Читать онлайн Красавец и ученая дама, автора - Лоренс Ким, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красавец и ученая дама - Лоренс Ким бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.23 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красавец и ученая дама - Лоренс Ким - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красавец и ученая дама - Лоренс Ким - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоренс Ким

Красавец и ученая дама

Читать онлайн

Аннотация

Что может заставить убежденного холостяка и ученую даму, поставившую крест на своей личной жизни, пожениться? Любовь, обстоятельства, общественное мнение?


Следующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ



— Что? Повтори, что ты сказал?
Даже по телефону можно было слышать в голосе знаменитого собеседника стальные нотки.
Хорошо, что этот разговор они вели по телефону, подумал Малькольм. Он уже чувствовал себя крайне неловко, как в поговорке: между молотом и наковальней. Хорошая аналогия. Если его сестру можно сравнить с молотом, то Люк — несомненно, наковальня.
Слегка прищурившись, Малькольм представил себе на редкость красивое лицо своего собеседника. Четко очерченные скулы, агрессивно-тяжелая, немного угловатая и широкая нижняя челюсть, выразительный рот, глубоко посаженные глаза — и к тому же острый как бритва язык. Вспомнив внимательный взгляд светло-серых, словно из иного мира глаз, он внутренне содрогнулся. Без всякого сомнения, Люк очень похож на наковальню из необыкновенно крепкого материала.
Когда впервые Малькольм встретился с этим автором увлекательнейшего эротического триллера, рукопись которого лежала на его столе, он едва мог поверить своему счастью. Люк был не просто фотогеничен, он оказался к тому же в высшей степени интеллигентным и остроумным. Малькольм представил себе, как женщины станут расхватывать бестселлер после встречи с автором на книжной ярмарке. Но его клиент решительно заявил, что готов выступить в роли автора этой книги, а не продавца.
Люк четко обозначил Малькольму свои условия. Прежде всего, он напрочь отказывается давать какие бы то ни было интервью и позировать перед фотографами. Он хочет остаться неизвестным. Если книги не станут продаваться за счет своего содержания, то так тому и быть.
Возражения Малькольма о том, что один неудачный опыт общения с прессой не является достаточно веской причиной для того, чтобы вовсе отказываться от рекламы, не убедили Люка. В результате соответствующий пункт был включен в договор.
Малькольм вложил в свой голос как можно больше теплоты:
— Я был уверен, что ты захочешь приехать на уик-энд, вот я и сказал, что ты там будешь.
После этого сообщения последовало продолжительное молчание, которое действовало на нервы сильнее, чем если бы Люк разразился гневной тирадой. В крайнем гневе Люк имел обыкновение не повышать голоса.
— Там будет только узкий круг, — добавил Малькольм. — Даже нет необходимости специально одеваться. Моя сестра — очаровательная женщина.
Люк изогнул шею, чтобы получше рассмотреть, как он покрасил стену. На пробном мазке на банке цвет выглядел не таким пронзительно-синим. Ничего, придется довольствоваться этим.
— У тебя что, внезапно разыгралось чувство юмора, Мэл? Или ты окончательно лишился рассудка? — Последнее предположение показалось Люку наиболее вероятным.
— Уик-энд на природе — это то, что тебе сейчас необходимо, — решительно заявил издатель.
— Я и так постоянно живу в деревне, — напомнил мягкий голос в трубке.
— Нет, ты живешь вообще непонятно где, — возразил Малькольм. — Я приглашаю тебя в Сассекс, где на улицах предусмотрены даже тротуары.
На это замечание Люк невольно улыбнулся, но Малькольм на другом конце провода не мог видеть, как потеплели суровые черты лица его собеседника.
— Совсем недавно кто-то убеждал меня, что мне необходимо поселиться не где-нибудь, а в Лондоне... Кто же это был, а? Уж не ты ли?
— Там соберется хорошая компания, будет прекрасное угощение, — продолжал Малькольм. Он славился талантом не слышать, когда это было ему нужно, как, например, в этот раз. — Тебе нравятся старинные вещи, верно? Мой шурин был крупным коллекционером. Старинный дом построен частично в елизаветинском стиле: там есть ров и все, что положено. И еще... — он, подумав, выложил свой главный козырь, — там есть привидение!
— Что там есть?
— Привидение... вернее, несколько привидений, как я понимаю. Сам я их, конечно, не видел, но люди рассказывали... К ним ходят исследователи, что-то ищут в подвалах. По выходным и праздникам дом открывают для посещения публики. Должно быть, интересно взглянуть на все это, как ты считаешь?
Намек на привычки и обычаи местных сквайров вызвал на лице Люка насмешливую улыбку. Личный опыт общения с такими семьями, некогда поделившими между собой территорию страны на уделы, убедил его, что с ними лучше не связываться. Его отец работал лесником в подобном имении до тех пор, пока хозяин из каприза не выгнал его с насиженного места.
Тогда отец потерял одним разом и работу, и крышу над головой. Он, покорно теребя в руках шляпу, молча выслушал объяснения, что гораздо выгоднее пускать в имение туристов, чем держать лесника. Смиренная покорность отца вызывала в Люке ярость и гнев. Ему было десять лет.
Тогда же он впервые решил, что не станет кланяться никому и никогда. Это решение еще больше укрепилось при виде поникших плеч отца и зрело с годами.
Отец без особого успеха пытался обустроиться в большом городе, куда семья переехала из имения. Там Люк избавился от своего деревенского произношения, из-за которого первое время на его голову сыпались насмешки со стороны соучеников по городской школе.
Люк был жизнеспособен от природы.
Тем временем Малькольм продолжал:
— Кстати, Люк, ты любишь стрелять?
— Что? Стрелять? Что там? Стрельба по мишеням?
— По горшкам, — поспешно объяснил Малькольм.
—Я люблю стрелять только в издателей, которые, не спрашивая меня, принимают приглашения от моего имени. — Однако на его лице появилось выражение заинтересованности. — Скажи-ка мне, почему ты дал согласие, хотя наверняка знал, что я откажусь?
— Сам не пойму. Надо знать мою сестру, — печально проговорил Малькольм. — Если уж она чего-то захочет, то все равно добьется своего. Изведет своими просьбами.
— Прекрасный у нее характер, — сухо прокомментировал Люк.
— Она — одна из самых больших твоих поклонниц. Тебя ожидает королевский прием.
— У меня нет ни малейшего желания, чтобы со мной носились как с писаной торбой, кроме того, как гость я разочарую хозяйку...
— Ну, пожалуйста, ради меня... — уговаривал Малькольм.
— Я могу поставить для нее автограф на моей новой книге.
— У нее уже есть эта книга, а твой автограф очень легко подделать.
Люк рассмеялся, и Малькольм решил, что тот сдается, поэтому удвоил свои усилия.
— Лора очень давно расспрашивает меня о тебе. А теперь еще Меган... Ей в следующем месяце исполняется тридцать лет, а поверенный сломал себе ногу... — В трубке послышался глубокий тягостный вздох.
— Кто такая Меган?
— Моя племянница... не замужем...
На лице Люка появилось понимающее выражение.
— Так меня пригласили ради того, чтобы твоя сестра смогла пристроить свою дочь?
— Меган очень милая девушка! — возмутился Малькольм. — Она вполне самостоятельна. Внешне очень похожа на своего отца, это правда, но должны же быть у нее и недостатки!
Люк почувствовал, что ему становится весело от всех этих откровений. Когда Люк впервые переступил порог офиса Малькольма, он был намеренно настроен к издателю негативно. Малькольм воплощал собой все, что больше всего презирал Люк, начиная с выговора, характеризовавшего его как представителя высших сфер общества. Однако Малькольм был по природе обаятельным и доброжелательным человеком, и Люк постепенно оттаял и стал относиться к нему по-другому, особенно в делах бизнеса.
— Похоже, я должен извиниться перед Лорой, сказать, что ты заболел гриппом.
— Ты волен сказать ей все что угодно, лишь бы она не рассчитывала на мой визит.
В общем, Люку нравился Малькольм, но он не собирался весь уик-энд торчать в компании совершенно незнакомых людей и притворяться, что ему это нравится.


Ей не потребовалось никаких дедуктивных талантов, чтобы узнать, где он живет. Следовало лишь заглянуть в адресную книгу дядюшки.
Лукас Патрик, самый популярный автор известной серии романов, жил в апартаментах пентхауса. В доме на берегу реки. Год назад дом завоевал на архитектурном конкурсе все мыслимые и немыслимые награды.
Он и в самом деле избегает известности или это лишь тонкий рекламный трюк, чтобы подогреть к себе интерес? Меган не знала. Бесспорным было лишь одно: его упрямый отказ рекламировать свои книги так подогрел интерес читателей, что общественное мнение представляло Патрика мистической личностью, живой копией одного из главных героев его книг.
Дядя Малькольм наотрез отказался помогать Меган. Ей удалось лишь выжать из него, что этот таинственный человек не женат и молод.
Но вдруг окажется, что он вовсе не так уж и молод, что морщины избороздили его лицо, что у него редкие волосы и внушительный животик? Вот будет разочарование для поклонниц, включая ее мать, подумала Меган, скептически улыбнувшись. Она все же надеялась, что он выглядит достаточно презентабельно, иначе все ее планы можно заранее перечеркнуть.
Она помедлила, занеся палец над кнопкой звонка. Внезапно ее охватили запоздалые сомнения. Накануне вечером идея казалась ей превосходной. При отрезвляюще холодном свете дня она уже не чувствовала в себе былой уверенности.
Но Меган оказалась в безвыходном положении и вынуждена пойти на крайние меры.
Хуже, чем есть, уже все равно не будет. События прошедшей Пасхи все еще были живы в памяти Меган. Позор и скандал! Об этом знали все, кроме ее матери, которая пригласила в гости банкира в качестве предполагаемого претендента на руку своей уже не юной дочери. Так вот, этот банкир оказался геем! Меган искренне любила свою мать, и все бы было хорошо, если бы та не вбила себе в голову навязчивую идею выдать дочь замуж.
Жизненная философия Лоры Семпл была крайне проста: женщина не может быть счастлива, если рядом с ней нет мужчины.
Утром за завтраком у них опять состоялся крупный разговор на эту тему, один из многих за последние четыре года, после того, как она отказалась выходить замуж за такого подходящего во всех отношениях Брайана.
Меган считала, что она легко отделалась, расставшись с ним, хотя мать совсем не разделяла ее точку зрения.
— Я, бесспорно, горжусь твоими достижениями, дорогая, но ведь ты же не счастлива по-настоящему, признайся!
— Но мама, у тебя тоже нет мужчины!
— А вот это совершенно к делу не относится, — недовольно прервала ее Лора. — Я никогда никого не любила так, как твоего покойного отца.
Меган успела заметить, что глаза матери наполнились слезами.
— Я уверяю тебя, мама, что весьма довольна жизнью.
— Выражение «довольна жизнью» скорее уместно в устах пожилых дам, Меган. Не сомневаюсь, что ты никогда в этом не признаешься, — проговорила Лора, не обращая внимания на возражения Меган. — Но что бы ни говорили, женщина без мужчины как бесплодное дерево.
Меган прикусила язычок. По опыту она знала, что спорить с матерью на эту тему бесполезно.
— Тебе нужен мужчина с сильным характером, — продолжала рассуждать Лора, — такой, кого не испугает широта твоего интеллекта. Вот, например, Лукас Патрик. Мне кажется, что уверенности ему не занимать. Только представить, что ему пришлось пережить, когда его самолет разбился в Андах...
— Это из биографии его героя. Книги Патрика художественный вымысел, мама! — напомнила Меган своей настойчивой родительнице. — В жизни он не взбирается на недоступные вершины, не разоблачает деятельность преступных наркосиндикатов, не сражается за честь и жизнь прекрасных дам, которые в конце романа соблазняют его.
— Я не хуже тебя знаю, чем отличается жизнь от художественного вымысла, — с достоинством возразила мать. — Однако твой дядя рассказывал, что он никогда не заставляет героя делать то, что не под силу ему самому.
Я сильно сомневаюсь, что ему случалось бывать в авиакатастрофах и ходить на костылях, подумала Меган, а вслух сказала:
— Его никто не знает в лицо. Скорее всего, это обычный человек с улицы. — Она внезапно нахмурилась. — А с какой это стати он решил вдруг принять приглашение на твой вечер в субботу?
— Будет мало мужчин, а дядя Малькольм все-таки является его издателем. Они придут вместе. То есть так планировалось, но, кажется, дяде Малькольму не удалось его уговорить, хотя он уверял меня, что этому писателю ужасно хочется познакомиться с нашей семьей.
— Значит, о его приходе ты знаешь лишь со слов дяди Малькольма? — Меган предположила, что дядя, устав от настойчивых приставаний сестры, дал формальное согласие, лишь бы отделаться от дальнейших вопросов. — А дядя Малькольм был трезв, когда давал тебе это обещание?
— Не груби, — пожурила дочь Лора. — Приготовь какую-нибудь юбку, дорогая. У тебя красивые ножки. Да и вообще ты очень хорошенькая, вернее, была бы, если бы постаралась. Главное — произвести впечатление при первой встрече, Меган.
Набравшись решимости и глубоко вздохнув, Меган нажала кнопку звонка. Может быть, ее идея не так уж и хороша, но попробовать стоит. Если Лукасу Патрику отводится роль дичи, то она расставит все на свои места: отделается от упреков матери и будет счастлива по-своему.
Домофон ответил почти сразу же после звонка:
— Ну, наконец-то...
Глубокий низкий голос, суховатый и недовольный, что несколько не согласовывалось с ее планами.
— Это...
— Да, да! Понял! Если уж явились, несите сюда.
Послышался гудок, и стеклянная дверь распахнулась. Пожав плечами, Меган вошла.
Лифт плавно и очень быстро поднял ее вверх, не дав ей возможности поразмыслить. Она постучала в приоткрытую дверь и вновь услышала тот же нетерпеливый голос:
— Деньги лежат на столе. Если не принесли дополнительно анчоусы, чаевые не берите.
Господи! Он ждет пиццу! А вовсе не женщину, которая хочет, чтобы он притворился страстно влюбленным в нее.
Меган откашлялась и с любопытством огляделась. Хромированные колонны, сводчатый потолок. Все это не показалось ей уютным. Она не представляла, как можно в таком месте отдыхать после рабочего дня — скинуть тапочки, забраться на мягкий диван, налить себе стаканчик сухого вина и включить телевизор. Эта территория предназначена для закоренелого холостяка, хотя даже поверхностная оценка показывала, что этот холостяк очень богат.
Почти вся мебель была в чехлах; в помещении пахло краской и строительными материалами. Меган снова откашлялась и заговорила громко, чтобы ее услышал невидимый обитатель этих апартаментов:
— Мистер Патрик, боюсь, что...
На нем были заляпанные краской потертые джинсы и казавшаяся застиранной футболка. Невозможно не заметить, как хороша его фигура. Короткая футболка открывала плоский мускулистый живот, в нижней части которого угадывались черные волоски. Темные брови смыкались над орлиным носом.
Нахмурившись, Люк подозрительно уставился на нее.
— Какого черта! Кто вы? — заговорил он, одновременно проводя ладонью по густым угольно-черным волосам, тоже в синих пятнышках от краски. Отросшие пряди говорили о том, что он достаточно давно не был в салоне у парикмахера.
Люк, оставаясь незамеченным некоторое время, успел разглядеть свою странную гостью. Очень просто одетая, в обычных джинсах, она ничем не отличалась от тысячи подобных женщин. За исключением того, что в ней чувствовалась некая внутренняя уверенность. Высокая стройная девушка с волосами цвета меда и доверчивым взглядом голубых глаз, которые слегка округлились, когда она увидела его. Цвет глаз был таким ярким, что буквально завораживал, отметил он. Эти глаза заставляли забыть о том, что и нос у нее несовершенной формы, и подбородок немного велик для женщины. Насколько он мог судить, на ее лице отсутствовал макияж, но кожа была естественно гладкой и имела прекрасный молочный оттенок.
Обычно такие женщины его не привлекали, но этой он невольно заинтересовался.
Меган решительно сжала губы. По характеру она была прямым человеком и ценила это качество в других. Но его вопрос показался ей откровенно грубым.
Очевидно, она произвела плохое впечатление на этого рабочего... надо принять это во внимание при общении с хозяином.
— Меня зовут доктор Семпл. — Ее слова даже ей самой теперь показались помпезными, но к красивым мужчинам Меган всегда относилась крайне настороженно. Ведь она и раньше встречала таких красавчиков и знала им цену.
Его темные брови разошлись, уголки губ приподнялись в слабой улыбке. Меган решила поднять взгляд выше, и все у нее внутри замерло.
Люк решил, что ему нравится тон ее голоса. Даже захотелось пофантазировать о том, как он будет звучать, если она разозлится. И эти волосы... Стоп, Люк! Не увлекайся!
Он широко раскинул руки.
— Разве я болен и нуждаюсь в услугах доктора?
Мужчина говорил подчеркнуто жизнерадостно, демонстрируя крепкое здоровье.
Смуглый и черноволосый, он выглядел... Меган опустила глаза и увидела загорелые пальцы его ног.
Он стоял бы перед ней так же непринужденно, даже если бы вдруг оказался нагишом.
Меган почувствовала, как запылали ее щеки.
— Это не то, что вы подумали, я вовсе не врач, — промямлила она. Похоже, он заставил ее растеряться!
Поразмыслив, она вновь посмотрела на него и увидела, что он внимательно разглядывает ее. Пауза затянулась, ей стало совсем неловко. Отчужденно глядя на нее, он провел рукой по подбородку. Этот человек красив совершенной красотой, подумала Меган. Его красоту не портит даже пятно от краски на щеке.
А что произойдет, если она подойдет и пальцем сотрет это пятно с его лица?
Напуганная такой мыслью, она глубоко вздохнула, чтобы перевести дух.
Нужно взять ситуацию под контроль.






Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Красавец и ученая дама - Лоренс Ким



ну наконец-то новая книга. хороша.
Красавец и ученая дама - Лоренс Киммарианна
15.07.2011, 21.00





Слава богу, без соплей и хныканья, Гг-я все взяла в свои руки. Ну а "малышка" на уровне ЛР-мини.
Красавец и ученая дама - Лоренс Кимиришка
24.04.2016, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100