Читать онлайн Опасные удовольствия, автора - Лонг Джулия Энн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные удовольствия - Лонг Джулия Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные удовольствия - Лонг Джулия Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные удовольствия - Лонг Джулия Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лонг Джулия Энн

Опасные удовольствия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Слова проникли сквозь оцепенение, в которое Колин, сам того не понимая, впал, и он едва не возмутился этим вмешательством, потому что ощущал теперь болезненную настороженность.
«Около пятого стражника споткнись и падай». По ту сторону лестницы, ведущей из тюрьмы к двери должников, был Центральный уголовный суд Олд-Бейли, эшафот, тысячи ожидающих англичан и вечность. «Или что-то в этом роде», – думал Колин. Он не успел ничего обдумать, как палач подтолкнул его к лестнице. Ноги не слушались Колина, словно невидимые кандалы мешали ему идти. Казалось, время обрело вязкость. Он проталкивался сквозь него как медленный пловец, глядя на эту бесконечную, но все же имеющую свой предел лестницу, затем поднимаясь по ней и мучительно преодолевая каждую ступеньку.
Он почти добрался до самого верха, когда услышал низкий гул.
На долю секунды в этом звуке ему послышался шум моря, который можно услышать, только если очень тихо стоять на краю Пеннироял-Грин.
Через мгновение Колин понял, что это гудят голоса тысяч людей, которые столпились там за дверью, чтобы увидеть его казнь.
Еще два шага, и они миновали дверь должников и оказались на эшафоте.
Колин глотнул свежего воздуха и увидел солнечный свет. Он моргнул и закрыл глаза, защищаясь от слепящего солнца. Но потом заставил себя их открыть.
Толпа увидела его и взорвалась ликующими криками и возгласами одобрения. Море людских лиц было повернуто в его сторону, все они распевали песни о нем, произнося его имя. Для него были надеты все эти воскресные пышные наряды и создано праздничное настроение.
Колин слегка поклонился. Песни умолкли, возгласы одобрения переросли в рев.
Внизу блестели на солнце наконечники штыков и копий в руках у солдат, выстроившихся вдоль эшафота, чтобы держать под контролем беснующуюся толпу. Стражники.
«Около пятого стражника споткнись и падай». Ему и раньше приходилось в жизни считать. Считать, прежде чем выстрелят дуэльные пистолеты. Считать перед состязаниями по ходьбе и скачками. Мысленно считать, чтобы не взорваться раньше времени, когда рядом с ним в постели прекрасная женщина.
Но ему никогда не приходилось вести подобного счета.
И пока толпа визжала «Снимите шляпы!» тем счастливчикам, которые оказались близко к виселице, Колин стал считать наконечники штыков. Пока он шел, он слышал, как толпа на разные голоса распевала его имя. Он прошаркал мимо первого стражника. Ему казалось, что ноги по-прежнему существуют отдельно от тела и только какая-то внешняя сила толкнула его вперед мимо второго стражника.
– Колин! – послышался визгливый женский голос. – Храни тебя Бог, парень!
Колин поравнялся с третьим охранником. Тот повернулся и бросил на него безразличный взгляд. В ямочке у него на щеке Колин заметил родинку.
Теперь он совсем не слышал толпы и не видел ее. Он слышал только цифры и то, как пульсирует у него в ушах кровь, нагнетаемая бешеным ритмом ударов сердца.
Штык четвертого стражника блеснул на солнце ярким огнем и на мгновение ослепил Колина. Он остановился и перевел дыхание. Потом шагнул в пятому стражнику, зацепился мыском, споткнулся и упал на одно колено.
Позади эшафота раздался гигантской силы взрыв.
Пронзительные крики толпы поглотил грохот второго взрыва, прогремевшего на этот раз где-то в толпе. Затем послышались взрывы, один за другим. После каждого взрыва поднимался огромный столб ядовитого серого дыма, клубясь и обволакивая собой Олд-Бейли, пока небо из голубого не стало серым.
В считанные секунды толпа пышно разодетых жителей Лондона превратилась в одно целое визжащее и колышущееся существо с тысячами рук и ног.
Колин закашлялся и попытался встать, но из-за связанных веревками рук не смог удержать равновесия и снова упал на одно колено. Он запрокинул голову, пытаясь сделать вдох. Сквозь дымовую завесу он мельком увидел солдата номер пять с разинутым ртом, который тщетно пытался услышать что-либо в этом хаосе.
Солдат пропал из виду, когда на голову Колина грубо натянули мешок.
Спустя мгновение он почувствовал на себе невидимые руки. Они были повсюду: резко подняли его, потом взяли под мышки и за ноги и потащили головой вниз с эшафота.
Те, кто взял Колина в плен, бросились в обезумевшую людскую толпу, пришедшую посмотреть казнь, и спасли от виселицы Колина Эверси.
– Сукин сын!
Айзая замер. Из всех вульгарностей, которые он мог произнести в обществе, кто бы догадался, что именно эта ждала своего часа в укромном уголке его мозга? Но когда речь шла о семье Эверси, он полагал, что этим все сказано.
Он слышал взрывы, видел дым и понял: сегодня казни не будет. Айзая медленно повернулся.
Рука Виолетты с иглой и ниткой замерла на полпути к вышивке. Рука сына зависла над ферзем на шахматной доске. Неужели он собирался выиграть? Или мошенничал?
Все они смотрели на него. «Это чем-то напоминает Помпеи», – подумал Айзая. Словно один эпитет обездвижил их на целую вечность.
Айзая перевел взгляд на Фанчетту, ожидая увидеть укоризненный румянец на щеках или беспокойно сжимающиеся и разжимающиеся пальцы на коленях. Так было всегда, когда она чувствовала неуверенность.
Но руки Фанчетты спокойно лежали на обтянутых серым шелком коленях. Интересно, сколько стоит это платье?
– Я думаю, казни сегодня не будет, – сухо сказал Айзая.
– Колин Эверси такой симпатичный, – подала голос Виолетта, – как можно его повесить?
– Виолетта! – возмутилась кузина. Взгляды всех, кто был в комнате, устремились к Виолетте, которой это очень нравилось.
Айзая подумал было, что это разрядило напряженную тишину в комнате, но нет, на некоторое время она снова воцарилась.
Поэтому когда Фанчетта дважды хлопнула в ладоши, в звенящей тишине этот звук показался сродни взрывам на улице.
Рядом с ней появился человек в дорогой ливрее, расшитой золотом. Это тоже являлось одной из причин, по которой Айзая лишил жену содержания.
– Принесите еще хереса для всех, Освальд. Не вижу причины, почему бы вам не выпить за семью и за то, что мы вместе. Но боюсь, вам придется сделать это без меня. У меня очередной приступ головной боли, и я пойду к себе в комнату на время.
Дети искренне обожали мать. Она поднялась и вышла из комнаты, шурша шелком и слыша шепот сочувствия.
Айзая нахмурился, глядя ей вслед, затем подошел к Майлзу и сел напротив.
Сквозь волокна мешка Колин мог только с трудом дышать и с трудом смотреть. Он видел лишь тени и цветные пятна – людей или здания, – пока те, кто его нес, пробирались сквозь толпу. Отовсюду слышался шум: визжали женщины, откуда-то доносилась ругань, гул голосов и топот ног.
Они миновали кучку людей, которые пьяными голосами пели:
Похоже, мы никогда не увидимСмерть Колина Эверси…
Эта проклятая песня жила своей жизнью.
Веревки врезались в запястья, руки онемели, но Колин держался изо всех сил, поскольку это было лучше, чем болтаться на виселице. Он пытался избавить разум от боли и неразберихи, но мысли путались. Что пользы от мыслей, если его в любой момент могли посадить на штык?
Но этого не случилось.
В дыму и беспорядке он вполне мог сойти за какого-нибудь парня, потерявшего сознание, которого выносят из этой свалки его товарищи. И этот мешок, укрывавший его с головы до плеч, был весьма кстати. Весь этот хаос был явно спланирован.
«Все ради меня».
Колин наконец осознал, что можно сделать, чтобы установить последовательность в сложившейся ситуации. Он насчитал сорок один шаг, прежде чем его резко подняли повыше, когда похитители завернули за угол, и семьдесят три шага, прежде чем они снова резко повернули.
Через сто восемь шагов они неожиданно остановились, и теперь Колин слышал только их шумное дыхание. Он закашлялся внутри пыльного мешка. Послышался щелчок, затем скрип открывающейся двери, и Колина куда-то затащили, как дорожный сундук, чтобы потом бросить в трюм корабля.
Когда дверь захлопнулась, Колин почувствовал себя так, словно на него натянули еще один мешок: жара и духота. Ему пришло на ум, что он больше не чувствует рук, плечи горят и под мышками болит.
В замке повернулся ключ, и Колина опять подняли и понесли по деревянной лестнице ногами вперед. Каждый шаг тяжелых ботинок, которые принадлежали, судя по глухому звуку и скрипу дерева, очень тяжеловесным людям, сотрясал тело Колина. Он закусил губу, чтобы не застонать от боли.
Он попытался вздохнуть, но мешковину засосало в ноздри. Колин попытался фыркнуть носом, чтобы избавиться от нее, и в этот момент его бесцеремонно повалили на стул, две огромные руки поддержали за плечи, когда он стал клониться вперед, и он остался один.
Он понял это, потому что слышал, как простучали вверх по лестнице тяжелые сапоги. Дверь захлопнулась, щелкнул замок, и наступила звенящая тишина.
В попытке хоть как-то упорядочить мысли Колин тряхнул головой. Не помогло. Колин вспомнил толпу, собравшуюся поглазеть на казнь.
Его казнь.
Каким-то чудом он остался жив. Жив! Душа его пела, и он попытался сделать глубокий вздох, наклонив голову вниз, чтобы грубые волокна мешка не попали в нос: Вдохнув, он почувствовал едва различимые запахи: горелой древесины и смолы, плесени и несвежего лампового масла. Лаванда. Какой-то кислый запах, как от пролитого вина. Лаванда?
Колин замер. Может, он умер, и небеса, – пусть кто-то скажет, что небеса – не для него, но Колин верил, что Создатель всех распределяет честно. Он полагал, что небеса пахнут не лавандой, а лошадьми, бренди и морским воздухом.
Колин сделал еще один вдох и снова почувствовал запах лаванды: легкий, немного терпкий на фоне всех остальных запахов, такой же неуместный, как лепестки роз на обуглившихся руинах. И если только этот букет не прислали в честь его прибытия, то…
С ним в комнате находилась женщина. Через несколько секунд она сдернула мешок с его головы.
Колин повернулся, но женщина находилась у него за спиной, и он не сразу ее увидел. Она потянула веревки, стягивавшие локти Колина. Узлы потихоньку слабели, пока…
Боже милосердный!
Кровь начала поступать по сосудам онемевших рук, и он почувствовал мучительное покалывание.
Колин зажмурился, делая поспешные вдохи, закусил губу, на лбу выступил пот. Женщина продолжала распутывать веревки.
Когда боль стала напоминать уколы острыми иглами, а в коже и мышцах возобновилась циркуляция крови, Колин открыл глаза, пытаясь различить в темноте очертания предметов.
Две толстые прямоугольные деревянные опоры, опутанные кружевом паутины. Миллионы частичек пыли клубились в единственном узком пучке света, проникавшем в комнату из… А, это окно, спрятанное за поставленными один на другой деревянными ящиками. Здесь же виднелись бочонки.
Скорее всего, они находятся в подвальном помещении.
Колин стал лихорадочно соображать. Кто? Где? Зачем? Не все ли равно. Главное – он все еще жив.
Губы его раскрылись, и с них слетело одно-единственное слово:
– Луиза…
Колин растерялся. Женщина у него за спиной замерла и на мгновение перестала развязывать узлы.
– Я не Луиза, – с иронией ответила она. – Но поскольку наше знакомство будет кратковременным, не имеет значения, как меня, зовут.
Колин замер, прислушиваясь к тембру ее голоса, словно в нем крылись поддающиеся расшифровке секреты. В этом голосе были глубина и зрелость, утонченность и хрипотца. И никаких эмоций. Отчужденность и самоуверенность, звучавшие в ее голосе, сделали бы честь любому мужчине.
Колин не мог припомнить ни одной женщины, которая относилась бы к нему с откровенностью. И ему вдруг захотелось узнать, красива ли она.
Он услышал мягкое шуршание ее юбок и попытался пошевелить локтями: они были свободны. Теперь, когда кровоснабжение восстановилось, он чувствовал каждый дюйм своих рук. Но когда он попробовал развести руки, оказалось, что она пропустила одну веревку через связанные запястья и привязала его к спинке стула.
К счастью, Колин заплатил палачу шиллинг, чтобы веревки на запястьях не были туго завязаны.
Теперь женщина сместилась влево от него, и он проследил за ней взглядом.
Кажется, симпатичная, обрадовался Колин, хотя в полумраке угадывались только ее очертания. Стройная, быстрая, ловкая.
Колин тайком повернул запястье, пытаясь освободить его, и запястье выскользнуло из веревки.
– Кто вы? – Его собственный голос потряс Колина: безжизненный, едва слышный.
Женщина помедлила, потом шагнула к бочке и потянулась за кружкой, стоявшей на ней. В этот момент она попала в узкий пучок света, и Колин с сожалением отметил, что ничего симпатичного в ней нет. При тусклом свете он заметил резкие черты лица, слишком широкий лоб и тяжелый подбородок.
Он продолжал освобождать запястья.
Мэдлин Гринуэй повернулась к человеку, за чье освобождение ей заплатили. Он был известен под именем Колина Эверси, Дьявола из Суссекса. Рога она пока не заметила, но здесь было довольно темно.
– Кто я такая, тоже не имеет значения, мистер Эверси, поскольку наше знакомство будет…
– Кратковременным, – резко перебил ее Колин. – Вы уже говорили это. Зачем…
Она сунула ему кружку воды:
– Пейте. Вряд ли я смогу ответить на ваши вопросы, поэтому поберегите лучше силы и наберитесь терпения. Скоро вы получите ответы на все интересующие вас вопросы.
Он бросил на нее недобрый взгляд тусклых глаз и понюхал предложенную кружку. Интересно. В этих обстоятельствах она поступила бы точно так же. Он совсем не дурак, этот мистер Эверси, даже если заколол человека в драке и по глупости попался.
– Это вода, – заметила Мэдлин. – Всего лишь вода.
Колин Эверси выразительно посмотрел на нее и кивнул. Она поднесла кружку к его губам и увидела, как задвигался у него кадык, пока он жадно глотал воду. Заметив, что он утолил жажду, Мэдлин убрала кружку.
– Развяжите меня. – Он тяжело дышал.
Это было требование, замаскированное под вежливую просьбу. Смешно, учитывая его обстоятельства.
– А меня просили оставить вас связанным. – Мэдлин даже не пыталась скрыть своего веселья. Она знала, что Колин Эверси – настоящий джентльмен, поняла это по произношению гласных и согласных звуков, видела это в повороте головы и посадке плеч.
Из складок платья она достала круглые часы и, положив их на ладонь, поднесла к узкому пучку света, стараясь рассмотреть римские цифры. Она собиралась задержаться здесь ровно столько, чтобы успеть убедиться, что Колин Эверси благополучно доставлен и надежно связан. К двум часам ей надо прибыть в «Логово тигра», чтобы получить у Крокера окончательный расчет в сто пятьдесят фунтов. Конечно, эта сумма меньше той, которую получит сам Крокер. Она просила его не сообщать о местонахождении Колина Эверси своему анонимному работодателю до половины второго дня.
К тому времени, когда этот аноним прибудет сюда, в тщательно выбранный ею заброшенный подвал сгоревшего постоялого двора, она уже исчезнет.
Дальнейшая судьба Колина Эверси ее не интересовала.
Работа над этим дерзким триумфальным освобождением отняла у нее две недели. Она кропотливо и днем, и ночью составляла план и продумывала детали. Следующие несколько минут, станут самыми длинными в ее жизни.
Но скоро она окажется на корабле, рассекающем волны Атлантического океана, и через несколько недель сойдет на американскую землю, маленькая, как зернышко, никому не известная, и начнет строить свою жизнь заново.
В адвокатской конторе в той части Лондона, где она никогда не сможет себе позволить жить, ждут ее подписи бумаги, а в штате Виргиния ее ждет ферма и новая жизнь, которую она так давно собиралась начать.
Как только она внесет оставшиеся деньги. Это она сделает сегодня днем.
– Кто просил вас оставить меня связанным?
Восемь минут. Хоть бы он замолчал.
– Терпение, мистер Эверси, еще немного, и вы получите ответы на все вопросы.
Она потянулась за метлой, которую поставила рядом с бочками возле окна. Окно было около трех футов в ширину и чуть больше фута в высоту, Мэдлин на прошлой неделе ловко заляпала его грязью. Оно выходило в узкий зловонный переулок, популярный у проституток и пьяниц. Мэдлин проверила, чтобы бочки для сбора дождевой воды тоже стояли перед окном, маскируя его. В данный момент они до краев были наполнены застоявшейся водой и бог знает чем еще. Короче говоря, для окружающего мира этого окна не существовало.
На той же неделе она методично очистила внешнюю сторону деревянной рамы напильником и теперь с помощью старых веревок, прикрепленных к нему, могла вытащить окно из стены целым и невредимым. Она приставила к окну поставленные один на другой ящики, чтобы сделать импровизированную лестницу, которая выдержит ее вес. Так она собиралась покинуть помещение: через окно, быстро и незаметно появившись в уличной толпе, позволив людскому потоку нести ее к Крокеру и новой жизни.
Она взяла метлу, но в этот момент сзади скрипнул стул. Она быстро повернула голову в сторону Колина, как раз когда он тоже повернулся и посмотрел на нее. Ее прищуренный взгляд встретился с взглядом его прозрачных глаз. Он замер без движения, словно его скрутила боль при повороте.
Красивая.
Колин наконец убедился в этом. Скорее почувствовал это нутром, чем увидел глазами, и ошеломленный замер на мгновение.
Потом женщина с помощью ручки метлы задвинула деревянный ящик к окну, и они оказались в полной темноте. В это время Колин как раз освободил от веревок обе руки.
Он услышал тихий металлический звон. Это был звук поднимаемой ручки лампы, затем послышался удар кремня, и комнату осветил слабый дрожащий свет лампы, стоявшей на бочке. Он едва освещал Колина и незнакомку, а также лестницу; что вела к двери.
Она снова достала часы и только поднесла их к лампе, чтобы уточнить время, когда послышался звук поворачиваемого ключа в замке. Женщина так быстро метнулась к двери, что Колин почувствовал легкий ветерок от колышущихся юбок, но потом беззвучно замерла. Она явно была удивлена, и Колину казалось, что он слышит, как лихорадочно работает ее мозг, оценивая ситуацию. Поскольку до сих пор все ее движения были выверенными, отточенными и спланированными, это обеспокоило Колина. Хотя он до сих пор не знал, друг она или враг.
Он замер, когда ручка двери опустилась, и, тихонько скрипнув, дверь медленно открылась. Внутрь проник луч света, глоток свежего воздуха… и послышался чей-то шаг, затем еще один и кто-то вошел.
Дверь скрипнула, закрываясь под собственной тяжестью, но вошедший ногой остановил ее. Прямоугольник света у входа отбрасывал на стену огромную тень в плаще и шляпе.
У Колина зашевелились волосы на затылке. Он напрягся и стал очень медленно подниматься со стула, который, к счастью, даже не скрипнул. Женщина даже не повернулась в его сторону, она смотрела на дверь.
– Гринуэй? – послышался хриплый баритон. «Голос изменен», – догадался Колин. Женщина промолчала, но Колин услышал какой-то шорох и тут же определил источник шума. Он опустил глаза и увидел, что руки женщины незаметно шарят в юбках.
– Мэдлин Гринуэй? – повторил хриплый голос.
Она застыла на месте.
– Задание выполнено, – ответила она.
Тень слегка сместилась, как и предполагал Колин. Чтобы выполнить задание, ей надо было лишь правильно определить местонахождение Мэдлин.
Колин бросился Мэдлин под ноги, как раз в тот момент, когда раздался выстрел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные удовольствия - Лонг Джулия Энн



Книга просто супер, удивительно что нет комментариев. Мне понравилось абсолютно все, сюжет, герои, диалоги. Главные герои, особенно хороши, их отношение друг к другу. Мэд такая добрая, отзывчивая и в то же время смелая. Колин просто душка. И финал красивый. Не приторный, а реально счастливый. Твердая 10.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия Эннната
6.11.2012, 6.57





Если понравилось, прочтите "Ловушку страсти",об ЖеневЬеве. Это Супер!!!Есть еще "Опасный поцелуй" и "граф-пират" из этой серии. Может, подскажете где найти книгу-3,или хотя-бы,как называется.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннНELL
6.11.2013, 14.16





Хороший роман, с удовольствием провела время, рекомендую читать.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннЕлена
5.11.2014, 3.08





Ах, как жаль, что на этом сайте нет " Ловушки страсти" этого же автора! Это очаровательный роман с изящными диалогами, а главное, героиня добровольно, без заламывание рук идет в эту ловушку, чтоб познать м м м" вершину блаженства"( так, кажется, в ЛР называют ха а ароший, качественный, продолжительный акт, пардон за сравнение!). А самое интересное и занимательное- то, что после него они ведут обычный житейский разговор, что для ЛР - нонсенс. Я, по крайней мере, не встречала. Разговаривают, как два нормальных человека. И еще герцог очень поэтично описывает ощущение от " восторга": "Если мне будет хорошо, я буду выражать это слово твоим именем-" Женевьева!"
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннЕлена Ива
17.12.2014, 19.37





Согласна с выше написанным комментарием! Очень понравилась "Ловушка страсти" ! Сначала, когда прочитала аннотацию, то, подумала, что всё это уже было: герой мстит и собрался соблазнить сестру обидчика... Ну, таких сюжетов полным-полно... А потом всё повернулось очень интересно и написано тоже оригинально.И герои такие адекватные...не злодеи-садисты обольстители, не истеричные девственницы.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннМарина.
17.12.2014, 22.11





Марина, приятно читать коммент, созвучный моему. Меня немного... Насторожила разница в возрасте, его бледная кожа( всё же сидит в нас стереотип смуглых " красавцОв" с Карибского бассейна,),но я прощаю ему за его ум , хороший тактический ход в обольщенииЖеневьевы, ну, и то, что он сдержался и не дал пинка Йену по голому заду, когда тот вылезал в окно! Я б... Пых- пых- пых!
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннЕлена Ива
17.12.2014, 22.27





Красавцев,пардон, голый зад!
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннИва Еле
17.12.2014, 22.49





Елена Ива, спасибо Вам за весёлый комментарий ))) и за указку на роман "Ловушка" Я, собственно, его поэтому и быстренько прочитала потом... А что касается бледного тела...то, тут у меня неувязочка вышла в воображении. Потому, что в сцене под деревом у крикетного поля, когда герцог положил свою руку на руку Женевьевы, описывается, что его рука была смуглой и тёмной на контрасте с её рукой... А потом вдруг его белое тело. Так потом и представляла героя очень странно: светлая кожа и тёмные кисти рук...))) Может, конечно, он так загорел...Или героиня была белее белого...
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннМарина.
18.12.2014, 9.40





Очаровательный роман. Нестандартный сюжет, интересные герои с чувством юмора. Рекомендую почитать.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннElen
19.12.2014, 12.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100