Читать онлайн Танец страсти, автора - Лонг Джулия Энн, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец страсти - Лонг Джулия Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец страсти - Лонг Джулия Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец страсти - Лонг Джулия Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лонг Джулия Энн

Танец страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

На следующий день, когда Сильвия уже поднялась в мансарду, там появилась Молли. И не одна. Она привела с собой всех девушек.
Девушки замерли на пороге и удивленно рассматривали Сильвию. В ней им казалось странным все: и платье необычного покроя, и гладко зачесанные волосы, собранные в пучок.
Первой заговорила Молли:
– Я рассказала им о балете, о принцах и королях.
– И вы все хотите так танцевать? – Сильвии никогда раньше не доводилось кого-либо обучать премудростям балета. Как более опытная, она иногда помогала своим подругам и балеринам, вновь принятым в труппу Парижской оперы. Но чаще ей приходилось просто утешать их или помочь осушить море слез, проливаемых ими после разносов месье Фавра.
– Ты можешь показать нам, как это делать?
Сильвия смотрела на этих симпатичных девушек. Их холеные тела явно не привыкли к упорному труду. Скорее всего они проявляли усердие лишь в постели, с мужчинами. Смогут ли они справиться с болью и быть послушными?
Сильвия решила, что не станет предупреждать девушек о трудностях, которые их ожидают. И о боли, преодолеть которую способны немногие. Боли, причиняемой отнюдь не удовольствиями. Сильвия решила, что просто покажет им, что умеет, а они пусть сами решают, как им поступать дальше.
– Хорошо, я готова вас учить. Девушки застенчиво улыбались. Вдруг лицо Молли резко изменилось.
– А эти зеркала… их раньше здесь не было. – Она сурово уставилась на Сильвию.
Но прежде чем Сильвия успела ответить, все услышали звуки шагов на скрипучей лестнице и замерли в испуге.
В глазах Молли Сильвия видела нескрываемый ужас. «Она думает, что ко мне сюда идет Том», – решила Сильвия.
Однако Сильвия не сомневалась, это – Генерал. Накануне она сама предложила ему встретиться здесь.
– Они хотят учиться балету.
Генерал смотрел на шестерых очень красивых и совершенно разных женщин. Он видел их отражения в зеркалах этой тесной комнаты, так отличающейся от сцены «Белой лилии».
Генерал недоверчиво приподнял бровь.
А затем… его темные глаза словно засветились каким-то непонятным светом. Светом озарения? Очень знакомый свет. Почти фанатичный.
Сильвия не раз видела его в глазах месье Фавра.
– Вы будете работать упорно и выполнять все, что я скажу? Не жалуясь? Если вы пожалуетесь хотя бы один раз, я откажусь работать с вами. – Эти слова Генерала были адресованы всем. Всем, кроме Сильвии.
Девушки закивали. Похоже, что ни одна из них не усомнилась в своем желании, хотя они и представить не могли, что их ждет.
– В таком случае предлагаю начать.
Посвятив совсем немного времени постижению простейших знаний о балете, девушки отправились в уборную, чтобы подготовиться к вечернему представлению с пиратами, феями и русалкой на качелях. Они возбужденно обсуждали подарки поклонников, которые принесли сюда мальчишки. В воздухе висели клубы пудры, сквозь них были слышны сетования либо восторженные возгласы. Все зависело от того, насколько почитатель смог угодить своей избраннице.
Сильвия обнаружила на своем столике небольшую шкатулку.
– Ой, смотри! У тебя появился поклонник, Сильвия! – Роуз явно оставила непроизнесенным слово «наконец».
По сравнению с броскими подарками, лежащими на других столиках, и букетами цветов подарок на столике Сильвии выглядел чрезвычайно скромно. Она смотрела на него и пыталась сообразить, как ей ответить неизвестному поклоннику.
Тем временем Молли извлекла из пакета шелковую шаль. Это был очередной подарок анонимного поклонника, который смотрел представления из частной ложи и был намерен «должным образом» ухаживать за Молли. Это была вещь изумительной красоты. Девушки дружно охнули. Они забыли о Сильвии с ее крошечным подарком и обступили Молли. Каждой хотелось потрогать шаль и набросить себе на плечи.
Сильвия с опаской протянула руку к шкатулке и очень осторожно взяла ее, словно оттуда могла вылететь гадкая мошка. Деревянная шкатулка легко помещалась на ладони и, как вполне можно было ожидать, была довольно легкой.
Сильвия увидела на крышке нарисованную балерину в платье, похожем на облачко, с поднятыми над головой руками.
Девушка чувствовала, как полыхают ее щеки, а сердце превращается в крохотное солнце.
К шкатулке на золоченой ниточке был прикреплен маленький золотой ключик.
Дрожащими руками Сильвия осторожно открыла крышку шкатулки и увидела блестящий барабан с маленькими серебристыми язычками.
Carillons a musique.
Музыкальная шкатулка.
Сильвия вставила ключ в отверстие, не догадываясь, что сам этот процесс весьма образен и рождает желание. Это символично, если иметь в виду, кто именно дарит ей эту шкатулку.
«Что вы хотите, Сильвия?»
И она повернула ключ. В комнате, где звучали громкий смех и шумные разговоры, разлилась едва слышная мелодия. Мелодия только для нее – Сильвии Ламорье.
За кулисами девушки меняли костюмы пираток и фей на легкомысленные наряды девиц. Краем глаза все наблюдали, как на сцене Дейзи раскачивается на поскрипывающих под тяжестью ее тела качелях. Все гадали, выдержат ли они ее на этот раз. Сильвия почувствовала спиной, что Том стоит позади нее и тоже наблюдает за Дейзи. Он смотрел поверх голов девушек, не глядя на Сильвию и не пытаясь заговорить ни с ней, ни с Молли. Сильвия тоже сделала вид, что не замечает его. Обычно во время представлений Том переходил за кулисами с места на место, чтобы не пропустить ничего из происходящего на сцене. И сейчас он выглядел крайне озабоченным.
Постояв так немного, Том повернулся, чтобы уйти. Его рука коснулась спины Сильвии. Коснулась легким, словно случайным движением пальцев.
В этот вечер Том Шонесси непременно хотел поговорить с графом Роденом. Известный лондонский поэт приехал в «Белую лилию» и с важным видом посматривал по сторонам. Он тоже рассчитывал увидеть Тома Шонесси. Кроме того, у него была назначена встреча с королевским чиновником Крамстедом. Тот обычно являлся в «Белую лилию» не только посмотреть представление, но и получить очередную взятку.
Сильвия думала, было ли прикосновение Тома намеренным. Или он просто случайно задел ее. Скорее всего другие девушки ничего не заметили. Они не только наблюдали за Дейзи на качелях, но и старались успеть взглянуть на публику в зале и шепотом обменяться впечатлениями.
В конце концов, это был Том Шонесси. И несомненно, у него был талант выбирать время для того, чтобы произвести эффект. Пожалуй, решила Сильвия, Том прикоснулся к ней намеренно. Это было послание, напоминание о том, что известно только им двоим.
«Я хочу тебя».
Сильвия чувствовала, как радость и яростное желание сошлись в схватке с раздражением и страхом. До сих пор все в ее жизни подчинялось четкому плану. Как в танце. Она всегда знала, каким будет ее следующий шаг, а затем – следующий…
Но зеркалами, музыкальной шкатулкой и тайными, по-хозяйски уверенными прикосновениями и ухаживаниями, которые вовсе не вписывались в обычное поведение Тома, он смог проникнуть через стены ее благоразумия, подобно тому как вода проникает в пересохшую землю.
Сильвия сделала такой вывод. Но через мгновение она мысленно склонялась к тому, что слово «ухаживание» не совсем правильно отражает суть происходящего. Том Шонесси не ухаживал за ней. Он ее соблазнял. Цели этих действий – совершенно различные.
Он не дотрагивается до танцовщиц. Сильвия вдруг вспомнила слова Роуз. Театр для Тома – все. Для него было непросто затеять эту историю, хотя он далеко не глуп и умеет пользоваться своим обаянием. Том понимает деликатность ситуации и, сохраняя разумную дистанцию, хочет, чтобы все протекало гладко. Это, безусловно, делает ему честь.
При мысли о том, что стоит за всем этим, у Сильвии перехватило дыхание.
Ухаживания Этьена, скорее, напоминали Сильвии некую обязательную для исполнения церемонию. Финал для Этьена никогда не был под вопросом.
Но сейчас… сейчас у Сильвии был выбор.
И хотя она поначалу негодовала – Том оставил право выбора за ней… Сейчас Сильвия считала это одним из самых замечательных подарков.
После спектакля Сильвия стерла румяна со щек, переоделась в муслиновое платье, собрала волосы в скромный узел и постояла немного у выхода из «Белой лилии». Она снова видела, как девушки, помахав ей на прощание рукой, выходят на темную улицу.
Сильвия прошла по полутемным коридорам опустевшей «Белой лилии». Она на мгновение остановилась возле кабинета Тома. Дверь была плотно закрыта. Коридор освещался лишь свечой, которую держала в руках Сильвия.
Вечер тянулся долго и томительно. Стоя у выхода из театра, Сильвия видела, как Том особенно тепло прощается с некоторыми джентльменами. Она могла слышать, как кто-то из мужчин предлагал Тому посетить «Бархатную перчатку».
«Почти каждую ночь».
Сильвия вошла в свою комнату и села перед зеркалом. Она не спеша вынула шпильки из волос, распустила их и пригладила щеткой. Сняв платье, Сильвия взяла пеньюар и собралась его надеть, но остановилась на мгновение и посмотрела на свое отражение в зеркале.
Хореография, зеркала, музыкальная шкатулка… Гордый и красивый мужчина может сейчас желать ее. Подарки рассказали о нем гораздо больше, чем он полагал.
Сильвия отложила пеньюар в сторону, снова надела платье, накинула плащ и взяла в руки свечу.
Том услышал легкие шаги еще на лестнице. Он не признавался себе, что вот уже несколько дней ждал этого, отказываясь от любых предложений провести время вне «Белой лилии». По ночам в своей комнате он подолгу лежал без сна и мечтал видеть только одну женщину. Все чувства Тома были обострены. Казалось, он никогда и ни о чем не мечтал с такой силой.
Оказывая знаки внимания Сильвии, Том вовсе не был уверен в успехе. Он сам удивлялся тому, что все делает не так, как привык.
Том сел в постели, дрожащими от волнения руками зажег лампу, и маленькая комнатка осветилась теплым светом. Сердце Тома стучало в груди, как барабан.
Он увидел пламя свечи, которое трепетало мягкой тенью на стене. Сильвия вошла в комнату. Волосы девушки были распущены, из-под наброшенного плаща виднелся краешек муслинового платья.
Сильвия поднесла к лицу свечу и задула ее. Том едва дышал и не мог вымолвить ни единого слова. Он молча наблюдал, как Сильвия сбросила плащ. Под платьем угадывался лишь слабый контур ее изящного тела, длинных ног, тонкой талии. Деловито взявшись за подол платья, Сильвия стащила его через голову.
Обнаженное тело Сильвии вызвало у Тома сладостный шок. Казалось, он вовсе забыл дышать.
Сильвия все так же деловито начала складывать платье. Словно опомнившись, Том остановил ее:
– О Господи, Сильвия, оставь в покое платье.
Сильвия отбросила платье и засмеялась. Она подняла руку, чтобы откинуть назад длинные волосы, упавшие на лицо, и завороженный Том увидел, как при этом приподнялись ее маленькие, идеальной формы груди.
Это была женщина, которая, вероятно, уже не раз представала обнаженной перед мужчиной. Она не выглядела робкой или застенчивой, но в то же время ее нельзя было назвать бесстыдной. Эта женщина понимает предназначение своего тела и знает, как распорядиться им и в работе, и в наслаждении.
Том вдруг почувствовал острый укол ревности. Кто-то другой, возможно, в этот самый момент тоскует по ней. Этот кто-то прикасался к ней и, без сомнения, считал, что имеет на это право…
Но сейчас она была здесь.
Ждет или не ждет эту женщину где-то в другом месте любовник, но она прошла по полутемным коридорам театра со свечой в руке и поднялась по скрипучей лестнице, чтобы сейчас быть с ним.
Сильвия присела на край кровати, подобрав под себя ноги.
– Сильвия. – Том произнес это шепотом, почти жалобно.
Он несмело пошевелился. Одеяло сползло, обнажив его грудь. Том нетерпеливо сбросил одеяло, и Сильвия всего в нескольких дюймах от себя увидела его широкие плечи, сильную грудь и тонкую талию. И возбужденную выпуклость внизу его плоского живота – свидетельство того, как сильно он ее желал. Сильвию захлестнули чувства, она с трудом верила, что находится здесь.
Том протянул руку, и рука словно в нерешительности повисла в воздухе совсем рядом с Сильвией. Том, будто измеряя температуру воды в сосуде, опасаясь, что она может ошпарить, осторожно приложил руку тыльной стороной к ее ребрам.
И моментально все тело Сильвии стало горячим, словно и впрямь воспламенилось.
Сильвия отвела взгляд от Тома. Было слишком трудно осознать, что с ней сейчас происходит.
Рука Тома медленно двинулась, словно изучая ее тело. Сильвия слышала, как прерывается дыхание Тома, когда его ладонь скользила по ее коже. Его рука прикоснулась к ее груди, грубые подушечки пальцев ощупывали соски. Сильвию мгновенно пронизало острое сладостное ощущение. Она закрыла глаза. Дыхание остановилось.
– Маленькие, – смущенно прошептала Сильвия.
– Нежные, – мгновенно поправил Том, произнеся это низким и хрипловатым голосом. Таким же эротичным, как и его прикосновения.
Затем он отнял руку, очевидно, почувствовав, что Сильвия слишком напряжена.
Некоторое время они сидели в густой и жаркой тишине, как будто между ними втиснулось еще одно тело.
– Покажи мне, любовь моя, как бы ты хотела, чтобы это было. – Том говорил очень тихо.
Сильвия, глядя на Тома, глубоко дышала, как будто вбирала в себя все, что окружало их. Казалось, она хочет понять всю силу его желания, тепло его кожи – могучей, шершавой и сладкой. Его кожа была как вино, как опиум. Она растворяла ее способность думать, но Сильвию это не мучило: в конце концов, она пришла сюда с единственной целью, и способность думать была здесь ни при чем.
Сильвия подалась вперед и обвила руками его шею, ощутив ладонями тепло его обнаженного тела. Ее рот почти касался его рта, соски – его груди, посылая импульсы удовольствия в каждую клеточку тела. Том задумчиво смотрел на Сильвию. Он не отводил глаз. Его руки, сжатые в кулаки, как будто чего-то ждали.
Сильвия откинулась назад, привлекая его к себе. Он оказался на ней. Прижимаясь горячими бедрами, она обвила его ногами, словно взяв в плен, и ласкала своими ступнями танцовщицы икры его ног. Они лежали так, что его эрегированный орган всей длиной находился между ее бедер. Глаза Тома потемнели, когда он почувствовал, что Сильвия готова ему отдаться.
Их тела двигались синхронно, и дыхание как будто стало общим.
Том заглянул Сильвии в глаза, словно хотел убедиться, нет ли у нее сомнений или желания отступить. Впрочем, Сильвия не знала, что мог Том разглядеть в ее взгляде. «Хочу, – говорили и ее мозг, и ее тело. – Хочу».
– В таком случае пощады не будет, – прошептал Том. Его рот крепко прижался к ее губам. Сильвия услышала тихий стон, и наконец они познали друг друга.
Не было никакой любовной прелюдии – Сильвия в ней не нуждалась. Ей был нужен Том – весь и сразу. Точно так принимают противоядие. Она выгнула бедра навстречу ему, чтобы он глубже проник в ее лоно, и оба почти закричали от удовольствия, когда соединились до конца.
Он приподнялся на локтях и посмотрел на Сильвию.
– Том, пожалуйста, побыстрей, – шептала она.
Том смотрел в глаза Сильвии, которые стали темными. Совсем темными. Он ощущал влажность ее кожи. Однако он медлил.
– Том, ты должен, я хочу, – нетерпеливо попросила она хриплым голосом.
– Нет.
Сильвия ощутила это слово своими губами. Она открыла глаза. Лицо Тома почти касалось ее лица. Он умудрился озвучить отказ спокойно, хотя на его груди выступили капельки пота, а мышцы дрожали под ее пальцами. Это лишь подтвердило то, что он пытается ее обмануть.
– Мне необходимо…
– Попроси меня, Сильвия.
– Пожалуйста, я умоляю тебя…
– Тихо, любовь моя. Ты никогда не должна просить.
Она засмеялась и застонала одновременно.
– Ты зверь.
– Я зверь?
Сильвия услышала тихий смех. Том стал медленно отстраняться от нее, чтобы каждый из них мог ощутить мельчайшую частичку другого. Ощущение – непередаваемо сладостное. Затем последовал быстрый толчок, за ним второй, третий. Он словно навис над Сильвией, опираясь на руки.
– Ты этого хочешь?
Она попыталась выругаться по-английски или по-французски – это не имело значения, но лишь застонала. Ну что за вредный мужчина!
Том заговорщически прошептал ей на ухо:
– Если хочешь знать, я тоже этого хочу.
Сильвия едва не рассмеялась, но вместо смеха из ее груди вырвался лишь стон, как только Том снова погрузился в ее лоно.
Не спуская с него глаз, она выгнулась вперед, навстречу его толчкам. Бакенбарды щекотали ей шею, когда он нагнулся, чтобы поцеловать ее. Их губы то сливались, то теряли друг друга в ярости совокупления. Ее ногти все сильнее впивались в его спину по мере того, как приближался момент разрядки.
Вскоре Сильвия оказалась в неописуемо сладостных тисках наслаждения. Трепет пробежал по всем ее членам.
– Том… – произнесла она его имя, но он замкнул своими губами ее рот.
Том продолжал двигаться внутри ее лона, затем закрыл глаза, замер, и всепоглощающий оргазм пронзил его тело. Он медленно опустился рядом с Сильвией, боясь причинить ей боль и продолжая жарко, прерывисто дышать.
Небывалая умиротворенность снизошла на Сильвию. Она прислушивалась к его дыханию, казавшемуся ей нежной музыкой. Через мгновение она накрутила прядь его курчавых волос на палец, расправила ее и отпустила, убедившись, что она снова превратилась в завиток. Сильвия чувствовала, как Том улыбается, уткнувшись в ее шею.
Том медленно приподнял голову, словно это потребовало неимоверных усилий, и пристально посмотрел на Сильвию. Он смотрел так, словно изучал ее и видел в первый раз. Он делал это молча и так долго, что Сильвия почувствовала себя неловко.
– Твои губы… – начал он, но потом просто покачал головой и поцеловал ее. Этот поцелуй был настолько легким и нежным, что Сильвия смутилась.
Том и Сильвия лежали молча в полном умиротворении. Через какое-то время Том приподнялся на локте.
– А сейчас я могу показать тебе, каким я хотел бы быть? – И глаза его были серьезны, а рот строг.
Сильвия кивнула. Она ждала.
Том склонил к ней голову. Его губы нежно прикоснулись к мочке ее уха. К виску. К шее. К ключице. Словно каждое местечко ее тела было драгоценным и достойным исследования. Сильвия словно открывала вместе с ним эти места, которые разве что не пели от прикосновений его губ.
– Когда я увидел твой танец, Сильвия, мне показалось, что я вижу… пламя. И тем не менее вот передо мной тело, крепкое и сильное, как у вола… – Он провел пальцем по изящному бедру, приблизил лицо, чтобы поцеловать крохотную родинку на шелковистой коже между бедер.
– Как у вола?! – Сильвия хотела было возмутиться, но язык Тома погрузился в ее пупок, и она испытала величайшее наслаждение.
– Как у вола, – подтвердил он. – Я не поэт. Такое сильное, такое прекрасное.
Он гладил рукой ее живот и целовал гладкую округлость бедер, прижимаясь к ним щекой. Мурашки пробежали по ее телу.
– Я никогда не видел ничего более красивого, Сильвия, – сказал он с хрипотцой.
Губы Тома опускались ниже, еще ниже – к шелковистому темному треугольнику между ног. Сильвия ахнула, когда его язык достиг желанного места. Кончик его языка погрузился во влажную глубину и стал искусно ласкать ее.
– Так хорошо?
– Бог мой! – выдохнула она.
– Будет еще лучше, – пообещал Том и языком и дыханием доказал это.
Позволить ему сделать такой подарок – совершенно другого рода уступка. Она предполагает дать любовнику, занимаясь любовью, право узнать каждую ее частичку. Обычно дело обстоит иначе: даже если ее тело хочет подчиниться, полностью отдаться, какая-то часть его все равно сопротивляется, почти боится.
И Том это понимал.
– Все в порядке, – пробормотал он. – Ты моя. Ты моя. Но постепенно, шаг за шагом, страх уходил под его пальцами, языком, дыханием, губами. Сильвия вместе с Томом овладевала искусством любви: сначала – принимать как данность, а затем – и требовать.
– Как красиво! – бормотал Том. И ласкал Сильвию еще неистовее, пока ей не начинало казаться, что большего ей не вынести.
И само собой вдруг явилось высвобождение. Откуда-то изнутри родилась волна, и Сильвия словно закачалась на этой волне.
– Я хочу снова быть внутри тебя, Сильвия, – донесся будто издалека хриплый голос Тома.
– Да. – Сейчас это было единственное слово, которое Сильвия знала.
Он приподнял ее бедра и медленно, осторожно вошел в нее. Сильвия испытала новое наслаждение, наблюдая за тем, как он погружается в нее. Том ритмично двигался до тех пор, пока не напряглись мышцы его шеи и не закрылись глаза. Он прерывисто выдохнул, тело его содрогнулось, и он излился в нее.
Том прилег рядом с Сильвией, положив ей руку на грудь, и они долго лежали молча, умиротворенные и влажные от пота. Том перебирал ее длинные шелковистые волосы, расправлял завитки.
– Он не спрашивал тебя, Сильвия, когда взял… этот твой любовник?
Сильвия замерла. Ей не понравился тон, каким был задан вопрос… и в то же время что-то в самом вопросе понравилось. За деликатностью формы скрывалась ярость.
Сильвия не могла ответить Тому. Более того, она не смогла сдержать слез, которые удивили ее саму. Слезы медленно катились по щекам, большие и холодные. Старые слезы. Словно они накапливались в ней слишком долго.
Сильвия нетерпеливо смахнула их.
– Я была взрослая женщина. Я не отказала ему.
– Ну, тогда все в порядке. – Том произнес это с иронией и довольно жестко.
Сильвия почувствовала по его дыханию, что Том снова взволнован. Однако его ладонь оставалась такой же деликатной. Он гладил острые лопатки Сильвии, сильные мышцы спины, маленькие ровные выступы ее позвоночника. Гладил очень нежно.
– Как это случилось?
– А это имеет значение?
Его молчание говорило лишь об одном: он понял – это не имело значения.
– Так случилось. Он просто взял меня.
Сильвия закрыла глаза и попыталась сосредоточиться на движении его руки.
Она вспомнила чары Этьена, его слова. Сильвия была польщена и ошеломлена. Его ухаживания опьяняли ее. Сильвии была по душе эта игра, хотя она и понимала таящуюся в ней опасность. Она помнила тот день: Этьен украл ее поцелуй, как это бывало много раз. А затем, прижатая к стене, она оказалась в его объятиях. Сильвия с жаром и умело возвращала Этьену поцелуи. Это было частью игры и действовало возбуждающе.
Руки Этьена оказались у нее под юбкой. Все казалось ей… интересным и новым. Она скорее почувствовала, нежели увидела, как он снимает штаны. Сильвия не решилась отказать ему, отчасти восхищенная тем, что ей ничто человеческое не чуждо. И тем, что должно случиться и что действительно случилось.
Сильвия осознала смысл происшедшего, когда все было позади и она по-настоящему ощутила себя вполне земной.
Этьен поправил ей юбки и дал обещание, что в следующий раз все будет лучше. Объяснил, что он утомлен, поэтому слишком тороплив. Он рассыпался в извинениях, дарил ей свои чары, цветы и подарки. И… стало действительно лучше. Она научилась получать удовольствие, равно как и дарить его.
Но Этьен никогда и ни о чем не просил. Он никогда не предполагал, что Сильвия может этого хотеть.
Этьен был ее первым мужчиной.
– Он любит меня. Он хочет на мне жениться.
Рука, ласкающая Сильвию, замерла. Сильвия была рада, что имеет возможность прийти в себя. И обрадовалась, когда Том снова начал ее ласкать.
– А ты любишь его? – спросил он грубовато. Она и сама не знала правды.
– Он принц.
Она почувствовала, как напряглось тело Тома.
– Это как метафора? Или он действительно принц?
Сильвия не знала слова «метафора» по-английски.
– Ну, он настоящий принц? Он имеет титул? – уточнил Том.
– Да, – твердо сказала она таким тоном, что сомнений у Тома не осталось.
– О Господи, Сильвия! – Похоже, Том был неприятно поражен.
Он резко сел и опустил ноги с кровати, будто намеревался куда-то уйти. У Сильвии были все основания усомниться в этом, поскольку Том был совершенно нагим, а его одежда находилась в другом конце комнаты.
«Ты любишь его?»
Честно говоря, Сильвия действительно этого не знала. И что вообще она знала о любви? Этьен обещал ей безопасность, постоянство, положение в обществе и все то, что она давно хотела иметь. Одним словом, комфортное будущее и определенность.
Но тогда все было не так, как сейчас.
У Сильвии было искушение назвать любовью безудержное и нежное вожделение к Тому Шонесси. Однако она абсолютно не была в этом уверена. Было бы гораздо проще считать это желанием, поскольку желание проходит, стоит его удовлетворить. Но Сильвии было страшно даже подумать о том, что с ней случится и что она потеряет, если они с Томом расстанутся.
Сильвия неожиданно смутилась, поймав себя на том, что восхищается широкой спиной Тома, буграми мышц по обе стороны позвоночника, золотистыми при свете свечи. Его небольшие ягодицы казались ей на удивление уязвимыми, но, как только он сел на край кровати, – бескомпромиссно мужскими.
Том явно не смущался своей наготы.
Этот сильный, умный, красивый, но весьма непростой мужчина вдруг показался Сильвии незнакомцем.
Она подумала: эта ноющая боль, пронизывающая все ее тело, вполне может быть любовью. Облегчить эту боль сможет только то, что сосредоточилось в этом человеке: блеск, темперамент, грубость, нежность, прагматизм, страсть. Но разве может зародиться любовь за столь короткое время?
Вопрос можно поставить иначе: может ли столь короткий промежуток времени показаться вечностью?
И все же Том Шонесси не имел никакого отношения к той жизни, к которой Сильвия стремилась. Она получила его, он – ее. Возможно, это все, что могло случиться в подобной ситуации.
Сильвия придвинулась к Тому, прижалась всем телом к его спине и обняла его. Она чувствовала, как он успокаивается. Странно, ничто раньше не давало Сильвии повода чувствовать себя столь сильной, как осознание того, что она способна доставить удовольствие этому человеку.
– Давай спать.
Том через плечо взглянул на Сильвию.
– Останешься со мной?
Она кивнула.
Том лег, приподняв для нее одеяло, и обнял. Сильвия позволила себе заснуть только после того, как заснул Том.
Том проснулся счастливым. Нежная ладонь скользила по его бедру, шлейф мягких шелковистых волос струился по животу.
– Сильвия? – сонно пробормотал Том.
Он приоткрыл глаза, но не увидел ее рядом.
– Доброе утр… О Господи!
– Доброе утро тебе, – ответила Сильвия откуда-то из-под одеяла и рассмеялась. Ее язык скользнул вдоль его ствола, отчего тот сразу же пробудился.
Том лишь застонал в ответ.
Она снова засмеялась, и волна ее дыхания окатила самую чувствительную часть его естества. Сильвия медленно погружала в рот возбужденный орган. Том откинул покрывавшее их одеяло. Ему хотелось все видеть.
Том с готовностью отдавался изыскам ее рта и ласкам искусных рук, окончательно отогнавших остатки сна и с каждым мгновением приближающих его к неизбежно сладостной разрядке.
Он схватил Сильвию за волосы, чтобы остановить.
– Сильвия, я хочу тебя!
Сильвия подняла лицо и, увидев его глаза, приникла к его телу.
Они лежали лицом друг к другу. Том мог целовать ее, чувствовать движение ее грудей своей грудью и видеть ее разрумянившиеся щеки. И глаза! Прекрасные глаза с отяжелевшими от наслаждения веками, темными ресницами. Том гладил ладонями шелк кожи ее изящной спины, ее ноги, перебирал пальцами волосы. Их губы то и дело сливались в коротких нежных поцелуях. Они бормотали всякую малопонятную чушь, ласковые слова и стонали от наслаждения.
Тому показалось, что он услышал, как губы Сильвии произнесли:
– Je t'aime…
type="note" l:href="#n_7">[7]
– Скажи это снова, – потребовал он шепотом. Сильвия не выполнила его просьбу. Она только произнесла его имя, когда наступил самый сладостный миг.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танец страсти - Лонг Джулия Энн



мне в полне понравилось хотя 1 част лучше но и это част в полне достойна для прочтения
Танец страсти - Лонг Джулия Энналина
31.12.2011, 23.34





Интересно, так как герои - простые люди. Реалистично показана закулисная жизнь низкопробного театра. Концовка слащавая и совсем не соответствует реалиям того времени. Все надумано, что снижает впечатление.
Танец страсти - Лонг Джулия ЭннВ.З.,65л.
13.02.2013, 12.19





Из трез книг этой серии, мне больше понравилась про самую младшую. А другие читала, потому что хотела узнать про жизни всех сестер.
Танец страсти - Лонг Джулия Эннлира
14.05.2015, 11.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100