Читать онлайн Секретное оружие блондинок, автора - Лоренс Ким, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Секретное оружие блондинок - Лоренс Ким бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Секретное оружие блондинок - Лоренс Ким - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Секретное оружие блондинок - Лоренс Ким - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоренс Ким

Секретное оружие блондинок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Ключи зажаты в зубах, руки заняты пакетами. Люси бедром толкнула дверь в квартиру и ввалилась в прихожую.
— Энни!
В ответ — тишина. Должно быть, Энни в конце концов согласилась пойти в бар с одним старым другом. Люси была рада. По ее мнению, сестра достаточно тосковала в одиночестве. Энни возвращается к жизни и, кажется, забыла о Конноре Фицджералде.
Так же, как ты забыла о его старшем брате? Ох уж этот язвительный внутренний голос!
Это правда, Энни была не единственной, кто боролся за то, чтобы взять верх над мужчинами из семейства Фицджералд, но реакция Энни отличалась от ее собственной.
Очень трудно наблюдать, как старательно ее сестра делает вид, будто ей все нипочем. О, в чьем-либо присутствии или на работе она держалась, но стоило им остаться дома, и энергии Энни хватало лишь на то, чтобы одеться. При этом она еще и не ела. Люси было тягостно видеть пустые глаза на измученном лице сестры.
С другой стороны, у Люси тоже были проблемы.
Несмотря на теорию «занимай делом каждую минуту, и на раздумья времени не будет», она, при всей своей лихорадочной деятельности, похвастаться успехом не могла. Однако она всерьез занялась книгой, что было, безусловно, положительной стороной.
Может, правильно говорят, что нет худа без добра.
Живут же люди без секса, и она проживет без него. Она докажет!
А Финн Фицджералд был просто ошибкой, и ничего больше.
Прижав к стене пакеты, в которых, кроме прочего, было и кое-что из любимой ее сестрой тайской кухни, Люси захлопнула входную дверь и нахмурилась.
Честно говоря, не имеет значения, что она старается заполнять чем-то каждую секунду. Суть в том, что она, кажется, и нескольких минут не может выдержать без Финна Фицджералда. Он занимал все ее мысли.
Может быть, предположила она, в этом и заключается проблема?
Когда она была хоть чем-нибудь занята, ей становилось немного легче, поскольку возня на кухне и уборка квартиры оставляли меньше времени на раздумья о Финне.
Но дни шли, и Люси все больше беспокоил вопрос проживания у Энни. То, что она готовила еду и убирала квартиру, вряд ли можно назвать большим вкладом, а знай ее сестра, насколько малы финансовые ресурсы Люси, она бы отказывалась принимать то, что та вкладывает в общий котел.
Но Люси волновало даже не то, что она оказалась кем-то вроде приживалки. Если она не найдет хоть какую-нибудь работу, у нее останется только один выход — вернуться домой. Конечно, недавно вышедшая замуж мать не будет возражать, но взрослая дочь нарушит устоявшийся порядок ее жизни. Люси считала, что после долгого и одинокого вдовства, когда мамочка всю себя посвящала дочерям, настало время ей подумать и о себе. О чем, конечно, не будет и речи, если мать хоть на мгновение заподозрит, что одна из ее драгоценных дочерей нуждается в помощи.
Сестры, сговорившись, сообщили матери, что Люси (якобы) предложили изумительную работу. Люси чувствовала себя виноватой и с пессимизмом смотрела в будущее: мама все равно когда-нибудь узнает об этой лжи. Она хмурилась так, что между ее тонких бровей пролегла морщинка. Проведя рукой по волосам, чтобы стряхнуть капли захватившего ее короткого, но сильного летнего ливня, она поморщилась. Футболка неприятно липла к спине, на джинсах виднелись отвратительные влажные пятна. Она дождаться не могла, когда наконец сбросит мокрую одежду и примет душ.
Люси стащила с себя футболку. Потом убрала ее в мешок для грязного белья, схватила полотенце, обтерла влажную кожу и начала вытирать волосы. Очень хотелось в душ, но сначала надо распаковать и убрать в холодильник скоропортящиеся продукты.
Тихо напевая себе под нос, с полотенцем на шее, она вернулась в прихожую. Когда Люси подняла пакеты с продуктами, ее мысли опять вернулись к ситуации с работой — проблеме, которую срочно следовало решить. Даже если Энни не понравится новое место, которое Люси найдет.
Откуда Энни набралась такого снобизма?
Люси расплачивалась у кассы, когда услышала, что в связи с декретными отпусками нескольких женщин супермаркету требуются сотрудницы. Менеджер подтвердил, что они ищут на временную работу сотрудников с частичной занятостью, поэтому Люси вернулась домой с бланками анкет и заявлений.
Таким образом, как бы Энни ни возражала и ни жаловалась на то, что работой в супермаркете Люси унижает себя, а заодно и сестру, дело сделано, обратного пути нет.
— Эй, позвольте-ка вам помочь.
Неожиданно освобожденная от пакетов, Люси обнаружила, что смотрит прямо в ясные голубые глаза Финна Фицджералда. Свертки выскользнули из ее онемевших пальцев и упали на пол. Она этого не заметила. Если бы ее сейчас подключили к кардиомонитору, то он показал бы самый обширный инфаркт!
— Вы! — воскликнула она, и в голосе ее звучали и боль, и ненависть.
— Вы не отвечали на мои звонки и не откликались на мои сообщения.
— Так вы решились на личную встречу после целых десяти дней? — Боже, звучит так, будто она считала! — Что случилось, Финн? У вас выдалась свободная ночь, и вы подумали... ну, в общем, почему бы не позвонить Люси, если у нее нет лучшего занятия, и она, несомненно...
Его глаза потемнели от гнева.
— Не говорите о себе в подобном тоне. Мне это не нравится, — оскорбленно отрезал он.
— Ах, это так много для меня значит!
У него раздулись ноздри. Было очевидно, что он сдерживается с большим трудом.
— Я уезжал. Это не значит, что я не звонил.
— Я отключила телефон.
— Я все объяснял в письмах.
Да, дважды в день.
— Я их не вскрывала.
Он запустил пальцы в свою пышную шевелюру.
— Вам не кажется, что это ребячество?
— Ребячество! А как вы думаете, что можно чувствовать, если просыпаешься и обнаруживаешь, что тот, с кем ты провела ночь, испарился? Я предпочла бы, чтобы вы украли мой кошелек.
Финн был потрясен до глубины души.
— Я оставил записку. — Тон его явно намекал на то, что Люси не в своем уме. Она чуть не подпрыгнула.
— О да, записка. — Ее глаза превратились в блестящие щелочки. — Хотела бы я сохранить эту записку и посмотреть, как вы ею подавитесь! — закончила она дрожащим от возмущения голосом.
— Я спешил.
— Да, спасать своего брата от моей сестры.
— Это к делу не относится.
— Хотите пари?
— У вас нет повода думать, что я провел с вами ночь по какой-либо другой причине, кроме...
— А по какой, Финн?
У него вырвался отрывистый смех. Потом он неохотно, но очень просто объяснил:
— Хотите знать, почему я не разбудил вас тем утром? Потому что не сомневался: если вы взглянете на меня, то я буду заниматься с вами любовью весь остаток дня.
У Люси все поплыло перед глазами. Она не позволит ему проделать это с ней снова, не позволит!
— Видите ли, там, где дело касается вас, я теряю самообладание. Никакая женщина не действовала на меня подобным образом...
Его дерзкая, отрывистая речь производила на нее ужасно возбуждающее действие, а что касается неприкрытого, горящего в его сногсшибательных глазах желания... Люси даже слегка вспотела, стараясь отогнать чары, из-за которых ее голосовые связки оказались парализованными, а ноги приросли к полу.
— Как вы здесь оказались? — Она огляделась вокруг. — И что вы сделали с моей сестрой?
Финн криво улыбнулся: сценарий, по которому она должна была бы броситься в его объятия, оказался слишком смелым...
— Вы спрашиваете, куда я дел тело?
Люси презирала свою слабость, которая заставляла ее смириться с его появлением. Все в нем было таким же, как она помнила: голубые глаза, сильное тело, сексуальная притягательность.
В отличие от Люси, Финн прекрасно владел собой. На его коже не было никаких признаков пота, и она сомневалась, что у него пересохло во рту или тряслись колени. Конечно, он смотрит на нее как на первую встречную, случайную знакомую, с которой у него просто приключился секс!
— Может быть, когда-нибудь она и будет в состоянии обратиться к этому событию как к горько-сладкому воспоминанию, пока же оно просто горькое!
Ироническое выражение лица Финна вдруг смягчилось, когда он увидел ее бледное лицо и ощутил за внешней враждебностью страдание.
— Я бы ответил, — он взглянул на свои скромные, но дорогие наручные часы, — что Энни в данный момент наслаждается в баре с другом. Она пригласила меня зайти. — (Люси, вздернув бровь, пренебрежительно фыркнула.) — А потом была так добра, что позволила дождаться вас.
Пока Люси выслушивала его объяснения, болезненная тревога в ее животе завязалась тугим узлом. Повисло недоверчивое молчание, потом она тряхнула головой, отказываясь верить, что Энни могла ее так подставить.
— Моя сестра не могла так поступить... Она даже не открыла бы вам дверь, — Люси поморщилась, услышав неуверенность в своем дрожащем голосе.
— Хотите верьте, хотите нет, но я здесь.
К чему об этом напоминать, когда каждой клеточкой своего тела она остро и болезненно осознавала его присутствие?
— Почувствуйте, если не верите мне. — И Финн гостеприимно распахнул объятия.
Люси уставилась на его рубашку. Она знала, что темноватые пятна, слегка просвечивающие сквозь прекрасную ткань, на самом деле растительность на его груди. Если она прикоснется к этой твердой груди, то уже не захочет остановиться. Она перевела взгляд на его лицо.
— Я — пас.
Руки Финна опустились, но язвительная улыбка сказала Люси, что ему точно известно, насколько трудно ей отказаться от такого приглашения.
— Я не знаю, как вы проникли сюда, — начала Люси, твердо решив подражать его самообладанию, даже если бы это ее убило, — и что вы наврали Энни, но теперь можете идти. — Она выдернула из его рук пакеты и бросила их на пол.
— После того как скажу то, что хотел сказать, — прохладно возразил Финн, нисколько не задетый враждебностью, мерцающей в ее глазах.
— Полагаю, вы уже объяснили, что не разбудили меня, дабы не нарушить ваше расписание.
— Я не говорил ничего подобного.
— Ну, так я прочла это между строк... Ах да, я забыла, ведь это была главным образом моя ошибка, во всяком случае, в том, что касается слепого вожделения. Быть соблазненным — это такое несчастье... — пожалела она его.
Суровые черты лица Финна окаменели. Он сердито набрал полную грудь воздуха.
Люси очень хотела бы считать, что первый же взгляд на нее утром способен вызвать у мужчины необузданное желание, а какая женщина не хотела бы? Но она часто гляделась в зеркало! А Финн вызывающе красив. Да она никогда не поверила бы, что кто-то, похожий на него, может хотеть ее так сильно.
Она, Люси, пока еще в здравом уме.
— Видите ли, что бы вы ни сказали, меня это не интересует. — Она королевским жестом откинула голову, но весь эффект был испорчен влажной прядью, упавшей ей на лицо.
— Идет дождь? — спросил Финн, разглядывая серебристые капли, поблескивающие на ее волосах.
Он знал, что, если сейчас обнимет Люси, от нее будет пахнуть дождем и летом. Он покрылся испариной, прилагая все усилия, чтобы не проверить это немедленно. Ни одна женщина не могла довести его до такого состояния. Наверное, он элементарно заболел от летней прохлады.
Люси мечтала сказать ему все, что о нем думает, и считала, что после этого ей станет легче. Пока же ощущение финала, вопреки предположениям, заставляло ее чувствовать себя самой несчастной.
— Просто объясните, что вам нужно, и идите, — устало предложила Люси.
— Я думал, вас это не интересует.
— Не будьте педантом, — фыркнула она.
— Значит, вас интересует, что я хочу сказать?
— Меня — нет! Но если это единственная возможность избавиться от вас... — Она красноречиво пожала плечами.
Финн вздрогнул.
— Я так понимаю, что продолжения не будет... я имею в виду наши отношения. Так почему же вы все еще шумите? — спросил Финн, озадаченно хмурясь, поскольку она фыркнула.
— Я продолжаю шуметь потому, что не верю вам. Вы были самым самоуверенным эгоцентриком... — Люси несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, потом объяснила, в чем дело: — Во-первых, мы не будем возвращаться к тому, на чем остановились. Во-вторых, у нас не было отношений... — Она почувствовала, как жар заливает щеки. — Был просто секс, и только потому, что у вас выдалась свободная минутка, а еще вы хотели отыскать своего брата и мою сестру... что вам и удалось. Мои поздравления! — закончила Люси с горечью.
Его глаза так потемнели, что она опять ощутила в животе тугой узел — теперь уже от безнадежности.
— Я не потому спал с вами, Люси.
— Тогда почему?.. Впрочем, не отвечайте! — Люси протестующе выставила руку. — Идите своей дорогой, — добавила она сипло, — и сделаем вид, что все случившееся было просто счастливым стечением обстоятельств.
Она отвернулась, испугавшись, что он может понять по ее лицу, как трудно ей примириться с тем, что ее просто использовали.
— Почему вы ведете себя так, будто ненавидите меня, хотя мы оба знаем, что это не так? Посмотрите мне в глаза и скажите, что вы не думали обо мне каждую секунду каждого дня... о нас, — поправился Финн, и его низкий, густой голос потряс Люси.
— Я не ненавижу вас, Финн, я презираю вас, — холодно отрезала она.
Что-то гневное появилось в его глазах, но он ничего не сказал. Вместо этого он перенес свое внимание на пакеты у ее ног, содержимое которых рассыпалось по полу.
— Продукты могут испортиться. Может быть, мы сначала уберем их? — предложил Финн.
В то время как она едва способна беспристрастно взирать на вожделенную гладкую золотистую кожу и совершенное тело, его волнуют только скоропортящиеся продукты!
Если бы все не было столь трагично, она бы засмеялась. Мало того, что ей придется всю жизнь сравнивать будущих любовников с ним, так он еще разыгрывает роль невинной жертвы! Это запредельно! И предлагает ей продолжать вести себя так, будто ничего не произошло!
— Вы не долго здесь пробудете, так что они не успеют испортиться.
Финн заметил, что она дрожит.
— Знаете, вы бы надели что-нибудь.
Потрясенно ахнув, Люси посмотрела на себя и несколько мгновений так и стояла, застыв от ужаса. Потом, когда паралич начал потихоньку проходить, она одной рукой прикрыла грудь.
Свободной рукой Люси нервно провела по бедрам и почувствовала влажную ткань джинсов, которые уже начинали холодить кожу.
— Ваше беспокойство о моем здоровье очень трогательно... — начала она внезапно севшим голосом.
— Честно говоря, меня больше беспокоят мои эмоции, — откликнулся Финн, и губы его смешливо дрогнули. — Очень возбуждающая экипировка.
Люси проглотила возражение, но не для того, чтобы лишить Финна удовольствия подебатировать на смущающую ее тему, а потому, что признавала: она может ступить на опасную почву.
— Если вы пришли что-то сказать, Финн, говорите, — приказала она.
— Я понял из слов вашей сестры, что вы все еще не добились успехов на трудовом фронте.
Люси не удержалась от потрясенного возгласа. Получается, что он наслаждался болтовней с Энни на угловом диванчике. О чем Энни думала? Слишком была занята его голубыми глазами, кисло подумала Люси. Теперь вопрос в том, что еще сестра успела рассказать ему.
— Есть несколько вариантов, над которыми я пока думаю...
Финн подавил волну раздражения, бросив оценивающий взгляд на ее слабую, но непокорную фигурку. Прикрывая рукой грудь, Люси буквально тряслась от холода, но она была слишком упряма, чтобы надеть что-нибудь сухое только потому, что именно он это посоветовал.
— Я предпочел бы поговорить в более просторном помещении. — Финн направился в гостиную.
Люси воспользовалась случаем и бросилась в спальню. Сняв мокрые вещи, она надела сухие джинсы и черную футболку без рукавов, дерзко подчеркивавшую ее маленькую, но высокую грудь и открывавшую красивые плечи и руки. Затаив дыхание, Люси вышла в гостиную.
— Я думаю, вы забыли про бюстгальтер. Или это осознанный выбор?.. — Финн криво улыбнулся.
Теперь уже стало вопросом чести не реагировать на его колкости. А для самосохранения не надо смотреть в его заблестевшие глаза.
— Что ж, знаете, говорят, что имеешь — тем и щеголяешь.
Ее вызывающий ответ вызвал восхищенную улыбку на его лице.
— Разве это не о сексе?..
— Вы все переводите на секс! — сердито бросила Люси.
Его улыбка угасла.
— Между нами все — секс.
Он просто хочет завлечь ее в постель, по крайней мере, в данный момент.
— Или вы торопились из-за того, что оставили меня наедине с вашим серебром? — строго спросил Финн.
Ну, если бы оно у Энни было, то стояло бы на виду.
Как, например, фарфоровая чашка из китайского сервиза, который Энни унаследовала от двоюродной бабушки. Этот сервиз сестра объявила слишком ценным, чтобы им пользоваться, а предположение Люси, что половина удовольствия от владения красивыми вещами заключается в том, чтобы пользоваться ими, было отвергнуто как смехотворно сентиментальное. И вот теперь этот антиквариат выставлен на кофейном столике!
Ей и так-то довольно трудно было понять, как вышло, что Энни пригласила его войти, а сейчас выясняется: сестрица еще и приняла его как важную персону! Должно быть, Финн произвел на нее впечатление, горько подумала Люси... О господи, теперь он решит, что она ревнует к собственной сестре!
— Вы не возражаете? — Он щелкнул газовой горелкой камина в викторианском стиле.
— А если бы и возражала?
— Я только что вернулся из Калифорнии; чувствую, что озяб.
Он совсем не выглядел озябшим, но, с другой стороны, она, пожалуй, будет рада теплу.
— Хотелось еще подзагореть? — К сожалению, эта колкость напомнила ей, что загар на его теле, скорее всего, появился после посещения нудистского пляжа.
— Дела, — коротко ответил Финн. — Неожиданная возможность...
— Больше ничего не говорите, — отрезала Люси с жестким сарказмом. — Всем известно, что вы не можете противостоять подвернувшимся возможностям.
— Вы не можете не размахивать ножом.
— Я вас сюда не приглашала... — напомнила она с печальной улыбкой. — Зачем вы здесь, Финн? Вы добились того, чего хотели. Ваш брат спасен и одинок...
— Я не вмешивался. Они сами так решили.
— А из рассказов Энни этого не следует, — возмущенно возразила Люси.
— Может быть, — уступил Финн, — но, когда я появился в отеле, она уже давно ушла...
Сначала Коннор поздравил себя с тем, что поступил правильно, но уже через несколько минут впал в черную меланхолию, так как сам отказался от настоящего счастья.
Финн, который никогда не видел Кона таким странным, сделал то, что от него требовалось, — выслушал брата... Больше он ничем не мог помочь. Утром Кон был уже более спокоен.
— Как ты думаешь, что мне делать, Финн?
И что же он ответил?
— Кон, это должно быть твое решение.
Смущение на лице Коннора вызвало у Финна удивление... не слишком ли брат полагается на его, Финна, приговор... Впрочем, такие сомнения возникли у него еще тогда, когда он выходил от Люси Фостер.
— Да, но ты согласен, что я поступаю правильно? — настаивал Кон. — Ты никогда не сделал бы предложение женщине, с которой знаком всего несколько недель, не так ли? — Он тихо рассмеялся, не замечая, что его брат чувствует себя так, словно его ударили по голове. — А вдруг это оказалось бы ошибкой?
— Послушай, Кон, может быть, тебе стоит еще раз все обдумать?
— Тут не о чем думать.
Люси припомнила их предыдущую беседу.
— Но если бы Энни была там, вы употребили бы все свое влияние на то, чтобы они разошлись, не так ли?
Он удивился.
— Вы действительно так думаете?
— Я знаю, что это так, — сердито выпалила Люси.
— Ваша сестра больший философ, чем вы, — заметил он, глядя в ее грозное лицо.
Эта фраза еще больше подстегнула ее.
— Я слышу, как она каждую ночь плачет.
Темные брови Финна сошлись на переносице.
Люси приятно было сознавать, что это потрясение вызвала она.
— Вы уверены?
Энни Фостер произвела на него впечатление энергичной и деловой особы.
— Я никогда не видела, чтобы Энни так переживала.
— Но, по ее словам, она считает, что все к лучшему...
— И вы это проглотили? — презрительно спросила Люси. — Впрочем, подозреваю, вам именно это и хотелось услышать. Это помогает вам не чувствовать себя виноватым, — не уставала обвинять Люси.
— Я не чувствую за собой вины.
— А должны бы, — гневно заявила она. — Скажите мне, Финн, а что еще вы ожидали от нее услышать? У Энни есть гордость!
Которая иногда кажется мне досадным пороком, подумала Люси, со страхом сознавая, что часть ее рассудка, не участвующая в словесной перепалке, наслаждалась лицезрением его тела, вдыхала его аромат, чувствовала силу его рук.
Ей пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, прежде чем она смогла продолжать:
— Энни не из тех, кому нравится быть объектом жалости, но даю вам слово, под неунывающей внешностью скрывается ранимая душа. — По выражению лица Люси было совершенно ясно, кого она считает виновником.
— Мне очень жаль, если ваша сестра несчастна; кажется, она приятная особа. Хотите чаю?
— Я не хочу чаю, я хочу, чтобы вы ушли отсюда, — прорычала Люси, — так что говорите, что хотели, и исчезните.
Финн немного дольше, чем следовало, изучал ее гневный взгляд, потом сел в кресло.
В ее голове вдруг возникло видение, и очень отчетливое, будто его длинные пальцы зарываются в ее волосы, а она в это время прикорнула возле его ног, положив голову ему на колени.
— Вы себя хорошо чувствуете, Люси?
Чтобы скрыть тот факт, что неожиданная нежность его голоса пробила брешь в ее слабеющей обороне, Люси прибегла к ребяческой дерзости.
— Настолько хорошо, — ответила она, — насколько это возможно, когда приходится дышать одним воздухом с вами...
В ответ на это нападение Финн, в высшей степени непринужденно, скрестил ноги. Их взгляды встретились. Ни с того ни с сего глаза Люси наполнились слезами.
— Ну, что вы думаете?..
— О чем? — грубо спросила она.
Финн прищурил глаза.
— Вы слышали, о чем я только что говорил?
— Нет... да...
Я была занята, я слишком хочу тебя, мысленно произнесла она.
— Думаю, не слышали. Я спросил, как вы относитесь к тому, чтобы работать у меня?
Люси опустилась в ближайшее кресло и нервно хохотнула:
— А теперь скажите еще, что вы пришли сюда именно за этим.
— У меня есть сын. — Напряженное выражение лица Финна предупреждало о том, что его терпение вот-вот лопнет.
— Я знаю. И нет жены, потому что Финну Фицджералду женщина нужна только в спальне...
— Я пришел сюда не для того, чтобы говорить о Нине...
— Она умерла? — Люси застыла, поняв, какой беспардонный вопрос сорвался с ее языка.
— Конечно, нет. — И он сухо добавил: — Просто она работает в Вегасе. Однако почему вы решили, что она умерла?
— Не знаю, — буркнула Люси. — Наверное, я подумала, что раз вы один воспитываете ребенка...
— Чтобы не разыгралось ваше слишком живое воображение, объясняю: я не давил на Нину. Она сама решила оставить Лайама со мной. Я не собирался иметь от Нины детей, — спокойно добавил Финн, — но это не значит, что он не желанный и не любимый малыш.
— Разве он не видится со своей матерью?
— Мы решили, что это плохо скажется на нем.
— Или вы решили и за сына, и за мать? — От взгляда, которым он одарил ее, Люси бросило в краску.
— Ну, в данном случае мамаша подумала, что неплохо было бы забеременеть для того, чтобы подцепить мужа с деньгами. Когда же она поняла, что обручального кольца не предвидится, ей разонравилось быть беременной. В итоге мы заключили соглашение...
— Ох... — У Люси перехватило дыхание. То, что женщина может торговать младенцем, будто это какой-то товар, потрясло ее до глубины души.
— Я заплатил ей за то, чтобы она родила и оставила ребенка мне, — произнес Финн. Невероятно, но в его голосе не слышалось гнева. — Основой договора стало абсолютное и взаимное понимание того, что все заботы о ребенке и ответственность за него я полностью беру на себя. — Он посмотрел на ее лицо, и на его губах появилась удивленная улыбка. — Вы выглядите потрясенной... не у всех женщин есть материнский инстинкт, Люси.
— Да, наверное, не у всех, — еле слышно согласилась она.
Хотя Люси никогда особенно не задумывалась насчет собственных материнских чувств, но она твердо знала, что нет такой ситуации, в которой она отдала бы свое дитя кому бы то ни было, даже родному отцу ребенка. Тем более из-за денег.
По крайней мере, у мальчика есть отец, который заботится о нем. Может быть, Финну чего-то и недостает, но только не глубокого чувства родительской ответственности.
— Ну, так вы хотите получить работу?






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Секретное оружие блондинок - Лоренс Ким

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Конец

Ваши комментарии
к роману Секретное оружие блондинок - Лоренс Ким



чудесный роман красивая история любви двух братьев и двух сестер старший брат старается помешать меньшему жениться но сам попадает в сети но сети эти красавица блондинка которая покоряет его сердце и его холодное сердце тает от любви к ней а его сын играет роль посредника так как сам в папиной избраннице видит для себя любящую маму
Секретное оружие блондинок - Лоренс Кимнаталия
20.09.2011, 15.22





Не знаю, как оценят этот рассказ другие. но мне не понравилось=(( Сюжет был придуман интересный, но вот как он построен... сумбурный, пока разберешься, что автор хотела нам поведать через нагромаждение слов, никакого удовольствия не получишь. Героиня вроде должна быть развита интеллектуально, по идеи автора, а получив кольцо, недоуменно спрашивает: "И что это значит?". В общем, мне жаль потраченного на этот рассказ времени
Секретное оружие блондинок - Лоренс КимТатьяна
24.09.2011, 6.12





Средней!!!
Секретное оружие блондинок - Лоренс КимВера Яр.
30.08.2012, 8.31





Это невозможно читать. И еще: раздражают слишком "умные" дети, устраивающие личную жизнь родителей. Как то это ненормально...
Секретное оружие блондинок - Лоренс КимИрина
22.11.2013, 22.51





Это невозможно читать. И еще: раздражают слишком "умные" дети, устраивающие личную жизнь родителей. Как то это ненормально...
Секретное оружие блондинок - Лоренс КимИрина
22.11.2013, 22.51





Слабовато не захвативаеть.
Секретное оружие блондинок - Лоренс КимКалимат
22.01.2014, 9.15





Конца считайте нет в этом рассказике.
Секретное оружие блондинок - Лоренс КимМазурка
22.01.2014, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100