Читать онлайн Только для влюбленных, автора - Лоренс Терри, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только для влюбленных - Лоренс Терри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только для влюбленных - Лоренс Терри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только для влюбленных - Лоренс Терри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоренс Терри

Только для влюбленных

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Не задумываясь о грации своих движений, Гвен отпихнула его и поднялась на ноги. Подошла к ограде балкона, торопливо поправляя одежду. Ерзание головой по простыням генерировало в ее волосах такое количество электричества, что от него вполне могла бы загореться лампочка.
Что Дейв наделал с ее одеждой? Как Гвен ни заправляла тенниску, та не хотела сидеть прямо. Джинсы, плотно облегавшие живот, топорщились на бедрах, которые недавно обхватывали бедра молодого человека. Она пробежала пальцами по неожиданно горячей молнии, когда перегнулась через балконную ограду. Конечно, она заметила бы, если бы Дейв расстегнул джинсы!
Скрестив руки, Шарлотта стояла прямо под ней, устремив материнский взгляд на сестру. Постукивая ногой, она ждала ответа.
Гвен подождала вопроса, не находя, что сказать.
— Привет! — наконец нашлась она.
— Мне послышался крик. Крик? Подушечная битва.
— Я споткнулась и упала.
— На постель, — услужливо пояснил Дейв, показываясь позади Гвен. Шарлотта скривилась.
— Мама всегда говорила, что я могла бы споткнуться о свою собственную тень.
Обведенные черной краской глаза Шарлотты сузились так, что не стало видно белков.
— Я уж собралась подняться, чтобы посмотреть, все ли у вас в порядке.
— Ты там не убивал свою невестку? — протянул Роберт.
Хотя он и смеялся над озабоченностью Шарлотты, Гвен не преминула заметить, что они стояли почти бок о бок у подножья лестницы и задирали головы, глядя вверх.
Оставаться было рискованно, но и спуститься по лестнице показалось так же привлекательно, как выпрыгнуть из спасательной шлюпки на съедение акулам.
Послышался неприятный звук отрываемой бумаги. Дейв вышел из-за мольберта и протянул Гвен портрет Бели-Зар.
— Почему бы тебе не взять с собой его вниз и не показать Шарлотте и Робу, чем я тут занимаюсь?
Гвен бросила на него взгляд через плечо:
— Веди себя прилично. В глазах Дейва появился тот же блеск, на губах — озорная ухмылка.
— Новая обложка для журнала «Амазонки — воительницы», — провозгласил он, показывая рисунок зрителям снизу.
— Впечатляет, — одобрила Шарлотта, приложив к щекам ладони. — Я вижу, ты схватил существо амазонской женственности.
— Рад, что хоть кому-то понравилось, — Дейв толкнул бедром Гвен. Снизу его не было видно, и он провел рукой по ее позвоночнику.
Гвен вцепилась в поручни с такой силой, что костяшки ее пальцев побелели.
— Роб, а ты как думаешь?
— Еще один людоед, — изрек старший брат, направляясь к своей газете «Уолл Стрит Джорнел». — Не хватает тут их, что ли?
Гвен прибыла сюда, чтобы утихомирить вражду, а не разжигать ее.
— Я спускаюсь, — объявила она торопливо, вступив на лестницу.
К тому времени, как она коснулась пальцами ног первой ступеньки, Роберт и Шарлотта уже бросились на помощь, Дейв свисал над ней сверху.
— Ради бога! Я управлюсь… Ox! — Ее нога соскользнула.
Дейв схватил Гвен за запястье.
— Держись крепче.
Она одолела еще две ступеньки, ставя обе ноги на каждую.
— Я пропустила слишком много ступенек, вот и все, — заговорила она веселым тоном, пытаясь скрыть, что голос ее дрожит. Как ни была подозрительной Шарлотта, ей не хотелось, чтобы это заметил Дейв. Он-то понял бы, что это не из-за высоты.
— Ну вот! — благополучно достигнув низа, Гвен похлопала себя по джинсам, украдкой заправляя тенниску. Она чувствовала: та сидит косо. Тридцатичетырехлетняя женщина подняла подушечную битву, как какой-нибудь подросток, открывший для себя секс-игру. «Ну, знаешь, Гвен!»
Мгновенно отрезвившись, она пригладила волосы, надеясь изъять какую-нибудь приставшую пушинку. Сверлящий взгляд Шарлотты удержал ее от дальнейшего приведения себя в порядок. Сестра двинулась к обеденному столу, бросив приглашающий взгляд, который мог бы заинтриговать и слепого, затем откашлялась с видом заговорщицы.
— В чем дело? — живо спросила Гвен. Ей в первую очередь захотелось сходить на кухню за стаканом лимонада. При столь ярком свете румянец на ее щеках не смог бы долго одурачивать Шарлотту.
— Я хочу тебе что-то показать. Только не здесь.
Гвен проглотила шипучий напиток, пока Шарлотта запирала свой портфель, перед тем, как пройти через гостиную мимо Роберта.
— Что за большой секрет? — спросила Гвен, когда они остались одни в хозяйской спальне.
— Это ты должна мне сказать. — Шарлотта швырнула портфель на кровать и плюхнулась рядом с ним.
— Ты собираешься глазеть на меня весь вечер? — отважилась на браваду Гвен, вскинув подбородок и посмотрела сестре прямо в глаза.
Но Шарлотта редко терялась в таких сценах. Она встала, медленно пересекла комнату и, приподняв край тенниски Гвен, пропустила ткань между пальцами.
— Только сухая чистка, — последовал трагический итог.
Гвен посмотрела вниз, потом повернулась кругом и уставилась в немом ужасе в зеркало шифоньера. Бросался в глаза красно-желто-коричневый пастельный отпечаток крупной мужской ладони под ее грудью.
По крайней мере, мисс Стикерт перестала беспокоиться о цвете лица — оно стало мертвенно бледным.
— О!
Шарлотте не требовались объяснения. Она мгновенно пришла к собственному умозаключению :
— Я говорила, что он пытается тебя соблазнить.
— Это не то.
— Тогда позволь догадаться. Уроки рисования при помощи пальцев?
— Мы разговаривали насчет тебя. И о Роберте тоже.
— Да! Ну, нет. А может быть, и так! — закончила она торжествующе. — Ах, вот в чем дело? И Дейв прибегал к наглядной демонстрации? От невротика этого можно ожидать. Но когда выкомаривает психически нормальный человек, это гораздо более трагично. Ты не думаешь? Я ожидала от тебя большего, Гвен. Больше самоконтроля.
— А как насчет тебя? Черт побери, Шарлотта, ты и Роберт были не так давно счастливыми мужем и женой. Может быть, если бы ты немножко больше… — мисс Стикерт скосила глаза на свою сорочку, — немножко больше занималась рисованием пальцами, ты бы осталась замужем! Ты забыла, как надо забавляться.
— Это от эксперта по прокладыванию пути к жизни в одиночестве?
— Не отклоняй меня от темы. Вы все забыли, кроме того, как наносить друг другу оскорбления. Кто-то должен немного уступать, воздерживаться от ядовитых замечаний и не отвечать стрелой на отравленную стрелу.
— Образ Купидона. Это может мне пригодиться. — Шарлотта щелкнула запорами портфеля, достала блокнот и внесла заметку. — Дейв морочит тебе голову, чтобы Роберт смог украсть мой сценарий.
— Шарлотта! У Роберта нет намерения стать сценаристом.
— Нет?
Шарлотта вытащила титульный лист и протянула его Гвен.
— Этот ребенок собирается сотворить «Войну роз», что будет выглядеть, как «Окружение мистера Роджерса».
Гвен ахнула.
— Ты пишешь сценарий о вашем разводе?
— Я преобразую свою муку в произведение искусства, — объявила младшая сестра. — Это избавляет меня от ужасных переживаний.
— Это разрушит твой брак раз и навсегда.
— А что тут беречь?
Гвен опустила лист бумаги и посмотрела на сестру. Она испытала вкус счастья в объятиях Дейва. В течение нескольких секунд она постигла такое чувство, будто забыла, что в мире существуют другие люди. Ей никто был не нужен. Ей так необходим был лишь один мужчина, что она рискнула бы острейшим видом уязвимости — доверилась бы, отдавшись взамен.
Так, наверное, происходят землетрясения, переломы в жизни.
Но Шарлотта не могла дождаться подходящего момента для того, чтобы загнать последний гвоздь в гроб собственной любви.
— Ты не хочешь спасти его? — удивилась Гвен. Это прозвучало простодушно, даже наивно. Но Гвен не удивилась, когда из глаз Шарлотты брызнули слезы.
— Он ухмыльнется, если я попрошу его об этом. Ты же видела, как он ухмыляется. Гвен сочувственно кивнула.
— Но кому-то надо сделать первый ход. Склониться.
— И позволить ему одержать победу? Гвен вздохнула и вернула титульный лист.
— Может быть, ты права.
— Ты обещала мне, что не будешь принимать чью-нибудь сторону, — уязвленно попросила Шарлотта.
Пообещав, Гвен все-таки не сдалась. Единственной надеждой для нее и Дейва оставалось примирение этой пары. Если эта семья распадется, для них самым легким окажется прийти к тому же. Он очаровал Гвен, но насколько скоро она вернется к осторожности, если ничто не будет их связывать?
Все же предпринятый риск ее беспокоил. Ей хотелось, чтобы Дейв целовал ее снова. Ей хотелось испытывать трепет собственной дерзости.
Дейв вовсе не смеялся над ее томлением. Не возражал против идеи о взаимоотношениях. Не ухмылялся.
Гвен охватывала дрожь при мысли о том, чем может стать для женщины язвительное замечание, когда она так уязвима. Она испытывала глубокое сострадание по отношению к своей сестре. Но Дейв прав — лекции эти двоим не помогут. Может быть, сработает наглядный пример счастья и компромисса.
Если так, то она и Дейв должны пойти своим обжигающим путем.
Дейв нанес последние яркие мазки на занесенный меч Бели-Зар. Обычно он не пользовался пастелью, избирал нечто новое для выражения своих творческих замыслов. Даже если это было сопряжено с переписыванием окончательного варианта в студии, он бывал доволен. Вот почему он приехал в горы. Свет, колорит, действие. Чтобы вдохнуть жизнь и ярость вновь в работу.
Дейв фыркнул. Огрызки мелкое не приносили ему вдохновения. Гвен приносила. Ее чистоплотность среди напряженной атмосферы и тревог коттеджа зачаровывали его. От нее прямо-таки исходили лучи спокойствия и здравого смысла.
Дейва восхищало то, как она планировала свою жизнь и придерживалась выстроенного плана. Он уважал ее самоконтроль, решительность, даже ее страхи. Ему нравилось, как Гвен теряет выдержку в его объятиях, становится зависимой, чувственной.
Гвен отзывалась всякий раз, как Дейв шептал ее имя, прикасался к ее коже. Но секс был лишь вратами, дорогой к ней самой.
В этом маленьком сосуде таилась страсть.
Женщина каждой своей частицей такая же пламенная, как Бели-Зар, но мягче, нежнее, способная принадлежать ему.
И однако Гвен защищала свою уязвимость всеми баррикадами, какие воздвигали амазонки вокруг своей крепости Санда-Тузела.
На заднем плане Дейв изобразил двускатную крышу отдаленного замка на покрытой джунглями горной вершине, затем отступил и опрыскал фиксативом, чтобы закрепить пастель от размазывания.
— Бери-Зар, примешь ли ты меня всерьез? — спросил он тихо. — Или зарежешь меня?
Тускло поблескивали ее медные грудные чаши. У Бели-Зар не было времени для забав. Ей приходилось оборонять страну от надвигавшихся орд. У леди Гвенет для него тоже мало времени: неделя, может быть, две. Будь у нее побольше времени, она бы и посмеялась с ним, и полежала, и, может быть, полюбила.
Но посчитает ли Гвен возможным прожить с ним жизнь?
Дейв снял картину с мольберта, расстелил ее на чистом месте в углу. Погасив свет, он разделся и завернулся в смятые простыни, вдыхая аромат, оставшийся после ухода Гвен. Его укололо вылетевшее перышко. Дейв понимал, что ни мечи, ни карлики, ни приворотные зелья — ничто в мире не поможет ему завоевать Гвен. Ему нечего предложить ей, кроме самого себя.
Дейв думал о том, как Гвен смеялась, когда он смешил ее, но при этом воспоминании его плоть нагревалась, как ее тело трепетало под ним. Учащенное биение пульса напомнило Дейву, как он одинок.
Давал ли ей Дейв то, в чем она нуждалась? Или он получал то, в чем нуждался сам? Всю женщину целиком, со всеми ее недостатками, страхами и желаниями.
«Тебе надо нечто большее, чем секс, браток», — думал Дейв мрачно. Поцелуи сделали лягушонка принцем в глазах Гвен, но будет ли она смотреть на него такими глазами, когда поцелуи прекратятся?
Утренний туман едва сошел, когда Гвен скатилась с гамака, потянулась и побрела в дом. Роберт и Шарлотта стояли на кухне друг против друга, причем на этот раз с расжатыми кулаками. К сожалению, темой их разговора были Гвен и Дейв.
— Твой брат ухлестывает за моей сестрой, и я этого не допущу!
— Если ты думаешь, что я откажусь от моих разумных требований, потому что ты втащила ее в это…
— Никто ее не втаскивал, — заявила Гвен. Супруги повернулись к ней лицом, Гвен взглянула на балкон:
— Доброе утро, Дейв.
— Что случилось, доктор?
— Половина домочадцев уже здесь. Думаю, тебе захочется к нам присоединиться.
Прежде, чем молодой родственник смог сострить насчет присоединения к ней, Гвен остановила его взглядом.
— Счастливая пара, — промурлыкала Шарлотта, после того, как Дейв спустился с лестницы и присоединился к Гвен под аркой столовой.
Взгляд Роберта медленно скользил по ним, пока Гвен не почувствовала себя примерно на два дюйма выше.
— Как спалось? — спросил Роберт брата с кислым видом. — Я уж и не спрашиваю, где.
— Ты прекрасно знаешь, где я спал, — равнодушно обронил Дейв. Роберт выгнул брови.
— А где ты спала утречком, Гвен?
— На веранде, — на мгновение ей захотелось поднять одну руку вверх, а другую положить на библию. Гвен не хотелось бы встретиться с Робертом в суде. — Спроси Шарлотту, она выгнала меня оттуда. Скажи ему, Шар.
— Прости. Не моя очередь проводить перекрестный допрос.
Дейв помчался к кофеварке. Сердясь на его беззаботную позицию, Гвен пошла за ним доставать кружки.
— Ты выступишь в мою защиту? — шепнула она.
— Мы же уговорились разыгрывать влюбленных, разве нет?
«Может, все это и есть розыгрыш?» — подумала она с горечью. Но разрыв между реальностью и расчетом слишком велик, навести мост не получится.
— О'кэй, — провозгласила она. — Все это была игра. Мы хотели заставить вас посмотреть, чего вы себя лишили.
Роберт удовлетворенно поправил свой галстук-бабочку.
— Видишь? Гвен сама все отрицает. Единственный безумец, кто думает, что мой брат приехал сюда в надежде соблазнить твою сестру, это ты, Шарлотта. Она нужна тебе, чтобы обревизовать мои партнерские счета.
— Если тебе нечего прятать, почему ты не даешь мне их посмотреть?
— А что ты прячешь в том портфеле?
— Не меняй тему разговора.
— Ответь на вопрос.
— А ну-ка, заткните ваши чертовы глотки! — успокаивающая улыбка на заспанном лице Дейва не смогла рассеять громогласной команды, разнесшейся по воздуху. — Простите, ребята, душная ночь. Кому налить кофе? Гвен?
— Без кофеина, — попросила она.
— Если ты думаешь, что я буду обслуживать этих двоих с кофеином, то лучше перестань спать на веранде и начинай спать на деревьях.
Гвен едва не рассеялась, но вспомнила про слушателей. Она демонстративно повернулась к сестре и ее мужу.
— Слушайте, вы двое. Мама и бабушка попросили нас помочь вам развестись. Мы надеялись, что вы придете в себя. Неужели вы не помните, какое прекрасное чувство — влюбленность? Конечно, вы можете забыть это, как талончик на сухую чистку, оставленный в старом костюме.
Сравнение неудачное. Первой подхватилась Шарлотта:
— Можешь держать при себе свои советы, мисс «Только Сухая Чистка». Мы сами управимся со своими делами. Ты управляйся со своими.
Следующим включился Роберт:
— Итак, Гвен приехала сюда, чтобы начать шашни с Дейвом.
— Не болтай чепуху! Ты можешь представить… — фраза застряла у Шарлотты в горле, как крючок в рыбьем рту и заставил ее дернуться:
— Гвен, я хотела сказать…
Как ячменный сахар в соленой воде, по столовой расползлось молчание.
Роберт поглядывал с победным видом. Шарлотта стояла на своем, сверкая на него глазами, как будто ее неловкость была совершена по его вине. Дейв хранил молчание, бросив один загадочный взгляд на присутствующих.
Открывшаяся в Гвен пустота была подобна ущелью, образовавшему Великий Каньон. По крайней мере, у нее хватило мужества признать очевидное. Ей стукнуло тридцать четыре. Сейчас семь часов утра. Она сидит без грима, без красивого дамского белья, в желудке нет кофе, под глазами красные полумесяцы, ночная сорочка висит мешком, а распущенные волосы свисают на лицо.
Гвен сконцентрировала остатки достоинства.
— Я рада, что все мы согласны в одном — я явно не гожусь в качестве материала для соблазнения.
— Я не это хотела сказать, сестренка.
— Это в точности то, что ты хотела сказать, — отрезала Гвен, сжимая пустую чашку. Дейв положил руку на ее плечо.
— Эй, вы, двое, прекратите стычку.
— Не твое дело! — одновременно прокричали сестры.
— Видал? Как они держатся друг за друга, — воскликнул Роберт.
— Она здесь, чтобы заниматься, а не ревизовать тебя или соблазнять меня, — настаивал Дейв.
— Правильно. Как и ты, приехал сюда для того, чтобы рисовать. Если вас призвали раздельно, почему вы остаетесь оба?
Дейв потер глаза, он понимал, что Роберт разрежет его на кусочки, если его логика окажется небезупречной.
— Мы остались потому, что кое-кому это место кажется мирным убежищем. Если вам приспичило превращать семейные очаги в простые дома, то почему бы вам двоим попросту не остаться в Лонг Бич?
Рты супругов открылись для согласного возражения и закрылись так же быстро. Они обменялись быстрым взглядом. Дейв понял, что является свидетелем одного из тех мгновений безмолвной связи, какие характерны для супругов. Но он не был уверен насчет содержания посланий, какими они обменялись.
Шарлотта прижала к груди свой портфель и начала отступление в направлении хозяйской спальни.
— Мне нужно закончить кое-какую работу.
Роберт, погрузясь в явно неожиданные для себя мысли, направился на нижний этаж.
— Я спускаюсь. Бритье. Душ. Может, съезжу в город, свяжусь по факсу с конторой.
— В город. Правильно. — Шарлотта заспешила в спальню, бросая на ходу извинения. — Мне нужен новый блокнот… и чернила.
Гвен рассматривала опустевшую гостиную.
— Это из-за того, что я что-то сказал? — Дейв поскреб подбородок.
— Сомневаюсь. Им что-то понадобилось.
— Может быть, сработала твоя лекция: им понадобилось поговорить.
— Заметил, как им хотелось перещеголять друг друга даже в том, чтобы сочинить извинения для поездки в город?
— Нормальный ход вещей.
— Может быть. Но мне это не нравится.
— Успокойся, сагиб. Это лишь барабаны в джунглях. Держись поближе к верному проводнику.
Верному? Гвен стряхнула с плеча руку Дейва и направилась к кофейнику. Вдохнув аромат кофе, она почувствовала боль в легких. Или эта боль оттого, что сжалось сердце?
— Не говори, что эта болтовня насчет того, что мы спали вместе, отбила у них охоту разговаривать на все утро, — заявил Дейв. — Во всем ищи светлую сторону, по крайней мере, они напустились на нас, как единая команда.
— И мы все дружно согласились на моем полном отсутствии сексапильности. Улыбка Дейва увяла.
— Я бы сказал по-другому, но не хотел подливать масло в огонь. Кроме того, — он смахнул пальцем локон с ее щеки, — я не приступил к соблазнению тебя.
— Не надо.
— Не надо — что?
— Притворяться.
Подступающие слезы встревожили ее. Она хотела бы скрыть их, но очки остались на столе в спальне, там, где она положила их, когда прошлой ночью закончила заниматься и пошла беспокойно бродить по площадке. Глава 17. «Рискованное управление при взаимных фондах». Эта тема наполняла ее мысли представлениями о риске, каковым являлся Дейв, о риске, какому она подвергалась, позволяя мужчине целовать ее, как это вновь делал он. Глупости, затуманенные выдаванием желаемого за действительное. Нелепые вопросы Шарлотты прошлым вечером только прояснили обстановку. Сегодняшнее утро обернулось победой. Гвен ошибалась в отношении Дейва. Любой — в очках или без очков — мог бы увидеть это.
— Ты играл в эту игру с момента нашего знакомства, Дейв. Я ценю это. Это остроумно. Даже благородно с твоей стороны. — Твердость интонации придала ей силу посмотреть ему в глаза. — Но это ни к чему. Мы здесь ради них. И в этом единственная причина нашего присутствия. Давай же придерживаться такого образа действий.
— Чего-чего? Поди-ка сюда! — Дейв схватил ее за локоть. Кожа Гвен еще оставалась холодной после сна на открытом воздухе. — А что случилось с твоим согласием назначать мне свидания?
— А что случилось с твоим языком, когда Шарлотта сказала, что я не способна соблазнить никого?
Гвен не упрекала Дейва, не повышала голоса. Слова были весомы сами по себе.
— Я с ней согласен. Она стояла не шелохнувшись. Дейву не доставляло удовольствия причинять Гвен боль, это казалось таким же неприятным, как и то, что она принимала сказанное за чистую монету.
— Только то, что ты не кокетка, не означает, что ты не являешься чертовски сексуальной женщиной.
Какого черта ты удираешь от меня, стоит мне сделать ход. Какая роковая женщина так поступает?
Гвен покачала головой, волосы рассыпались мягкими волнами.
— Я убегаю, потому что ты играешь со мной.
«И потому, что мне это нравится». Гвен с усилием сглотнула и пожалела, что начала эту дискуссию.
— Ты раскрываешься мне, как цветок воде.
— Так уж отчаянно, да?
— Гвен.
— Дейв, я только прошу тебя быть честным со мной. Может быть я веду себя вызывающе с тобой, но у нас никогда не наберется достаточно общего. Ладно?
У Дейва не осталось времени на возражения. Шарлотта вылетела из спальни с саквояжем в руке. Она остановилась, увидев Дейва, и подозвала жестом сестру к двери. Последовал быстрый тихий диалог, после чего Шарлотта исчезла, многоцветный шарф развевался из окна автомобиля, набиравшего скорость.
Дейв подошел и встал рядом с Гвен на боковом крыльце.
— Надо, чтобы кто-нибудь рассказал ей об Айседоре Дункан. Что случится, если эта шутка попадет в колесо.
— Тогда Роберт получит дом и коттедж. Дейв нахмурился, потом рассмеялся на ее сухой сарказм.
— Она направилась в Лос-Анджелес?
— Она просила меня не говорить.
— Так мы теперь по разные стороны баррикады? — осторожно поинтересовался Дейв.
Прежде, чем она смогла ответить, из дома вышел Роберт с чемоданом в руке и махнул головой в сторону, пригласив Дейва для частной конференции.
Через пару минут шум «порше» Роберта затих под горой и пение птиц возобновилось.
— А мне можно узнать, в чем дело? Дейв испустил долгий вздох.
— Он поехал в Лос-Анджелес спасать дом в Лонг Бич. Сражаясь за коттедж, ни один из них не заявил претензию на другой дом.
— Вот чего я боялась, — Гвен покачала головой. — Предполагается, что мы будем играть роль полицейских и там?
— Ну уж нет. Роберт заставил меня обещать, что я буду торчать здесь, чтобы он смог застолбить это место.
Гвен издала короткий смешок и сконфуженно поглядела на него.
— Шарлотта заставила меня пообещать то же самое.
Над ними кружил ястреб, его тень молниеносно пересекла дорогу. Гвен потерла руки, ей вдруг стало холодно.
— Что произойдет с нашим союзом, если враги снимутся с места?
— Ты имеешь в виду, что произойдет с нами?
Дейв стоял рядом с Гвен, ожидая чего-то. Она ощущала тепло его кожи, ее щекотали волосы на его руке, она чувствовала такое влечение, какого никогда не испытывала и не могла погасить. «Вода для цветка», — сказал он. Выбор между цветением и увяданием. Если бы он прикоснулся к ней сейчас, она не уверена, что именно выберет.
— Ну, кемосабе? — заговорила Гвен, использовав одно из выражений молодого человека.
Дейв не ответил ей улыбкой на улыбку, не сделал остроумных замечаний. Вместо этого он засунул руки в задние карманы своих укороченных джинсов и побрел к дому.
— Произойдет все, что тебе угодно, — заявил Дейв решительно. — И ничего, если не угодно. — Он остановился на веранде, не повернувшись. — Угодно, чтобы я оставил дверь открытой?
Гвен молила Бога, чтобы он подразумевал не только дом. Ее застрявший в горле голос перепутался с больной совестью. Она еле выговорила «ладно», и Дейв вошел в дом.
Гвен сжала кулаки, да так, что ногти вонзились в ладони. Дейв ее единственный друг на сотню миль, а она обвинила его в том, что он играл с ней, лгал ей, даже пытался соблазнить ее — как решила Шарлотта.
Практически, она настояла на том, что его поцелуи не находят в ней никакого отклика, кроме физических реакций. Это ложь.
То же произошло и с ее обещанием дать ему свидание. Она бы никогда не поверила, что он мог действительно полюбить ее — такую степенную, предсказуемую, скучную Гвен, чья жизнь казалась застывшей.
По-видимому, и никто в доме не верил в это.
Гвен глубоко вдохнула разреженный горный воздух. Они побудут здесь еще неделю одни, пока Шарлотта и Роберт решат свои дела на побережье. Будет лучше для всех заинтересованных лиц, если они утрясут все по-честному. Лучше и более мучительно, чем она могла бы вообразить.
Дейв и Гвен ходили на цыпочках друг возле друга остаток дня, как бы измеряя границы дома, кто какие комнаты займет и на сколько часов. Только их уехавшие брат с сестрой были бы настолько глупы, чтобы составить график. Но это не помешало Дейву заходить в столовую, когда там занималась Гвен, удаляться в свою студию в дневные часы перед обедом, выключать радио без всяких просьб, когда он, поглядев вниз, замечал, что она смотрит вверх.
Как будто это было все, что Гвен от него нужно. Она чесала в затылке и возвращалась к своей книжке.
Они сталкивались друг с другом во время обеда. Гвен бродила у длинного стола.
— Нужно что-нибудь? — спрашивал Дейв.
Он же обещал ей все, что угодно и ничего, если ей не угодно.
— Могу передать тебе что-нибудь, если надо.
— Что мне надо… А ничего. Я сама достану.
Сердитый Дейв оказался для нее новинкой. Это намекало Гвен на то, какие он затрачивал усилия, чтобы быть постоянно милым и веселым, когда она находилась рядом. Он концентрировал все хорошее настроение ради нее. «Неблагодарная» — этот эпитет оказался наиприличнейшим из тех, какие она к себе применяла.
— Прости, если я задела твои чувства.
— Никаких проблем. Я шел за чем-то, что мне понадобилось. Теперь все в порядке.
— Меня послали прекратить битву, а не начинать новый раунд с нашей помощью.
— Арбитр при Роберте и Шарлотте.
— А до этого при маме и папе. Он посмотрел на нее задумчиво.
— Расскажи мне об этом. Интимность его просьбы заставила Гвен отвести глаза.
— Не сейчас.
— Когда? Когда ты собираешься предоставить мне шанс?
— Дейв, пожалуйста, послушай.
— Я слушаю. Но я знаю только то, что мне говорят.
— Что это значит?
— Ты говоришь по-другому, когда тебя целуют.
— Опять гормоны заговорили, — буркнула Гвен и затихла.
— Они когда-нибудь лгут?
У нее покраснели щеки. Предательское объявление.
Дейв прижал ее к столу, в его глазах мелькнуло торжество. Доска врезалась в ее ладони, когда он прижался к ней всем телом.
— Кого я слушаю? Эту женщину? — Дейв прижал палец к морщинкам между ее бровями, потом повел его по носу, через припухшие нежные губы и зацепил за подбородок.
— Или эту женщину?
Его рука окружила его шею. Его губы скользнули по ее губам.
— За кем последнее слово?
Прерывистый стон помог Гвен выдохнуть его имя. У нее вырвался сдавленный вздох, когда его язык осуществил вторжение, прошелся по эмали ее передних зубов.
Дейв задумал целовать ее крепко, наказать за все, чего она лишила их обоих, когда укрыла свои чувства, чтобы заставить ее увидеть истину, заставить ее отдать, отдаться.
Гвен могла говорить что угодно, но ее тело говорило правду.
— Я не мальчик, Гвен. Все это соответствует моим намерениям. Скажи, что не хочешь целовать меня.
Она не могла отказаться от его губ.
— Мы видели, что происходит, когда сходятся противоположности.
— Исключи из этого наши семейства.
— И родителей тоже? Я слушала вечные ссоры моих с восьми лет, пока они не расстались, когда мне стукнуло двенадцать.
Я поклялась, что никогда не окажусь в таком же положении.
Он мог бы сочинить благовидный ответ, но сам дал такое же обещание, когда разошлись его родители.
— Мы здесь одни, дитя мое. Ты и я. Если ты тоже не планируешь уехать.
— Я обещала Шарлотте…
— Ты остаешься ради нее? Почему-то я этому не верю.
Его губы вновь с силой коснулись ее губ. Раздался телефонный звонок, похожий на резкий крик. Гвен нашарила трубку настенного аппарата и та с треском упала на прилавок. Дейв выудил ее за шнур и протянул ей.
— Мама!
Отступив, Дейв слушал, как Гвен рассказывала матери о броске Шарлотты на побережье. Борясь с огнем при помощи огня, он добавил немного приправы «Табаско» к жарящемуся мясу. Одно чувство, опаляющее рот, можно вполне заменить другим, но ничто не могло бы угасить горение ниже его пояса. Если повезет, то к вечеру не останется ничего, кроме глухого биения. Если ничего не будет сниться, к утру все пройдет. Если придет сновидение, настанет еще одна долгая ночь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Только для влюбленных - Лоренс Терри

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Только для влюбленных - Лоренс Терри



Романтическая комедия? Ага, много несмешных шуток. Начало вообще скучное, но потом все-таки поинтересней. На мой взгляд, тянет на четверочку, не больше.
Только для влюбленных - Лоренс ТерриЛИНН
7.05.2013, 23.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100