Читать онлайн Честь джентльмена, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Честь джентльмена - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Честь джентльмена - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Честь джентльмена - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Честь джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Тони начал свой рассказ непосредственно с момента обнаружения тела убитого Раскина, не упомянув, однако, о присутствии там Алисии. Затем он объяснил, кем являлся Раскин и в каких аферах был замешан: речь шла как раз о продаже конфиденциальной информации по поводу графика движения судов, что в конечном счете привело к захвату врагами не менее шестнадцати кораблей. Мальчики взволнованно переглянулись, и Тони заметил это; он хорошо помнил их реакцию в тот момент, когда признался, что действует по заданию правительства, особо подчеркнув при этом, что ему поручено провести расследование независимо от полиции и уголовного розыска. Ясно, что после такого вступления мальчишки его просто боготворили.
Теперь ему уже было довольно легко объяснить, что расследование, хотя фактически и не является больше строго секретным, пойдет гораздо успешнее, если будет соблюдаться определенная осторожность, чтобы не спугнуть таинственного А.К. Он попросил всех продолжать вести себя как обычно, но если кто-то заметит что-нибудь странное — каким бы случайным и незначительным событием это ни казалось, — то должен немедленно сообщить Маггсу, а если это по какой-то причине будет невозможно, тогда ему самому или же Джеффри.
Джеффри умел читать то, о чем тщательно подбиравший слова Тони умалчивал: сохраняя бесстрастное выражение лица, он кивнул, показывая тем самым, что принимает на себя это неожиданное поручение.
Наконец Тони перешел к финальной части своего выступления, специально предназначенной для того, чтобы внушить слушателям, а особенно детям, что дело это чрезвычайно серьезное. Ему предстояло виртуозно пройти по очень тонкой линии, чтобы, с одной стороны, не напугать мальчиков, а с другой — довести до сведения каждого из присутствующих, что они ни в коем случае не должны подвергать себя какому бы то ни было риску. Недавнее происшествие с Алисией, вызвавшее шок не только у нее самой, но и у всех ее родных и домочадцев, он привел в качестве примера того, как коварно может действовать неизвестный пока А.К.; при этом Тони предупредил, что А.К. — кто бы он ни был — наверняка не остановится и перед более тяжкими преступлениями, так как скорее всего это именно он убил Раскина.
Судя по выражению на лицах детей, смотревших на него с тревогой, беспокойством и какой-то отчаянной решимостью, Тони удалось достичь поставленной цели, Он мельком взглянул на Алисию, едва заметным движением вопросительно подняв бровь. Она прочла этот вопрос и ответила утвердительно легким кивком. После этого Тони еще раз обвел взглядом всех присутствующих.
— Итак, теперь вы хорошо понимаете, что нам следует все время быть начеку.
— Так точно! — бодро ответил Маггс, выходя вперед. — Будем смотреть в оба, не сомневайтесь, сэр!
Поблагодарив всех за внимание, Тони распустил семейный совет, и тут же Алисия с улыбкой, но все же достаточно строго обратилась к детям:
— Ну-ка, немедленно в кровать! Уже очень поздно, а у вас завтра еще уроки!
К ее удивлению, все трое тотчас же встали и подошли прощаться. Алисия поцеловала всех по очереди, затем то же самое сделала Адриана, после чего дети без дальнейших разговоров направились к выходу, а дальше уже Маггс и Дженкинс повели их наверх в спальню.
Алисия опустилась на стул, испытывая огромное облегчение, что было неудивительно после всех тех событий, которые произошли этим вечером. Джеффри, подойдя к ней, замер в ожидании.
Наконец она, с признательностью посмотрев на него, улыбнулась:
— Не знаю, как вас благодарить за то, что вы приехали поддержать Адриану и мальчиков…
Джеффри заметно смутился:
— Ну что вы! На моем месте так поступил бы каждый джентльмен. — И он искоса взглянул на Адриану.
— Но ведь сделали это именно вы. — Взяв его за руку, Адриана незаметно пожала ее и прибавила: — Пойдемте, я вас провожу.
Когда они вышли, Тони повернулся к Алисии.
— Как вы думаете, на ваших слуг можно положиться? — серьезно спросил он.
— Вы хотите сказать, что… — Она не договорила, так как эта мысль уводила ее в весьма неприятном для нее направлении.
Однако Тони не стал говорить обиняками:
— Я старался не высказываться прямо, но вы и сами наверняка уже поняли, что вашему дому угрожает опасность, а кому хочется ни с того ни с сего оказаться под перекрестным огнем?
Услышав эту военную терминологию, Алисия невольно улыбнулась:
— Нет, на этот счет можете быть спокойны: слуги у нас очень давно, с тех пор как я себя помню. Они — часть нашей семьи и не подведут.
Тони некоторое время пристально смотрел на нее, потом слегка кивнул и встал. Алисия тоже поднялась. До ее слуха донесся отдаленный звук захлопнувшейся двери; а затем она различила на лестнице легкие шаги Адрианы. Тони тоже их услышал — ей достаточно было одного взгляда, чтобы убедиться в этом. Однако он продолжал стоять неподвижно и смотреть на нее.
Ей хотелось очень многое ему сказать. Не говоря уже о вызволении ее из участка и о сделанных им откровенных признаниях, даже здесь, в ее доме, он взял дело в свои руки, дав ей возможность передохнуть и собраться с мыслями. Теперь она уже пришла в себя, успокоилась и держалась намного увереннее, чем два часа назад.
Глубоко вздохнув, Алисия подняла голову и подошла к виконту. Он прижал ее к себе, и она положила руки ему на грудь. Глядя на него, Алисия никак не могла понять, о чем он думает: на его суровом лице она не замечала хоть какого-нибудь отражения внутреннего волнения.
— Я хотела поблагодарить вас…
Тони ничего не ответил, однако взгляд его черных глаз скользнул по ее лицу и остановился на губах. Теперь она уже точно знала, чего он хочет. Не задумываясь, Алисия схватила его за плечи и, привстав, прикоснулась губами к его губам. Это был даже не поцелуй, а скорее приглашение к нему. Тони не ответил, и она тотчас же отстранилась.
Тогда все его мускулы вдруг напряглись, и он сильнее прижал ее к себе, а затем, наклонившись, дотронулся губами до ее щеки. Потом его губы прикоснулись к уголку ее губ. Алисия подняла руку и ладонью направила его губы к своим. Это был уже хорошо знакомый ей глубокий поцелуй. Она с радостью ответила ему, стараясь утолить то желание, которое ощущала; ей приятно было вызывать это желание и так же приятно было его утолять, хотя она все еще немного робела.
Внутренний голос предупреждал ее: на пути, по которому они идут, осталось не так уж много остановок, — но голос этот тут же заглушило воспоминание о данном им обещании как можно дольше задерживаться на каждом этапе. Тони сильнее прижал ее к себе, и в ее теле вспыхнул огонь — он струился по венам, обжигал кожу. Она обхватила его за шею, запустила пальцы в волосы. Никогда еще Алисия не чувствовала себя такой желанной… и такой счастливой.
Они стояли одни в гостиной, и Алисия решила во всем положиться на него. В глубине души она знала, что лорд Торрингтон никогда ее не обидит.
Вдруг Тони отстранился от нее и шепотом спросил:
— Дженкинс?
Алисия не сразу опомнилась от страстного поцелуя.
— Наверху. Он очень рано запирает в доме все двери, кроме главного входа.
Слава Богу. Тони, снова поцеловал ее, потом приподнял, перенес к креслу и медленно опустил.
— Так, значит, мы одни? — Угу.
— Прекрасно.
Тони сдвинул платье с ее плеч, а затем стащил его полностью и уронил на пол. Прикоснувшись к ее груди сквозь тонкую шелковую ткань сорочки, он почувствовал набухшие соски и быстро развязал тесемки. Сорочка повисла у нее на талии, обнажив грудь.
От первого же его прикосновения к груди Алисия застонала и стала бормотать что-то бессвязное, и тут Тони испытал огромное удовольствие — и от своей победы, и от своего желания. Наконец-то она в его объятиях, почти совсем обнаженная, вся его.
Он подхватил ее на руки и упал вместе с ней на диван, не прерывая поцелуя. Алисия знала, что это опасно, но у нее уже не было сил на то, чтобы отступать, и она во всем следовала за ним.
Тони прервал поцелуй, посмотрел ей в глаза и, нагнув голову, стал целовать ее грудь. Она давно жаждала этого прикосновения, и вся комната наполнилась ее стонами. Он продолжал ласкать ее, а она выгнулась и крепко обхватила руками его голову.
Наконец он скользнул по ее телу вниз, раздвинул ей ноги и расположился между ними. Его рука прошлась по гладкой, нежной коже бедер и живота. Она смотрела на него, не отрывая глаз, и он также не мог оторвать от нее своего взгляда. Алисия продолжала смотреть, даже когда его пальцы взъерошили пушок и решительно углубились в нежные складки ее тела. Она подалась ему навстречу, когда он проник в нее пальцем: все ее мускулы напряглись, а тело заныло в предвкушении удовольствия. Ее бедра стремились взлететь навстречу его ласкам, но он придержал ее и выскользнул из ее цепких объятий.
Опустив голову, Тони большим пальцем прикоснулся к той чувствительной точке, которую уже нашел раньше; затем он стал наблюдать, как палец все быстрее и глубже проникает в ее тело. Алисия застонала и запрокинула голову. Ее захлестнула волна чистого сексуального наслаждения: на этот раз он, похоже, нарочно не стал постепенно усиливать нарастание этих волн, а сразу дал им захлестнуть ее с головой. Она уже чувствовала приближение неизбежного завершения.
В какой-то момент она сделала глубокий вдох и посмотрела ему в лицо: выражение этого лица было непроницаемым, но она инстинктивно почувствовала на нем отпечаток желания и, облизнув губы, с трудом ворочая языком, произнесла:
— Я хочу… чтобы тебе тоже… было приятно… Он посмотрел на нее немигающим взглядом:
— Тогда закрой глаза и расслабься. Пусть это будет еще один шаг.
Чувствуя свой бешеный пульс под его пальцами, она просто лежала и ждала, не представляя, что будет дальше…
Тони сполз вниз, и голова его оказалась между ее коленями. Прикосновение его языка явилось для нее настоящим шоком — сразу же забыв обо всем на свете, она глубоко вздохнула и застонала. Его пальцы выскользнули из ее тела, и он страстно приник губами к ее самому сокровенному месту. Алисии показалось, что она сейчас умрет. Она отчаянно извивалась, но он крепко держал ее, отлично понимая, что делает и что сейчас творится с ее нервами, с ее чувствами, с ее мыслями.
А еще — хотя она этого и не понимала — с ее сердцем. Если у нее до сих пор были какие-то сомнения в том, что любовный акт доставляет удовольствие обоим, то теперь, после его ласк, от этих сомнений не осталось и следа.
Пламя, пожиравшее ее тело и искусно поддерживаемое опытной рукой, продолжало усиливаться, пока, в конце концов, не сделалось совершенно невыносимым, так что Алисия не могла больше сопротивляться приближавшемуся наслаждению. Она хотела предупредить его и с силой дергала за волосы, но он не поднимал головы, продолжая наращивать интенсивность ласк.
И вот, наконец, она вспыхнула, очутилась в самом сердце огненной пучины, и на какое-то мгновение для нее потеряло значение все, кроме этого могущественного ощущения торжества. Оно охватило Алисию со всех сторон, словно зажало в тиски, а затем она словно распалась на части, и торжественное чувство рассыпалось, растеклось по венам, растаяло под кожей, проникнув во все уголки тела, до самых кончиков пальцев.
Тони ликовал — он вкушал ее содрогания, ее экстаз, а когда она упала в изнеможении, прекратил ласки и поднял голову. Преодолевая жестокое напряжение своего возбужденного тела, он окинул ее взглядом с головы до ног, потом поцеловал ее в живот и расправил сорочку.
«В следующий раз — точно», — твердо пообещал он себе.
Приподнявшись, Тони прополз вперед и лег рядом с ней, опершись на локоть. Потом он положил руку ей на грудь и стал ждать ее пробуждения, чтобы поздравить с возвращением на землю.
Час спустя, когда все в доме уже давно спали, Алисия лежала в своей постели и пыталась понять, что же случилось. В физическом плане все было ясно: хотя это и шокировало ее, она точно знала, что именно произошло, то есть как, чем и куда он прикасался.
Ее озадачивало другое — то, что она почувствовала какие-то соединявшие их узы, которые с каждым днем становились все прочнее, словно закалялись в огне вспыхнувшей между ними страсти. Принимая на себя роль вдовы и опытной женщины, каковой она на самом деле не являлась, Алисия даже не подозревала об их существовании.
Он согласился не спешить. По его понятиям, так оно, вероятно, и было. И хотя теперь ей стало совершенно ясно, что они уже почти добрались до конечной станции, ее это почему-то не пугало. С самого начала на все его изощренные ласки она реагировала так, как подсказывал ей инстинкт; так что именно инстинкт, по-видимому, и привел ее к нынешнему состоянию. Одного она никак не могла понять — насколько это опасно? Повернувшись на бок, Алисия обеими руками крепко обхватила подушку и попыталась перестать думать о Тони, но чем больше она старалась направить свои мысли в другую сторону, тем сильнее росло ее желание. Ей все больше казалось, что очарование, вызванное им, ныне превратилось в нечто гораздо более притягательное и могущественное.
На следующий день Тони приехал на бал к леди Арбетнот необычно рано и, не обращая ни на кого внимания, направился прямо к Алисии.
По правде говоря, он и в самом деле никого не замечал: все его мысли были полностью сосредоточены на ней. Это не было сознательным выбором: он оказался во власти таких чувств, над которыми ему до этого никогда еще не приходилось брать верх; даже чувство собственности по сравнению с ними было сущим пустяком.
Тони так страстно хотелось оградить Алисию от всех опасностей, подстерегающих ее в этой непростой жизни, что казалось, будто от этого зависели его собственные честь, имя и самоуважение. Ему хотелось заботиться о ней, беречь и защищать ее, наконец, сделать ее счастливой. Как именно это произойдет, он точно не знал, но такого рода рассудочные доводы являлись для него делом второстепенным. Главное, теперь ему было ясно, как надо действовать.
Подойдя к Алисии, Тони взял ее руку и принялся целовать пальцы, а потом сразу же поцеловал ладонь.
— Как вы себя чувствуете? — спросила Алисия, и он вздрогнул от неожиданности. — С вами все в порядке?
Тони, помешкав, кивнул:
— В полном порядке.
Это, конечно, была неправда, но ему не хотелось выслушивать вопросы, на которые он не мог ответить. Посмотрев в сторону гостей и убедившись, что танцы еще не начались, Тони спросил:
— Никто сегодня не вел себя странно по отношению к вам или к Адриане — здесь или в парке?
— Нет. — Алисия бросила на него быстрый взгляд. — Вы думаете, неизбежны слухи о том, что меня задержала полиция?
— Не исключено. По крайней мере, я хочу знать, всплывет ли эта история. — Он внимательно посмотрел на Алисию.
— Вы уже что-то предприняли? Расскажите мне, — попросила она.
Тони хотелось ответить, что он не является одним из ее младших братьев, однако это вряд ли помогло бы остановить дальнейшие расспросы.
— Я попросил тетю Фелиситэ и ее подруг держать ухо востро, в общих чертах рассказав им о вчерашнем происшествии. Они были шокированы и возмущены. — Он сжал ей руку, предупреждая возможные возражения. — Не волнуйся: с такими вещами при определенных обстоятельствах вполне могла бы столкнуться любая из них, поэтому они искренне заинтересованы в том, чтобы никто не смел использовать общепринятые светские традиции в негодных целях.
Немного подумав, Алисия кивнула в знак согласия:
— Если у меня или у Адрианы возникнут какие-либо сложности, я сразу же сообщу вам об этом.
Она посмотрела на Тони: его лицо показалось ей более напряженным, чем обычно.
— А чем еще вы сегодня занимались?
Виконт помедлил с ответом; он думал о том, с чего начать, а не о том, стоит ли говорить вообще.
— Я передал сведения о происшествиях с кораблями Джеку Хендону.
— Тому самому, который владеет судоходной компанией?
— Да. Теперь он знает, что именно надо искать, и дело пойдет гораздо быстрее. Я также послал сообщение еще одному своему товарищу, который проводит проверку на южном побережье. Если повезет, то мы в скором времени сможем составить гораздо более четкое представление о том, что происходит, и тогда уже начнем вычислять преступника, то есть А.К.
Вспомнив о событиях предшествующего вечера, Алисия ощутила неприятную дрожь и вопросительно взглянула на Тони.
— Это, должно быть, человек очень опытный, не правда ли? Он хорошо знал, как следует распустить слухи, знал, как натравить на меня уголовный розыск…
— Да, он умен и очень хладнокровен, — нехотя признал Тони, а затем, немного помешкав, продолжил: — Я получил известия от Смиггинса. Анонимная информация поступила от одной торговки цветами, которой какой-то богатый джентльмен в очень дорогой одежде заплатил за то, чтобы та передала вышеуказанную информацию в полицию. Больше она ничего сказать не может.
Перед глазами Тони снова проплыла знакомая картина: джентльмен в дорогом пальто с каракулевым воротником, едва различимый сквозь смутную дымку морозной ночи. Для него этот А.К. был вовсе не призраком, а опасным противником, настоящее имя которого ему еще только предстояло выяснить.
Разумеется, от этого обеспечение неприкосновенности Алисии становилось особенно трудным делом. Адриана также была в опасности. Тони посмотрел в сторону ее свиты: около нее в этот момент находились шестеро джентльменов. Сэр Фредди Кодел, естественно, тоже был среди них и сейчас пересказывал Адриане какую-то пьесу, а она, как и положено, внимательно слушала каждое его слово, полностью поглощенная его рассказом — во всяком случае, на какое-то время. И, конечно же, Тони ничуть не удивился, увидев Джеффри, который с весьма уверенным видом стоял среди поклонников Адрианы.
Рядом раздался легкий вздох.
— Если лорд Маннингем и вправду так хорош, как вы с мистером Кингом его описали, мне, пожалуй, надо быть готовой в скором времени выслушать его предложение.
— Да, это вполне возможный результат. — Тони задумчиво кивнул. — И вы с Адрианой решили принять его предложение?
Алисия внимательно посмотрела туда, где стояли Джеффри и Адриана.
— Если сестра согласна и если он не передумает после того, как узнает о реальном положении нашей семьи…
— Положении? — удивленно повторил Тони, хотя прекрасно знал, о чем шла речь. Она была бедна, как церковная мышь. Однако ей по-прежнему не известно, что он это знает, и он, разумеется, не мог этого не учитывать.
— Не каждый захочет брать на себя ответственность за такую большую семью, — задумчиво произнесла Алисия.
Тони уклончиво кивнул. Время терпит: он еще успеет узнать ее отношение к своему предложению. Пока она и члены ее семьи находятся в поле зрения А.К., его устранение должно стать первоочередной задачей, а вот когда они окажутся в безопасности, тогда уже можно будет вдоволь наговориться о браке. Гостиная ее светлости быстро наполнялась людьми, и Тони почел за благо оставаться рядом с Алисией; за две недели до начала сезона светские собрания снова становились похожи на ту припомнившуюся ему давнюю сходку, когда вокруг повсюду рыскали хищники всевозможных мастей.
С другого конца гостиной их поприветствовала тетя Фелиситэ; потом подошедшая леди Холланд отпустила Алисии комплимент насчет их с Адрианой вечерних платьев. Это замечание привлекло внимание Тони: сестры действительно были, как всегда, превосходно одеты, так что он еще раз удивился, как им это удастся. Затем он вспомнил, что Адриана дни напролет занимается вопросами моды: она постоянно зарисовывала новейшие фасоны одежды и потом творчески их переделывала…
Виконт еще раз взглянул на изысканные наряды сестер и тут у него словно раскрылись глаза, теперь он увидел Адриану в совершенно новом свете.
— Здравствуйте, Торрингтон! Надеюсь, вы представите меня вашей очаровательной спутнице? Просто самой не верится, что до сих пор я еще не имела удовольствия с ней познакомиться.
Эти отчетливые слова, произнесенные великолепно поставленным голосом, сразу вывели Тони из задумчивости, и он почтительно поклонился:
— Ваша светлость!
Затем он взглянул на леди, стоявшую рядом с ее светлостью герцогиней Сент-Ивз, и та улыбнулась ему очаровательной улыбкой, за которой, впрочем, угадывался решительный характер.
— Позвольте представить вам мою невестку — леди Горацию Кинстер: — В блеклых глазах герцогини вспыхнул лукавый огонек. Она подождала, пока Тони поцелует руку леди Горации, а затем прибавила: — Ну вот, теперь вы можете представить нас вашей спутнице.
Тони едва удержался от улыбки: старинная подруга его матери — Хелена, герцогиня Сент-Ивз — была неисправима и, как всегда, непреклонна. Это была не женщина, а стихийное бедствие в юбке, и горе тому, кто осмеливался сказать ей «нет».
Он повернулся к Алисии.
— Уважаемые леди — миссис Алисия Каррингтон. Миссис Каррингтон, позвольте представить вам Хелену, герцогиню Сент-Ивз, и леди Горацию Кинстер. После того как Алисия сделала подобающий в таких случаях книксен, Хелена порывисто взяла ее за руку.
— Ваша сестра просто восхитительна — впрочем, это теперь уже всем известно, — но я уверена, что и вы заслуживаете не меньшего внимания общества.
Алисия улыбнулась:
— Прежде всего я хочу устроить сестру.
Хелена посмотрела на нее с явным недоумением, а. леди Горация с улыбкой сказала:
— Моя дорогая, должна вас предупредить: вы можете не думать о себе, но джентльмены все равно будут думать о вас. В сущности, — тут она посмотрела на Тони, — я нисколько не сомневаюсь, что они уже о вас думают.
При разговоре с такими женщинами единственно верный способ поведения — вежливо пропускать их колкости мимо ушей. Тони так и поступил, и дамы, немного поболтав с Алисией, отправились беседовать с другими гостями.
Не успела Алисия привести мысли в порядок, как уже две другие надменные матроны остановились рядом. Тем не менее Тони по-прежнему не отходил от нее, сохраняя полную учтивость и галантность.
Он был очень благодарен Хелене, которую знал с самого детства. Разумеется, ее поступок был заранее продуман. Когда все видят, что вас принимают в высшем свете, то это уже само по себе является социальной гарантией безопасности — в этом случае всевозможным слухам будут верить гораздо меньше. Так постепенно Алисия и Адриана приобретали социальный статус, поколебать который можно только лишь очень неблагоразумным поведением, а значит, теперь на социальном фронте Тони мог чувствовать себя гораздо увереннее.
Что же касается других фронтов, там такой уверенности у него не было.
— Здравствуйте, миссис Каррингтон.
Тембр этого голоса чуть не взбесил Тони. Он обернулся и увидел, как какой-то щеголеватого вида джентльмен с непослушными белокурыми кудрями подошел к Алисии, однако по выражению ее лица было ясно, что она не собиралась подавать ему руку. Каким-то образом этому франту удалось ускользнуть от бдительного взгляда Тони, что лишь усилило его неприязнь. Джентльмен выпрямился и, улыбнувшись Тони, небрежно произнес:
— Ваш покорный слуга, лорд Торрингтон! — После чего снова повернулся к Алисии. — Только что с вами беседовала моя мать — это она сообщила мне ваше имя. Ну а я — Гарри Кинстер.
Алисия, облегченно вздохнув, улыбнулась в ответ:
— Очень рада познакомиться с вами, сэр.
Тони понадобилось всего несколько секунд, чтобы восстановить логическую цепочку. Гарри Кинстер — человек с невинными голубыми глазами и хищной хваткой. Гарри был признанным наездником, легендарным жокеем, задирой и волокитой, который вполне заслуженно носил прозвище Демон.
Разговаривая с Алисией, Гарри излучал то самое пресловутое обаяние, которым так славились Кинстеры.
— Меня сюда притащила родительница. Теперь, когда мы все, наконец, вернулись с войны, наши матери и тетушки, кажется, полны решимости переженить нас, чтобы поскорее сбыть с рук.
— В самом деле? — Алисия ответила ему вежливым взглядом, исполненным скептицизма. — А что же вы сами? Неужели женитьба нисколько вас не привлекает?
Он снова посмотрел ей в глаза, однако на этот раз уже не с таким невинным выражением.
— Думаю, пока нет.
Скрытый смысл этих слов звучал как предупреждение. Неожиданно Гарри насторожился:
— Кажется, вальс уже начинается…
К удивлению Алисии, Тони тут же крепко схватил ее за руку.
— Действительно, ты прав: спасибо, что напомнил. — Он учтиво улыбнулся Алисии и привлек ее к себе. — Миссис Каррингтон обещала этот танец мне.
И тут же над головой Алисии скрестились взгляды голубых и черных глаз. Маска вежливости на лице Тони явно что-то скрывала — возможно, это была форма мужского соперничества.
Наконец Гарри Кинстер в некотором удивлении приподнял брови:
— Да, да, понимаю. — Он ухмыльнулся и помахал рукой в знак прощания. — Очень жаль, но все равно желаю вам приятных скачек, моя дорогая!
Однако прежде чем Алисия успела ответить на это странное замечание, Тони утащил ее прочь, увлекая в бурлящий водоворот кружащихся пар. Зал был переполнен танцующими гостями, и им пришлось держаться друг к другу так близко, что она ощущала исходившую от него соблазнительную ауру, о которой он, возможно, даже не подозревал.
Алисия отвела взгляд в сторону, решив отвлечься и подумать о чем-нибудь другом.
— А что это он имел в виду? — вдруг спросила она у Тони. — Почему пожелал мне «приятных скачек»? Этот Кинстер даже не знает, умею ли я ездить верхом…
Тони некоторое время продолжал недоуменно смотреть на нее, и Алисия никак не могла понять, что его так удивило.
— Он предположил, что умеете, — сказал, наконец, виконт довольно вяло и пожал плечами. — Сам он превосходный наездник, поэтому, наверное, только об этом и думает…
Затем он плотно сжал губы, словно давая понять, что больше не хочет говорить на данную тему, и стал смотреть вперед, ведя ее между танцующими парами.
Молчание освободило внимание Алисии, и все ее чувства обострились. Она ощутила внутренний жар и испуганно взглянула на виконта, опасаясь, что покрасневшие щеки и затуманившийся взгляд выдадут ее, позволят ему прочесть ее мысли и откроют внезапно вспыхнувшее желание.
Их взгляды встретились, и ее желание отразилось в его глазах. Они словно остались одни во всем зале и двигались в пустом пространстве, наполненном лишь сексуальной энергией, погибая от неудержимой страсти, окутывавшей их со всех сторон и обжигавшей кожу.
Наконец музыка стихла, но им по-прежнему не хотелось останавливаться, отрываться друг от друга, возвращаться обратно. Еще труднее было вернуться к прежнему спокойствию, скрывать все, что происходило между ними и в душе каждого из них.
Однако им надо было продолжать играть свою роль, поэтому они медленно, с беспечным видом прошли по залу, и Алисия заняла свое привычное место неподалеку от Адрианы и ее поклонников.
Тони стоял рядом с ней, испытывая почти невыносимую боль от неудовлетворенного желания. Он с трудом приходил в себя. Все, больше никаких вальсов до тех пор, пока не заиграет совсем другая музыка в гораздо более интимной обстановке.
По окончании бала они с Джеффри проводили сестер к выходу. Адриана подала руку Джеффри, и тот, наклонившись к ней, что-то прошептал, затем попрощался с Алисией, которая была очень рассеяна и вообще не заметила этого маленького происшествия.
Когда, наконец, кивком попрощавшись с Тони, Джеффри уехал, Алисия повернулась к Тони и протянула ему руку:
— Благодарю за компанию!
Он взглянул ей в глаза и сжал ее руку в своей руке.
— Позвольте, я провожу вас домой…
Алисия с опаской посмотрела на него, но руки не отняла.
— Вы вовсе не обязаны это делать.
— Обязан, — твердо заявил Тони, гордо расправив плечи. — Помимо всего прочего, вы все еще находитесь под моей охраной.
Алисия нахмурилась.
— Я думала, это было сказано только для того, чтобы произвести впечатление на полицейских.
В этот момент появившийся в дверях лакей сообщил, что их карета подана. Тони взял Алисию под руку, и они стали спускаться вниз по ступенькам, как вдруг он прошептал ей в самое ухо:
— Я сказал это не ради них, а ради себя.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Честь джентльмена - Лоуренс Стефани



слабенько, если четсно
Честь джентльмена - Лоуренс Стефаниtonia
23.10.2011, 1.00





А мне роман очень нравиться. Причем читаю его уже не первый раз.
Честь джентльмена - Лоуренс СтефаниЛилия
22.11.2012, 21.23





Интересно как и все романы с.л.
Честь джентльмена - Лоуренс Стефанилюбовь
20.10.2013, 23.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100