Читать онлайн Сила и соблазн, автора - Лорин Эми, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сила и соблазн - Лорин Эми бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сила и соблазн - Лорин Эми - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сила и соблазн - Лорин Эми - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лорин Эми

Сила и соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страница

10

– Ты принимаешь таблетки?
Все еще лежа в его объятиях, полусонная Тина взглянула в спокойное лицо мужа.
– Что? – тихо спросила она и встряхнула головой, чтобы сбросить остатки сна.
– Я спросил, принимаешь ли ты противозачаточные таблетки? – Голос Дирка был таким же спокойным, как и черты его лица.
– Нет. – Тина нахмурилась: к чему он ведет? – А в чем дело?
Дирк глубоко вздохнул.
– Ладно, что было этой ночью, уже не изменишь, – сказал он устало. – Но с сегодняшнего дня, пока ты не сходишь к врачу, чтобы взять рецепт, я позабочусь об этом…
Смущенная и напуганная, Тина с удивлением смотрела на него.
– Дирк, я не понимаю. Какая разница…
– Я очень беспокоился в тот раз, после смерти твоего отца. Я так ругал себя за легкомыслие.
Тина слушала его в полном ошеломлении. «Как странно, – подумала она, – обычно эта проблема волнует женщину». В то время, убитая тем, что он отверг ее, и поглощенная негодованием, она и не задумывалась о возможности забеременеть.
– Но, Дирк, – мягко упрекнула она. – То было давно. К чему нам предохраняться сейчас?
– Я мог бы сказать, что я ни с кем не хочу делить тебя. И хотя это правда, но это не вся правда.
С неохотой оторвавшись от нее, Дирк встал с постели.
Все еще не до конца проснувшаяся, Тина озадаченно вытаращилась на него.
– Дирк, я… я не понимаю.
– Думаю, для нас обоих будет лучше, если мы договоримся не заводить детей, – объяснил он каким-то странно хриплым голосом.
– Не заводить детей? – тупо повторила Тина. – Не заводить детей. Но почему?
Тина зажмурилась, чтобы скрыть слезы, и из-за этого не заметила гримасу боли, промелькнувшую на лице Дирка.
– Тина… – Дирк в волнении взъерошил себе волосы. – Дорогая, согласись, что ты женщина совсем иного склада, чем была твоя мать, – проговорил он смущенно.
– Моя мать? – эхом откликнулась Тина. – Дирк, какое отношение…
– Не забывай – уж мне-то известно, каково расти в доме, где мать слишком поглощена своими делами. – Не думая о своей наготе, он беспокойно заходил по комнате. – При всем восторге и энтузиазме, которые вчера явили мои родители, ты не хуже меня знаешь, что они никогда не вникали в повседневные проблемы воспитания своих детей.
Круто повернувшись к ней, Дирк безрадостно усмехнулся.
– Я допускаю, что они по-своему любят меня, но мы с сестрой были всегда на втором месте, у отца – после его работы, у матери – после ее общественных обязанностей. Настоящий семейный очаг я обрел только в ЭТОМ доме.
Каждое слово Дирка, произнесенное с болью и горечью, было правдой, и Тина знала это. Разве не слышала она в детстве, как отец много раз повторял то же самое в разговорах с матерью. И все же, какое это имело отношение к их браку? Она была в полном замешательстве. Конечно, Тина могла ожидать, что Дирк способен быть почти фанатичным в своем стремлении быть хорошим отцом, но не заводить детей вообще… Это ставило ее в тупик. И что он имел в виду, когда упомянул о ее матери?
– Дирк? – Тина села в постели, глядя, как Дирк достает из ящика комода белье, джинсы и рубашку. Когда он обернулся к ней, она выпалила:
– Куда ты собираешься?
– В душ, а потом выпью кофе. – Отвернувшись, он взялся за ручку двери.
– Подожди! – Тина стояла на коленях посередине кровати тоже обнаженная, и, забыв об этом, Дирк задержался, не отпуская ручку двери.
– Ну? – спросил он устало.
Испытывая боль за него и за себя, Тина сделала глубокий вдох, желая успокоиться. Она должна получить ответ.
– Мне бы хотелось узнать, что ты имел в виду, сказав, что я женщина иного склада, чем моя мать.
– Тина, по-моему, после вчерашнего ответ очевиден. Ты даже не задумывалась, где мы будем жить. Или даже будем ли мы жить вместе.
– Но… – начала Тина, покраснев.
– Я знаю, – прервал он ее. – Твоя карьера и дело значат для тебя все. – Он печально улыбнулся. – Именно это я и имел в виду, сравнивая тебя с твоей матерью. Единственное, что просила от жизни твоя мать, – это дом и семью. Она относилась к типу женщины-матери – хранительницы домашнего очага. – Улыбка сбежала с его лица. – А тебе необходима карьера – причем любой ценой.
Он повернул ручку и открыл дверь.
– Дирк! – Ее крик снова остановил его. – Мне так тяжело досталось мое дело.
– Я знаю. Я принял это и не стану просить тебя отказаться от дела. Ты не относишься к типу женщины-матери и хранительницы домашнего очага, Тина. Я предпочитаю не иметь детей в такой неустойчивой семейной атмосфере.
Выйдя в холл, Дирк тихо прикрыл за собой дверь.
Тина сидела, уставившись на дверь, пока пелена слез не превратила ее в смутное пятно. Что они сделали? Что она сделала? Что им делать теперь? Все, что сказал Дирк, было правдой. Она действительно была увлечена своей карьерой и связанными с ней риском и волнениями. Но она также любила и его. Она хотела иметь от него детей. Неужели Дирк не понимает этого?
Но мог ли он понять? Тина молча ответила на свой вопрос. Разве они сейчас знают друг друга на самом деле? Тина вздохнула. Да и как могли они снова узнать друг друга? Ведь они только препирались и старались уязвить друг друга все это время.
«Что же мне делать?» – думала она, обводя взглядом комнату, где познала значение слова «блаженство».
Они должны поговорить, решила она, выбравшись из постели и накинув халат на озябшее тело. Ей следовало настоять, чтобы они все обсудили, – прежде, чем с таким безрассудством соглашаться выйти за него замуж.
Безуспешно пытаясь вытереть слезы, текущие ручьем по лицу, Тина опустилась на краешек кровати. Почему они не обсудили все детали семейной жизни? Нахмурившись, она старательно перебирала в памяти каждую минуту, проведенную ими вместе после того, как Дирк впервые упомянул о женитьбе.
Поток слез уменьшился, а затем и вовсе прекратился, когда на нее снизошло озарение. Как ни трудно, почти невозможно было с этим согласиться, но она вдруг осознала, что Дирк соблазнил ее во второй раз, только на сей раз он соблазнил ее воспоминаниями. И она, дура несчастная, уступила ему во второй раз столь же легко, как и в свои наивные девятнадцать лет.
Ее прелестные черты исказились гневом и отвращением к себе. Она медленно покачала головой. Несмотря на страдание, разрывающее ее душу, Тина честно взглянула правде в лицо. Дирк не только соблазнил ее дважды, но дважды пренебрег ею: в первый раз, когда отправил ее в школу после того, как соблазнил, и несколько минут назад, посчитав недостойной растить его детей.
Какая жизнь могла ожидать их? Не в силах вынести мыслей о бесплодной пустоте этой жизни, Тина встала с постели и отправилась в ванную.
Минут тридцать спустя тщательно одетая, причесанная, с искусным макияжем, скрывшим следы слез, Тина вошла в залитую солнцем кухню с твердым намерением предстать перед мужем в наилучшем виде.
Дирк сидел за столом с кружкой кофе в руках. Когда она вошла, он поднял глаза, и у нее больно сжалось сердце при виде усталости на любимом лице.
«И оно всегда было и будет любимым для меня», – печально призналась себе Тина. Она пересекла комнату и налила себе кофе. Что бы ни ожидало ее в будущем, Дирк должен быть его частью. Она уже пыталась однажды опровергнуть эту истину, повторять свою ошибку не было смысла.
Тина подошла к столу и села напротив Дирка, который следил за каждым ее движением.
– Что будем делать? – спросила она спокойно.
– Делать? – Дирк вскинул бровь. – Мы будем наслаждаться медовым месяцем. – Он пожал плечами и сухо уточнил: – По крайней мере ближайшие десять дней. Через десять дней я должен вернуться в Уиллингтон. – И с язвительной улыбкой вежливо поинтересовался: – А тебе разве не нужно уладить финансовые дела?
– Да, – устало согласилась Тина. – Конечно, если ты позволишь распоряжаться моими деньгами.
– Разумеется. – Его холодный тон пробрал ее до костей. – Есть еще вопросы… любовь моя?
Собрав всю свою волю, чтобы сохранить невозмутимость, она отозвалась бесстрастно:
– Только один. Мы вообще будем встречаться, после того как уедем отсюда в понедельник?
– Конечно, – не колеблясь, хотя и равнодушно, ответил Дирк. – Я предлагаю встретиться здесь на Рождество и провести вместе первую неделю нового года. – Он снова вопросительно поднял бровь. – Разве ты не это подразумевала, говоря о «каком-то соглашении»?
Тина хотела было возразить, но не стала. Она действительно говорила эти слова, и даже если Дирк понял их неправильно, то какое это имело значение? Ведь хотя Дирк сказал, что их дом будет в Уиллингтоне, сейчас Тина поняла, что ему все равно, будут ли они постоянно жить вместе или только делить постель в течение нескольких недель.
– Так тебя устраивает это соглашение, Тина? – Дирк настаивал на ответе.
Тина поднесла чашку к губам и опустила ресницы, скрывая набежавшие на глаза слезы.
– Да, – прошептала она, глотая горячий кофе.
Тина не ожидала ничего хорошего от тех дней, которые им еще оставалось провести вместе. Но, снова приведя ее в замешательство, Дирк доказал ошибочность ее предположений, и буквально сразу же после того, как они поднялись из-за стола.
Остаток этого дня и последовавшие за ним девять дней Дирк делал все, чтобы Тина ощущала себя полностью счастливой. И если иногда его смех казался несколько напряженным, а объятия отдавали горечью, то одурманенная состоянием блаженства Тина не замечала этого.
Когда она очутилась за рулем машины и подъезжала к Нью-Йорку, было уже слишком поздно задавать вопросы: Дирк уехал из дома в Кейп Мэй задолго до того, как она проснулась в то утро.
Ухватившись за руль крепче после того, как она чуть-чуть не столкнулась с такси, Тина почувствовала, что щеки ее запылали при воспоминании о том, почему она проспала.
Они вернулись из последней поездки в Атлантик-Сити очень поздно, и она буквально кинулась в его объятия от избытка радости и возбуждения, вызванных тем, что она выиграла пятьдесят пять долларов в рулетку. Смеясь вместе с ней, Дирк подхватил ее на руки и поднялся наверх. Но смех умолк, когда он опустился рядом с ней на кровать, шепотом повторяя ее имя. Всю оставшуюся ночь до самого рассвета он почти не выпускал Тину из объятий, сгорая сам и сжигая ее в пламени своей любви.
Сейчас, возвращаясь в свою пустую квартиру и еще более пустую жизнь, Тина вздохнула при мысли, какой могла стать жизнь для нее и Дирка, будь его любовь к ней сильнее переполнявшей его горечи.
Вдали от Дирка время тянулось бесконечно. Но зато медленное течение дней привело Тину к одному определенному решению. Она не могла с уверенностью сказать, когда пришло это решение, но где-то на исходе третьей недели после их расставания она вдруг поняла, что в душе ее больше нет злости на Дирка. Теперь она просто любит его.
Когда она проснулась в то последнее утро их медового месяца одна и уже чувствуя себя одинокой, ее возмутила коротенькая записка, оставленная Дирком на подушке. Записка состояла всего из четырех слов, звучавших, как команда: «Рождественский вечер. Будь здесь».
Разочарованная, обескураженная, Тина в сердцах скомкала записку, но расправила ее, когда упаковала вещи и приготовилась к отъезду. Этот маленький клочок бумаги был единственным напоминанием о Дирке, которое она могла взять с собой. Аккуратно сложив смятый листок, Тина засунула его в сумочку; с тех пор эта записка постоянно была при ней.
Напряженность и ожидание, связанные с приближающимся праздником, возрастали, и настроение Тины менялось от плохого к худшему. Развешанные повсюду блестящие украшения, веселая музыка и смех вселяли в нее лишь уныние и тоску.
Убеждая себя, что ни в коем случае не станет делать этого, она тем не менее купила красивый, ручной работы свитер для Дирка в качестве рождественского подарка. Своим служащим она выписала рождественские премиальные чеки. И еще приобрела испанскую кружевную шаль для Бет.
Тина мало спала, а ела еще меньше. Она довела себя до такого состояния, что Поль Рамбо решил положить этому конец. Задержавшись в салоне после одного особенно суетливого дня, он решительно закрыл конторскую книгу, над которой трудилась Тина.
– Я хочу, чтобы ты выкатилась отсюда, – спокойно произнес он в ответ на сердитый взгляд Тины.
– Что? – пробормотала Тина, пораженная его поступком и словами.
– Причем как можно дальше, – с силой добавил Поль. – Посмотри на себя, Тина. – Наморщив лоб, он оглядел ее худую фигуру. – Бог мой, ты же стала такая хилая – физически и эмоционально, – что того и гляди развалишься от любого прикосновения.
– Я в полном порядке, – с жаром возразила Тина.
– Нет, дорогая. Ты совсем не в порядке. Ты на грани истощения, и я больше не желаю наблюдать это. Мне кажется, тебе пора ехать домой.
– В пустую квартиру? – Тина задыхалась от подступающих рыданий.
Поль мягко улыбнулся.
– Нет, Тина. К своему банкиру.
– Поль, ты не понимаешь.
– Правильно. Но я понимаю одно: если вы двое не разберетесь со своими проблемами, ты попадешь в больницу. – Поль наклонился и взял Тину за подбородок. – Осталось два дня до праздника. Я справлюсь со всем. Поезжай домой, Тина. Домой, в Кейп Мэй. Помирись с мужем… и с собой.
Мир. Да. Где-то около трех часов ночи Тина решила, что, наверное, пора заключить хоть какой-то мир с Дирком. Она выдержала пять лет необъявленной войны, холодной и горячей, она слишком устала, чтобы продолжать борьбу. Поль был прав: пора ей отправляться домой.
На следующее утро, усталая, взвинченная и полная тревоги, Тина позвонила в салон и попросила позвать Поля. Услышав его голос, она выпалила:
– Ты еще хочешь купить салон?
– Да, – кратко ответил Поль. – Ты решила продать его?
– Да, – столь же кратко отозвалась Тина.
В трубке прозвучал вздох облегчения.
– Я уверен, что ты поступаешь правильно, дорогая. Каждому мужчине нравится считать, что для своей женщины он на первом месте. И каким бы крутым ни был Дирк, я не сомневаюсь, что он ничем не отличается от прочих мужчин. И я знаю, что он любит тебя.
– Можно мне будет поплакать на твоем плече, если окажется, что ты не прав? – робко спросила Тина.
– Я сделаю лучше, – совершенно серьезно предложил Поль. – Ты только позови – я приеду и размажу его по полу.
Обещание Поля было единственными лучом света в тот мрачный и пасмурный день. Тина сложила свои вещи и красиво упакованные подарки в спортивную сумку, купленную неделю назад, и пустилась в путь, ни разу не оглянувшись назад.
Падал легкий пушистый снежок, когда Тина подъехала к дому.
– Вы приехали раньше! – воскликнула счастливая Бет, обнимая Тину. – Дирк велел мне ожидать вас обоих двадцать четвертого.
– Я почувствовала, что мне нужен отдых, – объяснила Тина и засмеялась, чтобы не расплакаться.
Бет окинула критическим взглядом ее тонкую фигуру.
– Я бы сказала, что он вам очень нужен, – пробормотала она расстроенно. – Тина, вы не заболели?
– Нет! Конечно, нет. – Сбросив плащ, Тина подошла к камину. – Я просто устала. Последние недели я очень много работала. Мне нужно отдохнуть – только и всего.
«И быть рядом с Дирком», – добавила она про себя.
– Дом выглядит так красиво, так празднично, – похвалила она Бет, разглядывая украшения, составленные из сосновых веток, орехов и фруктов, и мерцающие свечи. – А елка просто великолепна! – воскликнула она при виде мерцающей голубой елки высотой в шесть футов. – И… – Тина принюхалась, – мне кажется, вы испекли что-то очень вкусное!
– Все обычное, – скромно отозвалась весьма довольная Бет. – Печенье, мясной пирог и фруктовый торт.
– Пахнет, как дома. – Тина порывисто обняла Бет. – Да и чувствую я себя как дома.
Ощутив подступающие слезы, Тина быстро подхватила свою сумку и поспешила к лестнице. Она была уверена, что если немедленно не отойдет от Бет, то разрыдается у нее на плече.
К тому времени, когда Тина распаковала свои вещи в комнате, где они с Дирком провели десять столь счастливых дней, нервы ее были натянуты как струна. Она надела спортивный костюм и решила пробежаться, чтобы сбросить напряжение. Уходя, она предупредила Бет, что скоро вернется.
Пляж был пуст. Тишину нарушали лишь приглушенный шум волн и резкие крики чаек. Потом Тина не могла вспомнить, в какой момент она забыла о своем намерении побегать всего лишь полчаса.
Подавленная мыслью, что Дирк может опять отвергнуть ее, непрерывно перебирая в памяти счастливые и горестные дни, проведенные с ним, она все бежала и бежала вперед, потеряв представление о времени.
Ноги ее ритмично шлепали по мокрому песку; она не ощущала, что ее уже пошатывает. И когда ее окликнули в первый раз, она не была уверена, действительно ли услышала крик или ей почудилось.
– Тина!
Она нахмурилась в попытке сосредоточиться, но продолжала бежать, не в силах и не желая остановиться.
– Тина!
Дирк. О, Дирк! Она зарыдала и упала на колени. Дыхание со свистом вырвалось из ее груди, она закрыла глаза, когда коснулась головой песка.
– О Боже мой, Тина!
Она смутно услышала любимый, знакомый голос и потеряла сознание.
Когда Тина открыла глаза, она лежала на большой двуспальной кровати; комнату заливал утренний солнечный свет. Она не помнила, как вернулась домой и очутилась в постели. Одно было ясно: сейчас действительно было утро. Утро сочельника?
Сочельник. Дирк приедет сегодня!
Отбросив простыни, Тина приподнялась и застонала от боли в мышцах. Затем ее сознание прояснилось, и она вспомнила кое-что из вчерашнего дня: переутомление на пляже, чей-то голос, зовущий ее, свой обморок. Неужели это Дирк звал ее?
Не обращая внимания на боль во всем теле, Тина накинула халат и спустилась вниз.
Она обнаружила Дирка в кухне: он сидел за столом с чашкой кофе в руке, в точности, как днем после их свадьбы. Но в его внешности произошла разительная перемена. Дирк выглядел усталым и измученным, лицо его было бледным, под глазами залегли темные круги; больше всего поразило Тину то, что его одежда была помята, словно он спал, не раздеваясь.
Когда она вошла, Дирк быстро взглянул на нее, и у Тины перехватило горло при виде загнанного и опустошенного выражения его лица. Веки его глаз были красными. Неужели он плакал?
Потрясенная и все же не веря, что Дирк способен по какой-либо причине плакать, Тина направилась к кофейнику.
– Как ты себя чувствуешь?
Хриплый, неуверенный тон Дирка заставил ее остановиться на полпути. «Может быть, у него простуда?» – подумала она. Простуда могла быть причиной и хрипоты, и покраснения век. Глядя в окно и не оборачиваясь, Тина ответила:
– Ужасно глупо, и к тому же тело ноет. – Она повернулась и посмотрела прямо в его горящие глаза. – Это ты звал меня вчера? Ты принес меня домой и уложил в постель?
– Да. Бет помогала мне уложить тебя. Она очень расстроилась. – Дирк устало вздохнул. – А я испугался до смерти.
Хотя Тине пришлось закусить губу, она выдержала его взгляд.
– Мне… мне очень жаль, Дирк.
– Что ты там делала? – резко спросил Дирк и, со скрипом отодвинув стул, встал.
Задрожав, Тина сильнее прикусила губу.
– Ничего. Я… я не знаю.
– Ты так несчастна, Тина? – Голос Дирка звучал очень странно, как будто что-то застряло у него в горле.
– Да. – Не ощущая боли, по крайней мере в губе, Тина еще глубже вонзила в нее зубы.
– Из-за меня? – спросил Дирк очень тихо.
– Да. – Тина удивилась, ощутив вкус крови во рту. Кончиком языка она слизнула красную каплю.
– Потому что я заставил тебя выйти за меня замуж? – спросил он срывающимся голосом.
– Нет, – ответила Тина печально, – потому что ты не любишь меня.
– Не люблю тебя? – Изумление Дирка могло показаться смешным, если бы на лице его не было написано неподдельное страдание. – Я обожаю тебя. Я всегда обожал тебя.
Застыв на месте, бледный, он сурово продолжал:
– С первого дня, когда я вошел в этот дом, в эту самую комнату, я обожал тебя! – Он рванулся к ней. – Тина, я…
– Но это же не то! – заглушив его голос вскричала Тина. – Это не та любовь, которую мужчина чувствует к женщине! – Тина больше не сдерживалась, и слезы брызнули у нее из глаз. – Я уже не девочка, даже не подросток. Я женщина, и мне нужна… Дирк! – воскликнула она, когда он схватил ее за плечи и обнял.
– Мне тоже кое-что нужно, – прошептал Дирк, прикасаясь щекой к ее волосам. – Мне нужна ты, Тина, – простонал он. – Тина, обними меня. Люби меня. Эти недели без тебя были адом.
Дирк припал губами к ее рту и кончиком языка провел по нежной плоти.
Надежда и чувственное возбуждение охватили Тину. Ее горячий ответный поцелуй и обмякшее тело лучше слов сказали о том, что пережила она за последние несколько недель.
Хотя Тина и знала, что это ничего не решит, она не сопротивлялась, когда Дирк пылко прижал ее к себе, шепча о сжигавшей его страсти. Обхватив его руками за шею, она положила голову ему на плечо; а он тем временем направился к лестнице.
– Бет, – напомнила ему Тина о домоправительнице.
Дирк только сильнее стиснул ее в объятиях.
– Бет недавно уехала на два дня к сестре. Она всегда проводит этот праздник с ней, но сегодня не сразу решилась уехать. Она очень беспокоилась о тебе, Тина, – мягко выговаривал он ей, уже войдя в спальню и опускаясь рядом с Тиной на кровать.
– Мне… мне очень жаль.
– Должно быть, – нежно упрекнул он ее. – Ты вчера очень напугала нас обоих… а мы очень любим тебя, и ты знаешь это.
– Правда, Дирк? – спросила она робко, прямо не отрывая от него глаз.
– Да, – просто ответил Дирк. – По-разному, но я всегда любил тебя.
Он обхватил ее лицо ладонями, привлек к себе и наклонился к ее губам.
– Да, Тина, я люблю тебя. И думаю, что всегда буду любить тебя. Тина, пожалуйста, скажи, что ты тоже любишь меня.
– Люблю, – прошептала Тина. – Дирк, ты же знаешь, что люблю.
Все утро и большую часть дня они повторяли свои признания то страстным, то удовлетворенным шепотом. Вечер застал их в ванной, где они намыливали друг друга в промежутках между взрывами смеха и страстными поцелуями.
– Для человека, который почти не спал прошлую ночь, я чувствую себя довольно хорошо, – заявил Дирк, когда вышел из-под душа и встал на коврик рядом с Тиной. – Да и ты в неплохой форме, – поддразнил он ее.
– Но умираю от голода, – рассмеялась Тина.
– Боже мой, а ведь верно. – Дирк скользнул глазами по ее слишком худенькому телу. – Вчера ты пропустила ужин и совсем ничего не ела сегодня. – Он укоризненно покачал головой. – Знаешь, ты была права. Я действительно эгоистичный него…
– Дирк! – воскликнула Тина, купаясь в лучах его явной заботы. – Я запрещаю тебе так говорить о мужчине, которого люблю. Надеюсь, в доме есть что-нибудь поесть.
– Что-нибудь поесть? – рассмеялся Дирк. – Бет сбилась с ног, готовя для нас всякие вкусности. Холодильник ломится от еды.
– Так что же мы стоим здесь? – Бросив мокрое полотенце в корзину, Тина выскочила из ванной, Дирк – за ней.
– Давай накинем на себя что-нибудь и пойдем опустошим холодильник.
Через полтора часа с небольшим по столу были разбросаны лишь остатки их пиршества. Тина направилась к кофейнику, чтобы наполнить чашки, а Дирк резал толстые куски фруктового торта.
Случайно выглянув в окно, Тина прошептала тихо: «О!»
Сверкающий белый снег покрывал землю, деревья и изгороди.
Хотя восклицание было очень тихим, Дирк услышал его.
– Что там? – прошептал он и, подойдя сзади, обнял ее за талию.
– Снег. – Тина вздохнула и откинула голову ему на грудь. – Правда, он красивый?
– Да, – охотно согласился Дирк. – Почти такой же красивый, как и моя жена.
Его жена. Впервые с тех пор, как он надел ей на палец платиновое кольцо, Тина действительно почувствовала себя женой Дирка. Она прислонилась к нему, упиваясь ощущением его силы, чувствуя головокружение от его терпкого мужского запаха.
– Дорогая? – Тихий голос Дирка раздувал огонь, побежавший по ее жилам.
– Да? – Прижимаясь к нему ближе, Тина потерлась щекой о мягкую хлопчатобумажную футболку Дирка, наслаждаясь игрой его мускулов и теплом, исходившим от него.
Рассеянно он поглаживал ее по бедру.
– Дорогая… э… ты была у врача насчет противозачаточных таблеток? – с запинкой спросил он.
От неожиданности Тина напряглась.
– Нет, – призналась она.
– Хорошо, – тихо выдохнул Дирк.
Широко раскрыв от удивления глаза, Тина провернулась в его руках и уставилась на него.
– Ты не сердишься? – изумленно спросила она.
– Нет, дорогая, не сержусь, наоборот, я просто не могу описать тебе то облегчение, которое я сейчас чувствую, – охрипшим голосом проговорил он.
– Но, Дирк, – ошеломленная, Тина раскрыла рот, – ты же с такой непреклонностью заявил, что не желаешь иметь детей!
– Нет, нет, дорогая, – он энергично покачал головой. – Ты меня неправильно поняла. На самом деле я очень хочу иметь ребенка. Причем не одного, а несколько.
Тина наморщила лоб.
– И все же у тебя не было детей от первой жены, – пробормотала она. – Почему?
Тина еще больше удивилась, когда увидела, что Дирк слегка покраснел и облизнул губы, словно у него пересохло в горле.
– Я… ну… видишь ли… Ой, черт возьми, Тина. Я не хотел детей от нее. Я хочу их от тебя. – Он мягко улыбнулся. – Но она и сама не хотела ребенка. Но даже если она бы и захотела, я… я не смог бы.
У Тины мелькнула тревожная догадка: у него что-то не в порядке, он что-то скрыл от нее. Она не успела спросить. Прочитав ее мысль по выражению лица, Дирк печально рассмеялся.
– Нет, Тина, – мягко уверил он. – Я способен сделать ребенка. Проблема в том, что у меня вполне определенное представление насчет того, как должен выглядеть мой ребенок. В моем представлении это хорошенькая, маленькая худышка с косичкой.
Тина покраснела от удовольствия, одновременно нахмурившись от смущения.
– Дирк…
– Дорогая, я проклинал себя все эти дни за то, что сказал тебе о своем нежелании иметь ребенка. – Подняв руку, он погладил ее по щеке. – Я хочу, чтобы у нас были дети, любимая. – Он озабоченно оглядел ее хрупкую фигурку и добавил: – Но только после того, как ты прибавишь в весе. Ты, как видно, последние недели перерабатывала и недоедала к тому же?
– Да, – подтвердила Тина. – Но больше всего я тосковала о тебе.
Дирк со стоном обхватил ее руками, словно боялся отпустить от себя хотя бы на шаг.
– О Боже, любимая! Как ужасно то, что мы делали друг с другом эти пять лет – просто преступление. – Тяжело дыша, он прикоснулся губами к ее лбу. – Идем, любимая, пора исправлять это.
Он нежно улыбнулся ей, взял за руку и подвел к столу.
– Мы знаем, что физически устраиваем друг друга. – Он усмехнулся, увидев, как краска вновь заливает ей щеки. – Теперь нам остается разобраться с практическими проблемами.
Затуманенными от непролитых слез глазами Тина следила, как Дирк подошел к плите, наполнил чашки горячим кофе и вернулся к столу.
– Когда я говорил, что люблю тебя, я говорил правду. Это не были слова, сказанные в пылу страсти. Я влюбился в тебя, Тина, в то лето, когда тебе было шестнадцать лет.
– Дирк! Ты никогда…
– Дай мне закончить, любовь моя. А потом скажешь ты, хорошо?
Глядя на него блестящими глазами, Тина кивнула:
– Хорошо.
Прежде чем продолжить, Дирк отхлебнул кофе.
– Я был уже взрослым мужчиной тогда. И был потрясен, когда понял, что хочу тебя, как мужчина хочет женщину. Я терзался угрызениями совести. Затем, когда умер твой отец и я держал тебя в своих объятиях, я потерял контроль над собой. Поверь мне, те прежние угрызения совести не могли сравниться с чувством вины, которое охватило меня после того, как я сделал тебя женщиной.
– И ты искупил свою вину тем, что отказался от меня?
– Нет! – убежденно проговорил Дирк. – Я не отказывался от тебя. Я отправил тебя в колледж, чтобы дать тебе время, Тина. – Потянувшись через стол, он схватил ее руку дрожащими пальцами. – Дорогая, я хотел, чтобы у тебя было все, как у любой девушки. Свидания, развлечения… ну, словом, все, чего ты заслуживала.
– Но мне нужен был только ты! – возразила Тина.
– Дорогая, я считал, что ты еще слишком молода и сама не знаешь, чего хочешь. – Дирк сжал ее руку. – Ты была неопытна и доверяла мне. Я обманул не только твое доверие, но также и доверие твоего отца. Я… – По его лицу прошла судорога боли, и он прикрыл глаза. – Я отправил тебя в колледж, так как, глядя на тебя, вспоминал о своем предательстве – и я ненавидел себя. Когда я навестил тебя на предпоследнем курсе, я приезжал, чтобы просить тебя – нет, умолять – выйти за меня замуж. Я вынужден был приехать: я больше не мог бороться с собой. Ты послала меня к черту, – закончил он хрипло.
– Ты заставил меня страдать, Дирк, – объяснила Тина. – Это был ответный удар. Я хотела заставить тебя страдать тоже.
– О, тебе это удалось, любовь моя, поверь мне. И ты продолжала мучить меня своими сумасбродствами. Но мучительнее всего был для меня твой брак с этим… этим альфонсом.
Тина опустила глаза и сказала:
– Я знаю… теперь… что я выбрала Чака преднамеренно. Я воспользовалась им, Дирк. – Она посмотрела ему прямо в глаза. – Я воспользовалась им, чтобы причинить тебе боль.
– И всеми другими мужчинами с тех пор? – через силу выдавил из себя Дирк.
Тина возмущенно вскинулась.
– Никаких других не было, – отчеканила она. – Только Чак. И… – она почувствовала, что краснеет, но она обязана была сказать ему всю правду, – и даже когда я была с ним, я думала о тебе. Ты понимаешь, о чем я говорю?
Дирк сочувственно улыбнулся.
– Даже слишком хорошо. Я использовал свою жену таким же образом.
– Какая нелепость, – грустно заметила Тина.
– Да, – согласился Дирк. – Но со всем этим покончено. Я приехал сюда вчера с намерением умолять тебя о том, чтобы мы стали супругами в полном смысле этого слова.
– Но это… – Тина собралась сказать ему, что приехала домой раньше по этой же причине, но он не дал ей закончить.
– Дорогая, я знаю, как много значит для тебя твое дело, но ты нужна мне! – Он наклонился к ней и нетерпеливо спросил: – Ты не могла бы открыть другой салон в Уиллингтоне и иногда ездить в Нью-Йорк?
– Нет.
Его лицо омрачилось при столь категорическом отказе. Чувствуя его боль и разделяя ее, она поспешила объяснить:
– Мне не нужно ездить в Нью-Йорк, дорогой. Вчера я согласилась продать салон Полю. И, кроме того, предупредила, что освобождаю квартиру. – Ее губы растянулись в улыбке при виде изумления на лице мужа. – И это теперь мой единственный дом.
Отбросив стул и вскочив на ноги, Дирк обогнул стол и заключил Тину в объятия.
– Я всегда готов приютить тебя, худышка, – поддразнил он подозрительно спокойным тоном.
– С одним условием, – твердо заявила Тина.
– Что ж, называй условия капитуляции, – с облегчением рассмеялся Дирк.
– К этому времени, на следующий год, – нежно проворковала она, – я желаю украсить детскую комнату, а не только рождественскую елку.
Глядя на Тину сверкающими голубизной, полными безграничной любви глазами, Дирк медленно, волнующе-чувственно улыбнулся. Как бы спохватившись, Тина добавила:
– Причем, не только здесь, но и в Уиллигтоне.
– Ты многого требуешь, любовь моя. – Его руки напряглись, и Тина затрепетала, ощутив его желание. – Но, поскольку я и сам собирался сохранить этот дом как наше тайное убежище, я принимаю твои условия… с одним моим условием.
– Каким? – шепнула Тина, поудобнее устраиваясь в его объятиях.
– С условием, что… – он страстно и многозначительно поцеловал ее, – мы приступим к выполнению твоих условий немедленно.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Сила и соблазн - Лорин Эми

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Сила и соблазн - Лорин Эми



Очень классный роман!!!
Сила и соблазн - Лорин ЭмиТаня
19.03.2012, 3.45





Неплохой роман, но сюжет предсказуемый. Как обычно он старше нее, они друг друга давно любят, но у каждого свои тараканы в голове. Она хочет только его, он ее тоже хочет, но как всегда сомневается, проганяет ее чтобы она выросла, и через 5 лет ... Моя оценка 9 из 10.
Сила и соблазн - Лорин ЭмиНастя
19.03.2012, 14.09





Интересный роман!!!8/10
Сила и соблазн - Лорин ЭмиВера Яр.
19.03.2012, 19.38





читать можно,8/10
Сила и соблазн - Лорин ЭмиМарго
20.01.2013, 19.48





хороший роман
Сила и соблазн - Лорин Эмимося
20.01.2013, 22.25





Прочитать можно,но не впечатляет
Сила и соблазн - Лорин ЭмиНИКА*
30.08.2013, 16.21





назва романа відповідає змісту хто прочитає той зрозуміє. 9
Сила и соблазн - Лорин Эмитася
30.08.2013, 19.26





Ой, как то все занудно у главных героев, каждый чего то ноет и ноет всю книгу, прям устала читать.
Сила и соблазн - Лорин ЭмиК
30.08.2013, 23.18





И еще, главная героиня кажется совсем не напрягает мозг, поразительная способность.
Сила и соблазн - Лорин ЭмиК
30.08.2013, 23.29





Читать можно,но немного утомительно.
Сила и соблазн - Лорин ЭмиКетрин
3.09.2013, 10.02





Самый реальный роман,очень впечетлил.
Сила и соблазн - Лорин ЭмиDeli
21.09.2013, 18.39





Не понимаю, что это за любовь такая,чтобы назло любимому выйти замуж за другого. А он,взрослый, опытный, любящий, допустил это.Хорошо, что разобрались наконец.
Сила и соблазн - Лорин ЭмиТесса
27.01.2015, 18.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100