Читать онлайн Средневековый варвар, автора - Лондон Кейт, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Средневековый варвар - Лондон Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Средневековый варвар - Лондон Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Средневековый варвар - Лондон Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лондон Кейт

Средневековый варвар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— Негодяй… подлец… — слабо бормотала Таллула, а Уайет, сидя у ее изголовья, прикладывал ей ко лбу влажные полотенца.
Таллула без сил упала на подушку. Узнать, что он отец Фоллен, услышать о приезде родственников Уайета и о помолвке, существующей лишь в их воображении, и выплеснуть назад только что съеденный завтрак — всего этого было слишком уж много.
Таллула успела мельком увидеть выражение лица Уайета, когда он относил ее наверх. Он держал ее крупное тело так, словно это была Миракл, но лицо его побледнело от волнения.
Таллула вспомнила презрительное отношение Джека к хворым женщинам и слабо отмахнулась от руки Уайета, убирающей волосы с ее холодной влажной щеки. Нельзя допустить, чтобы он видел ее слабой и беззащитной.
— Уходи, Уайет Ремингтон. Я…
— Злишься? Плохо себя чувствуешь? — тихо, сочувственно предположил он.
— Вне себя от ярости, — смахнула она со лба холодное полотенце.
— Ты расстроена, — проницательно заключил он.
— Вне себя, — мрачно повторила Таллула, пытаясь стряхнуть тошноту и головокружение, чтобы со всей силой обрушиться на него. — Ты должен был все мне рассказать.
Она вдруг заметила, что он со смущенным видом держит ее обмякшую руку. Выдернув руку, Таллула схватилась за живот, продолжая испепелять Уайета взглядом.
— Три недели назад мы с тобой сошлись, — заявила она. — Перед этим пришли к заключению, что мы оба не из тех, кто готов броситься на первого встречного. Поэтому мы должны были в какой-то мере открыться друг другу. Искренность — неотъемлемая часть отношений между людьми, ты не согласен?
Тут, вспомнив слова Уайета, она резко спросила:
— Ты сказал «суженая»? То есть невеста?
— Это старинное слово передает мои чувства.
На широкие плечи Уайета, казалось, взвалили груз, непосильный и для десятерых, но он смело встретился с взглядом Таллулы.
Та почувствовала, как у нее защемило сердце.
— Не смотри на меня словно бездомный щенок.
Брови Уайета взметнулись вверх.
— Как?
Не в силах больше терпеть покачивание кровати, Таллула воскликнула:
— Сиди смирно, а то меня снова вывернет!
— Я вызову врача, — угрюмо сказал Уайет, вставая.
Несмотря на новую волну тошноты, Таллула схватила его за руку. Нельзя позволить ему покинуть ее. Только не сейчас, когда он, вторгшись в ее спокойную жизнь, разорвал все в клочья. Таллуле были необходимы пальцы Уайета, переплетенные с ее пальцами: сейчас он — ее якорь в безопасной гавани.
— Нет. Сиди здесь. Почему ты мне ничего не сказал?
— Ты обрушилась на меня быстрее, чем голодная форель хватает хорошую блесну, — прямо ответил Уайет. — Я хотел подготовить тебя… Я боялся, вдруг ты решишь, что я именно такой, каким меня считает Фоллен, и не дашь мне возможности доказать вам обеим обратное.
— Значит, вся эта история с наследством от дальнего чудаковатого родственника — сплошная выдумка? Ты обнимал меня, шептал на ухо всякие слова — и ничего не сказал ?
— Вне себя воскликнула Таллула.
Смущенно заерзав, он стиснул зубы, глядя на Таллулу так, словно она вот-вот выкинет его из окна.
— Элеганс — хорошее место. Моей дочери и внучке нужны безопасность и спокойствие. Я побывал здесь, лично убедился в его пригодности.
— Безопасность… Только не говори, что любишь меня, — устало произнесла Таллула, чувствуя на себе нежный взгляд Уайета.
— Буду говорить, — решительно ответил он, и она застонала, закрывая глаза.
— Ложись рядом и обними меня, — слабо приказала Таллула, которой требовалась опора в шатающемся, рассыпающемся мире. — Только не качай…
— А гладить можно? — по-южному певуче протянул Уайет, осторожно устраиваясь на кровати и обнимая Таллулу.
Та уткнулась лицом ему в грудь, слушая частое «тук-тук-тук», а он провел рукой по ее волосам.
— Ну самую малость? И поцелуй в лобик, чтобы запечатать конверт и отослать куда подальше все сомнения?
— Что тебе от меня надо? — осторожно осведомилась Таллула: страх все-таки не оставлял ее.
Повернув голову, она взглянула на Уайета. Похоже, он, если захочет, сможет очаровать кого угодно.
— Обещание, — не задумываясь, ответил Уайет. — Ты не обязана любить меня. Тут уж мне придется довольствоваться тем, что есть. Но обещай, что не сплавишь меня другой женщине.
Угрюмый взгляд средневекового варвара не испугал Таллулу. Человек, способный вместе с Лероем смотреть «Мисс Хрюшку», не может быть испорчен до мозга костей.
— Ха. Это было бы слишком жестоко. Но тебе еще очень далеко до нормы. Иначе ты давно рассказал бы мне о Фоллен и Миракл.
Она нахмурилась, вспомнив его жизнь, полную горестей.
— О, Уайет… ты столько лет искал их… а Фоллен считает, что отец бил ее мать и сбежал с другой женщиной.
Чуть приподнявшись, Таллула потрепала Уайета по плечу: ему же пришлось столько вынести. И тут же упала назад, на благословенные подушки.
— За это следует благодарить ее мать. И перестань жалеть меня, — буркнул Уайет.
— Нельзя хранить в тайне такие вещи от своей…
— Подруги? Любовницы? Невесты?
— То, что было у нас три недели назад — всего один раз! — не позволяет тебе считать меня ни любовницей, ни невестой, — пробормотала Таллула, чувствуя, как на нее накатывает сонливость.
Бурное утро после бессонной ночи вконец сломило ее.
— Я начинаю все больше сомневаться, действительно ли в ручье меня ждет огромная рыбина.
— Ждет. Мы поговорим об этом, когда тебе станет лучше.
Медленно зевнув, Уайет перевернул Таллулу на бок, спиной к себе, затем прижался к ней.
— Давай вздремнем, — сонным голосом протянул он, словно уже много лет они вот так спали вдвоем.
— Мне надо в кафе, — заявила Таллула на следующее утро, когда Уайет снова затащил ее в постель.
— Ты останешься дома.
Она взглянула на него, недовольная его повелительным тоном. Но Уайет плотно укутал ее, и Таллула, не привыкшая к тому, что вокруг нее суетятся, проворчала:
— Пустяковая простуда.
— Ты устала. Позавчера на тренировке ты была бледная как полотно. А до этого ты катала по школьному двору на велосипеде Миракл.
— Ферн Маккинси обсуждал, как вымачивать в вине печень и бекон. От этого кто хочешь побледнеет: «…вытащить желчные протоки и…» А тебе незачем было уносить меня из зала, — прошептала она, протягивая руку к влажному полотенцу, приготовленному Уайетом. — Начнут толковать о том, что ты ночуешь у меня.
Уайет бросил на нее взгляд, красноречиво свидетельствующий о том, что после того, как пройдены определенные вехи в их взаимоотношениях, кушетка не то место, где он намерен проводить ночи.
— Всеми делами кафе займусь я… Кстати, вечером нам сидеть с Миракл. Фоллен займет твое место в команде по софтболу. Сегодня первая тренировка.
— Команде не обойтись без моих подач, — торжествующе заявила Таллула.
— Только после того, как ты поправишься. После работы я отведу тебя на площадку — посидишь в тени на качелях. Миракл присмотрит за Лероем, а я буду подавать. А потом будет шашлык. У тебя такой замечательный мангал — просто грех его не использовать. Твой отец принесет мороженое собственного изготовления. Я наделаю льда…
— Гмм. Что ты понимаешь в подачах? — презрительно бросила Таллула, пытаясь не думать о шкворчащем мясе, с которого с шипением срываются на раскаленные угли капли жира. И о мороженом домашнего приготовления… сладкой липкой массе…
Уайет одарил ее улыбкой, которая могла бы растопить самое холодное сердце.
— Ничего. Но мне очень хотелось бы поймать одну длинноногую дамочку и держать ее до тех пор, пока она не попросит пощады.
Необходимо устоять перед этой улыбкой. Иначе Уайет почувствует победу, и его не остановишь.
— Неужели? — томно произнесла Таллула, опуская ресницы и недоумевая, с каких это пор она научилась кокетничать.
Вечером Таллула сидела на качелях и наблюдала, как Фоллен и Уайет перебрасываются мячом. Фоллен прямо-таки сияла от восторга, внимательно выслушивая советы Таллулы. Уайет бросал девушке короткие одобрительные замечания.
Лерой, весело похрюкивая, играл с Миракл в салки. Отец Таллулы воспринимал происходящее как знаменательное событие, радуясь тому, что другой мужчина взял его дочь в свои руки. Они с Уайетом жарили шашлык, обсуждая различные приманки.
Таллула смотрела на сверкнувшую в лучах заходящего солнца красно-черную блесну на шляпе отца. «Таллула» была неповторима: нежный чарующий бархат и ворс соблазнительно трепещущих крошечных крылышек…
Вечером, когда Уайет, почитав Миракл сказку, убаюкал ее, Таллуле пришлось украдкой смахнуть слезы.
Потом вернулась сияющая Фоллен, с восторгом рассказавшая о том, что команда предложила ей играть на первой линии. Как выяснилось, Стен Редмонд скрывал свое умение великолепно подавать, и команда с радостью приняла его. Пока Таллула переживала эти известия, Фоллен, встав на цыпочки, чмокнула Уайета в щеку. Еще долго после того, как она уехала, забрав Миракл, не желавшую расставаться с Лероем, он стоял неподвижно, глядя им вслед.
Наконец, судорожно вздохнув, Уайет часто заморгал. Его кулаки несколько раз сжались и разжались, словно он боролся с желанием схватить в объятия своих родных и больше не отпускать их.
— Все идет согласно твоему замыслу: Фол-лен понемногу сближается с тобой, — тихо промолвила Таллула, сжимая руку Уайета, продолжающего смотреть в ночь. Горестное зрелище представляет собой отец, не имеющий возможности обнять свою семью, решила она. Сейчас ему, как никогда, необходима поддержка. — Пойдем спать, Уайет. День выдался тяжелый, — прошептала она, увлекая его за собой.
В эту ночь ему не удастся ускользнуть в свой домик на колесах, чтобы там в одиночестве смотреть «Мисс Хрюшку».
— В чем дело? — хрипло спросил он, чувствуя, что Таллула тянет его к себе в спальню.
— Я подумала, может быть, ты захочешь рассказать мне о той крупной рыбине… объяснишь, как заставить ее заглотнуть мою блесну, — тихо прошептала она, усаживая его на постель.
Летний ветерок шелохнул тюлевые занавески, пронизанные лунным светом. Уайет ласково протянул:
— Именно об этом я и собирался с тобой поговорить. Спасибо за чудесный вечер, — тихо добавил он, и у Таллулы защемило сердце. — За то, что мы почувствовали себя семьей здесь, у тебя дома.
— Я всегда рада. Пожалуй, пойду приму душ.
— Иди, потом и я приму, — дрогнувшим голосом произнес Уайет. — А пока я обойду дом, выключу свет и запру двери.
— В Элегансе не принято запирать двери, — напомнила ему Таллула.
—  — Скажем так: сегодня — если тебе стало получше — у нас есть серьезные основания запереть все двери, — глухо пробормотал Уайет, и Таллуле передалось его волнение.
— Мне лучше, — твердо заявила она. Приняв горячий душ, Таллула достала кремы и лосьоны, которых не открывала с прошлого Рождества. Ей хотелось стать для Уайета совершенно новой, преодолеть в себе давние страхи, порожденные резкими словами и презрительными взглядами Джека.
— О, Уайет Ремингтон, боюсь, я буду беспощадна к тебе за то, что ты воскресил умершее… разжег то, что тихо тлело внутри…
Таллула натянула ночную сорочку, жалея, что это не соблазнительный прозрачный кружевной наряд, в котором можно было бы вытянуть из Уайета всю страсть, заставить его забыть обо всех других женщинах.
« Суженая…»
О Господи. А что, если ее неумение сдерживать себя охладит его?
Таллулу захлестнули отвратительные воспоминания, и она поспешила в спальню, придерживая халат на животе, где была оторвана пуговица.
Уайет спустился вниз; было слышно, как он ходит, вот скрипнула дверь…
Он собирается покинуть ее?
У Таллулы пересохло в горле, стиснутом страхом. Неужели еще один мужчина отвергнет ее любовь?
Шаги Уайета послышались на лестнице, и Таллула, нырнув в постель, натянула до подбородка одеяло. Он зашел в ванную и включил душ. Покрутившись и так, и эдак, Таллула решила наконец, что женщине, собирающейся соблазнить мужчину, неплохо было бы освободиться от старого халата. Она поспешно сорвала его с себя и запихнула под кровать.
В дверях появился Уайет. Лунный свет очертил его высокую фигуру, и по телу Таллулы разлилось тепло.
— Ложись сюда, Уайет Ремингтон, — прошептала она.
— Слушаюсь, мэм, — ответил он, забираясь под одеяло.
— От тебя хорошо пахнет, — начала было Таллула, видя, что он лежит неподвижно. Он повернулся к ней.
— И от тебя. Завтра я починю слив в ванной и принесу туда кусок мыла, не пахнущего сиренью.
— Прекрасно, — сказала Таллула, понимая, как это здорово, если Уайет останется у нее в доме. — А то Норм обязательно заметит. В последнее время, как он говорит, у него особенно обострилось обоняние…
Большая огрубелая рука Уайета провела по ее бедру, и у Таллулы перехватило дыхание.
— А что там, под одеялом? — спросила она и вдруг с ужасом поняла, что высказала самые сокровенные мысли.
— Я совсем голый, — весело ответил Уайет. — Лежу, облаченный лишь в аромат сирени, и жду, когда ты набросишься на меня.
Таллула тяжело вздохнула, полагая, что Уайет вот-вот заснет — он широко зевнул и потянулся так, что закрипела кровать.
— Как ты относишься к тому, что… что первый шаг сделает женщина? — осторожно спросила она, помня неприязнь Джека к сладострастным женам.
Уайет громко рассмеялся.
— Мне будет очень приятно, — усмехнувшись, сказал он. — И я постараюсь не остаться в долгу.
Быстро окинув взглядом его скрытое одеялом тело, Таллула задумалась, с чего бы начать…
— В таких случаях к месту поцелуи, — серьезным тоном предложил Уайет. — Я побрился твоей дамской штуковиной, так что можешь смело меня целовать — не поцарапаешься.
Таллула неуверенно улыбнулась, гадая, чем окончится эта ночь.
— Уясни-ка раз и навсегда, мисс Таллула Джейн: я не твой бывший муж, — сказал Уайет. — Когда ты захочешь меня, я тебя не оттолкну, не брошу. Я постараюсь выполнить все твои желания.
Это обещание так глубоко проникло в сердце Таллулы, что даже больно стало.
Она поцеловала Уайета, потом еще раз, затем, прежде чем он успел опомниться, обрушилась на него вихрем ног, рук и жадных поцелуев. Уайет, отбросив смятое одеяло, разделявшее их, увлек Таллулу на себя.
— Таллула, — сдавленно шептал он, отвечая на страстные поцелуи, чувствуя разливающийся по их телам жар.
Его рот, горячий и страстный, заставил Таллулу забыть обо всем, кроме жажды отдаться.
— Ты уверен, что не расплавишься? — дрожащим голосом спросила она, проводя языком по влажной коже.
— Боже всемогущий, — вздохнул Уайет, — я приложу все силы, чтобы остаться в живых.
Таллула улыбнулась. Тонкий шелк, разделяющий их, заставил Уайета застонать.
— Сейчас сниму, — прошептала она, раздеваясь.
Темные руки Уайета медленно поднялись, чтобы накрыть ее бледную грудь, лаская и поглаживая ее. Он привлек Таллулу к себе, нежно вбирая в себя ее губы.
— Надеюсь, ты все сделаешь правильно, Уайет Ремингтон, — тихо подсказала Таллула.
Уайет вскрыл припасенную у изголовья кровати маленькую упаковку, Таллула вспыхнула, поняв, что он готов разделить с нею страстную любовь.
Таллула зачарованно смотрела, как он дрожащими руками пытается осуществить это интимное действо, и его неловкость покорила ее.
— Я немножко нервничаю, — дрогнувшим голосом объяснил Уайет. — Мне хочется сегодня быть на высоте.
Он лежал под нею — мужчина, нуждающийся в том, чтобы его искренне полюбили, рассеяв темную боль его прошлого. Его большие огрубелые руки, дрожащие и теплые, нежно гладили бедра Таллулы. Ей никогда прежде не позволялось изучать и рассматривать все особенности мужского тела.
Больше того, ее стыдили за этот интерес… а теперь жадный, страстный взгляд Уайета подбадривал ее.
Таллула разгладила волосы у него на груди, задержав ладонь, чтобы ощутить его сердцебиение.
— Милая, нам принадлежит все время в мире, — прошептал Уайет.
Таллуле захотелось стать частью его. Слиться с ним воедино, вкусить это изумительное чувство — быть щедро любимой…
Уайет рывком притянул ее к себе, но Таллула оказалась не готова к волне страсти, захлестнувшей их обоих.
Кровать рухнула на пол, и Таллула распласталась поверх Уайета, не в силах оторваться от него. Он застонал, и Таллула услышала вторгшийся в мир торжествующей страсти знакомый звук…
— Звонят в дверь… — прошептала Таллула, прижимаясь губами к теплому уху Уайета.
— Звонят в дверь? Нет, не то, — сдавленно проговорил Уайет. — Скоро нам зазвонят колокола…
Таллула приподняла голову, прислушиваясь. Уайет недовольно застонал, скорчив гримасу.
Он продолжал лежать на рухнувшей кровати, пытаясь прикрыться одеялом, а Таллула, вскочив, вытянула из-под матраса свой халат.
— Пусть звонят, — мрачно буркнул он. Таллула, взглянув на него, вспыхнула. Она виновата в том, что до мозга костей, до самой глубины души проникнута желанием отдаться ему… Ее застали на месте преступления. Запахнув халат, Таллула поспешила к входной двери. Взглянув на часы над камином, она с удивлением обнаружила, что нет и десяти вечера.
Кошмар. Целый час она провела с Уайетом, а будто одна минута прошла. Эта мысль оглушила ее. Джек был не прав. Люди наслаждаются ласками и любовными играми, им приятно слушать бьющиеся в унисон сердца, чувствовать единение тел и душ. Съежившись, Таллула взялась за дверную ручку, чувствуя, как подгибаются колени.
Она осторожно приоткрыла дверь.
— Кто это?
На пороге стояли четыре высокие женщины, в свете фонаря над крыльцом на их кепках сверкали блесны. Они были в цветных туристских рубашках и джинсах. На каждой поношенной кепке переливалась красками черно-красная «Таллула».
— Вы, должно быть, Таллула, — решительно заявила одна из женщин, и все они разом улыбнулись. — Вы выглядите абсолютно так же, как и творение Уайета. Такая заманчивая и соблазнительная… Сестренки, она ведь очень мила, правда?
Таллула кашлянула.
— Ммм… вы знакомы с Уайетом? Они схвачены с поличным: доказательство — на рухнувшей кровати с таким выражением лица, словно готово придушить вновь прибывших.
— Это наш дорогой братишка. Порыбачив в вашем великолепном ручье, мы заглянули на стоянку, где находится его домик. Мы все с уловом, — по-южному мягко протянула старшая из женщин, волосы которой уже тронула седина.
Она заглянула через плечо Таллулы.
— Наш братик случайно не здесь? — И тут же ее глаза радостно зажглись. — Ну да, вот он, наш милый, дорогой братишка!
— Привет, Перл, — сказал Уайет, кладя руку на талию Таллуле и ласково проводя ладонью по ткани халата. — Привет, Руби Мей… Джейд… Дора Белль.
Сестры внимательно осмотрели его обнаженный торс, расстегнутые на поясе джинсы и босые ноги. Четыре пары проницательных глаз, так похожих на глаза Уайета, медленно прошлись по нему взглядом. Только слепой не понял бы, что здесь происходило минуту назад.
— Вы приехали на день раньше, и в настоящий момент не к стати, — отрезал Уайет, собираясь закрыть дверь.
Таллула, не обращая внимания на его сопротивление и мрачное выражение лица, не позволила ему этого.
— Рада познакомиться с вами, — сказала она, приглашая женщин в дом.
— Вы позволите нам почистить свой улов на крыльце у черного хода? — вежливо осведомилась Руби Мей.
— Нет, черт побери, — угрюмо буркнул Уайет. — У вас что, нет мужей, детей, внуков, требующих вашей заботы? В тридцати милях от города у дороги есть гостиница. Селитесь там. Потом можете испечь пирог со сладким картофелем и отправить мне по почте.
Но смутить сестер было не так-то просто. Они обнимали Уайета, целовали его, трепали по щеке. Уайет стойко переносил все это. Таллула улыбалась.
— Вы останетесь у меня. В доме четыре спальни.
— Уайет-Себастьян, малыш, с каких это пор ты стал пользоваться туалетной водой с ароматом сирени? — нежно спросила Перл. — Новая мужская мода?
Таллула сжала губы, сдерживая улыбку.
— Малыш Уайет-Себастьян?
— Таллула… — угрожающе начал было Уайет.
— Шевелись, Уайет. Отведи женщин к черному ходу, чтобы они смогли почистить свой улов, — сказала она, с улыбкой глядя на взбешенное выражение его лица.
— Рыба в багажнике, малыш, — сказала Дора Белль. — Ты не принесешь ее?
— Он такой хороший мальчик. Всегда был нашей опорой, — добавила Руби Мей, провожая взглядом направившегося к машине Уайета.
— До тех пор, пока эта мегера не вывернула его наизнанку, сбежав с девочкой, чтобы потом таскаться по всему свету, — добавила Дора Белль.
Руби Мей беспокойно взглянула на Таллулу.
— Вам известно, как Уайет искал свою дочь? Ой, сестрички, а вдруг мы поступили очень плохо, свалившись на голову нашему братику и выболтав его тайны…
— Мне все известно о Фоллен, — тихо проговорила Таллула. — Но, кроме меня, больше никому. Время еще не пришло.
— Эта волчица отняла ее… — мрачно начала Дора Белль, и Таллула почувствовала, какая могучая ярость может подняться из самых глубин этих любящих сердец. Особенно если плохо поступают с членом их семьи.
— Все уже позади, Дора Белль, — ласково произнесла Перл. — Наши испытания закончились. Уайет нашел свою девочку — и, по-моему, кое-что еще, — добавила она, и четыре сестры посмотрели на Таллулу. — Она такая милая, — сказала Перл, смахивая слезинку с глаза.
— Вы просто прелесть, — сказала Руби Мей, целуя в щеку вспыхнувшую Таллулу. — Теперь мне понятно, как удалось Уайету создать свою блесну. «Таллула» — ваша точная копия. Такая же милая, женственная… Ой, она и пахнет так же, как цветущая сирень у нас дома, в Джорджии.
— Ваше предложение погостить у вас принимается, — сказала Перл. — Вы не покажете, где туалет?
Таллула провела женщин наверх. Сестры вслух восторгались ее прекрасным уютным домом, но вдруг разом смолкли. Таллула, искавшая в кладовке чистые полотенца, оглянулась и увидела, что женщины стоят перед дверью ее спальни.
Улики были раскиданы по всей комнате, начиная от ночной сорочки Таллулы, заброшенной на трельяж, до разбросанных повсюду простыней и одеял. Экспонатом номер один была рухнувшая кровать. Экспонатом номер два — вскрытая серебристая упаковка, искрящаяся мириадами огоньков в лунном свете.
— Ого! — выдохнула Перл.
— О Господи! — прижала руку к сердцу Дора Белль.
— Боже мой! — пропела Руби Мей. Затем все четверо с ослепительными улыбками повернулись к Таллуле.
— Уайет отдал вам свое сердце, — тихо промолвила Джейд.
Только тут Таллула вдруг заметила, что это ее первые слова.
— Джейд говорит лишь то, что необходимо. Такой она стала после ранней смерти мужа. Покойный Генри жаловался, что она слишком болтлива, — объяснила Перл, выпроваживая сестер в ванную. — Мы мигом…
Одевшись за считанные минуты, Таллула прикрыла за собой дверь спальни и нашла у черного хода что-то бурчащего Уайета.
— Ты потрошишь эту рыбу так, словно вымещаешь на ней злобу, — осторожно начала она.
Он взглянул на нее, затем снова стал размахивать ножом, точно саблей.
Таллула, не выдержав, начала смеяться трудно было скрыть свое счастье в залитую лунным светом ночь…
У Уайета был такой недовольный вид, что она не могла этого так оставить. Обвив его руками, Таллула приподнялась на цыпочки, положила подбородок ему на плечо и поцеловала со всей нежностью, переполнявшей ее сердце.
Он сказал:
— У меня руки в рыбных потрохах. А то я унес бы тебя от этой орды незваных гостей. Прицепив домик на колесах к своей машине, я увез бы тебя в какую-нибудь укромную сосновую рощу, где мы занялись бы любовью так, чтобы домик затрещал по швам. Мне не везет, Таллула. Такая неудача. Я еще не успел сказать, что люблю тебя, а они уже здесь. Ты ответишь за то, что открыла дверь вопреки моему запрету.
Представив себе трещащий по швам домик на колесах, Таллула улыбнулась. У Уайета такой несчастный вид. Она еще крепче прижала его к себе и спросила:
— Если бы ты затащил меня в трещащий по швам домик, что бы сталось с Лероем?
Уайет только фыркнул в ответ, показав, что в настоящий момент Лерой его беспокоит меньше всего.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Средневековый варвар - Лондон Кейт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Средневековый варвар - Лондон Кейт



Хороший роман:-)
Средневековый варвар - Лондон КейтДиана
22.01.2012, 11.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100