Читать онлайн Честь джентльмена, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Честь джентльмена - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Честь джентльмена - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Честь джентльмена - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Честь джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Последующие дни стали для Алисии одними из самых необычных во всей ее жизни, поскольку были сплошь заполнены событиями.
Сезон уже вот-вот должен был начаться: теперь не только каждый вечер давалось по три и более крупных бала одновременно, но и дневные часы также были заполнены всевозможными светскими мероприятиями — гуляньями в парке, домашними чаепитиями, зваными завтраками, пикниками и прочими развлечениями. Сестры Каррингтон приобрели в свете такой вес, что их отсутствие на подобных мероприятиях было бы сразу же замечено: люди желали их видеть — значит, они должны были там быть.
Алисия тщательно продумывала свои действия и подводила все к тому, чтобы к началу сезона они с Адрианой сделались если не ветеранами светской сцены, то по крайней мере постоянными членами светского общества. Сама судьба помогала ей в этом, и они танцевали на балах каждый вечер.
Все возвратившиеся в последнее время в Лондон светские львы — как молодые, так и те, кто был постарше, — бросали жадные взгляды на их ставший уже довольно многочисленным кружок: в него входили Тони, Джеффри, сэр Фредди, а также некоторые другие лица, составлявшие костяк этой отборной компании. Многие уже успели к ним привыкнуть — особенно хозяйки балов и другие матроны, мнение которых имело в свете огромный вес: проходя сквозь толпу гостей, они мило улыбались и грациозно приветствовали эту компанию, а затем уже шли дальше.
Конечно, теперь, когда взаимная благосклонность друг к другу Адрианы и Джеффри стала для всех очевидной, особой необходимости в столь солидной поддержке больше не было. Алисия прекрасно могла справиться со светскими условностями своими силами — если бы ее собственная личная жизнь не оказалась так внезапно и совершенно неожиданно наполнена множеством событий.
Каждое утро, перед рассветом, Тони покидал ее постель; днем он совершал различные поездки — на побережье, по городам и деревням, в Дауне, Саутгемптон и Дувр, где встречался со своими загадочными «агентами», собирая информацию, которая могла бы пролить свет на преступную деятельность не менее таинственного А. К. По вечерам он возвращался в Лондон, но не на Уэйвертон-стрит, а к себе домой; чуть позже они с Алисией встречались на каком-нибудь балу или на вечеринке — в зависимости от того, где предполагали провести этот вечер. В остальное время Алисия с беззаботным видом болтала с окружающими, но мысли ее были далеко: она все время ждала его приезда. Всякий раз, когда Тони появлялся, целовал ей руку м становился рядом, ее сердце радостно екало. Все же ей приходилось покорно дожидаться окончания бала или вечеринки, так как эти мероприятия стали теперь слишком людными и разговаривать там о добытых Тони новых сведениях было рискованно.
Лишь поздним вечером, оказавшись в ее спальне, они могли спокойно поговорить. Тони рассказывал ей обо всем, что он в тот день делал и что ему удалось узнать. Некоторые данные, подтверждая их подозрения, свидетельствовали о том, что А. К. каким-то образом извлекал выгоду из захвата кораблей противником, однако пока что они не могли сказать точно, как именно он это делал.
Позднее, уже ночью, когда они вместе ложились в ее постель, день окончательно уплывал прочь, и ничто больше не казалось хоть сколько-нибудь значимым и реальным за пределами их мягкого кокона, свитого из одеял и взаимных объятий, а еще позже она, лежа в объятиях его сильных рук, слушала мерное биение его сердца и удивлялась самой себе. Как она очутилась здесь, и что будет дальше?.. Впрочем, такие моменты были слишком мимолетными, чтобы можно было успеть прийти к какому-нибудь заключению…
А затем вставало солнце, и наступал очередной день, проходивший в бурной деятельности — надо было заботиться о братьях и об их учебе, помогать Адриане и Джеффри выстраивать свои отношения, следить за тем, чтобы вся их светская жизнь находилась на должном уровне.
Кроме того, Алисия прекрасно сознавала, что за фасадом всей этой повседневной суеты все-таки совершались реальные действия. Вокруг продолжали происходить весьма важные события: Тони и его друзья медленно, но неуклонно долбили стены крепости, в которой скрывался А. К., и рано или поздно они должны были рухнуть. Пару раз Алисия замечала на улице чьи-то пристальные взгляды и тотчас же вспоминала о грозящей им опасности, поэтому в отсутствие Тони она старалась вести себя крайне осторожно.
Как-то раз она попыталась уединиться, чтобы спокойно подумать о себе, но к ней тут же прибежала Адриана с просьбой помочь подогнать ее новое платье — и ей снова пришлось отложить в сторону свои запутанные личные проблемы. Ничего, время еще есть: через пару недель, когда сезон будет в самом разгаре и светское общество немного утолит свой аппетит; когда найдут таинственного А. К. и ее близким больше не будет грозить опасность; когда Джеффри сделает предложение… в общем у нее после всего этого еще будет достаточно времени, чтобы подумать о себе.
Именно в этот вечер Алисия хотела предложить Адриане остаться дома — в крайнем случае послать одну записку Торрингтону, а другую Джеффри Маннингему с приглашением на скромный семейный обед… — но потом вздохнула и все же надела сшитое сестрой дивное платье из светло-зеленого шелка. Вечером им предстояло ехать на бал к герцогине Ричмонд.
Это событие было общепризнанным началом брачного сезона.
Еще по дороге к дому герцогини им стало ясно, что народу там будет невообразимое количество: сорок минут у них ушло только на то, чтобы карета проехала по переулку и высадила их под навесом, специально возведенным для защиты изысканных дамских туалетов от возможного дождя.
Войдя в дом, они были оглушены шумом, исходящим от тысячной толпы; со всех сторон раздавались приветственные крики друзей и знакомых, и невозможно было не заразиться царившим здесь всеобщим весельем.
Первым их нашел Джеффри.
— Разрешите? — Он взял их под руки и повел в укромный уголок, где стояли три горшка с пальмами, и где можно было хоть как-то отделиться от окружавшей их со всех сторон толпы.
Когда они остановились, Алисия раскрыла свой веер и принялась обмахиваться им:
— Теперь я понимаю, почему такие собрания в газетах называют «давкой»…
Джеффри бросил на нее сочувственный взгляд:
— Сегодня нам еще повезло, иногда здесь бывает гораздо хуже!
— Что ж, спасибо и за это, — вздохнув, пробормотала Алисия.
Постепенно все их близкие друзья и знакомые один за другим присоединились к ним, образовав уютный кружок, равновесие полов в котором своим присутствием помогали поддерживать две очаровательные и прекрасно воспитанные юные леди — мисс Кармайкл и мисс Понтефракт. Все тут же стали обмениваться друг с другом последними новостями, услышанными в течение дня: мужчины, как правило, сидевшие днем в своих клубах, часто не слышали о тех событиях, о которых знали дамы, и наоборот.
Время от времени рядом с ними останавливалась какая-нибудь мать семейства и заводила беседу с Алисией; некоторые приводили с собой и представляли ей своих дочерей. Проходившая мимо леди Горация Кинстер улыбнулась и кивнула ей, а чуть позже к Алисии подошла герцогиня Сент-Ивз и похвалила ее бальное платье.
— Вы сегодня выглядите не менее очаровательно, чем ваша сестра. — Герцогиня пристально посмотрела на нее своими проницательными бледно-зелеными глазами. — Должна признаться, я очень удивлена тем, что не вижу здесь лорда Торрингтона. Как вы думаете, он еще приедет?
Алисия не знала, стоит ли откровенно отвечать на такой вопрос, но в конце концов произнесла:
— Я надеюсь, что да.
— Ну, какие тут могут быть сомнения! Конечно, он приедет, а потом, разумеется, проводит вас домой. — Герцогиня прикоснулась рукой к руке Алисии. — Это же просто прекрасно! Я очень рада, что у Тони оказалось достаточно здравого смысла, чтобы перестать увиливать и начать действовать… приятно видеть, что он так хорошо заботится о вас. — Тут взгляд герцогини упал на Джеффри. — А это, если мои глаза мне не лгут, тот человек, который прекрасно позаботится о вашей сестре, не так ли?
Алисия неопределенно пожала плечами:
— Кажется, он совсем не против, но она еще должна дать на это свое согласие.
— Ну надо же! — рассмеялась герцогиня. — Это очень мудро с ее стороны — оставить человека на какое-то время в неопределенном состоянии. — Кивнув Адриане и сэру Фредди, который в этот момент заметил ее и отвесил изящный поклон, герцогиня быстро пожала Алисии руку и смешалась с толпой.
Танцевальная площадка находилась в соседнем зале, в который вел проход с аркой; тем не менее, Алисия отказывалась от всех приглашений и продолжала стоять возле тальм, ведя светскую беседу с теми джентльменами, которые сказывались рядом, поскольку в данный момент не танцевали.
Гостей было так много, что она искренне удивилась, когда Тони сумел отыскать их в этой толпе.
Он поднес к губам ее руку, умело используя этот жест, чтобы скрыть озабоченное выражение лица.
— Я уже успел забыть, какими неприятными бывают такого рода сборища.
Алисия улыбнулась:
— Я слышала, что в танцевальный зал просто не пробиться.
— Мы можем пойти на террасу. — А разве здесь есть терраса?
— Есть, — кивнул Тони. — Там, за гостиной.
Алисия увидела в его глазах вопрос и, немного подумав, со вздохом сказала:
— Пожалуй, я бы лучше поехала домой… Он внимательно посмотрел на нее.
— Ты это серьезно?
— Да, вполне.
Тони еще секунду смотрел на нее, а затем кивнул. Для Адрианы достаточно было одного его взгляда, чтобы она сразу же оказалась рядом; Джеффри тоже подошел вместе с ней. Сэр Фредди чрезвычайно учтиво пожелал им спокойной ночи и остался беседовать с мисс Понтефракт и сэром Реджинальдом Блейзом.
Когда они сквозь плотную толпу гостей добрались до фойе, Тони послал лакея за каретой. Ричмонд был довольно далеко от Мейфэра, и Алисия, поймав на себе вопросительный взгляд Адрианы, тут же пригласила Джеффри присоединиться к ним. Молодой человек охотно согласился, и когда через несколько минут подали карету, они все вместе сели в нее и отправились в путь.
Выехав из ворот, карета понеслась по мостовой, и тут Джеффри обратился к Тони:
— Есть какие-нибудь новости?
Почувствовав, что Алисия смотрит на него, Тони отрицательно покачал головой:
— Ничего определенного по поводу того, какую именно игру вел А. К.
— Вел? Так ты уверен, что все уже в прошлом?
Тони ничуть не был удивлен расспросами Джеффри: будучи влюбленным в очаровательную Адриану, он, естественно хотел знать все подробности этого дела.
— Кажется, это единственное, что можно сказать с достаточной определенностью. Именно поэтому Раскина и убили — став ненужным А. К., он превратился в обузу, от которой следовало избавиться.
Чуть подумав, Джеффри, соглашаясь, кивнул.
Разговор сам собой иссяк, и некоторое время все ехали молча. Потом Адриана задала какой-то вопрос Джеффри, он негромко ответил ей, и они стали беседовать о чем-то вполголоса.
Однако Тони был совсем не в том настроении, чтобы вести светскую беседу; весь день он провел вдали от Лондона в погоне за людьми, которые редко отваживались показываться при свете дня. Тем не менее ему удалось разыскать их и узнать от них все, что следовало.
Он посмотрел на Алисию, потом нашел и сжал ее руку. Она слабо улыбнулась и положила голову ему на плечо, и Тони почувствовал, что она устала ничуть не меньше его; ему очень хотелось обнять ее и прижать к себе, но он сдержал себя, учитывая присутствие другой пары на противоположном сиденье.
До Уэйвертон-стрит они добирались почти целый час, а когда подъехали к дому, Джеффри и Тони вышли из кареты первыми и помогли выйти из нее дамам. Затем Джеффри попрощался и ушел, а Тони вслед за Алисией вошел в дом, бросив, как всегда, внимательный взгляд в оба конца улицы. На углу он заметил своего человека и вспомнил о рапорте, который нашел у себя на столе, когда вернулся вечером в Лондон. Войдя в холл, они с Алисией подождали, пока Адриана, поднимется наверх, а Маггс уйдет к себе. Тони нисколько не сомневался, что Маггс давно уже разгадал их шараду, однако для репутации Адрианы было важно, по крайней мере, в это время, чтобы Алисия внешне продолжала вести себя как благопристойная вдова.
Как только шаги Маггса затихли, а Адриана скрылась наверху, Тони подошел к входной двери и запер ее на обе задвижки. Алисия взяла со стола свечу и пошла к лестнице; дойдя до первой ступени, она оглянулась. Тони догнал ее, и они вместе поднялись наверх. Ее спальня была самой большой из всех и находилась рядом с лестницей. Комната Адрианы располагалась дальше по коридору; между ними были две гардеробные и бельевой шкаф. Тони не знал точно, догадывается ли Адриана о том, что ночи он проводит в постели ее старшей сестры, однако, учитывая удаленность их комнат друг от друга, вряд ли это могло доставлять ей какое-либо беспокойство. Детские комнаты находились этажом выше, а слуги жили на самом верхнем этаже, так что Алисии пока без труда удавалось сохранять свою репутацию. Разумеется, если бы по каким-либо причинам ее доброе имя вдруг оказалось под угрозой, Тони сразу публично объявил бы о своих намерениях, но при сложившемся положении вещей не было особой необходимости делать ей официальное предложение: свет считал Алисию вдовой и на некоторые вольности, совместимые с этим статусом, смотрел сквозь пальцы. В свою очередь, Тони надеялся, что после разоблачения А. К., когда они избавятся от исходящей от него опасности, у него еще будет достаточно времени, чтобы как следует поухаживать за ней, а затем уж по всем правилам просить ее руки. Алисия вполне этого заслуживала, даже несмотря на то что между ними уже установились интимные отношения.
Хотя изначально Тони не предполагал такого поворота событий, но, проведя с Алисией ночь, он уже не мог больше думать о том, что все это придется прекратить. Его вдруг осенило, что он заранее был уверен в ее согласии, и он с неожиданной робостью взглянул на нее: Алисия прошла в другой конец комнаты, поставила подсвечник со свечой на туалетный столик, потом села на стульчик и стала потихоньку распускать свои длинные волосы.
Эта простая домашняя картина срабатывала безотказно — она всегда умиротворяюще действовала на ту часть его естества, которая даже в самые лучшие времена сохраняла свою первобытную свирепость.
За все это время Алисия ни разу не уклонилась от встречи с ним, всегда и во всем шла ему навстречу; ее кротость действовала на его властную натуру словно бальзам, и они без слов прекрасно понимали друг друга. Слова же действительно мало, что значили в их отношениях, и это особенно устраивало Тони, который всегда считал, что дела значат гораздо больше.
Когда она наконец отложила расческу и поднялась, Тони тоже встал и, подойдя к ней, принялся развязывать шнуровку платья, одновременно целуя пульсирующую жилку на ее шее. Потом он с трудом оторвался от нее на несколько секунд, чтобы дать ей возможность снять платье и повесить его на вешалку.
Расстегивая пуговицы своей рубашки, виконт снова подумал о том, что не мешало бы дать ей еще несколько слуг — по крайней мере хотя бы горничную, чтобы та присматривала за ее одеждой и украшениями… и тут вдруг вспомнил, что еще ни разу не видел на ней никаких украшений.
— Ах да! — Алисия, стоя возле гардероба, с некоторой тревогой посмотрела на него сквозь царивший в комнате полумрак. — Я хотела сказать тебе, что сегодня произошло одно довольно странное событие.
Оставшись в одной сорочке, она подошла к Тони, который в этот момент расстегивал манжеты.
— И какое же?
Алисия накинула на плечи шелковый халат.
— Утром к нам приходил посыльный от стряпчего. — Она опустилась на постель и посмотрела ему в глаза. — Мы с Адрианой были в парке, и этот человек…
— Такой пронырливый парень в черном костюме? — Тони процитировал описание из рапорта Кольера, который он успел прочесть перед тем, как отправиться в Ричмонд. Алисия удивленно кивнула:
— Да, все изложено довольно точно. Так вот, он настаивал на том, что должен остаться в доме и дождаться моего прихода, хотя Дженкинс говорил ему, что я приду поздно. Маггс и Дженкинс, посовещавшись, отвели его в гостиную, однако когда мы с Адрианой и Джеффри вернулись домой, его уже там не было. — Она пожала плечами, выражая свое недоумение. — Должно быть, он просто устал ждать и ушел через парадную дверь, однако кажется очень странным то, что этот человек не оставил никакой записки. Тони перестал раздеваться, сосредоточив все внимание на ее рассказе. Некоторое время он размышлял, потом негромко спросил:
— Значит, в гостиной? Она кивнула.
Едва удержавшись от того, чтобы не выругаться вслух, Тони круто повернулся и бросился к двери.
Спускаясь по лестнице, он оглянулся и увидел, что она идет вслед за ним, Завязывая на ходу пояс своего халата и почти так же бесшумно, как он сам, ступая по полу босыми ногами.
Подойдя к гостиной, он осторожно открыл дверь. В камине все еще тлел огонь. Взяв со стола канделябр, Тони зажег от тлеющих углей все три свечи и поставил канделябр на столик рядом с креслом.
Алисия осторожно закрыла дверь. Она чувствовала, что глаза ее расширились от страха.
— Что случилось?
Медленно поворачиваясь во все стороны, Тони внимательно осмотрел комнату, подоконник эркера, книжные шкафы, стоявшие в углу комнаты и по обе стороны камина, секретер, располагавшийся у одной из стен, и высокий стол с двумя тумбами.
— Ты, случайно, не знаешь, сколько времени он здесь пробыл — хотя бы приблизительно?
Алисия запахнула халат.
— Наверное, около получаса, не больше. Тони жестом указал ей на кресло у камина.
— Посиди пока. Это, возможно, займет какое-то время.
Опустившись в кресло, Алисия поджала под себя ноги, накрыла замерзшие пальцы полой халата и стала наблюдать за тем, как он обыскивает комнату. На этот раз Тони проводил обыск особенно тщательно — он искал даже в тех местах, о которых она никогда бы не подумала, например, на нижней стороне днища ящиков стола. Затем, так ничего и не обнаружив, он переместился к секретеру.
— В нем есть какой-нибудь секретный ящик?
— Кажется, нет.
Он осмотрел все укромные уголки, все трещины и щели секретера, а затем перешел к книжным шкафам. Алисию начала пробирать дрожь; Тони же спокойно ходил босиком по деревянному полу и, казалось, совсем не чувствовал холода. Присев на корточки перед шкафом, он провел рукой по корешкам книг, а затем стал вынимать наугад по одной книге, проверяя, не спрятано ли что-нибудь за ними. Тони не имел ни малейшего представления о том, какую вещь он рассчитывает найти, однако чутье подсказывало ему, что искать надо именно здесь.
Сначала он вынул тоненький томик; в глаза бросилось название: «Руководство по светскому этикету для юной леди». Он удивленно вскинул брови и, отложив книгу в сторону, достал с полки еще несколько книг. В них тоже речь шла о вещах подобного рода; очевидно, Алисия и Адриана основательно готовились перед тем, как приступить к осуществлению своего плана. Внимательно осмотрев освободившееся место и убедившись, что ничего не пропустил, он перешел к следующей полке…
То, что искал, он нашел на самой нижней полке шкафа, стоявшего в углу комнаты: это была лежавшая за книгами мятая пачка бумаг. Вытащив бумаги, Тони повернулся к Алисии и по выражению ее лица сразу же понял: она не имела о них ни малейшего представления.
— Что это? — услышал он ее удивленный возглас. Подойдя к канделябру, Тони быстро перелистал бумаги.
— Похоже, старые письма. — Он расправил их и аккуратно разложил на столе. — Всего пять.
Затем он сел в кресло и взял одно письмо. Алисия встала со своего кресла, шурша шелком халата, подошла к нему и, сев рядом, потянулась за одним из писем, но Тони опередил ее и подал то, которое уже успел просмотреть, а сам тем временем взялся за следующее.
Когда он отложил в сторону пятое — последнее — послание, Алисия все еще никак не могла справиться со вторым: письма были написаны по-французски.
Тони довольно долго сидел неподвижно, упершись локтями в колени и задумчиво устремив взгляд куда-то вдаль; потом он откинулся на спинку кресла, сгреб письма в охапку и обнял Алисию. Она поежилась, как от холода, и сказала, глядя ему в лицо:
— Я успела прочесть только одно письмо. Остальные похожи на него?
Тони кивнул:
— Все это письма к А. К. от капитанов французских кораблей, подтверждающие захват судов на основании предоставленной информации.
Три письма были написаны капитанами кораблей французского флота, и два имени были известны ему лично. Еще двоих он также мог идентифицировать на основании своего опыта: это были капитаны французских каперов.
Письма представляли собой серьезную улику. Улику против А. К. Но Алисия на самом деле никогда не была А. К., и все письма писались еще до того, как был предположительно заключен ее вымышленный брак.
Вдруг Алисия уставилась в одно из писем, которое держала в руке, а затем стала перебирать и разглядывать остальные.
— Они все адресованы в заведение под названием «Лающая собака».
Тони насторожился и внимательно посмотрел на нее.
— Ты знаешь, где оно находится?
— Ну да, неподалеку от Чиппинг-Нортона.
— Это гостиница? — Тони вскочил и схватил ее за руки.
— Нет, грязный кабак, чтобы не сказать еще хуже. В нем собирается очень сомнительная публика — местные жители стараются его избегать.
Тони даже крякнул с досады. Похоже, эта «Лающая собака» была вполне подходящим местом для самого отпетого негодяя, и вряд ли ему удастся вытянуть из хозяина заведения какую-либо информацию о получателе всех этих писем. Но все равно надо будет обязательно послать туда своего человека.
А пока…
— Пойдем наверх, ты совсем замерзла…
Он поспешно увел Алисию из гостиной. Она покорно шла за ним, с задумчивым видом сворачивая на ходу письма. Закрыв дверь гостиной, Тони повернулся и увидел, что она идет к лестнице какой-то странной походкой: босиком и на цыпочках. Интересно, куда могли деваться ее тапочки?
Быстро догнав Алисию, Тони подхватил ее на руки.
Она чуть откинулась, чтобы ему удобно было ее нести. Дверь в спальню оставалась открытой, поэтому Тони свободно вошел в нее и движением локтя закрыл ее за собой. Щелкнул замок. Алисия пошевелилась, собираясь встать на пол, но Тони подошел к кровати, опустил ее прямо на постель и забрал у нее из рук письма.
— Они мне еще понадобятся.
Она смотрела, как он подошел к своему плащу и сунул пачку в карман.
— Это тот самый клерк подбросил их туда, не так ли? Но зачем?
— Чтобы запутать дело.
Алисия спустила ноги на пол, встала и, сбросив халат, отложила его в сторону, а затем, повернувшись к кровати, спросила:
— Как ты думаешь, что теперь будет?
— Ну, — начал Тони, снимая с себя рубашку и бросая ее поверх плаща, — скорее всего в течение ближайших дней тебе надо ждать визита кого-нибудь из представителей власти. Они будут искать эти письма, но… — он злорадно усмехнулся, — их не найдут.
Алисия, сняв сорочку, залезла под одеяло.
— Так что же нам делать? — В ее глазах все еще была тревога. Тони подошел к туалетному столику и задул свечу.
— Поговорим об этом завтра утром. Сейчас уже ничего нельзя сделать.
Он подошел к кровати и скользнул к Алисии под одеяло.
И сразу же ее дрожь — как и ее тревога по поводу писем — исчезла неизвестно куда: как только они прикоснулись друг к другу, как только их губы нашли друг друга, они очутились в совершенно иной реальности, и единственной их целью стало собственное желание.
А потом они упали в изнеможении и уснули в объятиях друг друга, отложив все проблемы до завтра.
Алисия снова проснулась очень поздно. Мысленно внушая себе, что это никоим образом не должно входить в привычку, она накинула на плечи домашний халат темно-зеленого цвета, быстро причесалась, уложила волосы и спустилась вниз, приготовившись наводить порядок за столом.
Перед дверью в гостиную она неожиданно остановилась, услышав знакомый рокочущий голос, и, заглянув внутрь, в изумлении вытаращила глаза. За столом сидел виконт собственной персоной; он то и дело отдавал какие-то распоряжения, поддерживая порядок. Дети, разумеется, вели себя примерно: с ангельским выражением лиц они ловили каждое его слово. Что касается Адрианы, то одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять: она откровенно заинтригована.
Когда Алисия вошла, дети, заметив ее, радостно заулыбались. Стараясь сохранять беспечный вид, она подошла к своему месту за столом.
— Доброе утро!
Усевшись на стул, она быстро взглянула на Тони:
— Милорд, разрешите поинтересоваться, чему мы обязаны этим удовольствием?
В глазах виконта промелькнуло насмешливое выражение, и Алисия стала молиться, чтобы Адриана как-нибудь невзначай не заметила этого и не разгадала их тайну.
— Я решил навестить вашу замечательную компанию, — ответил Тони, кивая в сторону детей, — чтобы обсудить последние новости, а заодно еще раз напомнить вам о необходимости соблюдать осторожность. К сожалению, события развиваются не совсем так, как хотелось бы, поэтому вы все, — тут он обвел взглядом сидевших за столом — сейчас должны быть начеку.
— Как это «начеку»? — спросил Дэвид, испуганно глядя на Тони.
Алисия почувствовала на себе пристальный взгляд сестры, и тут же Адриана перевела глаза на Тони:
— Тот странный человек, который приходил вчера… его визит как-то может нам угрожать?
— Да, к сожалению, это так.
Не тратя больше времени на предисловия, Тони стал рассказывать присутствующим про историю с письмами. Слушая его, Алисия наблюдала за реакцией мальчиков, в то же время думая о более личных вещах. По крайней мере, отметила она, Тони уже успел сменить свой вечерний костюм: сейчас на нем была темно-коричневая куртка и белые бриджи, заправленные в до блеска начищенные ботфорты; на мизинце правой руки, как всегда, было надето золотое кольцо с печаткой из оникса; золотая цепочка часов в жилетном кармане и золотая же булавка в галстуке довершали простой, но чрезвычайно элегантный наряд. Из ее спальни он ушел, как обычно, на рассвете и, видимо, успел побывать дома и снова вернуться. Алисия надеялась, что на этот раз Тони хотя бы постучал в дверь, а не проник в дом незамеченным — иначе что об этом могли бы подумать домашние?.
И еще… Только бы это не стало прообразом того, как станут развиваться их отношения дальше. Вероятно, Тони постепенно будет все более частым гостем в их доме и со временем приобретет статус члена семьи — причем такого, к мнению которого будут прислушиваться.
Ее маленькие братья и так уже относились к нему как к непререкаемому авторитету. Впрочем, он внушал им мысль о необходимости соблюдать осторожность и не рисковать напрасно, так что тут у нее не было никаких причин на него жаловаться: к его словам мальчики относились гораздо внимательнее, чем если бы эти предостережения исходили от нее.
Где-то в глубине души Алисию немного раздражало, что Тони с такой легкостью завоевал авторитет, который уже почти десяток лет принадлежал ей, и что ее близкие — в том числе сестра — беспрекословно подчинились ему; однако, глядя на то, с каким жадным вниманием все сейчас слушали его рассказ о подброшенных письмах и о предполагаемой цели этой акции, она не находила причин как-то противодействовать его влиянию.
И все-таки Алисию не покидало ощущение, будто какую-то сторону ее жизни — что-то очень личное — выставили на всеобщее обозрение. Она не могла сказать ничего более определенного — ни о том, правильно ли все это, ни о том, к чему это может привести. До сих пор их отношения были их личной тайной, но теперь…
Впрочем, возможно, по принятым в его кругу представлениям именно так все и должно происходить?
Этого Алисия не знала. Она вышла далеко за те рамки поведения, которые приводились в книгах. Ни в одной из них не был подробно описан образец нормального поведения, приемлемого для любовницы знатного человека.
— К сожалению, я не могу сказать точно, что именно и когда именно произойдет, — продолжал Тони, бросая быстрый взгляд на своих слушателей. — Не исключено, что вообще ничего не случится, а возможно, нам удастся схватить этого человека еще до того, как он успеет что-либо предпринять. Впрочем, сам Тони не верил в столь благополучный исход; судя по тому, как нахмурилось лицо Алисии, она тоже.
— Лишняя осторожность никогда не помешает, — обратился он к мальчикам, — и, главное, не впадайте в панику, если вдруг заметите что-нибудь неожиданное. Я и мои друзья всегда будем где-то рядом, помните об этом.
Дети с весьма серьезным видом закивали. В гостиную вошел Дженкинс, и Алисия, посмотрев на братьев, скомандовала:
— А ну-ка, давайте все наверх!
Допив молоко, дети встали, поклонились и отправились делать уроки, и тут же Тони обратился к Алисии:
— Не уделите ли вы мне немного времени? Я хотел бы с вами кое-что обсудить…
Алисия растерянно взглянула на Адриану и встала.
— Да, конечно. Давайте пройдем в гостиную. Попрощавшись с Адрианой, Тони пошел вслед за Алисией. У двери гостиной она остановилась, но он жестом попросил ее пройти вперед, потом вошел сам и закрыл дверь.
Как только Алисия повернулась к нему, Тони быстро произнес:
— Не обращай внимания на те мои успокаивающие слова: как я подозреваю, скоро действительно что-то должно произойти, вот только не знаю точно, что и когда.
Она секунду смотрела на него, затем сказала:
— Спасибо, что ты предупредил, нас — теперь мы будем вести себя особенно осторожно.
— Мои агенты сделали довольно подробное описание этого клерка, однако в Лондоне таких как он, тысячи, и я даже не надеюсь, что мне удастся отыскать его — не говоря уже о его работодателе. — Тони выждал немного, думая, догадается ли она об истинном смысле его следующего маневра, а затем решил идти напролом. — С вашего позволения, я пришлю к вам еще одного лакея; через час он будет здесь. У вас наверху достаточно места, а я хочу, чтобы Маггс был свободен на случай, если к вам заявится еще какой-нибудь подозрительный посетитель и надо будет за ним проследить.
— На у нас есть еще Дженкинс, — растерянно возразила Алисия. — Я уверена, что он вполне справится. — А мальчики? — Тони безжалостно воспользовался аргументом, который, как он знал, окажется решающим. — Я бы предпочел, чтобы Дженкинс полностью сосредоточился на детях, а вы с Адрианой не выходили из дому без сопровождения кого-нибудь из мужчин.
Алисия наконец поняла, что Тони не оставляет ей никакого выбора, и плотнее сжала губы.
— Хорошо, пусть будет так. Если ты считаешь это необходимым…
— Абсолютно необходимым! Я сам пока остаюсь в Лондоне. Джарвис вот-вот должен вернуться из Девона, да и Джек Хендон, если повезет, скоро узнает что-нибудь новое…
— Тогда пришли, пожалуйста, записку — хорошо?
Тони улыбнулся, сверкая зубами и излучая хорошее настроение.
— Я сам все новости расскажу лично. — Он пристально посмотрел ей в глаза. — Если что-нибудь случится, то Скалли — ваш новый лакей — или Маггс подадут сигнал наблюдающим на улице, и они найдут меня. Я приду сразу же, как только смогу.
Несмотря на его бодрый тон, выражение лица Алисии не изменилось — она ясно понимала реальность той опасности, с которой могли столкнуться члены ее семьи, однако вскоре она совладала с собой, слегка улыбнулась и, положив ладонь ему на плечо, сказала:
— Спасибо. Думаю, мы справимся.
Это «мы» включало также и его — Тони понял это по блеску в ее глазах и по ободряющей улыбке и сразу немного успокоился. Поколебавшись, он наклонился к ней, взял ее лицо в ладони и поцеловал. Они уже были так близки, что даже эта мимолетная ласка означала для них очень многое.
Вернувшись к себе на Аппер Брук-стрит, Тони обнаружил, что там его уже ждут записки от Джека Хендона и Джарвиса Трегарта. Оба они сообщали, что надеются к полудню получить новую информацию; Джарвис предлагал встретиться в клубе «Бастион». Тони сел за письменный стол и черкнул короткую записку Джеку с кое-какими пояснениями, рассчитанными на то, чтобы вызвать его интерес.
После этого он удобнее устроился в кресле и мысленно подытожил все, что ему было известно на данный момент. Противник определенно вскоре должен что-то предпринять: иначе зачем было подбрасывать улики? Вот только неизвестно, как и когда это произойдет…
Вызвав Хангерфорда, Тони отдал кое-какие дополнительные распоряжения, чтобы, во-первых, обеспечить нормальную жизнь имения на случай, если ему придется отлучиться на неделю-другую, а во-вторых, чтобы поставить персонал в известность о его намерениях.
Без четверти двенадцать он отправился в клуб «Бастион». Поднимаясь по лестнице, Тони услышал доносившийся из гостиной голос Джека, который был явно заинтригован и расспрашивал кого-то о клубе и об истории его возникновения. Кристиан, Чарлз и Тристан охотно рассказывали Джеку о тех выгодах, которые имеет клуб, особенно когда дело касается неженатых джентльменов вроде них.
— У меня на ногах давно уже гремят кандалы, — сказал Джек, когда виконт появился в дверях. — Я крепко прикован.
— Да, и притом к такой злюке… — Тони сочувственно, улыбнулся.
Джек поднял бокал с вином:
— Я передам ей твои слова.
— Передавай, — невозмутимо ответил Тони, устраиваясь напротив. — Она меня простит.
— Ну, это как повезет! — Джек добродушно усмехнулся.
В этот момент на лестнице раздались быстрые шаги, возвестившие о приходе Джарвиса: глаза его горели, волосы растрепались на ветру…
Сидевшие за столом сразу поняли, что у него есть важные новости. Кристиан, Чарлз и Тристан переглянулись между собой, после чего Кристиан поднялся и сказал:
— Оставляем вас одних… Однако Тони жестом прервал его:
— Я попросил бы вас остаться, если, конечно, вы никуда не спешите. Ваше мнение об этом может оказаться для меня очень полезным. Что греха таить, мы все достаточно прочно связаны с Далзилом, а Джек к тому же еще работал на Уитли.
Джарвис отодвинул стул и сел.
— Ну, вот и отлично. С кого начнем?
— Джек занимался проверкой кораблей, пусть рассказывает первым. Джек кивнул и сразу же перешел к делу:
— Я проверил шестнадцать кораблей из списка Раскина, о которых нам известно, что они были захвачены вражескими судами. Пока мне удалось лишь в общих чертах выяснить характер перевозимого ими груза — я не мог задавать слишком много прямых вопросов, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, и тем не менее…
— У них нашлось нечто общее? — подхватил Кристиан.
— И да, и нет. Мне рассказали о шести судах из шестнадцати: на борту у них были самые обычные товары — мебель, продукты, сырье, — и никаких намеков на хотя бы один общий для всех груз.
— Шесть из шестнадцати, — пробормотал Тони, — Если у шести судов нет ничего общего, то вполне вероятно, что вовсе не груз является причиной их захвата.
Джек секунду подумал, а затем продолжил:
— Эти суда в настоящее время снова зарегистрированы, а значит, нет никаких оснований подозревать мошенничество с щелью получения страховки. Ко всему прочему те корабли, о которых мне удалось получить информацию, принадлежали разным судоходным компаниям, а их грузы — множеству разных торговцев. Получается, и здесь опять нет никакой связи.
Тони помрачнел:
— Попробуем понять, что же именно теряется, когда корабль захватывают в качестве военной добычи, а не пускают ко дну… — Он встретился глазами с Джеком. — Свои корабли компании выкупают обратно, а вот груз можно считать окончательно утраченным.
— По эту сторону Ла-Манша, — уточнил Чарлз и посмотрел на Джека. — Но разве грузы не страхуются?
Джек, не сводя глаз с Тони, покачал головой:
— В подобных обстоятельствах — нет. Грузы страхуются на случай кораблекрушения, но в случае захвата корабля во время войны их стоимость не возмещается.
— Значит, они считаются утраченными в результате военных действий?
Джек утвердительно кивнул.
— Получается, что товар будет утрачен, но никаких претензий к торговому дому Ллойда быть не может; впрочем, другим крупным компаниям тоже опасаться нечего, — Если владельцами грузов были мелкие, никак между собой не связанные торговцы, а потери приходились на разнородные товары и выглядели случайными… — задумался Тони, — кому в таком случае это могло быть выгодно?
Никто из присутствующих не высказал никакого предположения.
— Итак, нам нужна дополнительная информация. — Тони посмотрел на Джарвиса.
Тот мрачно улыбнулся:
— Мне пришлось изрядно потрудиться, однако от трех разных людей я слышал три различных рассказа о неких «специальных полномочиях», которые давались некоторым жителям островов в районе Ла-Манша. Все люди, сообщившие мне об этом, являются англичанами, и все они были очень обижены тем, что упомянутые «полномочия» предлагали исключительно не англичанам, а в основном капитанам кораблей — французам.
Джарвис и Тони переглянулись.
— Вы прекрасно знаете, что за люди живут на островах: они считают, что законы писаны не для них и что они сами себе хозяева. Сказать по правде, во многом так оно и есть, и неизвестно, на чьей стороне они были все это время.
— По-моему, — хмыкнул Тони, — эти типы всегда на своей стороне, вне зависимости от обстоятельств.
— Это верно, — кивнул Чарлз. — Если я не ошибаюсь, ни связи между нами и этими островами, ни связи между этими островами и Бретанью и Нормандией не прерывались во время войны?
— Конечно, нет!
— Они так удобно расположены, — пожал плечами Джек, — что было бы просто удивительно, если бы всевозможные «независимые капитаны» не облюбовали их в качестве своего убежища.
Тони повернулся к Джарвису:
— Ты получил подтверждение тому, о чем мы говорили?
— Ни у одного из моих осведомителей не было никаких сведений относительно конкретных кораблей: у них не было ни малейших шансов получить пресловутые «особые полномочия», а тот, кто раздавал эти полномочия, действовал, по всей видимости, очень скрытно. Тони поморщился:
— Я, конечно, мог бы сам побродить и попытаться что-нибудь разузнать, но…
Джек отрицательно покачал головой:
— Нет-нет; помимо всего прочего, могут найтись люди, которые все еще помнят Антуана Бальзака, а эти воспоминания отнюдь не относятся к числу приятных.
— Пожалуй, вам следует знать еще кое-что. — Тони полез в карман и достал оттуда связку писем. — Это открытие делает меня куда менее склонным к проведению каких бы то ни было поисков за границей.
Он бросил пачку на стол, и все присутствующие с любопытством уставились на нее.
— Вчера какой-то неряшливого вида клерк в засаленном костюме заявился в дом к миссис Алисии Каррингтон на Уэйвертон-стрит, когда она с сестрой гуляла в парке. Этот человек настаивал на том, чтобы дождаться ее возвращения, и его проводили в гостиную, но когда миссис Каррингтон вернулась домой, клерка уже и след простыл. Позже, обыскивая гостиную, я нашел эти письма — они были спрятаны в шкафу за книгами…
Все молча посмотрели на Тони, а затем потянулись к столу. По мере того как они читали эти письма, обмениваясь ими друг с другом через стол, лица их становились все более бесстрастными. Наконец все пять писем были положены обратно на стол, и Кристиан, повернувшись к Тони, спросил:
— Любопытно, а почему миссис Алисия Каррингтон не может оказаться этим самым А. К.?
Тони этот вопрос нисколько не смутил: ему было ясно, что Кристиан взял на себя роль адвоката дьявола.
— Она вышла замуж два года назад, а до этого времени ее звали Алисия Пивенси. Значит, все эти пять писем писались в тот период, когда она все еще была А. П.
Кристиан понимающе кивнул.
— А ее муж — как его звали?
— Альфред.
Тони совсем не нравилось делать вид, будто Альфред Каррингтон на самом деле существовал, однако он решил поддержать выдумку Алисии, чтобы не усложнять ей жизнь еще больше.
— Однако этот Альфред умер два года назад, так что он не мог быть тем А. К., который продолжал все это время интересоваться сведениями о кораблях и платил Раскину. К тому же у семьи. Каррингтонов нет связей, посредством которых можно использовать такие сведения, как, впрочем, нет и денег, достаточных для игр нашего А. К. Платежи, контроль — все это указывает на единую, четкую систему, так что мы должны искать одного человека, который, по всей вероятности, жив, здоров…
— И, что еще хуже, явно затевает что-то неладное. — Чарлз помахал одним из писем. — Не нравится мне все это.
— Мне тоже. — Тони невольно поморщился. — Однако эти письма убеждают меня в том, что мы идем в правильном направлении. Из них становится ясно, что А. К. для захвата кораблей нанимал капитанов французского флота и французских каперов, используя при этом информацию, которую ему предоставлял Раскин.
— Следовательно, — подытожил Тристан, — нам необходимо придумать схему исходя из того, что уже известно.
Тут все принялись наперебой предлагать различные сценарии, используя свой богатый опыт.
— Итак, — заключил Тони, — наиболее вероятным представляется следующее… Раскин поставлял информацию о конвоях, сопровождающих корабли: прежде всего о том, где и когда тот или иной корабль выйдет из-под конвоя, чтобы повернуть в порт назначения.
— А также о том, когда сторожевые корабли были привлечены для содействия военному флоту — то есть, иными словами, когда торговые суда в проливе должны были плыть без всякой охраны…
— И при встрече с вражеским фрегатом у них оставалось очень мало шансов на спасение.
— Вооружившись такой информацией, А. К. нанимает иностранного капитана для захвата конкретного торгового корабля. А дальше дело сделано, информация Раскина подтвердилась, и А. К. платит ему оговоренную сумму. Все довольны и расходятся по домам. — Виконт брезгливо поморщился. — Мы должны выяснить, почему А. К. был так заинтересован в устранении тех или иных торговых судов, а следовательно, и в том, чтобы их груз не попал в Лондон.
Тони вопросительно посмотрел на Джека, и тот кивнул в знак согласия.
— Необходимо также добыть точные сведения о характере пропавшего груза — примерного представления нам уже недостаточно. Единственный способ выяснить все эти подробности после стольких лет — это получить доступ к бухгалтерским книгам торговой компании Ллойда, где всегда ведут строгий учет. Ты сможешь узнать то, что нам нужно, не привлекая внимания? — Тони взглянул на Джека. — У нас ведь пока нет ни малейшего представления о том, кем являются этот А. К. и его возможные сообщники.
Джек в ответ пожал плечами:
— А я и не собираюсь ни у кого ничего узнавать — мне и так известно, где у них хранятся все бухгалтерские книги. Почему бы как-нибудь вечерком не заскочить туда и не заглянуть в них?..
— Вот это наш человек! — ухмыльнулся Чарлз. — Вы уверены, что не хотите вступить к нам в клуб?
— Ну, уж нет, — преувеличенно вежливо ответил Джек, — сейчас у меня и без того хлопот полон рот.
— Сколько времени тебе потребуется, чтобы собрать необходимые сведения? — вмешался Тони.
— Пожалуй, дня два, — протянул Джек после некоторого размышления. — Сначала надо будет разведать обстановочку, а потом уже браться за дело. Не хочу, чтобы меня там застукали…
— Это правильно. — Кристиан внимательно посмотрел на Тони. — Знаешь, эта история с письмами, подброшенными в гостиную миссис Каррингтон, меня сильно тревожит. Мерзавец А. К., ни с чем не считаясь, вполне способен подвести под монастырь абсолютно невинную женщину…
При этих словах кто-то с такой силой забарабанил в дверь, что звук ударов донесся даже до гостиной. Все замерли в ожидании. Было слышно, как открылась входная дверь и внизу раздались громкие голоса. Потом на лестнице послышались торопливые шаги, и в дверях гостиной показался Гасторп, мажордом.
— Извините, господа. — Он сразу повернулся к Тони: — Милорд, прибыл лакей с донесением — вас срочно вызывают на — Уэйвертон-стрит? — спросил Тони на ходу.
— Да, милорд. Официальные власти уже на месте.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Честь джентльмена - Лоуренс Стефани



слабенько, если четсно
Честь джентльмена - Лоуренс Стефаниtonia
23.10.2011, 1.00





А мне роман очень нравиться. Причем читаю его уже не первый раз.
Честь джентльмена - Лоуренс СтефаниЛилия
22.11.2012, 21.23





Интересно как и все романы с.л.
Честь джентльмена - Лоуренс Стефанилюбовь
20.10.2013, 23.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100