Читать онлайн Мой милый ангел, автора - Лоуренс Кэти, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой милый ангел - Лоуренс Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой милый ангел - Лоуренс Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой милый ангел - Лоуренс Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Кэти

Мой милый ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Крепко стиснув зубы, она старалась сдерживать нарастающее желание облегчиться. Толчки и тряска только усиливали ее потребность. Джесси уже была готова отбросить гордость и умолять Силву остановиться, когда он сам остановил лошадей в прохладной тени соснового дерева.
Молча он отвязал ее от стремени, перерезал веревку, которая связывала ее ноги и снял ее с лошади. У нее хватило сил только устоять на ногах.
— Веди себя хорошо, — предупредил он. — Я отпущу тебя на минутку.
Джесси закрыла глаза с облегчением.
— Спасибо.
Он уже сбросил одеяние китайского кули. Это был невысокий мужчина с кудрявыми черными волосами и холодными серыми глазами. Когда она повернула вправо к большому валуну, он схватил ее за руку.
— Не так быстро, — он привязал длинную веревку вокруг ее связанных кистей рук. — Если ты попытаешься уйти дальше длины этой веревки, я потащу тебя за собой на твоем хорошеньком маленьком заду.
Джесси только кивнула. Мысль о побеге мелькала у нее в голове, но на данный момент ей важнее было поскорее решить непосредственную проблему. Она зашла за огромный валун, сделала то, что ей было нужно и вернулась к лошадям.
— Дай мне слово, что будешь хорошо себя вести, и я разрешу тебе сесть верхом на эту лошадь вместо того, чтобы висеть через седло, как мешок с бобами. Джесси не колебалась, давать ей слово, или нет, хотя вовсе не собиралась его держать. О какой чести можно говорить с вором и убийцей? Никакой чести у него не было.
— Я даю слово, — кротко ответила Джесси. Если ей удастся внушить ему доверие, у нее, возможно, появится шанс.
Они сели на лошадей, и Силва привязал ее руки к передней луке седла. Все ее ребра болели, спина ныла, щека посинела и опухла, а волосы спутанными прядями свисали на лицо. Но, по крайней мере, теперь кровь не приливала ей к голове.
Интересно, кто-нибудь уже обнаружил их повозки и тела Педди и служащих Компании Таггарт? Знают ли они, что она исчезла? Что будет делать Джейк, когда узнает? Что он подумает? Он поедет ее искать, в этом она была уверена, хотя бы потому, что она была его партнером. Но Джейк был в Сан-Франциско. Ему потребуется много часов, чтобы попытаться спасти ее. К тому времени, когда кто-нибудь найдет ее, будет слишком поздно.
Джесси содрогнулась при этой мысли. Она сама навлекла на себя это несчастье, и она сама должна из этого выбраться. Никогда она еще не чувствовала себя такой одинокой.
Остальная часть дня прошла в ощущениях боли и усталости. Она строила планы побега, отбрасывала, как невыполнимые, и снова возвращалась к мыслям о Джейке. По крайней мере, она не умрет, не узнав радости быть женщиной. Она все еще помнила мускулистое тело Джейка, переплетающееся с ее телом, то переполняющее чувство счастья, которое он у нее вызывал во время их близости. Ей только хотелось, чтобы их отношения значили для него так же много, как и для нее.
В течение следующего часа мысли ее стали более мрачными. Она вспомнила Педди, истекающего кровью в канаве, охранника, валяющегося в дорожной пыли. «Это моя вина. Они все погибли только из-за меня». Но она была Таггарт, черт возьми! Она не могла себе позволить плакать, она не хотела, чтобы ее страж заметил хоть какую-нибудь слабость. Она не сдастся. Она будет бороться до конца.
Наступили сумерки, когда лошади повернули в очередной раз по извилистой тропинке, и Джесси увидела хижину, сложенную из бревен, скрепленных глиной и корой. Хижина выглядела заброшенной. Силва спешился, привязал свою лошадь и нагруженного мула и затем вернулся к ней. Он помог ей сойти с лошади, привязал ее к дереву, а сам вошел в хижину.
Начиная замерзать от вечерней прохлады, Джесси заметила тонкую струйку дыма, поднимающуюся из низкой трубы, сложенной из камней. «Может быть, кто-нибудь заметит этот дым», — подумала она с вновь появившейся надеждой, но затем поняла, что в этих нагромождениях скал очень трудно определить, откуда идет дым, и похититель может почти не опасаться. Волна отчаянья снова подступила к ней, она старалась освободиться от веревок, связывающих ее.
— Я поставил вариться кое-что из еды, — Силва медленно подошел к ней. — Но есть кое-что другое, в чем я нуждаюсь больше, чем в пище, — с алчным взглядом, который не оставлял никакого сомнения в его намерениях, он вытащил нож из сапога.
Джесси закрыла глаза и почувствовала, как внутри ее все похолодело. Он хочет использовать ее, он не будет больше ждать. Она должна именно сейчас попытаться спастись. Как только Силва развязал веревки, Джесси с силой оттолкнула его и бросилась бежать к лесу, надеясь, что наступающая темнота поможет ей спрятаться.
Силва догнал ее и повалил еще до того, как она успела добежать до леса.
— Отпусти меня! — кричала она, когда они упали, катаясь по земле, покрытой сосновыми иголками. Тяжело дыша, Джесси оказалась под ним, ее спутанные волосы закрывали лицо.
Силва только рассмеялся.
— А ты смелая. Мне это нравится.
Он поднял ее на ноги и потащил в хижину, она кричала и сопротивлялась. Он дважды ударил ее по лицу, но на не обратила на это внимания и продолжала сопротивляться.
Внутри хижины он бросил ее на что-то вроде кровати. Он придавил ее к соломенному матрасу, его руки шарили по ее телу, Джесси рвала его волосы и пыталась укусить, царапала ногтями лицо. Он начал бить ее, нанося сильные удары куда попало. Она почувствовала вкус крови во рту, комната поплыла у нее перед глазами. Когда она снова пришла в себя, ее юбки были задраны выше бедер, а платье разорвано до талии. Ее сорочка была расстегнута, открывая грудь. Джесси тихо застонала. Она начала отчаянно шарить вокруг себя руками, стараясь найти что-нибудь в качестве оружия. Ее рука опустилась к земле и нащупала горшок у кровати. Со всей силы она ударила его горшком по голове. Силва обмяк на ней. Она попыталась сбросить его, но ей удалось лишь с трудом выползти из-под него. Она вскочила на ноги, ловя ртом воздух, стараясь поправить разорванное впереди платье. Ей удалось сделать один, шаг к двери, когда Силва схватил ее рукой за лодыжку. Она упала, потеряв равновесие, от потащил ее к себе.
Когда он отпустил ее ногу и схватил за талию, притянув к себе, Джесси собрала все силы и ударила его кулаком в нос. Он отпустил ее, кровь потекла по его лицу, злоба исказила его исцарапанное лицо. Глаза его сузились в щелочки.
— Ну, ты и штучка, — пробормотал он. Он предупредительно встал между нею и дверью. — Я собираюсь получить от тебя удовольствие такими способами, о которых можно только мечтать. Я бы этого не сделал, если бы ты вела себя, как леди, но ты не леди. Ты даже разговариваешь со мной не как леди, — он приближался к ней, стирая кровь с лица. Джесси перевела безумный взгляд с двери на единственное зашторенное окно.
— Когда я закончу с тобой, на твоем маленьком красивом теле не будет ни одного дюйма, которым бы я не воспользовался.
Джесси судорожно сглотнула.
— Сначала тебе нужно меня убить, — сказала она тихо.
— Всему свое время.
— Ты очень рисковый человек, мистер, — сказал глубокий знакомый голос, и послышался щелчок револьвера. Джесси перевела взгляд на дверь. Освещенный бликами огня, Джейк казался более опасным, чем ее похититель, но и более дорогим, чем она могла себе представить.
— Джейк, — прошептала она.
Силва остолбенел, дуло револьвера было в нескольких дюймах от его затылка.
— Привет, Бостон.
Она почувствовала, как у нее перехватило дыхание, в его голосе слышалась нежность, ей захотелось увидеть его глаза, затемненные широкополой шляпой.
— Джейк, — снова повторила она его имя, как будто хотела убедиться, что он действительно был здесь.
— Я подумал, что тебе нужна небольшая помощь, — насмешливо сказал он, его голос снова стал жестким. — Или ты справишься с этим сама?
— Джейк, я…
— Выходи, — приказал он Силве еще до того, как она успела ответить. — Тихо и без глупостей.
Силва медленно двинулся к двери, его руки потянулись к револьверу, висевшему у него на поясе.
— Я понимаю, о чем ты думаешь, — предупредил Джейк. — И не советую тебе этого делать. Больше всего на свете мне хочется всадить пулю тебе в голову.
Силва поднял руки немного выше.
— Полегче, мистер. Давай все обсудим. Может, мы сможем договориться.
— Извини, друг. Леди, с которой ты так грубо обращался — мой партнер. Я отношусь к этому очень серьезно, даже если она так не считает, — Джейк бросил на нее суровый взгляд. — Я не спорю, она заслужила хорошей порки, но предпочитаю делать эту грязную работу сам.
— Мне очень жаль, Джейк. Я знаю, я должна быть…
— Ради Бога, Джесси Таггарт, заткнись.
Джесси сжала зубы.
— Выходи, — дюйм за дюймом Джейк медленно выводил Силву из хижины. Они почти вышли из двери, когда Силва вдруг быстро развернулся и выбил револьвер из рук Джейка, затем нанес ему удар в солнечное сплетение.
С каким-то рычанием Джейк так сильно ударил Силву в живот, что тот сложился вдвое. После второго удара Силва растянулся в пыли. Джейк схватил его за ворот рубашки, поднял и нанес удар прямо в лицо. Джейк забыл обо всем на свете, забыл о своих намерениях выяснить у Силвы, кто стоит за всем этим происшествием. Он видел перед собой только разорванное платье Джесси, кровь на ее лице, ужас в ее глазах, и он хотел убить этого мерзавца голыми руками.
Он продолжал наносить удары, пока Силва не потерял сознание. Он бил, пока не обессилел сам, и пока Джесси не остановила его.
— Джейк? — голос Джесси дрожал, она придерживала разорванное платье трясущимися руками.
Джейк посмотрел на человека, лежащего у его ног. Тот дышал, но глаза его были закрыты, тело неподвижным.
Джейк повернулся к Джесси и увидел, что она смотрит на него так, как не смотрела никогда. Не в силах сдержаться, он привлек ее к себе.
— Боже мой, Джесси, я так волновался, — прошептал он, целуя ее волосы.
— Как ты меня нашел? — она с трудом переводила дыхание. — Как ты узнал, куда я пропала?
— Мне кажется, я начинаю понимать, что творится в этой сумасшедшей головке, — он поднял ее подбородок, увидел синяк на ее лице и неуверенный взгляд. — Побудь здесь. Я хочу связать его, да покрепче.
Джесси отошла от него и наблюдала, как Джейк подошел к своей лошади и отвязал длинную веревку, висевшую на седле. Она никогда не видела его таким — холодным, мрачным, решительным. Сейчас он был человеком, способным на все, даже на убийство. Когда он наклонился над Силвой, было заметно, как он напряжен, как он с трудом сдерживает свой гнев. Наблюдая холодную решительность Джейка, она совсем забыла, что у Силвы есть большой нож. Вдруг она увидела, как бандит выхватил нож и поняла, что он сейчас убьет Джейка.
— Джейк! — закричала она и схватила револьвер Джейка, который так и валялся на земле после драки с Силвой. Джейк увернулся от занесенного ножа, Джесси нажала на курок. Револьвер дернулся в ее руке, Силва упал на землю, сраженный насмерть.
Джейк мгновенно оказался рядом с ней, обнял ее за плечи, затем взял на руки. На этот раз она дала волю слезам.
— Все хорошо, милая. Он уже не причинит тебе вреда, — Джейк крепко прижал ее к себе, отнес в хижину и осторожно опустил на соломенный матрас. Найдя около печи ведро с водой, он намочил подол своей рубашки и протер ей лицо.
— Ты был прав, Джейк. Женщина… женщине нет места в бизнесе. Педди и остальные… Они убиты, и это только моя вина, — Джесси снова разрыдалась, уткнувшись лицом в матрас. Джейк успокаивающе обнял ее, и она прижалась щекой к его груди.
— Педди не умер, — сообщил он ей. — Он тяжело ранен, но врачи говорят, что он будет жить. Что касается других, кому-то стал известен твой план.
Они знали все: по какой дороге вы поедете, время отправления, где будет спрятан груз — и прекрасно все организовали. Кто-то умело направлял их действия.
Джесси перестала плакать.
— Кто-то рассказал им? Кто, Джейк? Кто мог знать?
— Я пока не знаю, но намерен узнать.
— Они были переодеты китайцами, Джейк. Но они не китайцы.
— Они оставили там китайский нож — знак Добрых Тружеников Моря. А одежда была на всякий случай, если кто-то видел их, или какой-нибудь бедняга вдруг выжил.
— Это было ужасно, — прошептала Джесси. — Было столько крови. И он сказал, что собирается сделать… такое… со мной. Получить удовольствие таким образом… — она взглянула на него. — Что он имел в виду? Я думала то, что произошло между нами той ночью… Я думала, что это происходит именно так.
Впервые за все это время, показавшееся ему вечностью, Джейк улыбнулся.
— Ты дьявольская женщина, Джесси Таггарт, но что касается того, как надо заниматься любовью, ты крайне нуждаешься в образовании.
— Но мы же занимались любовью, не так ли?
— Существуют сотни способов заниматься любовью — некоторые из них не такие нежные и деликатные.
Она на мгновение задумалась.
— Понимаю… И не мог ли ты объяснить…
— Джесс, я думаю, сейчас не время говорить об этом, — Джейк был не в силах отести взгляд от ее стройного тела, едва прикрытого разорванным ситцевым платьем.
— Да, согласна, но если никто ничего не объясняет, как женщине узнать об этом?
— Черт возьми, Джесс! Предполагается, что ты ничего не должна знать до замужества. Затем твой муж должен тебя всему научить.
— К тому времени я стану старой и седой. Я хочу знать сейчас.
Джейк стиснул зубы. Если он сейчас не прекратит разговор на эту тему, она узнает, хочет она этого или нет.
— Послушай, Джесс. Я хочу, чтобы между нами было все ясно. Как ты сказала раньше, мы плохо подходим друг другу, мы не любим друг друга, мы разные люди, но я предупреждаю тебя. Ты сидишь и задаешь такие вопросы, на тебе почти нет одежды и выглядишь ты такой жалкой, что, клянусь, сейчас ты получишь еще один урок. Я изо всех сил стараюсь не начать его прямо сейчас.
Джесси наблюдала за ним из-под ресниц, ей хотелось, чтобы он обнял ее, поцеловал и заставил забыть ужасы сегодняшнего дня. Ей хотелось чувствовать себя под его защитой, хотелось, чтобы они были близки, как раньше.
— Я думала о тебе сегодня. Я была рада, что не умру, не узнав… не узнав, что такое быть настоящей женщиной.
Джейк отвел взгляд.
— Я вспоминала, какие чувства ты во мне вызывал, — она повернула его лицо к себе. — И я хочу знать больше, Джейк. Ты меня научишь?
— Джесс, ты играешь с огнем, — он пытался предостеречь ее, но понял, что уже не сможет сдерживать себя. Нежно обхватив ладонями ее лицо, он осторожно прикоснулся губами к ее разбитым опухшим губам. Она обвила руками его шею, лаская пальцами его волосы. Из его груди вырвался стон.
— Я хочу тебя, черт возьми. Я так хочу тебя, что у меня все болит.
И хотя она была во многом виновата, выглядела жалкой и измученной, он хотел обладать ею, хотел, чтобы у нее даже мыслей не было о других мужчинах. Он не спрашивал себя о причине, он не хотел этого знать.
Она сильно прижалась губами к его губам, и он почувствовал, как она пробует раздвинуть его губы языком. Она была вся избита, и он боялся причинить ей боль, но уже не мог остановиться. Она целовала его так, как будто чувствовала то же самое.
Потребовалось меньше секунды, чтобы раскрыть ее разорванное платье и взять в руки ее нежную грудь. Пальцы гладили атласную кожу и ставшие твердыми соски. Джесси застонала и изогнулась, стараясь прижаться к нему всем телом. Он медленно стал целовать ее грудь, лаская языком соски и слегка покусывая их. Она, тихо постанывая, трясущимися руками расстегивала пуговицы его рубашки. Ему стало немного прохладнее, ее пальцы заскользили по его груди, покрытой мягкими черными волосами.
— Я все еще не могу поверить, что ты здесь, — прошептала Джесси. Его тело было таким теплым, а вьющиеся волосы на груди выглядели так соблазнительно, что ей хотелось ласкать его еще и еще. Она почувствовала его руки на своем теле, снимающие ее разорванное платье, развязывающие шнурки нижних юбок и панталон. Он бросил всю ее пыльную разорванную одежду в одну кучу, затем начал раздеваться сам, бросая свои брюки, сапоги, рубашку в ту же кучу.
Раньше, в ту, их первую ночь, у нее не хватило смелости рассмотреть его. А сейчас она не могла отвести от него глаз. На груди его виднелся еле заметный шрам, след от давней раны во время войны, второй шрам был на бедре. Его мужское естество стало огромным и набухшим, направленное вперед, оно как бы искало соприкосновения с ней. Робко Дотронулась она пальцами до его плоти, Джейк застонал.
— Полегче, Бостон, не спеши. У нас впереди еще вся ночь.
Джесси немного смутилась. Неужели так заметно, как она его желает? Он осторожно лег на нее и стал нежно и страстно целовать. Сначала он поцеловал каждую черточку ее личика, затем шею, опускаясь все ниже к ее прекрасной упругой груди. Он ласкал языком ее соски, и снова целовал каждую грудь, пока она не застонала от удовольствия и желания. Затем он скользнул ниже и стал целовать ее плоский твердый живот, опускаясь к бедрам, руки продолжали ласкать грудь и соски. Она не понимала его намерений, пока не почувствовала его губы рядом с ее самым интимным местом.
— Джейк, — она попыталась отстраниться, но он прижал ее к постели, не давая даже пошевелиться.
— Ты хотела получить урок любви, дорогая. И ты его сейчас получишь, — его руки крепко держали ее бедра, он стал целовать и ласкать языком сначала внутреннюю сторону бедер, а потом нежную чувствительную плоть. Занимаясь любовью с Джейком в первый раз и испытав блаженство и наслаждение, она считала, что полностью узнала, что такое близость мужчины и женщины, но теперь поняла, как она заблуждалась. Ее охватило острое наслаждение, граничащее с болью, она задыхалась и почти теряла сознание.
Затем он снова оказался над ней, стройный, сильный и властный. Казалось, она достигла вершины блаженства, но когда он поцеловал ее и проник внутрь, заполнив ее всю, ее желание стало нестерпимым. Он двигался над ней, и ее тело отвечало ему. Он приостанавливался, стараясь продлить наслаждение. Внезапно она поняла, что он любит ее, и это еще больше усилило ее страсть, она снова выгнулась, тесно прижавшись к нему, и наконец, острый миг блаженства, которого она так желала, наступил.
Его тело напряглось, он прошептал ее имя.
Потом они долго лежали молча, не шевелясь, их обнаженные тела блестели от испарины. Он прижал ее к себе.
— Как ты себя чувствуешь?
— Согревшейся и счастливой. У меня все болит, но ты заставил меня забыть об этом, — не видя его лица, она чувствовала, что он улыбается.
— Что мне делать с тобой дальше, Джессика Таггарт?
Улыбка погасла на ее лице. А что, в самом деле? Он не любил ее, он прямо это сказал. Возможно, и она не любит его. Возможно, Вполне вероятно. Ну что ж, она еще не совсем потеряла голову, у нее есть надежда взять себя в руки.
— Может, лучше спросить: что я должна делать с тобой?
Джейк усмехнулся.
— Но в одном можно не сомневаться — если мы в ближайшее время не закончим твое образование, то оба попадем в беду. Окажется, что у тебя должен быть ребенок, и я не успею оглянуться, как буду женат.
Неожиданно такое предположение вызвало приступ радости у Джесси. Но затем к ней вернулся здравый смысл.
— Некоторым образом трудно представить тебя в роли мужа.
Джейк повернулся к ней.
— Что ты имеешь в виду? — его голос снова стал суровым.
— Это значит, что ты не тот тип мужчин, которые женятся.
Джейк снова перевернулся на спину и подложил руки под голову.
— Мой отец был женат, но, к несчастью, не на моей матери. К сожалению, у меня не было достойного примера. Я считаю, что если мужчина берет на себя ответственность и женится, ему следует быть все время рядом с женой. Если он не может… ну, тогда ему надо быть одному.
— То, что ты и делаешь?
— Никогда не встречал женщину, с которой захотел бы прожить всю свою жизнь.
— Догадываюсь, что она должна быть какая-то особенная.
Джейк ничего не ответил, его молчание причинило ей боль.
Наконец он спросил:
— А как насчет тебя, Джесси? Ты говорила, что еще не готова завести семью. Но если дом и семья тебя не привлекают, то чего же ты хочешь?
Джесси приподнялась на локте, ее длинные темные волосы веером рассыпались по плечу Джейка.
— Вначале я мечтала о приключениях. Я думала, что приезд в Калифорнию будет самой увлекательной вещью в мире.
— Что касается приключений, то здесь ты совершенно права.
— Боюсь, что их было немного больше, чем я ожидала.
— А как насчет бизнеса?
— Мне хотелось доказать, что я способна на это. Хотя вначале я делала это больше ради отца, чем ради себя. Но после того, как я начала, то обнаружила, что мне нравится этим заниматься. А теперь… Мне нужно кое-что завершить, но…
— Но что?
— Мне было бы приятно иметь семью, о ком-то заботиться. Иногда я чувствую себя очень одиноко. Я думаю, что если встретится настоящий мужчина…
Мышцы на груди Джейка напряглись.
— Я надеюсь, что ты не относишь Ла Порте к этой категории?
В его голосе слышалась ревность, и сердце Джесси затрепетало от радости. Может быть, он относится к ней с большим интересом, чем желает признать.
— Рене был очень добр ко мне, — сказала она, зля его еще больше. — Конечно, у меня не было шанса узнать, что я чувствую к нему.
Джейк быстро перевернулся и оказался на ней, прижимая ее к неровному соломенному матрасу.
— Я предупреждал тебя раньше, Джесс. Держись подальше от Ла Порте.
— Ты ревнуешь? — спросила она весело.
— Вряд ли. Ради твоего отца я должен позаботиться, чтобы ты не связалась с таким человеком, как он.
— Или с таким, как ты? — его отрицательный ответ причинил ей большую боль и досаду, чем она ожидала.
Джейк проворчал почти про себя.
— К несчастью, от себя я не смог тебя защитить.
— Рене — преуспевающий бизнесмен, и он вел себя, как джентльмен, гораздо лучше, чем ты, — сказала Джесси, начиная сердиться.
Как осмеливается Джейк критиковать Рене! Он не хочет жениться, но спать с ней хочет. И не позволяет ей встречаться с другими, чтобы кто-нибудь мог ее полюбить.
— Он не из той категории, кто женится.
— Как и ты, — холодно напомнила она.
Джейк ничего ей не ответил.
— Пусти меня, — она уперлась руками в его грудь. — Пожалей этот несчастный матрас.
— Ты никуда не пойдешь.
Джесси тяжело дышала. Она почувствовала, что он снова возбужден и хочет ее. — Думаю, на сегодняшний день я получила уже достаточно образования, — Мне кажется, именно ты просила дать тебе урок.
— Ну, ты… — она пыталась вырваться, но он схватил ее за руки и прижал их у нее за головой.
— Ты просто невозможен, Джейк Вестон!
— Если кто-то и невозможен в этом невыносимом партнерстве, так это ты.
— Отпусти меня, ты, грубиян. Я не хочу терпеть тебя больше ни одной минуты, — она извивалась под ним, стараясь освободиться, но еще больше оказывалась под ним, чувствуя, что его возбуждение все нарастает.
— Ты не посмеешь! — она увидела его довольную улыбку и поняла, что сейчас произойдет. — Я не позволю тебе. На этот раз я буду драться, клянусь.
— Тише, Джесс, — сказал он тихим низким голосом. — Мы сегодня оба слишком много дрались, — он прижался к ней и поцеловал, заглушая ее протесты. Она ответила ему на поцелуй и позволила ему проникнуть в нее, она просто не могла сопротивляться страстному желанию, снова охватившему ее.
«Я пропала, — подумала она, — я пропала, и ничего нельзя поделать». Принимая свою судьбу и неохотно признавая, что она сама хотела именно этого, она уступила ему и беспомощно погрузилась в бездну страсти.
Наступил холодный рассвет. Джесси открыла глаза. В печи горел огонь, пахло свежим кофе, Джейка нигде не было видно. Она выбралась из постели, чтобы собрать все, что осталось от ее одежды, дверь открылась, и вошел Джейк. Легкая улыбка тронула его губы, когда он увидел ее обнаженной.
— Я была бы тебе очень признательна, если бы ты подождал на улице, пока я оденусь, — холодно произнесла она, стараясь хоть немного сохранить свое достоинство, хотя после ее несдержанного поведения ночью это было почти невозможно. Она поклялась, что не будет больше уступать ему, не учитывая своих собственных предательских желаний.
— О, моя нежная Джесси уже исчезла. Мне придется сопровождать только моего ехидного партнера.
— Ехидного?
— Может быть, сварливого больше подойдет? — он сделал шаг в ее направлении, Джесси схватила свое разорванное ситцевое платье и отступила назад, держа платье перед собой.
— Я не сварливая, — возразила она с достоинством. — Я только пытаюсь вернуть наши отношения на деловую основу.
— Ради Бога, мисс Таггарт. Давайте сохранять деловые отношения. Мы только партнеры и ничего больше. Это совсем не ты была со мной в постели этой ночью. Это была совсем не ты, с тоненькой талией, нежной кожей, хорошенькой грудью, которую я целовал и ласкал до тех пор, пока ты не стала умолять о большем?
— Прекрати, Джейк! Я не хочу больше слышать этого! Ты и я партнеры, и большего между нами не может быть. Мы не можем больше позволить себе этого.
— Даже так? Мы не можем себе это больше позволить? Ну, а что, если я хочу, чтобы это случилось снова? — он направился к ней, не сводя с нее сверкающих яростью голубых глаз.
Ее напускная решительность начала таять. Один поцелуй, и она снова будет лежать на спине, страстно целуя его, и просить большего. «Он не тот человек, который женится, — напомнила она себе твердо, — жена для него — обуза».
— Пожалуйста, Джейк, — сказала она тихо. — Ты не хочешь быть привязанным ко мне, я тоже не хочу привязываться к тебе. Когда мы вернемся, я перееду из «Ангела». Это было ошибкой с самого начала. Мне нельзя было находиться там. Если бы я не осталась, мы бы никогда… не попали в подобную ситуацию, — закончила она, слабея.
Гнев Джейка улетучился. Конечно, она была права. Меньше всего на свете ему была нужна школьница-всезнайка, камнем висящая у него на шее.
— Ты права. Извини меня.
Руки его опустились. Он повернулся и вышел. Когда несколькими минутами позже она открыла дверь, одетая в свое разорванное платье, он стоял, прислонившись к стене хижины, и курил тонкую сигару.
— Пожалуйста, не сердись, — сказала она спокойно.
Джейк мягко усмехнулся.
— Я не сержусь. Хотя черт возьми, и должен бы. Ты выкинула глупую шутку, не сказав мне, куда ты едешь.
— Я знаю, — одной рукой она придерживала на груди разорванное платье, и от смущения не смотрела на него. — У меня небольшая проблема.
— Я вижу, — его взгляд задержался на ее теле, видневшемся сквозь лохмотья. Джейк отбросил сигару и направился к привязанным лошадям. Он уже погрузил украденное золото на вьючного мула и подготовил лошадей к дороге.
Поискав в седельной сумке, он вытащил белую хлопчатобумажную рубашку и бросил ее Джесси. Она легко поймала ее, но при движении ее рук Джейк вновь увидел ее пышную грудь с розовыми сосками. Он подавил стон. Что такое было в этой женщине, что держало его в состоянии постоянного возбуждения? Он не помнил, чтобы это случалось у него с какой-нибудь другой женщиной.
Она надела рубашку поверх платья.
— Спасибо.
— Пожалуйста.
— Знаешь, что я думаю, Джейк…
— Когда ты думаешь, это всегда очень опасно.
Она не обратила внимания на его колкость.
— Я подумала, что, может быть, этот человек, которого я убила… возможно, имеет отношение и к смерти моего отца. Он был одет как китаец, и они оставили в повозке китайский нож, пытаясь свалить вину на них.
— Я подумал то же самое. Но какой в этом смысл? Какой мотив может быть у этого человека?
— Хотелось бы мне знать, — Джесси посмотрела в ту сторону, где под деревом лежал Силва.
— Куда… куда ты его положил? Нам не нужно отвезти его в город или что-то в этом роде?
— Я завернул его в брезент. Мы отвезем его в Драй Таун. Может быть, шериф сможет узнать о нем что-нибудь. Ты говоришь, его зовут Силва?
— Один из них называл его Силвой. А другой — Португальцем.
— С таким необычным именем кто-нибудь должен его знать. Ну, а пока, ты не против чего-нибудь поесть? До Сан-Франциско очень далеко.
— Хорошо, — Джесси направилась в хижину, двигаясь немного напряженно, как показалось Джейку.
«Не так легко убить человека», — подумал Джейк. Маленькая мисс Бостон Таггарт, возможно, спасла ему жизнь. Он тихо усмехнулся — мысль о том, что надо о ней заботиться звучала не так уж плохо.


Они оставили тело Силвы в Драй Тауне, навестили Педди, который не спал и волновался за них. Затем послали телеграмму Бени Ходжесу, помощнику Алека, сообщив ему об ограблении, смерти Алека и о назначении Ходжеса менеджером. Они также послали телеграмму в «Милый Ангел», сообщая, что с ними все в порядке.
Пока Джесси находилась с Педди, Джейк забрал из конюшни своего серого жеребца и вторую лошадь, которую он отпустил в горах. Они никому не сообщили о спасении золота, кроме шерифа. Джейк просто переложил золото с мула на одну из купленных лошадей, и они отправились домой. Он заметил, что Джесси ни разу не пожаловалась на то, что ей приходится скакать на мужском седле, а не на женском, на каких предпочитают ездить настоящие бостонские леди.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой милый ангел - Лоуренс Кэти



Боже, какая глупая главная героиня.... Да.... Как в сказке бандитские группировки слушают 18 девчонку... Бред..
Мой милый ангел - Лоуренс КэтиИриска
1.11.2013, 1.10





Действительно бред. Поступки Гг детские. Автору больше удался образ ГГероя и вообще роман 3-сортный.
Мой милый ангел - Лоуренс КэтиGala
5.03.2015, 23.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100