Читать онлайн Опасные удовольствия, автора - Лонг Джулия Энн, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные удовольствия - Лонг Джулия Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные удовольствия - Лонг Джулия Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные удовольствия - Лонг Джулия Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лонг Джулия Энн

Опасные удовольствия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Вся семья Эверси вздрогнула, когда послышался цокот копыт со стороны площади к дому. Женщины закрыли глаза. Все протянули руки друг к другу и сжали их. Эти сцепленные руки напоминали Маркусу белые узелки, на фоне черных одежд.
Потом ему неожиданно пришло на ум, что просто непристойно так торопиться сообщить им о смерти Колина.
У отца, похоже, мелькнула такая же мысль. Вместе с ним Маркус подошел к окну, за ними встали Чейз и Йен. Они посмотрели вниз как раз в тот момент, когда посыльный бросил поводья и стрелой взлетел вверх по ступенькам. Маркус успел заметить улыбку, сиявшую на его лице.
«Боже мой, ну это уж вовсе не уместно».
Экономка впустила человека в дом, и он стал быстро подниматься по лестнице. Все слышали, что в это время он что-то кричал.
– Он сбежал! Он, черт возьми, сбежал! Взрывы! Он исчез!
Слов было не много, в основном возгласы, сопровождаемые жестами.
Джекоб схватил человека за руку.
– Тише! Ради Бога, что…
– Господи, тебе надо было это увидеть, Джекоб…
Вся семья окружила посыльного, затаив дыхание и испытывая мучительную надежду.
– Почему бы тебе не перейти к главному? – предложил Джекоб, в его голосе слышалось ликование.
– О, тебе следовало это увидеть, – теперь уже в полной тишине повторил посыльный, и на его лице отражалась вся глубина чувств. – Колин был на эшафоте. Толпа ликовала, приветствуя его. Он был связан… – Увидев лица женщин, он решил опустить эту часть рассказа. – А потом послышались взрывы: позади виселицы и в толпе. Дым, хаос, крики, и потом… – он выдержал эффектную паузу, – Колин исчез!
Воцарилась звенящая тишина.
Маркус заметил, что эти проклятые птицы продолжают петь. Словно они с самого начала предполагали такой исход.
– Значит, его не повесили? – спросил Джекоб.
– Его не повесили. И он не умер. По крайней мере, на виселице. Он исчез, Джекоб.
– Нюхательную соль, – пробормотал Маркус экономке, которая привела посыльного в комнату. Она побледнела и тяжело дышала, как и все здесь присутствующие, но не собиралась падать в обморок, хотя половина других женщин находилась в полуобморочном состоянии. Лицо Луизы покрыла смертельная бледность.
Держалась только его мать. В своей жизни она прошла через множество мучений из-за Колина. В ее лице не было ни кровинки, темно-синие глаза горели. Но казалось, она нисколько не удивилась услышанному.
Маркус думал, что Джекоб подойдет к ней. Но отец и мать с самого утра как-то странно держались порознь, как будто у каждого из них существовало свое понимание горя и они не верили, что смогут понять друг друга.
Итак, реки не потекут вспять, солнце не взойдет на западе.
Семья Эверси снова торжествовала победу.
– Одни говорят, будто сатана забрал его назад, – пояснил посыльный. – Другие утверждают, будто он действительно невиновен и ангел смерти спустился, чтобы забрать его. Армия охвачена волнением. Там больше склонны обвинять семью Эверси, чем вмешательство небес. Они могут появиться здесь в любую минуту.
Цокот копыт во внутреннем дворе подтвердил слова посыльного. Солдаты уже были здесь.
– Значит, Колин не умер, и ты это точно знаешь, – задумчиво произнес Джекоб.
– Его не повесили, – подтвердил посыльный.
На глазах всех присутствующих Джекоб, который, казалось, усох за последние недели, теперь приобрел необыкновенную уверенность и жизнерадостность, присущие ему. Колин был самым высоким из всех его детей, но он никогда не казался выше Джекоба Эверси, потому что одним своим присутствием этот человек доминировал над всеми остальными. – Йен, Чейз и Маркус не сводили глаз с отца.
– Клянусь, я не имею к этому никакого отношения, – пробормотал он Маркусу, – Думаешь, ты не знал бы об этом?
«Интересно, – подумал Колин, – где власти начнут его искать?» Солдатам часто бывает скучно, они не слишком заняты после войны. И у него были свои места, которые он посещал. Но ведь он не перелетная птица, чтобы снова и снова возвращаться в одни и те же места. Ему нравится экспериментировать. По всему Лондону на его поиски потребуется рассыпать несколько батальонов, но у солдат, кроме этого, есть и другие обязанности, рассуждал Колин, успокаивая себя.
На трезвую голову трудно себе представить, что он когда-либо бывал в «Логове тигра», хотя он знал, что бывал. Почти всю переднюю стену постоялого двора занимало окно, и вся клиентура была на виду. И если у кого-то не хватало рук, ног или зубов, все это компенсировалось оружием. На мужчинах, сидевших в пабе, блестели и сверкали пистолеты самых разных калибров и ножи любой длины, сохранившиеся гораздо лучше своих владельцев. То там, то тут виднелись покалеченные руки с согнутыми пальцами, деревянные ноги соседствовали с живыми ногами под столами, изрезанными и выдолбленными ножами, и в жестоком споре размахивали ампутированными до локтя конечностями с небрежно навязанными рукавами. Это были морские разбойники и уличные грабители.
Другими словами, публика была далеко не театральная.
Колин удивился, что ему не выпустили кишки сразу, как только он тогда посмел показаться здесь. Однако эти люди по-настоящему ценили человека, который мог выпить, покупал выпивку и щедро делился ею. Колин мог себе это позволить.
– Мы войдем через кухню, – холодно сказала Мэдлин.
Интересно, оказывается, она хорошо знает план этого заведения. Хотя, что в этом странного, ведь здесь находится ее агент.
Колин склонил голову к груди, надвинул поглубже шляпу и сгорбился. Не глядя на него, серьезная и уверенная Мэдлин Гринуэй устремилась в переулок и проскользнула в дверь.
Стоило сделать вдох, чтобы получить представление о пабе: каждая сигара или трубка, которую когда-либо курили, каждая капля выпитого спиртного, пролитой в драке крови или жира, капавшего с мяса, оставили здесь свой запах.
Узкий коридор вел на кухню, где грязный мальчишка медленно вращал на вертеле кусок туши над огнем. Что это за животное, определить было трудно, но мясо блестело жиром и источало дивный аромат. Мальчишка вытер рукой сопливый нос, бросил взгляд в сторону обеденного зала, чтобы убедиться, что его никто не видит, и ткнул пальцем в соблазнительно пахнущую жирную тушу.
– Сэр, – тихо окликнула Мэдлин.
Мальчишка едва не подпрыгнул от страха и вины и круто повернулся к ним.
– Я ничего не трогал! – Он отдернул палец и сунул его в рот. Печально, но врать он пока не научился. Ему придется поработать над этим, если он собирается надолго задержаться в доках. «Ему лет семь», – подумал Колин.
– Вы не подскажете нам, сэр, где можно найти мистера Крокера? – ласково спросила у мальчишки Мэдлин.
Колин посмотрел на нее, сраженный таким тоном не меньше мальчишки. Тот смотрел на нее со смесью тоски и рассудительной оценки. Понятно, что ласковые голоса редко звучали в его жизни, но он обладал тем врожденным английским чутьем, которое позволяло ему сначала определить, что может означать для него ее присутствие, а потом, что он может от нее получить.
Мальчишка, вероятно, пришел к какому-то выводу, потому что решил улыбнуться и теперь казался очаровательным ангелом.
– Мистера или миссис Крокер, мэм?
– Вашего хозяина, молодой человек. Немедленно позовите мистера Крокера, – с ледяной холодностью отчеканил каждое слово Колин.
Мальчишка подпрыгнул, запнулся на месте и стрелой помчался в главный зал паба.
Мэдлин повернулась к Колину, неодобрительно хмуря брови. Он иронично коснулся пальцами края своей большой шляпы. Колин прекрасно знал, что заставит мальчишку, который неудачно врет и легко очаровывает, подпрыгнуть и бежать, и совсем не хотел тратить время на уговоры маленького негодника.
Мэдлин Гринуэй подошла к огню и рассеянно повернула вертел, чтобы жарившаяся туша не обгорела с одной стороны. В этом жесте было что-то напоминающее о доме, и это поразило Колина. Несмотря на их рискованную задачу, несмотря на то что у нее был пистолет, это было настолько по-женски, настолько просто.
Интересно, вернется ли он когда-нибудь к обычной жизни?
Они оба резко подняли голову, когда услышали приближающуюся легкую походку, тяжелые гигантские шаги и пронзительный шепот:
– …большой сердитый тип, – следом за которым появились Крокер и мальчишка. Колин отступил в узкий коридор, скрываясь в его тени.
Крокер, широкоплечий, лысый, как гриб, с длинными густыми бровями, выглядевший раздражённым и усталым, вытирал о фартук огромные руки. Но тут он увидел Мэдлин и замер.
На его лице одновременно можно было увидеть удовольствие и облегчение, ужас, удивление и замешательство, причем непонятно, чего было больше.
Наконец он справился с собой, и на лице его застыла приятная нейтральная маска.
– Иди, – обратился он к мальчишке, – помоги миссис Крокер убрать со столов. – Мальчишка мгновенно исчез. – Мисс Гринуэй, – подобострастно начал он и осекся, заметив взгляд «большого сердитого типа», стоявшего в тени коридора.
Кончиками пальцев Колин приподнял шляпу и торжествующе улыбнулся. Крокер уставился на него широко раскрытыми глазами, приоткрыв рот. Потом, к удивлению Колина, на его крупном лице появилось выражение необыкновенного удовольствия.
Мгновение спустя радость сменилась выражением неподдельного ужаса. Крокер развернулся, собираясь бежать.
Колин выбросил вперед руку, схватил Крокера за воротник и завел ему одну руку за спину. Этому приему он научился у Маркуса, который не раз проделывал такое с ним самим. Мэдлин достала пистолет и ткнула им в живот Крекеру.
– Где мы можем спокойно поговорить, мистер Крокер? – вежливо поинтересовался Колин.
– В кладовой, – пробормотал Крокер и мотнул: головой в сторону тяжелой деревянной двери, которая виднелась за углом.
Они повели Крекера мимо длинного деревянного стола и двух огромных плит, мимо висевших на стене кастрюль и сковородок, груды тарелок на буфете гигантских размеров, на котором лежали горы порезанного лука и картошки. Они вошли в узкую, с землистым запахом, комнату и плотно закрыли за собой дверь.
Колин огляделся в поисках чего-нибудь, чем можно заблокировать дверь. Здесь находились небольшой деревянный стол и стул, и он аккуратно засунул под ручку спинку стула.
Землистый запах исходил от закромов с луком и картошкой. В конце комнаты стояли мешки, видимо, с мукой, а рядом с ними – мешки поменьше, скорее всего с кофейными зернами и специями.
Колин отпустил воротник Крокера, Мэдлин отступила назад, опустив пистолет. Крокер встряхнулся, как будто почувствовал себя скомканным листом бумаги, и помахал рукой, проверяя ее работоспособность. Потом хозяин постоялого двора перевел взгляд с Мэдлин на Колина и обратно, пытаясь решить, что сказать.
– Миссис Гринуэй, – начал он, противно улыбаясь, – я… вы… вы живы.
– Почему вас это удивляет, мистер Крокер? – Голос Мэдлин звучал холодно, выразительно и властно.
Но Крокер, очевидно, пока не был готов ответить на этот вопрос, потому что другой вопрос казался ему намного серьезнее.
– Простите, что задаю этот вопрос, сэр… Вы мистер Колин Эверси? Правда?
Колин снял шляпу и поклонился, не сказав ни слова.
На мгновение показалось, что Крокер потерял дар речи. Его руки теребили фартук, губы дрожали, глаза округлились, мысок огромного ботинка ковырял землю. Потом он пришел в себя и со скромным достоинством произнес:
– Могу начать с того, что я вами… восхищаюсь, сэр, я ваш большой поклонник. Большой поклонник, мистер Эверси.
– Спасибо, мистер Крокер. – Колин не собирался оспаривать моральные аспекты восхищения осужденным убийцей. Восхищение могло оказаться полезной штукой.
– Мистер Крокер, мы бы хотели задать вам несколько вопросов, если не возражаете. – В голосе Мэдлин слышались металлические нотки. Видимо, она тоже не собиралась вступать в длинную дискуссию.
Хозяин постоялого двора переключил внимание на нее.
– О, миссис Гринуэй, я так рад, что вы живы. Вы знаете, что я и вашей работой восхищаюсь…
Ее работой? Колин обернулся к Мэдлин. У нее есть реальная основная работа?
Но все внимание Мэдлин было приковано к Крокеру.
– Мистер Крокер, – перебила она его, – оставим комплименты.
– Я никогда не видел ничего подобного. – Крокер с благоговейным трепетом потряс головой. Очевидно, ему было просто необходимо выплеснуть свое восхищение. – Я всегда говорил, что вы гениальны, всегда. Осветительные бомбы? Черный порох? Блестяще! Насколько я знаю, никто даже не ранен, кроме нескольких случаев апоплексических ударов и покалеченных лодыжек. Я горжусь, что на эту работу рекомендовал именно вас. И потом, посмотрите, мистер Эверси здесь, целый и невредимый! Я мечтать не мог, что именно с ним будет связано ваше задание! Я думал, что вы блестяще проявили себя, когда в прошлом году вернули ожерелье от любовницы лорда Гарретта. Или когда остановили банду Бридла из…
– Мистер Крокер, – раздраженно произнесла Мэдлин, – пожалуйста. Возможно, мой план был действительно блестящим, но его успех зависел от множества других условий, выполненных должным образом. И как вы знаете, одно условие не выполнено. Где мои деньги? Кто в меня стрелял? И почему вы предали меня?
Крокер вздохнул и опустил голову. Потом снова поднял глаза.
– Вы же знаете, миссис Гринуэй, у меня есть цена практически на все.
– Конечно, мистер Крокер. – Учитывая все обстоятельства, Мэдлин вела себя очень спокойно.
– Мне угрожали и обещали двадцать пять фунтов, миссис Гринуэй. Двадцать пять фунтов! За эти деньги мне надо было сказать, где вы будете с мистером Эверси в полдень, то есть раньше, чем вы этого хотели. Я не могу сказать, кто отправился на ваши поиски. И других денег тоже не будет, поэтому мне нечем с вами расплатиться. И поскольку я испытывав некоторые угрызения совести, поскольку мы так долго работали вместе… Но двадцать пять фунтов… Только безумец может их не взять.
Мэдлин подняла руку, ту, в которой не было пистолета, чтобы прекратить этот поток преступной откровенности.
– Я понимаю, мистер Крокер. Правда. За двадцать пять фунтов я и сама, возможно, сделала бы то же самое.
Колин медленно повернул к ней голову. Неужели она могла бы так поступить?
– Кто приходил к вам? – потребовала ответа Мэдлин. – Мужчина? Женщина? Кто?
– Видите ли, – помолчав, сказал Крокер, – говорят, вся английская армия будет брошена на ваши поиски, мистер Эверси. Говорят, за вашу поимку будет обещано вознаграждение, но неизвестно, что это будет за вознаграждение. Миссис Гринуэй, на вашем месте, я бы не возвращался в вашу квартиру, если бы хотел остаться в живых.
Крокер поджал губы, скрестил руки на груди и ждал. Мэдлин, видимо, точно знала, что он имел в виду и чего ждал.
– Мне нечем расплатиться с вами, мистер Крокер.
Колин знал, что это не совсем так. После того как она расплатилась с извозчиком деньгами, вырученными за его пуговицу, у нее оставалось по крайней мере три шиллинга.
Крокер вздохнул. Он явно сравнивал опасность разглашения информации со своим величайшим восхищением миссис Гринуэй, мистером Колином Эверси и собственным глубоким убеждением: никогда ничего не отдавать просто так, если на этом можно заработать.
Колина осенило.
– Мистер Крокер, могу я внести предложение…
Мистер Крокер щелкнул пальцами, на лице появилось радостное оживление.
– У меня есть предложение! Но мне нужно сначала выйти из этой комнаты. Если позволите мне уйти прямо сейчас, я клянусь, что вернусь с решением для всех нас.
Мэдлин и Колин бросили на него взгляд, полный скептицизма, и промолчали.
– Я клянусь, что вернусь к вам, – обиженно повторил Крокер, прижав руку к сердцу. – И ни одной живой душе не скажу о том, что вы здесь.
– Даже за двадцать пять фунтов? – поинтересовалась Мэдлин, но в голосе ее почти не было злобы.
– Даже за двадцать пять фунтов: Клянусь вам.
– Чем клянетесь, мистер Крокер? – устало спросила, Мэдлин.
– Головой собственной жены.
Брови Мэдлин цинично поползли вверх.
– Землей, на которой построен постоялый двор, – оправился Крокер.
Молчание. Мэдлин не опускала пистолет, направленный на мистера Крокера, который понятия не имел, что оружие безопасно. Колин тоже не произносил ни слова.
Крокер бросил тревожный взгляд в сторону двери. Как раз сейчас толпа тех, кто хочет выпить и пообедать, увеличится. Они готовы потратить деньги, дать волю чувствам и придумать какое-нибудь мерзкое дельце, в котором Крокеру тоже хотелось поучаствовать; работники будут увиливать of своих обязанностей, мальчишка будет периодически утирать нос, тыкать пальцем мясо и поворачивать вертел.
Крокер вздохнул.
– Миссис Гринуэй, я хочу помочь. У меня есть решение, которое может устроить нас всех. Мне просто надо взять кое-что и принести вам. Я вернусь. Ну что вы теряете? Все качнут думать, куда я делся, и пойдут меня искать.
У него было великолепное преимущество.
– Идите, – просто сказал Колин. Мэдлин быстро повернула голову, и он почувствовал обжигающий взгляд ее темных глаз.
Крокер посмотрел на Мэдлин, на пистолет, потом опять на Колина. В его глазах читалась просьба о помощи, и, похоже, в лице Колина он искал поддержку.
– Идите, – повторил Колин и многозначительно посмотрел на Мэдлин.
Мэдлин медленно опустила руку, державшую бесполезный пистолет.
– Я вернусь, – прошептал Крокер, – обещаю.
Дверь закрылась со щелчком. Мэдлин повернулась к Колину:
– Как вы посмели…
– Подскажите другое решение.
– Это было правильное решение, – вспыхнула Мэдлин. – Но вы не посмеете принимать никаких решений, до тех пор пока сами пользуетесь моими услу…
Они оба резко повернулись на звук открывающейся двери. В кладовую проскользнул Крокер, в руках он держал так же нежно, как ребенка, плакат. Дорогой плакат, полученный оттиском изображения с деревянной доски.
Он положил его на стол, бережно разгладил. Извлек из кармана фартука запечатанный пузырек чернил, перо для письма и крошечную горстку песка, которую насыпал на стол.
Колин посмотрел на плакат.
На нем был изображен он сам, красивый, с рогами, в высоких облегающих сапогах. На этом плакате у него не было ножа. Он обнимал роскошную чувственную женщину. Вероятно, за этот плакат Крокер отдал немало денег.
Колин испытал мгновение иронического триумфа. Мэдлин Гринуэй думала, что он все испортит, станет обузой, а ведь именно свой автограф на плакате он и собирался предложить Крокеру.
Гораздо лучше, что Крокер подумал об этом сам. До Маркуса Колину было далеко, но он кое-что понимал в делах.
– Мистер Эверси, не знаю даже, как попросить вас об этом. Но… Не будете ли вы так любезны подписать… – Он с надеждой и мольбой посмотрел на Колина.
Сувениры с его казни найдут свое место в музеях и частных коллекциях. Спросом будет пользоваться все: кусочки веревки, слепки с лица, пряди волос. Однажды, возможно, в самое ближайшее время, мистер Крокер сможет продать этот плакат на нелегальном рынке за весьма приличную сумму размером с небольшое состояние.
Он будет стоить еще дороже, пока Колина Эверси не найдут. И это защитит их по крайней мере от намерения мистера Крокера рассказать о том, где они находятся. Хорошо, что обещание вознаграждения за его поимку до сих пор остается на уровне слухов.
– Нам нужны одеяла, еда, вода, порох и пули для пистолета пятидесятого калибра, – произнес Колин, загибая пальцы.
Крокер моргнул и наклонил голову, обдумывая список.
– Хорошо, – легко согласился он.
– Безопасность на этот вечер… – продолжил Колин, загнув еще один палец.
В ответ на это требование Крокер заколебался, поцокал языком и заявил:
– Только на эту ночь. Можете остаться здесь, в этой комнате, среди лука и мешков с мукой. Я сюда никого пущу. Но до рассвета вы должны уйти.
– Договорились, – согласился Колин. – Но нам необходимы спички, кремень, трутница,
type="note" l:href="#n_1">[1]
свечи.
– И мазь зверобоя, – добавила Мэдлин.
Крокер с Колином посмотрели на Мэдлин. Потом Крокер перевел взгляд на Колина, ожидая подтверждения. Очевидно, в данный момент только ему можно было раздавать указания.
Колину показалось, что он слышит, как гудят мозги в голове Мэдлин, хотя выражение ее лица оставалось невозмутимым. Ему самому по какой-то непонятной причине доставляло удовольствие просить простые вещи и получать их. Это немного напоминало подготовку к охоте.
– И мазь зверобоя, конечно, если она у вас есть, мистер Крокер.
– Хорошо.
– Никто не должен знать, что мы здесь, – предупредил Колин.
– Об этом не узнает ни одна живая душа, мистер Эверси. Я должен обезопасить свое вложение денег. – Крокер с любовью погладил плакат. – В эту комнату без моего разрешения никто не войдет.
– Вот и замечательно. Я с удовольствием подпишу ваш плакат завтра утром, перед тем как мы уйдем. Ни минутой раньше. Теперь расскажите нам, пожалуйста, о человеке, который предлагал вам двадцать пять фунтов, чтобы, мы с миссис Гринуэй могли… обсудить это сегодня вечером. – В голосе Колина прозвучала ирония.
– Слуга, – быстро ответил Крокер. – Он был в костюме. Форменная одежда. – Руки Крокера пытались что-то показать пренебрежительными волнообразными движениями на теле, очевидно, изображая пышный наряд незнакомца. – И в парике. – Руки метнулись к лысой голове.
«Лакей», – подумал Колин. Даже когда они были наряжены в ослепительную ливрею, люди почему-то все равно не замечали их. Они всегда являются частью декорации, поэтому слуга в этой ситуации прекрасно подходит на роль посыльного.
– Какие цвета преобладали в костюме?
– Кафтан синего цвета, расшитый галунами, панталоны, ботинки с пряжками и на каблуке. Все, как всегда.
После этих слов повисла напряженная тишина.
– Я… прошу прощения, – нарушил тишину стальной голос Мэдлин. – Что вы имели ввиду?
– Это был тот же парень, который до этого приносил для вас деньги, миссис Гринуэй.
– Тот, который заплатил мне за освобождение Колина Эверси, теперь хотел моей смерти?
– Похоже, что так, – подтвердил Крокер, – впрочем, не могу утверждать, что речь шла о смерти.
– Кто-то стрелял в меня, Крокер.
– В таком случае я рад, что он промахнулся, – заявил Крокер. В его мире люди все время стреляли, и результаты были разными. – Не знаю, кто приходил вместо меня, если только это не лакей стрелял в вас. Могу сказать, что мне хорошо заплатили, чтобы я не встречался с вами сегодня. Двадцать пять фунтов, – повторил он, словно оправдываясь. – Я сделал собственные выводы и предположил худшее.
– Может, у него были какие-то приметы? – поинтересовался Колин.
– Это слуга, мистер Эверси, ничем не отличающийся от других, – ответил Крокер.
Мэдлин пренебрежительно фыркнула.
– Вы помните цвет его глаз? – попытался хоть что-то узнать Колин. – Может быть, у него на лице были шрамы? Необычайно высокий рост? Косая сажень в плечах? Меня интересуют мельчайшие подробности, мистер Крокер.
– У него был такой подбородок, как… – Крокер сжал свой подбородок, образовав две небольшие складки. – Одним словом, напоминает задницу.
– Ямочка на подбородке? Раздвоенный подбородок?
– Не столько раздвоенный, сколько неровный, мистер Эверси. И синие глаза, в тон его кафтану.
Это наблюдение вызвало онемение у Колина и Мэдлин. Крокер вздохнул.
– Это все моя жена. Если у вас однажды появится жена, вы тоже будите так рассуждать, мистер Эверси, попомните мои слова. Это сочетается с этим или с тем и так далее. Женщины так и говорят. Она заставляет меня смотреть на вещи и высказывать свое мнение. Скоро она превратит меня в женщину. Вот в это верилось с трудом.
– Синие глаза и раздвоенный подбородок. Спасибо, вы нам очень помогли, мистер Крокер. А рост? Он такой же высокий, как я? Или вашего роста? – Лакеи обычно высокого роста, по крайней мере, в богатых домах, которые могли позволить себе самых высоких лакеев с тонкими икрами ног.
И если этот лакей служил в доме, о котором подумал Колин, то они могли себе позволить подобрать симпатичных высоких лакеев.
– Роста он примерно вашего, мистер Эверси, может быть, чуть пониже.
У Колина был еще один, самый важный, вопрос.
– Вы обратили внимание на его чулки?
Мэдлин посмотрела на Колина.
– Светло-голубые, не белые… Как… молоко, с которого сняли сливки. И шелковые, – с готовностью ответил Крокер, поскольку его постыдная осведомленность в вопросах одежды уже перестала быть тайной.
Ну что ж, это действительно был лакей из дома графа Малмси. Захватывающе, учитывая историю с графиней.
– Спасибо, мистер Крокер. Мы увидим вас собственной персоной?
– Конечно, мистер Эверси. – Крупный лысый мужчина попятился, и дверь захлопнулась.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные удовольствия - Лонг Джулия Энн



Книга просто супер, удивительно что нет комментариев. Мне понравилось абсолютно все, сюжет, герои, диалоги. Главные герои, особенно хороши, их отношение друг к другу. Мэд такая добрая, отзывчивая и в то же время смелая. Колин просто душка. И финал красивый. Не приторный, а реально счастливый. Твердая 10.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия Эннната
6.11.2012, 6.57





Если понравилось, прочтите "Ловушку страсти",об ЖеневЬеве. Это Супер!!!Есть еще "Опасный поцелуй" и "граф-пират" из этой серии. Может, подскажете где найти книгу-3,или хотя-бы,как называется.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннНELL
6.11.2013, 14.16





Хороший роман, с удовольствием провела время, рекомендую читать.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннЕлена
5.11.2014, 3.08





Ах, как жаль, что на этом сайте нет " Ловушки страсти" этого же автора! Это очаровательный роман с изящными диалогами, а главное, героиня добровольно, без заламывание рук идет в эту ловушку, чтоб познать м м м" вершину блаженства"( так, кажется, в ЛР называют ха а ароший, качественный, продолжительный акт, пардон за сравнение!). А самое интересное и занимательное- то, что после него они ведут обычный житейский разговор, что для ЛР - нонсенс. Я, по крайней мере, не встречала. Разговаривают, как два нормальных человека. И еще герцог очень поэтично описывает ощущение от " восторга": "Если мне будет хорошо, я буду выражать это слово твоим именем-" Женевьева!"
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннЕлена Ива
17.12.2014, 19.37





Согласна с выше написанным комментарием! Очень понравилась "Ловушка страсти" ! Сначала, когда прочитала аннотацию, то, подумала, что всё это уже было: герой мстит и собрался соблазнить сестру обидчика... Ну, таких сюжетов полным-полно... А потом всё повернулось очень интересно и написано тоже оригинально.И герои такие адекватные...не злодеи-садисты обольстители, не истеричные девственницы.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннМарина.
17.12.2014, 22.11





Марина, приятно читать коммент, созвучный моему. Меня немного... Насторожила разница в возрасте, его бледная кожа( всё же сидит в нас стереотип смуглых " красавцОв" с Карибского бассейна,),но я прощаю ему за его ум , хороший тактический ход в обольщенииЖеневьевы, ну, и то, что он сдержался и не дал пинка Йену по голому заду, когда тот вылезал в окно! Я б... Пых- пых- пых!
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннЕлена Ива
17.12.2014, 22.27





Красавцев,пардон, голый зад!
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннИва Еле
17.12.2014, 22.49





Елена Ива, спасибо Вам за весёлый комментарий ))) и за указку на роман "Ловушка" Я, собственно, его поэтому и быстренько прочитала потом... А что касается бледного тела...то, тут у меня неувязочка вышла в воображении. Потому, что в сцене под деревом у крикетного поля, когда герцог положил свою руку на руку Женевьевы, описывается, что его рука была смуглой и тёмной на контрасте с её рукой... А потом вдруг его белое тело. Так потом и представляла героя очень странно: светлая кожа и тёмные кисти рук...))) Может, конечно, он так загорел...Или героиня была белее белого...
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннМарина.
18.12.2014, 9.40





Очаровательный роман. Нестандартный сюжет, интересные герои с чувством юмора. Рекомендую почитать.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннElen
19.12.2014, 12.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100