Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Люси оказалась на освещённой флюорисцентными лампами площадке школы Креста и Меча. Она должна была быть здесь ещё 10 минут назад. Бочкообразный дежурный с румяными щеками и планшеткой, зажатой под мышкой уже отдавал распоряжения- это означало, что Люси опаздала.
Итак, запомните, здесь имеются медпункт, постели и красные лампочки (имеется ввиду красные сигнализаторы на камерах слежения) - рявкнул дежурный на группу из трёх студентов, которые стояли к Люси спиной. - "Запомните эти основы и никто не пострадает".
Люси поторопилась присоединится к группе. Она пыталась понять, а правильно ли она заполнила всю ту кипу необходимых бумажек, был ли этот коротко стриженный дежурный женщиной или мужчиной, поможет ли ей кто-нибудь с её неподъёмной сумкой, было ли решение родителей привезти Люси сюда порождено вспышкой гнева или они решили от неё избавится. Они угрожали продать её машину в течение лета и теперь у них была весомая причина. В новой школе Люси никто не мог иметь машину. Точнее, в новой коррекционной школе.
Она до сих пор не привыкла к этому термину.
" Не могли бы вы, хм, не могли бы повторить еще раз?" - спросила она дежурную. "Что по поводу, медпункта - ?
Чтож, смотрите откуда ветер дует. - Громко промолвил дежурный, а затем продолжил медленнее: Медпункт, для тех студентов, кто сидит на таблетках, для того чтобы чувствовать себя нормально и всё такое... Всё таки это женщина, подумала Люси , изучая дужурную. Даже самый ехидный мужчина не смог бы произнести это таким слащавым голосом.
"Ну чтож по делом мне" . Желудок Люси сжался. "Медпункт".
Она больше не принимала лекарства. После случая прошлым летом, доктор Сэнфорд, её лечащий врач в Хопкинтоне- это кстати и было причиной послать её в школу- интернат в Нью Хемпшире-снова захотел возобновить лечение препаратими. Но ей всё же удалось убедить его в своей психической устойчивости, и после месяца анализов её избавили от приёма психотропных препаратов.
Именно поэтому она начинала свой выпускной год в школе Креста и Меча на месяц позже его официального академического начала. Быть новичком всегда трудно и Люси действительно переживала как она вольётся в коллектив, где все уже давно свои. Но сегодня она убедилась , что она не единственная вновь прибывшая.
Она тайком взглянула на трёх студентов стоящих неподалёку от неё. В своей последней школе приготовительный Дувр, в первый день в кампусе она встретила свою лучшую подругу Калли. В кампусе, где все остальные студенты практически отучились вместе, этого было бы достаточно, что Люси и калли были единственными детьми без наследства. Но у этих двух девочек не заняло много времени, чтобы понять, что они такие же фанатки старых фильмов, особенно когда речь идёт об Альберте Финни. После их первого учебного года, просмотрев Двое на дороге ни одна из них так и не смогла сделать поп-корн без включения пожарной сигнализации. Пока что .... пока они не забыли об этом.
Сегодня по бокам от Люси стояли два мальчика и девочка. Девочка казалась довольно стройной, косметически-симпатичная блондинка, с пастельно-розовым маникюром, который соответствовал ее пластиковой обертке.
"Я - Габби " – пропела она, озарив Люси широкой улыбкой, которая исчезла так же быстро, как и появилась, даже прежде, чем Люси смогла произнести свое собственное имя. Уменьшающийся интерес девочки напомнил Люси больше о южной версии девчонок в Дувре, чем о ком-то, кого она ожидала встретить в Мече и Кресте. Люси не могла решить, успокаивало это или нет, больше того, она не могла и вообразить, что такая девушка могла делать в коррекционной школе
Справа от Люси стоял парень с короткими каштановыми волосами, карими глазами и веснушками по всему носу. Но от того, что он даже не встретил ее взгляд, а только продолжал теребить заусеницу на большом пальце, у девушки создалось впечатление, что он, как и она, вероятно, все еще оглушен и смущен, тем, что оказаться здесь
Парень слева, по другую руку, больше соответствовал представлению Люси об этом месте. Он был высокий и худой, с сумкой ди-джея через плечо, лохматыми черными волосами и большими глубокосидящими зелеными глазами. У него были полные губы, а за такой естественный розовый цвет большинство девочек убили бы. На задней стороне шеи была черная татуировка в форме солнечных лучей. Казалось, будто пылала на его светлой коже, начинаясь от края его черной футболки.
В отличие от других двух, когда этот парень встретил ее пристальный взгляд, он выдержал его и не отвел. Его губы расположились в прямую линию, но глаза были живыми и теплыми. Все еще стоя как статуя, он пристально смотрел на нее, создавая впечатление, что и она прикована к месту. Она медленно вдыхала. Тот взгляд был интенсивен, он очаровывал, и, ну, в общем, немного обезоруживал
Несколько раз кашлянув, дежурный прервал оцепенение парня. Люси покраснела и притворилась, что очень занята расчесыванием своих волос.
"Те из вас, кто усвоил правила свободны и могут уйти, после того как оставят свои личные вещи". Дежурная жестом указала на большую картонную коробку, на которой было написано большими черными буквами:"ЗАПРЕТНЫЕ ВЕЩИ"."Когда я говорю свободны, Тод" - она положила руку на плечо веснусчатого парня, заставив его подпрыгнуть - "это означает, что вы должны пойти к гимназии, где встретите назначенных вам гидов. Ты" - она указала пальцем на Люси - "оставь свои вещи и подойди ко мне".
Четверо из них переместились к коробке, и сбитая с толку Люси наблюдала, как другие студенты начали освобождать карманы. Девочка вытащила трехдюймовый розовый Швейцарский Армейский нож. Зеленоглазый парень неохотно сваливал баллончик краски и резак. Даже несчастный Тодд опустил несколько коробков спичек и небольшой контейнер со светлой жидкостью. Люси чувствовала себя почти глупой, что не скрывала a hazard у себя. Но когда она увидела, что другие ребята достали их карманов и бросили в коробку сотовые телефоны, она сглотнула.
Наклонившись вперед, чтобы прочесть ЗАПРЕЩЕННЫЕ МАТЕРИАЛЫ, написанные немного более близко, она увидела, что сотовые телефоны, пейджеры, и все двухсторонние радиоустройства строго запрещались. Было достаточно плохо, что она не могла иметь автомобиль! В кармане Люси сжала в потной руке свой сотовый - ее единственная связь с внешнем миром. Когда дежурная увидела взгляд на своем лице. Люси получила несколько быстрых ударов на щеке. "Не подай в обморок при мне, деточка, они платят мне не достаточно, чтобы оживлять. Кроме того, у вас будет один звонок в неделю в главной прихожей"
Один звонок ... раз в неделю? Но…
В прошлый раз она смотрела в телефон и увидела, что получила два новых сообщения. Казалось невозможным, что это будут два ее последних сообщения. Первый был от Калли.
Позвони немедленно! Я прождала всю ночь..так что уже готова. И помни мантру, что я учила тебя. Ты выживешь! Кстати, если э то важно, я думаю, все совершенно забыли о ...
В типичной для Калли манере, она продолжила настолько долго, что дрянной телефон Люси сократил сообщение до четырех строчек. В некотором смысле, Люси почти вздохнула с облегчением. Она не хотела читать о том, как каждый из ее старой школы уже забыл, что случилось с нею; о том, что она сделала, чтобы зарыть себя в этом месте.
Она вздохнула и опустилась ко второму сообщению. Оно было от мамы, которая только несколько недель обрела навык печатания сообщений, и которая конечно же не знала об одном-звонке-раз-в-неделю, или она никогда бы не оставила свою дочь здесь. Так ведь?
Малышка, мы всегда думаем о тебе. Будь умницей и пытайся есть достаточно белка. Пиши когда можешь. Любим, Мама и папа
Со вздохом Люси поняла, что её родители, должно быть знали. Как ещё можно было объяснить их вытянутые лица, когда она помахала им на прощанье этим утром у школьных ворот, держа вещевой мешок? За завтраком она попыталась шутить, что окончательно потеряет ужасный акцент Новой Англии, который она приобрела в Дувре, но её родители даже не подумали улыбнуться. Она думала, они ещё сходят с ума по ней. Они никогда не повышали голос на нее, что означал, что Люси действительно всё испортила, они только молчали. Теперь она поняла их странное утреннее поведение: её родители уже скорбили о том, что не будут ежедневно общаться с единственной дочерью.
"Мы все еще ждем одного человека" – пропела дежурная - "Интересно, кого " Внимание Люси переключилось обратно на Коробку Опасностей, которая теперь наполнялась контрабандой, которую она даже не признавала. Она могла чувствовать, что зеленые глаза темноволосого парня уставились на нее. Она обернулась и заметила, что каждый смотрел на нее. Ее очередь. Она закрыла ее глаза и медленно раскрыла пальцы, позволяя телефону выскользнуть из ее хватки и упасть с грустным ударом на вершине кучи. Звук того, что она теперь будет одинока
Тод и Габби направились к двери, даже не смотря в сторону Люси, но третьий мальчик повернулся к сопровождающему лицу.
Я могу проводить ее - сказал он кивая на Люси.
Это не твое дело" ответила она автоматически, как-будто ожидала этот разговор. "Ты вновь студент - это означает ограничения что и у новичка. Назад к первому квадрату.Если тебе это не нравится , ты должен был дважды подумать перед тем, как нарушить условно-досрочное освобождение "
Мальчик неподвижно стоял, ничего не выражая, поскольку дежурная оттаскивала Люси, которая напряглась на фразе " условно-досрочное освобождение " , в конец пожелтевшего зала.
"Двигайся!" – сказала она, будто только что ничего не произошло. "Кровати". Она указала на западное окно отделявшее основное здание из шлакобетона(?). Люси могла видеть Габби и Тодда медленно перемещающихся по отношению к ним, с третьим медленно идущим парнем, как-будто догнать их - было последней вещью в списке вещей, которые он сделает
Общежитие было огромным и квадратным, твердый серый блок здания, толстые двупольные двери которого ничего не говорили о возможности жизни в них. Большая каменная мемориальная доска стояла в середине мертвой лужайки, и Люси вспомнила слова Вебсайта ПОЛИН ДОРМИТОРИ, высеченные на доске. Это выглядело еще более уродливым на туманном утреннем солнце, чем это смотрелось на плоской черно-белой фотографии.
Даже с этого расстояния, Люс могла увидеть черную плесень облепившую фасад общежития. Все окна были зарешечены рядами толстых стальных прутьев. Она прищурилась. А это колючая проволока, выше забора вокруг здания?
Дежурный смотрел вниз, просматривая документы Люси. "Комната шестьдесят три. Бросьте свою сумку в мой офис с остальной частью своих вещей. Сегодня днём Вы сможете распаковать их."
Люси подтащила свою красную сумку к трем другим неприметным черным чемоданам. Затем она рефлекторно потянулась за телефоном, где она обычно работала ключом в вещах(?), она должна была запомнить. Но раз ее рука обнаружила пустой карман, она вздохнула и взамен запомнила номер комнаты.
Она все еще не понимала, почему она не могла остаться со своими родителями; их дом в Ударе молнии был меньше, чем в получасе от Меча и Креста. Было бы так хорошо, вернуться домой в Саванну, где, как всегда говорила ее мама, даже ветер дул лениво. Более мягкий, более медленный темп Джорджии больше подходил Люси, чем когда-либо Новая Англия.
Но в Мече & Кресте она не чувствовала себя подобно в Саванне. Едва ли можно было себя чувствовать хорошо в безжизненном, пустом месте, куда тебя отправили по настоянию суда. Она подслушала своего папу разговаривающего по телефону с директором школы на днях, который отвечал кивая головой профессору биологии, "Да, да, возможно это будет лучше для нее, чтобы контролировать все время. Нет, нет, мы не хотели бы вмешиваться в Вашу систему."
Очевидно её отец не видел условий надзора за его дочерью. Это место похоже на тюрьму строго режима.
И что насчёт красных лампочек, про которые вы говорили? - спросила Люси дежурную, готовую освободиться от этого путешествия.
"Красные лампочки" - сказала дежурная, указывая на маленькое встроенное устройство на потолке: линза с мигающим красным огоньком. Люси не видела его прежде, но как только дежурная указала на первый, девочка поняла, что они были везде.
"Камеры? "
"Очень хорошо," сказала дежурная, голосом снисходительности. "Мы сделали их видными, чтобы напомнить Вам. Все время, всюду, мы наблюдаем за Вами. Так что не изворачивайся, ты можешь помочь себе."
Каждый раз, когда кто-то говорил с Люси ей казалось, что она была полной психопаткой, и она приходила к тому, что это была полная правда.
Все лето, воспоминания преследовали ее во снах и в те редкие моменты, когда родители оставляли ее одну. Кое-что произошло в той кабине, и каждый (включая Люси) умер бы, чтобы узнать что именно. Полиция, судья, работник патронажа – все пытались вырвать у нее правду, но, кто бы это ни был, она об этом не говорила(?). Она и Тревор на протяжении целого вечера шутили, гоняясь друг за другом в колонне кабин на озере, в стороне от остальной части. Она пробовала объяснить, что это была одна из лучших ночей в ее жизни, пока не стала худшей.
Она потратила так много времени, прокручивая ту ночь у себя в голове, слыша смех Тревора, чувствуя его руки, сжимающие ее талию, и пыталась побороть тошноту, убеждая себя, что она действительно невиновна.
Но теперь, каждое правило и регламент в Мече и Кресте, казалось, работали против того факта, все выглядело так, будто она на самом деле была опасна и нуждалась в контроле.
Люси почувствовала крепкую руку на плече
"Смотри " - сказала дежурная. - "Если это поможет тебе почувствовать себя немного лучше, то ты далека не худший случай здесь"
Это был первый гуманный жест, который сделала дежурная по отношении к Люси, и она подумала, что предполагалось, это заставит ее почувствовать себя лучше. Но. Ее послали сюда из-за подозрительной смерти парня, она была сумасшедшей, и, тем не менее, она была "далека от худшего случая здесь"? Люси задавалась вопросом, с чем же точно в Мече и Кресте имели дело.
«Хорошо, организационные вопросы окончены", сообщила дежурная. "Теперь вы предоставлены сами себе. Вот карта, если вам нужно найти что-либо еще." Она дала Люси фотокопию нарисованной от руки карты, затем посмотрела на свои часы. "У вас есть час до первого урока, но мои мыла приходят к пяти, так что"—она махнула рукой в сторону Люси—"устраивайся. И не забудь", она сказала, указывая на камеры в последний раз. "Красные лампочки наблюдают за вами."
Прежде, чем Люси смогла ответить, тощая, темноволосая девочка появилась перед ней, тряся длинными пальцами перед лицом Люси.
"Ооооооо" - насмехалась девочка призрачным голосом, танцуя по кругу вокруг Люси. - "Красные следят за тобооой
"Убирайся отсюда Арриан, пока я не сделала тебе лоботомию", сказала дежурная, напутственно, хотя стало ясно по ее первой краткой, но подлинной улыбке, что у нее была некая глубокая привязанность к этой сумасшедшей девушке.
Было также ясно, что Ариана не оплачивала ей ответной любовью. Она дурачась передразнивала движения дежурной, а затем уставилась на Люс, чтобы смутить её.
"И только за это" - сказала дежурная, набрасывая яростное замечание в записной книжке. - " Ты заработала себе задание показать все Маленькой мисс Саншайн сегодня "
Она указала на Люси, которая никак не выглядела солнечно в своих черных джинсах, черных ботинках и черном топе. Под "графой" дресскод на сайте Меча и Креста радостно утверждали, что, пока студенты были на хорошем поведении, они могли свободно одеваться, как им нравилось, только с двумя маленькими условиями: стиль должен быть скромным, а цвет - черным. Не много свободы.
Слишком большая водолазка, скорее похожая на мамину, в которую ее заставили одеться сегодня утром, не скрывала ее недостатков, а наоборот скрывала достоинства: Ее густые темные волосы, когда то доходившие ей до талии, были почти полностью обстрижены. Пожар не коснулся ее головы, но ее волосы были неоднородно подпалены, так что после долгой, молчаливой дороги домой из Дувра, мама посадила Люс в ванной, достала электрическую бритву отца, и молча сбрила ее волосы. За лето, волосы отросли ровно настолько, чтобы ее когда-то завидные кудри теперь неуклюже свисали чуть ниже ушей.
Арриана оценивала ее, постукивая одним пальцем по бледным губам. "Идеально", - сказала она, шагнув вперед, чтобы закрепить петлей(?) руку через Люси. "Я только подумала, что действительно могу использовать нового раба"
Дверь в прихожей распахнулась, и вошел высокий парень с зелеными глазами. Он покачал головой и сказал Люси: " Здесь не боятся обыскивать догола. Так что, если ты прячешь, хоть какую-то из опасных вещей" - он поднял бровь и сбросил горстку чего-тонеопределенного в коробку - "наберешься неприятностей".
Позади Люси, Арриана смеялась одним дыханием. Голова мальчика дернулась, и когда его глаза зарегистрировали Арриану, он открыл рот, затем закрыл его, как-будто был неуверен, к чему преступить.
"Арриан", сказал он размеренно.
"Кулак " - возвратила она.
"Ты знаешь его? " - прошептала Люси, задаваясь вопросом - были ли такие же клички в коррекционных школах, как были в подготовительных, таких как Дувр.
"Не напоминай" - сказала Арриана, вытягивая Люси за двери в серое и болотистое утро.
Позади главного здания, свободный(?) осколок тротуара ограничивал грязное поле. Трава так перерастала, что оно скорее выглядело как пустующий участок земли, чем школьное общинное поле, но блеклое табло и маленькая груда деревянной открытой трибуны, доказывали обратное
Вне поля стояли четыре серьезно-выглядящих здания: крайнее левое - общежитие из шлакоблока; огромная уродливая старая церковь вдалеке на право; и, Люси предположила, что две другие экспансивные структуры были классными комнатами.
Это было этим. Весь ее мир был уменьшен до жалкого вида перед ее глазами.
Арриана немедленно свернула с дорожки и повела Люси через поле, усадив ее на верху одной из заболоченных деревянных трибун.
Соответствующая установка в Дувре кричала «спортсмен-на-тренеровке Лиги Плюща», так что Люси всегда избегала зависать там. Но это пустое поле с ржавыми, исковерканными финишами, говорило очень другую историю. Единственное, что не было для Люси просто вычислить. Три хищных индюка набросились над головами(?), и мрачный ветер хлестал сквозь голые заросли дубов. Люси нырнула подбородком в ворот ее ложной водолазки.
"Итааааааак " - сказала Арриана. - "Сейчас ты встретила Ренди "
"Я думала, что его зовут Кулак. "
"Мы говорим не о нем" - быстро сказала Арриана. - "Я имею ввиду женщину-мужчину вон там " Арриана дернула головой к офису, где они оставили дежурного перед телевизором "Как ты думаешь, чувак или цыпочка?"
"Эээ, цыпочка? " - сказала Люси неуверенно. "Это - проверка? "
Арриана скривила рожицу. "Первая из многих. И ты прошла. По крайней мере, я думаю, что ты прошла. Большая часть факультета спорят по этому поводу. Не волнуйся, ты привыкнешь к этому.
Люси подумала, что Ариана пошутила, когда повеяло прохладой. Но это всё тут так сильно отличалось от Дувра. В её старой школе, где носили зелёные галстуки, напомаженные будущие сенаторы, фактически сочились медленно через залы в благородной тишине, где деньги, казалось, возвышались над всем.
Более чаще чем нет, другие Дуврские дети бросали Люси не-пачкай-белые-стены-своими-отпечатками косые взгляды. Она пробовала представить Арриану там: бездельничая на открытой трибуне, говоря громкую грубую шутку своим острым голоском. Люси пыталась вообразить, что Калли могла бы подумать об Арриане. Таких никто не любит в ее Дувре.
"Ладно, проехали", сказала Арриана. Плюхнувшись на верхнюю скамейку и помахав рукой Люси, она сказала: "Что же ты сделала, чтобы попасть в это место?"
Тон Аррианы был игрив, но внезапно Люси села. Это было смешно, но она наполовину ожидала пройти через свой первый школьный день без прошлого, ползающего и отнимающего ее от ее тонкого фасада спокойствия. Конечно люди здесь хотели знать.
Она могла чувствовать кровь, стучащую в висках. Это случилось всякий раз, когда она пыталась думать – действительно вернуться назад – в ту ночь. Она никогда не переставала чувствовать себя виновной в том, что случилось с Тревором, но она также пробовала действительно тяжело не завязнуть в тенях, которые к настоящему времени были единственными вещами, которые она могла помнить о несчастном случае. Те темные, неопределимые вещи, о которых она никогда не сможет никому рассказать
Царапая это - она начала говорить Тревору о специфическом присутствии, что она ощущала той ночью, о скручивающихся формах над их главам, угрожающих повредить их идеальный вечер. Конечно, к тому времени было уже слишком поздно. Тревор ушел, его тело обгорело до неузнаваемости, и Люси была ... она была ... виновна?
Никто не знал о темных формах, которые она иногда видела в темноте. Они всегда приходили к ней. Они приходили и уходили так долго, что Люси даже не могла вспомнить первый раз, когда она увидела их. Но она помнила первый раз, когда она поняла, что тени не приходили к каждому - или фактически, ни к кому, кроме нее. Когда ей было семь, ее семья было на каникулах в «Голова-Хилтон», и родители взяли ее в поездку на лодке. Был почти закат, когда тени начали прокручиваться над водой, и она обернулась ее отцу и сказала: "Что ты делаешь, когда они приходят, папа? Почему ты не боишься монстров? "
Там не было никаких монстров, уверили ее родители, но повторная настойчивость Люси на присутствии кое-чего шаткого и темного получила ей несколько назначений к семейному окулисту. Затем стекла, и затем назначения к ЛОРу после того, как она сделала ошибку в описании хриплого свистящего шума, который иногда создавали тени - и потом терапия, а затем еще больше терапии, и наконец, предписание на антипсихотическое лечения.
Но ничто, из когда-либо сделанного, не заставило их уйти.
Ко времени, когда ей было четырнадцать. Люси отказалась принимать таблетки. Это произошло, когда они нашли доктора Санфорда, и Дуврскую Школу поблизости. Они прилетели в Нью-Хэмпшир, и отец повез их арендованный автомобиль по длинной изогнутой дороге к особняку на вершине под названием - Теневые Пустоты. Они высадили Люси перед мужчиной в лабораторном халате и спросили, до сих пор ли она видит свои "видения". Ладони родителей потели, поскольку они сжали ее руки, брови сошлись с опасением, что что-то ужасно неправильное было с их дочерью.
Никто не вышел и не сказал, что, если бы она не сказала доктору Санфорду то, что все они хотели, чтобы она сказала, она могла бы увидеть намного больше в Теневых Пустотах. Когда она солгала и повела себя нормально, ей разрешали зарегистрироваться в Дувре, но только с посещением доктора Санфорда два раза в месяц.
Люси разрешили прекратить принимать ужасные пилюли, как только она начала притворяться, она не видела больше теней. Но у нее все еще не было никакого контроля над тем, когда они могли появиться. Все, что она знала, было внутренним списком мест, куда они приходили к ней в прошлом: густые леса, темная стоячая вода - места, которых она избегала любой ценой. Все, что она знала, были то, что, когда они появлялись, то обычно сопровождались холодным ознобом под кожей, вызывая отвратительное чувство, не похожее на что-либо.
Люси присела на одну из трибун и нажала пальцами на виски. Если она должна рассказать обо всем сегодня, она должна засунуть свое прошлое поглубже в голову. Она не могла вспоминать то, что случилось с ней той ночью, поэтому не было никаких шансов чтобы рассказать ужасные подробности какой-то странной маниакальной незнакомке.
Вместо ответа, она смотрела на Арриану, которая развалилась на трибуне, надев ужасные солнцезащитные очки, закрывавшие наиболее привлекательную часть ее лица. Трудно поверить, но она, похоже, тоже уставилась на Люси, потому что через пару секунд она вскочила и ухмыльнулась.
"Подстриги мои волосы как свои," сказала она.
"Что" ахнула Люс. "Твои волосы прекрасны".
Это было правдой: у Аррианы были длинные, толстые кудри, которые Люси так отчаянно потеряла. Ее свободные черные завитки искрились в солнечном свете, испуская только примесь красного. Люси заправляла волосы за уши, даже при этом, они не были достаточно длинными, чтобы сделать что-нибудь, но пустота отступает перед ними.
"Красивая причёска," сказал Ариана. "Твои сексуально, прямые. И я хочу так."
"О, ммм, хорошо… " – сказала Люси. Это был комплимент? Она не знала , предполагалось ли ей быть польщенной или разгневанной, к тому же, Арриана допускала, что могла бы иметь то , что хотела, даже, если это что-то принадлежало кому-то другому. "Куда мы пойдем за… "
"Та-да! " Арриана дотянулась до своей сумки и вытянула розовый швейцарский Армейский нож Габби, брошенный в Коробку Опасностей. "Что? " - сказала она, видя реакцию Люси. "Я всегда достаю мои липкие пальцы на новом студенте капающих дней(?). Идея одиноко достает меня в течение собачьих дней практики Меча и Креста ... или ... летнего лагеря"
"Ты провела целое лето ... здесь? " – вздрогнула Люси.
"Ха! Говоришь как истинный новичок. Ты, возможно, ожидаешь весенний перерыв" - Она бросила Люси швейцарский Армейский нож. "Мы не оставляем этот ад. Никогда. Теперь режь "
"А как насчет красных"? Люси спросила, оглядываясь вокруг с ножом в руке. Там были обязаны быть камеры где-нибудь.
Ариана покачала головой. "я отказываюсь общаться со слабаками". Ты можешь смириться с этим, или нет?
Люси кивнула.
"И не говори мне, что никогда прежде не стригла волосы. " - Арриана схватила швейцарский Армейский нож назад у Люси, вытянула режущее средство и вернула его. "Ни каких слов, пока не скажешь мне, как фантастический я выгляжу"
В "салоне" ванной комнаты ее родителей мама Люси стянула ее длинные волосы в хвост перед тем как их обрезать. Люси была абсолютно уверена, что должны быть более оперативные методы стрижки волос, но как человек, вечно уклоняющийся от обрезания волос, она могла только отрезать все волосы под корень. Люси собрала волосы Аррианы, стянула их резинкой, крепко обхватила маленькие ножницы и начала стричь.
Конский хвост упал к ее ногам, Арриана тяжело задышала и посмотрела вокруг. Она подобрала волосы и стала рассматривать их на солнце. Когда Люси увидела это, у нее защемило сердце. Все это напоминало ей о том, что она до сих пор мучилась из-за потери своих собственных длинных волос. Но Арриана расплылась в улыбке. Она погладила свой прежний хвост, а затем бросила его в сумку.
"Отлично"- сказала она. "Можешь идти".
"Арриана", - шепотом сказала Люси прежде чем поняла, что лучше промолчать. "Твоя шея. Она вся..."
"В шрамах?" - закончила Арриана. "Ты можешь сказать это."
Кожа на спине Аррианы начиная от левого уха до ключицы была покрыта яркими рубцами. Память Люси перенесла ее к Тревору, к тем ужасным картинкам. Даже ее родители не захотели бы смотреть на нее когда увидели это. Сейчас ей было очень тяжело смотреть на Арриану.
Арриана схватила руку Люси и прижала к коже. Она была горячей и холодной одновременно. Она была гладкой и неровной.
"Я не боюсь этого",- сказала Арриана. "А ты?"
- Нет, ответила Люси. Она поняла, что та хочет убрать руку, поэтому Люси могла отдернуть свою тоже. Ее желудок сжался, она поняла что кожа на ощупь такая же, какая была у Тревора.
- Ты боишься того, какая ты есть на самом деле, Люси?
- Нет, снова быстро сказала Люси. Наверное, было очевидно, что она лгала. Она закрыла глаза. Все, что она хотела от "Креста и Меча" было начать все сначала, место, где люди не смотрели бы на нее так, как на нее сейчас смотрела Арриана. Возле школьного шлагбаума тем утром, когда ее отец шептал ей на ухо девиз семьи Прайсов "Прайсов никогда не разбить", это казалось вполне возможным, но Люси уже чувствовала себя загнанной и незащищенной.
- И как это случилось? - спросила она, глядя вниз.
- Помнишь, я не давила на тебя, когда ты не сказала мне, как попала сюда? - спросила Арриана, приподняв брови.
Люси кивнула.
Арриан жестекулировала ножницами. " Подправь сзади, ладно? Сделай так, чтобы я хорошо смотрелась. Сделай меня похожей на тебя."
Даже с точно такой же стрижкой, Арриана выглядела как недоделанная версия Люси. Пока Люси пыталась подровнять первую в своей жизни стрижку, Арриана рылась в запутанной жизни в "Мече и Кресте".
Та ячейка блока вон там Августин. Это где мы проводим так называемые социальные мероприятия по ночам среды. И все наши классы, сказала она, указывая на здание цвета пожелтевших зубов, два здания справа от общежития. Они смотрелись так, как-будто были созданы тем же самым садистом, который сделал Полин. Это были унылая площадь, унылая крепость, подкрепленная колючей проволокой и решетками на окнах. Неестественновыглядевший серый туман заволок стены, как мох, что делало невозможным увидеть, был ли кто-нибудь там.
Честное предупреждение - Арриан продолжала- Ты будешь ненавидеть занятия здесь. Ты не будешь человеком, иначе.
Почему? Что такого плохого в них?- спросила Люси. Может быть Арриан не любила школу вцелом. С ее черным лаком для ногтей, черной подводкой для глаз, черной сумкой, которая только казалось, достаточно большой, чтобы держать ее новый швейцарский армейский нож, она точно не выглядела ботаником.
" Классы здесь бездушны", сказала она. " Хуже всего, что они лишают и тебя твоей души. Из восьмидесяти ребят в этом месте, я сказала бы, что душа осталась только у троих." Она посмотрела наверх. " Это не явно выраженно.."
Это не звучало многообещающе, но другая часть Aдрианенного ответа интересовала Люс больше.
Постой, во всей этой школе только восемьдесят детей?"прошлым летом когдаона ходила в Довер она изучила в студенчесткой тетради все кружки котрые можно посещать, изапомнила все статистикино всё то что она изучила о Sword & Cross удивило её, она должна была признатся, что она была соершенно не подготовленна.
Арриан кивнула, заставив Люс случайно отрезать часть волос, которые она хотела оставить. Упс. Есть надежда, что Арриан не заметила, - или возможно, она просто подумала, что так было задумано.
" Восемь классов, по десять детей в каждом. Ты быстро узнаешь о дерьме каждого", - сказала Арриан. -" И наоборот".
" Я думаю, да", - согласилась Люс, кусая губу. Арриан шутила, но Люс задавалась вопросом, будет ли она сидеть здесь с этой же прохладной усмешкой в ее сине-голубых глазах, если она узнает точный характер предыстории Люс.
" И ты, конечно, захочешь держаться подальше от самых тяжелых случаев?"
" Тяжелых случаев?!
" Ребят с браслетами, в которые встроены устройства слежения ", - сказала Арриан. " Составляющих приблизительно одну треть студентов."
" И они - те кто —"
" С кем ты не захочешь связываться. Поверь мне."
" Ладно, и что же они сделали?" - спросила Люс.
Насколько Люси хотела сохранить свою историю в тайне, ей не нравилось, как Арриан обращалась с ней , как с какой то наивной. В любом случае эти дети не сделали ничего хуже, чем то, как все рассказали ей, что она сделала. Или может? В конце концов, она почти ничего не знала об этих людях, и этом месте. Вероятность всего того что говорила Арриан, вызвали холодный серый страх в глубине ее живота.
"О, ну ты знаешь", - протянула Арриан.- "Оказывали пособничество и подготавливали террористические акты. Разрубили родителей на части и поджарили их на вертеле. " Она обернулась, чтобы подмигнуть Люс.
" Замолчи", - сказала Люс.
"Я серьезно. У этих психов гораздо более жесткие ограничения, чем у остальных застрявших здесь. Мы называем их закованными",
Люс засмеялась из-за драматического тона Арриан.
" Твоя стрижка окончена", - сказала она, пробегаясь рукой по волосам слегка приподнимая их. Это смотрелось на самом деле очень здорово.
"Мило", сказала Арриан. Она повернулась к Люси. Когда она пробежалась пальцами по своим волосам, рукава ее черного свитера спустились до локтя и Люси увидела черный браслет, усеянный рядами серебряных шпилек, а, на другой руке, другой браслет, который выглядел еще более. .. механическим. Арриан поймала ее взгляд и дьявольски подняла брови.
Говорю точно - они совершенно мерзкие психи. Она улыбнулась. - Пойдем я покажу тебе остальные места.
У Люси не было выбора. Она сползла вниз трибуны после Арриан, наклонившись, когда один из стервятники пролетел опасно низко. Арриан, которая, казалось, не заметила, указала на закутанную в лишайник церковь и в далеко справа от фонда.
"Вон там ты найдешь нашу гимназию «Страна искусства», сказала она, копируя гундосый голос гида. "Да, да, для неопытного глаза это выглядит как церковь. Раньше так и было. Мы некоторым образом в архитектурном аду здесь, в Кресте и Мече. Несколько лет назад, появился какой-топомешанный с разглагольствованиями о подростках, губящих общество. Он пожертвовал до фигатонн денег, так что они должны были превратить его в спортзал. Ныне власть имущие думают, что мы можем разобраться с нашими "разочарованиями" "более естественным и продуктивным способом. "
Люс застонала. Она всегда ненавидела гимнастический зал.
"Девочка я прекрасно тебя понимаю", соболезновала Арриан. "Тренер Диент - злооо."
Так как Люси трусцой шла в ногу, она осмотрела остальную часть территории. Блок школы Довер так хорошо сохранился, все деревья были ухоженные, равномерно посажены и аккуратно подрезанны. Меч и Крест смотрелся, как плюхнулся и был брошен в середине болота. Плакучие ивы свисали к земле, Kudzu росли вдоль стен в листах, и каждый третий шаг они принимали сплющенную форму.
И это не только место так выглядело. Каждый влажный вдох Люси застревал в ее легких. Одно дыхание в Кресте и Мече заставляло ее чувствовать, как она погружается в зыбучие пески.
"Видимо, архитекторы не нашли общего решения по поводу того, как изменить стиль старого здания военной академии. В результате, они остановились на наполовину исправительной, наполовину средневековой зоне пыток. И нет садовника", сказал Арриан, стряхивая какую-то слизь с ее солдатских ботинок. "Трава. Ох, и есть еще кладбище".
Люси проследила за указывающим пальцем Арриан к дальней левой части Блока, как раз мимо общежития. Даже толстый покров тумана висел над частью земли за стеной. Оно граничило с трех сторон с лесом дубов. Она не могла видеть, что на кладбище, которое, казалось, почти опускается ниже поверхности земли, но она могла почувствовать запах гнили и слышать хор цикад и шум в деревьях. На секунду, она подумала, что видела темные тени, но она моргнула и они исчезли.
"Это - кладбище?"
Да. Это раньше была военная академия, еще в дни гражданской войны. Так вот, где они похоронили всех своих мертвецов. Это жутко как все чего избегают. И господи," сказала Арриан, с поддельным южным акцентом, "Это воняет до небес". Потом она подмигнула Люси. "Мы болтаемся здесь часто".
Люс взглянула на Арриан, чтобы увидеть, не шутит ли она. Арриан только пожал плечами.
" Ну хорошо, это было только однажды. Только раз после действительно грандиозной вечеринки.
Наконец-то , Это слово Люси было знакомо.
"Ага!" засмеялась Арриан. " Я просто увидела свет, там дальше. Таким образом кто-то дома.Ладно, Люс, милая, может ты и бывала на вечеринках в своей старой школе-интернате, но ты никогда не видела, как оттягиваются ребята из коррекционной школы."
" И в чем же разница?", - спросила Люс , пытаясь обойти тот факт, что она никогда не была на самом деле на больших вечеринках в Дувре.
"Увидишь", - Арриан сделала паузу и повернулась к Люс. " Придешь, сегодня вечером, и осмотришься, ладно?" Она удивила Люс, схватив ее за руку. "Обещаешь?"
" Но я думала, ты советовала мне держаться подальше от тяжелых случаев," - пошутила Люс.
"Правило номер два - не слушай меня!" - засмеялась Арриан, качая головой. " Я сумасшедшая".
Она снова побежала, и Люс потянулась за ней. "Подожди, а какое было первое правило? Продолжай!"
Когда они зашли за угол пепельного здания классных комнат, Арриан притормозила. "Эффект крутой", сказала она.
"Круто" - повторила Люси.
Все остальные студенты, казалось, сгруппировались вокруг Kudzu-душащих деревьев за пределами Августин. Никто не казался очень счастливым, проводя время здесь, но также никто, казалось, пока не был готов зайти внутрь.
В Дувре не было как такового дресс-кода, так что Люси не привыкла к униформе. Опять же, хотя здесь каждый ребенок был одет в одинаковые черные джинсы, черную водолазку, черный свитер наброшенный на плечи или повязанный на талии, были существенные различия в том как они это носили.
Группа растатуированных девушек стояла в кружке со скрещенными руками, на которые были одеты браслеты до самых локтей.Чёрные банданы на их головах напомнили Люс, однажды просмотренный ею фильм о девушках-байкерах. Она припомнила это, потому что подумала: что может быть круче чем девушка-байкер? Теперь глаза Люс остановились на одной из тех девушек, находящейся через газон. Беглый взгляд чёрных, по-кошачьи подведённых глаз одной из них затавил Люс быстро изменить направление пристального взгляда.
Парень и девушка, держащиеся за руки, были одеты в тёмные свитера, на спинах которых были пришиты блёстки в форме черепа и скрещенных костей. Каждые несколько секунд один из них целовал другого в висок, в мочку уха, в веко. Когда они сомкнули свои руки вокруг друг друга, Люс увидела что каждый из них носит браслет с мигающим устройством слежения. Они выглядели немного неделикатно, но было очевидно, насколько сильно они любят друг друга. Каждый раз, когда она видела скользнувший язык, Люс чувствовала укол одиночества в груди.
Позади влюблённых, прижавшись к стене, стояла группа мальчиков со светлыми волосами. Каждый из них был одет в свитер, несмотря на жару. И у всех них под свитерами были белоснежные оксфордские рубашки, накрахмаленные воротнички стояли прямо. Их чёрные брюки совпадали с носками отполированных ботинок идеально. Из всех студентов во дворе, эти парни казались Люс наиболее похожими на дуверских. Но пристальный взгляд быстро отделил их от тех парней, которых она знала. Парней, похожих на Тревора.
Просто стоя группой, эти ребята излучали особого рода жестокость. Это было во взгляде их глаз. Тяжело объяснить, но внезапо Люс поняла, что каждый в этой школе имеет прошлое. Все здесь, вероятно, имеют секреты, делиться которыми не желают. Пока она не могла понять насколько это осознание позволило ей чувствовать себя более или менее изолированной.
Арриан заметила, что Люс следит за остальными подростками.
"Мы все делаем все возможное, чтобы делать это изо дня в день", сказала она, пожимая плечами. "Но в случае, если ты не наблюдаешь за низко парящими стервятниками, от этого места довольно сильно веет смертью". Она села на скамейку под плакучей ивой и похлопала по скамейке рядом с собой приглашая Люси.
Люси смахнула большое количество мокрых, рассыпающихся листьев, но до того как она села, она заметила еще одно нарушение дресс-кода.
Очень привлекательное нарушение дресс кода.
Он обернул яркий красный шарф вокруг шеи. На улице было далеко не холодно, но на нём была чёрная кожаная мотоциклетная куртка поверх тёмного свитера. Возможно из-за того, что он был единственным пятном цвета во дворе, он и был всем, на что могла смотреть Люс. На самом деле, всё остальное меркло по сравнению с ним, и на один долгий момент Люс даже забыла, где она находится.
Она уставилась на его волосы насыщенного золотого оттенка и сравнила их с загаром. Его высокие скулы, темные очки, которые скрывали его глаза, мягкие формы губ. Во всех фильмах, которые Люси видела, и во всех книгах, которые она читала, привлекательность заключалась в сногсшибательной красоте - за исключением одного маленького недостатка. Сломанный зуб, очаровательный беспорядок на голове, красивый шрам на левой щеке. Она знала почему - если герой был слишком безупречным, он рисковал быть недостижимым. Но достижим или нет, Люси всегда имела слабость перед возвышенно великолепным. Например, как этот парень.
Он склонился напротив здания, слегка скрестив руки над грудью. И на долю секунды Люс увидела промелькнувшее изображение себя, заключённой в те руки. Она встряхнула головой, но видение оставалось таким ясным, что она едва поборола желание броситься к нему.
Нет. Это было сумасшествием. Правильно? Даже находясь в школе, полной сумасшедших, Люс хорошо осознавала, что этот инстинкт был безумен.Она даже не знала его.
Они оба смеялись так заразительно и искренне - что, это заставило Люс позавидовать. Она попыталась припомнить, как много времени прошло, с тех пор, как она смеялась, по-настоящему смеялась, как они.
"Это Дэниел Грегори," сказала Арриан, наклоняясь и читая её мысли. "И я должна сказать, что он привлёк кое-чьё внимание."
"Без сомнения," согласилась Люс, постыдившись того, как она, должно быть, посмотрела на Арриан.
"Чтож, хорошо, если тебе нравятся подобные вещи."
"Что здесь может не нравится?" спросила Люс, не в состоянии остановить вылетающие слова.
"Рядом его друг Роланд", сказала Арриана, кивая в сторону парня с дредами. "Он крутой. Это тот тип парней, которые могут наложить руки на вещи, ты понимаешь?"
Не очень, подумала Люс, кусая губу. "Какого рода вещи?"
Арриан пожала плечами, используя свой украденный швейцарский армейский нож для того, чтобы отпилить цепочку с дырки на её чёрных джинсах. "Просто вещи. Любые вещи, попроси-и-ты-получишь."
"Что относительно Даниэля?" - спросила Люс. - "Какова его история?"
"О, она не сдается". Арриан засмеялась, потом откашлялась. "Никто не знает, сказала она. "Он придерживается своего образа загадочного мужчины. Мог бы быть типичным мудаком школы-интерната.
"Я не чужая среди мудаков", сказала Люси, но как только слова вырвались, она захотела забрать их обратно. После того что случилось с Тревором, что бы там ни случилось, она была последним человеком, который должен был дать характерную оценку. Более того, в те редкие моменты, когда она делала даже самое маленькое упоминание о той ночи, к ней возвращался движущийся черный полог теней, как-будто она сновабыла там на озере.
Она снова взглянула на Даниэла. Он снял свои очки и зацепил их за свою куртку, а затем развернулся и посмотрел на нее.
Он поймал её взгляд, и Люс заметила как его глаза сначала расширились, а затем быстро сузились, как будто то, что он увидел было сюрпризом. Нет - всё было намного иначе. Когда глаза Дэниела остановились на ней, у неё перехватило дыхание. Она как будто знала его откуда-то.
Но она вспомнила бы, если бы когда-либо встречала кого-то вроде него. Она бы запомнила это чувство, совершенного потрясения, которое испытывала прямо сейчас.
Она поняла, что они продолжают смотреть друг на друга, когда Дэниел улыбнулся ей. Из неё вырвалась струя тепла и она даже оперлась об ручку скамейки. Она почувствовала, как её губы вытянулись в улыбке в ответ ему, а затем он поднял руку в воздух.
И отвернулся от нее.
Люс ахнула и опустила глаза.
"Что?" спросила Арриан, не заметив того,то только что случилось. "Ничего," ответила она. "У нас нет времени. Мне кажется скоро будет звонок."
Звонок прозвенел как по команде, и тело студентки начало медленное перемещение к зданию. Арриан тащила Люс за руку и объясняла ей где и когда они встретятся в следующий раз. Но Люс всё ещё не могла оправиться от выходки прекрасного незнакомца. Её секундный бред о Дэниеле исчез, и сейчас её волновала единственная вещь, которую она хотела знать: Что за проблема была у парня?
Непосредственно перед тем, как она нырнула на свое первое занятие, она осмелилась оглянуться. Его лицо ничего не выражало, но невозможно было ошибиться - он смотрел ей в след.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100