Читать онлайн Опасные удовольствия, автора - Лонг Джулия Энн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные удовольствия - Лонг Джулия Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные удовольствия - Лонг Джулия Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные удовольствия - Лонг Джулия Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лонг Джулия Энн

Опасные удовольствия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Мистер Паллатайн оказался желтовато-коричневого цвета, немного блестел и свешивался с подставки. Пальцы ног болтались близко у пола, голова свисала так, что подбородком почти касалась ребер. Другими словами, это был человеческий скелет, только необыкновенно высокого роста.
– Он – предмет моих поисков, – сообщил доктор, рассматривая его так, как другие, возможно, рассматривают «Мону Лизу».
Доктор посмотрел на Колина и Мэдлин с явным удивлением.
– Вы думаете, что я вампир.
Колин в этом нисколько не сомневался, но промолчал. Доктор вздохнул.
– Позвольте мне объяснить. Как доктор, который учит других, я должен постоянно совершенствоваться в профессии, а для этого нам, докторам, необходимо препарировать трупы. Особенно трупы тех, кто умер от интересных заболеваний.
«Только доктора считают болезни интересными», – подумал Колин.
– Например, я сомневаюсь, что в вашем трупе будет что-нибудь ужасно интересное, мистер Эверси. Вы прекрасно выглядите, но вы – обычный человек и, похоже, здоровый. Вы были бы полезны в самом простом смысле, но я сомневаюсь, что с вашей помощью я бы добавил что-то в копилку научных знаний. Не в обиду вам будет сказано.
– Нет в этом ничего обидного, доктор Огаст.
– Тем не менее, я был бы рад получить ваше тело. – Какое-то подобие улыбки скользнуло по губам доктора. Да, черный юмор, поскольку хирургам легально разрешалось препарировать только те тела казненных заключенных, которые не были востребованы семьями. А в Лондоне студентов-медиков намного больше, чем казненных преступников.
– Для меня это большая честь. – Колин улыбнулся. – Мое тело могло бы попасть и не в такие руки.
«И все еще может попасть», – подумал Колин, но промолчал.
– Но Джонас Паллатайн… мы все хотели заполучить его, – с тоской в голосе произнес доктор. – Любой врач этого хотел.
– Джонас Паллатайн? – Колину показалось знакомым это имя, и он вспомнил. – Это Джонас Великан? Тот, что путешествовал с цирком?
– Вы правы. Он был более семи футов ростом. Джонас умер в прошлом году. Великолепный чудак и приятный человек, но не очень стремился внести свою лепту в науку.
Лепта в науку, как предположил Колин, означала, что Джонас должен был пожертвовать свои останки докторам после смерти, чтобы они могли покопаться во внутренностях, а потомки – поглазеть на его величественный скелет.
– Вы когда-нибудь видели его? – В голосе доктора слышалось любопытство.
– Видел. Он приезжал с цирком в Пеннироял-Грин, когда я был ребенком. Он весело поздоровался со мной, и после этого мне несколько недель снилось, что мои братья – великаны и хотят съесть меня. Смешно, потому что в семье я был самым высоким.
Мэдлин Гринуэй с недоверием посмотрела на него. Колин не знал, почему пошутил в невероятно сложной ситуации. Просто так получилось.
Доктор Огаст явно ориентировался на реальное положение вещей, а не на фантазии. С такими людьми Калину нравилось дурачиться. Как с Маркусом. Но доктору, очевидно, сейчас было не до шуток. Он с удивлением посмотрел на Колина и продолжил:
– Я – хирург, как вам уже известно, и преподаю здесь, в больнице. Я много трудился, чтобы заработать свою репутацию. – Эти слова он умудрился произнести без всякого высокомерия. – Но блестящая репутация требует подтверждения и постоянного совершенствования. Вы, возможно, слышали, как я удалил опухоль с головы графа Лайдона?
Мэдлин и Колин кивнули.
– Мой отец был врачом в Марбл-Майле, Меня послали учиться в Эдинбург. Долг врача – развивать медицину и делиться своими знаниями. Я познакомился с мистером Паллатайном в цирке, там много интересных людей, и тогда узнал, что у него слабое сердце. Я уверен, что era сердечный недуг связан с большим ростам, потому что уже слышал где-то об этом раньше. Понимаете, мне хотелось увидеть его сердце. Меня буквально начала преследовать эта мысль. Сердце у него начало барахлить всерьез, и когда стало понятно, что его смерть – вопрос нескольких недель, я стал внимательно наблюдать за ним. Я хотел первым потребовать его тело для науки, несмотря ни на что. А мистер Паллатайн… Ему это не нравилось.
Колин представил себе человека, который добродушно зарабатывал себе на жизнь своим огромным ростом, в окружении важных ученых «стервятников», горящих желанием распотрошить его тело. Колин подозревал, что ему бы тоже это не понравилось.
– Мистер Паллатайн придавал большое значение своему телу, но зачем нам нужны тела, когда мы покидаем этот бренный мир? Но вдруг ваше тело, подаренное науке, безмерно улучшит жизнь других людей, родившихся после вас?
– Мне кажется, не каждый способен рассуждать так прагматично о подобных вещах, как врачи, – подала голос Мэдлин. Она вовсе не винила доктора Огаста, но Колин знал ее достаточно долго, целых полтора дня, чтобы услышать раздражение в ее голосе и понять, что это значит.
Он оторвал взгляд от очаровательного, по общему мнению, доктора и от его пистолета. Даже в темноте было видно, что на Мэдлин лица нет. Оно застыло, в нем не было ни кровинки. Странно, но Колин думал, для того чтобы лишить мужества Мэдлин Гринуэй, потребуется нечто гораздо большее, чем скелет ростом в семь футов. «Может быть, воспоминания нарушили ее спокойствие», – подумал Колин.
– Полагаю, со временем начнут возражать гробовщики, если все в благородном порыве начнут жертвовать свои останки, – сказал Колин. – Это разорит их бизнес.
Доктор Огаст оценил эту шутку, выгнув бровь.
– Мне кажется, я немного переусердствовал, мистер Паллатайн практически запретил мне находиться с ним рядом, – заметил доктор Огаст. – Не пускал в дом. Мне пришлось дать взятку одной из его служанок, чтобы она сообщала мне о состоянии его здоровья. Когда он умер, она дала мне об этом знать. Я смог забрать тело. И поскольку служанка потеряла доход, который получала за информацию, она подкинула мне идею о похитителях трупов. Похоже, ее дружок – один из них. Зарабатывает приличные деньги, продавая тела.
– Прислуга. Не всякой прислуге можно доверять, – заметил Колин. Он не был уверен, что доктор в своем уме, что у него нет психических отклонений.
– Да поймите же, я был помешан на этом, – сказал доктор. – Мне неприятны похитители трупов из принципиальных соображений. Это отбросы общества. И за последние несколько недель вы, несомненно, узнали об этом, мистер Эверси. Мне понятен тот ужас, который должны испытывать люди, узнав, что вечный покой близких однажды ночью мог быть нарушен похитителем трупов с лопатой. Но как, Господи, мы должны улучшать профессионализм хирургов, наши знания в области человеческого тела или спасать жизнь людей, если в наших больницах не будет трупов, на которых можно практиковаться? Подумайте о той боли, которую можно было бы предотвратить или излечить…
Доктор посмотрел на Мэдлин. Мэдлин не шелохнулась. Она не кивнула, не подняла удивленно брови, не вздохнула. Она просто ждала.
– И если дорогому вам, близкому человеку потребуется хирургическое вмешательство… Разве вы не предпочтете врача, который исследовал: или разрезал настоящее человеческое тело, а не сделанный из папье-маше муляж? Потому что студенты часто именно это вынуждены делать. Но у нас нет достаточного количества трупов для практики, и законы не позволяют нам получать их в нужном количестве. И да поможет мне Бог, если смертельных исходов в моей практике прибавится, потому что в какой-то момент мне просто не хватит мастерства. Подумайте об этом, прежде чем судить меня за покупку тел. В общих могилах на эти трупы никто не претендует. Все дело в том… Похитители трупов существуют, потому что они нужны.
– Мы не собираемся выдвигать вам обвинения, доктор Огаст, – тихо произнесла Мэдлин. – Мы просто хотим получить ответы.
– Кто-нибудь еще, кроме служанки, знает об этом? – задал вопрос Колин.
– Только служанка, Мэри По, и еще «джентльмен», – с иронией в голосе сказал доктор, – с которым я имею дело, когда покупаю трупы. Его зовут Критчди.
– Как все произошло, доктор Огаст? Когда начался шантаж?
– Однажды поздно вечером я находился у себя в кабинете, когда он появился на пороге. Невысокого роста, крепкий, с редкими волосами, в очках. Он был настолько обыкновенный, что я не поверил своим ушам, когда он сказал… когда он сказал эти слова. Я, как ни странно, рассмеялся. От неожиданности, полагаю. Я попросил его повторить сказанное. И потом… мне уже было не до смеха. Он сказал мне очень спокойно, что ему известно о моих делах с похитителями трупов. И еще он сказал, что думает, если об этом станет известно в обществе, то от моей репутации, от моей семьи, да что там, от семьи, от моей жизни останутся руины.
– Все то, от чего шантаж становится весьма действенным средством, – с иронией заметил Колин.
– Верно, мистер Эверси, – скривив губы, признал доктор. – В обмен на его молчание этот человек предложил, причем в очень вежливой форме, заплатить ему деньги и назвал огромную сумму. Я сказал, что у меня нет денег, чтобы ему заплатить. Но что интересно, он предложил мне своеобразный выбор: могу ли я выдать ему секрет? Он думал, что у меня, поскольку я лечу королей и графов, есть что-нибудь эдакое, что может стоить приличной суммы денег. Я всячески избегал делиться секретами королей и графов. Но если вы говорили с Элеонорой, тогда вам известен секрет, который я рассказал этому человеку. Хотите сигару, мистер Эверси?
– Спасибо, с удовольствием. – Колин даже глазом не моргнул, когда доктор сменил тему, однако ему стало не по себе.
– Миссис Гринуэй, будьте любезны, они в коробке за вашей спиной. Я бы предложил вам бренди, но мне нужно наполнить графин, он пустой.
– Спасибо, доктор Огаст, со мной все в порядке без бренди и сигар. – Мэдлин нашла коробку, достала две сигары и обрезала концы. Доктор снял со свечи стеклянный шар, и они прикурили сигары от пламени свечи.
– Вы, случайно, не заметили, какие пуговицы были на камзоле у этого джентльмена, доктор Огаст, – дымя сигарой, спросил Колин.
– Прошу прощения, мистер Эверси? – Доктор Огаст замер.
Колина позабавило, что из всех необычных тем, которые обсуждались последние несколько минут, только эта поразила доктора.
– Он был в сюртуке е перламутровыми пуговицами, мистер Эверси. – Доктор Огаст бросил взгляд на скелет мистера Паллатайна, который тоже блестел, хоть там и не было перламутра. – Меня заинтересовало, что человек, который мог позволить себе такой сюртук, прибегнул к шантажу. Пуговицы я заметил, потому что остальная одежда была мрачной, а пуговицы отражали свет.
– Может быть, вы заметили какие-то другие отличительные особенности?
– Помимо тех, что я описал вам? Нет, мистер Эверси. Мне показалось, что он взялся за эту работу с некоторым раздражением. Очень неохотно. Я понял, что его что-то тяготит.
Наступила тишина. То же самое можно было сказать о любом из присутствующих.
Колин затянулся дымом сигары, словно это был кислород. Сигара напоминала ему о прошлой жизни: о возвращении домой из клубов, о вечерах в борделях и о тихих вечерах в Пеннироял-Грин в окружении братьев в одной комнате, тогда как женщины вели о них свои разговоры в другой комнате.
– Отличная сигара, – тихо произнес он.
– Это моя слабость, – кивнул доктор в ответ на благодарность Колина.
Они еще немного покурили в тишине: сигары были нацелены в потолок, пистолеты – на Колина и доктора Огаста.
– Знаете, мистер Эверси, ходят слухи, будто за вашу поимку назначено вознаграждение в размере ста фунтов? Но газеты об этом пока не пишут. Об этом говорит персонал, здесь, в больнице, а они слышали на улице. Сто… фунтов, – грустно покачал головой доктор Огаст.
– Сто фунтов? Я сгорал от желания узнать, сколько же я стою. Мои кредиторы посчитают это забавным.
– На сто фунтов можно купить много трупов, – с улыбкой произнес доктор.
Колин, который мог ответить на все, что угодно, растерялся.
– Я не верю, что вы убили Роланда Тарбелла, мистер Эверси, – вдруг сказал доктор Огаст.
– Не верите? – Сердце Колина учащенно забилось.
– В вас нет ничего маниакального, а я встречал и изучал множество людей, безнадежно больных этим. След шантажа очень интересен, в действительности дьявольски умен. Ваш судебный процесс явился карикатурой на спешку и простоту. И потом, зачем, черт возьми, убийца станет задерживаться в Лондоне?
– Потому что дороги из Лондона, возможно, патрулируют солдаты? – Колин всегда становился несерьезным, когда прямо на него был нацелен пистолет:
– Сто фунтов. – Доктор Огаст улыбнулся, не вынимая сигары изо рта, потом сделал глубокую затяжку, словно высасывал из нее решение.
Колин проделал то же самое. Сердце билось в замедленном ритме, и вдруг стали заметны даже самые незначительные движения. Он увидел, как дернулся на пистолете большой палец Мэдлин. Колин стал судорожно подбирать способы, как можно выхватить пистолет у доктора. Может, ударить его ногой в пах и схватить за запястья?
Колин выпустил дым изо рта, который причудливой формой повис у него над головой, прежде чем плыть дальше. Аромат был божественный. Тот факт, что, возможно, это его последняя сигара в жизни, придавал пикантности моменту.
– Вы намерены рассказать властям, что видели меня, доктор Огаст? – лениво спросил Колин. – Вы знаете, что мы не позволим вам удерживать нас.
Угроза повисла в воздухе, как дым сигары. В комнате стало тихо, и эту тишину можно было бы назвать уютной, если бы не два пистолета, нацеленные на присутствовавших здесь людей.
Доктор долго молчал, даже взглянул на скелет мистера Паллатайна. Потом хохотнул, но это нисколько не успокоило Колина.
– Этот человек заставил меня предать друзей, мистер Эверси. Информация, которую я предоставил, очевидно, была использована для спасения вашей шкуры. Но я сделал это ради спасения своей собственной. И возможно, сотен и даже тысяч людей, потому что я – врач. Мы можем с вами спорить, чья жизнь дороже, ваша или моя, но только вашу жизнь оценили в сто фунтов, мистер Эверси.
Доктор откинулся на стуле. У него был самый простой пистолет: медь, полированное ореховое дерево. Никаких русалок.
– И… если вы увлечетесь в поисках доказательств вашей невиновности и раскроете мои секреты, я пожалею, что не убил вас здесь и сейчас. Единственной свидетельницей была бы миссис Гринуэй. Для меня это очень привлекательное решение. Я вполне мог бы сделать это, потому что, несмотря на то уверенное обращение миссис Гринуэй с пистолетом… она не воспользуется им, чтобы убить меня.
Последнее предложение доктор сказал мягко, почти извиняющимся тоном. Как будто раскрывал еще один секрет, на этот раз секрет Мэдлин. Она никак не отреагировала на его слова, только немного вздернула подбородок, возможно, это была защитная реакция.
– У меня есть средство, чтобы избавиться от вашего тела, мистер Эверси, если я захочу. – Еще один взгляд в сторону скелета. – Решающее слово о том, что с вами сделать, было бы за миссис Гринуэй.
– Учитывая содержание нашего разговора сегодня вечером, доктор Огаст, эта мысль приходила мне в голову. – Колин опять вел себя несерьезно. Он размышлял: сможет ли уклониться от пистолета, стреляющего с близкого расстояния?
Доктор Огаст наклонился вперед, и нацеленный ствол пистолета приблизился к Колину. Кровь застучала у него в ушах. Ему пришло в голову, что доктор отлично знает физиологические реакции организма на страх и совершенно точно знает, что происходит у него внутри.
– Все это я говорю не для того, чтобы напугать вас, мистер Эверси, верите вы мне или нет, – продолжал доктор. – Это чтобы вы знали, что мне понятны ставки. Я понимаю все свои возможности и их последствия.
– Поверьте мне, доктор Огаст, мы – тоже. Доктор кивнул.
– Но вот что самое главное, мистер Эверси: мне безразлично, как кто-то к вам относится, и я не верю, что вы убили Роланда Тарбелла, и мне не надо денег больше тех, что у меня есть. У меня есть моя работа, мой дом, моя семья. Но я верю, что в данный момент у вас больше причин найти преступников, чем у меня.
Он передал пистолет Колину.
– Вам это нужно.
Колин был счастлив, что его облегченный выдох скрыл дым сигары. За последние несколько минутой потерял не один год своей жизни.
Колин спокойно взял пистолет у доктора Огаста, и хотя сердце все еще бешено колотилось в груди, внутри все ликовало: наконец-то у него пистолет!
Как только пистолет оказался у него в руках, Мэдлин заблокировала свой и убрала.
Неужели у Мэдлин есть причина так преданно относиться к доктору? – подумал Колин. Неужели она действительно подумала, что доктор Огаст мог его убить? Но почему, черт побери, она так преданна ему? Тем более, когда прошел слух о вознаграждении за поимку Колина?
– Я не держу порох и пули здесь, в кабинете, мистер Эверси. Поэтому у вас там есть одна пуля. Надеюсь, вам она не пригодится, Только, пожалуйста, найдите тех, кто это делает; И остановите.
– Спасибо, доктор Огаст. Если на то будет воля Божья, я верну вам пистолет. И сохраню ваши секреты, если это в моих силах.
– Я сделаю точно так же, мистер Эверси, – улыбнулся доктор. – Да, вот еще что: возможно, сегодня вы передвигались по Лондону более-менее незамеченным, подняв воротник и надвинув шляпу, но я бы не стал рассчитывать на такие меры предосторожности в последующие дни. Слухи о вознаграждении будут распространяться, а жадные глаза, сами знаете, есть повсюду. Вы можете на ночь остаться здесь, у меня в кабинете, если вам негде больше остановиться. Я знаю, как вам выбраться отсюда утром и добраться до следующего места, оставаясь незамеченными. Клянусь, здесь вы будете в безопасности. Все остальное – решать вам.
Колин сделал глубокий вздох и повернулся к Мэдлин.
– Останемся? – Он решил подключить ее к принятию решения. И подумал, что ему спокойнее, когда Мэдлин рядом.
Спустя мгновение Мэдлин кивнула, и Колин, повернувшись к доктору, энергично пожал ему руку. Доктор поклонился Мэдлин и собрался уходить.
– Доктор Огаст…
Доктор остановился.
– Вы не осмотрите лодыжки мистера Эверси?
Колин медленно поднял глаза на Мэдлин и едва заметно покачал головой. Он устал от всего, что напоминало ему о Ньюгейтской тюрьме и его слабости. С ним нее в порядке.
– Кандалы? – Доктор Огаст произнес это спокойным тоном. При этом он словно засветился изнутри, потому что здесь он был в своей стихии, здесь он мог принести пользу, теперь Колин Эверси действительно представлял для него интерес. – Давайте-ка снимем сапоги, Эверси. Подойдите ближе к столу.
Доктор подвинул лампу, помог Колину снять сапоги, и пока Мэдлин наблюдала за процессом со своего места у стены, снял повязки и издал звук, похожий на довольное хрюканье.
– Раны заживают, но надо наложить хорошую повязку, чтобы не натирало, иначе они никогда не заживут.
Доктор взял вату и пузырек, наполненный темной жидкостью с резким запахом, и аккуратно, но уверенно, со знанием дела, чем напомнил ему действия Мэдлин, обработал лодыжки Колина, Он чувствовал небольшое жжение, но лекарства, которые помогают, обычно жгут, и Колин с интересом наблюдал за уверенными движениями доктора Огаста.
Он смазал раны мазью зверобоя и наложил чистые повязки на каждую ногу. Колин натянул чулки и почувствовал значительное облегчение.
– Спасибо, сэр.
– Есть еще ушибы, ранения, которые необходимо осмотреть?
– Пока нет, – криво улыбнулся Колин.
Доктор Огаст улыбнулся в ответ, словно хотел сказать: всему свое время. Учитывая задачи, стоящие перед ним, подумал Колин.
– Удачи вам, мистер Эверси. Полагаю, у вас девять жизней, и, по моим подсчетам, осталось семь. До свидания, миссис Гринуэй. Я полагаю, утром вы захотите навестить служанку мистера Паллатайна. Я вернусь на рассвете, чтобы вывеси вас отсюда. Будет неплохо, если к этому времени вы проснетесь и будете готовы отправиться в дорогу.
– Эта дверь закрывается снаружи, доктор Огаст?
– Я не запираю ее. Ночной персонал привык, что она открыта. Но вам прядется проявить осторожность. Как будто в таком напоминании была необходимость.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасные удовольствия - Лонг Джулия Энн



Книга просто супер, удивительно что нет комментариев. Мне понравилось абсолютно все, сюжет, герои, диалоги. Главные герои, особенно хороши, их отношение друг к другу. Мэд такая добрая, отзывчивая и в то же время смелая. Колин просто душка. И финал красивый. Не приторный, а реально счастливый. Твердая 10.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия Эннната
6.11.2012, 6.57





Если понравилось, прочтите "Ловушку страсти",об ЖеневЬеве. Это Супер!!!Есть еще "Опасный поцелуй" и "граф-пират" из этой серии. Может, подскажете где найти книгу-3,или хотя-бы,как называется.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннНELL
6.11.2013, 14.16





Хороший роман, с удовольствием провела время, рекомендую читать.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннЕлена
5.11.2014, 3.08





Ах, как жаль, что на этом сайте нет " Ловушки страсти" этого же автора! Это очаровательный роман с изящными диалогами, а главное, героиня добровольно, без заламывание рук идет в эту ловушку, чтоб познать м м м" вершину блаженства"( так, кажется, в ЛР называют ха а ароший, качественный, продолжительный акт, пардон за сравнение!). А самое интересное и занимательное- то, что после него они ведут обычный житейский разговор, что для ЛР - нонсенс. Я, по крайней мере, не встречала. Разговаривают, как два нормальных человека. И еще герцог очень поэтично описывает ощущение от " восторга": "Если мне будет хорошо, я буду выражать это слово твоим именем-" Женевьева!"
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннЕлена Ива
17.12.2014, 19.37





Согласна с выше написанным комментарием! Очень понравилась "Ловушка страсти" ! Сначала, когда прочитала аннотацию, то, подумала, что всё это уже было: герой мстит и собрался соблазнить сестру обидчика... Ну, таких сюжетов полным-полно... А потом всё повернулось очень интересно и написано тоже оригинально.И герои такие адекватные...не злодеи-садисты обольстители, не истеричные девственницы.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннМарина.
17.12.2014, 22.11





Марина, приятно читать коммент, созвучный моему. Меня немного... Насторожила разница в возрасте, его бледная кожа( всё же сидит в нас стереотип смуглых " красавцОв" с Карибского бассейна,),но я прощаю ему за его ум , хороший тактический ход в обольщенииЖеневьевы, ну, и то, что он сдержался и не дал пинка Йену по голому заду, когда тот вылезал в окно! Я б... Пых- пых- пых!
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннЕлена Ива
17.12.2014, 22.27





Красавцев,пардон, голый зад!
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннИва Еле
17.12.2014, 22.49





Елена Ива, спасибо Вам за весёлый комментарий ))) и за указку на роман "Ловушка" Я, собственно, его поэтому и быстренько прочитала потом... А что касается бледного тела...то, тут у меня неувязочка вышла в воображении. Потому, что в сцене под деревом у крикетного поля, когда герцог положил свою руку на руку Женевьевы, описывается, что его рука была смуглой и тёмной на контрасте с её рукой... А потом вдруг его белое тело. Так потом и представляла героя очень странно: светлая кожа и тёмные кисти рук...))) Может, конечно, он так загорел...Или героиня была белее белого...
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннМарина.
18.12.2014, 9.40





Очаровательный роман. Нестандартный сюжет, интересные герои с чувством юмора. Рекомендую почитать.
Опасные удовольствия - Лонг Джулия ЭннElen
19.12.2014, 12.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100