Читать онлайн Танец страсти, автора - Лонг Джулия Энн, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец страсти - Лонг Джулия Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец страсти - Лонг Джулия Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец страсти - Лонг Джулия Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лонг Джулия Энн

Танец страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Дорога от Гросвенор-сквер до «Белой лилии», казалось, со всей очевидностью отражала пропасть между этими кварталами Лондона. Из окна экипажа Сильвия видела, как улицы становились уже и темнее. Прогуливающиеся в модных нарядах мужчины и женщины фешенебельных кварталов уступили место торговцам, окруженным чумазыми ребятишками, подобно тому, как москиты роятся вокруг гнилых фруктов. Бессильно мотая головами, подвыпившие мужчины опирались о стены домов и оград.
Большой огненно-красный цветок на щите, висевшем над входом в «Белую лилию», мало что прояснил. Был ли это публичный дом? Или это была таверна? Пожалуй, это заведение больше напоминало театр. Сильвия сомневалась, чтобы публичный дом так откровенно заявлял о себе. Впрочем, подумала Сильвия, она знает о больших городах гораздо меньше, чем предполагала. К тому же Лондон мог вообще сильно отличаться от тех городов, где ей доводилось бывать.
Скорее всего это – театр. Вот уж поистине ирония судьбы! Почти всю свою жизнь Сильвия провела в театрах, но всегда старалась избегать заведений такого сорта, к каким, как она подозревала, принадлежит это.
– Ну что ж, входите, – подбодрил ее ухмыляющийся возница.
Сильвия не привыкла быть объектом насмешек. Гордо вскинув голову, она толкнула входную дверь «Белой лилии». Дверь подалась, и Сильвия, сделав глубокий вдох, вошла.
Даже при довольно тусклом освещении бросилась в глаза нарочитая роскошь представшего перед ней пустого зала. Красный, рубинового оттенка цвет преобладал на всем: плюшевых коврах, драпировках, большом тяжелом бархатном занавесе, закрывающем сцену и ниспадающем до самого пола. Перед сценой поблескивало фортепьяно. Рядом с ним приготовлены места для других музыкантов. Сразу оттуда, где стояла Сильвия, поднимались ряды кресел для публики. Над задними рядами нависали балконы, украшенные позолотой и резьбой. Вдоль стен зала располагались ложи с тяжелыми занавесями – вероятно, для того, чтобы сохранить анонимность посетителей. Под потолком в форме купола сиял огромный роскошный медный канделябр с хрустальными подвесками в несколько рядов. Переведя взгляд на стены зала, Сильвия обратила внимание на их роспись. Ни единого дюйма без резвящихся, преследующих друг друга и убегающих богов и богинь, сказать о которых «одетые» было бы большим преувеличением.
Несомненно, это было место разврата – необходимого, приятного, доставляющего радость и удовольствие, без каких бы то ни было намеков на условности.
– Не можете налюбоваться, мадемуазель? – Слова прозвучали откуда-то слева.
Вздрогнув от неожиданности, Сильвия обернулась и увидела Тома Шонесси.
Светлые глаза мужчины поблескивали в полумраке зала. В первое мгновение девушка лишилась дара речи, ибо лицо этого человека стало причиной ее очередного шока. Казалось, она увидела в нем нечто новое.
Том склонил широкие сильные плечи в низком поклоне. Элегантном, можно сказать без преувеличения. Сильвия словно очнулась, поняв, что до сего момента не проронила ни слова, а лишь стояла с раскрытым ртом. Это, безусловно, льстило честолюбию мужчины.
– Леди говорит, что она – ваша родственница, Томми. – Возница кивнул на дверь. – Похоже, у вас до черта таких родственников, и все женщины. Но где-то же должен быть мужчина, который расплодил их.
Том рассмеялся.
– Что я могу сказать, Мик? Род Шонесси, должно быть, исключительно… плодовит.
Возница не упустил возможности повеселиться вместе с ним. Сильвия подавила в себе негодование. Если еще один мужчина станет потешаться над ней, она непременно чем-нибудь швырнет ему в лицо.
И вдруг – этого ожидала она меньше всего от него – Том Шонесси, взглянув на нее, осторожно поинтересовался:
– Вы голодны? Хотите есть?
Сильвия с содроганием вспомнила о еде, которую им предложили сегодня утром в гостинице. Она страшно устала, у нее кружилась голова, и она, конечно, проголодалась. Но ее мучил вопрос, какую компенсацию потребует Том Шонесси за оплату наемного экипажа. Однако Сильвия надеялась, что он не скажет и не сделает ничего такого, что вынудило бы ее снова пустить в ход вязальную спицу.
– Нет. – Сильвия старалась, чтобы ее слова звучали как можно холоднее. – Я не голодна. Спасибо.
– Вы очень плохо позавтракали.
Он наблюдал за ней утром? Возможно, так же внимательно, как и она за ним? Трудно понять планы, когда имеешь дело с такими субъектами, как он. Будучи профессиональной танцовщицей, Сильвия была неплохо знакома с приемами флирта, которыми, чтобы получить желаемое, пользовались мужчины в отношениях с женщинами. Ясно одно: эти приемы у них всегда наготове.
– Разве что совсем немного, мистер Шонесси. Услышав это, Том улыбнулся:
– О, позвольте усомниться, мадемуазель. Подозреваю, что вам необходимо солидное количество еды.
Сильвия сдержала улыбку, хотя чувствовала, что готова улыбнуться в ответ, – естественная реакция на обычный флирт. К тому же ей очень не хотелось в этом признаваться даже себе самой, но она просто-напросто напугана и досадует, что не оставила для себя другого выбора.
Возница кашлянул.
Том оглянулся на него.
– Ах, да-да, разумеется! – Порывшись в карманах, Том извлек пригоршню монет и сунул их Мику, который не замедлил исчезнуть и тут же появиться с багажом Сильвии, бесцеремонно поставив его на пол.
– Спасибо, что присмотрел за ней, Мик, – сказал Том. – Теперь… она со мной.
Мик дважды приложил руку к шляпе, попрощавшись с обоими. Дверь за возницей захлопнулась, и в полутемном зале воцарилась тишина.
«Теперь она со мной», – мысленно повторила Сильвия.
– Так вот… я так полагаю, вы моя должница. Давайте обсудим, как вы будете расплачиваться со мной.
Сердце Сильвии бешено заколотилось. Почти так же, как законы балета, она знала толк в искусстве флирта, но сейчас чувствовала себя пленницей-мышкой в лапах элегантного кота, поскольку ее нервы были напряжены.
– Полагаю, мы оба осознаем, что я в долгу перед вами, мистер Шонесси. Пожалуйста, скажите о ваших намерениях.
Он удивленно вскинул брови.
– Ладно. Прежде всего назовите ваше имя.
– Мисс Сильвия… – Она колебалась. Сильвия вспомнила предупреждение дворецкого леди Грэнтем о преследовании тех, кто претендует на роль ее сестры. Девушка уяснила, что в Лондоне многим хорошо знакомо имя этой леди. А потому лучше сохранить анонимность. – Ша… Шапо.
– Мисс Сильвия Шапо, – равнодушно согласился Том. Сильвия еле заметно кивнула.
– Стало быть, вы – мисс Сильвия… Шляпа. – Он сказал это, как бы намекая на нелепое созвучие и давая возможность незнакомке выбрать менее смешное имя.
– Да.
Том не без любопытства смотрел на девушку.
– И вы из…
– Парижа.
– И приехали в Лондон, потому что…
– Потому что мечтала его увидеть. – Сильвия не хотела, чтобы его красивое лицо стало таким же насмешливо-презрительным, как у возницы или дворецкого, когда она представилась им сестрой леди Грэнтем.
Том засмеялся.
– О, вы просто преуспели в честности, мисс Шапо! В таком случае позвольте мне задать вам вопрос: от кого вы убегали?
– Я ни от кого не убегаю. – Ей потребовалось некоторое усилие, чтобы говорить как можно спокойнее.
– Тогда к кому вы бежите? – Том иначе поставил вопрос.
– Я полагаю, мы обсуждаем проблему компенсации ваших затрат, мистер Шонесси, а не причину моего путешествия. – Сильвия с трудом сдерживала раздражение.
– А вы, мисс Шапо, исключаете, что мне необходима информация о вас в счет оплаты вашего долга?
Сильвия молчала, но чувствовала, как закипает. Безусловно, этот господин имел право знать, с кем имеет дело в своем доме. Но задавать подобные вопросы – не по-джентльменски.
– Ваш английский стал лучше. – Казалось, Том оставил свои расспросы.
– Может быть, потому, что я больше не… – «Не нервничаю», – подумала Сильвия, но решила, что не слишком разумно в этом признаваться.
– Не убегаете ни от кого? – попытался прийти ей на помощь Том.
Сильвия повернулась и сделала вид, что собирается уйти, хотя и не надеялась, что Том ее остановит – он не мог знать, что ей некуда идти в этом городе.
– Вы правы, – поспешил остановить ее Том, хотя в его голосе чувствовалась ирония. – Приношу извинения за свое любопытство, мисс Шапо. Очень хорошо, я спрошу иначе, если позволите. Как долго вы намерены оставаться в нашем благословенном городе?
Сильвия колебалась.
– Я не знаю.
– А вообще у вас есть деньги? Она снова выдержала паузу.
– Это очень простой вопрос, мисс Шапо. – Похоже, он начинал терять терпение. Нужно ответить «да» или «нет». – Вы оказались здесь, в «Белой лилии», потому, что у вас нет денег, или потому, что нашли меня неотразимым и…
– Нет! – Этот вопрос Сильвия не оставила без ответа.
Он усмехнулся, этот чертов мужчина. Он, можно сказать, вынудил Сильвию признаться в том, что сейчас в ее кармане нет ни единого пенни. У месье Шонесси привлекательная внешность, открытая улыбка, броский наряд и этот вызывающий театр. И пожалуй, не стоит считать, что она умнее его. К тому же этот господин в дружеских отношениях с возницами наемных экипажей и разбойниками с большой дороги. И бог весть с кем еще…
– У вас нет денег. – Том прямо смотрел на Сильвию. Его взгляд был открыт и, можно сказать, неестественно ясен, поэтому Сильвия затруднялась предположить, какие мысли на самом деле блуждают в его голове.
У этого мужчины удивительно широкие плечи, рассеянно отметила она про себя.
– Вам нужно место, где вы могли бы остановиться? Поколебавшись, Сильвия кивнула головой.
– Мисс Шапо, вы умеете танцевать?
– Разумеется. – Девушку нисколько не удивил этот вопрос.
– Я имею в виду не вальс.
– Я тоже.
Том на мгновение замолчал, и Сильвии показалось, что тень сожаления промелькнула на его лице.
– К счастью для вас, я – владелец этого театра и могу вас нанять и предоставить вам жилье. Вы появились в удивительно благоприятный момент. Идемте со мной.
Том Шонесси направился за кулисы театра. Сильвия оглянулась на дверь, через которую она вошла в «Белую лилию». Снаружи лился солнечный свет и шумел незнакомый Лондон.
Том Шонесси стремительно удалялся от нее. Понимая, что ныряет в какую-то бездну, собравшись с духом, Сильвия последовала за ним.
Том остановился перед дверью и постучал. За дверью слышались хихиканье и шорох платьев – звуки, хорошо знакомые Сильвии. Эти звуки были естественны, если в комнате женщины.
Дверь распахнулась, и на пороге показалась удивительно миловидная особа.
– Добрый день, мистер Шонесси. – Она сделала книксен.
– Добрый день, Лиззи. Могу я войти? Все одеты? – игриво осведомился Том.
– Разве это имеет значение, мистер Шонесси? – Девушка потупилась, глядя на него сквозь опущенные ресницы.
Он засмеялся. Сильвии этот смех показался скорее вежливым, нежели игривым. Немного помедлив, Том вошел в комнату. Сильвия последовала за ним.
В комнате не было окон, но несколько дюжин небольших ламп делали ее довольно светлой. Зеркала, туалетные столики и несколько потрепанных деревянных стульев; запах пудры, духов, мыла и румян – крепкий и провоцирующий запах женщин – Сильвии были знакомы подобные «девичьи гнездышки». Ей доводилось готовиться к спектаклям в комнатах, похожих на эту.
Она бросила взгляд на девушек. Черноволосая, с темными миндалевидными глазами, блондинка с серебристыми волосами и белой как мрамор кожей и третья, щеки которой напоминали персики. Каждая – неповторима, но всем им было присуще одно: округлость рук, грудей, бедер. Иначе говоря, всего того, что имело значение для мужчин. Сильвия легко представила себе мужчин, устремляющихся в театр каждый вечер ради созерцания, а может, и ухаживания – если для этого у них были деньги – за своей фавориткой.
Интересно, Том Шонесси уже отведал этих юных красоток, подобно тому, как норовят попробовать сладости из подарочной коробки?
Девушки с любопытством рассматривали Сильвию.
– Что это такое? – пробормотала себе под нос одна из девушек, глядя на Сильвию. Послышались приглушенные смешки.
Том либо не расслышал вопроса, либо сделал вид, что не слышит его. Сильвия готова была биться об заклад, что верно второе предположение.
– Добрый день, Молли, Роуз, Лиззи, Дженни, Салли…
Сильвия потеряла счет английским именам. Она с интересом разглядывала девушек. Они были на удивление хороши.
– Позвольте мне представить вам мисс Сильвию Шапо, дорогие леди. Она присоединится к вам на сцене. Пожалуйста, прошу любить и жаловать. Надеюсь, вы проявите к ней соответствующее гостеприимство? Да, Генерал очень ждет вас на репетицию. Я приношу извинения, что не могу здесь оставаться, мисс Шапо, и не помогу вам освоиться. У меня назначена весьма важная встреча.
Сильвия взглянула на Тома Шонесси. В его глазах поблескивали веселые искорки. Это тайное послание означало: посмотрим, помогут ли вам на сей раз вязальные спицы.
Том поклонился и оставил Сильвию на попечение девушек. И все эти хорошенькие глазки, карие, голубые и серые, воззрились на нее. Сильвия чувствовала, что в ледяных сосульках больше гостеприимства, чем в этих глазах.
– Это цыпленок, – произнесла задумчиво девушка по имени Молли. – Ощипанный. С большими вытаращенными глазами.
По комнате прокатились смешки, мелодичные, как звуки арфы, и недоброжелательные, как холера.
Гордо подняв голову, Сильвия проигнорировала смешки. Для нее ревность подруг была столь же обычна, как муравьи на пикнике, – небольшое неудобство, лишь подтверждающее значимость главного события.
Сильвия, разумеется, привыкла, что ее считали главным событием.
– Вам больно это слышать? – сочувственно сведя брови, спросила Молли, когда смешки стихли. Каштанового цвета локоны, опушенные густыми ресницами голубые глаза, пухлые розовые губы – такова была Молли.
Сильвия понимала, что ее заманивают в какую-то ловушку, однако у нее нет иного выбора, кроме как стараться быть вежливой.
– Простите меня, мадемуазель, но что именно должно причинять боль?
– Стержень в твоей заднице. Он причиняет сильную боль?
Новая волна смешков, как предвкушение развития событий.
– О, не такую сильную, как ревность, – парировала Сильвия. – Во всяком случае, мне так говорили.
Общее оцепенение и тишина.
– О-о-о! – выдохнула наконец одна из танцовщиц, то ли восхищенно, то ли в ужасе от непредсказуемой реакции Молли. Возможно, по той и другой причине одновременно.
Краска залила лицо Молли. Сильвия заметила, как она с силой вцепилась в завиток собственных волос.
– А ревность причиняет боль? – прошептала Роуз. Похоже, этот вопрос ее на самом деле волновал.
– Зачем мне ревновать к ощипанному цыпленку? – Молли повернулась к зеркалу, с нескрываемым удовольствием глядя на свое отражение, хотя краска нахлынувшего гнева явно не добавила ему привлекательности. Плечи красотки расслабились, к ней вернулась прежняя уверенность. Молли провела щеткой по блестящим волосам, стараясь подобной лаской подкрепить свою уверенность.
Сильвия открыла было рот, чтобы ответить на слова Молли об ощипанном цыпленке, но в этот момент в комнату стремительно влетел низкорослый мужчина – можно сказать, крошечный мужчина – в блестяще сшитом костюме. Девушки буквально подскочили со своих мест.
– Уже пять минут после часа! – рявкнул он. – Какого дьявола вы, женщины… – Увидев Сильвию, он резко остановился, сверкнул очами и свел обе брови в одну. – Кто вы такая?
Ага, воспитанница месье Фавра в «Белой лилии», в этом нет сомнения.
– Мисс Сильвия Шапо. – Она сделала книксен.
Мужчина не счел нужным поклониться и представиться. Он хмуро смотрел на Сильвию, словно ее присутствие здесь было настолько неуместно, что он никак не мог взять в толк, зачем она здесь.
– Меня нанял мистер Шонесси, – объяснила наконец Сильвия.
– Ах! – воскликнул коротышка. Сильвии показалось, что более циничного смысла ей не доводилось улавливать в этом междометии.
Его глаза словно ощупывали плечи Сильвии, грудь, руки, лицо… Нельзя сказать, что в этом разглядывании не было эстетической оценки. Однако в большей степени коротышка словно оценивал потенциальный вклад средств. Так оценивают стоимость кареты, или телки, или серебряного подноса, а не женщину. Сильвия привыкла к оценивающим взглядам. В определенной степени для театральной примы такая оценка вполне ожидаема.
Однако она видела этого коротышку впервые, и его беспардонное поведение мало-помалу начинало раздражать Сильвию.
Девушка выпрямилась и дерзко, в упор, посмотрела на мужчину.
Незнакомец, казалось, сделал определенный вывод – Сильвия поняла это по задумчивому выражению его лица.
– Я… должен поговорить с мистером Шонесси. – В его голосе прозвучала ирония. – А пока, мисс Шапо, пожалуйста, подождите здесь. Девочки, вы знаете, чем следует заняться. Я скоро к вам присоединюсь.
Девушки встали и вышли вслед за Генералом из комнаты, бросая любопытные взгляды на Сильвию.
Том даже не вздрогнул, когда Генерал, как вихрь, ворвался в его кабинет, он придержал рукой бумаги, лежавшие на столе и чуть было не разлетевшиеся.
– Она балерина, Том.
– Я знаю, Джен
type="note" l:href="#n_5">[5]
. Я нанял ее. Объясни ей, что она должна делать.
Сегодня Тома ждала масса забот. Внушительная пачка деловых писем, счета, предложения банкиров и, наконец, письма от женщин, умолявших о свидании. Когда-нибудь он наймет человека, который будет помогать разбираться с этой бумажной лавиной, которая каждое утро обрушивается на него. А пока нужно понять, какие из всех бумаг, лежащих перед ним, наиболее важны, на чьи письма следует непременно ответить и что, не читая, выбросить в корзину. В первую очередь стоит обратить внимание на предложение о подкупе Крамстеда – представителя королевского двора: нужно постараться, чтобы постановка еще более вольных вещей в «Белой лилии» стала реальной. Буквально через час Тому предстоит очаровать толпу кредиторов своими новыми идеями. Рынок услуг для состоятельных джентльменов процветает…
Том внимательно смотрел на Генерала. Его несколько удивило то, о чем поведал его друг. Вернее, то, как он это делал. Предостережение и гнев смешались в его… как бы это сказать… вопле.
– Эта особа тебе сама сказала, что она балерина?
– Нет.
Тому нечего было добавить. Он и сам ничуть не сомневался в том, о чем с такой горячностью сообщил Генерал. Они были друзьями уже несколько лет. Однако многое из прошлого Генерала оставалось для Тома тайной. Лишь некоторые эпизоды из жизни друга до их знакомства были ему известны. Том никогда не допытывался о подробностях. Скорее, он получал удовольствие, когда тайны Генерала раскрывались медленно и постепенно.
– Почему балерина добровольно становится танцовщицей, Джен?
Беседа начинала его раздражать.
– С ней будет много хлопот, попомни мои слова. Я точно знаю. Это у нее в хребте. – Генерал загадочно посмотрел на Тома.
Том улыбнулся:
– И во всем остальном также, предупреждаю. Генерал на мгновение лишился дара речи.
– О Боже, Томми, – хрипло выдохнул он. – Скажи мне, что ты… не улыбался этой женщине. – Он знал: улыбка Тома неизбежно приводила к беде.
– Улыбка не действует на нее, Джен. – Том уловил грустную нотку в собственном голосе. – Как и ничто другое, похоже.
Генерал зажмурил глаза, очевидно, считая до пяти, затем снова их открыл.
– Так ты поэтому ее нанял? Поупражняться, пока не найдешь, что на нее действует?
– Боже упаси. – Том откинулся на спинку кресла. – Успокойся, Джен. Она симпатичная женщина. Мисс Сильвия Шапо искала работу. Она ее получила. Я, и тебе это хорошо известно, гм… не беспокою танцовщиц своего театра. На сей счет я придерживаюсь строгих правил, ты это знаешь.
– Мисс Шапо не просто хорошенькая женщина, Том. Она красивая женщина. И, хуже того, интересная женщина. Вероятно, мисс Шапо весьма высокого мнения о себе. Но, черт возьми, на что смотреть публике? У леди нет ни унции лишней плоти. Если бы у нее были груди…
– Она – иная, Джен. – Том несколько смягчился. – Наша публика любит новшества.
– Она добавит хлопот, – мрачно повторил Генерал свое пророчество. – Неприятности уже начались. Я видел, как смотрят на нее другие танцовщицы. Как стая собак, готовых наброситься на лису. Том слегка улыбнулся:
– Держу пари, она выстоит.
– Молли, между прочим, задета так, что ее лицо побагровело и она чуть не лопнула, – добавил Генерал.
– На самом деле? – Том искренне удивился. Что могла сказать выдержанная мисс Шапо, чтобы Молли, мягкая, словно персик, снаружи и жесткая, словно булыжник, внутри, так рассердилась?
Том понимал, что осложнил жизнь Генерала и вел себя, по всей видимости, весьма эгоистично. Он не посоветовался с другом, приняв на работу мисс Шапо. Обычно они выбирали девушку из множества претенденток, осаждавших «Белую лилию» и мечтающих о работе. Всегда дотошно вместе обсуждали достоинства новенькой, прежде чем ввести ее в спектакль. Принимая положительное решение, необходимо было взвесить все проблемы, с ним связанные: обновление танцев и костюмов, дополнительные репетиции, перетасовка налаженных отношений в маленьком коллективе танцовщиц.
Том искренне чувствовал себя виноватым перед другом.
По правде сказать, он сознательно подбирал место для Сильвии в определенном, безопасном удалении от себя. Так уклоняются от летящего снаряда или кометы. К сожалению, в этом случае гордиться нечем. Сильвия Шапо вывала мириады ощущений – противоречивых и приводящих в смятение его душу. И он отреагировал соответствующим образом. Но дело было сделано. Том упрям и не намерен в угоду Генералу изменить свое решение.
– Я уверен, ты справишься, Генерал, как всегда. Друг шумно втянул в себя воздух и энергично выдохнул, отчего зашевелились галстук на груди Тома и бумаги, ежащие на столе с краю. Немудрено – ростом Генерал был чуть выше стола. Том успел удержать бумаги ладонями и тут же напомнил себе о том, что необходимо приобрести пресс-папье.
– Я всего за неделю построил этот чертов замок, Том. I позаботился о новых костюмах для целой стаи девиц. Я не жаловался. А сейчас ты пришел и…
– Публика будет довольна. Разве не так? Девицы огорчены? А песня о шпагах?
Молчание Генерала красноречиво говорило лишь о том, что он понемногу остывает.
– А ты любишь звон монет в своем кармане, Джен? Раз-е я не прав?
– Нет, я люблю тихие карманы, Том.
Том усмехнулся. Таков был Генерал: гнев, отчетливо слышавшийся в его речах, сменился сарказмом, а потом уступил место иронии. Еще немного – и он пойдет на попятную. Том это знал и поэтому молчал.
– Тебе стоило поговорить со мной до того, как ты ее нанял. Ты ведь обычно так и делал.
– Да, следовало бы. – Том старался говорить как можно мягче. – Я приношу извинения. Но мне кажется, тебе стоит больше доверять моему чутью.
– Твоя интуиция как делового человека – безупречна, Том. А твое чутье мужчины доводит тебя до дуэлей. И когда-нибудь, не сомневаюсь, тебя убьют.
Генерал смотрел на Тома с вызовом. Вероятно, он решил, что Том не намерен возражать, и вызывающий тон его речей улетучился. Казалось, он вполне удовлетворен одержанной победой. Пусть это не триумф!
– Уже четверть часа прошло, Джен. – Том знал, что это жестокий, но единственный способ прервать затянувшийся разговор.
Генерал чертыхнулся, вскочил и вылетел за дверь так же стремительно, как появился в кабинете Тома.
Том добродушно улыбнулся, глядя ему вслед, и занялся разборкой почты.
Взяв в руки одно из писем и прочитав адрес, написанный на конверте, он нахмурился. Литл-Суэйтинг, Кент.
Том вскрыл письмо.
«Мы будем рады принять вас, если вы приедете».
Холодно, формально, вежливо, что говорило об усмиренной гордости или возникших сомнениях, которые стали результатом его настойчивости.
Раз в неделю Том ездил в Кент. Последний его визит закончился ничем: он не застал хозяев маленького домика в Кенте. И теперь вот это…
Том в замешательстве перечитывал скупые строки письма.
Сейчас, когда он получил ответ, которого с таким упрямством добивался, он абсолютно не был уверен, что хочет этого на самом деле.
Сильвия, как ей показалось, провела в тревожном ожидании целую вечность. В артистическую уборную вошла девушка с «цветочным» именем Роуз. Сильвия улыбнулась: выходит, Роуз – наименее колючий цветок в этом непонятном спектакле. Очевидно, Генерал, будучи опытным стратегом, решил не оставлять Сильвию наедине с кем-то более… нетерпимым. К примеру, Молли или кем-то еще, похожим на нее.
Роуз смотрела на Сильвию, не испытывая иных эмоций, кроме любопытства. К сожалению, безудержное любопытство, пожалуй, наиболее яркая черта Роуз. Она была настолько красива, что могла вскружить голову первому встречному. Блеск волос цвета воронова крыла, черные глаза, нежный румянец на белоснежных щеках. Увы, ей недоставало осознания собственной прелести, что больше всего очаровывает мужчин. Можно не сомневаться, в будущем этой красавице уготована судьба игрушки состоятельного немолодого мужчины. Любовницы без излишних притязаний.
Казалось, Роуз носит свою красоту небрежно, как концертное платье. Или как атрибут представления, будто заранее зная, что занавес рано или поздно опустится.
– Так ты француженка, да? – Девушка распахнула дверцу большого гардероба. Ее вопрос прозвучал так, словно ей было все равно, о чем говорить. – Это правда?
Да. Нет. Может быть.
– Да. – Сильвия решила, что проще будет согласиться.
– Наверное, Генерал хочет, чтобы ты сегодня же вместе с нами вышла на сцену. Для этого тебе нужна волшебная палочка. – Когда Роуз рылась в гардеробе, из таинственных глубин которого вывалились вещи, на пол со стуком упала деревянная палочка со звездой. Роуз задумчиво посмотрела на нее, подобрала и отложила в сторону. – Это палочка Китти. Девчонки, которая была здесь до тебя.
Значит, чтобы заработать на свое содержание, Сильвия должна нарядиться в костюм феи.
– Девчонка, которая была до меня?
– Да, она ушла несколько месяцев назад. Говорят, ей отказал мистер Шонесси. Она попала… в переплет, – прошептала Роуз, выразительно сложив руки на животе.
– И он, стало быть, ее выгнал? – в смятении уточнила Сильвия.
– А разве можно выставлять ее на сцену, если она стала такая большая? – прагматично заметила Роуз, разведя руки так, словно обнимала невидимую тыкву. – Она приходила однажды, рыдала и все такое прочее… Просила Молли поговорить с мистером Шонесси. На следующий день ушла. Я не видела ее с той поры.
Роуз испытующе смотрела на Сильвию, как бы прикидывая, не рассказать ли ей кое-что еще из того, что, как полагала Роуз, могло новенькой показаться интересным.
– Молли говорит, что отец ребенка – мистер Шонесси.
Сильвия не скрывала охватившего ужаса. Довольная выражением лица Сильвии, Роуз кивнула и добавила:
– Однако Молли много чего говорит.
Казалось, она не может взять в толк, зачем кто-то говорит больше, чем нужно.
– А ты не веришь, что это так? Поколебавшись, Роуз пожала плечами.
– Мистер Шонесси… ну, я не думаю, что он тронет девушку, которая работает у него.
– Откуда ты это знаешь? – неожиданно для себя поинтересовалась Сильвия.
И кого он трогает вместо них?
– Понимаешь, мы все пробовали, – усмехнулась Роуз. – Но с мистера Шонесси как с гуся вода. Он не позволяет никаких глупостей, когда дело касается «Белой лилии» и девушек, которые здесь работают. Он только улыбается, пока мы не оставим своих попыток.
Это интересно, учитывая, как решила Сильвия, что этот человек склонен к фривольным и рискованным поступкам.
– Почему же Молли говорит такое?
– Потому что он не трогает ее, хотя она много раз подкатывала к нему. Она думает, что это из-за Китти. Говорит, что Китти – фаворитка мистера Шонесси. Мы все думали, что это так. Похоже, он действительно любил ее больше всех. Понимаешь, мистер Шонесси благоволил ей… И он не нанимал новую девушку до…до сегодняшнего дня. Прошло уже несколько месяцев. А Молли хочет его – мистера Шонесси – для себя. Ну а мы разве все не для себя?
Нет. Да. Может быть.
Сильвия тактично уклонилась от вопроса, прозвучавшего риторически. Она лишь отметила: вероятно, мистера Шонесси способна оценить любая женщина.
– Но мистер Шонесси… понимаешь, с того самого дня, как ушла Китти, он раз в неделю ездит в Кент. Я слышала, как он рассказывал об этом Генералу. Но никто не знает, зачем он туда наведывается. Даже Генерал. Даже ее величество.
– Ее величество? – Похоже, это был еще один чей-то почетный титул. Такой же, как «Генерал».
– Дейзи, – лаконично пояснила Роуз, как будто это имя что-то могло прояснить. – У нее собственная комната для переодевания и приема гостей. Она не якшается с такими, как мы. Ты, я думаю, скоро увидишь ее.
Ага, дива. Сильвии была знакома эта «роль», поскольку она сама относилась к этому разряду.
– Леди приходят сюда в поисках расположения мистера Шонесси. – Роуз как будто поспешила заверить Сильвию в том, что факт, что он не трогает танцовщиц, не бросает тень на его мужское достоинство. – Плачут и умоляют, желая увидеть его. Их мужчины постоянно вызывают мистера Шонесси на дуэль. Нашего мистера Шонесси. Глупые! Они не догадываются, что он не джентльмен. Мистер Шонесси – очень хороший стрелок.
– На дуэль? Он стреляется на дуэли?
– Лучший стрелок в Лондоне. Каждый раз попадает в точку.
Сильвия была близка к обмороку. В Париже дуэли запрещены. Интересно, легальны ли дуэли в Лондоне? Она сомневалась. Сильвия вспомнила, как блеснул пистолет в рукаве Тома Шонесси, когда их остановили грабители на дороге.
– Он убивает людей?
– Убивает? – Похоже, на этот раз шокирована была Роуз. Но совсем немного. Интересно, эта женщина способна испытывать сильные эмоции? – О нет! Дуэлянты стреляют друг в друга, но каждый как бы промахивается.
Том Шонесси регулярно стрелялся и позволял другим стрелять в себя? Из-за женщин, принадлежащих другим мужчинам?
– А Генерал – он… – Сильвия задумалась, подбирая нужные слова. – Он отвечает за танцы?
– Да. И еще придумывает спектакли. Можно сказать, Генерал отвечает перед мистером Шонесси за успех представления, потому что Мистер Шонесси только выдает идеи. Мы каждый день по вечерам выходим на сцену. Ежедневно – три акта и шесть – восемь песен за вечер. Мистер Шонесси любит все слегка перемешать. У него много новых идей. Мы трудимся постоянно почти еженедельно. Он постоянно заставляет нас трудиться. Мы репетируем столько, сколько потребует Генерал. Работы очень много, но плата хорошая. Мистер Шонесси заботится о нас.
– Вы живете здесь, в театре, Роуз?
– В театре? – Глаза у Роуз округлились. – У меня есть своя комната в доме на этой улице. Мистер Шонесси платит хорошо, и у каждой девушки «Белой лилии» есть своя комната в городе. И у прислуги, и у По и Старка, которые охраняют театр снаружи. И у Джека, который охраняет вход в уборные, а также у мальчика, помогающего Генералу. А еще, если подняться наверх по лестнице, ты увидишь другие комнаты «Белой лилии». Когда-то это был просто громадный дом. А ты где живешь, Сильвия?
Сильвия не знала, что ответить Роуз на этот вопрос. Ей удалось промолчать в ответ, поскольку Роуз сунула голову в гардероб и стала там что-то разыскивать.
Она извлекла платье серебристого цвета с бледно-розовыми звездочками, сшитое, вероятно, из газа. Да, оно способно скрыть наготу. Так же как туман. Хотя, конечно, в полутемном зале разглядеть какие-либо детали невозможно. Сильвия настороженно посмотрела на платье.
– Вот. У нас только пять минут до прихода Генерала. Я помогу тебе со шнуровкой.
Сильвия привыкла переодеваться на виду у других. Скромность неуместна, когда готовишься к спектаклю. Но сейчас Сильвия вдруг отчетливо поняла, насколько она изящна – словно ивовая веточка – по сравнению с этими танцовщицами, имеющими пышные формы. Все, что лишнее для балета, растаяло и исчезло с ее тела, оставив лишь то, что требуется, как считал месье Фавр, для выполнения па, – элегантные мышцы.
Она повернулась спиной к Роуз, чтобы та зашнуровала кружева. Роуз с откровенным любопытством наблюдала за тем, как Сильвия надевала на себя платье.
Оно было велико Сильвии. Платье висело мешком на плечах и груди.
– Генерал не захочет, чтобы ты надела корсет. Но у тебя же небольшая грудь, правда?
Как отвечать на такой вопрос, черт возьми?
– Полагаю, небольшая, – смутилась Сильвия.
– М-м-м… Корсет поможет тебе… – Роуз приподняла свои тяжелые груди руками и наглядно показала, как может помочь корсет. – Поможет выглядеть так, будто они побольше.
Роуз старается помочь ей, и Сильвия это оценила. Но грудь в танце всегда была балластом. Иначе говоря, лишь мешала.
Когда Роуз протянула ей деревянную палочку и Сильвия посмотрела на себя в зеркало, ее возмущению не было предела.
Но этим все не закончилось. Роуз, пошарив в гардеробе, вытащила оттуда пару крыльев. Проволочный остов с ремешками для крепления, обтянутый прозрачной материей, стоит признать – удивительный образец инженерного искусства. Сильвия еще больше бы восхищалась крыльями, если бы ей не нужно было надевать их на себя.
Однако Роуз протянула крылья Сильвии, и та вынуждена была их взять. Она продела свои изящные руки в специальные петли и превратилась в фею.
Сильвия взглянула на себя в зеркало и вынуждена была признать: крылья выглядели весьма симпатично. Они сделали бы честь костюмеру Парижской оперы, где трудились самые изобретательные и опытные мастера своего дела.
– Почему мистер Шонесси взял тебя на работу? – Роуз не смогла удержаться от этого вопроса, убедившись со всей определенностью, что фигура Сильвии не слишком подходит для «Белой лилии».
Сильвия решила: до тех пор, пока она вынуждена находиться в этом театре, лучший способ защиты – некоторая таинственность.
– Мистер Шонесси и я ехали в одном дилижансе, который остановили грабители, и, когда я поцеловала одного из них, они согласились нас отпустить.
Роуз в изумлении не сводила с Сильвии своих черных глаз.
– Боже мой!
На что еще способна эта женщина, если она решилась поцеловать разбойника с большой дороги?
Как ни странно, но Сильвия была удовлетворена. Да, она может быть костлявой и тощей, наряд феи не подходит ей, однако же она способна произвести впечатление.
– Странно, что все случилось так неожиданно. Обычно мистер Шонесси выжидает, прежде чем взять в «Белую лилию» новую девушку. Рассказывает нам об этом. Мы думали, он никогда не найдет замену для Китти. Так что ты – настоящий сюрприз.
«Полагаю, что я и на самом деле сюрприз».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танец страсти - Лонг Джулия Энн



мне в полне понравилось хотя 1 част лучше но и это част в полне достойна для прочтения
Танец страсти - Лонг Джулия Энналина
31.12.2011, 23.34





Интересно, так как герои - простые люди. Реалистично показана закулисная жизнь низкопробного театра. Концовка слащавая и совсем не соответствует реалиям того времени. Все надумано, что снижает впечатление.
Танец страсти - Лонг Джулия ЭннВ.З.,65л.
13.02.2013, 12.19





Из трез книг этой серии, мне больше понравилась про самую младшую. А другие читала, потому что хотела узнать про жизни всех сестер.
Танец страсти - Лонг Джулия Эннлира
14.05.2015, 11.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100