Читать онлайн Потерять и найти, автора - Лорин Эми, Раздел - Эмми Лорин в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Потерять и найти - Лорин Эми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Потерять и найти - Лорин Эми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Потерять и найти - Лорин Эми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лорин Эми

Потерять и найти

Читать онлайн

Аннотация

Три подруги Алисия, Карла и Эндри совсем не похожи друг на друга. Серьезная Алисия, всегда погруженная в прошлое, увлечена наукой. Спокойная и рассудительная Карла живет сегодняшним дне и искусством. Мечтательная Эндри в своих мыслях рисует образ идеального мужчины - умного, сильного и нежного. И всех их ожидают невероятные события предугадать которые им не дано.


Эмми Лорин
Потерять и найти

Он выделялся среди шумной толпы поклонников живописи подобно экзотическому палисандру, возвышающемуся над неказистыми соснами.
Сравнение возникло внезапно, в то же мгновение, когда Карла увидела его. Впрочем, не только высокий рост и крепко сбитая фигура, но и нечто другое в его облике так поразили ее воображение.
Осторожно поставив бокал на стол и рассеянно пробормотав извинения, Карла отошла от пожилой пары, с которой только что обсуждала особенности современной западно-американской живописи.
И хотя сравнение с палисандром как раз соответствовало ее представлениям о манере западной школы, нечто более значительное, чем величавая, откровенно сильная фигура этого странного человека, привлекло пристальное внимание Карлы.
Он стоял такой отрешенно-одинокий в самом Центре переполненной галереи. Косые лучи заходящего аризонского солнца, пронизывая стекло окна, ласкали его загорелую кожу, придавая ей бронзовый оттенок. Его взгляд был неподвижно устремлен на большое, без рамы, весьма примечательное полотно, висевшее в одиночестве на одной из стен главного выставочного зала.
Огромный портрет был выполнен маслом, в смелых красках, еще более смелым мазком. Он изображал индейца племени апачей, облаченного в наряд трудяги-ковбоя верхом на неоседланном мустанге.
Если не обращать внимания на ухищрения портного – а также отсутствие лошади, – можно было подумать, что мужчина, столь пристально смотревший на портрет, глядел на свое отражение в зеркале.
Холодок пробежал по спине Карлы, когда она вдруг поняла, кто был этот человек. И, не обращая уже никакого внимания на возбужденные голоса и обращенные к ней вопросы, Карла пошла сквозь толпу в его сторону.
– Мистер Крэдоуг? – Сдержанно-холодный профессиональный тон Карлы не выдавал и тени того волнения и даже страха, которые она испытывала в эту минуту.
– Где вы ее взяли?
Содрогнувшись в душе от холодной хлесткости его тона, Карла отказалась признать или хотя бы допустить, что этот резкий вопрос смутил ее. Непроизвольно сжав руки в кулаки, она высоко вздернула подбородок, что придало ей решительный вид, и чуть изогнула губы в легкой улыбке.
– Я не предполагала, что это автопортрет. – Ее взгляд скользнул по лицу с резкими, словно высеченными чертами и обратился к таким же точно чертам, схваченным маслом на холсте.
– Это не автопортрет. – Выражение его лица не изменилось ни на йоту. В голосе слышалась все та же отчужденность, в тоне – неумолимость. – Так где же вы ее взяли? – повторил он свой вопрос.
Его повелительная интонация вызвала вспышку раздражения и протеста в душе Карлы, но эта вспышка сопровождалась еще и неприятным волнением. Она и не думала спрашивать его, откуда ему известно, что она теперь владелица этой новой художественной галереи; она просто приняла как факт, что ему это известно.
– Я нашла ее среди кучи других на благотворительном базаре. Очевидно, бывший владелец не представлял себе ее стоимости. Я приобрела ее за сущие пустяки. – Карла также не задавалась вопросом, отчего испытывает такое удовлетворение, сообщая ему правду.
Яростный взгляд, послуживший ей ответом, показал, что он явно не разделял ее удовлетворения. Необузданный дикий свет блеснул в глубине его черных глаз. Подавляя непонятное желание прикрыть рукой обнаженную шею, она так сжала кулаки, что ногти впились в кожу, оставив отметины. Выдержать этот горящий взгляд темных глаз оказалось для Карлы нелегким испытанием.
– Я покупаю ее. – Еще немного, и этот черный взгляд окончательно сломил бы ее самообладание.
На помощь Карле пришел гнев, придавая ей силы заделать брешь в своей броне.
– Она не продается. – И хозяйка, позволяя себе проявить нетерпение, чуть повела головой в сторону благопристойной таблички «не продается, прикрепленной к стене под картиной.
Кроме некоего напряжения, заметного по застывшим вдруг линиям скул, его лицо оставалось холодно-непроницаемым и еще более пугающим. Уже почти готовая спасовать, Карла, быть может, отдала бы все, что ему заблагорассудится, если бы этот момент он не буркнул нечто невразумительное, подстегнув тем самым ее слабеющее сопротивление.
– Она не продается, – повторила она с отчаянием человека, зажатого в угол.
Его губы сложились в пренебрежительную усмешку; шестизначная сумма, названная сквозь зубы должна была сразить ее наповал. Карла не могла позволить себе отклонить такое предложение, несмотря на оскорбительную манеру, в которой оно было сказано. Она глубоко завязла в долгах, пытаясь приобрести, заполнить и открыть небольшую галерею в Седоне, и теперь с мучительным чувством осознавала, что, приняв эту сумму, сможет освободиться от бремени долгов. И оттого еще более самодовольной показалась ей его улыбка, когда она снова перевела взгляд с картины на художника. Но тем не менее она не смогла отказать себе в удовольствии разочаровать его и сказала, четко выговаривая каждое слово:
– Мне очень жаль. Она не продается. «Злость» и «ярость» – даже эти слова не могли передать силу его реакции. Неприкрытый, дикий гнев блеснул в его черных глазах. Ожидая подобной яростной вспышки при первом движении его губ, Карла предусмотрительно сделала шаг назад. На самом деле ей следовало бежать без оглядки, ибо его следующие слова пронзили ее своей язвительностью.
– Скажите, какая упрямая! – Его усмешка обнажила великолепные зубы, белизна которых резко контрастировала с бронзово-золотым загаром. – Отлично. – Он прищурился. – Хотите поторговаться? Что ж, поторгуемся, – сказал он, вновь пронзая ее взором. – Но не теперь. – Его взгляд оторвался от нее на мгновение и пробежал по лицам людей, собравшихся в этой маленькой галерее. – Я вернусь, и мы сможем поторговаться конфиденциально. – И, не давая ей возможности согласиться, отказаться и просто опомниться, он развернулся и зашагал прочь от выставочного зала.
– Карла?
Потрясенная и зачарованная, Карла не сразу услышала собственное имя.
– Карла?
С дрожью очнувшись, Карла моргнула и вгляделась в недоуменное, встревоженное лицо своей помощницы.
– Да, в чем дело? – все еще рассеянно спросила она.
– Все в порядке? – Удивленная морщинка исказила классическую бровь молодой женщины.
Карла попыталась изобразить какое-то подобие улыбки.
– Да, конечно, Анна, – сказала она, понимая, что световые годы отделяют эту фразу от правды. – Что, есть какие-то проблемы?
Невысокая женщина убежденно потрясла головой:
– Нет, проблем нет. Там... – Она не договорила, выразительно взглянув на дверь. – Это был Джарид Крэдоуг, правда? – спросила она странно напряженным голосом.
– Да, – коротко ответила Карла.
– Не могу поверить! Сам Джарид Крэдоуг! – Глаза Анны изумленно округлились, когда она перевела взгляд на огромное полотно. – Тот самый Джарид Крэдоуг, который написал этот портрет? Практически каждый посетитель хотел купить его!
– Да, тот самый. – Карле с огромным трудом приходилось выдавливать из себя ответы.
– Вот... – Анна вовремя придержала грубое слово, испуганно взглянув по сторонам, не услышал ли ее кто-нибудь из стоящих поблизости меценатов.
Взволнованная знакомством с известным художником более, чем она могла признаться даже самой себе, Карла постаралась вновь обрести спокойствие и ровный тон голоса.
– Ты собиралась что-то сказать, – напомнила она своей возбужденной помощнице.
Она нерешительно кивнула.
– Да, но Боже мой, сам Джарид Крэдоуг! Решив, что такую реакцию может вызвать лишь экстатичное преклонение перед мастером, Карла почувствовала, что ее терпению приходит конец. В ее голосе появились резкие ноты:
– Анна, опомнись! Быть может, Джарид Крэдоуг и известный художник, но, в конце концов, он просто мужчина. («И страшно неприятный, к тому же», – добавила она про себя.) А теперь, если ты в состоянии сосредоточиться на деле, может быть расскажешь то, о чем ты собиралась мне сообщить?
Несвойственный Карле раздраженный тон развеял наконец мечтательное состояние молодой женщины.
– О, – выговорила Анна, краснея под яростным взглядом своей патронессы. – Простите, пожалуйста. Там несколько человек хотели бы поговорить с вами. – И она неопределенно махнула рукой в дальний угол зала.
Карла обернулась в указанном направлении и радостно вскрикнула от удивления при виде двух женщин и мужчины. Встретив взгляд ее широко открытых глаз, они одновременно подняли бокалы в бесшумном приветствии.
– Не могу поверить! – прошептала Карла, невольно повторяя восклицание Анны, вырвавшееся у той несколько минут назад. С растерянным выражением на лице она направилась к улыбающейся троице. – Я просто не могу поверить!
Изумление и восторг мигом вытеснили из ее головы образ крепко сложенного грубияна художника. Вне себя от радости, она ступила в круг из трех человек и сразу очутилась в их объятиях. Через мгновение они расступились и заговорили, смеясь и перебивая друг друга.
– Когда я рассылала приглашения на открытие, я и не мечтала, даже не надеялась, что кто-нибудь из вас приедет, не говоря уже о том, что могут явиться все!
– Пропустить открытие твоей галереи?
– Ты шутишь?
– Мы ни за что бы его не пропустили!
Пытаясь сдержать наворачивающиеся на глаза слезы, Карла моргнула и засмеялась с чуть заметной дрожью в голосе, жадно рассматривая дорогие улыбающиеся лица. Глаза женщин также подозрительно заблестели. Каждая из них была ближе Карле, чем родная сестра, которая всего лишь прислала ей открытку с поздравлением и наилучшими пожеланиями к открытию, а также с извинениями, что не может приехать сама. В течение четырех долгих лет своего пребывания в колледже Карла делила квартиру с этими молодыми женщинами.
– Когда вы приехали в Седону? – Карла переводила взгляд с одного светящегося радостью лица на другое.
– Около часа назад, – ответила Эндри Трэск, которую Карла окрестила праведницей в самом начале их знакомства. – Мы сняли комнаты в мотеле и сразу сюда.
– Мы? – Карла взглянула на другую женщину и ее спутника. – Но я думала, что вы живете в Филадельфии, – она вновь посмотрела на Эндри, – а ты, как я слышала, – в Калифорнии.
– Да, – ответила Алисия Хэллорен, урожденная Мэтлок, чуть улыбнувшись своему супругу, – этот удивительный человек ухитрился выбрать такой рейс, что мы приземлились в Финиксе всего на тринадцать минут раньше Эндри. Нам пришлось бегом бежать к выходу, чтобы встретить ее, когда она выйдет из самолета.
Удивительным человеком был прославленный ситорик и автор многих книг Шон Хэллорен. Алисия познакомилась с ним, когда его пригласили прочитать курс лекций в маленьком колледже в Восточной Пенсильвании, где и учились три подруги.
– Мои организаторские способности никогда не прекращают впечатлять мою восхитительно неорганизованную жену, – сухо заметил Шон. Он неринужденно обнял Алисию за плечи и тут же охнул, получив удар острым локтем в грудную клетку.
Все раздражение и напряженность, вызванные вспыльчивым художником, как рукой сняло, и Карла с радостью предалась воспоминаниям о прекрасных днях, пережитых их дружной четверкой накануне торжеств по поводу окончания колледжа, а также на свадьбе Алисии и Шона, состоявшейся прошлой весной.
– С посетителями у тебя полный порядок, Карла, – заметила Эндри, оглянувшись вокруг, – просто яблоку негде упасть.
Улыбка Карлы сделалась нежной, когда ее взгляд остановился на подруге, которая заботилась о ней, как родная мать, все четыре года учебы в колледже.
– Да, – согласилась она, – вниманием я не обижена. Особенно если учесть количество художественных галерей в нашем городе.
– Только ты способна на это, Карла, – вставила Алисия с лукавой усмешкой.
Чуть нахмурившись, Карла недоуменно взглянула на Алисию:
– Способна на что? Алисия задорно улыбнулась:
– Только ты способна начать карьеру в городе, который уже ломится от избытка подобного бизнеса. – Понимание и любовь светились в ее теплых карих глазах. – Тебе ведь всегда было необходимо преодолевать преграды, двигаясь по пути наибольшего сопротивления.
Карла пожала плечами и присоединилась к добродушному смеху подруги. Но замечание Алисии напомнило ей о делах, которыми ей надлежало заняться.
– И как раз сейчас мне следует преодолевать преграды, общаясь с посетителями. – Она бросила взгляд на толпу и вновь улыбнулась друзьям: – Посему, если вы трое извините меня, я займусь ими и попробую соблазнить самых богатых из моих гостей на приобретение картин.
– Мы могли бы помочь, – с воодушевлением сказала Эндри, поворачиваясь к своим спутникам разве нет?
– Конечно. И поможем. – Алисия убежденно кивнула головой. – Есть что-нибудь этакое, в чем мы могли бы оказаться полезны, Карла?
Прежде чем ответить, Карле пришлось проглотить ком, застрявший в горле. Затем она отвернулась, будто бы для того, чтобы оглядеться, и несколько раз моргнула, сгоняя непрошеную влагу с глаз. Когда она вновь повернулась к своим друзьям, у нее лишь слегка дрожали уголки рта.
– Помещение все завалено пустыми стаканами и недоеденными бутербродами. Если вы не против, то могли бы собрать их. Это сэкономит время, отведенное на уборку, и позволит нам двинуться отсюда пораньше, когда все кончится.
Карла сделала паузу, с надеждой глядя то на одного, то на другого:
– Вы ведь поужинаете со мной, правда?
– О, Карла, ну что ты говоришь! – воскликнула Эндри.
– Что означает... не изволишь ли спуститься на землю? – добавила Алисия со смехом. – Конечно, мы собирались пригласить тебя поужинать. Уже шесть месяцев мы намереваемся это сделать.
Она махнула рукой, давая понять Карле, что на может спокойно идти по своим делам.
– Ступай, работай. Эндри и я живо управимся с этим добром, а Шон, – Алисия мило улыбнулась мужу, – тем временем тоже пообщается... и так, жду прочим, упомянет, кто он, собственно, такой... и какое глубокое впечатление произвели на него представленные здесь работы и очарование самой хозяйки... – И она с невинным видом посмотрела на мужа, захлопав ресницами под аккомпанемент веселого смеха давних подруг: – не правда ли, дорогой?
– Разумеется. – Шон расправил плечи и распрямился во весь свой впечатляющий рост в шесть футов и четыре дюйма. Ему с трудом удавалось сохранить серьезное выражение лица; уголки его рта предательски дрожали. – Я ведь очень известный, ты не знала? – И он надменно выгнул свою рыжую бровь.
– Ты просто сумасшедший, – сказала Карла, давясь от смеха.
– Что же, и это верно, – согласился Шон, пожимая широкими плечами.
– Хватит вам, – вмешалась Эндри, – если вы двое окончательно войдете в свои клоунские роли, тебе не удастся ничего продать, Карла. – Она придала своему лицу суровое выражение, что несколько портило ее нежные черты. – Давай, Карла, вперед, и сделай все возможное, чтобы смести оставшиеся преграды на пути к своей цели.
Прошептав «да, мамочка», Карла двинулась в глубь зала и через мгновение скрылась в шумной толпе.
Друзья знают ее прекрасно, размышляла Карла, с умным видом беседуя с посетителями и потенциальными покупателями. Алисия и Эндри, конечно, лучше, чем Шон. Когда с кем-то делишь кров – не важно, просторный или тесный, – просто невозможно не узнать друг друга. А раз они знают ее, думала Карла, то и она их знает тоже.
Странно, но совсем не общие интересы в учебе свели трех девушек в начале первого курса колледжа четыре года назад. Наоборот, их интересы были совсем разными.
Алисия Мэтлок обожала историю и жила полностью прошлым.
Эндри Трэск изучала курсы космических и естественных наук и мечтала сделать что-нибудь знаменательное в управляемых человеком и автоматических космических полетах в будущем.
Из трех подруг одна Карла Дэновиц обеими ногами стояла на земле, в настоящем. Она была, безусловно, женщиной своего времени, и в ней самым непостижимым образом сочетались нежная женственность и волевой характер, уязвимая самоуверенность и гибкая сила. Она страстно желала стать художницей, но вскоре поняла, что, к сожалению, одной страсти мало, и ее работы никогда не будут отмечены искрой Божьей. Гибкий ум и уверенность в себе подсказали ей переключиться в середине первого курса на искусствоведение и сосредоточиться на иной цели. Она задумала организовать выставочный зал и заняться продажей работ талантливых современных художников – и профессионалов, и любителей – из того региона, искусство которого она ставила выше всего – американского Запада.
Бывали моменты, когда Карла вдруг загоралась желанием вновь взять кисть и попробовать в который раз свои силы. В нескольких случаях она заходила так далеко, что вытаскивала кисти из тайника – чтобы через несколько мгновений упрятать их туда снова, даже не распаковав.
В отличие от многих, Карла прекрасно осознавала и свои слабости, и достоинства. Она смотрела на мир без страха именно потому, что всегда была абсолютно честна сама с собой.
Со дня окончания колледжа прошлой весной Карла буквально жила на бегу. Сначала она носилась в поисках подходящего помещения для галереи, затем бегала, упрашивая, задабривая и даже умоляя художников позволить ей выставить их работы в небольшом, но элегантном здании, которое она приобрела в Седоне, штат Аризона.
Она нагружала себя в сотни раз тяжелее, чем мог сделать самый суровый в истории рабовладелец, но тем не менее глубоко завязла в долгах.
«И все это – ее работа, всевозможные ухищрения и долги – было ради этого вечера, долгожданного вечера открытия ее собственной галереи, которую она после долгих раздумий окрестила «Запад сегодня».
Все еще погруженная в размышления, Карла извинилась перед небольшой, но очень заинтересованной группой посетителей и перешла к другой. Делая свой обход, она периодически возвращалась взглядом к блестяще выполненному портрету, красовавшемуся в центре стены. Он буквально заворожил ее.
Схожесть художника и его модели была так велика, что Карла усомнилась в истинности заявления Джарида Крэдоуга, что его творение – не автопортрет.
Черты лица были теми же самыми: широкий лоб, длинный заостренный нос, высокие выступающие скулы, квадратная тяжелая челюсть. Волосы иссиня-черные, с блеском, подобным блику луны на поверхности покрытых рябью темных озерных вод. В черных глазах сверкало непримиримое мужское упрямство. Губы прекрасной формы, но тонкие и беспощадные.
Посматривая на полотно, Карла вспомнила день, когда нашла его.
Ей совсем не хотелось идти на этот базар месяц назад; она чувствовала себя утомленной в то субботнее утро и хотела выспаться. Но она обещала Анне, которая была прихожанкой церкви, организовавшей этот благотворительный базар. Посему Карла натянула на лицо заинтересованное выражение и покорно поплелась за своей новой помощницей по церковному двору, рассматривая домашние поделки и всякую съестную всячину, выставленную на продажу. Она почувствовала прилив интереса только, когда остановилась у столика с выставкой миниатюр, но, сразу заметив их недостатки, потеряла к ним интерес и перенесла на стопку крупных полотен, прислоненную к ножке столика. Ожидая Анну, просто от нечего делать, она принялась без особого любопытства перебирать их. Необыкновенное ощущение, сродни удару электрического тока, пронзило ее руку, едва пальцы коснулись этого большого полотна. Отставляя ненужную часть стопки в сторону, чтобы лучше рассмотреть находку, Карла уже ясно осознавала, что нашла сокровище.
Сейчас, бросая то и дело взгляд на портрет, Карла вновь ощутила дрожь возбуждения, которая охватила ее в то утро. Она опять испытывала сладкую радость обладания, как тогда, купив полотно. Она, Карла Дэновиц, располагала оригинальным холстом Джарида Крэдоуга! И как жаль, что этот человек просто не достоин того огромного таланта, которым наделила его природа.
Эти мысли оживили в памяти образ этого человека и напомнили о его обещании – а может, угрозе? – вернуться в галерею. Подавив внезапно охватившую ее нервную дрожь, Карла отвела глаза от портрета и, приветливо улыбаясь, направилась к только что подошедшей группе гостей.
Потом ей казалось, что она целую вечность простояла на высоких каблуках, так нестерпимо ныли ноги. И все же, не обращая внимания на боль, забывая про неудобства, Карла смеялась и беседовала с ненасытными поклонниками искусства американского Запада, которые дружно откликнулись на приглашения, трудолюбиво оформленные ею самой поздно ночью, при тусклом свете лампы.
Объявленный час закрытия – девять вечера – Наступил и прошел, а гости не расходились, смеялись, беседовали, покупали. Карла устала до изнеможения, но радость от успеха помогала ей остаться приветливой и оживленной.
Наконец уже около десяти часов гости начали Постепенно расходиться. Слышались указания упаковать и поднести к машине, упаковать и доставить по адресу, упаковать и ждать, пока придут за покупкой. Наконец Карла вывела из галереи последнего упиравшегося посетителя. Закрыв и заперев дверь, она устало прислонилась к ней и закрыла глаза. В помещении было тихо, но она знала, что ее друзья и помощница сейчас смотрят на нее. Медленно подняв усталые веки, она победно улыбнулась.
– Ну так что, – сказала она, внимательно разглядывая обращенные к ней лица, – если судить объективно, согласны ли вы, что открытие моей галереи имело бешеный успех?
На секунду в зале повисла тишина, а затем смеющиеся друзья буквально оторвали Карлу от двери, обнимая, целуя и поздравляя ее.
– Это было так чудесно, Карла! – воскликнула Эндри.
– Ты сама просто чудо, Карла, – со смехом уточнила Алисия.
– Потрясен до глубины души, – искренно сказал Шон.
– А мне так приятно чувствовать себя маленькой частицей всего этого, – с нежной благодарностью сказала Анна.
Карла с удивлением взглянула на нее.
– Маленькой частицей? – Она решительно покачала головой. – Анна! Ты работала как вол, помогая мне собрать коллекцию. – И, не раздумывая, крепко обняла ее. – А сейчас пора все это отметить, – объявила она, отходя от Анны. Затем, спохватившись, что забыла это сделать раньше, представила Анну своим друзьям. Когда обмен восклицаниями типа «Здравствуйте» и «Очень приятно» закончился, Карла окинула взглядом комнату и поморщилась.
– Все остальное сделаем завтра, – сказала она Анне решительным тоном. – А сейчас идем ужинать.
– Ужинать? – отозвалась Анна, глядя на Карлу так, будто та предложила ей нагишом пройтись по улице.
– Да, ужинать, – сказала Карла. – Ну, покушать, выпить, поболтать, расслабиться, понимаешь? Улыбнувшись, Анна вяло покачала головой:
– Нет, спасибо. Я так устала, что не могу и думать о еде... и других подобных вещах. Все, что я хочу, это добраться до дома и свалиться в постель.
Шон преувеличенно громко вздохнул:
– Эта современная молодежь просто не в состоянии выдержать нормальный темп. И куда только мы катимся?!
Подняв глаза к небу и улыбаясь, Алисия пришла на помощь смутившейся сразу девушке.
– Не обращайте внимания, он обожает над всеми подтрунивать. Быть может, вас куда-нибудь подбросить?
– Нет, благодарю, – улыбнулась в ответ Анна. – Я на машине. – Она помедлила в нерешительности, а затем приблизилась вплотную к Алисии и проговорила возбужденным шепотом:
– Шутит он или нет, но я считаю, что ваш муж так же красив и представителен, как и Джарид Крэдоуг.
– Весьма польщен. – На лице Шона появилось любопытство, смешанное с легким смущением. – Ничего себе! Но кто такой... – Больше он ничего не успел произнести, так как в разговор вмешалась Карла:
– Неужели я одна умираю от голода? – воскликнула она слегка изменившимся голосом. – Спокойной ночи, Анна. Мы уходим, конечно, если тебе не трудно самой все запереть.
Анна как-то странно взглянула на патронессу, Но с готовностью согласилась:
Конечно, конечно. Я все закрою. Увидимся утром. – До завтра. – Делая вид, что не замечает недоуменных взглядов своих друзей, Карла подхватила сумочку и длинный широкий плащ и, решительно направляясь к двери, позвала: – Пошли, ребята, я умираю от голода.
– Итак, Карла, давай выкладывай, – произнесла Алисия тем особенным поддразнивающим тоном, которым девушки обычно выуживали друг у друга секреты в бытность свою студентками, – кто такой Джарид Крэдоуг?
Они расположились за круглым столиком лучшего ресторана в Седоне, отличавшегося строгой элегантностью и добропорядочностью. В их отдельный кессон-кабинет голоса других засидевшихся посетителей, к счастью, почти не долетали.
Почувствовав неловкость, Карла отпила из бокала коктейль с шампанским, раздумывая, как ответить.
– На самом деле никто, – сказала она небрежным тоном – слишком небрежным, чтобы друзья не заметили подвоха.
– Знакомый? – поддразнила Эндри.
– Дружок? – с надеждой поинтересовалась Алисия.
– Любовник? – прямо спросил Шон. Карла поперхнулась.
– Любовник?! – прошипела она. – Джарид Крэдоуг? – Она даже поежилась: – Да он как будто из каменного века!
– Правда?
– Действительно?
– Любопытно!
Карла взглянула на смеющиеся лица.
– Да, правда. Да, действительно. Нет, не любопытно.
– Гм.
– Разумеется.
– Вздор.
Карла недовольно посмотрела на своих мучителей и вновь отпила из бокала. Она совершенно ясно понимала, что безнадежно попалась и что теперь они будут беспощадно терзать ее, пока она не расскажет им, кто такой Джарид Крэдоуг. Ее, впрочем, несколько удивляло, что ни один из них не знал его имени. Особенно ее удивил Шон, высоко ценивший и понимавший западную живопись. И, словно прочтя ее мысли, Шон неожиданно прищелкнул пальцами:
– Крэдоуг, – тихо повторил он имя. – Пишется К-р-э-д-о-у-г, а произносят чаще «Крэддок»... верно?
– Да, – кратко ответила Карла.
– Художник?
Карла вздохнула, сдаваясь: – Да, Джарид Крэдоуг – художник.
– Известный? – спросила Эндри.
– Теперь, когда ты уточнил, как оно пишется и произносится, я припоминаю это имя, – сказала Алисия, повернувшись к мужу.
– Секунду. – Задумавшись, Шон прищурил глаза, затем сказал: – То большое полотно с индейцем-апачи. Оно написано Крэдоугом, так?
– Да, – призналась Карла.
– Помнится, ты беседовала с мужчиной перед тем, как Анна сообщила тебе, что мы пришли? – спросил Шон. – Этот выточенный из скалы гигант и есть Джарид Крэдоуг?
– Да.
– Тот, чье лицо словно вырезано из камня? – сказала Алисия удивленно.
– Да! – Карла зажала рот ладонью и виновато взглянула вокруг. – Да, да, да, да, – монотонно повторила она. – А теперь не оставить ли нам эту тему?
– Оставить? – нахмурилась Эндри.
– Ты шутишь? – Алисия удивленно подняла брови.
– А почему ты так бесишься по его поводу? – вкрадчиво спросил Шон.
– Я не бешусь, – подняла голову Карла.
– Как бы не так!
– Да, конечно!
– Ну разумеется!
Карла не выдержала и рассмеялась; все это было так хорошо ей знакомо! Их добродушные подкольчики вновь напомнили ей о тех счастливых днях, когда они жили все вместе.
– Честное слово, я его совсем не знаю. – Она подняла руку ладонью вперед, словно пытаясь защититься от новых колкостей. – Сегодня вечером я впервые увидела его, – объяснила она. – И не смогла выдержать более десяти минут беседы с ним.
– Чего-то я не совсем понимаю, – вновь нахмурилась Эндри.
– По-моему, он не похож на отъявленного грубияна, – пробормотала Алисия.
– Он, должно быть, произвел на тебя сильное впечатление, – проницательно заметил Шон.
– Да, произвел. Он душу из меня вытряс, – призналась Карла. – Высокомерный, наглый грубиян!
Нежные глаза Эндри сверкнули недобрым огнем:
– Что он сказал, что оскорбил тебя? Алисия воинственно вскинула голову:
– Да как он осмелился тебя оскорбить! Шон чуть привстал:
– Хочешь, я поучу его хорошим манерам? Теплое, щемящее чувство нежности полностью вытеснило гнев и раздражение, растревоженные в ее душе разговором о художнике.
– Нет, спасибо, Шон, хотя я ценю твое предложение, – Карла улыбнулась. – Кстати, все дело именно в «предложении». – И, предвосхищая шквал вопросов, она быстро пояснила: – Мистер Крэдоуг сделал предложение купить у меня «индейца-апачи». Он стал грубить и оскорбил меня после того, как я отказала ему в просьбе.
– Ты владелица этого полотна?! – Изумлению Шона не было предела.
Карла рассмеялась.
– Да, я. И у меня нет намерения уступать его кому-либо, пусть даже его именитому и заносчивомy создателю.
Она вздохнула с облегчением, когда заметила приближающегося к их столику официанта с нагруженным подносом, которым он ловко балансировал, держа на левой руке.
– Как чудесно! – радостно воскликнула она. – Похоже, это блюдо подоспело как раз вовремя. А не кажется ли вам, что на время ужина мы могли бы найти более способствующий пищеварению предмет для разговора?
Тема Джарида Крэдоуга с согласия была закрыта. Но сам этот человек отнюдь не был забыт. По крайней мере, Карлой. И спустя много времени, когда она уже вернулась домой, расставшись с друзьями, и уютно устроилась, свернувшись калачиком, в постели, пришедшее ей на память зловещее обещание Джарида Крэдоуга снова наведаться в галерею наполнило ее душу гневом и... тревожным ожиданием.
Подавив испуганный крик, Карла резко повернулась, чтобы взглянуть на мужчину, чей голос внезапно раздался за ее спиной: – Я уже думал, вы никогда не придете! Ключ, вставленный было в замок двери галереи, выскользнул из ее задрожавших пальцев и с тихим звоном упал на асфальт.
– Вы что, хотите, чтобы у меня был инфаркт? – спросила она, глядя прямо в его черные глаза. – Или у вас привычка подкрадываться к людям сзади?
Невозмутимое выражение лица Джарида Крэдоуга не изменилось. Он только чуть прикрыл веки.
– Я не подкрадывался к вам, – сказал он голосом, лишенным каких бы то ни было интонаций. – А ваш инфаркт вряд ли послужил бы моим целям. – Странное пламя вспыхнуло в таинственной глубине его глаз, когда он окинул быстрым, но внимательным взглядом ее стройную фигуру. – Или целям кого-либо иного.
Дрожь, возникшая сначала в пальцах, внезапно охватила все тело, когда она уловила в его низком голосе чувственные нотки. Ошеломленная и рассерженная этим невольным откликом, Карла постаралась скрыть свою реакцию, ответив оскорблением на оскорбление. Вызывающе вскинув голову, Карла ледяным взглядом медленно обвела его фигуру, от длинной черной шевелюры до дорогих, но заношенных кожаных ботинок, отмерив расстояние в шесть футов и четыре или пять дюймов. Она намеревалась унизить его этим осмотром. Однако по мере того, как ее взгляд скользил по великолепной сильной, мужественной фигуре, он терял свою ледяную невозмутимость, а ее все больше охватывала паника; ей стало трудно дышать...
Неожиданно, словно чего-то испугавшись, Карла нагнулась, чтобы подобрать ключи. Джарид отреагировал мгновенно. Их колени столкнулись, руки встретились над ключами, а ее лоб уперся ему в грудь.
– О! – вырвалось у Карлы. Она замерла, зажатая между массивной дверью и его не менее массивным телом. Он не двигался, казалось, целую вечность, хотя на самом деле прошло всего несколько секунд, но в эти секунды она пережила настоящее потрясение. Она ощущала всем телом его присутствие, его запах, его необыкновенную мужскую притягательность, его чистейшее, без примесей, стопроцентное мужское обаяние, а мощь, излучаемая им, была просто великолепна.
– Вы не возражаете? – ледяным тоном спросила она, бросая вызывающий взгляд в его внимательные, чуть прищуренные глаза.
– Я совершенно не возражаю. – Улыбка тронула уголки его четко очерченных губ. – Сказать по правде, мне это даже очень нравится.
Карла, сжав зубы, никак не могла решить: то ли ударить его изо всех сил, то ли обхватить его шею руками и, прильнув к нему, ощутить вкус этих тонких упрямых мужских губ. Ошеломленная своими мыслями, а еще более томительной дрожью, пробежавшей по спине, она выпалила:
– А ну отодвиньтесь!
Он с холодным расчетом подождал еще несколько мгновений и только потом медленно встал и отступил на шаг:
– Крошка всегда по утрам в таком скверном настроении? – Черная, почти прямая бровь приподнялась в упреке.
– Я никогда не бываю в скверном настроении!
Оставив без внимания его протянутую руку, Карла схватила ключи и легко поднялась со свойственной ей непринужденной грацией. Затем одарила его самой пренебрежительной улыбкой, какую только могла найти в своем арсенале.
– И, кстати, при росте в пять футов и семь дюймов меня едва ли можно назвать крошкой.
– Ах, милая, для меня все, кто ниже шести футов, крошки.
У Карлы перехватило дыхание. Она не поняла, отчего – то ли от фамильярного обращения с нею, То ли от откровенно-чувственной улыбки, игравши на его губах, – но через мгновение ей уже ничего и не хотелось понимать. Она поспешила скрыть предательский вздох затаенного желания, быстро повернулась и вставила ключ в замочную скважину.
В выставочном зале было душно, пахло вином духами и краской. Не обращая внимания на следовавшего за ней по пятам мужчину, Карла подошла к стенному пульту кондиционера и включила его на полную мощь. И чуть помедлила, окунувшись в воздушную струю, более прохладную, чем ноябрьский ветер снаружи. Скинув легкий замшевый пиджак, она повернулась к своему незваному гостю, продолжающему хранить молчание.
– Что вам здесь нужно в половине десятого утра? – Карла взглянула на изящные золотые часы, украшавшие ее запястье. – В объявлении на двери ясно сказано, что мы открываемся в десять.
Джарид подошел к ней совсем близко; его непроницаемые темные глаза смотрели в упор, вызывая в ней полное смятение чувств.
– Я же обещал вам вернуться, когда мы сможем поговорить наедине. – Его голос тембром и глубиной напоминал журчание стремительного горного ручья; Карла чувствовала его вибрацию буквально всем своим телом: от корней волос до кончиков лакированных ногтей.
– Ах, так вы желаете поторговаться! – воскликнула она в бешенстве то ли на него, то ли на себя за то, что он пробудил в ней неясные ей самой томные желания. – Вы ведь сказали, что придете поторговаться!
Легким кивком он показал, что она права, и произнес, чуть растягивая слова:
– Да, я действительно намерен поторговаться. Но сценарий немного изменился.
Не имея представления, о чем он говорит, Карла нахмурилась и с досадой спросила:
– Сценарий? Я что-то не понимаю. Какой сценарий?
– Сценарий с участием известного художника и очаровательной владелицы художественной галереи, – объяснил он приторно-сладким голосом.
– Что? – Карла смотрела на него с неподдельным удивлением, более потрясенная неожиданным проявлением дружелюбия с его стороны, нежели несуразностью заявления.
Лучистые морщинки в уголках его глаз – появившиеся, как решила Карла, от частого прищуривания на ярком аризонском солнце, но уж никак не от веселого нрава, – становились заметнее, когда он смеялся, что придавало ему еще более привлекательный вид. Карла тут же решила, что его смех должен быть отнесен к категории опасного оружия – он зажег огонь в ее сердце, заставив кровь бешено нестись по жилам.
– Известный художник, то есть я, и прелестная владелица галереи, то есть вы, – Джарид дополнил свое объяснение, указав длинным и, надо заметить, весьма красивым пальцем сначала на себя, затем на Карлу. – А сценарий – это любовный роман, который, как я решил, нам следует начать.
Любовный роман? У Карлы вновь перехватило дыхание. Любовный роман! Да этот парень окончательно спятил!
Не желая разбираться в том, почему у нее так неожиданно участился пульс и почему удары сердца так громко отдаются в ушах, она с опаской вгляделась в его глаза и сделала на всякий случай шаг назад.
– Я не завожу любовных романов, – сказала она твердо.
Его блестящие черные глаза вновь насмешливо прищурились, едва он заметил, как она отступила.
– Хорошо, – и, улыбаясь своей дерзкой улыбой, он обнажил крепкие зубы, сверкнувшие ослепительной белизной на фоне темного загара. – Мне нравится, когда мои женщины немного наивны.
Карла окаменела, почувствовав, как ее захлестывает волна невыразимой ярости. Черт ее возьми, если этот человек – не самовлюбленный идиот! Слащаво-презрительная усмешка исказила мягкие линии ее губ.
– Позвольте вам объяснить, мистер Крэдоуг, – начала она голосом, в котором было столько же сладкого яда, как и в ее улыбке. – Я не завожу романов именно потому, что отнюдь не наивна. Вы, я надеюсь, понимаете, что я хочу сказать? – И она презрительно выгнула изящную бровь.
– Конечно.
Карла едва сдержала крик, стискивая зубы и изумляясь, как ему удалось вложить в одно короткое слово столько чувственного желания. И в тот же миг она изменила свое мнение о нем. Нет, он не был сумасшедшим, этот человек был– самовлюбленным эгоистом, который считал, что все женщины готовы броситься ему на шею.
Но еще больше ее беспокоили собственные желания и тело, которое откликалось на его чувственный зов, подобно тому, как засохший в пустыне цветок раскрывается навстречу живительной влаге дождя. И в следующий момент Карла поняла, что должна прогнать его, выгнать из галереи и никогда больше не пускать ни на шаг, пока не превратилась в посмешище и таким образом не погубила свою репутацию свободной, умной, всецело современной женщины.
– Ну что ж, отлично, – сказала она, устало вздыхая. – Сегодня утром вы прекрасно позабавились. Но меня ждет работа. Почему бы вам не отправиться домой и не развлечься... кистью?
Взрыв его одобрительного смеха прокатился по залу и, отразившись от стен, отозвался в глубине ее сердца.
– Кистью я работаю, моя прелесть.
С легкостью преодолев разделявшее их расстояние, он приподнял ей подбородок кончиком своего длинного пальца. И пока она смотрела на него широко открытыми глазами, он медленно приблизил к ней свое лицо.
– Но я готов развлечься когда вам угодно.
Теплое, влажное дыхание коснулось ее губ, и через мгновение ее рот был в его власти.
Карлу сначала бросило в холод, затем в жар. Пока ее разум боролся с чувствами, она, не сопротивляясь, позволила ему заключить ее в слишком тесные объятия. А пока чувство самосохранения кричало «опомнись!», она с готовностью открыла рот для его ищущего языка. В каких-то далеких уголках сознания мелькнула неясная мысль, что он обращается к ней так странно, наверное, потому, что не знает ее имени, а в это время ее тело вздрагивало от каждого прикосновения его нежного горячего языка.
Он с такой жадностью приник к ее рту, словно хотел ее съесть.
Со странным гортанным звуком Джарид обхватил своими широкими ладонями ее аккуратные круглые ягодицы. Пальцы погрузились в мягкую, упругую плоть и сжались, когда он приподнял ее и прижал к своему горячему твердому телу.
Прикосновение к его восставшей плоти потрясло Карлу главным образом своим желанием и готовностью ему отдаться. Ее разум, чувство самосохранения, угрызения совести исчезли куда-то, сознание балансировало на тонкой грани, отделяющей ее от небытия. Она сомкнула руки вокруг его жилистой шеи и выгнула спину, прижимаясь трепещущей грудью к его груди, а дрожащими от нетерпения бедрами к его вопиющему началу. Приникая к нему со всей силой своего женского естества, Карла упивалась вкусом его рта, вдыхала терпкий запах его мужественности, вбирая каждое ощущение его в свою душу.
Как долго длился этот поцелуй и сколько бы они так стояли, Карла не знала. Но конец надпил, когда она услышала сквозь туман чувственности, окутавшей ее мозг, тревожный звук ключа, Поворачивающегося в замке служебного входа.
Джарид оторвался от ее рта, едва она начала сопротивляться, но, хотя и поднял голову, рук не разжал.
– Моя помощница! – выговорила она, безуспешно пытаясь вырваться из его объятий. – Она будет здесь через несколько секунд. Отпустите же меня! Пожалуйста!
– Если согласитесь пообедать со мной, – спокойно сказал он, что показалось ей в тот миг самым настоящим вымогательством.
Впрочем, сейчас Карла была готова согласиться на все что угодно, лишь бы избежать неловкой ситуации, которая возникла, если бы Анна застала ее в объятиях Джарида. Но он просил невозможного.
– Я не могу, – в отчаянии прошептала она. – У меня днем назначена встреча.
Ее голос звучал искренне просто потому, что она говорила правду: Карла договорилась встретиться и пообедать с друзьями перед их отъездом на аэродром.
Руки Джарида напряглись.
– Тогда поужинать. – Это прозвучало не как просьба, а как утверждение.
Карла бросила тревожный взгляд на дверь, ведущую в офис, где Анна в этот момент, должно быть, уже вешала пальто.
– Да! Теперь вы отпустите меня?
– В семь?
– Когда угодно! – В ее голосе прозвучала отчаянная решимость.
Джарид улыбнулся, наклонил голову и нежно провел губами по ее рту.
– Вот и хорошо, – и с тихим вздохом повторил ласку. – И все-таки у нас будет роман, – негромко, но уверенно сказал он. – Итак, я прощаюсь с вами до семи часов вечера, моя милая... Карла.
Он отпустил ее и с бесшумной стремительностью, которой едва ли можно было ожидать от такого огромного тела, скрылся за дверью. В ту же секунду за спиной Карлы открылась дверь офиса.
Он знает ее имя.
Эта мысль периодически посещала Карлу на протяжении всего утра, когда выдавались свободные минутки. Старательно избегая вопроса, почему для нее так важно, что Джарид постарался выяснить ее имя, девушка работала, сохраняя внешнее спокойствие, хотя внутри ее бушевала самая настоящая буря. Время от времени Карла принималась за самобичевание.
Святые небеса, что на нее нашло ?
Этот вопрос мучил ее с постоянством зубной боли. Скорая капитуляция перед натиском Джарида была для нее так не характерна, так не вязалась с ее обычным поведением, что ей становилось не по себе от смущения и беспокойства.
Джарид Крэдоуг совершенно ничем не отличался от остальных мужчин! Однако факт оставался фактом – она не просто уступила ему, но уступила, не задумываясь, и для Карлы это стало неприятным открытием, такого она от себя не ожидала.
Но, быть может, Джарид не совсем похож на остальных мужчин?
Эта мысль поразила Карлу своей неожиданностью. Замерев на месте, словно превратившись в каменное изваяние, она уставилась сквозь окно галереи на величественную панораму. Жаркие солнечные лучи позднего утра окрасили далекие скалы в багряный цвет, но Карла ничего этого не видела. Все ее внимание было направлено внутрь себя, она пыталась честно понять, что же с ней все-таки произошло.
Почему Джарид не похож на остальных мужчин ?
В глубине души Карла знала ответ на этот вопрос, ей просто не хватало смелости выразить его словами. Однако ее чувства, эмоции, ее разум требовали не просто сформулировать ответ, но изучить, исследовать и, если потребуется, не колеблясь, встретиться с его жестокой очевидностью.
Стороннему наблюдателю, даже Анне (для которой Карла не делала исключения, открывалась перед ней не более, чем перед другими), Карла могла бы показаться хладнокровной, сдержанной, лишь слегка рассеянной. Много лет назад, наученная горьким опытом, она с большим трудом овладела искусством прятать все свои чувства за внешней сдержанностью и холодностью. И сейчас под этой оболочкой шла ожесточенная борьба чувств и воли. Все ее существо противилось ответу на мучивший ее вопрос. Чуть прищурившись, Карла глядела из окна на замечательный современный западный город в окружении скал и чувствовала, как прошлые, давно забытые страхи возрождаются в ее душе.
Отличие Джарида Крэдоуга от других мужчин заключалось не в том, что он был чрезвычайно талантливым художником и не в его невероятной привлекательности – в грубом, сексуальном смысле слова. Нет. Совершенно непостижимой, выделяющей его среди всех остальных мужчин, была его способность без всяких усилий вызвать в ней ответное чувство. Джарид был причиной – Карла была следствием. И это до смерти пугало ее.
Ранее Карла уже проходила нелегкий путь эмоциональных связей причины и следствия. Она расплачивалась гордостью и самоуважением за встречи без будущего. И наконец однажды, эмоционально опустошенная, покидая пепелище своих надежд, она поклялась любой ценой избегать впредь этой усыпанной острыми камнями дороги – от первого увлечения до полной эмоциональной зависимости.
В те времена совсем юная, но рано повзрослевшая, ожесточенная и умудренная опытом, Карла, бывало, горько шутила, заявляя, что скорее пойдет в монастырь, чем вновь доверится мужчине.
И вот теперь, спустя всего несколько лет (полторы-две тысячи дней в реальном времени, ставших световыми годами, если иметь в виду развитие ее личности), она с ужасом обнаружила в себе и узнала вновь ожившие токи жгучего желания, пробужденные Джаридом Крэдоугом.
Иными словами, Карла поняла, что она попалась в ловушку, расставленную Джаридом, и глубоко в ней завязла. Это было неизбежно, ибо он взывал к ней из глубин своей мощной мужской природы, и что-то глубоко внутри ее рвалось навстречу этому зову.
– Карла, разве в двенадцать тридцать вы не обедаете с вашими друзьями?
Голос Анны вывел Карлу из задумчивости и помог справиться с мучительной нервной дрожью. Раздосадованная и одновременно благодарная за то, что ей помешали, Карла собралась с мыслями и, несколько придя в себя, повернулась к своей помощнице.
– Да, конечно, обедаю, – Карла быстро взглянула на часы и чуть не вскрикнула от удивления, обнаружив, сколько времени потратила на исследование своей души. – Пожалуй, мне действительно пора идти.
– Конечно, – смущенно улыбнулась Анна, воздерживаясь от намеков на рассеянность хозяйки.
Благодарная ей за сдержанность, та тепло и искренне улыбнулась:
– Сомневаюсь, что приду сюда после обеда. Ты сможешь управиться сама?
Девушка рассмеялась, отбросив остатки смущения.
– Вы прекрасно обучили меня всему, Карла. Да, я уверена, что справлюсь сама.
Карла кивнула и направилась в офис за сумочкой и плащом. Через несколько минут она уже сидела за рулем своей старенькой машины, мысленно одаря тот день, когда решила взять на работу такую энергичную, хотя и малоопытную.
Уж коль скоро друзья планировали уехать сразу после обеда, Карла предложила встретиться в ресторане по соседству с их отелем. Въезжая на стоянку, она почувствовала, как перехватывает дыхание от развернувшейся перед ней величественной картины.
Мотель располагался почти у края скалы, с которой открывался вид на участок каньона Оук-Крик. Выйдя из машины, Карла усмехнулась, вспоминая свою первую поездку в Седону с целью разузнать о подходящем помещении для галереи. Как и ее друзья, она прибыла в Финикс самолетом (был жаркий день в конце весны) и в аэропорту наняла машину для поездки в Седону. Вооруженная картой, она решила ехать по этой живописной дороге, по склону каньона. Однако живописность оказалась единственным достоинством этой дороги, которая состояла целиком из крутых поворотов под самыми разными углами. При воспоминании о пережитых тогда острых ощущениях Карла невольно усмехнулась.
– Кажется, дела ее окончательно допекли, и она начинает сходить с ума. Первый признак – смех без причины.
Вздрогнув от этого насмешливого замечания, Карла повернулась и, увидев улыбающиеся лица друзей, от души рассмеялась.
– Совершенно с тобой согласна, – Алисия с серьезным видом кивнула Шону. – Ты думаешь, нам пора начинать беспокоиться за нее?
– Начинать! – вмешалась Эндри. – Мне казалось, мы беспокоимся уже почти шесть месяцев.
Спрашивая себя, сможет ли она когда-нибудь спокойно воспринимать дружескую заботу и участие, Карла моргнула, стараясь сдержать слезы, и попыталась улыбнуться чуть задрожавшими губами.
– Я просто вспомнила свой первый приезд сюда и то, как ехала по знаменитой дороге по склону каньона Оук-Крик, – объяснила она, беря под руку Алисию и Эндри.
– Ах, вот оно что! Тогда все ясно, – сделав вид, что испытывает огромное облегчение, вздохнул Шон. Однако его выдавал лукавый блеск глаз. – Карла, оказывается, не сходит с ума. Она просто вновь перенесла нечто подобное тому, что мы с вами испытали вчера.
Карла, подняв голову, взглянула на него: – Вы тоже въехали в Седону по той дороге?
Шон кивнул.
– Мне все очень понравилось. – Затем, усмехнувшись, он добавил: – По крайней мере, то, что я успел разглядеть, стараясь точно вписаться в повороты.
– О да, это было чудесно! – с энтузиазмом откликнулась Эндри.
– Это было просто чудовищно! – серьезно сказала Алисия, чуть вздрогнув. – Я онемела от страха и практически не дышала, пока мы не добрались до конца.
Карла почувствовала, как дрожит рука Алисии, и обеспокоено нахмурилась:
– Я и не знала, что ты боишься высоты. Алисия слабо улыбнулась:
– У меня акрофобия с большой буквы А. Это еще с детства. – В ее глазах появилось задумчивое, мечтательное выражение. – А может быть, это как-то связано с падением с лошади в моей прошлой жизни?
В ее голосе прозвучала полная убежденность, серьезно кивнула в знак согласия:
– Конечно, это все объясняет.
Карла резко остановилась и взглянула на Шона с Умоляющим выражением.
– Пожалуйста, давайте не будем затрагивать Тему реинкарнации, – попросила она, имея в виду веру обеих подруг в эзотерику.
Алисия понимающе усмехнулась:
– У тебя что, проблемы с идеей переселения душ?
– О, нет, – отчаянно замотала головой Кар. ла. – У меня проблема с ездой по автостраде – причем по любой. Проблемы с отчетными балансами. И проблемы со временем, которого хронически не хватает на все дела, назначенные на день. – Она криво улыбнулась. – Я хочу сказать, что у меня и так достаточно проблем в этой жизни, благодарю покорно. Избавьте меня от этой чепухи насчет прошлой жизни.
– Ты не понимаешь, сколь многого лишаешься, – сказала Эндри серьезным тоном, но с улыбкой.
– Ну, чего не понимаешь... и дальше по пословице, – парировала Карла.
– Ты вся такая земная, – заметила Алисия, смеясь. – И полностью завязла в будничной повседневности.
– Полностью, – охотно согласилась Карла, смеясь вместе с ней.
– Что исключает для тебя веру даже в возможность существования НЛО и прилета инопланетян, я полагаю, – добавила Эндри.
– Ты полагаешь правильно, как всегда, наша праведница... – И с интересом взглянула на Шона: – А что ты думаешь по этому поводу?
Тот пожал плечами.
– Я думаю, верить или не верить – это твое личное дело, – сказал он с обворожительной улыбкой. И добавил, посмотрев на часы: – И поскольку у нас осталось меньше трех часов до отъезда в Финикс, я также думаю, что нам пора обедать.
Алисия гордо улыбнулась:
– Мой муж – дипломат или как?
Прежде чем Карла и Эндри успели что-либо ответить, Шон подхватил трех хохочущих женщин И повлек их к ресторану мотеля.
– На этом замечании, – тоном профессора читающего нудную лекцию, заявил он, – мы заканчиваем дискуссию. – Затем ухмыльнулся: – Прежде чем кто-то из вас решит, что я явно «или как».
Мысль о близкой разлуке придала теплой сердечной атмосфере, царящей за обедом, привкус горечи. Блюда, прекрасно приготовленные и поданные, поглощались без особого интереса. Разговор же шел оживленный, и главной темой были планы четырех друзей на будущее.
– Раз я не смогла пробиться в НАСА, – сказала Эндри веселым голосом, который, однако, не мог скрыть ее разочарования, – я решила остаться в Сан-Франциско и продолжить учебу в Беркли.
– Так как Шон собирается начать работу над новым историческим опусом, – доложила Алисия, – я буду дальше работать над своей темой в Пенсильванском университете.
Карла подняла брови, глядя на Шона:
– Это означает, что в планах на ближайшее будущее нет маленького Хэллорена?
Шон рассмеялся весело и беззаботно.
– Пока нет, – признал он, – но все может измениться в самом ближайшем будущем... – И нежно улыбнулся жене.
Карла догадалась, что у них уже все решено и что подруга очень хочет произвести на свет миниатюрную копию самой себя и Шона, поэтому мысленно пожелала ей успеха, хотя сама едва ли представляла, каково это – управляться с мужем или ребенком, не говоря уж об обоих вместе.
– А ты, конечно, собираешься расшибиться в лепешку, чтобы галерея имела бешеный успех... ведь так? – Алисия задала вопрос, ответ на который был известен каждому.
Но тем не менее Карла ответила:
– Конечно.
Про себя же она добавила: «Сначала надо только покончить с подрывной деятельностью художника по имени Крэдоуг». И, почувствовав, что ее вновь охватывает трепет при одном упоминании этого имени, Карла, стараясь отвлечься, принялась расспрашивать об общих знакомых, ни один из которых ее нисколько не интересовал. Эта осторожная тактика позволила ей продержаться до конца обеда, а затем и до отъезда друзей.
Тот же самый, уже знакомый ей трепет вновь охватил Карлу, когда она одевалась к ужину с Джаридом Крэдоугом, столь нечестно вынудившим ее дать согласие на эту встречу. Карла ясно понимала, что именно ее готовность согласиться провоцирует его желания.
Ей не хотелось ужинать с Джаридом; ей не хотелось быть в одной комнате с Джаридом; и, честно говоря, ей не нравилось находиться с ним в одном городе и в одном штате. Тщательно подобрав наряд, который подчеркивал бы имидж деловой женщины, Карла натянула узкую темно-серую юбку, заправила за пояс полы вышитой серой с перламутром шелковой блузки, затем застегнула «молнию» и пуговицы на широком ремне. Надев сшитый на заказ пиджак под цвет юбки и лодочки на шпильках, подошла к большому зеркалу и критически себя оглядела.
Отражение вполне удовлетворило ее – что касалось одежды; наряд создавал образ, к которому она стремилась, – умная, спокойная, профессионально надежная. Но от того, что творилось выше, у нее перехватило горло и вырвался громкий стон.
В резком контрасте с сугубо консервативным одеянием и малым количеством косметики кожа лица светилась матовым румянцем, а карие глаза излучали особенный внутренний свет, и причину этого Карла совершенно отказывалась понимать. Но что особенно ее огорчило, так это впечатление трогательной ранимости, которую придавали ее облику шелковистые темные пряди, непокорно выбивающиеся из классического пучка на затылке. Эти пряди, лаская шею, так и влекли к ней.
Бормоча проклятия, что едва ли соответствовало ее «ранимому» виду, она подняла руки и шагнула ближе к зеркалу, полная решимости переделать пучок. Но тут у входной двери раздался звонок, и ее руки замерли на полпути. Джарид? Уже?
На мгновение Карла застыла; ей показалось, что она не в силах пошевелиться. Затем бросила взгляд на циферблат небольшого будильника, тикавшего на тумбочке возле кровати. Часы показывали 6:51. Девять минут до назначенного часа. Быть может, это еще не Джарид... Звонок раздался вновь – короткий, резкий, и в нем чувствовалось нетерпение.
Карла криво улыбнулась и медленно опустила руки. Властный звук звонка убедил ее, что на кнопке – палец Джарида. Вновь скользнув взглядом по отражению в зеркале, она вздохнула, расправила плечи, повернулась и пошла из спальни.
Когда Карла уже подходила к двери, Джарид в очередной раз нажал кнопку звонка. Стискивая зубы от раздражения, она повернула ключ в замке и распахнула дверь настежь, едва сдерживая гнев.
– Вы что, хотите сломать мне звонок? – спросила она в ярости.
Явно не испытывая неловкости, Джарид спокойно отнял руку от кнопки и беспечно улыбнулся.
– Нет, – ответил он, растягивая слова. – Я просто хотел быть уверенным, что вы мне откроете.
Она нахмурилась, отступая и тем самым давая ему возможность пройти в квартиру:
– Почему бы мне не открыть вам?
Звук его смеха вызвал странный холодок в позвоночнике и новый приступ нервной дрожи.
– Вы могли притвориться, будто вас нет дома, бы избежать встречи со мной, – сухо ответил он.
Ощущая холод в груди, Карла пристально смотрела на него, такого чертовски привлекательного, и злилась на себя. Она ведь даже не подумала увильнуть, притворившись, что ее нет дома.
Почему, ну почему она не подумала об этом?!
Пока Карла размышляла над этим вопросом, Джарид остановился посредине гостиной и взглядом художника окинул интерьер.
Карла едва ли заметила, как он кивнул головой и одобрительно хмыкнул при виде искусно подобранных в тон стен драпировочных тканей и тщательно отобранных предметов мебели. Все ее внимание было поглощено тем, насколько привлекательно он выглядел; она искренне восхитилась, как великолепно сидел костюм-тройка на мускулистом теле, которое легче было представить в джинсах и кроссовках.
– Сделано превосходно. Живой цвет, и успокаивает.
Мнение Джарида, да еще выраженное так кратко, не имело для нее никакого значения, и тем не менее оно вывело Карлу из задумчивости и привлекло ее внимание. Легкая досада кольнула ее, когда она почувствовала теплоту, разлившуюся по телу. Ей ведь совершенно наплевать, нравится ему или нет ее искусство дизайнера. Тогда почему она стоит здесь, краснея от похвалы, как дурочка? Она действительно покраснела – чего с ней не было уже несколько лет, – и это разозлило ее еще больше. Храня возмущенное молчание, она метала в его спину гневные взгляды и одновременно пыталась обуздать свои глупые эмоции.
Не дождавшись ответа, Джарид повернулся и внимательно, с довольным видом посмотрел на нее.
– Я вижу, вы польщены. – На его губах играла насмешливая улыбка, а брови выражали упрек. – В действительности вам не совсем наплевать, что я думаю о вашем доме, ведь так?
– Вы так думаете? – вопросом на вопрос ответила Карла, мысленно поздравляя себя с маленькой победой над своей беспомощностью перед его комплиментами. Она подавила вздох облегчения.
– Мне так кажется, – сказал он, делая к ней шаг.
– Почему? – Она чуть отступила. Выражение на лице Джарида околдовывало ее, смотреть на него было сродни прогулке под теплым весенним дождем.
– Просто потому, что наши вкусы похожи, – объяснил он, делая два больших шага.
Расстояние между ними сократилось вдвое, и она ощутила нечто напоминающее клаустрофобию. Подавляя первые признаки паники и все еще полная решимости не сдаваться, Карла приподняла подбородок и постаралась придать голосу твердость:
– И в чем же наши вкусы похожи?
– В самом основном. – Он улыбнулся, увидев, как она напряглась. – В цвете. – Затем небрежно обвел рукой комнату. – В жанрах. – И, указав на полотна западных художников на стенах, с иронией закончил: – Во влечении к противоположному полу.
Окинув жадным взглядом ее напрягшееся тело, он чувственно улыбнулся.
– Во влечении к... – Горячие спазмы в горле помешали ей говорить.
– Вы отрицаете взаимное влечение? – спросил он делая очередной шаг и оказываясь таким образом на расстоянии, слишком близком, чтобы она могла сохранить хотя бы видимость спокойствия.
– Конечно! – воскликнула Карла, проклиная себя за недостаточно убедительную интонацию.
– Вы боитесь меня, – констатировал он с чисто мужским удовлетворением.
Это была правда, но Карла скорее бы умерла, чем призналась в этом.
– Вы заблуждаетесь, – отрезала она, как надеялась, категорическим тоном.
– Не думаю.
Их теперь разделял всего один шаг, и Джарид его сделал, встав к ней вплотную.
Прикосновение его груди и бедер внесло новую сумятицу в ее и без того расстроенные чувства. Упрямо не желая уступать его чувственному натиску, она сжала кулаки и заглянула ему в глаза.
– Назад, приятель, – сквозь зубы сказала она. Джарид не обиделся на этот полный презрения приказ и не огрызнулся в ответ. Не сказав ни слова, не сделав никакого предупредительного жеста, он нагнул голову и поймал своими теплыми губами ее сердито сжатый рот. Потрясенная, она чуть раздвинула губы, и он тут же воспользовался открывшейся возможностью, окунув свой дрожащий язык во влажный жар ее рта.
Буря взорвалась в душе у Карлы. Мириады крошечных иголочек заплясали по ее телу от затылка до бедер. Сила страсти его горячих губ, ищущего языка была так велика, что она стояла как зачарованная, глухая к мольбам своего тускнеющего сознания, взывающего прекратить этот сладостный шквал, вырваться, убежать...
Она понимала, что все это бесполезно, ей было все равно. Ее мироощущение сконцентрировалось сейчас вокруг рта, языка и крепких объятий этого мужчины.
Движения его рук, ласкающих ей спину, наэлектризовали ткань жакета, которая сверкнула вспышкой статического разряда. Карла почувствовала, как этот разряд проник через одежду и кожу, доставив неизъяснимое удовольствие.
Это было непереносимо и в то же время – восхитительно! Она хотела, чтобы все закончилось, и одновременно жаждала, чтобы это никогда не кончалось.
– Где?
Хрипловатый звук его голоса дошел до ее затуманенного сознания, но смысла сказанного она не уловила. С трудом открывая глаза, неизвестно когда закрывшиеся, Карла с недоумением посмотрела на него.
– Что?
– Мы же не можем заниматься любовью прямо здесь, – отрывисто произнес он, чередуя слова с быстрыми, но страстными поцелуями. – Для этой кушетки я слишком велик, поэтому пойдем в твою спальню. Где она?
Откровенный смысл этих слов поразил Карлу. Она широко раскрыла глаза, с трудом поверив своим ушам. «Неужели он увидел в ней нечто такое, что дало ему повод?» – подумала она, холодея от ужаса. И тут же сама ответила на этот вопрос. Конечно, она дала ему повод, это так очевидно. Не кто иной, как она сама, беззаветно прижималась и продолжает прижиматься к нему, словно опоенная приворотным зельем. Чувствуя, что предала самое себя, Карла сняла руки с его шеи и попыталась оттолкнуть его.
– Отпустите меня... пожалуйста, – еле слышно выдохнула она. Джарид нахмурился, но послушно Разжал руки.
– Не понимаю. Еще секунду назад ты пылала в моих объятиях, отвечала на поцелуи... – Он провел языком по губам, словно собирая остатки ее поцелуя. – Откуда вдруг эта холодность?
Испытывая неясный страх, Карла поспешила подавить свои безотчетные реакции. Затем вдохнула побольше воздуха, собираясь с силами для достойного ответа.
– Я согласилась разделить с вами ужин, – наконец произнесла она, медленно качая головой, – но не постель.
– Ах, милая Карла, – вздохнул он с некоторым сожалением, – неужели ты не понимаешь, что это неизбежно? Ты отрицаешь очевидное.
Поднеся руку к ее лицу, он провел кончиком пальца сначала по щеке, затем по дрожащим губам.
– Нет, – ответила она, отстранившись и качая головой, чтобы у него не осталось никаких сомнений в искренности ее ответа. – Я не верю в неизбежность чего бы то ни было.
И вновь он удивил ее, покорно отступив на шаг. В его взгляде она прочитала терпение и... что-то еще?
– Ты ошибаешься, понимаешь? Нам предназначено судьбой стать любовниками.
Даже того небольшого пространства, что он предоставил ей, оказалось достаточно, чтобы она могла почувствовать себя увереннее:
– Мне жаль вас разочаровывать, но я не верю в судьбу.
Джарид негромко рассмеялся, и вся ее вернувшаяся было уверенность растаяла без следа.
– Поживем – увидим, моя прелесть, – с мягкой иронией ответил он. – А теперь не пора ли нам пойти поужинать... и удовлетворить, таким образом, одну из наших естественных и неизбежных потребностей?
Против этого ей нечего было возразить! Как бы ей ни хотелось, но Карла не могла отрицать, что это организм с неизбежностью нуждается в пище через каждые «икс» часов. Она почувствовала, как краска приливает от досады к щекам, что ее провели как школьницу! А от смеха Джарида их цвет стал и вовсе пунцовым. Резко развернувшись, она схватила плащ, висевший в шкафу, и бросилась прочь из ставшей вдруг ненавистной квартиры. Этот смех преследовал ее до машины, припаркованной перед домом.
Увидев его машину, она окончательно растерялась. По каким-то непонятным ей самой причинам Карла готова была держать пари на любую сумму, что Джарид разъезжал на солидной, возможно, сделанной по специальному заказу, шикарной, и, безусловно, ужасно дорогой машине. Автомобиль, к которому он ее подвел, действительно выглядел очень солидно, но на этом сходство кончалось. Хотя, по-видимому, он стоил все-таки кругленькую сумму. Это был спортивный автомобиль, немного тяжеловесный, с полным приводом, эдакий вездеходный механический монстр, тускло мерцающий черным и серебристым цветами.
– Практичный, – чуть слышно произнесла на, пока он открывал переднюю дверцу и помогал занять место пассажира.
– Во всем, – согласился он, захлопывая за ней дверцу. Оказавшись за рулем через несколько секунд, он продолжил, словно и не делал паузы:
– От выбора машины до признания неизбежности существования исключительно сильных взаимных симпатий.
Карла повернулась на своем сиденье и, прищурившись, посмотрела на него.
– Не стоит начинать все снова.
В ее тоне прозвучало сдержанное предупреждение.
Джарид предпочел пропустить его мимо ушей:
– А почему бы и нет? Очень интересный предмет разговора, я считаю.
Она не выдержала:
– А я не считаю! Поэтому, пожалуйста, оставим это.
– Что ж, ваше желание – закон, – с пафосом произнес он, скривившись в легкой усмешке. – О чем же. по-вашему, нам следует говорить?
Карла сжала зубы.
– Если вас не затруднит, может, перейдем сразу к цели, которую вы преследовали, вынуждая меня на этот ужин? – заявила она, думая о картине, которую он обещал выторговать у нее.
Джарид переключил скорость, преодолевая крутой подъем, затем с неподражаемой интонацией произнес:
– Радость моя, но это именно то, о чем мы и начали говорить.
Карла мгновенно насторожилась.
– Что вы имеете в виду? – спросила она и с подозрением посмотрела по сторонам, когда он вдруг резко притормозил. Однако тут же поняла беспочвенность своих опасений; он просто припарковал автомобиль на стоянке около ресторана, расположенного на склоне высокого холма. Вздох облегчения вырвался из ее груди. При первых звуках столь уже знакомого негромкого смеха она снова резко обернулась к нему.
– А вынудил я вас поужинать со мной, моя милая, – весело сказал он, – чтобы убедить в неизбежности романа, который вот-вот начнется между нами.
Изо всех сил стараясь унять вновь охватившую ее дрожь, Карла повела плечами и отстегнула ремень безопасности:
– Только и всего? – сказала она, с беззаботным видом откинувшись на спинку сиденья. – А я-то беспокоилась, что вы начнете меня уговаривать продать ту картину. – Она протянула было руку, чтобы открыть дверцу, но замерла, услышав его мягкий, вкрадчивый голос:
– О, я намереваюсь получить портрет моего деда как часть нашей сделки.
Дед? Сделка? О чем это он? Карла от растерянности никак не могла собраться с мыслями, чтобы задать более или менее связный вопрос. И пока она неподвижно сидела, подыскивая слова, Джарид не терял времени даром. Выйдя из машины, он обошел ее и открыл дверцу со стороны Карлы.
– Не знаю, как вы, милая, – заговорил он оживленно, помогая ей выйти, – а я умираю от голода.
Задумчивая и смущенная, Карла позволила ему подхватить себя под руку, вместе с ним пересекла стоянку и вошла в ресторан. Ей все еще было не по себе, пока наконец они не уселись за укромный угловой столик подле широкого окна и она не взяла в руки большое, тисненное золотом меню. Едва придя в себя, она решила покончить с этим нелепым спектаклем.
– Я не голодна, – сказала она, откладывая меню в сторону.
– Разумеется, голодна, – не согласился Джарид, вновь протягивая ей меню. – И не только в смысле еды.
Он смотрел на нее, словно о чем-то размышляя.
– А вообще интересно, сколько прошло времени с тех пор, как вы были близки с мужчиной? – спросил он, пристально наблюдая за ней.
Еще раньше поняв по выражению его лица характер вопроса, который он собирался ей задать, Карла была готова дать ему отпор:
– А мне было бы интересно узнать, сколько воды утекло с тех пор, когда у вас была хотя бы капелька такта?
И одарила его холодно-сдержанной улыбкой. Джарид расхохотался с довольным видом.
– Туше, дорогая. Вы – достойный противник. Если бы у меня был бокал, я бы поднял его в вашу честь.
– Быть может, вам лучше поднять белый флаг? – предложила она елейным тоном.
– Сдаться? – Джарид ухитрился сделать удивленный вид, продолжая широко улыбаться. – Только не я, милая. Я сказал лишь, что вы достойный противник, но не признавал за вами победы.
Карла уже была готова обидеться, но в этот момент к столику подошел официант. Сохранив свой пыл для следующего захода, она сделала заказ и тут же забыла о нем. Пока Джарид обсуждал с официантом достоинства тех или иных блюд, она выглянула в окно и невольно затаила дыхание от восхищения.
Все было залито ярким лунным светом, придававшим скалам и скальным выступам по краям каньона подчеркнутую рельефность. Далеко внизу, под рестораном, мерцали золотистые огоньки домов и уличных фонарей. На миг ей показалось, что она перенеслась в волшебную, сказочную страну.
– Что, неплохо, а?
– Прекрасно, – ответила Карла и перевела глаза с одного восхитительного зрелища на другое, взглянув в темные глаза Джарида. – Меня всегда поражало величие этого каньона.
– Да, выглядит довольно впечатляюще. Но, конечно, никакого сравнения с Великим.
– Может быть, – согласилась Карла. – Я никогда не была у Великого каньона.
– Никогда? – повторил он, нахмурившись. – Сколько же вы живете в Аризоне?
– Около шести месяцев. Я приехала в Седону в поисках места для галереи в конце мая, через неделю после выпускных экзаменов, – объяснила она.
Джарид явно заинтересовался этим и уже хотел было задать вопрос, но тут к столику подошел официант с заказанными напитками. Ожидая, пока тот расставит стаканы, Джарид легонько барабанил пальцами по поверхности стола.
– Экзаменов? – Он приподнял бровь. – Где же вы учились?
Карла криво улыбнулась:
– В колледже.
Заинтригованное выражение не покидало его лица:
– Вы учились на магистра?
Она вздохнула:
– Нет, я училась на бакалавра.
И, поймав его острый испытующий взгляд, Карла добавила, предвосхищая вопрос:
– Благодаря некоторым обстоятельствам я начала учебу в колледже немного позднее, чем это обычно делают люди.
– И что же это за обстоятельства? – быстро спросил Джарид, едва она успела договорить.
Упрекая себя за то, что ей следовало бы предвидеть желание Джарида получить исчерпывающую информацию о ее прошлом, она на какое-то мгновение переключила внимание на свой стакан, раздумывая, как ответить. Ее личная жизнь никого не касается, и уж тем более Джарида Крэдоуга... Поток ее мыслей был внезапно прерван, когда кончиками пальцев она ощутила холод стекла. Внимательно взглянув на свой стакан, Карла нахмурилась, забыв на мгновение о вопросе Джарида. «Неужели я действительно заказывала «Маргариту»? – удивилась она. Ей действительно очень нравился вкус этого напитка с лимоном, но Карла прекрасно знала коварство входящей в его состав мексиканской текилы, ее способность развязывать язык и ослаблять тормозные реакции.
Сердито посмотрев на эту невинно покоившуюся в бокале ледяную бомбу замедленного действия, Карла подумала, что сейчас, в компании Джарида, ей менее всего подходит средство, ослабляющее ее самозащиту. Давая себе мысленно обещание не увлекаться, она поднесла бокал к губам и сделала пробный глоток.
– Так что же за обстоятельства?
Карла вздрогнула, услышав нотки крайнего нетерпения в глухом голосе Джарида, и пришла в себя, коснувшись кончиком языка соляной корки, Покрывавшей ободок бокала. Она подняла глаза и Невольно глотнула, заметив устремленный на ее рот яростный взгляд Джарида, при этом соль устремилась внутрь.
– Ах... мм... кхе... – В горле отчаянно запершило от соли, и Карле пришлось отпить из стакана с водой. – Я... ах, это же...
Низкий угрожающий рык Джарида положил конец ее безуспешным попыткам заговорить:
– Никогда этого больше не делай. Карла едва не подскочила от удивления.
– Этого? Чего? – Она тряхнула головой, отбрасывая шелковистые пряди волос, выбившиеся из прически и теперь щекотавшие шею. – Чего никогда не делать?
– Или то, или другое, – гремел Джарид. Потрясенная, совершенно забывшая, что в одной руке продолжает держать «Маргариту», а в другой – стакан воды, Карла воскликнула:
– Да что «или – или»?
Выражение его лица представляло собой сложную комбинацию гнева и веселья. Джарид перегнулся через стол, отобрал у нее стаканы и поставил их на скатерть.
– Мне начинает казаться, что ты немного бестолкова, – сухо заметил он.
– Бестолкова? – вспыхнула Карла. – Кто? Я? Что ты хочешь сказать?
Джарид насмешливо улыбнулся:
– Я только хочу... – Он прервал свою речь, завидя официанта, приближающегося к их столику с большим подносом на руке. – Оставим это. Наш ужин.
«Оставим это!» – повторила про себя Карла. Ха! Ни за что она этого не оставит!
И, уж во всяком случае, она совсем не бестолочь, в чем решительно намерена убедить мистера Большого Художника, как только официант удалится.
Почувствовав, что у нее вдруг пересохло в горле, словно она произнесла эту сердитую тираду вслух, Карла схватила бокал со стола и с жадностью выпила. К сожалению, это была не вода, а «Маргарита» со льдом.
– Немного чересчур... а? – Джариду не удалось сдержать лукавой улыбки.
Карла яростно сверкнула глазами.
– Это мое дело – и я вовсе не бестолочь! Джарид с трудом удержал смех, что было весьма осмотрительно с его стороны, ибо Карла скорее всего в гневе выплеснула бы недопитую «Маргариту» ему в лицо. Верно оценив ее настроение, он постарался придать своему лицу печальное выражение.
– Да, я понимаю, – сказал он мягким, успокаивающим тоном.
– Не надо меня опекать!
Он больше не мог сдерживаться, но, расхохотавшись, сумел все-таки предупредить ее намерение обдать его холодным душем из стакана, обхватив ее кисть своими сильными длинными пальцами.
– Ну у тебя и характер! – мягко сказал Джарид, продолжая сжимать ей кисть, пока она не поставила стакан на стол. Он подождал, пока она разожмет руку, и продолжил:
– Как, впрочем, и у меня. – Потом произнес так тихо, что услышать его могла только она: – Нам будет очень хорошо вместе, и не только в постели.
Застыв от возмущения, Карла лихорадочно подыскивала достойный ответ, однако, сбитая с толку, никак не могла ничего придумать, и Джарид успел несколько погасить ее гнев, поинтересовавшись с невозмутимым видом:
– Как ты думаешь, не лучше ли нам поскорей приступить к еде, пока она еще не совсем остыла?
Опешив, Карла растерянно моргнула и опустила взгляд на большую тарелку, которую официант Поставил перед ней. Какой ужас! И что ее дернуло заказать так много? Словно зачарованная, она рассматривала содержимое тарелки: восхитительный, сочный кусок говядины на ребрышках, печеный картофель, огромный клубень, пропитанный маслом; спаржа, толстая, белая – шесть побегов под соусом из чеддерского сыра. Карла быстро подсчитала, сколько это все будет содержать калорий, и громко застонала.
– Это не то, что ты заказывала? – нахмурился Джарид.
«Откуда я знаю?» – подумала Карла, но благоразумно оставила свои сомнения при себе.
– Э-э... Я не думала, что порции будут такими большими, – нашлась она. – Я никогда не съем столько за один раз.
Он окинул понимающим взглядом ее изящную фигуру.
– Что ж, я верю, – и беззаботно пожал плечами. – Тогда просто ешь, сколько можешь, а остальное оставь.
Карла терпеть не могла оставлять еду на тарелке, но в данном случае у нее не было выбора. А раз она сама была невольной виновницей случившегося, ей пришлось смириться. Покорно вздохнув, она расправила салфетку на коленях и принялась за еду.
Вначале разговор тек медленно, с заметными паузами, и поддерживался в основном Карлой, с ворчанием копавшейся в своей тарелке. Затем они понемногу разошлись – как в смысле поглощения пищи, так и общения, и Карла с большим удовольствием отправляла в рот все новые куски. Наконец Джарид задал вопрос, превративший их светский застольный разговор в живую беседу:
– Так что же ты все-таки видела в Аризоне? Карла прожевала кусок нежной говядины и ответила со вздохом:
– Боюсь, что очень мало. Приземлилась в Финиксе и на машине поехала в Седону. Правда, смотрела я в основном на дорогу, поэтому мало что смогла увидеть. – Затем просияла: – Зато я въехала в каньон Оук-Крик по живописной дороге из флагстаффа, это несколько миль от основной трассы.
Она вспомнила, что то же самое пару дней назад проделали ее друзья.
– А с тех пор, как оказалась в Седоне? – спросил он, отрезая довольно большой кусок от своего до черноты обжаренного бифштекса.
Карла отпила из бокала.
– Ну, я изъездила почти весь город, пока искала помещение для галереи, но совершенно закрутилась, подготавливая ее к открытию, поэтому настоящего осмотра достопримечательностей не получилось. – Он было открыл рот, намереваясь что-то сказать, но она быстро добавила: – Зато в Телкепаке я обшарила все дворы вместе с окружающими галереями, магазинами и ресторанами.
Вилка Джарида замерла на полпути ко рту.
– Ты не была в часовне Святого Креста? – спросил он таким тоном, словно в это было просто невозможно поверить.
– Конечно, была, – рассмеялась Карла. – Анна, моя помощница, затащила меня туда на следующий же день после того, как я приняла ее на работу.
– И?
– И мне очень понравилось, разумеется, – с готовностью признала Карла. – То есть, я хочу сказать, кому бы не понравилось? Не каждый день встречаются часовни с такой совершенной архитектурой. Ее чистые строгие линии среди нагромождения огромных камней у самого подножия высокой отвесной скалы просто завораживают!
Джарид одобрительно усмехнулся, прослушав Это немногословное, но вполне выразительное описание, а Карла, неожиданно подумав, что она скоро наверное, не сможет жить без его смеха, допила залпом «Маргариту», испытывая странный приступ. – Еще один? – спросил Джарид, кивая в сторону опустевшего бокала.
– Почему нет? – не думая, ответила Карла.
– Стало быть, осмотр достопримечательностей ограничился близлежащими объектами, – задумчиво сказал он, поднимая руку, чтобы подозвать официанта.
– Угу, – согласилась рассеянно Карла, переключив все внимание на картофелину, которую она старательно отделяла от кожуры.
– Поразительно.
Карла отправила вилку с картофелем в рот и лишь затем перевела на него недоумевающий взгляд.
– Прошу прощения? – пробормотала она удивленно.
Дождавшись, когда официант заметит его, Джарид жестом заказал напитки для двоих. Вновь обратившись к ней, он пожал плечами и объяснил:
– Я нахожу удивительным, что, намереваясь выставлять и продавать произведения искусства, посвященные современному Западу, ты даже не познакомилась как следует с этой землей.
Не зная, смеяться ей или удивляться, Карла несколько секунд просто смотрела на него.
– Но на Луне я тоже не была, – сказала она ехидно, когда наконец решила заговорить. – И это не мешает мне выставлять и продавать произведения, посвященные этой теме.
– Хороший ответ, – признал Джарид и продолжил, разбивая ее аргументы: – Но в нем есть один изъян: коль скоро тебе вряд ли удастся войти в состав будущей экспедиции на Луну, у тебя действительно нет выбора, как только принять то, что дает тебе художник.
Он вернул ей ехидную улыбку, троекратно усилив ее язвительность.
– И заметим, что, занимаясь современной западной живописью, ты сама находишься как раз там, где она и создается. Таким образом, отказываясь по каким бы то ни было причинам ближе познакомиться с этим районом, ты оказываешь себе и своему покупателю плохую услугу.
Он был прав. Карле тяжело было признаться в этом даже самой себе, но он был прав. Досадуя не столько на свое упущение, сколько на то, что сама не дошла до мысли, высказанной Джаридом, Карла насадила на вилку последний оставшийся кусочек мяса. Медленно пережевывая его, она пришла к заключению, что, несмотря на всю резкость его замечаний, придется признать их правоту.
– Хорошо. Сдаюсь. Вы выиграли, – сказала она с несколько принужденной улыбкой. – Будем считать, что я дала себе задание исследовать современный Запад и все виды его искусства.
– Когда?
Официант подоспел к их столику с грузом напитков как раз вовремя, предупредив возможность ? неприятной сцены. Еще немного, и она набросилась бы на Джарида, крича, чтобы тот занимался своими собственными делами и оставил ее в покое. Она едва сдерживалась, пока официант спрашивал, не пора ли подавать десерт, и резко отрицательно мотнула головой на вопрос Джарида, желает ли она кофе. Вид изогнувшейся в немом удивлении брови Джарида привел ее в чувство.
– Я поеду тогда, когда у меня появится для этого время, – ответила она и улыбнулась официанту, когда тот поблагодарил их за щедрые чаевые.
Ответив на благодарность и добавив еще к более чем щедрым чаевым, Джарид подождал, пока официант ушел, и сказал просто:
– Так найди на это время.
Это короткое указание ошеломило и немало рассердило Карлу.
– Послушай, – с напряжением в голосе сказала она, – осталось меньше двух недель до Дня благодарения, а если ты не забыл, после Благодарения идет Рождество. – Она приостановилась и сделала глоток, чтобы смочить вновь пересохшее горло. – Я надеюсь... планирую сделать хороший бизнес в предрождественские недели. Я не могу поехать любоваться природой в это время. – Уверенная, что достаточно прояснила ситуацию, она откинулась на спинку стула и улыбнулась.
Джарид не улыбнулся в ответ, тут же указав ей на ошибку в ее рассуждениях.
– Напротив, – поправил он, – именно в эти плодотворные недели перед Рождеством тебе потребуются все знания, которые ты только сможешь добыть. Поэтому тебе просто необходимо поехать именно в это время.
Шах и мат.
Карле захотелось кричать. Или смеяться. Или заплакать. Но вместо этого она начала быстро и серьезно размышлять. Если доводы Джарида верны, она, возможно, сможет удвоить объем предпраздничных продаж, на которые очень надеялась. А впоследствии будет в состоянии не только утвердиться в деловых кругах, но и вернуть изрядную часть долгов. Либо в результате просто потеряет время – впрочем, в любом случае...
Карла выпрямилась на стуле.
– А можно будет добыть эти самые знания, скажем, до Дня Благодарения? – задумчиво спросила она. Только позднее Карла поняла, что мимолетное выражение удовлетворения, которое она заметила в его улыбке, должно было бы насторожить ее.
– Да, я думаю, что это возможно, – ободряюще ответил он. – С квалифицированным гидом, конечно.
Не заметив предупреждающего знака, Карла шагнула прямо в западню:
– И ты можешь указать мне такого? Улыбка Джарида стала шире:
– Да, разумеется.
Карла по-прежнему ничего не замечала:
– Много берет?
– Совсем нет.
Она взяла сумочку, поискала ручку и бумагу, Все еще не замечая веселых лучиков в уголках его глаз и рта.
– Не дашь ли мне его имя и адрес? – спросила она, готовясь записывать информацию.
– Конечно, – сказал Джарид совершенно серьезно. – Его имя – Джарид Крэдоуг, а живет он...
Он замолчал, увидев, что ручка выпала из ее задрожавшей руки.
– Что-то не так? – с невинным видом спросил он, с улыбкой глядя на ее хмурое лицо.
– Не что-то! – почти крикнула она. – Все не так. Начиная с самого утра и заканчивая этим ужином.
Убежденная, что он просто развлекается, потешаясь над ней, и невыразимо задетая этим, Карла чувствовала, что еще немного, и она разрыдается.
– Если ты наелся, – продолжила она подозрительно охрипшим голосом, – я бы хотела пойти домой.
Очень медленно, словно опасаясь, что от любого резкого движения она разлетится на множество мелких осколков, девушка начала отодвигать свой стул от стола.
– Карла, я говорю чертовски серьезно.
Искренность в голосе Джарида заставила ее остановиться. Сжимая руками стул, Карла посмотрела на него:
– О чем? – усмехнулась она. – О том, что ты будешь моим гидом или что станешь моим любовником?
– О том и о другом, – без обиняков ответил он. – Но сначала я познакомлю тебя с величием Запада, а потом, надеюсь, покажу тебе все радости Плоти.
Карла сначала задохнулась, затем покраснела и наконец рассмеялась:
– А ты камня за пазухой не держишь, а? – Он рассмеялся вместе с ней:
– Никогда! – Затем поднял брови и спросил: – Так как же мы поступим? Чувствуешь ли в себе достаточно смелости – или испугаешься, убежишь и спрячешься от меня?
По правде говоря, Карле хотелось бежать от него со всех ног. Но он бросил ей вызов, по сути дела, швырнул перчатку, и она не могла не поднять ее.
Изучающе разглядывая его словно высеченные из камня черты, она взвешивала свое решение с той же тщательностью, с какой отбирала полотна для галереи. И когда прозвучал ее ответ, она, пожалуй, не могла бы сказать, кто из них двоих был удивлен больше.
Она, должно быть, совсем сошла с ума! И что ее дернуло поднять перчатку, брошенную Джаридом!
Эти мысли по очереди пришли на ум Карле в тот момент, когда она закрывала за собой дверь на замок. Погруженная в глубокие раздумья, она повесила плащ в шкаф и поплелась в спальню, сморщив лоб и прикусив нижнюю губу. Какую игру затеял Джарид? Обдумывая ответ, Карла не спеша раздевалась, вспоминая его жаркие объятия сначала утром в галерее, затем у нее дома под вечер, а также беспрестанные уверения, что они станут любовниками. Всю дорогу от ресторана до ее дома она с беспокойством ожидала возобновления его атак. Одна к ее удивлению, Джарид вел себя на редкость прилично. И не только потому, что говорил очень ловко – скорее это выражалось в том, что из возможных вариантов прощания он избрал лишь трепетный поцелуй после того, как пожелал спокойной ночи.
Вновь перебрав в памяти пережитое, Карла довольно быстро пришла к выводу, что попала в ловко расставленные сети. Интуитивно она поняла, Джарид не отказался от своей идеи начать с любовную связь, а просто на время изменил тактику.
Раздумывая о том, в чем именно могла бы заключаться его новая тактика, Карла готовилась лечь спать. Сначала привычными движениями она наложила на лицо маску, затем, когда состав подсох и превратился в корку, смыла ее под теплым душем. Процедура имела, помимо прочего, успокаивающий эффект. Обычно она всегда срабатывала, подготавливая Карлу ко сну... Но только не в эту ночь.
Карла никак не могла успокоиться. И не могла расслабиться. Она быстро ходила взад-вперед по комнате, возбужденная и взволнованная, даже и не помышляла о сне. Ее уютная кровать нисколько не привлекала ее, и Карла каждый раз обходила ее, в волнении меряя шагами пространство квартиры. Она позволяла своим мыслям перескакивать с одного предмета на другой в безотчетном стремлении избежать главной проблемы – а именно своего объяснимого влечения к Джариду. Но постепенно усталость взяла над ней верх, о вздохнув, Карла сбросила с плеч халатик и влезла под прохладное уютное одеяло. Устроившись поудобнее, она закрыла глаза. Ей не хотелось ни о чем вспоминать и тем более признаваться в малодушном предательстве своего тела и чувств. В тщетной надежде избавиться на какое-то время от этих мучительных мыслей, она молила о сне.
Но не тут-то было. Пять месяцев работы на износ не прошли даром. Она слишком перенапряглась, перевозбудилась и переутомилась, чтобы справиться со всем самой. И вот теперь, даже изредка погружаясь в сладостную дрему, она через мгновение вновь просыпалась. Бешено колотилось сердце, пересохшие губы горели огнем, а грудь и все тело болели от безысходной пустоты.
Много, слишком много времени прошло с тех пор, как Карла последний раз была близка с мужчиной... да и тогда эта близость не удовлетворяла ее.
Нахлынувшие на нее воспоминания заставили содрогнуться.
Луис.
Ее голова тревожно заметалась по подушке. Однажды ей уже удалось вычеркнуть из памяти и Луиса, и их уродливые отношения. И больше она не хотела вспоминать о времени, проведенном с ним, о том, как молода и легковерна она была.
Но дверь, за которой, казалось, навеки похоронена память об этих днях, все же открылась. Карла слишком устала, чтобы неусыпно стоять на страже перед ней. И со стоном, сопротивляясь из последних сил, Карла прикрыла глаза. Яркие и болезненно пестрые воспоминания хлынули вытесняющей все волной в ее измученный, истерзанный мозг.
...Восемнадцатилетней первокурсницей Карла встретила Луиса на спонтанно возникшей вечеринке знакомств на квартире у своей однокурсницы. Зная, что оба любят искусство, хозяйка познакомила Карлу с Луисом, предложила выпить-закусить – и удалилась по своим делам, предоставив им полную свободу самим позаботиться о себе.
Луис позаботился о себе прекрасно.
Через три недели после их первого свидания, состоявшегося два дня спустя, без особого труда убедив, что она его любит, Луис уговорил ее лечь с ним в постель.
Посвящение в тайны физической близости было не из приятных. Луис уверенно успокоил ее, что все придет с опытом. И Карла поверила, ибо он был студентом последнего курса и на три года старше ее. Однако даже с опытом лучше не становилось.
Молодая и верящая в любовь, Карла изо всех сил старалась одолеть свою, как выражался Луис, «неспособность целиком отдаться переживаниям в нужный момент».
Поначалу немного удивившись, она наконец уступила настойчивым просьбам переехать в его студию. Затем, хотя и понимая, какое бремя они на себя взваливают, она согласилась с его пылкими аргументами в пользу большей квартиры. А вскоре ее ждал следующий сюрприз. Коль он был студентом выпускного курса, его учеба, оказывается, была важнее, чем ее образование. Именно ей пришлось сократить число посещаемых занятий, а также перебиваться случайными заработками, дабы пополнить скудный студенческий паек. В конце концов у нее вошло в привычку уступать хитроумным и витиевато изложенным предложениям и просьбам Луиса. И посему, когда в один прекрасный день он, задушевно глядя ей в глаза и тяжело вздыхая, объяснил, что денег им все равно не хватает, Карла бросила колледж и начала работать.
Как осла морковкой, постоянно соблазняя обещанием жениться, Луис продержал ее в таком положении в общей сложности почти два года. За это время он успел окончить колледж и решил продолжить обучение. И все же он просчитался в одном, очень важном, вопросе. Луис был слишком уверен, что сможет дурачить Карлу сколько ему заблагорассудится.
Но хотя Карла и была молода, глупой ее никак нельзя было назвать. И, не посещая теперь занятий, она тем не менее приобретала некий эквивалент докторской степени в области человеческой натуры, как полноправный представитель рабочего класса. Ее вполне приличный заработок улетучивался как дым – на квартплату и удобства, на краски, холсты и прочие вещи, а также на еду, которую Луис поглощал со здоровым аппетитом молодости.
Приближалась вторая годовщина их совместного проживания, а золотого колечка на левом безымянном пальце все еще не было. И в один прекрасный момент Карла оглянулась на свою жизнь, поговорила со своим сердцем, покопалась в душе и пришла к неутешительному, но несомненному выводу.
Луис не любил ее. Она была важным средством, обеспечивающим его жизнь, комфорт и достаток. И он без зазрения совести использовал ее. К счастью, прозрение не принесло таких сердечных страданий, как можно было бы ожидать. Тяжелее всего для Карлы было обнаружить, что она не только сама его не любила, но еще и сознательно позволила себя использовать. Покидая Луиса, она оставила ему все с таким трудом ею заработанное, дав себе клятву: никогда и никому впредь не позволять себя использовать.
Ни за что!!!
Годы, последовавшие за разрывом, не были для нее простыми. Работая помногу часов в день и ограничивая себя во всем, Карла вернула все долги, набежавшие за время жизни с Луисом. Затем копила, откладывая сумму, необходимую для возвращения в колледж. Учась в колледже, продолжала работать неполный день. Дабы сэкономить деньги, пожертвовала своим гордым одиночеством и сняла жилье на паях с двумя девушками, с которыми познакомилась, едва вернулась в колледж. Они были ровесницами, и схожие финансовые проблемы свели их вместе. Наделав немало глупостей в тот период, Карла, однако, никогда не сожалела, что оказалась в одной квартире с Алисией и Эндри.
Бывали мгновения, и довольно часто, когда чувство одиночества наваливалось на нее и потребность в чем-либо или ком-либо доводила ее до отчаяния. Только усилие воли, да еще безоглядное стремление к цели помогли пережить эти моменты. Она мечтала получить диплом и завести свою собственную галерею. В общем, если не считать тяжелой работы и нескончаемых долгов, Карла была довольна жизнью.
А теперь очередной мужчина захотел использовать ее в своих целях.
Сам по себе этот факт не обеспокоил бы Карлу: многие мужчины на протяжении последних лет постоянно чего-то от нее хотели. Нет, вовсе не оттого она сейчас была не в силах заснуть, ворочаясь в постели. Неожиданно для себя она вдруг ощутила жгучую потребность в любви и покое.
Карле с некоторых пор не хотелось усложнять свою жизнь, допуская в нее мужчину. И тем не менее она согласилась принять предложение Джарида. И согласилась, чтобы он был ее гидом и наставником во время запланированной прогулки по Аризоне и прочим малоизвестным ей западным землям. А принимая во внимание ее изнывающие от тоски и одиночества душу и тело и не говоря уже о том, что она готова была растаять от одного взгляда Джарида Крэдоуга, – она не видела другого способа прожить эти две недели вдвоем с ним, кроме как поддаться очевидным желаниям – своим и его. Быть может, где-то на уровне подсознания у нее созрело решение поехать с Джаридом, потому что втайне она желала, чтобы эта «неизбежная» связь возникла? Мысль, как огнем, обожгла Карлу, по телу разлилась горячая волна томительной дрожи, и что-то сжало ей грудь.
Черт возьми, она хочет его! А собственно, почему бы и нет? В ее жизни был всего один мужчина, а ей ведь уже двадцать семь! Почему бы не заняться любовью с Джаридом... хотя бы в эти две короткие недели?..
Внутренний жар понемногу спал после того, к она призвала на помощь разум и постаралась реально взглянуть на вещи. Цена за приятное времяпрепровождение с Джаридом могла оказаться слишком высокой. Сев в смятой постели, Карла покачала головой и пробормотала вслух то, о чем только что думала:
– Нет никаких сомнений, ты просто сошла с ума.
Вздрогнув от того, каким хриплым показался ей собственный голос, Карла громко рассмеялась и поднесла руку ко рту, прикрывая зевок. Глаза слипались, тяжелели веки. Наконец напряжение отпустило ее, совершенно обессиленная, она упала на постель и, широко зевнув, вновь забралась под одеяло.
Воспоминания о прошлом и мысли о будущем теперь ушли куда-то, и, купаясь в изумительной неге, охватившей ее на грани между сном и явью, Карла совсем не тревожилась. Ей было уютно. Ей было спокойно. Она забудет прошлое и предоставит будущему самому о себе позаботиться.
Зевнув еще раз, Карла свернулась в своей любимой позе. Глаза блаженно закрылись, на губах появилась довольная улыбка. Но вдруг запоздалое воспоминание пронзило ее мозг: его дед!
Карла распахнула глаза и поджала губы, пытаясь вспомнить точные слова Джарида о картине, которые ускорили их первое свидание. Сказанная им фраза ускользала от нее – она слишком хотела спать, чтобы заставить себя сосредоточиться, – но что-то в ней было насчет того, что эта картина – портрет его деда. Только вот что?..
Однако Карла была не в силах долго бороться с собой и вскоре погрузилась в сладкий сон.
На следующее утро она проспала, а так как подобное случалось редко, то Карла чувствовала себя разбитой и не вполне готовой к действию. Это чувство не понравилось ей, и она, конечно, обвинила во всем Джарида.
«Это все из-за него», – шипела Карла по пути к черному ходу галереи, после того как припарковала машину во дворе. Она не сомневалась, что ее отвратительное состояние было прямым результатом последовательности событий, каждое из которых спровоцировал Джарид Крэдоуг. Взять хотя бы его неслыханное поведение в такой важный для нее день открытия галереи! Начав с прямого оскорбления, он в довершение всего подстраивает ей хитроумную ловушку, чтобы соблазнить на эту ознакомительную прогулку, да еще и предлагает самого себя в роли гида!
Нет, об этом и речи быть не может, решила Карла, категорически отрекаясь от своей вчерашней слабости. Отперев дверь, она вошла в офис. Она не может – более того, не желает! – ехать с ним. И, словно пытаясь укрепиться в своем решении, она с силой захлопнула дверь.
– Ты уверена, что закрыла ее?
Карла вздрогнула – как от неожиданности, так и от нотки холодного любопытства, прозвучавшего в этом до боли знакомом голосе.
Страшно перепуганная и раздосадованная, она яростно взглянула на Джарида, стоявшего, лениво опершись о косяк в проеме двери.
– Ты что, поставил себе цель пугать меня каждое утро? – спросила она, но, не дав ему ответить сразу, продолжила: – Что ты здесь, собственно, делаешь?
От его мягкого, приглушенного смеха по ее позвоночнику пробежал горячий озноб.
– Это викторина? – насмешливо протянул он. Затем, следуя ее примеру, тут же продолжил: – А за правильный ответ будет приз?
Карла сжала зубы от досады и издала какой-то странный гортанный звук, как будто ей не хватало воздуха – Так да или нет? – настаивал он.
– Ты... ты... – резко выдохнула Карла. – Чего тебе здесь надо, утром, в такой час?
Последние слова она почти выкрикнула задрожавшим от напряжения голосом, невольно вспомнив свои ночные переживания.
Джарид печально покачал головой.
– За ответ приза не будет, – произнес он словно про себя. – Вопрос слишком легкий.
У Карлы не было больше сил переносить эту муку. Рассудок и терпение отказались ей служить, и, вся трепеща от охватившего ее возбуждения, она крикнула:
– Ну что же ты?
– Да, мэм.
Безразлично холодный вид мгновенно слетел с него, он выпрямился и большими шагами направился к ней.
– Вот уж действительно приз, – удовлетворенно сказал он, сжимая ее в объятиях. – А я вроде бы и на вопросы не отвечал.
Игнорируя ее возмущенный вздох, он нагнул голову и буквально смял ее рот своими губами.
Его поцелуй был властен и требовал... всю ее без остатка – ее повиновения, отзыва и страсти. Карла попыталась собраться с силами и оттолкнуть его, но осуществить это на деле было все равно, что перестать дышать. Ищущие движения его языка заставляли гореть и покалывать кожу, ей казалось, что она тает, растворяясь в его вдруг ставшем таким твердым теле. Языки их сражались в сладостной дуэли, рассыпая в каждый уголок ее тела стрелы наслаждения. Она вздрогнула и застонала, когда его рука, поднимаясь мучительно медленно, скользнула по талии и сжала грудь, давно уже болезненно напрягшуюся.
– Ответ ли это на твой вопрос? – спросил Джарид, чуть оторвавшись от ее влажных и дрожащих губ. – Я хочу тебя.
И на своей истосковавшейся шее она почувствовала его горячие поцелуи.
– Я хочу тебя утром. Я хочу тебя вечером. Он обвел языком ямку у основания шеи.
– Я хотел тебя всю прошлую ночь.
Это признание Джарида, напомнив о ее собственной беспокойной ночи, окончательно свело на нет решение Карлы, принятое несколько секунд назад.
– Я знаю, – прошептала она и застонала, когда его пальцы нащупали и приласкали набухший сосок ее груди.
– Знаешь? – Джарид поднял голову и заглянул в ее затуманенные страстью глаза. – Конечно, знаешь, – ответил он за нее. – Ты ведь хочешь меня прямо сейчас, правда, солнышко?
Карле следовало возмутиться, что он так откровенно использовал щекотливость ситуации и ее, Карлы, слабость, и в глубине души она так и поступила. Но, полностью погруженная в несбыточные ощущения, в тот момент она не хотела тратить силы на возражения. Все, на что она была сейчас способна, – это промолчать.
– Карла? – В тихом голосе Джарида слышалось обещание неземного блаженства.
Всей душой веря этому обещанию, Карла все же упрямо покачала головой.
– Я все равно заставлю тебя ответить, ты же знаешь, – хрипло сказал он, вызывая очередной стон прикосновением своих длинных и проворных пальцев.
Охваченная дрожью нетерпения, не в состоянии вымолвить ни слова, она вновь покачала головой. А. когда он медленно, многозначительно улыбаясь, Нагнул голову и прижался губами к шелковой блестящей материи, облегавшей грудь, силы совсем покинули ее.
Искусные движения его губ, словно стремясь свести ее с ума, творили утонченную пытку. Затуманенный негой мозг отказывался работать, для нее сейчас не существовало ни галереи, ни бесконечной череды нерешенных вопросов, ни клиентов, которым надлежало угождать. Время остановилось, и было совсем не важно, что сейчас – день или ночь. Единственное, что существовало и имело значение, – это мучительное наслаждение, которое дарили его губы, руки, тело. Все остальное в этой реальной жизни превратилось для нее в назойливую помеху, все более раздражающую. И как часть этой реальности, неожиданно прозвучал голос ее помощницы:
– Карла, я... О! О, Боже!
Джарид, словно не чувствуя неловкости, был по-прежнему нетороплив. Продолжая одной рукой обнимать Карлу за талию, он выпрямился, лениво развернулся и мрачно посмотрел на Анну.
– Я... Мне очень жаль, – пролепетала она, и щеки ее в этот момент могли соперничать с красками аризонского заката. – Я... э-э... не думала...
Не в силах договорить, она бросала беспомощные взгляды то на патронессу, то на высокого мужчину, обнявшего Карлу, словно защищая ее от всего мира.
В отличие от залившейся краской Анны, Карла побледнела как полотно. Она открыла было рот, чтобы заговорить, но Джарид, по-видимому, соображал быстрее.
– Не надо извинений, – подбодрил он упавшую духом девушку. Затем продолжил: – Если вы дадите нам секундочку, я в два счета очищу помещение.
– Ох! – вздохнула Анна, и кровь с новой силой прилила к ее прелестным щекам. – Да, конечно!
Резко развернувшись, она пулей вылетела из офиса.
Тихий смех Джарида помог Карле справиться с охватившим ее оцепенением.
– О Господи! – простонала она. – Не могу себе представить, что теперь подумает Анна.
– А я могу.
Его невозмутимо-веселый тон заставил Карлу в недоумении посмотреть на него. Темные, почти черные глаза Джарида излучали загадочный свет, лучистые морщинки в уголках глаз углубились, губы едва сдерживали улыбку. Сбросив его руку со своей талии, она отпрянула от него.
– Тебе это кажется смешным? – с негодованием спросила она.
Джарид, больше не сдерживаясь, рассмеялся, увлекая и Карлу беззаботным весельем.
– Черт возьми, конечно! Такая милая крошка! И он указал рукой на дверь, за которой скрылась Анна.
– Ну еще бы, тебе легко смеяться! – разозлилась Карла. – А мне каково сейчас пойти туда и смотреть в глаза этой «милой крошке»! – Она с шумом втянула воздух, затем медленно выдохнула: – И что, скажи на милость, мне теперь говорить ей?
Он беззаботно пожал плечами. Это плавное движение мощных плеч на какое-то мгновение заворожило Карлу. Но безразличным тоном произнесенные слова мгновенно вернули ее к действительности.
– Тебе не надо ничего говорить. – И он снисходительно улыбнулся.
– Надо же, какая глубокая мысль! – проворчала она, все больше хмурясь после нескольких безуспешных попыток придать сбившимся на затылке волосам пристойный и деловой вид.
– Я и не претендую на глубину. – В его тоне слышалось какое-то неясное нетерпение. – Тебе не надо ничего объяснять ни Анне, ни кому бы то ни было. Ты – хозяйка!
Его тон удивил ее. Повернувшись к нему, Карла почувствовала, как судорожно сжалось горло под странно напряженным взглядом его черных глаз.
– Что ты... – попыталась она спросить, но словно не слыша ее, Джарид заговорил странным глухим голосом:
– Они очень длинные?
– Что? – Карла изумленно захлопала глазами. Джарид задумчиво смотрел на нее.
– Твои волосы, – объяснил он. – Они такого богатого, ослепительно каштанового цвета. Они очень длинные?
Карла глотнула – в горле вдруг пересохло.
– До плеч, – ответила она, внезапно охрипнув.
– Я хочу дотронуться до них, зарыться в них пальцами.
Краем глаза Карла заметила, что, словно подтверждая эти слова, его пальцы чуть шевельнулись. Она почувствовала, как стало покалывать кожу на голове. Словно под гипнозом его черных глаз, ее тело качнулось в сторону Джарида.
– Ну же, – ободряюще пробормотал Джарид. «Нет!» – Карла внезапно пришла в себя и, расправив плечи, подняла руку, указав на выход.
– Убирайся! – скомандовала она решительным тоном.
Его улыбка подсказала ей, что он прекрасно осведомлен о битве, разыгравшейся сейчас в ее душе.
– Нет, пока мы не решим наше дело. – Он резко покачал головой, и пряди его небрежно подстриженных, неухоженных волос взметнулись вверх и упали на лоб.
У Карлы даже пальцы закололо от томительного желания пригладить его взлохмаченные темные космы. Борясь с этим чувством, она опустила плечи и сомкнула руки за спиной.
– Какое еще дело? – подозрительно сощурившись, спросила она.
– Ты прекрасно знаешь, какое. – Он лениво приподнял бровь. – Или ты уже успела забыть о нашей прогулке, которую мы обсуждали вчера вечером?
Удивительно – а быть может, и не очень, учитывая, сколько беспокойства он уже причинил ей, – но Карла действительно забыла об этом путешествии. Вместе с тем она вспомнила и то, что каких-то пятнадцать минут назад приняла решение все отменить.
– Ах... Джарид...
– Ах, Джарид! Я много лет Джарид, – безжалостно оборвал он ее. – И я не собираюсь давать тебе возможности улизнуть!
Карла вспыхнула.
– Ты не собираешься! – воскликнула она. – А интересно, каким это образом ты намерен не дать мне улизнуть?
Он улыбнулся своей особенной улыбкой и приблизился на шаг.
– А что, может, порадуем твою помощницу повторным представлением? – сказал он вкрадчивым голосом.
полная решимости устоять перед его напором, Карла крепче стала на ноги.
– Предупреждаю тебя, Джарид. Лучше не трогай меня, – сказала она и с отчаянием поняла, как неубедительно прозвучал ее дрожащий голос.
– А иначе что? – спросил он с явным интересом.
Уже оказавшись в кольце его рук и понимая всю слабость своего положения, Карла закрыла глаза.
– Джарид, не надо, – попросила она и посмотрела на него с нескрываемой мольбой. – У меня много работы.
К ее удивлению, его взгляд внезапно потеплел.
– Поужинай со мной у меня дома сегодня вечером.
В его голосе явственно слышалась просьба, и доверие Карлы переросло в изумление. Сомневаясь во всем – в его голосе, в нем самом, – она осторожно взглянула ему в глаза.
– Я не знаю.
– Ты не рассуждай, – сказал он с напором. Ты чувствуй.
А так как именно чувства она и боялась, Карла медленно покачала головой.
– Карла... ну, пожалуйста...
Его низкий, глубокий голос очаровывал ее, лишая способности сопротивляться. Охваченная бурей эмоций, Карла не могла не залюбоваться им в тот момент.
Джарид был великолепен даже в роли просителя. Его мужественное лицо оставалось напряженно бесстрастным, в то время как глаза излучали мягкий свет. Спину он держал идеально прямо, могучие плечи и грудь казались твердыми, как камень. Руки были свободно опущены вдоль тела, а пальцы сжаты в тяжелые кулаки. Длинные сильные ноги, слегка расставленные и напряженные, напоминали перевернутую букву V, восходящую от мускулистых икр через крепкие бедра к узкому тазу и плоскому животу. Цивилизованный наряд по последней моде только подчеркивал волнующе дикарский вид.
Карла посмотрела, восхитилась и... не смогла отказаться.
– В котором часу?
Джарид поднял руку. Карла отпрянула.
– Да не паникуй ты, – рассмеялся он, заставив тем самым еще сильнее вспыхнуть ее щеки.
– Ты доведешь и не до этого, – не задумываясь, ответила Карла.
Джарид перестал смеяться.
– Верно, – серьезно сказал он. – А ты меня. От удивления Карла широко раскрыла глаза, но, пока она готовилась сказать что-нибудь в ответ, Джарид направился к... двери. Подойдя к ней он схватился за блестящую металлическую так, словно собирался вырвать ее напрочь.
– Так в котором часу? – повторил он, нахмурясь.
Однако ни его голос, ни сердитое выражение лица нисколько не напугали Карлу. Если ее и знобило, то уж никак не от испуга. Это была просто реакция на возбуждение, сжигающее ее изнутри.
– В семь? – хриплым шепотом спросила она.
– В половине седьмого, – решительно сказал он.
Она постояла недвижно какую-то секунду, разрываясь между тягой к нему и ожидавшими ее делами. Затем вздохнула и ответила:
– Я буду готова.
Эффект, который эти слова произвели на Джарида, был сравним разве что с ударом молнии. В первое мгновение он словно окаменел, а затем вдруг вздрогнул всем своим длинным телом. Его рука разжалась, выпуская дверную ручку, а через миг вновь стиснула ее, едва не раздавив.
Душой настроенная на него, Карла всем своим естеством понимала его чувства. Несколько секунд, растянувшихся в вечность, они смотрели друг другу в глаза. Расстояния между ними – в несколько футов – сейчас просто не существовало. Они были одним целым в их собственном времени и пространстве.
Когда Джарид вдруг резко повернул ручку и распахнул дверь, бесконечность времени столь же резко сжалась в мгновение.
Карла моргнула, возвращаясь в реальный мир.
– В половине седьмого, – повторил он.
Не в силах оторвать от него глаз, Карла кивнула. Когда он повернулся, чтобы выйти, она что-то вспомнила и бросилась за ним.
– Джарид, подожди! Я хочу у тебя кое-что спросить!
Повернув голову, Джарид посмотрел на нее через плечо и вопросительно выгнул бровь: – Что именно?
Карла мотнула головой в сторону галереи.
– Эта картина, – поспешно выдохнула она. Вчера вечером ты говорил что-то о своем деде. Что, этот портрет действительно...
– Портрет моего деда? – за нее закончил Джарид.
– Да.
Его улыбка была ослепительнее этого прекрасного утра. Он просто сказал:
–Да. Но...
– Все остальное сегодня вечером, милая. – И, дав такое обещание, Джарид ушел, оставив задумчиво нахмурившуюся Карлу перед закрытой дверью.
Из глубокой задумчивости Карлу вывел взволнованный голос Анны: – Вы смотрите на эту картину уже целый час. Мне начинает казаться, что она околдовала вас.
Отрывая отрешенный взгляд от портрета деда Джарида, Карла, повернувшись, рассеянно улыбнулась своей хмурой помощнице.
– Или вас околдовал художник? – спросила Анна без тени улыбки.
Карлу смутило старательно скрываемое неодобрение в голосе Анны. Ее улыбка медленно угасала по мере того, как она изучающе смотрела на помощницу. Карла отметила напряжение и не свойственную девушке жесткость, которую приобрел всегда такие нежные, милые черты ее лица. Так как странное отношение никак не вязалось с преклонением перед Джаридом, которое Анна не пыталась скрыть в день открытия галереи. Это казалось бессмысленным. Если только...
Прочитав явное осуждение во взгляде Анны, Карла вспомнила, что та была свидетельницей недавней пылкой сцены. Может, девушка ревновала?
В Карле шевельнулась жалость. Нежно улыбаясь, она спросила как можно мягче:
– Что беспокоит тебя, Анна?
– Он! – почти истерическим жестом Анна указала на портрет.
Грубое пренебрежение, прозвучавшее в ее тоне, задело Карлу. Жалости пришлось потесниться, уступив место раздражению.
Погасив улыбку, Карла нахмурилась. В ней сейчас боролись два чувства – вновь переживаемый стыд, который она испытала, оказавшись застигнутой в объятиях Джарида, а также гнев на Анну, позволившую себе проявить неуважение к нему. Однако понимая, что возникшее между ними напряжение следует немного разрядить, Карла глубоко вздохнула и попыталась успокоиться.
– А что именно тебя беспокоит? – довольно резко спросила она.
– Он может сделать вас несчастной, Карла! – воскликнула Анна и, забывшись от волнения, схватила патронессу за руку, – а мне будет очень плохо, если с вами что-нибудь случится! Вы слишком хорошая для этого!
От этих слов Карла смутилась окончательно. Страстный, искренний голос Анны выражал подлинное участие, что исключало всякую возможность ревности. Карла тряхнула головой:
– Слишком хорошая для чего, Анна? Что может случиться со мной?
– Джарид Крэдоуг. – Это имя девушка произвела с неподдельным отвращением.
Карла остолбенела.
– Анна, я не понимаю, – сказала она, когда обрела дар речи. – Недавно ты буквально трепетала от одного взгляда на него. А теперь... – И она недоуменно пожала плечами. Анна крепче сжала ей руку.
– Я восхищалась художником, а не человеком, – объяснила она.
Карла нахмурилась.
– Но художник и человек – одно лицо, Анна! – воскликнула она.
– Нет! – запротестовала девушка. – Художник Джарид Крэдоуг освящен гением. А как человек —он испорченный и жестокий!
– О Анна, хватит! – раздраженно вздохнула Карла.
Хотя она сразу поняла, что Джарид был более чем в достаточной степени наделен высокомерием и самолюбием, но оценка Анны показалась ей совершенно несправедливой.
– Может, ты немного преувеличиваешь? —мягко спросила Карла.
Анна резко замотала головой:
– Если бы ничего не было, я бы не стала так говорить!
Поскольку Карла никак не отреагировала на это заявление, Анна удивленно воскликнула:
– Неужели вы не знаете, что о нем рассказывают?!
Карла вздернула подбородок:
– Я не слушаю сплетен, Анна! Их содержание – обычно досужий вымысел, а если и правда, то искаженная!
Анна улыбнулась и вздохнула.
– В общем-то я согласна с вами, – признала она, – но именно в этом случае, я думаю, вам следовало бы прислушаться.
– Почему? – спросила Карла, невольно смутившись.
– Потому что большая часть этих сплетен – чистая правда, – сказала Анна, а затем цинично улыбнулась. – Гений сам признался.
Карла ничего не хотела знать. Ей не хотелось услышать то, что Анна, очевидно, была готова рассказать ей. Ее губы еще покалывало от его горячих поцелуев, все ее чувства были полны им, и каждая клеточка тела еще жаждала тела Джарида.
«Провались все к черту!» – мысленно взбунтовалась Карла, сжимая пальцы в кулаки. Ей не хочется ничего знать!
Она уже была готова закрыть эту тему, просто отвернувшись от Анны, когда яркое воспоминание внезапно пронзило ее мозг. Карла вдруг отчетливо припомнила поведение Джарида и его оскорбительные слова в ее адрес еще каких-то три... нет, два с половиной дня назад.
«Способен ли Джарид на жестокость?» – спросила она себя. Ответ пришел немедленно. Да, поняла она, он мог быть жестоким, если этого хотел. И Карла покорно опустила плечи.
– Хорошо, Анна, – сказала она упавшим голосом. – Полагаю, ты многое можешь для меня прояснить.
Анна прикусила губу.
– Карла, поймите меня правильно, пожалуйста. Я только потому заговорила об этом, что не хочу видеть вас несчастной.
Карла кивнула. Печальное лицо девушки убедило ее, что ею двигали не ревность и не зависть, побудительные причины большинства наветов.
– Я понимаю, – проговорила она, – и я ценю твою заботу.
– Но, с другой стороны... – начала было Анна, но замолчала, заметив посетителя, входящего в галерею.
– Я обслужу его? – спросила она, кивая на пожилого господина, застенчиво улыбавшегося им.
– Нет, я сама, – ответила Карла, в ответ приветливо улыбаясь господину. – А ты не могла бы пока сварить побольше кофе? Уже время обеда, а мы еще не завтракали.
Карла почти полчаса проговорила с вежливым господином, который оказался новичком в мире искусства, но страстно желал приобщиться. В результате, когда она наконец освободилась и направилась в офис к Анне, ее душевное состояние значительно улучшилось – в немалой степени благодаря удачно заключенной сделке.
Проводив клиента до выхода, Карла перевернула табличку в витрине, поменяв таким образом надпись на ней с «Открыто» на «Откроется через час», затем заперла дверь и, негромко напевая себе под нос, пошла в офис. Картина, представшая перед ее глазами, едва открылась дверь маленькой комнаты, неприятной тяжестью легла на душу: Анна, сгорбившись, сидела за письменным столом, с задумчивым выражением уставившись в чашку с кофе, словно пытаясь найти ответы на все вопросы в глубине разбавленной молоком темной жидкости.
Подавив унылый вздох, Карла расправила плечи и бодро прошла к кофеварке, стоявшей на металлическом шкафчике с документами.
– О’кей, Анна, у нас есть час времени, – сказала она, наполнила керамическую кружку дымящимся напитком и посмотрела на Анну, подняв брови. – Я полагаю, нам следует поторопиться.
В ответном взгляде карих глаз было что-то печально-детское:
– Вы действительно так сильно очарованы им?
Карла пожала плечами. Даже угроза потери выгоднейшей сделки не смогла бы заставить ее сейчас признаться в бесшабашном разгуле самых разнообразных эмоций, вызванных в ней Джаридом, и в том, что очарованность была лишь одним из этих ощущений.
– И да, и нет, – солгала она. – Я – стреляный воробей и вполне позабочусь о себе сама, – продолжила Карла, пытаясь изобразить уверенность, которой не чувствовала. – Просто расскажи мне все, что считаешь нужным, а я сама решу, что с этим делать.
– Хорошо, это ваше дело.
Анна вздохнула протяжно и печально. Затем нахмурилась:
– Вы ведь, наверное, знаете, что отец Джарида Крэдоуга, – очень известный в Аризоне человек, правда?
Карла задумчиво прищурилась, роясь в своей памяти. Она действительно слышала это имя, запомнившееся из-за своей необычности, но совершенно не находила никакой более или менее конкретной информации, связанной с ним. Сообразно с этим она и ответила Анне:
– Имя мне знакомо, но... – Не зная, чем закончить, она виновато улыбнулась: – Я, боюсь, былa слишком занята делами, связанными с галерей, чтобы замечать события, не относящиеся к работе. – Она нахмурилась: – Да и зачем? Неужели мне так обязательно знать, чем известен отец Джарида?
– Да, – твердо ответила девушка. – Дело в том, видите ли, что Рис Крэдоуг в настоящее время разорен...
Она остановилась, чтобы отпить кофе и, как позднее поняла Карла, чтобы сделать паузу для большего эффекта:
– И разорен он был усилиями одного-единственного человека, тем не менее ухитрившегося одолеть его мощь... – своего сына.
Хотя Карла чувствовала всевозрастающее смущение, картина пока не становилась для нее яснее. Еще сильнее нахмурив брови, она опустилась на стул, стоявший во главе стола.
– Ты меня запутала окончательно, Анна, – сказала она устало. – Зачем Джариду вредить своему отцу?
– Потому, что Джарид ведет происхождение от апачей.
– Не думала, что когда-нибудь услышу от тебя такое! – воскликнула Карла, вскочив со стула столь резко, что кофе, выплеснувшись через край покачнувшейся кружки, брызнул ей на руку. Подпрыгнув от неожиданности, она схватила кружку и с сердитым стуком поставила ее на место. Карла не на шутку рассердилась. Она терпеть не могла убеждения, которое, как ей показалось, только что прозвучало в словах Анны: мол, раз Джарид частично индеец, то, значит, он в такой же степени – дикарь.
Взяв листок оберточной бумаги из ящика стола, она принялась вытирать мокрую руку, одновременно исподлобья косясь на Анну: .
– Так, стало быть, ты говоришь, что жестокость Джарида объясняется наличием в нем крови апачи?
Анна отчаянно замотала головой:
– Нет, конечно, нет!
– Тогда о чем, черт возьми, ты говоришь? – спросила Карла все еще сердито, но гнев ее уже угас, она почувствовала облегчение, поняв, что ошиблась. – Анна, я думаю, тебе придется начать все сначала.
Анна тем временем дрожала от испуга, оказавшись в эпицентре необычного для Карлы взрыва ярости.
– Я всего не знаю, – дрожащим голосом залепетала она. – Только кое-что, обрывки разговоров.
Карла как-то странно взглянула на девушку.
– И по этим обрывкам разговоров ты хочешь судить о характере человека? – В ее голосе вместо гнева прозвучало откровенное изумление.
– Нет! – воскликнула Анна, и выражение ее лица ясно сказало о том, как она сожалеет, что вообще затронула эту тему. – О Господи! Карла, пожалуйста, дайте мне объяснить.
– Очень рада буду послушать, – с иронией ответила та. И, подняв со стола кружку, направилась к кофеварке. – Тебе подлить? – спросила она через плечо, стараясь придать голосу естественность.
– Да, пожалуйста, – промямлила Анна, очевидно, благодарная Карле за попытку вернуть нормальный тон их беседе. – Я почти сожалею, что начала этот разговор.
Последние слова она произносила, принимая чашку из рук Карлы.
– «Почти» не считается, – с упреком сказала Карла, возвращаясь на свой стул. Затем добавила, невесело улыбаясь: – Разве что при метании колец.
Когда Анна улыбнулась в ответ, обстановка несколько разрядилась.
– Я чувствую себя дурой, доносчицей, даже хуже, – сказала она, – но будь что будет...
Она набрала в легкие побольше воздуха и затараторила:
– Насколько я поняла, Джарид всю жизнь обожал своего деда и терпеть не мог, когда его идола именовали метисом. И поэтому...
– Постой! – воскликнула Карла, предупредительно поднимая руку. – Ты говоришь, что человек, изображенный на портрете, не чистокровный апачи?
– Да, – подхватила Анна. – Лишь мать его была чистокровной индианкой-апачи. А отец – стопроцентным валлийцем.
– Невероятно, – ахнула Карла. – Впрочем, это объясняет необычно высокий рост Джарида.
– Что ж, возможно, – сказала Анна. – Хотя я слышала о некоторых столь же высоких индейцах. Но учтите все-таки еще: отец Джарида, Рис, тоже чистокровный валлиец и тоже очень высок.
– Понимаю, – пробормотала Карла, думая о том, как высокий рост, выразительные жесты и смуглая красота лица – качества, не столь уж редкие у обоих народов, – смогли совместиться в чарующем облике этого человека, пробудившего бурю эмоций в ее душе и заставившего кровь быстрее нестись по жилам. – Продолжай, – попросила она, ощутив легкую дрожь, охватившую ее при одной только мысли об этом.
– Как я уже говорила, – продолжила Анна, – Джарид не выносил прозвища «метис», и все время, пока он рос и мужал, это делало его жизнь дома крайне неприятной, тем более что Рис, по всей видимости, употреблял только это выражение, упоминая своего тестя.
– Как?! – воскликнула Карла. – А где же была мать Джарида?
– Там же, – вздохнула Анна. – Я понимаю дело так: Рис был очень деспотичным и хотел полной власти над всем, что имел. А это значит – над очень многим. Начиная от нескольких ранчо с огромными наделами и кончая небольшими поместьями. Свою абсолютную власть он распространял также на сына и жену, пока та не умерла лет пять назад. Мне говорили, что Джарид с Рисом страшно повздорили после ее смерти. И Джарид, оставив все, кроме рисовальных принадлежностей и одежды, что была на нем, ушел из дома отца куда глаза глядят через полчаса после того, как похоронил мать.
На этот раз Карле не удалось подавить вновь начавшуюся дрожь.
– Значит, Джарид рос на ранчо, – вслух подумала она. Это ее ничуть не удивило. Все в нем – от сильного мускулистого тела и обожженной солнцем кожи до грубо-чувственных желаний – выдавало человека, выросшего в тесном общении с природой.
– На одном из самых больших ранчо на всем юго-западе Соединенных Штатов, – многозначительно сказала Анна. – И те, кто знал, о чем говорит, утверждают, что Джарид был даже более опытным скотоводом, чем его отец.
– И он никогда больше не возвращался? – спросила Карла, не в состоянии поверить, что Кровные узы можно разорвать с такой легкостью.
Анна покачала головой.
– Нет, насколько мне известно. Правда, я слышала, что у Джарида с Рисом произошло несколько стычек с тех пор, причем каждый раз победителем выходил Джарид.
Карла несколько секунд сидела без движения, обдумывая все сказанное Анной.
Затем грустно взглянула на девушку.
– Мне кажется, что это Риса следует назвать жестоким, а к Джариду проявить симпатию и сочувствие.
– Да в том-то и дело! – воскликнула Анна. – Джарид пользовался и симпатией, и сочувствием – во всяком случае, сразу после того, как обосновался в Седоне. Но затем он восстановил против себя всех своей черствостью и грубым отношением.
– Но это можно понять, учитывая ситуацию! – громко запротестовала Карла.
Она убеждала себя, что в ней говорит развитое чувство справедливости, а не желание защитить этого человека. Но в глубине души понимала, что обманывает себя: она пылко защищала именно его.
– Да, но только до какого-то предела, – возразила Анна. – А предел этот многократно перекрывался.
Она замолчала, чтобы отпить уже остывший кофе, и продолжила:
– Первый раз это произошло, когда с его отцом приключился обширный удар после одной из таких стычек – и, кажется, очень нехорошей. Рис был весьма близок к смерти и стал просить... умолять, Чтобы вызвали Джарида – кстати, это подтвердили и доктора.
Она резко вздохнула, словно от возмущения:
– Джарид сказал докторам в частном разговоре, что не станет навещать отца, а потом заявил об этом во всеуслышание.
– Сам заявил? – переспросила Карла.
Она внезапно ощутила внутри себя страшную пустоту, и в душу вновь вонзились стрелы сомнения.
– Да, – в голосе Анны слышалась усталость. – Надо отдать ему должное, Джарид не искал огласки. Совсем напротив, он ее усердно избегал. Но, как это иногда бывает, один очень прыткий репортер из Финикса решил покараулить Джарида несколько ночей подряд в надежде добыть лакомый кусочек для вечерних новостей. На вторую ночь ему повезло. Он следовал за Джаридом, пока тот не приехал во Флагстафф к дому своей тогдашней любовницы.
Анна опустила глаза, заметив, как вздрогнула Карла при слове «любовница», но упрямо продолжила:
– Когда рано утром следующего дня Джарид, усталый и раздраженный, вышел от нее, его уже поджидала съемочная группа. Я видела сводку новостей вечером того дня и должна признать, что репортеры буквально затравили его. Но это не извиняет того, что он в конце концов сказал, когда репортер окончательно достал его расспросами о Рисе.
Карла должна была задать этот вопрос:
– Что же он сказал?
– Он сказал: «Пускай себе умирает и отправляется в ад, потому что именно туда ему и дорога».
Карла закрыла глаза, даже не пытаясь скрыть, что испытала чудовищный шок от этих слов.
Как Джарид мог так сказать о своем отце, пусть даже под горячую руку? Как можно желать смерти кому бы то ни было, не говоря уже о родной плоти и крови?
На долгие мгновения и она сама, и вся эта маленькая комната словно застыли в полном молчании.
Анна шумно вдохнула воздух, нарушив напряженную тишину:
– Это еще не все.
Помертвевшим взглядом Карла уставилась на рассказчицу.
– Продолжай, – велела она голосом столь безжизненным, как и ее взгляд. – Не думаю, что остальное может быть еще хуже.
Выражение лица Анны вполне могло бы подсказать Карле, насколько она ошиблась. Девушка поежилась и прикусила губу:
– Это касается... э-э, его женщин.
– Женщин? – переспросила Карла, резко выпрямившись, с тревогой в глазах. – Интересно, и сколько же их?
Анна словно вжалась в свое обитое кожей кресло.
– Я не знаю точно. Мне известны всего четыре.
– Всего четыре! – горько усмехнулась Карла. – Всего четыре! – Внезапно она рассмеялась, но это был невеселый смех. – О Господи!
– Да, – мрачно кивнула Анна, – большинство женщин чувствовало бы то же самое.
Внезапно ее пронзило болезненное воспоминание о той искренности и страстности, с которыми она ответила этому человеку, оказавшемуся просто современным вариантом Казановы. Погруженная в свои мысли, Карла пропустила смысл замечания Анны.
– Что? – спросила она озадаченно.
– Я говорю, что большинство людей разделяют ваши чувства, – объяснила Анна. – И, судя по всему, Джарид так же жесток с женщинами, как и со своим отцом. Он, похоже, подбирает и меняет женщин легче, чем перчатки. Он – потребитель, Карла. Вот почему я так расстроилась. Вы слишком хорошая и не заслужили всего этого. Вы слишком хороши для него!
Еще один потребитель.
Эта горькая мысль и неприятные воспоминания, вызванные ею, мучили Карлу все оставшееся время до конца рабочего дня, но она мужественно скрывала отчаяние.
Защитный механизм включился в считанные секунды после того, как Анна закончила свою исполненную сострадания речь. В душе Карлы бурлили противоречивые эмоции, впечатления и чувства. Однако все это было скрыто за непроницаемой, ледяной невозмутимостью. Внешне она выглядела спокойной, но на борьбу с чувствами, бушевавшими в ее груди, чтобы не позволить им вырваться наружу, у нее уходили все ее силы.
Время бежало слишком быстро.
Карла ежеминутно смотрела на часы, чувствуя, как нарастает напряженное волнение. Она согласилась поужинать с Джаридом у него дома. Он заедет за ней в половине седьмого, очевидно, с намерением окончательно соблазнить.
Карле следовало принимать решение. А времени для этого оставалось все меньше.
Посетители приходили, уходили, и некоторые из них оставляли кругленькую сумму за свои покупки. Карла выглядела беззаботной, обсуждала с ценителями тонкие различия разных жанров западной живописи, позволяя себе иногда рассмеяться. Единственное, что она запрещала себе делать, – это смотреть на взывающий к ней со стены портрет, висевший в самом центре. Впрочем, никто, за исключением, может быть, Анны, этого не заметил. Анна же, раз высказав свое мнение, воздерживалась от дальнейших комментариев... до того момента, когда они стали запирать галерею на ночь.
– Простите меня.
Почувствовав бешеное нарастание тревоги, Карла тем не менее закончила запирать заднюю дверь и лишь затем взглянула на Анну.
– Тебе нет причин извиняться, – сказала она со слабой улыбкой. – У тебя ведь не было дурных намерений.
Анна широко раскрыла глаза.
– Нет! Конечно, нет. Но я расстроила вас... – Она остановилась и тряхнула головой. – И это после того, как вы проявили столько терпения и доброты, обучая меня.
Анна вновь замолчала и шумно вздохнула.
– Карла, поверьте, я хотела предупредить ваше несчастье... но не сделать вас несчастной! – воскликнула она голосом, полным раскаяния.
– Я знаю, – сказала Карла, понимающе и сочувственно улыбаясь. – Ну не смешно ли, – печально заметила она. – Живешь себе вполне хорошей жизнью, разве только немного беспокойной, и вот появляется всего-навсего какой-то мужчина и полностью все портит. – Она горестно вздохнула: – Подобную историю из своей жизни, должно быть, может рассказать любая женщина в мире.
– Мужчины редко честно играют с нами. Такая оценка мужской половины рода человеческого из уст юной Анны немного развеселила Карлу.
– Несправедливость – черта, свойственная всем людям, здесь уж ничего не поделаешь, – сказала она, а затем вздохнула. – Я надеюсь, что какое-нибудь будущее поколение по-настоящему свободных Женщин научит мужчин уму-разуму.
Анна с трудом улыбнулась в ответ:
– Как бы я хотела посмотреть на это.
– О, я тоже, даже больше, чем ты можешь себе представить, – немного рассеянно согласилась Карла.
Она прищурила глаза, словно желая лучше рассмотреть возникший в памяти образ Луиса. Затем вздрогнула, когда на смену ему выплыло строгое лицо Джарида.
– Не могу, к сожалению, даже предположить, что это может произойти скоро. Поэтому сомневаюсь, что мы доживем до такого волнующего события, – сказала она, и горечь исказила ее нежную улыбку. – Эти твари обучаются с трудом.
Чувствуя невероятную усталость, они неторопливо направились к своим машинам, припаркованным бок о бок на усыпанной гравием стоянке. При прощании Анна пожала плечами в знак примирения с судьбой:
– Что ж, как говорится, мы не можем жить с ними, но не можем жить и без них.
Усевшись за руль машины, Карла со страдальческим выражением посмотрела на Анну.
– Банально, очень банально, – протянула она, затем добавила: – Но, к сожалению, настолько же и верно.
Однако полное понимание того, насколько это верно, пришло к Карле немного позднее. По дороге домой ее внимание было занято главным образом уличным движением, усиливавшимся по окончании рабочего дня. У нее просто не было времени поразмыслить над обилием информации, полученной от Анны. Когда же наконец она закрыла за собой дверь своей квартиры, все пережитое за день разом навалилось на нее.
Что же ей теперь делать? Мучимая этим вопросом, Карла опустилась в кресло и застыла, бесцельно глядя в пространство. Ей надо принимать какое-то решение, и делать это надо чертовски быстро!
Вспомнив о времени, она взглянула на часы и ощутила первые признаки того чувства, которое, как она боялась, могло перерасти в настоящую панику. Джарид будет у ее двери меньше чем через час!
Сорвавшись с кресла, Карла заметалась по изысканно обставленной комнате, блуждая невидящим взглядом по всем предметам, пока наконец ее глаза не остановились на элегантном телефонном аппарате, возвышавшемся на столике в углу.
«Найди его номер и позвони ему, – убеждала она себя, – поблагодари его за все, кроме этого приглашения на ужин, услуг гида, а особенно этой пошлой настойчивости, с которой он пытался внушить тебе неизбежность вашей связи».
Действуя под влиянием этой мысли, Карла уверенно направилась к столику. Полная решимости позвонить Джариду и посоветовать ему обратить свой неотразимый шарм на какую-нибудь другую, более наивную женщину, она протянула руку к телефону. До трубки оставалось несколько сантиметров, когда образ Джарида, яркий, полный жизни, заполнил ее сознание. Она ощутила слабость в ногах – и тут же почувствовала, как решимость покидает ее.
Подавляя трепет от всплывших вдруг в памяти ощущений, Карла будто услышала вкрадчивый голос Джарида, нашептывавший ей страстные, волнующие, туманящие разум слова. Ее губы запылали, тело напряглось, а чувства призывали забыть все. что она услышала о нем днем, и вновь ощутить вкус его страстных поцелуев.
«Будь проклят Джарид Крэдоуг! – подумала она. – И будь проклята его дьявольская привлекательность, с такой необъяснимой силой притягивающая к нему!»
Безмолвный крик сотряс ее тело. Битва, разгоравшаяся внутри, была проиграна. Рука, не дотянувшись до трубки, бессильно упала, но при этом Карла успела взглянуть на часы. Джарид будет здесь менее чем через полчаса!
В этот момент Карла хотела только одного – убежать, и как можно дальше. Лишь гордость и простой экономический расчет удержали ее на месте. Однажды она уже сбежала от мужчины, и черт ее возьми, если она еще раз это сделает. Гордость не позволит ей отступить. Экономически же была связана со своей галереей. Однако, не исчезнув со сцены в буквальном смысле, Карла не видела возможности избегать встреч с Джаридом в дальнейшем. Он был художником, и не каким-нибудь, а весьма известным. Карла понимала, что бегство нереально.
Ей снова приходилось что-то решать. Какое-то время она сидела, взволнованно кусая губы, пытаясь найти ответ. Затем, в очередной раз взглянув на часы, снова сорвалась с места и направилась в спальню. И вот тут-то, на полдороге, она и приняла окончательное решение. Она поужинает с ним – и ничего более.
Стоя под прохладным, освежающим душем, она обдумывала план действий и, взвесив все «за» и «против», окончательно согласилась с ним, когда одевалась и накладывала неяркую косметику привычными, легкими движениями.
Она чувствовала себя очень уязвимой перед Джаридом, больше, чем перед любым другим когда-либо встречавшимся ей мужчиной, не исключая и того единственного, с кем была близка. Эту уязвимость следовало тщательно прятать.
Отсутствие возможности убежать от Джарида не означало, что Карла не могла скрыть от него свои чувства. После многих лет усиленной практики Карла научилась мастерски и глубоко прятать в душе свои переживания, чувства и разочарования. И вот, призвав на помощь внутреннюю защиту, столько лет неизменно служившую ей, она надела закрытое трикотажное платье абрикосового цвета и скрыла свою уязвимость под маской невозмутимого спокойствия.
Вспомнив высказанное Джаридом желание видеть ее волосы распущенными, Карла искусно собрала их густую темную массу в тугой, блестящий узел на затылке. Когда прозвучал звонок в дверь она как раз укрепляла последнюю шпильку. На мгновение она замерла в напряжении. Затем вздернув подбородок, мысленно прочитала самой себе коротенькую отповедь, стараясь таким образом взять чувства под контроль разума.
Она не какая-нибудь томная викторианская дева, отданная в полное подчинение мужчине-господину. Она – умная, образованная женщина двадцатого века, независимая и не менее современная, чем утренние телевизионные новости.
Вновь прозвучал звонок – короткий, нетерпеливый, словно подтверждающий ее мысли о прихотях самовлюбленного мужчины. Слушая этот властный звук, Карла чуть скривила губы в холодной улыбке. Обладая столь мощным стимулом, решила она, ей не составит труда сохранять самообладание. Карла взяла свою сумочку и вышла из спальни. Спокойно подойдя к двери, она распахнула ее.
Но уже сам вид его оказался серьезным испытанием. Джарид выглядел подтянутым и чертовски привлекательным в своих потертых джинсах, вязаном пуловере с орнаментом и замшевой куртке. К счастью, первые же слова, вырвавшиеся у него, укрепили ее решимость:
– Я ведь хотел, чтобы ты распустила волосы.
– В самом деле? – Карла подняла брови, глядя на него с иронией. – А мне больше нравится, когда они подобраны наверх.
Он изучающе смотрел на нее, и с каждой секундой его взгляд становился все более жестким.
– Ты сердишься на что-нибудь?
– Сержусь? Нет, нисколько.
Лучше сказать «остерегаюсь», подумала она, поворачиваясь, чтобы снять плащ с кресла, куда щвырнула его, войдя в квартиру.
– Что-то случилось, – настаивал он, взяв у нее из рук плащ и помогая одеться. – Были проблемы сегодня в галерее?
Кроме тебя ?
Еле сдержавшись, чтобы не сказать этого вслух! Карла покачала головой.
– Нет, в галерее никаких проблем, – ответила она уклончиво. – Сегодня был замечательный день в смысле продажи.
Хотя Джарид и нахмурился, он, казалось, не заметил легкого нажима, который она сделала на решающем слове «продажи». Опасаясь, как бы он не попытался читать между строк или не начал к ней приставать, она поторопила его с улыбкой:
– Я готова.
Джарид пришел в себя и улыбнулся ей в ответ, призывно глядя в глаза.
– К чему? – негромко спросил он.
Карла мысленно приказала исчезнуть вновь появившемуся трепету, который угрожал перерасти в безудержное возбуждение.
– К ужину, – коротко ответила она. – Я очень голодна.
К немалому своему удивлению, она вдруг поняла, что говорит правду. Она не ела с самого раннего утра, а день был длинным и тяжелым из-за многочисленных переживаний.
Он улыбнулся и изящно взмахнул рукой, указывая на дверь:
– После тебя. Надеюсь, ты любишь остренькое» Карла замерла на мгновение и с опаской взглянула на него.
– Что люблю?
– Мексиканскую кухню, – ответил он с озорной улыбкой. – И меня.
Решив впредь не давать себя пугать, Карла снова постаралась придать лицу невозмутимое выражение.
– Я очень люблю мексиканскую кухню, – сказала она и, проходя мимо него, добавила: – А насчет тебя решение еще не принято.
Карла поежилась. Дрожь, покрывшая гусиной кожей ее руки, не имела отношения ни к температуре окружающего воздуха, ни к близости огромного, занимавшего большую часть стены окна, возле которого она сейчас стояла в фантастическом доме Джарида. Это было единственно подходящее слово, чтобы как-то описать дом, который, казалось, балансировал на самом краю обрыва.
Разумеется, было слишком темно, чтобы Карла могла различить, что находится внизу. По рассказам Джарида, из окон открывалась панорама долины реки Оук-Крик.
– Ты ведь передумала, не так ли? А вот интерьеры Карле рассмотреть удалось, и ей сразу понравилось то, что она увидела. Особняк был воздушного, открытого типа, полностью в юго-западном стиле. Гладкие стены, покрытые белоснежной штукатуркой. Неприкрытые брусья потолка покрашены в цвет темного ореха. Мебель обычная, но удобная, обитая натуральной тканью с преобладанием природных тонов – зеленых и коричневых с редкими вкраплениями цвета тыквы.
Хотя это было странно и необъяснимо, но Карла, едва переступив порог, тотчас почувствовала некоторое успокоение: дом показался ей родным. Боясь объяснить это ощущение, она отодвинула его подальше и свободно отдалась восприятию окружающего.
– Ты не ответила.
Первоначально ожидая натянутости в обстановке предстоящего ужина, Карла с удивлением обнаружила, что ей нравятся и обстановка, и даже интересный (быть может, слегка напряженный) разговор с Джаридом. Когда же по окончании ужина он сказал, что с уборкой можно подождать, Карла, обеими руками бережно держа изящной формы бокал с вином, подошла к окну – ее притягивала черная пустота снаружи. Она глядела в темноту и одновременно спешно подыскивала более или менее безопасную тему для разговора.
Резкость его тона мгновенно развеяла чувство непринужденности и относительного покоя. Напряжение возникло сразу и не только внутри Карлы. Казалось, сгустился и завибрировал сам воздух в комнате, ставшей вдруг слишком тесной для них двоих.
Она не услышала, как Джарид подошел сзади. А тем более не увидела. Глядя в широкое окно, она совершенно неожиданно заметила его отражение в стекле, настолько отчетливое, что можно было различить выражение лица.
Джарид был смущен, в нем чувствовалось нетерпение и даже легкий гнев.
Что ж, она дала ему повод для таких чувств. После ее откровенного поведения сегодня утром Карла хорошо представляла, какие надежды он питал на этот вечер. Но ее отчужденность и холодность не могли оставить никаких сомнений на этот счет с того самого момента, когда она открыла ему дверь. И вот теперь Джарид бесился без меры. Она не могла его винить, но...
Карла перевела взгляд на свое отражение в окне и вздохнула свободнее, убедившись в том, что ее побледневшее лицо по-прежнему ничего не выражает. Уже больше часа, с тех пор как они подъехали к его дому, она играла роль бесстрастной, лишь из вежливости интересующейся чем-то гостьи. Собственное лицедейство начинало ее утомлять. А теперь и поведение Джарида. Ее взгляд вернулся к его мрачному отражению в стекле.
Пристально наблюдая за ней, Джарид тем не менее подыгрывал ей, изображая из себя галантного кавалера. Но теперь эта роль начинала раздражать его, Карла отчетливо видела признаки нетерпения. Уже предчувствуя недоброе и пытаясь как-то оттянуть надвигающуюся бурю, она попыталась отвлечь его.
– Могу себе представить, какой захватывающий вид открывается отсюда, – сказала она, проведя ладонью по стеклу.
– Да, вид что надо, – откликнулся он и таким образом поставил точку на обсуждении пейзажа. Он подошел близко, слишком близко, чтобы она могла чувствовать себя спокойно.
– Ответь на мой вопрос.
Она замерла, ощущая жар его тела, запах мужского лосьона, слыша его тяжелое дыхание. Сжимая в руке хрупкую ножку бокала, она медленно и глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. Несмотря на все ухищрения, решительный момент настал, и изворачиваться далее было невозможно. Она заполняла неловкие паузы комплиментами в адрес дома. Она расхваливала мексиканские кушанья. Она превзошла себя, с восторженной искренностью разглагольствуя о глубоком реализме полотна, изображавшего каньон, которое для пущего эффекта висело над огромным, выложенным природными камнями камином. Словно акробат, она балансировала на канате, неся бессвязную ахинею в роли бесстрастно-вежливой гостьи. Теперь канат кончился. Усилием воли пытаясь придать взгляду равнодушное выражение, Карла смотрела в его неподвижные глаза, отраженные в окне:
– Да, я передумала.
– Почему?
Карла почувствовала некоторую гордость, не спасовав перед мягкой язвительностью его тона. И в ответ ухитрилась беспечно повести плечами:
– Я... э-э, решила, что все же не могу себе позволить на две недели оставить галерею ради праздного осмотра живописных мест.
– Я не верю.
Хотя это казалось невозможным, но она почувствовала, как внутри ее все сжалось еще сильнее.
– Ты хочешь сказать, что я лгу? – спросила она с напускным спокойствием.
– Да.
Она вновь пожала плечами – правда, на этот раз не столь удачно скрывая свои чувства.
– Думай, что хочешь.
– Всегда так делаю.
Джарид говорил глухим, низким голосом, но Карла отчетливо слышала каждый слог, им произносимый. И вдруг она... растерялась. Теплота его дыхания коснулась сзади ее шеи. И сразу же нервные волокна, подхватив сигнал, молниеносно распространили его по всему телу. Кожа загорелась, словно мириады иголочек вонзились в нее, даря странное, мучительное наслаждение. Одновременно с этим отчаянно закричал ее разумный внутренний голос, наполняя чувством тревоги. Он начал убеждать Карлу что-то делать, отодвинуться, бежать от столь грозной близости, пока еще не поздно, пока Джарид не...
Поздно! Кончик его пальца слегка коснулся согретого дыханием места на шее. Непрерывно возрастающее возбуждение, вызываемое медленным, плавным движением его пальца, с нежной чувственностью ласкающего ее обнаженную шею, достигло живота, и брюшные мышцы непроизвольно сократились.
«Потрясающе!» – подумала Карла с содроганием. Он едва коснулся – а у нее уже такое чувство, будто она на краю пропасти!
Беги от него подальше, черт побери!
Приказ исходил от ее разумного «я», из глубин подсознания. Карла рада была бы подчиниться, но связь между мозгом и ногами, должно быть, оборвалась где-то посередине, ибо ноги категорически отказывались слушаться. Карла открыла рот, чтобы проверить, владеет ли она хотя бы своим голосом.
– Джарид... – выдавила она из себя и тут же умолкла, когда блуждающий палец наткнулся на завитки волосков на ее шее. – ...Ради Бога, перестань...
Она чуть не задохнулась, когда палец повторил свое движение.
– Прекрати! – воскликнула она, не в состоянии, однако, скрыть ответную дрожь.
– Как я люблю трогать тебя, – страстно бормотал он, наклоняя голову. – Твоя кожа так же нежна, как согретый у пламени шелк. – Его губы скользнули по ее напряженной шее, горячее дыхание, обжигая кожу, усиливало ответную дрожь. – И я знаю, что и ты это любишь.
– Нет!
Однако в ее голосе не было уверенности. И Карла уже разжала губы, чтобы подкрепить свой отказ еще какими-нибудь словами, но в этот момент кончик языка Джарида, словно пробуя на вкус ее тело, дотронулся до согретой дыханием кожи. Карла вновь шумно вздохнула. Джарид провел языком один раз, затем другой...
– Опять врешь.
В его тоне послышались резкие нотки, выдававшие растущее нетерпение.
– Еще сегодня утром тебе нравились мои ласки и даже больше чем нравились.
– Нет, – Карла повела головой, одновременно отрицая его слова и пытаясь прекратить сводящие с ума прикосновения губ. Все было напрасно.
– Да, – прошептал Джарид, умело и неторопливо лаская ее. – Я мог овладеть тобой еще сегодня утром в твоем офисе. – Он слегка укусил ее, вырвав стон из ее плотно сомкнутых губ. – Я мог взять тебя где угодно: на столе, на полу, даже стоя, приперев к стенке. – Его голос звучал тихо, но убежденно.
Нет... Нет... О Господи, нет! Не в состоянии справиться со своими ощущениями, вынужденная слушать его, Карла закрыла глаза, беспомощная перед нахлынувшей на нее волной унижения. Джарид намеренно причинял ей боль своей грубостью. Но страдать ее заставляли не столько его слова, сколько заключенная в них правда.
– Все, Джарид... Не надо... – Ком в горле мешал Карле говорить. Ее душили жгучие слезы от стыда и раскаяния и еще более горькие – от возникшего вдруг страха. Нет, не перед Джаридом. Страха за свое слабеющее сопротивление.
– Я должен, я хочу этого и буду делать то, что хочу, – зарычал он, словно подтверждая жестокость, приписываемую ему Анной. Его язык бешено плясал в водовороте его влажного дыхания, неся сладостную пытку ее коже и разбуженным ощущениям. – Что-то изменило твое отношение ко мне с момента, когда я ушел от тебя утром, и до моего появления вечером.
Чтобы усилить атаку, Джарид принялся порывисто водить кончиками пальцев по всей длине ее руки. В ответ мириады иголочек вновь, как несколько минут назад, затанцевали по коже, вызывая зуд нетерпения от плеч до кончиков ногтей.
– Мне не нравится эта перемена, – раздраженно прошептал он. – И я хочу знать, что вызвало ее.
Невероятно, но Карла почувствовала, что попала в ловко расставленную им западню, совершенно очарованная его губами, от которых все переворачивалось внутри; они все еще скользили по плавному изгибу ее шеи, а пальцы плавно двигались по ее рукам. Она не могла пошевелиться. Ее мозг отказывался соображать. Каждый нерв, каждая клеточка ее тела спешили повиноваться всем прихотям Джарида.
Он использует тебя!
Этот внутренний крик, родившись на каких-то первозданных глубинных уровнях ее инстинкта самосохранения, пробившись сквозь вакханалию чувств, вонзился в сознание Карлы, пробуждая его к действию.
Напрягаясь изо всех сил, Карла справилась с неровным дыханием, охлаждая пыл желания, парализующего волю. Она сглотнула, потом еще раз, проталкивая вглубь душившие ее слезы, и сказала с дрожью в голосе:
– Ничего не изменилось.
– Изменилось, – ответил он, губами отворачивая вырез платья и припадая к обнажившемуся плечу. – На открытии галереи ты была холодной и сердитой. Вчера вечером ты была прохладной и сдержанной. Сегодня утром ты пылала... из-за меня.
Его язык кругообразно двигался по ее ключице, вызывая в ней жгучий трепет.
– А сегодня вечером... сегодня вечером ты боишься меня. Почему?
– Я не боюсь тебя! – возразила Карла, вновь и вновь содрогаясь от нежных, томительных движений его языка. – Я... Я не боюсь.
Голос у нее пропал.
Джарид рассмеялся. Проникновенно... Так проникновенно...
Этот наполненный чувственностью звук сначала затуманил ее сознание, словно темная душная ночь окутала ее. А затем его нежный смех пронзил ее, и Карла почувствовала ноющую боль во всем теле – в суставах, на коже, в зубах. Дыхание вдруг стало частым и поверхностным, а боль горячими струями продолжала растекаться в ней, заполняя все пустоты, распаляя воображение. Ей стало казаться, что она уже ощущает жар входящего в нее тела Джарида и страсть обладания, которую тот испытывает.
Это ощущение было невыносимо, оно возбуждало и... ужасало.
Когда Джарид взял из ее дрожащей руки бокал, чтобы отставить в сторонку, она стояла безмолвная, опутанная чарами его дерзкого языка и волнующих пальцев, но все еще способная к борьбе. Однако ее решимость неуклонно шла на убыль. Скользнув пальцами вверх вдоль ее рук и взяв за плечи, он стал медленно поворачивать ее лицом к себе, и по мере этого она все ниже опускала глаза.
– Что с тобой? – спросил он мягким вкрадчивым тоном. – Почему ты так напугана?
– Я не напугана, – настаивала Карла. – Я... Я объяснила тебе причину, почему я передумала.
Она опускала глаза, опасаясь, что он прочтет в них обман.
Джариду не нужно было видеть ее глаз, он услышал ложь в ее голосе. И крепко сдавил пальцами ее податливые плечи.
– Если ничто другое не заставило тебя передумать, – сказал он, медленно привлекая ее дрожавшее тело к себе, – докажи это, согласившись поехать со мной.
Это прозвучало довольно наивно, но вполне могло оказаться очередной ловушкой. И, все еще одолеваемая борьбой между чувствами и здравым смыслом, обеспокоенная необъяснимым яростным влечением ее плоти к его грубой силе, Карла уже готова была согласиться, хотя бы для того, чтобы продемонстрировать ему и самой себе свою силу воли. Когда же под давлением своего еще сопротивляющегося разума она почти отвергла эту идею как безрассудную, Джарид подлил масла в огонь.
– Ты, видимо, готова спасовать перед любым препятствием, вызывающим в тебе страх, – сказал он с большой долей сожаления в голосе. – Ты меня разочаровываешь. Я думал, ты из более крутого теста.
Уязвленная гордость заставила Карлу высоко поднять голову. Гнев дал ей силы, чтобы вырваться из тисков его рук. В ее глазах зажглось негодование, которое она обратила прямо на него.
– Из более крутого, чем кто? – спросила язвительно-сладким голосом. – Значит, ты оцениваешь меня по мерке какой-нибудь одной или всех вместе взятых, твоих бывших, – она зло улыбнулась, – скажем так, подружек?
– Ага!
Дрожа от гнева, очень напоминающего ревность, Карла взглянула на него с холодным высокомерием, высоко подняв подбородок, и спросила ледяным тоном:
– Что это еще за «ага»?
– Это означает, что я вас понял, – объяснил он очень спокойно.
Карла скрипнула зубами:
– В самом деле?
– Угу.
С трудом сдерживая желание как следует размахнуться и влепить пощечину по его нагло улыбающемуся рту, Карла вздохнула, стараясь успокоиться.
– И что же ты понял?
Ответ Джарида был оскорбительно прямолинеен:
– Я понял, что ты наслушалась кудахтанья сплетниц, – заявил он. – Видимо, рассказ был просто сногсшибателен и задел тебя за живое, раз ты так испугалась. А может быть, просто вызвал зависть к этим... скажем так, подружкам?
Его слова столь точно попали в цель, что Карла ощутила всплеск отчаяния. Отчаяния и сомнения. На что она в самом деле отреагировала: на его очевидную жестокость или на обилие любовных связей? Негодовала ли на его чудовищную жестокость к отцу – и, похоже, ко всем, кто вставал на его пути. – или страдала от ощущения, что может оказаться всего лишь очередной женщиной в длинной очереди поклонниц?
Ответом, вполне ясным для Карлы, послужила острая, жгучая боль в груди. Чувствуя холодок на коже, она заметила интерес, блеснувший в глазах Джарида. Она очень надеялась, что он не прочел ее горьких мыслей, но в то же время боялась, что надежды ее тщетны.
Мысль о том, что ее маска холодного безразличия оказалась не так уж непроницаема, доводила Карлу до тошноты. Она с отчаянием ухватилась за остатки своей бесстрастной позы.
– Завистью? – спросила она насмешливо, чуть приподнимая бровь. – Почему это я должна кому, то завидовать?
Джарид не смягчал своих выпадов и при случае не замедлил ударить ниже пояса:
– Потому что они уже насладились удовольствием, к которому так стремишься ты.
Карла почувствовала, что вся кровь отхлынула от ее лица. Вместе с ней ушли и остатки сомнения. Да, он был жесток, когда преследовал свою цель, – жесток и яростен до бессердечия! Ее же собственный гнев привел ее к поражению.
– Ну и самомнение у тебя! – заявила она, выпалив первое, что пришло в голову. – Я вовсе не испытываю к тебе желания!
– Ты не сможешь меня дурачить, – сухо заметил Джарид. – Сегодня утром ты сгорала от желания.
Кровь прилила к лицу Карлы.
– Я... я не... Я не... Я никогда... – Она замолчала, понимая, как неискренне звучит ее голос.
Джарид имел наглость улыбнуться именно в этот момент. И не просто улыбнуться, а ухмыльнуться с откровенной самоуверенностью мужчины, не сомневающегося в своих чарах. И Карла взорвалась гневом.
Она бушевала, словно действующий вулкан.
– Да как ты смеешь... ты – эгоист, мазила! – заорала она и смерила его подтянутое, стройное тело полным презрения взглядом. От возмущения она опять говорила, не подумав: – Если хочешь знать, с тобой-то я как раз меньше всего боюсь остаться вдвоем – где бы то ни было!
Улыбка Джарида была смертоносной приманкой, и Карла прямехонько попала в эту западню.
– Браво, – выговорил он, поздравляя ее, – завтра же я займусь приготовлениями к нашему путешествию и заеду за тобой в семь часов утра послезавтра. Идет?
– Но подожди! – воскликнула Карла, которой вдруг стало не по себе от противоречивых чувств ужаса и предвкушения, охвативших ее. – Я не соглашалась ехать с тобой!
– Оденься поудобнее, – продолжал Джарид так, словно она и не думала протестовать, – и, пожалуйста, будь готова вовремя. Нам предстоит покрыть большое расстояние за две недели, и я хотел бы выехать как можно раньше.
Черт ее возьми, если она опять не позволила ему надуть себя!
Ясно осознав вдруг, что снова по безрассудству оказалась в ловушке, подстроенной Джаридом, Карла ощутила странное чувство – что-то среднее между яростью и приступом дикого веселья. Она чувствовала, что опять села в лужу, и ей очень хотелось поскорей выбраться оттуда. Возможно, она и преуспела бы в этом, если бы ей не приходилось одновременно бороться с душившим ее смехом, готовым вот-вот сорваться с ее плотно сжатых губ.
Не было сомнений: Джарид Крэдоуг в самом деле жесток. Он к тому же очень умен... а сексуален настолько, что и сам дьявол не сравнится с ним.
Он бросил ей своего рода вызов, и Карла, от ума или по глупости, была убеждена, что должна принять его. Говоря фигурально, его перчатка лежала у ее ног, и Карла подняла ее, примирившись с судьбой.
– Могу ли я попросить назад мое вино? – осведомилась она. Как ни старалась она держаться спокойно, голос опять выдал ее.
Взяв со стола изящный бокал, Джарид, улыбаясь, медленно протянул его ей.
– Ты будешь готова в семь?
Карла медлила с ответом, скрывая свою неуверенность за излишне сосредоточенным видом, с которым поднесла к губам вино. Напряженным взглядом он проследил за движением ее руки; в его глазах мелькнуло понимание, когда ее губы коснулись платинового ободка бокала. Ответная дрожь пробежала по ее телу, и Карла, встревожившись, вернулась к обсуждению некоторых насущных проблем.
– Да, я буду готова, – медленно ответила она, а затем быстро добавила: – Если ты согласишься на некоторые условия.
Одобрительно улыбнувшись ее ловкому маневру, Джарид склонил голову в знак согласия и добродушно предложил:
– Называй свои условия.
Прекрасно понимая, что, даже согласившись на все, он вполне может потом от всего отказаться, Карла осторожно посмотрела в его глаза и принялась перечислять пункты:
– Прежде всего: ты отвезешь меня домой, едва мы достигнем соглашения.
Джарид ответил с обиженным видом:
– Ты не доверяешь мне?
– Нет, – отрезала она. – Кроме того, у меня завтра много работы, и я бы хотела пораньше лечь спать.
– Договорились, – со вздохом согласился Джарид. – Что еще?
Лицо Карлы выражало непреклонную решимость.
– Устраиваясь на ночлег, ты будешь снимать две отдельные комнаты... на разных этажах, если возможно.
– Ты очень подозрительна.
– Точно, – ответила Карла, смело встречая упрек в его взгляде.
Джарид опять тяжело вздохнул.
– Отдельные комнаты. Может, еще что-нибудь? – спросил он, приподнимая черную бровь. – Отдельные столы в ресторане, например?
Карла сделала наивное лицо:
– А ты мог бы?
– Нет.
– Жаль, – она вздохнула точно так же, как он до этого. – Впрочем, я полагаю, даже ты не наберешься наглости соблазнить меня в ресторане при всех.
– Ты так думаешь? – ответил он, и чувственная улыбка, скользнувшая по его губам, отозвалась яркой вспышкой где-то глубоко внутри Карлы. – Если бы я был на твоем месте, милая, я бы не стал так уж сильно рассчитывать на это.
Это было в высшей степени нелепо! Карла знала, что Джарид просто дразнит ее, и тем не менее ощущала сейчас необъяснимую сладостную дрожь от предвкушения чего-то пугающего и в то же время притягивающего ее.
Убеждая себя не выпускать ситуацию из-под контроля, Карла спокойно допила вино. Затем, отвернувшись, ответила Джариду:
– Спасибо за намек. Я постараюсь его запомнить, – добавила она с преувеличенной признательностью. – А теперь я хотела бы поехать домой.
– Но еще рано – чуть больше восьми! – воскликнул Джарид.
Карла помедлила, думая, куда поставить бокал, и посмотрела на него через плечо:
– Ты согласился отвезти меня домой, Джарид, – сказала она с насмешливой улыбкой, – не помнишь?
– Да, но, э-э, разве у тебя нет еще пожеланий и условий?
Она медленно покачала головой: – В данный момент нет. – Она забавлялась видя его очевидные попытки задержать ее. – Но не волнуйся, если я придумаю еще что-нибудь, ты будешь первым, кто узнает об этом.
Джарид перевел взгляд на неубранный стол, располагавшийся в обеденном секторе открытой жилой комнаты.
– Как насчет того, чтобы заняться уборкой? Самодовольная улыбка заиграла на ее губах.
– Оставляю эту работу на тебя, – сказала она, продолжая продвигаться к двери. – У тебя хоть будет чем занять руки... чуть позднее.
– Я могу выдумать множество чертовски более приятных вещей, чтобы занять руки, – проворчал Джарид, выходя с ней из дома.
– Уверена, что можешь, и, даже думаю, уже придумал, – ответила Карла язвительно. – Со своими многочисленными воздыхательницами.
– Думай, что говоришь, солнышко, – прошептал он ей на ухо, усаживая в машину. – Твоя зависть вновь заявляет о себе.
Он был близок к истине, и это рассердило Карлу. Кипя от злости, она подождала, пока Джарид усядется за руль, а затем отплатила несколькими едкими словами:
– Выдаешь желаемое за действительное? Этот грубиян еще и рассмеялся ей в ответ.
– Я просто это знаю, – сказал он, а затем, успокоившись, пристально посмотрел на нее. – Я могу допустить, что тебя раздражает мой эгоизм! Но вот чего, черт возьми, я не могу понять: почему тебя так трогают твои предшественницы?
– Предшественницы? – воскликнула Карла, возмущенная тем, что он умышленно употребил множественное число. Итак, Джарид сам признался в справедливости сказанного Анной о его репутации среди женщин. В ее воображении рисовалось, как он гладит, ласкает, любит другую женщину – много других женщин!!! Это было невыносимо.
Пытаясь подавить подступающую тошноту от пронзившей ее ревности, она запальчиво воскликнула:
– Сколько тебе нужно женщин?! Джарид крепче обхватил руль:
– Что за дурацкий вопрос к мужчине?
– Честный! – парировала Карла. Поскольку она, казалось, была обречена в этот вечер то попадать впросак, то ставить подножки, Карла снова выпалила в избытке чувств, совершенно не думая, что говорит:
– Учитывая твое откровенное намерение затеять со мной любовную связь, довольно странно, что мое любопытство удивляет тебя!
– Да, удивляет! – резко парировал Джарид. – Послушай, милая, я понимаю, что в наш так называемый просвещенный век всем позволено выставлять напоказ все и вся, но я не поклонник этой философии. У меня нет привычки обсуждать свои любовные дела.
Во внешне спокойном тоне его голоса послышались нотки предупреждения.
– Черт возьми, Карла, мне тридцать пять лет! Конечно, были другие женщины, – сказал он, и его черная бровь вновь резко взлетела вверх, – а ты что, надеялась найти девственника?
– Нет, я не надеялась на девственника! – в ответ огрызнулась Карла. – Я ни на что не надеялась и вообще ничего не искала!
– Тогда о чем речь?
Вопрос больно ударил по нервам, тем более что Карла уже и сама собиралась задать его себе.
– Ни о чем, – вдруг стихнув, пробормотала она. – Ни о чем... твои... э-э, делишки меня не волнуют.
– Вот так бы и давно! – Грубость ответа он смягчил вкрадчиво-ласковым тоном. – К тому же, как я понимаю, право на собственность – палка о двух концах. В его голосе послышалась легкая насмешка.
– Разве ты не заметила, что я тебя не расспрашиваю о твоих прежних возлюбленных?
– Прежних возлюбленных? – Карла чуть не задохнулась от нелепости этой фразы. Хотя, разумеется, Джариду было невдомек, насколько смешна она была. И девушка совсем не собиралась просвещать его на этот счет. – Ты даже не удосужился поинтересоваться возможным существованием теперешнего, – отрезала она.
К ее несказанному удивлению, Джарид, словно громом пораженный, вдруг резко выпрямился на своем сиденье.
– А что, есть? – прорычал он.
– Нет! – сразу ответила Карла, напуганная его свирепым взглядом. – Меня бы, конечно, здесь сейчас с тобой не было, если бы он существовал.
– Рад это слышать. – Он медленно поднял руку и провел согнутым пальцем по ее щеке, а затем улыбнулся, почувствовав, как она задрожала от его прикосновений. – Мне не хотелось бы браконьерствовать в заповеднике другого мужчины.
Его голос вдруг наполнился откровенной чувственностью, и Карла испытала новый приступ дрожи.
– Ради тебя я бы не колебался ни мгновения... но большой радости мне бы это не доставило.
– В заповеднике другого! – вспыхнула от гнева Карла. – В заповеднике другого! Ты... ты...
Ее возмущенный протест потонул в его негромком смехе:
– Милая, это просто так говорится.
– К черту твои гнусные мужские выражения заорала Карла. – Заповедник означает владение, я не являюсь и никогда не буду собственное мужчины – какого бы то ни было!
На какое-то мгновение Джарид словно растерялся. Затем вздохнул:
– Замолчи, женщина!
Той же рукой, которой гладил по щеке взял Карлу за подбородок и притянул ее своему рту.
Как успокоительное средство его поцелуй оказался весьма эффективен. Как средство возбуждения... О! Он был восхитителен!
Где-то в глубинах сознания Карла понимала, что ей следовало бы сопротивляться. И тем не менее, по какой-то необъяснимой причине, она сама кинулась в его жаркие объятия, чувствуя, что он дает так же много, как и требует от нее.
То, что она сейчас делала и позволяла делать Джариду, было очень опасным. Карла сознавала это, но самоуверенно убеждала себя, что невосприимчива к затягивающему дурману ощущений и что на самом деле они каким-то странным образом даже успокаивают ее.
Могло ли что-нибудь быть одновременно и опасным, и успокаивающим?
Мысль ускользала от нее, балансируя чуть дальше той черты, до которой могла дотянуться Карла своим сознанием. Какое-то мгновение рассудок Карлы еще боролся со сворой изголодавшихся желаний, но силы были неравны. Голодное желание победило, и сознание начало сдаваться. Время, место и условия их совместного путешествия отошли на задний план – феномен, определяемый выражением: «Я подумаю об этом завтра!» Настоящая жизнь была только здесь и сейчас, в этом мужчине... да, особенно в этом мужчине...
И этот мужчина теперь пробуждал в ней чувства, ощущения, которых она не испытывала раньше. Огонь, бушующий в глубинах ее тела, жег ее сильнее, чем жар приникшего к ней тела Джарида. В его медвежьих объятиях она внезапно почувствовала ее личную защищенность от всех тревог мира. Ее захлестывали эмоции, более мощные, нежели волнение от прикосновений его жадного рта.
Не разумом, а своим трепещущим мудрым телом различала Карла неясные и неопределенные ощущения и желания, переполняющие сейчас ее душу. Стиснутая крепкими руками Джарида внутри его тесной машины, Карла чувствовала себя столь же непринужденно, как и внутри его уютного и просторного дома.
Карла спокойно наслаждалась богатством и неповторимостью момента, когда одно нетерпеливое движение дерзкого языка Джарида вдруг нанесло сокрушительный удар по самой основе ее успокаивающих рассуждений, обнажив глубинную суть ее чувственного отклика.
Исторгая нежные нечленораздельные звуки, еще больше возбуждающие его, она запустила пальцы в темную массу его волос, одновременно извиваясь и дрожа всем телом в ответ на эйфорию, вызываемую этими шелковистыми прядями, когда они, скользя, щекотали ей кожу. Неожиданно выгнув спину, она всем телом подалась вперед, словно желая пронзить его грудь своими изнывающими от напряжения сосками.
Джарид застонал, отвечая на ее стоны, и между ними начался любовный диалог, знакомый лишь пылким любовникам. Его руки неустанно скользили по ее телу, обводя все его изогнутые линии: талию, выпуклости бедер... Ее пальцы облюбовали дорожку от его затылка до чувствительной верхней части шеи.
Они умирали и рождались вновь в вихре возбуждения и бурных эмоций, но им все было мало... Каждая клеточка их тел, все чувства, клокочущие в их душах, вдруг восстали и потребовали объединения.
Пробормотав проклятие, Джарид оторвался от ее губ и откинулся всем телом на дверцу, которая с трудом выдержала такой напор. Потрясенная, неожиданно лишившись всякой опоры, Карла в смятении посмотрела на него, с невероятным трудом пытаясь унять дыхание и бешеный ритм сердца.
А Джарид, сжимая руль, наблюдал, как от напряжения бледнеют костяшки пальцев. Сжатые до предела безмолвные мгновения складывались в одно мучительное бесконечное молчание. В этот короткий промежуток времени рассудок Карлы, пробившись через пелену ощущений, смог заставить ее вернуться в реальный мир и посмотреть трезво на происходящее... и на саму себя. И теперь уже не чувственный жар вдруг прилил к голове, заставляя пылать щеки. Сгорая от стыда за свое распутство, с каким она внезапно отдалась накатившему на нее желанию, Карла пробормотала с нервной дрожью в голосе:
– Джарид, я... я не знаю, что и сказать. Я... Она смолкла, когда он, резко повернувшись, хмуро посмотрел на нее:
– Я никогда, слышишь, никогда не желал ни одну женщину так отчаянно, как я хотел сейчас тебя, – сказал он резко и как-то безнадежно. – Черт возьми, Карла, что это за женские игры ты затеяла? Хочешь свести меня с ума?
Карлу обожгла оскорбительность его тона, равно как и смысл сердитого вопроса.
– Никаких женских игр я не затевала! – воскликнула она с возмущением.
– Нет? – рассмеялся Джарид, и этот скрипучий смех вызвал у нее то же чувство, какое бывает, когда пилка для ногтей царапает неровную поверхность. – Тогда за каким чертом ты разыгрывала из себя недотрогу всего каких-то десять минут назад в Доме?
Он засмеялся громче и злее.
– «Закажи нам отдельные спальни», – передразнил он ее. – «Да еще, если возможно, на разных этажах!»
Карла с трудом сглотнула:
– Условия остаются в силе, Джарид.
Он застонал на мгновение, и в его холодном молчании ей почудилась угроза.
– Если ты думаешь, что я собираюсь в течение этих двух недель позволять тебе сексуальные капризы, подобные сегодняшним, то выкинь это из своей прелестной головки! – рявкнул он наконец. – На каждой остановке я буду снимать только одну комнату, в которой мы будем спать вместе.
Негодование внутри Карлы боролось с предвкушением, и негодование победило. Когда-то она уже позволила мужчине манипулировать собой. Больше она этого не допустит. Подняв голову, она пристально, с ледяным спокойствием посмотрела на него.
– В таком случае, – холодно сказала она, – я не поеду с тобой.
Мышцы лица ее непроизвольно сократились, когда она сощурилась, но Карла нашла в себе силы продолжить:
– А теперь, пожалуйста, отвези меня домой.
– Черт тебя побери, Карла... – начал Джарид запальчиво.
– Пожалуйста, Джарид, – тихим голосом прервала она его раздраженную тираду. Отвернувшись, чтобы не видеть его сердито сжатого рта и сверкающих гневом глаз, Карла посмотрела через боковое стекло на звездное ночное небо. Она чуть вздрогнула, когда Джарид крепко выругался, но, услышав звук запускаемого двигателя, с легким вздохом облегчения откинулась на спинку сиденья.
К ее квартире они ехали в абсолютном молчании. Джарид бешено гнал по извилистой, проложенной по самому краю обрыва дороге, и Карла, стиснув зубы, держала свои возражения при себе. Когда машина, взвизгнув тормозами, остановилась наконец перед ее домом, девушку вновь охватил нервный озноб от всех переживаний этого вечера Спеша поскорее убежать, она отстегнула ремень на ощупь нашла ручку дверцы. Когда она поспешно выбиралась из машины и одной ногой уже ступила на тротуар, ее остановил суровый голос Джарида.
– Ты выиграла, Карла.
Наполовину высунувшись из автомобиля, Карла обернулась.
– Выиграла? – повторила она. – Что выиграла? На губах Джарида появилась ироническая улыбка.
– Ты выиграла эту партию, радость моя, – уехало растягивая слова, произнес он. – Я принимаю твои условия.
Карла провела беспокойную ночь. На нее навалилось слишком много вопросов и впечатлений, а еще больше сомнений, чтобы она могла спокойно заснуть.
Усталая и измученная всем происшедшим за этот безумный день, она быстро исполнила все вечерние ритуалы и залезла в холодную постель, в тщетной надежде перехитрить себя и найти лазейку в забытье. Но это ей никак не удавалось. После нескольких мысленных упражнений, с помощью которых ей иногда удавалось заснуть, она сбросила сбившееся покрывало и вылезла из кровати. Надевая рубашку, мрачно посмотрела на будильник. И когда там высветились цифры 11:59, тяжело, с покорным стоном вздохнула.
– Ну, Золушка, – пробормотала она и устало Оправилась в свою маленькую кухню. – Еще минута, и твоя голова превратится в тыкву.
Насмешливо улыбаясь самой себе, Карла щелкала выключателем и прошлепала к раковине. Протянув руку за стаканом, что стоял на полке навесного шкафчика, она внезапно застыла, только до нее дошел смысл двух слов, которые вот уже некоторое время вертелись у нее в голове.
Три дня.
Карла нахмурилась, не совсем понимая еще что говорит громко сама с собой.
– Три дня?
Забыв о стакане молока, приготовленном, чтобы запить две таблетки аспирина, которые она приняла от ноющей боли в затылке, Карла опустилась на стул и прищурила глаза, расслабленно глядя в одну точку.
Всего три коротких дня прошло с памятного дня открытия галереи, когда Карла впервые заметила Джарида. Она удивленно, невесело рассмеялась. Но это же совершенно непостижимо, изумилась она. Как это возможно, чтобы мужчина, обыкновенный мужчина так основательно перевернул всю ее жизнь за какие-то семьдесят два часа? – недоумевая, спрашивала она себя.
Меньше десяти минут – а иногда и гораздо меньше – требуется, чтобы совершить один из наиболее физически и эмоционально истощающих ритуалов, известных животным, людям и, наверное, кому-то еще.
Эта странная мысль заставила Карлу поморщиться и упрекнуть себя за попытку уйти от ответа с помощью праздного словоблудия. Однако, невольно задумавшись над этим, она вдруг спросила себя, а не тут ли кроется самая суть ее проблемы и ответ на главный вопрос, мучивший ее?
Нахмурив брови, Карла начала тщательный отбор всех «за» и «против», которые тут же укладывала в некую единую схему. Все это напоминало детскую игру, в которой противники наносят точку за точкой на бумагу, двигаясь к определенной цели. В результате появляется причудливый рисунок И тот рисунок, что возник сейчас в голове у Карлы, едва ли напоминал беззаботную игру между мужчиной и женщиной, но говорил о битве между сексуальными половинами рода человеческого. Так с тоской понимала Карла, слово «секс» играло здесь ключевую роль.
Хотя ей стало неуютно от этой мысли, но приходилось признать, что сексуальное чувство взаимного влечения вспыхнуло у них с первой же встречи. И сколько бы Карла ни сопротивлялась, она понимала, что это влечение усиливалось с каждой их новой встречей.
С горестным вздохом Карла вдруг поняла, что какие бы хитрости она ни придумывала, пытаясь обмануть свою природу, та неумолимо будет напоминать о себе и отравлять душу.
Влечение друг к другу – как бы его ни объясняли – на самом деле было не более и не менее, чем чистейшее опознание своего сексуального... желания... голода... страсти.
– Нет!
Опрокинув стул, Карла в резком порыве вскочила на ноги, делая последнюю отчаянную попытку убежать от очевидного. Она бросилась в спальню и в сердцах, пробегая мимо, резко щелкнула выключателем света на кухне. Но обогнать свои мысли ей так и не удалось.
Желание.
Голод.
Страсть.
Эти слова в конце концов привели Карлу в исступление. Она слишком много приложила усилий и зашла слишком далеко в своем убеждении, что никогда не станет уязвимой для мужчины, чтобы сдаться сейчас без боя... даже если сражаться ей придется с собой.
Закинув руки за голову и массируя болезненно Напрягшуюся шею, Карла широкими шагами мерила комнату, мучая себя вопросами и тут же находя на них беспощадные ответы.
Что же ей делать ?
Не терять головы!
Но как ей защитить себя? Как ей вести себя с ним?
С холодной отчужденностью, спокойно и бесстрастно.
Почему она согласилась на это путешествие?
Потому что он завел ее.
Вот она – чистая, голая правда. И хотя Карле все это очень не нравилось, она понимала, что выбора у нее не было. Все, что она могла сделать сейчас, это решить, как не выпустить ситуацию из-под контроля.
Начиная покачиваться от усталости, Карла сбросила халат и нырнула в постель. Простыни успели остыть. Она поежилась от прохлады и невольно улыбнулась причудливой мысли, вдруг пришедшей в голову: как было бы сейчас хорошо, если бы простыни оставались теплыми, а она сама хоть немного остыла...
Но ей этого не удавалось вот уже три дня, а если и удавалось, то совсем ненадолго...
Дрожа, Карла беспокойно ерзала по простыне. Она вспомнила пустоту и отчаяние, охватившие ее, когда она узнала, что Джарид прославился своей жестокостью, особенно в отношении женщин, и как мгновенно эти чувства превратились в свою противоположность, едва она оказалась под прямым огнем его сокрушительного обаяния.
Воспоминание о его пылких ласках наполнило Карлу жаром, согревая ее и внутри и снаружи. Память разыгралась, и Карла медленно прикрыла глаза под наплывом ощущений, которые испытала в плену объятий Джарида. Она закинула руки за голову и с томной чувственностью задвигала бедрами. Трение простыни вызывало в памяти волнующие прикосновения рук Джарида, ласкающих ее бедра. Глубокий, страстный вздох вырвался из ее груди – и вывел ее из транса.
Она широко раскрыла глаза... И застонала от отвращения к самой себе.
Что это такое она делала сейчас?
Карла всегда была слишком занятой или слишком упрямой – какой именно, она пока не решила, – чтобы увлекаться мечтаниями или сексуальными фантазиями по поводу мужчины-идеала. И теперь вдруг обнаружить себя исторгающей страстные вздохи, ерзающей в постели, предаваясь мечтам о Джариде Крэдоуге... Нет, это уж слишком!
Карла села в постели, выпрямила спину и нахмурилась. С тщательностью, рожденной отчаянием, она заставила себя вспомнить все гневные реплики Анны по поводу любовных связей Джарида, которые, как она поняла, он рвал с безжалостной холодностью. Пытаясь найти для себя оправдание, она насмешливо сказала самой себе, что коль скоро Джарид – потребитель, вполне логично было бы заключить, что он использует и ее.
Но зачем? Губы Карлы скривились в усмешке. Какая же она глупая! Это ведь так очевидно.
Картина!
Ответ напрашивался сам собой. Болезненное чувство обиды и гнева отдалось болью в животе, едва она вспомнила ярость и грубость Джарида, когда отказалась продать ему картину в день открытия галереи.
Как она могла забыть об этом, укоряла себя Карла. Всем своим поведением Джарид ясно давал ей понять свое намерение получить портрет. И однако, насколько она помнила, он с тех пор ни разу не упоминал о нем. Карла сощурила глаза, вспоминая. И вот еще: Джарид аккуратно прикрыл эту тему, когда она сама подняла ее не далее как сегодня утром. А вечером, с его изощренностью в любви, ей не хватило, быть может, всего какого-нибудь поцелуя, чтобы окончательно капитулировать перед ним. Надеялся ли он соблазнить ее, чтобы потом спокойно завладеть портретом? – спрашивала она себя, и сразу вместе с болезненным воспоминанием ей в голову пришел ответ, казавшийся очевидным. Разве тот, другой мужчина не соблазнил ее, чтобы завладеть практически всем, что у нее было? Карла сжала зубы. Неужели она никогда окончательно не поймет, что, за редким исключением (вроде Хэллорена), мужская половина рода человеческого – потребители?
– Вот же сукин сын... – В досаде Карла скрипнула зубами. – Ну что ж, мистер Великий Художник и Дамский Угодник, – пробормотала она. – Думаю, я приму ваш вызов, и посмотрим, кто из нас будет владеть вышеупомянутой картиной в конце нашей двухнедельной прогулки!
Приняв решение, Карла откинулась на подушку. Медленная улыбка осветила ее лицо, когда она устраивалась в своей любимой позе, намереваясь уснуть.
«А почему не взять сразу все?» – в полудреме спросила она себя. Джарид открыто заявил о своем намерении заполучить сразу две вещи – любовную связь с ней и портрет своего деда. Теперь становилось ясно, что действовать он собирался в том же порядке. Так почему ты не потешишь себя, удовлетворив его лишь наполовину?
Волна предвкушаемого удовольствия, пробежавшая по телу Карлы, стала решающим ответом на этот вопрос. Она – зрелая взрослая женщина и совершенно свободная к тому же. В течение почти семи лет она вела целомудренный образ жизни, и вовсе не потому, что очень хотела этого. За эти годы ей просто не удалось встретить мужчину, который вызвал бы в ней нечто большее, чем легкий интерес. Так оно было, пока в тот памятный день в галерее она не увидела Джарида, рассматривавшего портрет своего деда.
«Но тогда ли это началось и там ли?» – думала Карла, сквозь сон стараясь сосредоточиться. – Если быть честной с самой собой, ей придется признать, что она с первого же взгляда почувствовала, как ее неудержимо влечет к Джариду.
«Так почему бы до конца не познать глубину этого влечения и не насладиться страстью в объятиях Джарида?» – вопрошала она себя. Она много сделала и страшно устала за прошедшие несколько лет. Неужели она не заслужила маленького отдыха? Разве не заработала она себе право совместить приятное с полезным, согласившись на предложенную Джаридом деловую поездку?
Да!
Ответ радостным эхом отозвался в ее голове. И она блаженно улыбнулась.
В самом деле, почему не взять от этого все, что можно?
Это была последняя связная мысль перед тем, как она провалилась в сон.
Решимость Карлы не поколебалась с наступлением нового дня и не ослабевала до самого конца. Совсем напротив: она с растущим нетерпением ожидала, когда же начнутся две заветные недели.
Вот только влюбляться Карла ни за что не собиралась.
Успокоенная уверениями Анны, что та сама охотно позаботится о галерее, Карла коротко объяснила ей причины поездки: нужно познакомиться с краем и сделать новые приобретения для галереи. Зная мнение Анны по поводу личности Джарида, она предпочла не озадачивать девушку дополнительной информацией о том, что беспутный художник будет сопровождать ее в качестве гида и... любовника. А если учесть ее неопытность в подобных играх и неумение врать, можно смело сказать, что она отражала вопросы Анны со сноровкой и уверенностью, которые сделали бы честь теннисисту Первой десятки.
– Но с чего вы вдруг решили ехать? – спрашивала Анна. – Вчера вы ни словом не обмолвились об этом!
Карла пожала плечами.
– Да просто под влиянием момента, – с легкостью ответила она, ибо то было правдой, а она ненавидела да, кажется, и не умела лгать.
– Но почему сейчас, так неожиданно? – упорствовала Анна.
И Карла вновь была довольна, что могла дать честный ответ:
– Видишь ли, сейчас самое подходящее время. Ведь после Дня Благодарения объем работы резко возрастет.
Ей пришла в голову еще одна спасительная мысль, и она радостно улыбнулась:
– К тому же мне, может быть, удастся найтц интересные, редкие вещи для предрождественских продаж.
По всей видимости, идея понравилась Аннег ибо она тоже улыбнулась.
– Вы – хозяйка, – сказала она, обводя рукой их небольшие владения, и прищелкнула пальцами. – Пока вы будете в отпуске, я постерегу нашу крепость. Приятной вам прогулки.
– О, я уверена, она такой и будет, – рассмеялась Карла, поскольку всей душой настраивалась на приятные развлечения. И поэтому, когда через некоторое время она взглянула на знакомый большой портрет и ей вдруг показалось, что глаза на неподвижном лице деда Джарида смотрят на нее с укором, она лишь безмятежно улыбнулась.
Ее губы чуть изогнулись в капризной улыбке, когда она, снова взглянув на портрет, послала мысленный привет душе гордого старика. Таким образом она поставила его в известность, что внучок, без сомнения, нуждается в хорошем уроке, ибо вести себя с современной женщиной следует как с равной.
Но, обращаясь к портрету с этим легкомысленным монологом, она внезапно ощутила странный холодок, пробежавший по ее телу. Совершенно необъяснимым образом в ней росло ощущение, будто старик ей отвечает. И будто он говорит, что она ошибается, что его внуку нужен не урок, а понимание, сострадание и любовь...
Прикованная к месту непонятной силой, Карла несколько мгновений не отрываясь смотрела в черные глаза на полотне, которые теперь, казалось, блестели, и не оттого, что написаны были масляной краской, а оттого, что в них пробудилась жизнь. С некоторым усилием Карла отвела взгляд от полотна и вдруг рассмеялась, стряхивая с себя наваждение.
Пробормотав про себя, что такого рода глупости больше подходят Эндри и Алисии с их представлениями о реальности, Карла повернулась и, с благодарностью увидев вошедшего посетителя, направилась ему навстречу.
К немалому удивлению Карлы, Джарид не только не навестил ее в течение дня, а затем и наступившего вечера, но даже ни разу не позвонил. То, что он никак не пытался напомнить о себе, сбивало ее с толку. Потом, подумав, она объяснила все приготовлениями к отъезду. Но более всего поражало Карлу то, как она сама скучает без него, не находя себе места. Она уговаривала себя, что это даже лучше, что он не пришел, ибо ясно понимала: появись он здесь, сразу начал бы обсуждать предстоящую поездку прямо в присутствии Анны. И все-таки, уже укладывая чемоданы, Карла не могла отделаться от ощущения покинутости. Вечер показался ей бесконечно долгим.
Она была полностью готова в дорогу, и, как бы подтверждая это, вдоль стены рядом с дверью аккуратно выстроился багаж, когда ровно в семь часов бедующего утра прозвенел звонок. После скучного вечера и спокойной ночи, проведенной без угрызений совести и самокопания, Карла даже слегка удивилась панике, вдруг охватившей ее. Звонок повторился. Она шумно вздохнула, стараясь успокоить взволнованное дыхание, расправила плечи и открыла дверь.
Одетый в обтягивающие, добела вытертые джинсы, поношенные походные ботинки, легкую разноцветную рубашку и джинсовую куртку, Джарид так и просился в коробку для рождественского подарка.
Подавляя горячее желание самой получить такой подарок, Карла улыбнулась и шире отворила дверь.
– Доброе утро, я готова, – сказала она и добавила с некоторым сомнением: – Хотя, должна признаться, я уже подумала, что напрасно упаковывала чемоданы...
И в этот момент Карла впервые осознала тот тайный страх, что скрывался в укромных уголках ее души, страх, что, не вполне уверенный в результате, он откажется от попыток соблазнить ее – в пользу своих вполне предсказуемых и вполне доступных подружек.
Джарид на мгновение остановился, одной ногой уже переступив порог.
– Почему? – спросил он и заполнил собой маленькую прихожую.
Карла слегка пожала плечами и замерла, когда его оценивающий взгляд заскользил по ней с ног до головы. Хлопчатобумажная блузка, заправленная в серо-зеленые походные брюки, прихваченные по талии ремнем, произвели на него должное впечатление, и одобрительное выражение осветило строгие черты его лица. Заметив же мягкие холщовые полуботинки, он удовлетворенно кивнул.
– Не имея от тебя вчера известий, – ответила она, когда встретилась наконец с его спокойным взглядом, – я подумала... мне показалось, что ты передумал ехать.
– Да? – спросил Джарид и насмешливо улыбнулся. – Ты, видно, убедила себя, что выдвинутые тобой условия меня остановят?
Дабы усилить иронию, он приподнял черную бровь.
Коль скоро подобная мысль даже не приходила ей в голову, Карла смогла насладиться абсолютно правдивым ответом и, более того, даже непринужденно рассмеяться:
– Нет, Джарид, я никогда не думала, что тебя вообще может что-то остановить, и, уж во всяком случае, не мои жалкие протесты.
– Дело говоришь, потому что действительно не остановят, – охотно согласился Джарид. – А, говоря по правде, мне пришлось утрясать некоторые личные проблемы, – и добавил с улыбкой: – Помимо приготовлений в соответствии с твоими требованиями.
– Ты заказал отдельные комнаты?
Он кивнул и с укором посмотрел на нее:
– Когда я этого хочу, я держу слово.
Она взглянула на него с притворным удивлением:
– Ты, что же, устроил нам отдельные столы? Джарид прищурился.
– Не испытывай удачу, детка, – сказал он и вновь насмешливо приподнял бровь, – чтобы не выглядеть банальной... Ну что? Отправились?
– Раз ты гид, – ответила Карла, – что ж... веди. Она повернулась, чтобы снять с чемодана свою походную курточку.
– Это тебе понадобится. На улице немного прохладно, – сказал Джарид, наблюдая, как она надевает куртку. – Но советую взять еще кто-нибудь потеплее для вечерних прогулок. В это время года к ночи может похолодать.
– Хорошо.
Карла туже затянула ремень на куртке и подога к встроенному шкафу, чтобы достать парку.
– Как насчет всего остального... перчаток, шарм фа, шапочки? – спросила она, не поворачивая головы.
– Вряд ли это тебе понадобится... Это все твои вещи?
Карла отошла от шкафа с небесно-голубой паркой в руках.
– Да, – ответила она и нахмурилась, глядя на два чемодана, которые он держал в руках. – А что?
– Что? – ответил Джарид с добродушным смешком. – Ты меня восхищаешь, вот что. Не могу припомнить ни одной женщины, которая обошлась бы на такую бездну времени менее чем четырьмя тюками вещей.
Он приподнял ее чемоданы так, словно они ничего не весили, – хотя Карла знала, что это было не так, – и продолжил:
– Я ценю женщин, путешествующих налегке. Комплимент Джарида скорее подошел бы подруге грузчика, но у Карлы, слышавшей немало льстивых слов в свой адрес, неожиданно сделалось тепло и хорошо на душе. Она непринужденно болтала с ним, напоследок осматривая квартиру, запирая дверь и загружая свою кладь в его огромный черный автомобиль.
Наконец они были уже в дороге.
– Куда мы едем? – спросила Карла, обратив к нему лицо, полное ожидания.
Джарид оторвал глаза от забитого машинами шоссе и бросил быстрый озорной взгляд на Карлу:
– Знаешь, ты совершенно необыкновенная!
– В каком смысле? – с интересом спросила Карла.
Он улыбнулся едва заметно, но с откровенной чувственностью.
– Ну, в разных смыслах... но сейчас я имел ввиду доверие, которое ты ко мне питаешь, – сказал он, а затем сдвинул черные брови и исподлобья посмотрел на нее, изображая мрачного телезлодея. – А может, я везу тебя в мое тайное логово, где ты будешь полностью в моих руках, а я буду делать с тобой жуткие вещи!
Стараясь сохранить серьезность, Карла некоторое время задумчиво смотрела на Джарида, а затем состроила ему лукавую гримасу.
– Не-а, – сказала она, качая головой. – У тебя воображения побольше.
Взрыв его смеха, заполнив внутреннее пространство машины, отразился от стенок и стекол и проник глубоко в сердце Карлы.
– Я же сказал, что ты особенная, – смеялся Джарид. – И с чувством юмора тоже полный порядок.
Как и предыдущий, этот комплимент едва ли можно было считать слишком изысканным, но, как ни странно, он глубоко задел ее чувства. Необъяснимо счастливая, Карла совершенно успокоилась, предвкушая восхитительную поездку. По-видимому, Джарид переживал такой же душевный подъем, ибо, когда он вновь заговорил, в его голосе послышались спокойные дружеские интонации:
– Может, ты хотела бы получить полный перечень двухнедельных мероприятий? Или согласна узнавать планы на каждый день накануне?
Раньше Карла обдумывала этот вопрос, еще тогда, когда внезапно решилась на эту безрассудную поездку.
– Накануне, – ответила она. – Я уже лет сто не была на отдыхе, так что теперь настроена получать сюрпризы.
Джарид одобрительно улыбнулся.
– Хорошо, тогда вот планы на сегодня. Проедем пустыню Пейнтид и Национальный парк Окаменелого леса. Оттуда доберемся до фактории Хаббела. А последняя остановка будет у каньона Де Челли. Там мы и переночуем в мотеле «Тандербеда Лодж», – он отвел взгляд от дороги и выгнул бровь. – Ну как тебе?
– Слишком грандиозно, но интересно, – рассмеялась Карла. – А нам хватит светлого времени, чтобы осмотреть все эти места?
– Кроме Де Челли, – ответил он и вновь окинул ее долгим взглядом. – Если только мы не будем очень спешить, то доберемся до гостиницы уже затемно.
Он еще не окончил говорить, а Карла уже мотала головой:
– Я не хочу спешить. Если ты помнишь, главной целью нашей поездки является изучение современного Запада.
– Верно, – кивнул Джарид. – И, принимая во внимание уровень твоих знаний о современном Западе, тебя, возможно, ждет множество сюрпризов, которые, как сама только что сказала, ты хотела бы получать.
Заинтригованная и одновременно смущенная, Карла нахмурилась:
– Какие?
– Я лучше покажу. Ты сама все увидишь. Похоже было, что Джарид не намеревался говорить больше, чем сказал, ибо неожиданно сменил тему, задав не совсем приятный для нее вопрос:
– А почему ты так давно не была в отпуске? Карла не ожидала такой резкой смены разговора, а поэтому ответила сразу, не слишком задумываясь:
– У меня не было на это ни времени, ни денег!
– Понимаю.
Джарид помолчал немного и сделал новый заход:
– Ты что, училась все это время?
На этот раз Карла помедлила, обдумывая ответ:
– Ну, конечно, не все время.
– Тогда что же ты делала, такая занятая и стесненная в средствах, что даже не могла поехать на отдых, пусть и самый дешевый? – спросил он с явным интересом.
Глядя из окошка на бегущую мимо холмистую равнину, уже напоминающую пустыню, Карла думала, что не будет рассказывать Джариду о своей личной жизни, ни прошлой, ни настоящей, так как это совершенно его не касается. И, легко пожав плечами, она с опаской посмотрела на его четкий профиль:
– Я была очень занята тем, что содержала мужчину, – сказала она прямо.
Эффект, который произвели на Джарида ее слова, трудно поддается описанию. Карла невольно улыбнулась, когда заметила, как он вздрогнул. Рискуя во что-нибудь врезаться, он резко повернул голову и уставился на нее взглядом, полным недоверчивого изумления.
– Чем была занята?
Это было почти забавно, но, как Карла недавно заявила своей помощнице, «почти» не считалось.
– Ты все прекрасно слышал, – сказала она, и в ее тоне не было и намека на шутку. – И если ты не против, я бы предпочла не говорить об этом больше, – добавила она, совсем не уверенная, что таким образом предотвратит его дальнейшие расспросы.
Джарид насмешливо фыркнул, подтверждая ее подозрения.
– Не говорить об этом?! – воскликнул он, с откровенным сарказмом посмотрев на нее. – Ты думаешь, что можешь бросать интригующие реплики, а потом заявлять, что не хотела бы говорить об этом? Не выйдет!
Конечно, он был прав. Упрекая себя за то, что вообще решила удовлетворить его любопытство, Карла какое-то мгновение молча смотрела на его Тканный, неумолимый профиль, а затем вздохнула.
– Это очень скучная история, – предупредила она.
Улыбка Джарида, последовавшая за этим, ясно говорила, что номер не пройдет.
– Ничего, это поможет скоротать дорогу, – насмешливо протянул он.
И, спрашивая у себя, почему она, все прекрасно замечая, без конца сама ступает в капканы, расставленные Джаридом, Карла вздохнула и устроилась поудобнее на ворсистой подушке сиденья.
– Что ж, не говори потом, что тебя не предупреждали, – заявила она с угрозой. – И помни: если ты заснешь от скуки за рулем, жизнь, которую ты потеряешь, может быть, будет моей.
– Не заговаривай мне зубы.
– Ладно.
– Ну тогда начинай.
За исключением Эндри и Алисии, с которыми Карла привыкла делиться всеми тревогами и бедами, она никогда никому не рассказывала унизительных деталей своей единственной в прошлом связи. И все же после некоторого колебания она послушно начала свой рассказ. Немного запинаясь, она изложила ему краткую, честную, без всяких прикрас историю своего первого и последнего романа, лишенного всякой романтики. Когда же Карла окончила рассказ, то поспешно уставилась в боковое окно, будто бы очарованная видом, открывавшимся перед глазами. Впрочем, он и в самом деле разительно отличался от холмистых пейзажей родной Восточной Пенсильвании.
Джарид выслушал ее рассказ молча, без замечаний. Когда же он наконец заговорил, то обратил внимание на одну деталь, упомянутую ею.
– Ты сказала, что он был твоим первым и единственным возлюбленным? – недоверчиво спросил он.
Карла отвлеклась от вида за окнами и недовольно посмотрела на Джарида:
– Да, единственным. По-твоему, это делает меня чем-то вроде урода, да?
– И у тебя не было мужчины более пяти лет?!
– Если честно, то более шести, – сказала Карла с некоторым раздражением, указывавшим на то, что она начинает терять терпение. – Но коль скоро близость с мужчиной так и не принесла мне пресловутых потрясающих ощущений, – запальчиво продолжала она, – я никогда не считала, что лишена чего-то очень важного...
– Тпрру! – воскликнул Джарид с мрачным смешком. – Успокойся, милая. На самом деле этот негодяй тебе всю душу на куски искромсал, так ведь?
Она не успела ответить, а он уже продолжал мягким, полным сочувствия голосом:
– Он ранил твои чувства, тупая скотина, оскорбил тебя, лишил уверенности в себе!
От его искреннего участия у Карлы защипало в глазах и подступили слезы. Не понимая, что с ней, она поспешила все это скрыть за горькой шуткой:
– Он так же неплохо потрудился и над моими финансами.
Прищурив глаза, Джарид бросил на нее быстрый взгляд. То, что он увидел в ее лице, заставило его сжать зубы, так что желваки заиграли на его скулах. Когда же он вновь обратил взгляд на теперь уже пустынное шоссе, на его чеканном лице глубоко запечатлелось решительное выражение.
– Я расстроил тебя, извини, пожалуйста, – сказал он низким, напряженным голосом, но едва ли тоном жестокого, расчетливого мужчины, привыкшего использовать женщин. – И все-таки я очень рад, что ты рассказала мне, и... – он слегка улыбнулся, – может, чуть позже я бы хотел побольше услышать о твоих друзьях: Эндри, Алисии и Шоне. Они мне кажутся прекрасными людьми. Думаю, они мне понравятся.
Тяжесть в груди от неприятных воспоминаний понемногу прошла, давая Карле возможность вздохнуть свободнее. И хотя она испытывала смущение, рожденное от сравнения этого нового, незнакомого ей Джарида со словесным портретом, созданным Анной, Карла смогла ответить непринужденно:
– Они, я думаю, тоже охотно познакомятся с тобой. И я с радостью расскажу тебе о них... может, чуть позже.
Джарид с обезоруживающей улыбкой посмотрел на нее:
– Вот и чудесно. Буду с нетерпением ждать твоего рассказа.
Он свернул с автомагистрали на боковую дорогу.
– А теперь мы прибыли к первому пункту нашего путешествия – Окаменелому лесу. Давай оставим все тревоги и полюбуемся по-настоящему древним Западом.
Раздумывая над тем, что мог иметь в виду Джарид, делая ударение на слове «древний», Карла с живым интересом посмотрела вокруг. В Национальный парк они въехали через южный вход, и Джарид остановил машину У музея Радужного леса.
Все сразу стало понятным, едва Карла увидела экспонаты музея.
Здесь было множество фрагментов окаменелой древесины, а вся в целом экспозиция рассказывала о геологическом прошлом этого края и о процессе освоения его человеком. Не обращая внимания н пояснительные таблички, прикрепленные под образцами, Джарид решил дать ей урок истории. – Это высокогорное высохшее плато когда-то было дном полноводного озера, – говорил он в лучших традициях экскурсоводов, широким взмахом руки обводя пространство вокруг себя – к югу, где были истоки, по берегам росли высоченные деревья, напоминающие сосны. Рептилии, похожие на крокодилов, гигантские амфибии, пихавшиеся рыбой, и небольшие динозавры жили здесь среди обилия растений и других животных, о которых мы узнаем сегодня только из окаменелых останков...
Джарид говорил, и они медленно переходили от одного стенда к другому. Хотя ее взгляд был прикован к образцам разноцветных окаменелостей фрагментов деревьев, к рисованным реконструкциям из жизни растений и животных того далекого времени, Карла тем не менее чутко прислушивалась к его глубокому, богатому интонациями голосу.
– Деревья падали и смывались бурными потоками в озеро, – продолжал Джарид, ведя ее к двери, выходившей во двор музея, – где тут же начинали покрываться илом, грязью и вулканическим пеплом. Эти наносы перекрывали доступ кислорода и тем самым предохраняли древесину от гниения... Постепенно, – говорил он, когда они вышли на тропинку, проложенную через секцию под названием «Каменные деревья», – богатая кремнием вода пропитывала стволы, наполняя клетчатку кремниевыми отложениями. С течением времени эти отложения твердели, и деревья окаменевали. Все это происходило около двухсот миллионов лет назад, – сказал Джарид, кивая головой в сторону колоссальных удлиненных глыб и фрагментов их, громоздившихся на земле. Глыбы отливали радужными цветами и напоминали стволы деревьев, только окаменевшие.
– Двести миллионов лет назад! – воскликнула , наклоняясь, чтобы лучше рассмотреть одну из глыб.
– Да, дорогая, – с улыбкой ответил Джарид, – это древняя, но тем не менее важная составная часть современного Запада.
После посещения музея они проехали двадцать семь миль по парку в окружении живописной при. роды. Джарид останавливал автомобиль несколько раз в наиболее примечательных местах, они выходили из машины и шли пешком в глубь каменного леса по тропинке. Время от времени Карла восхищенно охала, наталкиваясь на новые и новые скопления окаменелых деревьев. А когда машина остановилась в очередной раз, Карла с новой силой ощутила смысл особой интонации Джарида, когда он говорил о древнем Западе.
Вынув из перчаточного отсека приборной доски и повесив на шею бинокль, он вывел ее на огороженную перилами площадку, расположенную на верху большой скалы, нависшей над неглубоким каньоном. Все дно его было усеяно скалами. И, указывая на одну из них, Джарид велел Карле направить и сфокусировать бинокль на той ее стороне, которая казалась совершенно плоской. Несколько секунд Карла ничего не могла различить, кроме серовато-белого пятна. Наконец пятно прояснилось, и Карла затаила дыхание.
– Какое чудо! – воскликнула Карла, медленно двигая биноклем по мере того, как всматривалась в древние рисунки.
– Я знал, что тебе понравится, – сдержанно заметил Джарид, – ее называют Скалой-Газетой. Очень мало известно о ней, кроме того, что ей тысячи лет от роду... – Он улыбнулся: – ...Но опять-таки это неотъемлемая часть современного Запада.
– Фантастическая часть, – с улыбкой согласилась Карла, отрываясь на мгновение от бинокля. —Эти рисунки животных изумительны! – сказала она, фокусируя линзы на чем-то, напоминавшем дикую кошку.
Насмотревшись вдоволь, она задумчиво взглянула на Джарида:
– Я вот думаю, какими они были – люди, которые оставили нам это?
– Я сам об этом думал, – сказал Джарид, – и то, что надумал, нарисовал. – Он усмехнулся: – Самое интересное во всем этом то, что мои догадки невозможно ни доказать, ни опровергнуть.
Подумав какое-то мгновение, Карла поняла, что он прав. И рассмеялась вместе с ним.
– И как это выглядит, то, что ты нарисовал? – спросила она, испытывая острое желание еще раз взглянуть на загадочную Газету.
Джарид и себе не стал отказывать в этом удовольствии. Забрав бинокль из ее рук, он пристально посмотрел через него на плоский камень.
– Полагаю, они не очень сильно отличались от нас. Сознательно или нет, они оставили целое наследство потомкам на этом камне, – сказал он, затем на мгновение опустил бинокль, улыбнулся и продолжил: – Черт возьми, в конце концов может оказаться, что этот камень был для них всего лишь стенкой, чтобы писать разные там «Я люблю тебя»...
Его взгляд остался столь же пристальным, когда он посмотрел на Карлу.
– Да, – продолжал он, – я подозреваю, что они были очень похожи на нас. Они смеялись, плакали, любили, проживали свои годы – хорошие, плохие или никакие, – а затем умирали, – он вздохнул, – и наверняка удивлялись своим чувствам и эмоциям... Совсем как мы, мудрые и образованные люди, делаем сегодня, тысячи лет спустя...
Карла внимала каждому его слову, а когда он закончил, продолжала смотреть на него, изо всех сил пытаясь найти соответствие между философствующим мужчиной, стоявшим перед ней, и образом жестокого потребителя, описанного Анной. Это упражнение для мозга было вполне сродни попытке получить три, сложив один и один. Карла не была бестолковой или глупой, и ей потребовалось совсем немного времени, чтобы заметить наличие неизвестного слагаемого в уравнении Джарида Крэдоуга. Впрочем, подумала она, разве недостаточно неизвестных факторов в любой сложной личности? Она уже начала хмуриться от умственного напряжения, когда Джарид резким вопросом оборвал течение ее мыслей:
– Почему у меня чувство, будто меня препарируют?
Карла вздрогнула и почувствовала, как к ее лицу приливает кровь. Взглянув в его темные глаза, искрящиеся лукавым смехом, она смущенно сказала:
– Прости, пожалуйста, я не собиралась так пристально тебя разглядывать.
Она опустила глаза, а затем вновь подняла их.
– Я думала о том, что ты сказал только что. Карла слегка нахмурилась. – Ты что, на всю историю смотришь через жизни отдельных людей?
Джарид улыбнулся, и не снисходительно, а наоборот, с такой душевной теплотой, что Карла почувствовала, как она проникает ей в самое сердце.
– Я смотрю на историю, как на цикл отдельных жизней, если это то, что ты имеешь в виду, жизней, которые проживаются вновь и вновь, проходя все те же необходимые фазы роста и развития...
Карле неожиданно стало не по себе. Его объяснение явным образом перекликалось с теориями, отстаиваемыми Эндри, Алисией, а также прославленным историком Шоном Хэллореном. И коль скоро концепция Джарида оказалась созвучной теории повторного обретения жизни в бесконечном процессе получения высшего знания. Карла почувствовала себя неуютно. Подобно многим людям, она целиком жила в теперешнем, в сегодняшнем дне и твердо придерживалась мысли, что у нее нет времени на схоластические упражнения в попытке доказать возможность существования повторяющейся жизни.
И вот с этим человеком она решила завести легкую любовную связь?
Эта мысль отрезвляла и требовала дальнейшего тщательного изучения. Когда Джарид, повернувшись, зашагал к машине, Карла машинально пошла рядом с ним. А осознала это чуть позднее, когда ей вдруг словно электрическим током пронзило руку, а затем и все тело. Как оказалось, Джарид просто взял ее руку в свою и бережно пожал. Издав губами беззвучное О, Карла в смятении посмотрела на него.
– Ты против?
Против? Да разве она могла быть против его прикосновения, такого обычного и в то же время восхитительно-волнующего и такого безукоризненно верного? Она сказала ему об этом:
– Нет, я не против.
– Вот и хорошо.
И вновь этот простой и ясный ответ оказался полностью созвучен чувству, родившемуся в ее душе. С замиранием сердца Карла вдруг осознала: Джарид всего-то навсего пожал ей руку, но это дало ей больше восхитительных ощущений и удовлетворения, чем она когда-либо переживала. Даже имея в виду свой неудачный опыт физической близости. Эта мысль, в свою очередь, породила другую. Если просто держаться за руки с Джаридом было так приятно, то каково тогда будет заниматься с ним любовью?
Ощутив одновременно и душевный подъем, и страх перед возникавшей перспективой, Карла скосила глаза на Джарида и увидела, что он пристально смотрит на нее. Пока он хранил молчание, словно желая помочь ей быстрее разобраться со своими мыслями. А затем ухитрился придать лицу одновременно хмурое и веселое выражение.
– Есть проблемы?
Проблемы? Карла едва удержалась от восклицаний. Ей казалось в тот момент, что у нее больше проблем, чем каменных деревьев в музейном лесу.
А первостепенной оставалась ее собственная поразительная эмоциональная и физическая реакция на этого непростого, удивительного человека, сидевшего сейчас рядом с ней.
Решение, принятое ею предыдущей ночью, казалось таким простым и ясным. Она берет себе отпуск, который в любом случае заслужила, получает удовольствие от компании Джарида и от этой развлекательно-деловой поездки. И вот теперь это решение вдруг перестало быть простым. Тот образ Джарида, который он представил сейчас ей, оказался настолько интересным, глубоким, умным и.. вообще чертовски привлекательным, что Карла растерялась. Она чувствовала какую-то неясную угрозу во всем этом, но не могла точно установить причину своего ощущения. Поэтому решила побыстрее продолжить разговор:
– У меня небольшая проблема с твоим высказыванием по поводу жизни, проживаемой вновь и вновь с прохождением через все необходимые фазы роста и развития.
– Ты прекрасно знаешь, о какой концепции идет речь, – немедленно ответил он с негромким укоризненным смешком.
– Этого я как раз и боялась, – простонала Карла. – Твои мысли очень похожи на идеи, которые отстаивают Эндри и Алисия и даже иногда Шон.
Она вздохнула. Джарид рассмеялся.
– Из того немногого, что ты рассказала, Я понял, почему мне так нравятся твои друзья! Они что, увлекаются эзотерикой?
– Вовсю, – ответила Карла, шутливо закатывая глаза. – Впрочем, это не мешает им большую часть времени оставаться нормальными людьми.
– А что такое нормальные люди? – спросил Джарид, пожимая плечами. – Ты можешь сказать, что есть норма?
Чувствуя себя прижатой к стене, Карла съехидничала:
– Уж во всяком случае, это не вера в жизни, проживаемые вновь и вновь с прохождением через все необходимые фазы роста и развития!
Улыбка на его лице медленно превратилась в озорную усмешку:
– Ты даже можешь доказать это с помощью факта?
Потихоньку начиная сердиться, Карла взглянула на своего спутника:
– Ты прекрасно знаешь, что нет. Но ведь и у тебя нет доказательств, чтобы подкрепить свою теорию? Будешь спорить?
– Да, доказательств я не имею. Но и не требую. И не ищу, – сказал Джарид беспечно. – Я не принимаю и не отвергаю эти идеи. Мой мозг открыт для всего. И я иногда вижу интересные вещи... особенно в одной недавно возникшей теории.
– Какой же? – осторожно спросила она.
– Это теория о существовании притяжения между родственными душами, – спокойно ответил он. – Я, например, чувствую силу этого притяжения. И ты, думаю, тоже.
Родственные души! Карла внезапно смутилась... И вдруг все те правила и устои, которые были заложены или сформированы в ее мировоззрении предшествующими годами жизни, правила и устои, которыми она пользовалась теперь и которые, возможно, очень пригодились бы в дальнейшем путешествии сквозь череду набегающих дней, стали незаметно терять свое значение для ее... Родственные души. Какие-то струны внутри ее звенели в резонанс с этими словами. Ей пока не очень хотелось признаваться, но, ненавидя ложь, она не могла отрицать, что тоже чувствовала силу притяжения...
«Это просто сильное физическое влечение – и ничего больше», – сказала она себе.
И, ухватившись за эту спасительную мысль, Карла тряхнула головой и повторила вслух, обращаясь к Джариду:
– То, что мы чувствуем с тобой, просто сильное физическое влечение друг к другу, Джарид. И нет здесь ничего таинственного.
– А ты ведь хватаешься за соломинку, любимая, и знаешь это.
Спокойная уверенность его тона высвободила бушующий поток противоречивых эмоций, затопивших ее мозг. И самой сильной из них была трепетная радость от искренне прозвучавшего слова «любимая».
И, как уже бывало раньше, Карла вновь ляпнула, не подумав:
– Для меня это просто влечение, Джарид!
– А для меня это любовь, Карла.
Точка. Конец. Испытывая странное чувство остановки мыслительных процессов, Карла смотрела на Джарида в полном недоумении, а смысл его слов все еще гремел в ее мозгу, приводя в смятение душу и разум. Когда разум отстаивает свои права на существование, он сопровождает эту борьбу бурным диалогом с самим собой.
Любовь...
Он сказал, что любит ее. Разве нет?
Сказал...
Но зачем? Он ведь не может любить ее...
А вдруг может?..
Нет.
Это невозможно.
Они совсем чужие люди.
Они едва знают друг друга.
Они еще даже не были в постели!
Это невозможно...
Совсем невозможно?..
Ну может быть...
– Ты что, окаменела, как эти доисторические деревья? – спросил Джарид, прекращая ее спор с самой собой.
Карла захлопала глазами, поежилась и попробовала рассмеяться, но это прозвучало как рыдание.
– Не верю этому! – закричала она, озираясь по сторонам. – Я сижу в Национальном парке... и Джарид! Я просто этому не верю!
Джарид улыбнулся так нежно, что ей захотелось расплакаться.
– Не отчаивайся, любимая. Ты привыкнешь к этой мысли, – сказал он и посмотрел ей в глаза. – а теперь нам пора ехать. – И, усевшись поудобнее, запустил двигатель. – Мы поговорим об этом позже.
Выруливая за пределы стоянки, он с озорным выражением посмотрел на нее:
– Сегодня вечером, – пообещал он, – когда мы будем одни.
Остаток дня прошел, как и следовало ожидать, спокойно. Ощущая себя опустошенной и эмоционально разбитой, Карла едва обращала внимание на роскошные виды парка. Да, она охала от удивления и восторга при виде великолепного ландшафта пустыни Пейнтид с многочисленными холмами, придающими ему фантастический лунный вид, окрашенными в пурпурный, красный и серый цвета из-за выступающих на поверхность осадочных пород... Взвизгнула при виде скелета Джерти – травоядной рептилии размером с немецкую овчарку; этот древнейший в мире скелет динозавра был найден возле Чайнд-Пойнта в 1985 году и собран из фрагментов усилиями палеонтологов... Но особых впечатлений она отсюда не вынесла. Столь же пресным показался ей обед в ресторане Визит-Центра.
Минимальные движения мысли, на которые она еще была способна, касались главным образом неожиданного и поразившего ее признания Джарида в любви и его обещании вернуться к разговору вечером. Поэтому Карла говорила очень мало. Он же, напротив, не переставая делал замечания правда, большей частью относящиеся к видам и достопримечательностям, а не к ней.
Где-то по дороге между Национальным парком Окаменелого леса и следующей остановкой в фактории Хаббела подозрения вкрались в утомленное сознание Карлы. Джарид сам спровоцировал их, сделав следующее замечание:
– Слава Богу, ты больше не боишься меня, как это было вчера вечером.
– Я никогда не боялась тебя! – возмущенно воскликнула Карла.
Джарид наградил ее нежной улыбкой:
– Нет, дорогая, очень даже боялась.
Не расположенная к горячему спору, Карла довольствовалась тем, что пристально посмотрела на его упрямый профиль, повернулась и принялась разглядывать через окошко очертания скал и холмов, которыми изобиловал ландшафт пустыни. Когда же они въехали в резервацию Навахо, она долго хмурилась от растерянности и недоумевала по поводу каких-то странных курганов, которые располагались почти рядом с каждым домом. И, пока она смотрела, хмурилась и фыркала, ей в голову пришла неожиданная мысль.
Во время их второй встречи Джарид недвусмысленно заявил, что у них будет роман.
Два дня назад он пришел к заключению – не без повода, – что она боится его.
Пару часов назад Джарид неожиданно признался ей в любви.
«Могла ли быть связь между его предсказаниями и ее страхами?» – спросила она у своего «я».
«А как ты считаешь?» – ответило «я».
Я считаю, что мне надо это обдумать.
И Карла думала. Внешне проявляя интерес к фактории Хаббела, памятнику национальной истории и старейшей, ныне действующей фактории в резервации Навахо, она беспрестанно и основательно думала.
И, даже побывав в понравившемся ей уютном магазине, разбитом на отдельные маленькие комнаты, в котором можно было найти все: и бакалею, и сухие завтраки, и индейские украшения ручной работы, и ковры, – и потом с улыбкой беседуя с симпатичной смотрительницей парка Навахо, все это время Карла думала о побудительных мотивах этого высокого, грубовато-красивого мужчины.
Он шел рядом с ней, столь же похожий на индейца, как и смотрительница, но имевший несколько более резкие черты лица.
Прогулки бок о бок с ним по-прежнему вызывали в ней неясное внутреннее волнение, но Карла теперь с нетерпением его отметала. Ее мысли были заняты изучением следующей возможности в их дальнейших отношениях. Вполне могло оказаться, что Джарид использовал слова любви с жестокой целью разоружить ее, сделать беззащитной перед лицом его желания воспользоваться ею в постели. И хотя эти мысли противоречили тому, что подсказывала ей интуиция, Карла неумолимо приходила к выводу: в свете рассказанного Анной правота ее догадки была более чем вероятна.
Страдая больше, чем когда-либо, и боясь еще глубже бередить свои раны, Карла старалась не смотреть на Джарида. Она целиком отдалась пешей прогулке к строениям, высившимся невдалеке от фактории, и уверяла себя, что внезапную резь в глазах можно объяснить слепящим светом уже клонившегося к закату солнца.
Когда смотрительница привела их в бывшую резиденцию основателя фактории Джона Лоренцо Хаббела, Карла почувствовала невыразимую благодарность к девушке. Здесь, в полумраке дома, она получила хорошую возможность привести в порядок глаза и немного успокоиться. Приступы отчаяния все глубже охватывали ее, и Карла, сбросив маску повышенного интереса, с тоской обводила взглядом сначала мебель, а затем настенные полотна по мере того, как смотрительница рассказывала о них.
– Ты в порядке?
Карла чуть не споткнулась о порог при выходе из здания, услышав вопрос Джарида, произнесенный мягким, участливым голосом. Отводя глаза, она кивнула и мысленно выругалась, почувствовав с новой силой потребность выплакаться.
– В полном. Просто немного устала, наверное, – сказала она и ужаснулась своему тонкому пронзительному голосу. – Я... э-э... – начала она, затем неубедительно улыбнулась, не глядя ему в глаза. – Сегодня... м-м-м, довольно жарко для ноября, правда? – спросила она неловко и слишком оживленно.
– Только не для Аризоны, – ответил Джарид. – Приятный теплый денек. Но если ты думаешь, что сегодня жаркое солнце, то подожди до середины августа, и тогда узнаешь, что такое нестерпимая жара...
– Если доживу, – пробормотала Карла, не заметив, что высказала эту мысль вслух, не дождавшись, пока Джарид окончит свою.
– Ты действительно переутомилась. Пойдем отсюда, – сказал он, беря ее за руку. – Я думаю, на сегодня достопримечательностей с тебя хватит.
Соприкосновение их рук вселило в нее чувство, близкое к панике, и ей пришлось призвать на помощь всю свою силу воли – слишком сильным был соблазн вырваться и убежать. Это было сумасшествие, это было невероятно! Но факт оставался фактом: от одного прикосновения Джарида ее словно пронзило электрическим током и все чувства пришли в смятение.
Умирая от удовольствия, Карла наслаждалась ощущением контакта их рук. Она чувствовала, что так же сильно, как он сжимает ее руку в своей руке, он держит в своем плену и ее душу. И когда Джарид направился к машине, она безмолвно шла рядом с ним, переполненная ощущениями. Когда же, по необходимости, ему пришлось отпустить ее руку, она почувствовала, что лишилась чего-то самого главного в жизни, будто осиротела.
Эмоциональный спад наступил, когда Джарид выехал за пределы фактории.
Почувствовав неожиданную усталость от всех мучивших ее мыслей, подозрений, догадок о Джариде, Карла откинула голову на спинку сиденья и закрыла глаза. Легко вздохнув, она пообещала себе, что обдумает свои подозрения, эмоции и это странное чувство тоски позднее, а пока отложила их как можно дальше. Сейчас ей хотелось только одного – забыться и успокоиться.
Они еще не успели выехать на основную автостраду, а Карла уже спала.
Она проснулась, когда почувствовала, что автомобиль больше не движется. Вздрогнув, она села прямо и в смятении посмотрела вокруг. Впрочем, увидела она немного. Сумерки сгустились, предвещая приближение ночи.
Все указывало на то, что они остановились в каком-то небольшом городке. На его узких улицах мерцали тусклые фонари, а вход в здание, перед которым остановилась их машина, был ярко освещен. За светом фонарей остальной пейзаж скрывался в темноте.
Едва Карла начала недовольно хмуриться, не понимая, куда девался спутник, как он появился в освещенных дверях здания. Увидев, что она проснулась, Джарид тепло улыбнулся.
– Как себя чувствуешь? Лучше? – спросил он, Усаживаясь за руль. – Отдохнула и готова к ужину?
– Да, – на оба вопроса ответила Карла, смутной улыбкой обнаруживая свою растерянность и беспокойство. – Где мы?
Перед тем как ответить, Джарид запустил двигатель – В Тандербед-Лодж, недалеко от каньона Де Челли.
Он махнул рукой, указывая в ту сторону, где располагался каньон, затем поехал вдоль одной из улочек.
Улица привела к гостиничным коттеджам, выстроенным в несколько рядов. Проехав вдоль одного ряда, Джарид остановил машину напротив последнего домика.
– Это здесь, – сказал он, кивая головой. – У нас две крайние комнаты.
Оставив Карле внутреннюю комнату, он перенес ее вещи и встал рядом, пока она окидывала помещение критическим взглядом.
– Ну и как? – спросил он.
Комната была довольно большая, без излишней роскоши, имела приятный, уютный вид и сияла чистотой.
– Прекрасно, – сказала Карла, проходя к ванной и заглядывая в нее. Затем, повернувшись, она подняла брови и спросила:
– А ресторан есть?
– Кафетерий, – ответил Джарид, улыбнулся, как ей показалось, немного виновато и пожал плечами: – Не высший класс, но уютный и с хорошей кухней.
Карла многозначительно посмотрела на него.
– Мне не надо высшего класса, Джарид, – ответила она, немного смутившись, и продолжила: – Я вполне довольствуюсь хорошим.
Прекрасно понимая, что ее слова могут быть истолкованы по-разному, она замерла, умоляя небеса, чтобы Джарид не ответил того, что само просилось на язык. Ее душа была еще полна впечатлениями прошедшего дня, и чувства слишком притупились.
Задумчиво посмотрев на нее, Джарид ответил именно так, как она ждала от него:
– Я рад, что ты не разочарована.
С этими словами он посмотрел на часы.
– Сейчас десять минут седьмого, а кафетерий закрывается в половине девятого. Ты сможешь быть готовой... скажем, через час?
Карла снисходительно взглянула на него:
– Если надо, я была бы готова и через пятнадцать минут... но я страшно хочу подольше постоять под горячим душем, поэтому беру весь час, спасибо.
Джарид вышел из комнаты, и отзвуки его одобрительного смеха еще долго звучали в ее ушах.
Кафетерий был именно таким, как его описал Джарид, – и не совсем таким. Обширный зал был чист, опрятен и удобен, но ему не хватало элегантности. Пища предлагалась первой свежести, добротная, питательная и вкусная, однако большой изысканностью не отличалась.
Карле понравились и обстановка, и еда... по нескольким причинам, главной из которых была та, что они не располагали к интимным разговорам. И если душ и смена одежды, правда, несколько помятой в чемодане, помогли ей поддержать свой слабеющий дух, сама Карла еще не вполне решила, как себя вести, если Джарид отважится на какие-нибудь вольности.
В атмосфере ресторана, а если быть более точным, в ее отсутствии, груз недобрых предчувствий, отягощавший Карле душу, понемногу растаял.
Еще стоя под душем и одеваясь, Карла мечтала о целительном бокале вина, который снял бы душевное напряжение. Однако по дороге к кафетерию Джарид развеял ее надежды, едва она об этом упомянула.
– Тебе придется довольствоваться кофе или лимонадом, по крайней мере, во время ужина, – сказал он загадочно. – Мы в заповеднике, и спиртное здесь запрещено.
И Карла довольствовалась кофе, в душе подвергая сомнению разумность запрета.
Но смысл его фразы заставил ее мучиться дойками на протяжении всего ужина.
Все прояснилось, когда они вернулись в номера.
Ее внутреннее напряжение, чуть ослабевшее было во время ужина, мрачные предчувствия и сопутствующая им нервная усталость с новой силой вернулись к ней, когда они, вдыхая свежий осенний воздух, шествовали к своему домику. Если не считать света, лившегося из окон коттеджей, ночь была темной. Столь же мрачными были и мысли Карлы. Все вопросы и противоречивые эмоции, о которых она упорно старалась не думать с момента, когда уснула в машине, за эти несколько минут перехода от кафетерия до коттеджа буквально затопили ее.
Карла нисколько не сомневалась, что Джарид начнет к ней приставать, едва они останутся вдвоем, и не имела ни малейшего представления, что же предпринять в ответ на его натиск. Ей захотелось убежать и спрятаться, но затем она совершенно ясно осознала, что игра зашла слишком далеко для такого финала. Самоуверенное решение, которое она приняла, находясь в надежных стенах своей квартиры, теперь уже не казалось ей столь легко осуществимым. Страх все сильнее сжимал ее сердце... но уже не оставалось времени что-либо предпринять.
Во время ужина Джарид был необычно молчалив и сдержан, оставляя Карле догадываться о его мыслях... и о его планах.
По дороге в номер он по-прежнему хранил молчание.
Карла не представляла, чего от него ожидать в следующий момент, и, уж конечно, не предвидела того, что произошло на самом деле. Отперев и распахнув дверь ее комнаты, он развернулся и зашагал прочь.
Онемев от удивления, Карла наблюдала, как он скрылся в своем номере.
Оставив дверь нараспашку, она сделала несколько шагов, швырнула куртку на кресло и остановилась посередине комнаты, растерянно нахмурив брови. Ей казалось, что она готова к нападению с любой стороны. Неожиданная подножка ошеломила и повергла в оцепенение. Ощущение того, что ей дали отставку, больно укололо ее, а на смену ему пришел гнев.
Готовая, казалось, смело встретить любое эмоциональное переживание, к острой горечи отказа Карла готова не была.
А гнев все нарастал – гнев на свои пустые страхи, гнев на Джарида, который умышленно усиливал их, а затем безжалостно развеял.
Черт побери, он даже не пожелал ей спокойной ночи!
Не успело ее возмущение оформиться в четкую мысль, как Карла услышала легкий щелчок закрываемой двери, и сразу вслед за тем послышался приятный низкий голос Джарида:
– Ну как насчет стаканчика вина?
Резко повернувшись, Карла посмотрела на него, и оцепенение на ее лице сменилось искренним изумлением. В одной руке он держал нераскупоренную бутылку, как она заметила, прекрасного дорогого белого вина, а в другой – два обычных гостиничных стакана. Придя к выводу, что отставку ей еще не дали, она в замешательстве переводила взгляд с бутылки на стаканы.
– Я поняла из твоих слов, что эта штука, – сказала она, кивая головой на бутылку, – запрещена в заповеднике.
Ответная улыбка Джарида несла в себе нечто более крепкое и пьянящее для ее чувств, чем содержимое бутылки, из которой он наполнял теперь стаканы.
– В законе ничего не сказано о том, что запрещается приносить свое, – сказал он, протягивая ей вино.
Карла машинально потянулась за стаканом, взяла его, но пробовать на вкус золотистый напиток не спешила. Она смаковала другой вкус – вкус нарастающего в ее душе прозрения.
Из всех ожиданий и надежд, которые Карла взрастила в своей душе, перспективу влюбиться она допускала меньше всего. Но, как ни странно, в тот момент именно такая перспектива возникла перед ее мысленным взором в образе высокого мужчины, стоявшего в каком-то метре от нее.
Все более осознавая этот факт, Карла смотрела на Джарида, попеременно испытывая то жар, то холод, то страх, то радость. Проблема разрешалась сама собой. Карла смотрела на Джарида и старалась насытить свои вдруг изголодавшиеся чувства одним его видом.
Он был без пиджака, и его свободный повседневный наряд состоял из трикотажного пуловера, голубых джинсов и мягких кожаных мокасин без носков.
Держал он себя столь же свободно. Но привычное дерзкое выражение в его глазах исчезло. Темные, наблюдательные, они выражали странную неуверенность.
И именно эта неуверенность сломила волю Карлы к сопротивлению. Легко вздохнув, она разрешила мыслям течь как им вздумается. Прозрение пришло с трудом, но отрицать очевидное было больше невозможно.
Карла Дэновиц была безнадежно влюблена в Джарида Крэдоуга.
Озабоченность в голосе Джарида вывела ее из стояния самоуглубленного оцепенения:
– Карла, милая, что с тобой? Ты дрожишь, ты бледна. Тебе плохо?
Он подошел к ней и взял бокал из ее ослабевшей руки.
– Милая, скажи мне! – настаивал он. – Что тобой стряслось?
– Ничего! – сумела выдавить Карла между двумя глубокими вдохами, потому что даже угроза физической пытки не заставила бы ее признаться в открытии, которое она сделала после стольких мук. Все, что она могла сейчас, – это смотреть на него умоляющим взглядом. Хотя и сама точно не знала, о чем молила.
При других обстоятельствах Джарид, возможно, отреагировал бы на это со свойственной ему иронией. Однако сейчас его лицо не выражало ничего, кроме почти неприкрытой паники. Глаза еще больше потемнели, преисполненные участием. Он, казалось, не знал, что ему делать... Одним словом, был совсем не похож на того самоуверенного, высокомерного мужчину, каким считала его Карла.
Характерная для его тона властность внезапно куда-то исчезла, уступая место нежной заботе и искренней тревоге.
– Черт побери, что же произошло? – пробормотал он. Удерживая оба стакана на широкой ладони, он взял рукой Карлу за талию и легким усилием привлек ее к себе, словно желая защитить и поддержать всеми своими силами.
– Иди, присядь, – сказал он нежно. Он подвел ее к кровати и после того, как они уселись рядышком на краю матраса, ласково, но настойчиво попросил: – Поговори со мной, любимая, расскажи, что случилось.
Его поведение сбивало с толку и одновременно покоряло ее. Потеряв столько сил на то, чтобы осознать свою любовь к нему, Карла почувствовала, как в горячих слезах, хлынувших вдруг из глаз, растворились последние остатки сопротивления, а вместе с ними и все мучившие ее сомнения. От ее хладнокровного решения насладиться краткосрочной связью с Джаридом не осталось и следа. Его место заняло жгучее желание стать для него всем.
«Любимая»... Он опять назвал ее любимой. Карла больше всего на свете сейчас хотела быть его любовью, а не просто очередной партнершей для страстных игр. Впрочем, страсть она испытывала не меньшую; это обостряло ее ощущения, разжигало воображение и создавало иллюзию пустоты во всем теле.
– Карла! Ты скажешь что-нибудь? – продолжал спрашивать Джарид, балансируя на грани между нетерпением и растущим беспокойством. – Скажи мне, что происходит?..
Он замолчал и вдруг, прищурив глаза, спросил с хрипловатым придыханием:
– Ты снова боишься меня, да?
Карла улыбнулась и взяла свой стакан из его слегка ослабевшей руки.
– Нет, Джарид, я не боюсь, – сказала она, отпила вина и посмотрела ему прямо в глаза. Она успокоилась, неожиданно придя к заключению, что примет Джарида таким, каким он пожелает быть.
– Ладно. Что же тогда? – сказал он и сделал большой глоток. – Ты плохо себя чувствуешь или просто устала?
– Нет, – ответила она и спрятала за стаканов горькую улыбку. А улыбнулась она от мысли, внезапно мелькнувшей в ее голове, что едва ли сможет объяснить ему, что, напротив, чувствует невероятное возбуждение и прилив сил.
Но почему же не сможет? От следующей мысли ее улыбка стала таять. Что, кроме собственной сдержанности, могло помешать ей объяснить ему, что она сейчас чувствует?
– Итак, что же тогда... – начал Джарид. Посылая сдержанность ко всем чертям. Карла спокойно прервала его:
– Я хочу быть с тобой, Джарид.
– Что? – только и смог прошептать он, застыв как изваяние, и лишь в глазах его отразилась внутренняя борьба между внезапно вспыхнувшей надеждой и неуверенностью в том, верно ли он расслышал.
У нее не хватило духу долго удерживать его в этом мучительном для него состоянии, хотя Карла и почувствовала некоторый соблазн. Собрав все свое мужество, она смело повторила:
– Я хочу быть с тобой.
Она отставила в сторону вино и поднесла руку к лицу Джарида:
– Я хочу тебя, Джарид.
– О, Карла, – выдохнул он, прикасаясь рукой к ее руке, – я тоже хочу быть с тобой.
Перегнувшись через нее, он поставил свой стакан на ночной столик рядом с ее. Затем, выпрямившись, провел ладонями вверх по ее рукам и нежно взял за плечи.
– Ты не представляешь, как сильно ты мне нужна.
Испытывая дрожь нетерпения, Карла смотрела, как его рот стал медленно приближаться к ее губам, и с замиранием сердца ждала его прикосновения.
Поцелуй Джарида стоил того, чтобы ждать его с нетерпением, и в этот раз разительно отличался от всех прежних. Едва их губы соприкоснулись, Карла почувствовала пронзительную слабость, никогда прежде ею не испытанную. Нежные, ищущие, его губы ласкали ее, пробуждая голод, который очень быстро вылился в отчаянное желание еще большего.
Без тени сомнения по поводу своего поведения Карла раскрыла губы, обвила руками его шею и, тихо постанывая, откинулась на спину, увлекая его за собой. Ее губы затрепетали в ожидании чего-то, когда она почувствовала движение его губ.
– Тише, любимая, тише, – прошептал Джарид. – Я умираю от желания, но не хочу спешить.
Он замолчал, медленно скользя по ее нижней кончиком языка.
– Я хочу смаковать нашу первую близость.
– А я хочу... – запротестовала было Карла, но сразу затихла под новым натиском его рта.
– Я тоже хочу тебя, – проговорил Джарид прерывающимся шепотом и поднял голову. – И толь ко... тебя.
Вспышка незнакомой ей раньше страстной нежности сверкнула в глубине его темных глаз.
– Я не хочу быстрого, для простого удовлетворения барахтанья в простынях, Карла, – объяснил он, увидев, что она не понимает его намерений. —. Я хочу быть с тобой, целовать тебя, ласкать, дрожать от нетерпения, когда ты будешь ласкать меня. Я хочу тянуть все до тех пор, пока не буду готов кричать и умолять тебя впустить меня в себя.
Сквозь туман неги, покрывшей ее сознание, Карла подумала, что Джарид – еще более великий художник, чем она себе представляла. Она буквально забилась в конвульсиях при виде эротичных картин, нарисованных им несколькими фразами. Совершенно растаяв, всем сердцем желая исполнить любые его прихоти, какие только могли возникнуть, она улыбнулась с откровенной чувственностью:
– Я тоже этого хочу.
Джарид с трудом сглотнул и прошептал слова, от которых все ее тело превратилось в жидкий огонь.
– Я хочу видеть тебя... всю.
– Да.
– Я хочу, чтобы ты видела меня... всего меня, – произнес он и задержал дыхание.
– Да, – ответила Карла. Она сняла руки с его шеи и принялась за дело, начав с верхней пуговицы своей блузки. Ее пальцы замерли, накрытые его ладонью. Она подняла на него удивленные глаза.
– Разреши мне, любимая, – попросил он, затем нагнул голову и легко прикоснулся к ее губам нежным поцелуем.
С откровенной неохотой отрывая себя от нее, Джарид встал и, потянув ее за руки, поставил Карлу лицом к себе. Мучительно медленно он расстегнул пуговицы на блузке и снял ее. Едва он дотронулся до Карлы, вся ее кожа вдруг нагрелась под скользящим прикосновением его рук и вспыхнула пламенем неуемного желания. Пламя жадно разгоралось с каждым предметом одежды, который Джарид снимал с трепещущего тела Карлы.
И вот она стояла перед ним, нагая и совершенно не испытывающая страха. Она словно превратилась в мерцающий факел, светясь изнутри волнением и готовностью броситься в огонь его пламенных объятий.
– Ты прекрасна, – сказал Джарид, и в его голосе ей послышалось благоговение. – Так изумительно прекрасна.
Глядя ей прямо в глаза, он взялся за низ пуловера. Карла пресекла его движение, сжав его руки своими.
– Разреши мне... любимый.
Процесс раздевания повторился. Мелко дрожа от прикосновений, замирая при виде каждой обнаженной части его великолепного мужского тела, Карла точно воспроизводила его движения. Ее глаза блеснули и расширились, когда последний удаленный предмет одежды обнаружил впечатляющие силу и мощь его желания.
– Ты тоже прекрасен, – сказала она почтительным шепотом и, волнуясь, нежно погладила его кончиками пальцев.
– О Боже! – простонал Джарид, сотрясаясь в ответ на ее прикосновение. – Карла...
Схватив ее руку, он повлек ее за собой на постель.
– Люби меня. И дай мне любить тебя.
Он нашел ртом ее губы; с неистовой страстью его язык погрузился во влажную нежность ее рта. Душа и тело Карлы отдались бурно растущему и сносящему все на своем пути потоку наслаждения.
Любовь сдавалась и побеждала.
Полные пьянящей отрады минуты текли бесконечно. Джарид ласково поглаживал рукой тело Карлы, стараясь не пропустить ни миллиметра на ее коже. Карлу никогда прежде не ласкали так нежно – переживание было потрясающим. В уголках ее глаз блестели слезы, а слова любви, рождаясь беспрестанно, не находили выхода, утопая в этих необъяснимых счастливых слезах.
– Почему ты плачешь? – спросил Джарид, и страстное дыхание в его голосе сменилось тревогой: – Я сделал тебе больно?
– Нет! – быстро успокоила его Карла. – Я не то чтобы плачу, Джарид, милый. Я просто...
Нежно проведя рукой по его лицу, она разгладила тревожные морщинки.
– Джарид, я и не догадывалась, что это может быть так прекрасно. Я и не знала... – Она вдруг осеклась и выразила охватившие ее чувства своими ласковыми пальцами.
Когда кончики ее пальцев обводили контур его губ, те благодарно потянулись к ним с поцелуем.
– Я рад, что ты не знала. Я благодарю небо, что именно я сделал это прекрасным для тебя, – ответил он, целуя ее так нежно, что у нее перехватило дыхание. Однако через какое-то мгновение он целовал ее уже с голодной, страстной жадностью, а его губы и язык несли с собой столько огня, что ее лицо запылало и слезы высохли сами собой.
Накал страсти, который она теперь переживала, казался ей невероятным, а ощущение раскованности и легкости – еще более удивительным. И Карла смело пустилась в исследование доселе неизвестных ей тайн. Она возвращала ему прикосновения, ласкала там, где ласкал он, целовала глубоко и сладко в ответ на все более глубокие и страстные поцелуи. Напряжение нарастало в ней по спирали, словно кольцами удава сжимало естество, пока, наконец, не в состоянии выдержать ни секунды промедления, Карла со стоном произнесла его имя и выгнулась всем телом в безмолвной мольбе.
Исполняя ее просьбу, Джарид поместил упругое тело в мягкую колыбель ее бедер. В его искаженном страстью голосе прозвучала веселая нота, когда он произнес:
– Как ты догадалась о том, о чем я уже собирался тебя попросить?
– Потому что уже, кажется, целую вечность я была готова умолять тебя о том же, – честно и радостно ответила Карла.
Он наклонился и поцеловал ее.
– Я понимаю. Уже несколько лет ты не была с мужчиной. Я не обижу тебя, любовь моя, – пообещал он. – Я лучше умру, чем сделаю так.
Ее глаза вновь наполнились слезами, и, быстро моргнув, она смахнула их с ресниц:
– Я знаю.
Произнеся эти два слова, Карла, ничуть не сомневаясь, доверила свое тело, свои чувства, свою веру и свою любовь под его охрану.
Двигаясь медленно и необыкновенно осторожно, Джарид овладевал ее телом, не зная еще, что одновременно овладевает и ее душой. А Карла отдавала их ему с радостью, время от времени нежно выдыхая его имя. Наконец, достигнув и преодолев барьер почти невыносимого блаженства и напряжения, ее тело забилось в конвульсиях счастливого конца.
Полный любви и умиротворения крик Джарида эхом откликнулся на ее крик.
День стоял великолепный, солнце припекало, а Карла, счастливая и довольная, наслаждалась безмятежным блаженством. Ей не хотелось искать возможных темных туч на горизонте их любви, и поэтому, сидя с Джаридом за столом, сервированным для завтрака, она отодвинула подальше свои и сомнения по поводу его возможных побуждений, а равно и опасения насчет будущего, и нежно ему улыбнулась.
– Что сегодня по плану? – спросила она, напоминая ему об обещании предоставлять ей расписание мероприятий на каждый день.
Его лицо светилось счастьем и беззаботной радостью.
– Де Челли, конечно, – сказал он, имея в виду каньон, находившийся невдалеке от мотеля. – Но так как экскурсий со спуском в каньон осенью и зимой нет, нам придется удовольствоваться его осмотром сверху, от самого края. Затем мы поедем в долину Монументов, а оттуда к озеру Пауэлл, где и проведем ночь...
Он самодовольно поднял брови:
– Звучит неплохо?
– Звучит замечательно, – согласилась Карла, про себя подумав: «Особенно последние два слова».
Таинственная легкая улыбка показалась в уголках ее разнеженного поцелуями рта.
Джарид слегка нахмурился, но углубившиеся морщинки в углах глаз выдавали сдерживаемый смех.
– Что смешного? – рыкнул он с нарочитой строгостью.
– Ничего-ничего, – ответила Карла, стараясь справиться с улыбкой и сделать невинное лицо. Ей не удалось ни то, ни другое.
– Карла, я хочу знать, что означает твоя загадочная улыбка? – В его голосе прозвучало предупреждение.
Карлу уже нельзя было особенно поразить – всяком случае, этим проявлением свирепости. Дело продвигалось медленно, но она все глубже узнавала любимого. И одной из удивительных вещей которые Карла узнала, было то, что за маской ярости, обычной для Джарида, скрывался очень мягкий, даже робкий человек. И это знание давало ей сейчас силу, надежду... и смелость сказать ему правду:
– Я улыбаюсь в предвкушении.
– Чего? – спросил он, сузив глаза, но не смог скрыть в их глубине тревогу ожидания.
– Сегодняшнего вечера.
Ожидая его реакции, Карла затаила дыхание.
Реакция была поразительной.
Образ жестокого Джарида Крэдоуга рассыпался в пыль перед ее изумленно раскрытыми глазами. Нет, у него не дрогнул ни один мускул, выражение лица не изменилось. И тем не менее Карла стала свидетельницей того эффекта, который произвела на него ее искренность. Она увидела по его глазам, как в этот момент рухнули разом все внутренние колючие преграды, терзавшие его душу.
Действуя, чисто интуитивно, она прикрыла ладонью его руку, выражая понимание и одобрение.
Его ресницы дрогнули, и взгляд упал на ее руку. Затем, медленно поднимая глаза, он повернул кисть, подставляя ее ладони свою, в безмолвной просьбе о подтверждении. Не колеблясь ни секунды, Карла удовлетворила его просьбу, символическим жестом сцепив его пальцы со своими.
Осознание важности момента не минуло ни одного из них. На бесконечное мгновение весь окружающий мир и его проблемы вдруг исчезли, оставив Карлу и Джарида в покое. Они стали одним Целым, и единство это было куда более мощным и полным, чем то, что достигалось простым слиянием тел.
Волшебство момента испарилось, когда звякнула разбитая чашка, случайно оброненная официанткой. Джарид с Карлой вздрогнули и одновременно улыбнулись.
– Так ты настроена на путешествие к каньону? – спросил он, сжимая напоследок ей руку и отпуская ее.
– Я настроена на все!
Едва это заявление вырвалось из ее уст, Карла уже знала, что это правда. Да, быть может, в тот момент она всего лишь витала в облаках, но на деле это казалось ей пребыванием в подлинном раю. Однако, коль скоро ей приходилось как-то переживать свое состояние эйфории, она чувствовала себя готовой к любым испытаниям.
Не имея доступа к подножию живописного каньона, потому что была осень, они знакомились с ним со смотровых площадок, устроенных вдоль южного края. Встав на краю совершенно отвесной скалы, Карла почувствовала легкое головокружение, и оторваться от чарующего вида, открывшегося с высоты нескольких сот футов, ей помог лишь голос Джарида, который продолжал играть роль заправского экскурсовода.
– Как ты видишь сама, – сказал он на одной из площадок, откуда взгляду представало скопление хижин на дне каньона, – каньон обитаем. Но лишь до наступления холодов. Большинство семейств Навахо зимой покидают каньон.
– И куда они уходят? – рассеянно спросила Карла, в странном оцепенении глядя на подножие каньона с разрезавшей его пополам рекой Рио-де-Челли.
– К своим верхним домам, построенным вдоль края, – ответил Джарид, затем помолчал и спросил: – Куда ты смотришь?
Карла улыбнулась, потом снова обратила свой взгляд на высокие деревья, группами растущие по берегам реки.
– Как странно, – вслух рассуждала она. – Я здесь никогда не была, и тем не менее мне кажется знакомым это место на дне и эта стена, нависшая над ним.
Джарид рассмеялся:
– Совершенно ничего странного. Ты восхищалась точно такой же картиной у меня дома несколько дней назад.
Неожиданно припомнив, Карла удивленно взглянула на него.
– Картина с каньоном над камином! – воскликнула она. – Ты написал ее здесь?
– На этом самом месте, – согласился Джарид, смеясь над ее удивлением. – Я все думал, заметишь ли ты.
– Интересно, как бы я могла не заметить? – спросила Карла, бросая взгляды то на него, то на пейзаж. – Ты писал с фотографий, которые снял, стоя здесь... Верно?
– Неверно.
Ее глаза изумленно расширились:
– Ты что же, писал ее, стоя у самого края обрыва?
– Точно, – ответил Джарид, и его белоснежные зубы сверкнули в улыбке.
– Ты что, ничего не боишься?
Улыбка сменилась серьезным выражением лица:
– У меня много страхов, Карла, но ни один из них никак не связан с высотой.
Совершенно естественно Карле захотелось узнать, с чем же связаны страхи Джарида.
Она полюбила, по-настоящему полюбила, первый раз в своей жизни, и, как все влюбленные во все времена, хотела знать до мельчайших деталей все о своем возлюбленном. Вопросы буквально наталкивались друг на друга, скапливаясь на кончике ее языка. Но чувство опасности заставило ее сдержаться.
Отношениям, складывающимся между ними, еще очень не хватало полноты. Они с Джаридом только начали очень осторожно делиться сокровенным. Однажды спросив о ее длительном воздержании, Джарид более не предпринимал попыток разузнать о ее прежней жизни. Карла же потому не решилась уступить соблазну проникнуть в его заповедные чувства и переживания, что испытывала страх задеть болезненную струнку и тем самым отвратить его от себя.
Выбрав благоразумие, она не дала многочисленным вопросам сорваться с языка.
– К счастью, я тоже не страдаю акрофобией, – сказала она наконец, поворачиваясь и направляясь к машине. – И что нас ждет дальше?
Джарид ответил соответственно буквальному смыслу вопроса. Он пообещал, что со следующей площадки они увидят пуэбло племени анасази, состоящее из десяти комнат и помещений для ритуалов, которое находилось на противоположном краю каньона. А также пообещал ей возможность заглянуть в настоящий хоган, традиционное жилище индейцев племени навахо, который впоследствии оказался точной копией похожих на курганы сооружений, служивших предметом недоумения Карлы за день до этого.
Хотя Карле все очень понравилось, о чем она и заявила Джариду, метафорический вопрос «Что же нас ждет дальше?» время от времени в течение дня всплывал в сознании и тревожил ее.
Пообедав в кафетерии в Тандербед-Лодж, они отправились в долину Монументов. Ехать предстояло несколько часов, и Карла заполнила их мерное течение расспросами о заповеднике. На этом экзамене Джарид показал отличные знания; но даже получив из его ответов представление о том, что ее ждет, Карла не могла сдержать шумного восторга перед удивительными скальными пейзажами и колоссальными каменными монументами, которыми изобиловала долина, скоплениями камней и отдельно стоящими глыбами причудливой формы, утесами на краях мелких расселин и каньонов, – и все это разнообразных цветов и оттенков, от розового до темно-красного...
Наблюдая чудесный пурпурно-фиолетовый закат, они поужинали в ресторане в небольшом городке Кайента. Здесь Карла впервые попробовала индейский поджаренный хлеб и заявила, что это просто деликатес.
Насытившись вкусным ужином и испытывая приятную усталость после долгого, полного впечатлений дня, они уже в полной темноте поехали дальше, к мотелю «Вахвип-Лодж» и эспланаде у озера Пауэлл. Джарид включил магнитофон, и они всю дорогу наслаждались приятной музыкой.
Одного лишь света огней, отражавшихся в чернильно-черной воде, в наступившей кромешной Тьме было недостаточно, чтобы составить настоящее представление об озере. Поэтому Карла без сожаления отправилась за Джаридом в их номера, едва он отметился у регистратора.
Как и в предыдущий вечер, Джарид отомкнул дверь ее номера, занес внутрь чемоданы, поинтересовался мнением об обстановке и удалился.
Через тридцать минут он вернулся, прихватив вино и стаканы.
Вино было прекрасным, их любовные игры – восхитительными.
Не успел Джарид прижаться к ней своим обнаженным телом, Карла уже знала, что сегодня все будет по-другому.
«По-другому» – слишком слабо сказано. Он не целовал, а будто жег ей губы раскаленным железом. Его дрожащий язык рождал мучительно-сладкие ощущения. Руки его, беспокойные и целеустремленные, заставляли ее кричать от вожделения, а пылкий неуемный разбойник чуть не свел ее с ума. В довершение ко всему по достижении финиша Джарид ласкал ее так бережно и нежно, словно она была хрустальная.
Карла наслаждалась каждым мгновением.
В ту ночь по взаимному, пусть и молчаливому, согласию они приняли этот стиль отношений как основной на все оставшееся время их путешествия.
У озера, кристально чистого, сверкающего j лучах осеннего солнца, словно голубой сапфир Карла и Джарид провели два безмятежных дня.
С борта экскурсионного катера Карла откровенно восхищалась огромными, причудливой формы скалами, возвышавшимися по берегам этого огромного искусственного водохранилища, создавая иллюзию величественной первозданности. Катер вошел в одну из девяносто шести каньонных расщелин и приблизился чуть не к самому краю 583-футовой плотины каньона Глен. Карла смотрела на все вокруг с благоговейным страхом.
Привыкнув к рассказам Джарида, Карла совершенно не слушала монотонное бормотание экскурсовода, предпочитая ему гораздо более приятный голос своего возлюбленного.
– Еще одна и сравнительно недавно возникшая часть облика современного Запада, – говорил Джарид. – Озеро получило свое название в честь Джона Уэсли Пауэлла – геолога, составившего карту реки Колорадо. Строительство плотины обошлось в двести шестьдесят миллионов долларов и было завершено в 1963 году. Стоимость полученной электрической энергии со дня введения в действие в 1964 году составила триста пятьдесят миллионов долларов.
Карла восхищалась пейзажем и до какого-то момента не смотрела на Джарида, а теперь с уважением взглянула на него.
– У тебя, должно быть, феноменальная память? – похвалила она, улыбнувшись. – Как тебе удалось запомнить все эти даты и цифры?
К ее полному изумлению, Джарид как-то смущенно улыбнулся и помахал брошюрой, которую держал в руке:
– А вот путеводитель, что я подобрал в мотеле В прохладном, чистом воздухе раздался звонкий смех Карлы. А через мгновение этот звук смешался с раскатистым смехом Джарида. И эго обоюдное веселье еще больше сблизило их, обещая в будущем много восхитительных открытий и новых радостей.
От озера Пауэлл они пересекли на машине границу Аризоны и оказались в штате Юта, и все ради еще одного весьма примечательного каньона под названием Брис.
– Ему около шести миллионов лет, – деловито проинформировал Джарид, но на этот раз воздержался от своей любимой фразы: «И снова неотъемлемая часть современного американского Запада».
– Я уже себе представляю, – рассеянно ответила Карла, увлеченная захватывающим зрелищем с обрыва: созданные природой целые города из каменных замков, дворцов, башен с остроконечными верхушками и расписными стенами, на которых в красно-розово-белых тонах запечатлелись невообразимой красоты узоры... – Однако, – продолжила она, когда они оторвались от чудесного вида, – боюсь, что у меня начинается каньонная болезнь... ты понимаешь, о чем я говорю?
Джарид усмехнулся, но понимающе кивнул.
– Остался всего один. Во всяком случае, на какое-то время. И я думаю, ты будешь приятно удивлена некоторым разнообразием.
Вспомнив, что сама согласилась! узнавать о дальнейших планах только на день вперед, Карла Удержала свое любопытство и подавила желание прояснить смысл его слов. А возможность убедиться в правоте последнего утверждения сна получила очень скоро.
Покинув каньон Брис, они проехали довольно большое расстояние и остановились пообедать уже Далеко за полдень. Перекусив, немедленно покатили прямиком в Национальный парк, где Карла и обнаружила (не без облегчение), что посетители должны рассматривать изумигельные каньонные громады снизу вверх, стоя на дне каньона с высоко задранной головой...
Ночь они провели в объятиях друг друга в из уютных номеров отеля «Цион-Лодж». Утром Джарид смутил и заинтриговал Карлу тем, что разрешил ей подольше постоять под душем и помедленнее завтракать. Обычно он торопил ее для того, чтобы выехать пораньше. Когда же она заинтересовалась причинами этого необычного поведения, Джарщ загадочно улыбнулся и коротко ответил:
– Нам не так уж далеко ехать.
– И куда же? – спросила Карла.
– Увидишь, – ответил он, озорно улыбаясь. Хотя крепись, после всех красот природы тебе может стать слегка не по себе при посещении островка цивилизации.
Лас-Вегас... вот уж поистине островок цивилизации. Мишура, блеск, толпы людей. Хитрые шулера и простодушные туристы. Кричащий лоск города разительно контрастировал с чудесами природы, которые Джарид показал Карле, но, однако, тоже являлся весьма реальной и неотъемлемой частью современного Запада.
Карла с отвращением воспринимала этот контраст. После прямо-таки торжественных, неспешных свиданий с величавой красотой сказочно! природы в ее невозмутимом безмолвии здешний суетный шум, мелькающие электрические огня обилие людей рождали у Карлы душное, тяжелое чувство клаустрофобии. И поскольку Джарид не проявил и намека на желание вложить некоторую часть своих денег в процветание казино, она без промедления поинтересовалась продолжительностью их визита.
– Я снял номера на две ночи, – ответил он затем удовлетворил ее любопытство по поводу туманной фразы, высказанной им у каньона Брис. А далее мы поедем к плотине Гувера, а оттуда прямо к главной достопримечательности.
– Великому Каньону? – спросила Карла, перевивая противоречивые чувства – предвкушение встречи с самым прославленным из семи чудес современного света и острое нежелание так скоро вновь оказаться на головокружительной высоте.
– Да, к Великому, – подтвердил Джарид. – Но если ты не хочешь проводить в Вегасе больше одной ночи, я могу изменить свои ранее сделанные распоряжения.
– Нет, – быстро ответила Карла, – мы будем придерживаться первоначального плана и останемся на две ночи.
Но судьба рассудила иначе, и им пришлось все-таки провести только одну ночь в городе неоновых огней.
В большом отеле с казино их проводили в номер, оформленный в декадентском стиле двадцатого века. Пока посыльный не кончил хлопотать и не ушел, с довольной улыбкой восприняв величину чаевых, которые Джарид положил в его решительно протянутую руку, влюбленные старались не смотреть друг на друга и довольно успешно сдерживали смех, рвущийся наружу. Но он грянул, как взрыв, едва дверь в коридор закрылась с легким щелчком.
– Я решительно чувствую себя распутницей! – выдохнула Карла, между двумя приступами смеха.
– А почему бы и нет, – ответил Джарид, с театрально преувеличенной страстью глядя на нее. – Как насчет небольшой оргии? – Он подмигнул ей и приподнял бровь: – Могу позвонить и заказать шампанское и икру.
– Почему же ты не звонишь? – в тон ему ответа Карла. – Звучит восхитительно!
Так оно и было.
В то время, как многие гости отеля играли, испытывая свою удачу в казино, Карла и Джарид вели иную чувственную игру на огромной круглой кровати в номере люкс, которым были заменены два поначалу заказанных одиночных номера, а любовная игра, начавшаяся приступом смеха, стремительно приобрела напряжение страсти. Пылко и самоотверженно они кормили друг друга икрой угощали вином и предоставляли друг другу свои тела, упиваясь радостью и счастьем быть вместе.
Странно, что, несмотря на всю искусственность обстановки, царившей вокруг, Карла вдруг доверила своему возлюбленному самое сокровенное.
– Я была очень молода и впечатлительна и верила, что по-настоящему люблю, – внезапно сказала Карла, глядя в потолок.
Они лежали бок о бок навзничь на круглой кровати, переполненные счастьем и истощенные физически. Карла знала, что Джарид не спит: его рука успокаивающе гладила ее бедро. И рука замерла при бесстрастном звуке ее голоса. Карла почувствовала, как шевельнулся матрас, когда Джарид перевалился на локоть и взглянул на нее. Его брови сошлись на переносице, глаза были полны участием.
– Память еще тревожит тебя?
Карла не смотрела на него и не меняла позы, обдумывая вопрос. Затем, убедившись, что не чувствует ничего – ни намека на боль, унижения или раскаяние, – повернула голову и улыбнулась:
– Нет, я думаю, что наконец переросла вес последствия.
Она почувствовала удовлетворение, услышав тихий облегченный вздох.
– Может, расскажешь мне об этом?.. О нем?.. Карла криво улыбнулась.
– Особенно нечего рассказывать ни об этом, ни о нем. И уж, конечно, ничего нового в моей истории нет, – сказала она и пожала плечами. Я была поздним ребенком... Мои родители был уже пожилыми людьми, когда я появилась на свет. А старшему и, в сущности, единственному ребенку – моей сестре – было пятнадцать лет, и все они не очень были рады хлопотам, связанным с рождением... Когда я повстречала его, – Карла никогда не упоминала его имени, а Джарид не спрашивал, – я была первокурсницей в колледже и жаждала любви и привязанности... Он с удовольствием предоставил и то, и другое, но за определению плату...
– Плату?! – воскликнул Джарид, резко вскакивая. – Какую еще плату?!
У нее потеплело на душе при виде ярости, вспыхнувшей на его красивом лице. Она зажмурила глаза, вдруг защипавшие от подступающих слез, и сглотнула комок, внезапно застрявший в горле.
– Мои независимость, свобода и моя учеба, – ответила она с трудом. – Я бросила учебу, чтобы помочь ему... я посвятила ему свою жизнь... а взамен он говорил, что любит меня... по крайней мере, раз в неделю, в зависимости от того, хотела я это услышать или нет... Когда я поняла, что мне больше не нужно ни это, ни он сам, я ушла...
– Этот негодяй использовал тебя без зазрения совести, – в бешенстве зарычал Джарид.
– Да, – спокойно ответила она. – Но если я даже ничему другому не научилась, то одну вещь я поняла.
– И что же?..
– Один человек может использовать другого, только если сам человек позволяет ему это!
Вспомнив слова Анны о том, что Джарид – потребитель, Карла посмотрела ему прямо в глаза.
– Я никогда больше не позволю себя использовать, Джарид, – сказала она холодным и твердым тоном, чтобы убрать сердитые морщинки с его лица. – Я говорю, что поняла это только сейчас. А мы с тобой используем друг друга с обоюдного согласия.
Обвив рукой его шею, она притянула его голову к себе.
– Карла...
Она провела языком по его губам.
– Я устала от разговоров, – прошептала она. – Почему бы тебе не замолчать и не попользоваться мною еще немного?
Джарида не надо было уговаривать. Но перед тем как вновь потерять голову от страсти, он дал ей обещание... обещание, прозвучавшее угрозой:
– Мы поговорим об этом завтра. Мне кажется, у нас есть что обсудить.
Но разговор не состоялся. Их прогулка по достопримечательностям внезапно окончилась, когда рано утром следующего дня они проснулись от резкого звука телефонного звонка.
Нанятая Джаридом машина уже дожидалась их, когда они приземлились в Финиксе. Карла как робот плелась вслед за Джаридом, и голова ее кружилась от вихря следовавших одно за другим событий. У нее не было времени даже мало-мальски все обдумать, не то что обсудить. Ежеминутно слышался резкий голос Джарида: «Пошевеливайся!» – и, стараясь не думать о многочисленных вопросах, теснившихся ее голове, Карла поспешно повиновалась.
Тем более что суровый тон его голоса не оставлял иной возможности.
Но, уже сидя в автомобиле на пути к дому с Джаридом, все еще хранящим стоическое чувство, Карле ничего не оставалось делать, как попытаться разобраться со своими мятущимися мыслями, а также подумать над причиной утреннего стремительного отъезда.
Она чувствовала себя как в аду, ничего не понимая и бесконечно страдая. В одном Карла не сомневалась: то, что было между ними – роман, связь, или даже что-то более серьезное, – закончилось сразу после прозвучавшего перед рассветом телефонного звонка.
Борясь с горькими слезами и нестерпимым желанием закричать, отчаянно протестуя против такого конца, она избегала смотреть на суровый профиль Джарида, а уставилась в боковое окно на проносящиеся мимо, утопающие в солнечном свете знакомые картины.
Пытаясь привести свои мысли хоть в какое-то подобие порядка, она принялась вспоминать последовательность событий, начиная с того момента, когда Джарид поднял трубку.
Словно в тумане, сквозь дрему ей послышался спокойный голос Джарида. И вдруг резкая перемена в его тоне развеяла сонный туман и окончательно пробудила ее. В его голосе все сильнее слышались тревожные интонации. Смысл этого короткого разговора уловить не удалось, но хорошо запомнилась чрезвычайная краткость его ответов. Когда наконец повесив трубку, он повернулся к ней, она его не узнала, перед ней был совершенно другой Человек.
– Нам необходимо уехать, – вот все, что он сказал, ничего не объясняя и не спрашивая ее мнения.
– Что? – откидывая растрепавшиеся волосы с лица, спросила Карла. Запутавшись в простынях, она сделала усилие и села. – Почему? Что случилось?
Направившись было к ванной, Джарид остановился и мрачно взглянул на нее.
– Я должен возвратиться в Седону. Отец умирает, – бесстрастным, но каким-то чужим голосом произнес он. Она испуганно охнула, а он, не меняя тона, продолжил: – Окажи мне любезность, пока я буду в ванной, позвони, пожалуйста, вниз и попроси портье приготовить счет!
– Да, конечно, но... – это все, что ей удалось сказать.
– Все потом, Карла, пожалуйста, – нетерпеливо прервал он, поворачиваясь и скрываясь в ванной.
«Потом» не наступило: не было ни времени, ни подходящих условий. Включая душ, она слышала, что он, кажется, говорил с кем-то по телефону. А к моменту, когда она умылась, оделась и уложила вещи, Джарид уже стоял перед дверью, подготовив все необходимое для отъезда, напряженный и готовый к немедленным действиям.
Захваченный вихрем событий, Джарид тем не менее предусмотрел все очень толково. Автомобиль оставил на стоянке возле аэропорта, забронировал места на ранний утренний рейс из Лас-Вегаса. Взятая напрокат машина должна была ждать их прибытия в Финикс.
Планы Джарида осуществлялись пока безукоризненно. Он не учел единственного – не оставил времени или хотя бы условий для исчерпывающего объяснения с Карлой. Он только сказал ей, что звонил лечащий врач его отца, который посоветовал как можно скорее вернуться в Седону. Кроме того, Джарид поставил ее в известность о предпринятых действиях, касающихся возвращения. Во все остальное и, в частности, в то, что творилось в его душе, он, видимо, не счел нужным посвящать Карлу. – Таким образом Карле было предоставлено самостоятельно и в полном неведении выпутываться из рутины собственных домыслов. Без помощи Джарида ответы, которые она находила, были далеко не убедительными. Она чувствовала себя отвергнутой, брошенной, вычеркнутой из его жизни.
Недалеко от пригорода Седоны Джарид нарушил молчание, прервав ее горькие мысли неожиданной просьбой:
– Может быть, ты дождешься меня в моем доме?
Дождаться? В его доме? Может, она не расслышала? Повернувшись на своем сиденье, Карла уставилась на Джарида в полном изумлении.
– Джарид я не понимаю, – она потрясла головой, словно вытряхивая из нее остатки нерешенных загадок. – Ты мне совершенно ничего не объяснил! Ты говоришь «дождаться»... Чего мне дожидаться?
– Меня, – ответил он, взглянув на нее с мольбой и сожалением. – Я понимаю, что ничего не объяснил. Извини меня, просто не было времени.
Он вновь повернулся лицом к шоссе, явив ей профиль, в котором она уже не видела ничего – суровый и непреклонный незнакомец исчез, Джарид снова был с ней.
– И времени по-прежнему нет, – добавил он. – Мне надо будет сразу ехать в больницу, едва успею тебя высадить. Но я обещаю все тебе рассказать, когда вернусь.
При вынужденной остановке у светофора он повернулся к ней:
– Так подождешь меня?
Они находились на распутье – как в фигуральном, так и в буквальном смысле. И Карла вдруг поняла, что от ее ответа зависит будущее их отношений.
Она знала, что в соответствии с ее решением Джарид повернет либо влево, к ее квартире, либо вправо, к своему особняку.
Когда включился зеленый свет, Карла велела ему повернуть направо.
Наградой за ее выбор стало облегчение, появившееся в его взгляде и выражении лица. И Карла почувствовала себя удивительно счастливой.
Это скупое проявление эмоции с его стороны поддерживало Карлу во время долгих часов ожидания и раздумий в его доме. У него хватило времени только для того, чтобы внести чемоданы, предложить чувствовать себя как дома и крепко, но быстро поцеловать ее на прощание. Затем Джарид уехал, оставив ее одну в компании со страхами и путаными мыслями.
День, проведенный в доме Джарида, показался Карле длинным, а ночь – еще длиннее. Пытаясь отвлечься от тяжелых мыслей, она занимала себя всевозможными делами.
Переоделась в джинсы, просторный свитер и спортивные тапочки.
Побродила по дому.
Распаковала чемоданы, свои и Джарида, и отнесла в ванную комнату грязную одежду.
Пока белье вертелось в стиральной машине, приготовила ленч, который состоял из бутерброда, так и оставшегося недоеденным, и полного кофейника, с которым она расправилась очень быстро.
Переключив стиральный комбайн на режим сушки, вытерла пыль с мебели и пропылесосила все в доме.
Когда сушилка выключилась, Карла сложила вещи аккуратными стопками на кровать Джарида.
Время от времени, а точнее, через каждые две-три минуты она бросала взгляд сначала на часы, а затем на телефон. Стрелки часов двигались с черепашьей скоростью. А телефон молчал. Наконец невыносимое молчание выгнало Карлу из дома.
Побродив вокруг дома, Карла наткнулась на узкую тропинку среди скал и камней. Та круто огибала скальный выступ, на котором был построен дом, и вела на открытый склон, полого спускавшийся к шумно бурлящему ручью Оук-Крик, – и лоток, и каньон получили свое название благодаря обилию дубов. Высокие деревья, еще одетые листвой, неумолимыми стражами стояли по берегам; листья блестели на солнце и едва слышно шелестели.
Опустившись на землю в тени деревьев, Карла как завороженная смотрела на воду, бурлившую вокруг камней в русле ручья. Здесь она наконец отпустила на волю многочисленные вопросы, о которых старалась не думать весь этот долгий день. Вопросы, вырвавшись на свободу, тут же слились в одну основополагающую мысль.
Что их ждет дальше?
Карла, честно говоря, побаивалась даже касаться этой проблемы. За неполную неделю, проведенную в обществе Джарида, она успела привыкнуть к мысли, что она его глубоко, по-настоящему любит, и это чувство как-то незаметно стало ее неотъемлемой частью. И хотя еще несколько дней назад она посчитала бы это невозможным, сейчас она была готова признаться во всем Джариду.
Джарид...
Любимое имя мучительно долгим эхом прозвучало в ее мозгу. Карла глубоко вздохнула. Она безнадежно любила его и умирала от желания признаться в этом ему и всему миру.
Все дни их чудесного путешествия, все ночи разделенной чувственной радости она сдерживала слова любви, трепетавшие на ее губах, ожидая, надеясь услышать их сначала от Джарида.
Ее ожидания были напрасны. Джарид никогда не говорил ей больше о своей любви, кроме того единственного случая, когда он сказал, что любит ее словно в пику ее дерзкому выпаду: «Для меня это влечение, Джарид!»
А для меня это любовь, Карла.
Больше всего Карла боялась теперь, что он никогда больше не произнесет эти драгоценные слова.
Кроме того, в ее голове постоянно, наперекор всем доводам разума, звучали речи Анны: «Джарид – жестокий человек, Джарид – потребитель. Эти беспощадные слова все глубже проникали в ее разум, разъедали душу. Однако интуиция Карлы и то, что она успела узнать об этом человеке, – все противоречило мнению Анны. Так кто же из них ошибался? Анна или она сама?
А что, если, желая заполучить ее, о чем он заявил открыто, Джарид преднамеренно и жестоко сыграл роль, которая, как он знал, очарует ее?
Этот вопрос не давал Карле заснуть почти всю ночь. Только сам Джарид мог дать ей ответы, в которых она столь сильно нуждалась. Однако с момента, когда он ринулся в больницу, от него так и не было известий.
Лежа в огромной кровати Джарида, чувствуя себя такой маленькой, слабой и потерянной, одна в предрассветной мгле, Карла позволила себе немного поплакать. Так, со слезами, обжигающими ей глаза и щеки, она погрузилась в неглубокий, тревожный сон.
– Карла...
Спокойный голос Джарида пробудил ее сознание, нежное прикосновение разбудило ее чувства. Она прошептала его имя, и слабая светлая улыбка появилась на ее лице, затем включилась память. Резко вскочив, Карла села на постели и тревожно, раскрыв широко глаза, посмотрела на любимого.
Он выглядел измученным. Усталость притупила взгляд, лицо было пепельно-серым, а глубокие морщины резко прочертили складки возле рта.
Усилием воли Карла заставила себя спросить то. что требовалось спросить:
– Твой отец?
– Он жив, – ответил он и с тяжелым вздохом опустился на кровать рядом с ней.
Только теперь Карла сообразила, что он был нагим. Она попыталась расспросить его. но он остановил ее просьбой, в которой она не могла отказать:
– Пожалуйста, не теперь, Карла. Ты так нужна мне, и особенно сейчас. Я очень устал. Мне страшно холодно. Я хочу согреться твоими объятиями, твоим телом. Карла, согрей меня своим теплом. Дай мне отдохнуть.
В ответ Карла протянула к нему руки в молчаливом призыве, безоговорочно подчиняясь его желанию. Она любила его; она не могла отказать ему в этом доказательстве своей любви.
В Джарида словно демоны вселились. Но дикая, безудержная, владеющая им стихия была встречена ответным неистовством Карлы. Его страстные поцелуи иссушали ей губы, сминали их нежную плоть и одновременно рождали чувство невыразимого удовольствия. Разжигая это чувство, она буквально вцеплялась зубами в его губы и язык. Его руки не ласкали – они бесцеремонно сжимали, брали, словно чувствовали на это право. Она даже изредка охала от боли, но тут же забывала о ней, все сильнее разжигая его страстными стонами. Почувствовав, как он с грубой силой раздвигает ей бедра, она с готовностью подогнула колени в откровенном жесте. И когда наконец ее бархатно-нежная теплота обволокла его тело, Карла запрокинула голову в исступленном крике вожделения.
Они одновременно достигли высшей точки блаженства, содрогаясь в невыносимо-сладостном, мучительном экстазе.
В полуобмороке, почти не чувствуя ни рук, ни ног. Карла с трудом приподняла тяжелые веки – как раз в тот момент, когда Джарид освободил ее от своего веса. Его лицо напугало ее: то была искаженная гримаса мучительного стыда и отвращения к себе.
Не сказав ни слова, он отвернулся, лег и немедленно уснул.
Но для Карлы в тот момент сон был немыслим С ощущением боли во всем теле она вылезла из кровати, дотащилась до ванной и встала под мощный напор воды. Режущие кожу струи смешивались с горькими слезами и сплошным потоком омывали ее тело.
Карла вышла из-под душа лишь тогда, когда вода стала нестерпимо холодной.
Немного ожив после такого душа и почти обретя возможность чувствовать, Карла оделась и пошла в кухню – приготовить побольше кофе. Первой задачей для нее было накачать себя кофе.
С чашкой, словно ставшей ее неотъемлемой частью, Карла провела большую часть следующего дня в скитаниях по дому и прилежащей к нему территории.
Ей очень хотелось спать, но тело противилось отдыху; ей хотелось думать, но мозг отказывался работать.
После полудня, ближе к вечеру, все с такой же наполненной чашкой кофе, Карла спустилась на берег ручья. Сев и по-турецки сложив ноги, она прислонилась спиной к стволу дерева и уставилась на неглубокий, но бурный поток, время от времени делая глоток из своей чашки. Сколько она так просидела, Карла и сама не помнила, и скорее почувствовала, нежели услышала, что Джарид присаживается рядом с ней.
– Прости меня.
Карла закрыла глаза и вздрогнула от душевной боли и жалости к самой себе. Две слезы медленна покатились по ее бледным щекам. Но она тут же раскрыла глаза, когда услышала, как Джарид попросил:
– Карла, не плачь.
Он стоял на коленях. Дрожащими руками взял чашку из ее руки и поставил на землю. Затем нежно прижал Карлу к себе.
– Я люблю тебя, а вот теперь обидел. И все после того, как поклялся, что скорее умру, чем обижу тебя, – выговорил он и содрогнулся всем телом. – я ничем не лучше своего отца.
Его признание в любви глубоко тронуло Карлу, и она почувствовала жалость к нему, когда он искренне осуждал себя. Она отклонила голову и посмотрела ему в глаза.
– Не лучше? – повторила она растерянно. – Джарид, я не понимаю.
– А я понимаю, – сказал он, выпустил ее из своих объятий и выпрямился.
Горькое выражение появилось на его лице.
– В тот вечер, когда ты... – Он помолчал и с еще более горькой улыбкой продолжал: – Скажем так, начала опасаться, если не по-настоящему бояться меня...
Карла улыбнулась не более весело, чем он. Она все еще не могла признаться самой себе, что больше боялась своих собственных чувств, чем Джарида.
– Так что «в тот вечер»? Он ответил уже без улыбки:
– В какой-то момент между утром, когда мы виделись, и вечером того же дня ты услышала местные сплетни обо мне, все те душераздирающие подробности о том, как жестоко и безжалостно я обошелся со своим отцом... ведь так?
– Да, – ответила Карла, помешкала и вдруг выпалила: – Мне еще рассказали, как жесток ты был, используя женщин.
Он словно сжался.
– Это неправда. – Его голос звучал твердо и совершенно искренне. – Я согласен, что был груб с отцом... Но женщин никогда не обижал. И я совершенно уверен, что при случае любая женщина имевшая со мной дело, скажет тебе то же самое. Все происходило при обоюдном согласии и на равных условиях.
Карла постаралась подавить охватившую ее дрожь.
– Звучит как-то безразлично и слишком уж по-деловому, – произнесла она, не в состоянии отвлечься от ярких воспоминаний о тех слишком личных, по-дружески теплых отношениях, которые связывали их всю предыдущую неделю.
– Я старательно оберегал себя от привязанностей, – продолжал он, словно в оправдание. – Кстати, из самозащиты. Понимаешь, Карла, я строго придерживался правила – никогда не влюбляться в женщину, чтобы не стать ее рабом. Как случилось, например, с моей матерью, которая своей любовью приковала себя, словно цепями, к моему отцу.
Его отец! И внезапно Карлу озарило, она ясно увидела, что разгадка характера Джарида лежала в его отношениях с отцом. Вот его уязвимое место, болевая точка...
– Ты так сильно ненавидишь своего отца? —мягко спросила она.
Джарид вздохнул:
– Если кто-то и заслуживает ненависти, так это он.
– Что же он такого натворил, чтобы вызвать твою ненависть? – спросила Карла, интуитив» догадываясь, что причина была далеко не пустяковой.
– Это долгая история и не очень красивая, —устало вздохнув, сказал Джарид.
– Мне вообще-то некуда спешить, – мягко произнесла она и попробовала улыбнуться.
Его ответная улыбка приободрила ее.
– Хорошо, – сдался он. – Я буду краток и расскажу лишь самую суть.
Он прищурился, то ли от света красноватых лучей заходящего солнца, то ли пытаясь сосредоточиться – точно сказать Карла не могла, но, глядя на него, чувствовала, как с каждой минутой ее душа все сильнее наполняется теплом и нежностью.
– Как и многие его современники, отец дожил до зрелого возраста, недолюбливая индейцев... О, как ты сама понимаешь, любовь к моей матери была сопряжена для него с внутренней борьбой. Он ее отца он всегда с презрением называл метисом. Просто так случилось, что тот оказался лучшим скотоводом из всех, которые у него когда-либо работали... Но, избалованный своим богатым отцом и потому привыкший иметь все, что пожелает, мой отец женился на моей матери, а затем преуспел в превращении ее жизни в настоящий ад... Мой дед по матери тогда жил на том же ранчо, и домом ему служил трейлер, поставленный на крошечном клочке земли. Существовал официальный акт, согласно которому эта земля переходила к нему от моего деда по отцу... Тот вскоре умер... Ну и эта сделка между ними еще пуще усиливала неприязнь отца. Бывая дома, он запрещал матери посещать деда, но, слава Богу, часто уезжал по делам...
Джарид немного помолчал.
– Я очень любил мать и деда, и отец знал об этом. Все это не подогревало его любви ко мне... – Вдруг он пожал плечами. – Что поделаешь? Изначально, с самого рождения, у меня было одно свойстве, которое обрекало меня на его нелюбовь. Я был живым портретом своего деда по матери. – Он невесело улыбнулся: – Что ты и заметила, в первый раз встретив меня в галерее.
Карле вспомнилось большое полотно в центре стены. Она улыбнулась и кивнула.
– Отец отравлял жизнь матери, деду и мне... – мрачно продолжил Джарид. – Когда я стал достаточно взрослым, чтобы позаботиться о ней, я стал уговаривать мать бросить его, вечно озлобленного грубого... Она отказалась. Когда я спросил, почему мама объяснила очень просто: любит его... Такая красивая и утонченная женщина, а ведь осталась с ним, покорно примирясь с тем адом, в который он превратил ее жизнь! И все только потому, что любила его! – воскликнул Джарид и так сжал челюсти, что заиграли желваки на скулах. – Я не разделял ее чувств, но остался в доме, чтобы защищать ее... В тот же день, когда ее похоронили, я ушел из дома, от его ненависти...
– Потом с отцом случился удар, – мягко сказала Карла. – И ты отказался навестить больного...
Невеселая улыбка вновь вернулась на его лицо:
– Да. И тут же заслужил репутацию жестокого человека. Это было несколько лет назад. И с каждым проходящим годом, и с каждым приступом отцовской болезни, которую я игнорировал, эта репутация усугублялась.
Карла нахмурилась:
– Но в этот раз, когда он позвал, ты пошел к нему. Почему?
Выражение его лица вселило надежду в ее сердце:
– Из-за тебя... и того, что ты сказала.
– Ты пошел из-за меня?! – воскликнула она. —Но, Джарид, я не говорила ни слова! Ты ведь не спрашивал моего мнения.
Джарид покачал головой:
– Тебе не надо было ничего говорить. Ты была рядом, делила мою постель, радовалась вместе со мной и лечила меня.
– О, Джарид... – сказала Карла и больше ничего не смогла произнести. Ей мешали говорить слезы.
– В больнице дела были плохи, Карла, – сказал Джарид подавленно. – Когда я приехал, он не узнал меня. Так я и сидел возле него и ... Я понятия не имел, что скажу ему, если он узнает, но...
Джарид тяжело вздохнул.
– ...Ночью с ним случился припадок или что-то в этом роде. Врачи засуетились вокруг, меня выгнали из палаты. Его положили в одну из палат постоянного контроля – ну, знаешь, где все стены прозрачные? – Он вопросительно поднял брови и, когда Карла кивнула, продолжил: – Я стоял у стены и смотрел, как он борется за свою жизнь... и тут вспомнил твои слова о согласии... и вдруг я понял, что моя мать могла выбирать. Отец любил ее, как вещь, и ненавидел ее за это. Но без ее согласия он никогда бы не смог использовать ее... Когда врачи вышли, они смотрели на меня в удивленном смятении: старик в очередной раз пережил кризис! Когда я вошел, он был в ясном уме и узнал меня... Мы помирились, Карла. Я никогда не буду любить его, но ненависть прошла. И мне кажется, это кое-что значит...
– Нет, Джарид, – мягко поправила она, – это значит очень много.
Некоторое время он молчал. Затем поднял руку и коснулся ее волос:
– Мне нравится, когда твои волосы распущены... Я говорил тебе?
– Да, – сказала Карла, чувствуя, как тает от нежности ее сердце. – Каждый раз, когда мы занимались любовью...
Его рука вдруг замерла, а голос охрип от не свойственных ему ноток неуверенности:
– Я был страшно груб с тобой нынешним утром... Мне нет прощения... и нет другого объяснения, кроме того, что ты ужасно была нужна мне... Я не совладал с собой, а этого со мной никогда не бывало...
Она протянула руку и погладила его нахмуренное лицо:
– Я понимаю.
– Но ведь я использовал тебя!
Она в притворном удивлении подняла брови. Джарид рассмеялся:
– С твоего согласия?
Она рассмеялась вслед за ним:
– Конечно.
В его глазах замерцал свет, всегда волновавший ее. Он обнял ее.
– Ты по-прежнему испытываешь ко мне влечение, Карла? – шепотом спросил он.
– Нет.
Она почувствовала, как напряглось его тело. Он развернулся и положил ее на спину, а сам склонился над ней.
– Нет? – спросил он требовательно. – Как ты можешь так говорить после того, что было сегодня утром? Черт возьми, Карла. Ответь мне!
– Ты еще любишь меня? – ответила она вопросом.
– Да! Я люблю тебя! – прорычал он. – А теперь скажи, почему твое влечение исчезло?
Карла безмятежно улыбалась:
– Потому что я люблю тебя... а влечение и любовь – две совершенно разные вещи.
Он засмеялся. Сначала тихо, а затем неудержимо.
– А знаешь, ты права. Мне кажется, у меня тоже было влечение... Но это – небо и земля... Влечение – неплохая штука, – сказал он, наклонившись и пылко целуя ее. – Но любовь во сто крат лучше.
– Да...
И, лежа в золотистых лучах заходящего солнца, они продолжали доказывать эту мысль.
В качестве свадебного подарка Карла преподнесла Джариду портрет его деда.




Читать онлайн любовный роман - Потерять и найти - Лорин Эми

Разделы:
эмми лорин

Ваши комментарии
к роману Потерять и найти - Лорин Эми



Просто сказка!!!
Потерять и найти - Лорин ЭмиВера Яр.
21.01.2013, 12.26





Хрень! Влюбилась за три дня!
Потерять и найти - Лорин ЭмиИрина
31.01.2015, 8.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100