация, которую мы получили, да притом от таких людей… В общем, мы никакие могли ее проигнорировать.
— Какая еще информация?
Сжав губы, Спригс бросил подозрительный взгляд на Алисию, но затем все же решил рискнуть:
— Присутствующая здесь миссис Каррингтон наняла нескольких негодяев для устранения мистера Раскина по той причине, что она была в сговоре с французами. Нам сообщили, что если мы хорошенько обыщем ее дом, то найдем доказательства, достаточные для того, чтобы полностью ее изобличить.
— И от кого же исходила эта информация?
Спригс опять заколебался, однако затянувшееся молчание вынудило его ответить и на этот вопрос:
— Она поступила к нам опосредованно… — Теперь уже Спригс не мог не заметить презрительного взгляда Тони, поэтому поспешил прибавить: — Точнее, из одного очень уважаемого клуба. Кажется, там эта история дошла до слуха многих высокопоставленных и влиятельных людей, и они пожелали узнать, предприняли ли мы какие-нибудь меры. Нас засыпали всевозможными вопросами, даже прислали специального уполномоченного, чтобы все выяснить… — Спригс окинул внимательным взглядом Чарлза и Кристиана, а потом снова посмотрел на Тони. — Речь идет о государственной измене. Не думаю, что таких знатных людей, как вы, это хоть сколько-нибудь интересует, однако если вы проходили службу во время недавних военных действий…
— На вашем месте, инспектор, я бы не стал делать столь скоропалительных предположений… — Эти слова, произнесенные негромким, тягучим голосом, заставили всех обернуться к парадному входу, дверь которого все это время оставалась открытой.
Произнесший их господин не спеша прошел в холл, не отрывая взгляда от Спригса.
У вошедшего были весьма изысканные манеры, и двигался он с какой-то внутренней грацией; на нем был темный костюм, выдержанный в строгом стиле, — словом, весь его вид говорил о полной уверенности в себе.
Алисия ощутила легкую дрожь, однако, бросив взгляд на Тони, а затем на его друзей, она поняла, что они с ним хорошо знакомы и вошедший явно является их союзником.
Спригс, поигрывая желваками, переводил взгляд с одного джентльмена на другого, в то время как находившиеся за ним сержант и двое его людей вытянулись и замерли в ожидании.
— Далзил. — Этим коротким словом вновь прибывший ответил на молчаливый вопрос Спригса. — По поручению Уайтхолла.
Остановившись рядом с Тони, он вяло посмотрел в глаза Спригсу.
— Я уже переговорил с вашим начальством. Вы должны немедленно вернуться на Боу-стрит вместе со своими людьми, оставив дом в том виде, в котором он находился до вашего необдуманного вторжения. — Далзил немного помолчал. — Мне пришлось немного охладить пыл некоторых не в меру ретивых господ и напомнить им, что этим делом занимаюсь я вместе с лордом Уитли и что полномочия Боу-стрит не простираются столь далеко, чтобы отменять распоряжения Уайтхолла или вмешиваться в его действия.
— Да, сэр, — сдавленным голосом произнес Спригс, опуская голову.
Далзил еще раз холодно взглянул на инспектора, а затем равнодушно отвернулся:
— Ну так можете быть свободны.
Сыщики больше не сопротивлялись. Спригс кивнул своему помощнику, и тот, просунув голову в гостиную, подал знак товарищу; через мгновение все пятеро, подчиняясь превосходящей силе людей с Уайтхолла, уже спускались по лестнице, в то время как Тони, Далзил, Дирн и Лостуител, стоя у входа, провожали их насмешливыми взглядами.
Алисия с заметным напряжением ждала развязки и перевела дух только тогда, когда непрошеные гости оказались за пределами ее дома.
— Вот настырные, черти! — Лостуител неодобрительно покачал головой.
— Что верно, то верно, — согласился Далзил.
И тут неожиданно с разных сторон улицы показались два экипажа. Подъехав ближе, они остановились перед домом, дверцы распахнулись, и из одной кареты выскочил Тристан, а из другой — Джек Хендон. Затем они помогли выйти дамам — Кит, жене Джека, и Леоноре, жене Тристана.
Поправив платья, дамы направились к дому — и в этот момент увидели друг друга. У парадного входа они остановились, представились, пожали друг другу руки, затем дружно повернулись и решительно поднялись по лестнице; Джек и Тристан последовали за ними.
Стоявшие у входа мужчины расступились, и дамы, едва взглянув на них, двинулись дальше, но, увидев Алисию, тут же кинулись к ней.
— Я — Кит Хендон, жена Джека. — Кит взяла Алисию за руку. — Не волнуйтесь, моя дорогая, все будет в порядке. — А я — Леонора Уэмис, жена Трентема. Надеюсь, ваши близкие не пострадали?
Алисия постаралась улыбнуться и жестом указала на гостиную:
— Слава Богу, нет. Я тоже надеюсь, что все закончится хорошо.
— Это уже просто переходит всякие границы, — решительно заявила Кит. — Мы приехали оказать вам свою поддержку.
— Совершенно верно, — сказала Леонора, направляясь в сторону гостиной. — Тут нужны срочные действия.
Они втроем вошли в гостиную, в то время как шестеро мужчин смотрели некоторое время на захлопнувшуюся дверь, а затем обменялись быстрыми взглядами.
Далзил сочувственно вздохнул — во всяком случае, именно так все расценили этот вздох — и, обратившись к Тони, сказал:
— Полагаю, то, на поиски чего сюда прислали этих блюстителей закона с Боу-стрит, хранится у вас?
— Да, разумеется.
Тони коротко описал содержание писем. При этом он особо отметил, что они вписываются в сценарий, который логично считать наиболее вероятным, так как подтверждают факт использования таинственным А. К. полученной от Раскина информации для организации захвата торговых судов неприятелем.
Далзил выслушал это объяснение, не шелохнувшись и не проронив ни слова, а затем тихо произнес:
— Найдите его. — После этого, медленно обведя взглядом присутствующих, он прибавил: — Делайте что хотите, но я должен знать, кто такой этот А. К., и знать как можно скорее. Даю вам полномочия действовать от моего имени. Что касается Уитли, он сейчас просто вне себя. Словом, если понадобится, можете воспользоваться и его именем тоже. — Еще раз бросив на них угрюмый взгляд, он коротко кивнул: — На этом я вас покидаю.
Затем он направился к выходу, но на пороге остановился и внимательно посмотрел на Тони.
— Кстати, проследить источник информации относительно миссис Каррингтон никак не удается; я уже пытался это сделать. Кто бы ни был этот человек, у него очень большие связи и он прекрасно знал, кому именно надо шепнуть нужное слово. Теперь, кого ни спроси, все утверждают, что услышали об этом от кого-то еще. Я, конечно, буду держать ухо востро, однако не стоит слишком рассчитывать на сколь-нибудь серьезный прорыв в этом направлении.
Тони согласно кивнул, после чего Далзил не спеша сошел вниз по лестнице и удалился.
Оставшиеся стояли неподвижно до тех пор, пока его шаги не затихли, и лишь потом переглянулись.
— Как хорошо, что мне пришлось работать только с Уитли. — Джек с облегчением вздохнул.
— Да, тебе крупно повезло, — согласился Тони и, сделав несколько шагов, закрыл входную дверь.
Когда он обернулся, Чарлз вопросительно посмотрел на него, потом перевел взгляд на Кристиана и Тристана:
— Как он узнал?
Кристиан с явным смирением пожал плечами:
— Приходится признать, что этот господин довольно хорошо знаком с кем-то из персонала нашего клуба — не правда ли?
— Нашего клуба? — с обиженным видом переспросил Чарлз. После секундного размышления он покачал головой: — Об этом мне даже думать не хочется.
Тристан иронически похлопал его по плечу и уже собрался что-то сказать, как вдруг из гостиной выскользнули Маггс, Скалли, Дженкинс, кухарка и старая няня Фитчет, которые явно поспешили скрыться за обитой зеленым сукном дверью.
Тони едва успел взглядом остановить Маггса:
— Проверь общую гостиную: по-моему, люди нашего уважаемого инспектора не успели навести там порядок после себя.
Маггс кивнул и свернул в коридор, в то время как Тристан открыл дверь гостиной и пригласил туда джентльменов.
Кит и Леонора сидели в креслах напротив Алисии и Адрианы; все четверо склонились ближе друг к другу. При входе мужчин они подняли головы и замолчали, отложив обсуждение волновавших их вопросов до более удобного случая.
Мальчики, увидев Тони, тут же бросились к нему.
— Они уже ушли?
— Что им было нужно?
— А кто этот человек? Тот, который ушел последним?
Не зная, что ответить, Тони поочередно смотрел в три пары карих — точь-в-точь как у Алисии — глаз, и тут же Мэтью нетерпеливо дернул его за рукав:
— Вы обещали нам все рассказать!
— Хорошо, рассказываю. Они ушли и больше уже сюда не вернутся. — Тони присел на корточки, чтобы удобнее было говорить, находясь с детьми на одном уровне. — Сыщики получили неверную информацию и решили, что здесь спрятаны документы — те самые письма, которые я нашел. А человек, вышедший последним, работает в правительстве: он прибыл специально для того, чтобы приказать им больше не беспокоить ни вас, ни ваших сестер.
— Вот это правильно! — согласился Гарри. — А то они были с нами не очень-то любезны.
— И еще они напугали Алисию и Адриану, — тихо прибавил Дэвид.
Тони улыбнулся, быстрым движением руки взъерошил волосы на голове Мэтью и поднялся.
— А теперь пойдите и посмотрите, не проводился ли обыск в вашей комнате. Да не забудьте помочь Маггсу и Дженкинсу убедиться в том, что в доме не осталось ничего, способного расстроить ваших сестер.
Мальчики охотно закивали.
— Мы пойдем наверх, — сказал Дэвид и посмотрел на Алисию.
Алисия улыбкой подбодрила его, а затем ласково сказала:
— Когда закончите, приходите пить чай.
Наконец дети гуськом вышли из комнаты и закрыли за собой дверь.
— Ну, слава Богу! — улыбнулась Кит и посмотрела на мужчин, стоявших посреди комнаты. — Теперь вот что: мы должны действовать как можно быстрее, чтобы свести к минимуму возможный вред, а еще лучше — предотвратить его вовсе.
В ответ Тристан только пожал плечами.
— Не думаю, что все это настолько серьезно. Вряд ли А. К. намерен и дальше доставлять неприятности миссис Каррингтон.
— Да при чем здесь ваше расследование? — сверкнула на него глазами Леонора. — Нас сейчас беспокоит вовсе не это. Тристан растерянно взглянул на нее:
— А что же тогда?
— Бог мой — ну конечно же, возможный удар по репутации миссис Каррингтон и ее сестры!.
Они оказались правы: именно в этом заключалась самая главная опасность, созданная визитом Спригса. На этот раз господа с Боу-стрит нагрянули с обыском прямо средь бела дня, и их активная деятельность не могла долго оставаться в секрете. К счастью, присутствующие очень быстро придумали план ответных действий и приступили к его исполнению. Если не считать Алисии и Адрианы, в комнате в этот момент находились семь человек, и у каждого имелось много знакомых в высшем обществе; обычно они старались избегать контактов с ними, однако в данной ситуации эти знакомства могли оказать им серьезную помощь.
К тому моменту, когда наступила пора вечерних развлечений, все заняли свои места и приготовились к бою.
Вместе с Джеффри, которому уже сообщили о происшедших событиях, Тони сопровождал восхитительную миссис Каррингтон и ее еще более восхитительную сестру на официальный обед, а затем на три пышных бала.
Едва они приехали на первый из балов — к леди Селвин — и вошли в бальный зал, как Тони тут же услышал голос своей крестной:
— Это переходит всякие границы! — Тон леди Эмери был сдержанно-негодующим. — Этот скрытный господин пытается манипулировать нами, светскими людьми, при помощи слухов и грязных трюков, пытается заставить нас ополчиться на миссис Каррингтон и изгнать ее из Лондона, чтобы ее бегство от нашего гнева выглядело как признание вины. Таким образом он хочет ввести в заблуждение власти и прикрыть свои грязные делишки! — Леди Эмери передернула шаль на плечах, демонстрируя этим движением и всем своим видом полное отвращение к негодяю. — Это уж за гранью всяких приличий — чтобы джентльмен пытался нас так использовать!
Графиня Харфорд слушала свою красноречивую приятельницу, выпучив глаза.
— Так, значит, все эти слухи — ложь? Фи! — Леди Эмери движением пальцев выразила свое презрительное отношение к слухам. — Всего лишь искусный вымысел, и ничего больше. Миссис Каррингтон он выбрал в качестве мишени по той простой причине, что она имела несчастье оказаться последней, с кем бедняга Раскин беседовал перед смертью — от руки этого самого человека, смею вас уверить! Она пришла на вечеринку — ну так скажите, пожалуйста, что должен человек делать на вечеринке, если не беседовать с другими гостями? Но эта бестия теперь пытается обмануть власти, пустить их по ложному следу и использовать нас для достижения своих дьявольских целей!
— Какое коварство! — Графиня была совершенно шокирована.
— И не говорите. — Леди Эмери многозначительно наклонила голову и прибавила: — Теперь вы понимаете, почему мы, то есть те из нас, кто знает истину, должны быть бдительными и не допускать распространения подобной лжи?
— Несомненно. — Леди Харфорд, явно напуганная этой историей, схватила леди Эмери за руку. — Боже мой, если светское общество можно с такой легкостью использовать в качестве орудия для нанесения удара по репутации…
Продолжить ее мысль было нетрудно: никто не может чувствовать себя в безопасности.
Графиня подняла голову и слегка погладила леди Эмери по руке.
— Можешь на меня положиться, Фелиситэ: я пресеку любые досужие разговоры на эту тему. — Поправив свои юбки, она вздохнула: — Бедная миссис Каррингтон, должно быть, совершенно убита…
Леди Эмери жестом отвергла это предположение.
— Не волнуйтесь, она не хуже нас с вами знает, как надо держаться. Вечером ее ждут здесь — и я нисколько не сомневаюсь, что она прибудет с высоко поднятой головой!
— Что ж, я искренне желаю ей добра. — Леди Харфорд поднялась. — И сделаю все от меня зависящее, чтобы помочь бедняжке свести на нет столь подлый план!
С царственным наклоном головы — на который леди Эмери милостиво ответила точно таким же — леди Харфорд отошла в сторону и смешалась с толпой гостей. Тони, стоявший позади крестной в двух шагах от ее кресла, быстро двинулся вперед, вместе с другим удивленно наблюдавшим за этой сценой зрителем — Алисией. Из-за огромного скопления гостей ни одна из собеседниц их не заметила. Теперь он обошел вокруг кресла и поклоном приветствовал крестную, а затем поцеловал ее в щеку.
— Вы были великолепны! Леди Эмери хмыкнула:
— Трудно удержать себя в рамках, когда ты просто вне себя. — Она повернулась к Алисии и, взяв ее за руки, усадила в кресло. — А для вас, моя дорогая, все это уж и вовсе чересчур — честное слово.
Затем она требовательно посмотрела на Тони:
— Вы ведь скоро найдете его, да? И тогда весь этот бессмысленный кошмар наконец закончится.
— Мы идем за ним по пятам всей командой — так что не бойтесь, мы его разоблачим.
— Вот и хорошо! — Леди Эмери снова обратилась к Алисии: — А теперь расскажите, как идут дела у вашей очаровательной сестры. Действительно ли Джеффри Маннингему удалось завоевать ее благосклонность?
Пока они разговаривали таким образом, Тони внимательно осматривал собравшихся. Многие дамы старшего поколения подчеркнуто приветствовали их, открыто демонстрируя свое расположение; другие, не столь влиятельные, тоже останавливались и заверяли Алисию в своей поддержке. Словом, предпринятые ими усилия уже стали приносить свои плоды.
Вскоре приехали Тристан с Леонорой и тоже немедленно принялись обходить гостей. Сочтя, что бал у леди Селвин полностью взят под контроль, Тони взглядом подозвал Джеффри и Адриану, и они отправились по запруженным улицам дальше, к следующему светскому собранию.
К моменту их приезда в дом графини Госфорд бал у нее был в самом разгаре. Там они встретили еще нескольких матрон и великосветских дам, которые выразили им свою поддержку. Леди Озбалдестон подозвала их к себе повелительным взмахом своей трости; она дала им понять, что давно уже не видела ничего подобного и что она решительно намерена устроить громкий скандал по поводу предпринятых «этими мерзавцами» попыток натравить светское общество на Алисию. Это своего рода наказание послано нам за нашу взаимную недоброжелательность друг к другу, и глупо делать вид, будто мы этого не ВИДИМ. — Взгляд ее черных глаз остановился на золотисто-зеленом платье Алисии. — Так что тебе не за что нас благодарить. Ты сделаешь доброе дело, если поможешь нам осознать, насколько созданная нами система беззащитна перед лицом таких грубых и подлых манипуляций. Ты поможешь нам стать честными. — Тут она слегка поморщилась. — Во всяком случае, гораздо более честными. — Она повернулась к Тони: — И как долго вы собираетесь гоняться за этим негодяем?
— Мы делаем все, что можем, но некоторые вещи требуют времени…
Леди Озбалдестон прищурила глаза и пристально посмотрела на Тони.
— Знаю я вас: потом начнёте пытаться всеми правдами и неправдами скрыть от нас имя этого негодяя. — Ее лицо приняло угрожающее выражение. — Имейте в виду: мы этого не потерпим.
Тони вежливо улыбнулся.
— Можете быть уверены, — сказал он в ответ. — Кто бы что ни говорил, меня в числе его защитников не будет.
Пожилая дама некоторое время пытливо вглядывалась, в его лицо, потом хмыкнула — очевидно, вполне удовлетворившись его ответом.
— Хорошо. Теперь можете идти танцевать — кстати, как раз начинается вальс. Не стоит чересчур волноваться и напрочь отказываться от развлечений.
Тони поклонился, а Алисия сделала книксен; после этого он увел ее на танец.
После трех туров Алисия почувствовала некоторую тревогу.
— Что случилось? — тут же заботливо поинтересовался Тони.
Она улыбнулась — с легкостью, которой при сложившихся обстоятельствах даже сама не ожидала.
— Просто мне… все это кажется немного нереальным. Я вдруг, как Золушка, перенеслась в какое-то невообразимое место. Никогда не думала, что вокруг так много людей, готовых меня поддержать. — Она слегка покраснела. — И все же они становятся на мою сторону только потому, что об этом просите вы: Кит, Леонора и другие.
Тони улыбнулся искренней, теплой улыбкой. — Ты слишком себя недооцениваешь. — Он привлек ее ближе к себе, наклонился и прошептал на ухо: — Прими в расчет следующее. Вы с Адрианой были открытыми и дружелюбными и почти не нажили себе за все это время врагов — наоборот, всего за несколько недель приобрели много настоящих друзей. С вами всегда было приятно общаться: вы не старались никого оттеснить или очернить чье-то имя. Вы не участвовали в недостойных интригах и избегали любых скандалов… Да вы просто воплощение женщин, которых общество с удовольствием примет в свои ряды, один из тех образцов, на которые великосветские дамы указывают другим, менее опытным; живой пример, которому все рады следовать…
Конечно, подумала Алисия, если не считать того маленького обстоятельства, что все это вовсе не о ней. Она по-прежнему ощущала некоторое беспокойство; оно появилось довольно давно — еще в тот день, когда Тони впервые выделил ее среди толпы на каком-то уже забытом балу, — и с тех пор не проходило, но сейчас у нее не было времени думать об этом.
После вальса они прошли в другой конец зала, где отыскали Джеффри и Адриану, а затем все вместе отправились к следующему, последнему в этот день, месту назначения.
Маркиза Хантли была одной из самых выдающихся хозяек светских салонов. Приехав к ее дому, они увидели, что весь он сияет огнями. Внушительных размеров приемные поражали белизной и позолотой; бальный зал был весь увешан гирляндами из белого шелка с золотыми звездами на золотых шнурах. Свет от трех ярких люстр мерцал и отражался в драгоценностях, украшавших шеи дам и заколки их пышных причесок.
Будучи урожденной Кинстер, леди Хантли с нетерпением ожидала их приезда и немедленно вышла навстречу; ведя любезную беседу, она прошла вместе с ними по залу, а затем поручила заботу о них своей невестке.
Герцогиня Сент-Ивз положительно блистала своей предупредительностью и обходительностью. Она обратилась к Алисии с сияющей улыбкой:
— Как видите, он потерпел полное поражение! — Как истинная француженка, герцогиня не смогла удержаться от жеста и движением руки указала на окружающих. — О, нам, конечно, может понадобиться еще день-другой, чтобы полностью завершить начатое, зато мы покончим с этим раз и навсегда. Ему не удастся таким коварным образом использовать нас, чтобы под шумок гонений на вас трусливо скрыть свои собственные грязные делишки.
На этот раз здесь собрались, что называется, сливки общества — только самые избранные, принимаемые в наиболее утонченных светских кругах люди. Герцогиня некоторое время оставалась рядом с лордом Торрингтоном и его спутницей, представляя их бесчисленному множеству других гостей. Ее благородное происхождение и решительность характера вызвали у Алисии еще большее уважение.
Затем зазвучал вальс, и Тони увлек ее на этот танец, который был интерлюдией между всевозможными приятными развлечениями. Она постаралась забыть о постоянно преследовавшей ее тревоге, по крайней мере на время танца — иначе Тони обязательно заметит эту тревогу, станет ее расспрашивать, а она не была к этому готова.
После танца Алисия попросила отвести ее к Адриане, вокруг которой, как всегда, собралось много молодых людей. Разумеется, Алисия прекрасно понимала, что решение ее сестры опереться на руку Джеффри Маннингема ни в малейшей степени не было показным.
Она вздохнула про себя и решила, что надо будет в ближайшее время поговорить с Джеффри и объяснить ему свое финансовое положение. Как ни странно, такая перспектива уже не вызывала в ней особого ужаса; она вдруг с некоторым удивлением подумала о том, что достаточно хорошо его знает и может с уверенностью сказать: деньги, сами по себе, и даже придуманный ими обман вряд ли окажут значительное влияние на его намерения. Его преданность Адриане все это время оставалась неизменной и даже лишь усиливалась, а значит, у Адрианы были все шансы достичь намеченной ими цели.
Неожиданно Алисия снова вернулась к мыслям о себе. В этот момент у нее за спиной возникло какое-то оживление; она обернулась — перед ней стоял сэр Фредди Кодел.
— Моя дорогая миссис Каррингтон! — Он поклонился и пожал протянутую ему руку, а затем, оглянувшись по сторонам, посмотрел ей в глаза и сказал, понизив голос: — Просто не могу найти слов, чтобы передать вам, как я был огорчен, когда узнал о свалившихся на вас неприятностях! Алисия удивленно заморгала: его слова звучали довольно странно, однако сэр Фредди принадлежал к старой школе с ее несколько церемонными формами обращения.
— Слава Богу, все светские дамы, кажется, встали на вашу сторону — вам очень повезло, что вы смогли завоевать поддержку таких влиятельных защитников…
Алисия уже знала, что многие джентльмены неодобрительно относятся к тому влиянию, которое имели в обществе великосветские дамы; едкость слов сэра Фредди позволяла предположить, что он был одним из них.
— Вы совершенно правы, — спокойно ответила она. — Для меня это было невероятным облегчением. Дамы оказались так добры ко мне…
Сэр Фредди слегка наклонил голову, глядя куда-то вдаль:
— Надо надеяться, что этого человека скоро найдут. Уже удалось узнать что-нибудь об этом негодяе?
Алисия, слегка поколебавшись, пробормотала:
— Насколько мне известно, в расследовании этого дела есть много разных зацепок. Лорд Торрингтон мог бы рассказать вам об этом гораздо больше.
Сэр Фредди мельком взглянул на Тони, который в этот момент стоял по другую сторону от нее и беседовал с мисс Понтефракт, а затем, слегка скривив губы, сказал:
— Думаю, не стоит его беспокоить — я спросил просто так. Алисия улыбнулась и перевела разговор на другую тему, вспомнив о новом спектакле, который она надеялась посмотреть на следующей неделе. Сэр Фредди несколько минут вежливо поболтал с ней, а затем, извинившись, отошел и присоединился к свите Адрианы.
Повернувшись к виконту, Алисия увидела, что он внимательно следит за сэром Фредди, и вопросительно приподняла брови.
— Он что-нибудь сказал — или хотя бы сделал какой-нибудь намек? — поинтересовался Тони.
— Нет, ничего — и хватит об этом. Я не хочу искушать судьбу.
Она еще раз мысленно поклялась как можно скорее поговорить с Джеффри. Зачем зря заставлять сэра Фредди просить руки Адрианы? И зачем ее саму подвергать столь тяжелому испытанию — необходимости давать ему отказ?
К счастью, вечер прошел без особых происшествий, и им не пришлось столкнуться с какими-либо серьезными неприятностями. Перед рассветом они вернулись на Уэйвертон-стрит — усталые, но вполне удовлетворенные тем, что удалось исполнить задуманное. У дверей дома Джеффри откланялся, и Тони, впустив всех в дом, проводил Алисию в ее спальню, а затем в постель.
Сняв пальто, Тони бросил его на стул, и ему показалось, что вместе со своей светской внешностью он словно стряхнул с себя какое-то физическое напряжение.
«Не нравится мне все это». — «Мне тоже не нравится».
Слова Чарлза и его ответ с каждым днем становились все более актуальными. Прежде, ведя свою опасную работу, Тони, как и все его коллеги, в конце концов встречался с противником лицом к лицу. Как только завязывалась схватка, он всегда знал, кто его враг. А вот с такой странной ситуацией, которая возникла сейчас, ему сталкиваться еще не приходилось.
Все началось с убийства Раскина. Последующие действия — удары, нанесенные по их лагерю противником, — были совершены абсолютно безнаказанно; при этом они создали им массу проблем и причинили много вреда. А. К. вынудил их ответить — развернуться боевым порядком и отвести угрозу, но даже несмотря на то, что им удалось выстоять, лица его они пока что так и не увидели. И хотя сражаться с невидимым врагом было куда как труднее, проиграть это сражение они не имели права.
Тони быстро обвел взглядом полутемную комнату и стал наблюдать, как Алисия, сидя перед туалетным столиком, расчесывает свои длинные волосы. Теперь он не мог позволить себе недооценить даже самую незначительную угрозу: слишком многое было здесь ему дорого.
«Я должен знать, кто такой этот А. К.»… Слова, произнесенные Далзилом, были не более чем слабым эхом его собственной решимости. Он найдет А. К. и заставит его ответить, чего бы это ему ни стоило. Этот негодяй выбрал своей целью Алисию и уже несколько раз нанес удар; поэтому Тони решил не успокаиваться до тех пор, пока А. К. не будет пойман. А между тем, несмотря на несколько недель усиленных поисков, он все еще не знал даже его имени.
Тони сбросил рубашку и почувствовал, что вместе с ней избавился от светских условностей. Некоторое время он так и стоял с рубашкой в руках, уставившись в пол неподвижным взглядом и прислушиваясь к клокотавшему внутри его вулкану эмоций.
Из состояния задумчивости его вывел неожиданный скрежет — это Алисия резко отодвинула свою табуретку и поднялась. И тут же Тони уронил рубашку на стул, босиком прошел по комнате и стал развязывать тесемки на ее одежде.
Она посмотрела ему в глаза, а затем повернулась к нему спиной. Он проворно развязал узлы и, распустив тесемки и подняв голову, увидел в зеркале ее лицо.
Сделав глубокий медленный вдох, Тони снял с нее сорочку, а потом попросил поставить ногу на табуретку и снять шелковые чулки с подвязками. Она вздрогнула, задержала дыхание и исполнила его просьбу.
В это время он гладил руками ее тело, давая волю чувствам и предвкушая следующие мгновения. Опираясь одной ногой на табуретку, Алисия была вся открыта ему. Он провел рукой по впадине ее позвоночника и прикоснулся к влажным складкам между бедер.
Алисия наконец сбросила чулки и, встретив в зеркале его взгляд, выжидающе замерла. Тони взял ее за талию и повернул лицом к себе. Потом, одной рукой расстегивая пуговицы на брюках, он стал отходить назад, увлекая ее за собой. Она шла, не понимая, чего он хочет.
В конце концов он дошел до кровати, освободился от брюк и подхватил Алисию на руки. Не обращая внимания на ее сдавленный вздох, он сел на кровать и медленно опустил ее к себе на колени, расставив ноги в стороны. Его упругая плоть вонзилась в ее тело.
Она почувствовала, как внутри набухает горячая ноющая пустота, оглянулась, посмотрела в его черные бездонные глаза и нежно обхватила руками его лицо, а он крепко сжал руками ее бедра. Затем, во взаимном влечении, их губы слились. Она ощутила его скрытую силу и отчаянную страсть и сделала несколько быстрых движений. Тогда он оторвался от ее губ и страстно прошептал:
— Возьми меня и будь моей…
Алисия ни секунды не колебалась: наклонив голову и прижавшись губами к его губам, она стала медленно, дюйм за дюймом, охватывать его своим телом. Их тела слились, и волны чувственности, поднимаясь все выше и выше, захлестнули их с головой. Наконец-то наступил миг, когда она окончательно сдалась: он пленил ее, и она вся принадлежала ему — телом, душой, сердцем. И дальше она всегда будет принадлежать ему, и он никому не позволит ее у него отнять.
Откинувшись на спину, Тони лежал на кровати, обессиленный, пресыщенный, на некоторое время полностью удовлетворивший смутные желания, идущие из глубин его существа. Затем он вдруг отбросил ногой брюки, схватил Алисию, и они зарылись в одеяла, оставив все тревожные мысли на потом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Честь джентльмена - Лоуренс Стефани



слабенько, если четсно
Честь джентльмена - Лоуренс Стефаниtonia
23.10.2011, 1.00





А мне роман очень нравиться. Причем читаю его уже не первый раз.
Честь джентльмена - Лоуренс СтефаниЛилия
22.11.2012, 21.23





Интересно как и все романы с.л.
Честь джентльмена - Лоуренс Стефанилюбовь
20.10.2013, 23.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100