Читать онлайн Мой милый ангел, автора - Лоуренс Кэти, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой милый ангел - Лоуренс Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой милый ангел - Лоуренс Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой милый ангел - Лоуренс Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Кэти

Мой милый ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Джесси заметила Джейка Вестона сразу же, как только он вошел. Он был выше всех мужчин в церкви, а его привлекательная внешность и яркие голубые глаза не оставили равнодушными всех присутствующих женщин.
Хотя церковь была заполнена людьми и гудела от приглушенных разговоров, при появлении Вестона все смолкли. Джесси наблюдала за ним из-под черной кружевной вуали. Что-то необычное есть в этом человеке, решила она. Должно быть, у него было «присутствие», как выражался ее отец. Человеком с присутствием он называл тех, кому удавалось все. Джесси еще не была уверена, является ли Джейк таковым, но, несомненно, он пользовался уважением присутствующих. Ей снова вспоминались его грубое поведение при встрече, высокомерие и попытка подчинить ее себе.
Джесси отогнала все мысли о Джейке Вестоне, снова вернувшись к печальным событиям. Сжимая кружевной платочек в руках, она хотела только одного — чтобы служба началась как можно скорее. Хотя она оплакивала отца в течение прошедших двух недель, вид гроба и мысль о том, что отец потерян для нее навсегда, снова обострили все ее чувства. Она с трудом сдерживала слезы, и ей вдруг захотелось, чтобы Джейк сел рядом.
Но Джейк прошел вперед и сел далеко от нее, на правой стороне церкви. Осмотрев зал, он заметил знакомые лица давних друзей и знакомых Генри. Затем его взгляд остановился на Джессике Таггарт, которая сидела с Харасом МакКаферти в первом ряду с левой стороны.
Девушка повернула голову в его сторону, но густая черная вуаль скрывала ее лицо. Стараясь разглядеть выражение ее лица, и понять ее мысли, Джейк наблюдал за ней некоторое время. Когда, наконец, он откинулся на сиденье, его кольт 36-го калибра, спрятанный в заднем кармане брюк, стукнулся о деревянную церковную скамью.
К тому времени, как священник поднялся на церковную кафедру, церковь заполнилась пришедшими рабочими и моряками: китайцы и калифорнийцы, Сиднейские Утки и даже несколько перуанцев, которые стояли в самых последних рядах. Здесь можно было увидеть представителей почти всех национальностей этого огромного пестрого города. Генри Таггарта любили все.
Джейк оглянулся на задние ряды церкви. На последних рядах справа сидели шестнадцать проституток: Лови Макдуглас, ее подруга китаянка Шуга Су Лин, мулатка, две черноволосых калифорнийки, рыжая Меган О'Брайен — все одеты в строгие траурные черные платья и вуали. Люди, сидящие в передних рядах, многозначительно перешептывались, поглядывая на них.
Около прохода в первом правом ряду сидел Ток Лой Хонг, сморщенный человек в струящемся белом шелковом костюме — белый — китайский цвет траура — на голове белая шелковая шапочка, волосы заплетены в длинную косичку. Редкая бородка достигала середины костлявой груди. Позади него, на втором ряду, сидели два огромных круглолицых усатых китайца, которые внимательно следили за всеми, а особенно за двумя такими же огромными мужчинами на противоположном конце их ряда. Все четверо были телохранителями. Они представляли две самые могущественные и враждующие силы в городе.
На противоположной стороне от Ток Лоя сидел Чан Ли Синг, называвший себя Чарли. Он был одет в сшитый по последней моде траурный бостонский костюм, подстрижен в стиле страны, которую теперь считал своей родиной. Черный котелок лежал у него на коленях.
Джейк, как и всякий, кто знал о существовании этих двух враждующих группировок в Китай-городе, хорошо знал их главарей. Ток Лой Хонг, прозванный Красный Шнурок за гарроты, которые находили на шеях его задушенных врагов, возглавлял группировку Гум Сан. Чарли Синг возглавлял «Добрых Тружеников Моря», организацию китайцев, работающих в порту Эмбаркадеро. ДТМ считала себя социальной организацией, защищающей своих рабочих от купцов, банкиров и политиков, которые в штыки встречали любую попытку китайцев получить работу.
Джейк незаметно рассматривал четверых мощных телохранителей, сидящих за спиной Ток Лоя и Чарли. Он знал, что у каждого под одеждой был спрятан замысловато украшенный, острый, как бритва, огромный нож. На время похорон между ними было заключено тщательно оговоренное перемирие, потому что оба главаря поклялись на крови убить друг друга — каждый обвинял другого в убийстве Генри Таггарта.
В своих телеграммах Джесси Джейк старательно избегал упоминания о причинах смерти ее отца. Так как в последние годы у Генри часто бывали приступы головокружения и его беспокоили боли в сердце, то он надеялся, что внезапная смерть отца не была слишком большой неожиданностью для Джесси. До тех пор, пока он не получил телеграмму о ее приезде, Джейк не собирался сообщать ей, что Генри был задушен. Их встреча в порту была совершенно неудачной, у него не было возможности деликатно сообщить ей о причине смерти отца, как он планировал раньше.
А теперь Джейк был в затруднительном положении. Рано или поздно он должен будет сказать ей правду. Расследование еще не закончено, и конечно, Исаак Хэнди, шериф, захочет задать ей несколько вопросов. Тело Таггарта было обнаружено за зданием «Милого Ангела», он был задушен красным шелковым шнурком, а в груди его торчал большой нож «Добрых Тружеников Моря» — знаки обеих группировок. С момента убийства город возбужденно гудел, в каждом баре и салоне шли сердитые разговоры о необходимости избавить город от китайцев.
— Интересно, сколько сейчас здесь в церкви и на ближайших улицах собралось китайцев и сколько среди них вооруженных борцов этих группировок, сколько револьверов и ножей спрятано под длинными шелковыми одеждами, — размышлял Джейк. Похороны Генри вполне могли перерасти в войну. Пока священник монотонно читал заупокойную молитву, Джейк вспоминал, как Генри впервые связался с двумя враждующими китайскими главарями. Человек без предрассудков, Генри нанял большое количество китайских рабочих, когда искал золото в горах в окрестностях Джексона. Остальные горняки ненавидели китайцев — за их трудолюбие и усердие, за их способность искать и находить золото в тех местах, от которых белые уже отказались, за их простой и скромный образ жизни.
Погромы китайцев были частым явлением на золотых приисках. Белые рабочие, напившись, решили, что причина всех их бед — китайцы. Разъяренные мужчины изгоняли ближайшие китайские семьи из их лачуг. А так как у китайцев не было никаких законных прав, то на то, что одного или даже двадцать китайцев убивали или вешали во время таких погромов, власти закрывали глаза.
Но Генри Таггарт любил и уважал своих китайских рабочих. Когда однажды белые горняки решили, что уже пора выгнать китайцев из горняцкого поселка, принадлежавшего Генри, Таггарт вышел им навстречу один, держа в руках двустволку. Когда они подошли слишком близко, тесня его назад, он выстрелил в землю у самых их ног, обдав пылью их джинсы, и заставил их работать до тех пор, пока они не протрезвели. С тех пор Генри часто выступал в Сан-Франциско от имени китайцев. Он помог Чарли Сингу, когда обессиленный Чарли с пулей в боку постучался в заднюю дверь «Милого Ангела», а городская полиция шла по его следу. Чарли искал убежища у Шуга Су Лин, одной из самых дорогих проституток Генри. Когда Генри обнаружил его в доме, Чарли был уверен, что обречен. Но Генри не считал Чарли преступником за организацию китайских портовых рабочих в Эмбаркадеро, поэтому прятал его на чердаке дома до тех пор, пока страсти не улеглись.
Чарли был обязан Генри жизнью и, согласно китайской традиции, не было ничего, о чем Генри не мог попросить его. Но Генри так и не попросил его ни о чем, поэтому этот долг перешел по наследству к Джесси, хотя, конечно, она и не подозревала об этом.
Священник закончил службу, и восемь мужчин заняли свои места у гроба — Руперт, Чарли, Ток Лой и пятеро местных политиков. Джейк шел впереди. Во время длинной службы он несколько раз бросал взгляды на Джесси. Она держалась слишком прямо, не издав ни единого звука. Что она была за женщина? Так ли она тверда, как хочет казаться? Что-то подсказывало Джейку обратное, но, тем не менее, все в этой девушке удивляло его. По крайней мере, она не возражала, чтобы на похоронах присутствовали китайцы или проститутки, в то время как большинство присутствующих были шокированы, хотя и не решались высказать это вслух. Даже в своей смерти Генри Таггарт обладал достаточной властью, заставив их молчать.
Джесси пошла вслед за гробом. Китайские телохранители последовали за МакКаферти, игнорируя его, но внимательно следя за остальными, за руками, спрятанными под одеждой. Харас нервно оглянулся и нечаянно наступил на подол платья Джесси. Он извинился и встал рядом с ней, чтобы поддерживать ее под руку. Джейк понял, что МакКаферти хотелось стоять как можно дальше от этих четверых огромных китайцев.
Процессия проследовала через высокие овальные двери церкви, Джесси вышла на улицу. Она в нерешительности остановилась на верхних ступеньках лестницы, не веря своим глазам. Собрав последние силы, она постаралась подавить подступивший к горлу комок, слезы были готовы вот-вот брызнуть из глаз. Она оглянулась, ища Вестона, тот стоял за ее спиной, держа в руках свою шляпу. Кажется, он тоже был взволнован таким большим скоплением народа на улице. Джесси всегда верила, что ее отец был большим и очень прозорливым человеком. И было вполне очевидно, что не она одна так думала.
Улица была переполнена людьми самого разного положения — мужчины держали свои шляпы в руках, женские головки были в шляпках или накидках. Все молчали. В отдалении стояли китайские музыканты, одетые в белый траурный цвет. Они собирались присоединиться к процессии, ударяя в гонги и размахивая белыми знаменами. Многие несли горшочки с горячей пищей, согласно традиции их предков.
Когда гроб поставили на черный катафалк с нарисованными окнами, духовой оркестр пожарной команды Сан-Франциско заиграл похоронный марш. Одновременно с ним, два китайских оркестра — один впереди процессии, второй сзади — тоже заиграл похоронный марш на своих странных медных и деревянных инструментах. Улица наполнилась шумом.
Джесси повернулась к Джейку.
— Я заказал для вас экипаж, — сказал он. Лицо его было печальным, взгляд — сдержанным и грустным.
Она кивнула и, надеясь, что он не заметит, быстро смахнула под вуалью слезы. Джейк заметил ее тайный жест, и черты его лица смягчились, от чего он стал еще более красив. Его теплая и сильная рука поддержала ее за локоть, и Джесси была благодарна за эту поддержку. Они подошли к единственному экипажу на переполненной улице — черному, сверкающему, с открытым верхом и черной накидкой, запряженному парой лошадей. Джейк помог ей подняться в экипаж, Харас МакКаферти сел рядом.
Впереди процессии двигался катафалк, запряженный шестью черными лошадьми, украшенными черными лентами. Джейк, шел сразу же за катафалком, за ним следовали четыре ряда одетых в траур людей, несущих траурные покровы для гроба. Харас взял в руки вожжи, экипаж тронулся с места, Джесси откинулась на спинку сиденья.


— Спасибо вам, Харас, — сказала Джесси, когда они поднялись по лестнице на второй этаж отеля «Палас». Харас подал ей руку. — Я очень ценю все, что вы сделали для меня.
Хотя они почти не разговаривали во время похорон, она не была уверена, что смогла бы обойтись без него. Похороны лишили ее последних сил. Вся церемония прошла для нее как в тумане, но Джесси никогда ее не забудет. Ни разу в своей жизни она не испытывала ничего более торжественного и трогательного, чем похороны ее отца. Все эти толпы людей, пришедшие, чтобы отдать последний долг, заставили ее по-новому взглянуть на отца. Еще больше, чем раньше, она сожалела, что не приехала жить к отцу сразу же после смерти матери.
Даже Джейк Вестон удивил ее. Он проявлял заботу, которую она собственно, и ожидала от него. Но она совсем не ожидала искренней печали в его глазах. Он старался скрыть свою грусть и, возможно, это удалось ему в отношении других людей, но только не в отношении Джесси. Поневоле она почувствовала уважение к Вестону.
— Отдыхайте, мисс Таггарт, — сказал Харас, приподнимая котелок.
— Спасибо, непременно. Увидимся завтра в четыре часа, — Джесси закрыла за ним дверь.
Она вызвала горничную, чтобы раздеться и приготовиться ко сну. В последний раз поплакала Джесси об отце. Он бы хотел, чтобы она была счастливой, а не печальной. И ради него она будет делать все, что от нее зависит, чтобы быть сильной.
Сломленная усталостью, она легла под прохладные простыни.


Джесси спала, как ребенок. Ее разбудил громкий стук в дверь. Она поднялась, накинула пеньюар. В дверях стоял молоденький коридорный.
— Вам письмо, мисс Таггарт. Я думал, что, наверно, это важно.
Джесси приняла конверт, открыла свой ридикюль и, отыскав монету, вручила ее мальчику.
— Вы случайно не знаете, который час?
— Шесть часов, мисс.
— Правда? Я проспала совсем немного.
— Сегодня уже пятница, мисс. Сейчас шесть часов. Вы приехали в четверг.
— Что? Не может быть!
— Это так, мисс.
— О Боже, я проспала встречу. И уже пора собираться на ужин. Пожалуйста, будьте любезны, пришлите мне в номер ванну. Мне нужно вымыть волосы к вечеру.
— Да, мэм, — мальчик улыбнулся при мысли, что, приняв подряд две ванны, мисс Джессика Таггарт будет самой чистой и самой благоухающей леди во всем Сан-Франциско.
Джесси прочитала послание и заметалась по комнате. Нужно, чтобы ей погладили платье.
Принесли ванну, и она вымылась душистым мылом, а к тому времени, как платье было готово, Джесси надела корсет, сорочку и нижнюю юбку. Если бы у нее было время, она, возможно, причесалась бы более экстравагантно, а теперь она просто подняла волосы наверх и закрепила их в корону из локонов.
Платье было из шелковой темно-сиреневой парчи. Оно не только подходило, для траура, который Джесси планировала соблюдать всего несколько недель, но этот цвет красиво оттенял ее зеленые глаза, а фасон платья подчеркивал ее высокую грудь. Конечно, у Вестона были перед ней преимущества. Он хорошо знал не только город, но и все тонкости их совместного дела. Но, не смотря на появившееся к нему уважение, она намеренно воспользуется любой закавыкой в бухгалтерских счетах, любой женской уловкой, известной ей, чтобы поставить Джейка Вестона на место.
Джесси перечитала послание. Оно было от Вестона, приглашающего ее на встречу в «Милый Ангел» и сообщающего адрес, который Джесси и так хорошо знала.
Сунув ноги в легкие лакированные туфли на высоких каблучках и подхватив украшенный бисером ридикюль, Джесси решила, что еще сумеет успеть вовремя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой милый ангел - Лоуренс Кэти



Боже, какая глупая главная героиня.... Да.... Как в сказке бандитские группировки слушают 18 девчонку... Бред..
Мой милый ангел - Лоуренс КэтиИриска
1.11.2013, 1.10





Действительно бред. Поступки Гг детские. Автору больше удался образ ГГероя и вообще роман 3-сортный.
Мой милый ангел - Лоуренс КэтиGala
5.03.2015, 23.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100