Читать онлайн Мечты сбываются…, автора - Лоринг Эмили, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечты сбываются… - Лоринг Эмили бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечты сбываются… - Лоринг Эмили - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечты сбываются… - Лоринг Эмили - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоринг Эмили

Мечты сбываются…

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 9

Луиз была так ошеломлена увиденным, что даже не потребовала у Закари каких-либо объяснений, а только с недоумением смотрела на него.
Он побагровел и проворчал:
– Я даже не могу представить ее лица. Я помню только, что оно произвело на меня сильное впечатление, и мысленно я вижу его очень отчетливо. Но когда пытаюсь воспроизвести, оно исчезает из моей памяти. Я даже думал, что, может быть, стоит вообще вместо лица оставить пустое место. Это было бы даже интересно и, возможно, стало бы предметом искусствоведческого обсуждения. Некоторые художники подобным образом стараются заинтересовать толпу. Но я к ним не отношусь – не собираюсь завоевывать популярность трюкачеством. И пока я решал, что же мне делать, рука как бы сама набросала глаза, нос, рот. Когда же я, отступив на несколько шагов назад, посмотрел на то, что получилось, то оказалось, что это вы. – Закари пожал плечами. – И поэтому, когда от набросков перешел непосредственно к живописи, я вставил ваше лицо в картину.
Он смотрел на холст, стиснув зубы. Луиз наблюдала за ним, желая понять, о чем Закари думает.
Взглянув в ее сторону и опустив глаза, он спросил:
– Вы не возражаете?
Она молча покачала головой.
Возражает ли она? Ее сердце билось так сильно, что Луиз даже затошнило. Что все это значит?
Его голос стал грубее.
– Может быть, вы теперь понимаете, почему я был несколько озадачен… Не только вы волнуете меня. Меня беспокою я сам. Почему, когда я пытаюсь нарисовать ее лицо, получается ваше. Такое впечатление, что два образа слились в моем сознании воедино. Но я не понимаю, каким образом. Что, черт побери, творится в моей голове?
Луиз не нашла ответа на его вопрос…
Думая об этом во время ночного дежурства, она решила было поговорить с одним из психиатров больницы. Но он бы все равно ничего ей не объяснил, так как счел бы непрофессиональным делать какие-либо выводы с чужих слов.
Любой специалист захочет увидеть Закари лично, исследовать довольно долгий период его жизни, но она посчитала, что он откажется. За последний год у него и так сменилось множество врачей. А к психиатрии он относился с большим недоверием. На этот счет у Закари была своя точка зрения, как, впрочем, и на все остальное; На следующий день она заехала за Закари, чтобы отвезти его в суд.
– Что так рано? – сухо спросил он, открывая дверь.
В темном костюме, в рубашке в красную и белую полоску и в шелковом галстуке коричневого цвета он мало походил на себя. Луиз он больше нравился в старых голубых джинсах и в свитере.
– На стоянке возле суда вряд ли удастся поставить машину, – сказала она. – И я сначала высажу вас, а потом уже найду место для парковки.
Он посмотрел на нее тяжелым взглядом.
– Понятно. И конечно, у вас вряд ли хватит смелости на то, чтобы нас увидели вместе.
Луиз покраснела и постаралась сменить тему разговора.
– Не забудьте про ремень. Не обращая внимания на ее слова, он посмотрел в зеркало.
– Представляю, как все будут на меня пялиться, когда я войду в зал. Может быть, мне надеть что-нибудь на голову. – Его голос звучал жестко.
– Не говорите так. У вас осталось всего несколько шрамов.
– Несколько?
Закари еще раз с горечью взглянул на свое отражение.
– Возможно, кто-то на вас и посмотрит, – сказала она мягко. – Но только в самом начале, а потом быстро привыкнут к вашему виду.
Он медленно повернул к ней голову.
– Вы говорите так, потому что сами привыкли иметь дело с людьми, пострадавшими от ожогов.
– Нет, – уверенно сказала Луиз. – В течение многих лет я наблюдала, как пациенты и их семьи справляются с подобными недугами. Человеческий разум – странная штука. Люди свыкаются с любыми видами уродства. Шрамы вскоре станут менее заметными, и окружающие перестанут обращать на них хоть какое-нибудь внимание, потому что без них нас никто уже не сможет себе представить. Мы узнаем друг друга по лицу, и любая отметина становится его частью. И только совершенно незнакомые люди будут как-то реагировать на это.
– Сегодня мне предстоит войти в помещение, где будет полно незнакомых людей! – выпалил Закари, и Луиз увидела его судорожно сжатые кулаки.
Она взяла их в свои ладони и стала разжимать, палец за пальцем.
– Не будьте таким напряженным. Если вы их не знаете, какое вам дело, что они о вас думают? Войдите в зал суда с высоко поднятой головой, и, если люди будут на вас смотреть, пусть.
Она отпустила его руки и откинулась на спинку стула. Ее щеки порозовели, и Луиз опустила глаза.
– Вам давно следовало бы привыкнуть к тому, что на вас смотрят. Вы очень привлекательный мужчина…
Вдруг Закари засмеялся и подумал: а ведь правда, какое мне дело, что думает, например, Дейна?
Он схватил Луиз за подбородок и запрокинул ее голову. Теперь он ясно видел выражение ее глаз.
– Хорошо. Если вас не шокирует мой вид, почему вы не хотите, чтобы нас видели вместе?
Она заколебалась, ее темно-синие глаза встретились с его беспокойным взглядом.
– Ревнивый любовник? – спросил Закари грубо.
– Конечно нет, – удивилась она, поняв, что он спрашивает про Дэвида, о котором она теперь вспоминала очень редко.
– Он там будет? – снова спросил Закари, и она отрицательно покачала головой.
– Зачем ему там быть? Он не имеет никакого отношения к этому инциденту. Это никак к нему не относится.
– Вы все еще с ним встречаетесь?
– Мы работаем вместе, поэтому понятно, что я с ним вижусь.
– Вы с ним встречаетесь?
– Нет, я не бегаю к нему на свидания, пробормотала Луиз, опустив глаза, и щеки ее опять покрылись румянцем. – Почему вы задаете мне вопросы о Дэвиде?
– Я любознательный, – холодно сказал Закари. – Он все еще вами интересуется?
– Нет. Но если вы интересуетесь им, то могу сказать, что он встречается с медсестрой из другого отделения.
Луиз в упор посмотрела на него, как бы подтверждая истинность своих слов.
– И вам это безразлично? – настаивал он, пристально глядя ей в глаза. Ее стало это раздражать.
– Вы как смерть или как сборщик налогов. От вас не отвяжешься, не так ли?
– Да, но только тогда, когда мне нужен ответ, – сказал Закари насмешливо. – Итак, скажите, хотели бы знать, с кем еще он встречается?
– Нет, – ответила она терпеливо. – Доктор Хеллоуз для меня ничего не значит, я не та женщина, которая ему нужна. Мы нравились друг другу, но не более того. Может, хватит говорить о моей личной жизни?
– Пока нет. Почему же он устроил сцену ревности у моего дома, если вы ему безразличны?
– Дэвид вбил себе в голову, что я для него что-то значу. Но скоро нашел себе другую, когда понял, что это не так.
– Кто закончил этот роман, он или вы?
– Я. Сказала ему об этом еще до того, как отправилась к вам в тот день. Поэтому он и был так возбужден…
Луиз замолчала, поняв, что у него может сложиться впечатление, будто разрыв с Дэвидом имеет прямое отношение к нему, и быстро добавила:
– Этот разрыв никак не связан с вами. Просто совпадение, что в тот день он поехал за мной.
– Хмм… – произнес Закари, – звучит неубедительно. Вам когда-нибудь казалось, что вы любите его?
Она молча покачала головой. Закари пристально наблюдал за ней.
– Вы когда-нибудь кого-нибудь любили?
– Конечно! А вы как думаете? Когда я была подростком, то каждый месяц влюблялась.
– А с тех пор?
На это она ничего не ответила.
– За вас говорят ваши глаза, – пробормотал он и криво усмехнулся.
Луиз не собиралась спрашивать, что значат его последние слова, и сидела молча. Закари продолжал:
– Тогда почему вы боитесь, что нас увидят вместе? Могут заподозрить, что мы находимся в сговоре по поводу дачи свидетельских показаний?
– Нет, конечно нет! Но… мой отец… Я никогда не говорила ему, что знаю вас.
Он с огромным удивлением посмотрел на нее.
– Ничего не говорили… Значит, это не его идея…
Закари замолчал. А она, нахмурившись, соображала, как же он собирался закончить предложение.
– Его идея по поводу чего? Вдруг ее осенило, что он имеет в виду, и она со злостью воскликнула:
– Нет! Нет! Это не его идея! Отец не знает, что мы встречаемся. Я никогда не говорила ни ему, ни кому бы то ни было другому о том, что вы рассказали мне о девушке в саду!
Повисла пауза, после которой Закари поглядел на нее с улыбкой и произнес:
– Ну что же, пора идти. Мы уже потратили час на разные споры и опоздаем, если сейчас же не выйдем из дома.
Итак, он поверил ей! Почувствовав огромное облегчение, Луиз глубоко вздохнула.
– Дорога до Уинбери займет у нас более получаса. Мы не должны опаздывать. И к счастью, время еще есть.
– Вы очень предусмотрительны. – В голосе Закари прозвучали нотки одобрения.
Луиз знала, что он подтрунивает над ней, но промолчала. Ее очень волновало, как обернется дело и что станет с отцом…
В машине Закари откинулся на сиденье.
– В моем саду еще лежит снег, – сказал он. – Но скоро придет весна. Все это тоже случилось весной. Прошлой весной. Ни один год не тянулся для меня так долго, как этот!
Она уставилась перед собой, чувствуя, как холодок пробежал по ее спине. Закари все еще не оправился после аварии, но она не могла винить его за это. После несчастного случая вся его жизнь перевернулась.
– Наконец-то я опять рисую, – сказал он, и в его голосе послышалось воодушевление. – Вы не представляете, какое это счастье – вернуться опять к работе, с нетерпением ждать утра, когда можно снова войти в студию и видеть, что ты написал накануне, и знать, что твои работы ждут!
– Я никогда не рисовала, но догадываюсь, как это ужасно не иметь возможности заниматься тем, чему тебя так долго учили и от чего ты получаешь больше всего радости, – сказала Луиз.
Он метнул взгляд в ее сторону.
– А вы бы стали скучать по вашей работе, если бы ее пришлось бросить?
– Да, очень. В своем деле я разбираюсь неплохо и получаю особое удовольствие, когда уверена, что все выполняю хорошо.
– Да, вы хорошая медсестра, – пробормотал Закари. – Я это сразу понял, хотя и провел в вашем отделении совсем немного времени. Очень хорошо помню, как вы наклонились над моей койкой, похожая на холодного ангела в накрахмаленной белой шапочке и с невозмутимым лицом. Мне было так больно, и я думал, что скоро умру, а вы были абсолютно спокойны и уверены в себе. Мне хотелось накричать на вас.
– Вы так и сделали. Закари тяжело вздохнул.
– Что? Правда? Извините меня за это. Теперь я совершенно уверен, что вы сделали для меня все, что могли. И было глупо так себя вести.
– Ерунда. Мы привыкли к этому. Когда люди испытывают боль, нечего ждать от них, что они будут вести себя, как святые.
– Вы очень терпеливы. Да у вас вообще целая куча достоинств. Вы добры, сострадательны, жизнерадостны, многое прощаете… Стоп!
Луиз вздрогнула: его внезапный крик сбил ее с толку.
– Остановитесь! – заорал Закари. Она посмотрела в зеркало. Ни одной машины сзади и ни одной спереди. Отъехав к обочине, Луиз затормозила.
– В чем дело? – спросила она, но Закари не отвечал, как будто забыв о ее существовании.
Он пулей выскочил из машины и помчался назад по дороге… Может быть, он что-нибудь заметил? Луиз была совершенно уверена, что никого не переехала. Случалось, что в зимнее время какой-нибудь глупый фазан или заяц неожиданно появлялся на дороге прямо перед машиной, и приходилось резко выруливать, чтобы его не сбить. А если навстречу шли другие – машины, то не всегда удавалось удачно свернуть или притормозить, и это порой приводило к серьезным авариям. Для Луиз было немыслимо убить какое-либо живое существо. Еще хуже, если она сбивала зверя, а тот успевал скрыться, и она не смогла его отыскать, чтобы отвезти к ветеринару. Когда такое происходило, она долго мучилась воспоминаниями о несчастном животном…
Нехотя Луиз вылезла из машины и пошла к Закари, который стоял, словно каменное изваяние.
Она оглядела проезжую часть, но ничего не заметила.
– Что такое? Что случилось? – спросила она, обратив внимание на бледность его лица и растерянность в глазах.
– Это было здесь!
– Что? Птица?
– Птица? Нет! – закричал он. – Той ночью… Это было здесь!..
Теперь Луиз поняла, в чем дело.
– Хотите сказать, что несчастный случай произошел именно здесь? Нет, Закари, вы ошибаетесь, это было гораздо дальше.
Она точно знала то место. За последние месяцы ей приходилось несколько раз проезжать мимо, и каждый раз ее кожа покрывалась мурашками, а во рту пересыхало. Ведь Закари мог погибнуть так же, как и ее отец.
– Да нет, не несчастный случай. Как вы не понимаете! Здесь я увидел ее… Луиз похолодела.
– Здесь? Вы видели девушку здесь? Его взгляд был устремлен на противоположную сторону дороги, где маячила унылая изгородь из голого боярышника. А прошлой весной тут все благоухало – цвели нарциссы и фиалки, и несколько ранних колокольчиков пробивалось из-под земли.
– Изгородь… Я видел ее гуляющей за этой изгородью в этом саду. Дом… Вы видите белый дом, выглядывающий из-за деревьев… Это, должно быть, ее дом…
Его голос прерывался, слова были трудно различимы. Луиз слышала, как тяжело он дышит.
– Возможно, она и сейчас там. Она может выйти в любую минуту.
Луиз побледнела. Сквозь неприветливый зимний сад она смотрела так же завороженно, как и Закари, на далекий дом.
– Вы уверены, что это то самое место? – прошептала она, напряженно ожидая его ответа.
– Конечно! Я никогда не смогу забыть его. Вы же видели мою картину, разве вы его не узнали?
– Нет, – сказала Луиз медленно. – Сады так похожи друг на друга, а дом был не очень ясно выписан.
– Вы знаете этот дом? Девушку? Кто она? Как ее зовут?
Луиз не отвечала. Ее темно-синие глаза сияли, на них выступили слезы радости. Он посмотрел на нее, потрясенный.
– Это был день моего рождения, – сказала Луиз спокойно. – Я всегда проводила его с отцом. И хотя он обещал, что мы будем вместе, но забыл и уехал с моей мачехой. Я приехала сюда, в мой старый дом, который вы видите сквозь деревья. Здесь прошла большая часть моей жизни, пока отец не женился. Я думала, что папа будет ждать меня, купила себе новое платье – белое, с длинными рукавами, с кружевами вокруг шеи, несколько старомодное и романтичное.
Она ждала, что он скажет, но Закари не проронил ни слова. Тогда Луиз продолжила:
– Когда я сюда приехала и увидела, что отца нет, то очень огорчилась. Настроение у меня испортилось. Я набрала номер квартиры, где была вечеринка, и спросила отца, как он мог забыть про мой день рождения. Это было глупо, по-детски, мне надо было быть более благоразумной. Поужинать в одиночестве или позвонить моему другу – короче, вести себя иначе, а не как маленький ребенок.
Закари усмехнулся.
– Вы не вели себя, как маленький ребенок. Она с улыбкой взглянула на него.
– Вы меня не знаете.
– Я начинаю вас узнавать, – сказал Закари. У нее перехватило дыхание.
– Отец расстроился, – продолжала она еле слышно. – Сказал, что сейчас же приедет, и просил подождать его. Я вышла в сад – была прекрасная весенняя ночь – встретить отца.
– У вас были распущены волосы, – прошептал Закари. – Как у девочки. Они развевались на ветру, когда вы шли в своем белом платье, похожая на средневековую деву, ожидающую единорога в сумеречном саду. Вы были спокойны и загадочны, как лунный свет.
Луиз рассмеялась.
– Вы очень романтичны, хотя по вашему внешнему виду этого не скажешь.
– Как же я выгляжу? – Его голос опять стал жестким. – Ладно, не надо отвечать. Сам знаю, что похож на пугало, которым стращают детей на празднике Хэллоуин.
– Да что вы! Несмотря ни на что, вы весьма привлекательный мужчина. Простите меня, Закари. Это по моей вине отец ехал так быстро, это я виновница ваших страданий!
Он внимательно разглядывал ее лицо – огромные темно-синие глаза, прекрасная кожа, трепетный рот. Его взгляд стал мягче, и Закари улыбнулся ей.
– Может быть, именно эту цену я должен был заплатить, чтобы найти тебя. Ничего просто так не дается.
У нее екнуло сердце.
– Я многое понял в себе за те месяцы, когда стало ясно, что я остался жив. Может быть, теперь я буду рисовать лучше, по-новому. Раньше я писал только пейзажи и сейчас понял почему: изображение природы меня ни к чему не обязывало. И когда в конце концов под моей рукой на холсте возникла женщина, то это была та, о которой я мечтал столько ночей. Она… Ты… Это была ты, Луиз. Ты заставила меня бороться за жизнь!
Она была так растрогана, что у нее перехватило дыхание. Перед глазами стояла та первая ночь, которую он провел в ее палате, находясь между жизнью и смертью. Несколько раз подходила она к его постели, смотрела на него, лежащего в забытьи… Как могла она знать, что в это время он грезит о ней.
Закари обнял ее и повел через дорогу, в тень огромного дерева, ветки которого свешивались через ограду. Он обхватил лицо Луиз руками, его взгляд медленно скользил по ее глазам, носу, губам, волосам.
– Обещай мне, что всегда будешь ходить дома с распущенными волосами, – попросил Закари и стал вынимать шпильки из ее прически. – Разве ты не понимаешь, что так выглядишь моложе?
Она засмеялась.
– А ты разве не догадался, почему я ношу пучок? Когда я стала работать в больнице, пациенты посмеивались надо мной, а врачи мне нисколечко не доверяли, потому что я выглядела как девочка. Вот я и стала причесываться так, чтобы выглядеть старше.
– Больше не делай этого, – сказал Закари, гладя ее по волосам. – Они как черный шелк. Я не могу дождаться той минуты, когда увижу тебя обнаженной с распущенными волосами. – Он подмигнул ей. – Ты видишь, какой я терпеливый, любовь моя. Мы знаем друг друга почти год. В наши дни это очень долгий срок.
Она молчала, ее щеки покрылись краской смущения.
– Ты опять краснеешь, – улыбнулся Закари. – Я должен был уже давно кое-что понять, видя твой румянец. Это не имеет ничего общего с образом сестры Гилби – айсберга в строгой униформе. В моем сознании возник облик девочки, в которую я влюбился с первой же минуты, как увидел ее, идущую в сумеречном свете по саду. Но я должен был знать, что можно обмануться, особенно в это время суток. Сдержанная медсестра, которая склонялась надо мной, как ангел в ночи, и была той самой девочкой, о которой я мечтал.
У Луиз опять перехватило дыхание.
– Так как же ты разберешься в своих чувствах?
– Нет, Луиз, – сказал он мягко. – Проблема не в моих чувствах, а в рассудке. По твоему поведению мне казалось, что ты ко мне достаточно равнодушна. Но это ведь не так? Правда? Я злился на тебя потому, что ты ассоциировалась у меня с болью, хотя на самом деле ты делала все, чтобы облегчить ее. Но в то же самое время я был покорен тобой, и меня смущало, что ночью я мечтаю об одной, а когда просыпаюсь, хочу поцеловать другую. И поскольку два женских образа как бы сливались в один, я думал, что с моей головой не все в порядке. Нельзя любить двух женщин одновременно, поэтому-то я даже собрался обратиться за помощью к психиатрам. В тот день, когда ты увидела на моих рисунках твое лицо и тело вроде бы другой женщины, я наблюдал за тобой и должен был понять, что такое не могло произойти случайно. Уже одно это должно было навести меня на размышления.
– Надеюсь, это значит, что ты стал больше обращать внимания на меня, а ту, другую, стал забывать? – лукаво спросила Луиз, и Закари резко выдохнул.
– Дорогая! Я люблю тебя! А ты?
– Разве ты не знаешь? Я схожу по тебе с ума. Влюбилась в тот же день, как тебя положили в мою палату, такого беспомощного и страдающего.
Он печально посмотрел на нее.
– Но будешь ли ты продолжать любить меня теперь, раз я уже больше не нуждаюсь ни в чьей помощи?
Он обнял ее, и их губы слились в долгом поцелуе. Затем Закари, тяжело дыша, поднял голову.
– У меня все плывет перед глазами. Неужели это наяву, дорогая? И ты – реальна и действительно рядом со мной?
Он слегка ущипнул ее за щеку, и Луиз ответила ему улыбкой. Вдруг, увидев часы у него на запястье, она воскликнула:
– Посмотри, сколько времени! Мы опаздываем в суд!
Луиз бросилась к машине, Закари следом за ней.
– У нас еще достаточно времени, чтобы не опоздать, целых сорок пять минут, – успокоил ее он, когда она завела мотор.
Прежде чем выйти из машины у здания суда, Закари наклонился, пытаясь ее поцеловать.
– Иди, иди, тебе нельзя опаздывать! – предупредила Луиз, пытаясь отстранить его рукой, но губы их встретились.
Потом Луиз понадобилось много усилий, чтобы найти место для стоянки.
Когда она вошла в зал, заседание уже началось. Она села на скамью для публики. Ее тревожный взгляд метался от отца к Закари, а потом переходил на судей и адвокатов.
Зимнее солнце освещало зал. В его лучах отец выглядел старше. Холодный резкий свет не щадил и Закари, его изуродованное лицо выглядело жестким. Луиз вздрагивала, ловя устремленные на него взгляды. Он, стиснув зубы, уставился в пол.
У нее болело сердце за этих двоих людей, которых она любила. Злой рок свел их вместе таким образом, что они оказались противниками. Луиз очень боялась исхода суда. Если дело решат в пользу Закари, то жизнь отца будет разбита. И как ей потом объяснить ему, что она любит человека, виновного в этом?
Процесс тянулся медленно. Что-то говорили адвокаты, задавали вопросы судьи. Давали показания отец, потом Закари, полицейский, врач “скорой помощи”, который первым прибыл на место происшествия.
Гарри Гилби был ошеломлен, когда Закари Уэст признался, что был рассеян той ночью, думал о самых разных вещах и, возможно, при других обстоятельствах вовремя увидел бы машину, идущую навстречу, и сумел свернуть в сторону, чтобы избежать столкновения.
Отец посмотрел на него скептически, но с благодарностью.
Время шло. И Луиз становилось все трудней и трудней сидеть в зале суда, несмотря на беспокойство и желание узнать, чем все закончится. Ночью она дежурила и ни одной минуты не спала. Слава Богу, ей не надо было сегодня вечером работать. Но в душном зале она стала клевать носом, выслушивая скучные показания.
Решение суда, когда оно наконец было вынесено, не явилось ни для кого неожиданностью. Большая часть вины за случившееся была возложена на Гарри Гилби. А это означало, что ему придется выплатить Закари Уэсту определенную сумму в возмещение причиненного ущерба. Размер суммы должен был быть назначен в другой день.
Все начали вставать с мест. Луиз, спотыкаясь, вышла из зала суда. Глаза у нее слипались, мысли путались.
Отец был вместе с Ноэль и со своим поверенным, когда дочь подошла к нему, чтобы поцеловать.
– Как ты себя чувствуешь, папа?
– Рад, что все уже позади, – сказал он.
– Но они же не назначали размер компенсации.
– Очевидно, этот вопрос будет рассматриваться отдельно. Уэсту надо будет представить медицинское заключение, подтверждающее степень потери трудоспособности.
– Он может потребовать вдвое больше, чем вначале! – воскликнула взбешенная Ноэль.
В этот момент к ним подошел Закари. Гарри Гилби робко протянул ему руку.
– Мистер Уэст, я очень виноват перед вами. Спасибо за все, что вы сказали на суде. Вы были честны и великодушны.
Закари пожал его руку и улыбнулся.
– Все, что я сказал, правда. Но есть и еще одна причина, по которой я поступил так, а не иначе.
Гарри Гилби взглянул на него настороженно.
– Что такое?
Закари обнял Луиз за талию.
– Я хочу жениться на вашей дочери, – сказал он, и у отца буквально отвисла челюсть.
Но еще больше была потрясена Луиз, чуть не потерявшая сознание от неожиданности.
– Я опять слишком нетерпелив, дорогая? спросил Закари.
– Луиз? – растерянно спросил отец. – Ты же ничего мне не рассказывала. Я понятия не имел, что вы знакомы.
Ноэль была настолько ошеломлена, что не могла произнести ни звука. Она переводила недоверчивый взгляд с Луиз на Закари и обратно.
– Нет, на этот раз нет, – сказала Луиз, беззаботно рассмеявшись и отбросив всякие нормы этикета. – Я могу выйти за тебя замуж хоть завтра. Но не стоит ли нам сначала обсудить детали?
– Предусмотрительна и практична, как всегда, – сказал Закари с очевидным удовлетворением. – Да, ты права. Я просто думал, что стоит ввести твоего отца в курс дела и дать понять, что мои намерения абсолютно серьезны.
– Луиз, – умоляюще произнес отец, – я не понимаю… Ты же не обмолвилась ни словом… Вы что, встречались? Почему я ничего об этом не знаю?
– Мы… Видишь ли… Это было трудно… – Она запнулась.
И тут уверенно и твердо заговорил Закари:
– Мне кажется, что всем нам стоит сейчас поехать к вам, Гарри… Можно мне звать вас Гарри? Хорошо? И мы с Луиз вам все расскажем. И, кстати, забудьте о компенсации – я не собираюсь начинать супружескую жизнь с вымогательства каких-либо денег у моего тестя.
Отец поперхнулся.
– Ммм… Но… вы… это говорите серьезно?
– Конечно, серьезно, – быстро произнесла Ноэль, хмуро посмотрев на мужа. Потом она обратилась к Закари со сладкой улыбкой:
– Это очень благородно с вашей стороны, Закари, и очень мудро теперь, когда вы становитесь членом нашей семьи.
– Спасибо, Ноэль, – сказал он в некотором замешательстве.
Но Луиз перехватила усмешку в его глазах. Хотя Ноэль и очень красива, ей не удастся обвести Уэста вокруг пальца, как она сумела это сделать с отцом.
Закари еще крепче обнял Луиз за талию. И глаза девушки, устремленные на него, сказали ему о многом.
– Ну что? – подмигнул он. – Нам нужно столько объяснить твоему отцу и твоей мачехе!
Луиз согласно кивнула, но подумала, что им никогда не рассказать всего, что случилось. Возможно, когда-нибудь то, что с ними произошло, найдет отражение в творчестве Закари Уэста, и тогда весь мир узнает об их любви.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечты сбываются… - Лоринг Эмили

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Мечты сбываются… - Лоринг Эмили



Очень понравилась книга!Там четыре романа. Мечты сбываются.Тайная любовь.это у Кей Торп.Талант быть счастливой у Айрин Харт.Можно и не любить у Дороти Иден.
Мечты сбываются… - Лоринг ЭмилиАфина
10.09.2010, 14.51





Неоправданно высокие оценки. Не понравилось. Она- 27летняя девственница, он- эгоист, все время орал и был недоволен. Героиня с таракашками в голове. Жаль потраченного времени.
Мечты сбываются… - Лоринг ЭмилиКристина
23.07.2014, 11.24





Редкая нудятина. Больше 3 баллов не поставлю.
Мечты сбываются… - Лоринг Эмилизлой критик
25.12.2014, 12.11





Все думала, кого мне этот художник напоминает, и вспомнила!!!!! :-) Тоньо Лунатика, он тоже не помнил его лица :-) гг
Мечты сбываются… - Лоринг Эмилизлой критик
25.12.2014, 12.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100