Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Во вторую неделю июля установилась прохладная погода, и сестры не могли нарадоваться улову. Уайет же мечтал» чтобы клев союз всем прекратился, и тогда бы он смог вернуться в постель к Таллуле.
— Знаешь, малыш Уайет-Себастьян, — сказала Перл, забрасывая «Таллулу» в речку, — ты не настолько стар, чтобы нельзя было подумать о ребенке. Ты же почти не вкусил радости отцовства.
Рука Уайета застыла в воздухе; по затылку пробежала неприятная дрожь. Он уже не раз задумывался о странных приступах тошноты, накатывающих на Таллулу. Неужели есть возможность завести ребенка?
Страх и радость одинаково мучили его.
В тот первый раз все произошло слишком быстро. Вряд ли Таллула могла забеременеть от первого же стремительного порыва любви…
Ребенок. Прищурившись, Уайет взглянул на восходящее солнце.
Ему не позволили насладиться его первым ребенком, прикоснуться к этому волшебству. Сколько раз он высказывал желание положить руку на наливающийся живот своей жены и неизменно получал отказ.
Но как отнесется Таллула к своей беременности?
Послышалось довольное ворчание Лероя. Глазки-бусинки поросенка светились радостью. Его баловали и ублажали четыре сестры, Таллула, Фоллен и Миракл. Словно паша в гареме, Лерой правил в доме Таллулы, в то время как Уайет безуспешно пытался поспать в домике на колесах, загнанном к ней во двор.
— Я слышала, как ты в три утра кидал камешки в окно бедной девочки, — сказала Дора Белль, сматывая леску. — Ей нужно спать. У нее столько дел.
— Бедняжка. Она никогда не была матерью. Но ей тоже еще не поздно. Уайет, подумай, как она обрадуется возможности завести семью. Начать жизнь сначала. Фоллен ты очень нравишься. Готова поспорить, она задумывается: а что, если бы ты был ее отцом, — добавила Руби Мей, украдкой взглянув на брата.
— Если он собирается обосноваться в этом городке, он должен, чтобы не смущать своих дам, обзавестись приличной одеждой и постричься, — сказала Джейд. — Насколько я понимаю, бродячая жизнь Уайета окончена.
Уайет продолжал угрюмо ловить рыбу, стараясь сосредоточиться на своих мыслях. Но сестры не давали ему такой возможности.
— Когда ты прислал нам по почте эти великолепные блесны, мы сразу же поняли, что твоя Таллула — нечто необыкновенное, — сказала Перл. — «Таллула» — это самое красноречивое признание в любви, какое мне только доводилось видеть.
— Бедняжка. Когда сюда пришел ее отец — мы как раз чистили свой улов, — ей сделалось нехорошо. И ты, Уайет, поступил совершенно правильно, что усадил ее к себе на колени и крепко обнял. Все произошло так неожиданно… Она следила за рыбой на сковородке — и вдруг как-то обмякла.
— Она не поняла, что с ней, — пробормотала Джейд.
— Она девчонка здоровая. Если сейчас решит стать мамой, то при нынешних чудесах науки ей не о чем волноваться.
— Она как-то пополнела…
Уайет гневно взглянул на сестер, а те только улыбнулись ему в ответ.
Все, кроме Джейд, задумчиво забросившей удочку в реку.
— Таллула Джейн ждет ребенка, — уверенно произнесла она. — Она носит в себе дитя Уайета, сама того не зная. Я пытаюсь донести до нее эту мысль. Уайет-Себастьян, ты бы объяснил ей, что к чему, и женился на ней. Начни-ка за ней ухаживать.
Перл усмехнулась.
— Ему за ней не угнаться. Он слишком медлителен. А Таллула постоянно в движении.
— Но один-то раз он ее догнал, это уж точно, — радостно добавила Руби Мей. — Наш братишка — парень не промах.
— Когда вы собираетесь уезжать? — угрюмо спросил Уайет.
— А куда нам торопиться? Мы тебе мешаем? — невинно захлопала ресницами Дора Белль.
Из рощицы снова донеслось похрюкивание Лероя.
Уайет едва сдержался, чтобы не кинуться прямо сейчас в кафе. Ему вдруг стало страшно, что он может потерять Таллулу — особенно сейчас, когда она обнаружит, что носит его ребенка. Если происшедшие с ней перемены заметили его сестры, могут заметить и другие.
Уайет стиснул удочку, позволив «Таллуле» свободно скользить по поверхности воды. Так же легко идет по жизни Таллула, без особых усилий избавляясь от своих ухажеров… Долгие годы Уайет жил в страхе потерять след дочери; этот гложущий душу страх не оставлял его почти девятнадцать лет. И вот его снова прошибает холодный пот, когда Таллула проводит рукой по животу, если ее подташнивает.
Он так любит ее…
. Его сердце больше никогда не изведает любви.
А что, если Таллула не любит его? Что, если он лишится ее — ставшей половиной его души, его сердца?
— Не пугайся, братишка, — мягко произнесла Перл. — Любовь все преодолеет.
— Мне хотелось бы ребенка, — медленно проговорил Уайет, впервые высказывая эту мысль своим сестрам, менявшим ему пеленки и знавшим все его тайны.
— Ну конечно. В твоем сердце много любви, и в сердце Таллулы ее предостаточно, — заметила Джейд. — Так что поторопись, малыш Уайет. Скоро она станет глуха к окружающему миру, чтобы сберечь силы для растущей внутри ее жизни.
Уайет улыбнулся, чувствуя, как поет в груди его сердце.
— Только посмотрите на него! — воскликнула Дора Белль. — Шесть футов четыре дюйма самодовольства, разбавленного любовью и улыбками!
— Милый наш братишка! — с глубоким чувством промолвила Перл.
— Пора подсекать, — воспользовалась рыбацкой терминологией Джейд. — Таллула — улов завидный.
Вечером Фоллен училась забрасывать блесну в маленьком пластмассовом бассейне, который установила для Миракл у себя во дворе Таллула. Уайет, стоя за спиной дочери, показывал, как вести леску левой рукой, держа удочку в правой.
Закрыв глаза, он вспоминал, когда последний раз держал на руках Фоллен, и стискивал зубы, чтобы не сказать ей, какая она красивая…
— Замечательно… прекрасно… — говорил он. — Просто отлично. Фоллен просияла.
— Ты действительно так считаешь, Уайет? Он кивнул, погруженный в свои мысли. Фоллен унаследовала от Ремингтонов высокий рост и телосложение — с виду хрупкое, но в случае необходимости способное продемонстрировать железную выносливость. Она уже проявила эти качества, пройдя через тяжелые испытания, заботясь об очаровательной малышке Миракл — его внучке. Миракл обхватила ногу Уайета.
— На ручки!
Сглотнув комок в горле, он поднял миниатюрную копию своей дочери. Приняв сочный поцелуй внучки, Уайет растаял: вот такой, наверное, была в детстве Фоллен: море кудряшек и большие, широко раскрытые глаза.
Таким ли будет их с Таллулой ребенок?
Фоллен обернулась к нему. Таллула, подойдя к ней, обняла девушку за талию.
— Он просто чудесный человек, — нежно произнесла она, глядя, как Уайет целует пальчики Миракл, слушая ее восторженный лепет.
— Я знаю. Я никогда не встречала таких людей, — сказала Фоллен, не отрывая взгляда от Уайета. Затем она смущенно посмотрела на его сестер, обступивших Уайета и Миракл.
— Семья, — печально прошептала Фоллен. — Как нужна семья моей дочери!
— Мы станем вашей семьей, — ответила Перл. — Мы готовы принять вас с Миракл. Фоллен прижалась к Таллуле.
— Мне пришлось через такое пройти! Возможно, вы и не захотели бы принять нас…
Он должен был находиться рядом с дочерью, но его там не было…
Сестры посмотрели на Уайета; Джейд прикоснулась к его руке.
— В жизни каждого человека есть тайны, — мягко произнес Уайет. — Иногда приходится начинать жизнь сначала. Мне кажется, тебе удалось создать хороший дом для себя и своей дочери… И ты нашла людей, полюбивших тебя такой, какая ты есть.
Хрупкое тело Фоллен затряслось от рыданий, и она уткнулась лицом в плечо Таллулы.
— Нам пора домой, — прошептала она. — Вам хочется побыть в кругу своей семьи.
— Никуда ты не пойдешь, — мягко возразила Таллула, прижимая девушку к себе. — Мы любим вас с Миракл, вы стали частью нашей жизни…
Уайет обнял Миракл, чувствуя, как сердце обливается кровью от желания утешить девушку, сказать ей, что она его дочь… что он любит ее и искал столько лет, потому что любовь эта не имеет конца.
— Любовь не имеет конца, Фоллен, — услышал он свой голос, сдавленный от волнения. — Она продолжается и становится только крепче.
Дора Белль, всхлипнув, бросилась к Фол-лен; сестры последовали за ней.
— Ты наша, Фоллен-Луиза, — решительно заявила Джейд, целуя девушку в мокрую щеку. — Так что с этого дня у тебя есть семья.
Фоллен заморгала, прогоняя слезы.
— Откуда вам известно, что мое второе имя — Луиза?
Джейд оглянулась на сестер. Перл, поправляя кудри девушки, твердо сказала:
— Луизой звали нашу мать, а ты немного похожа на нее.
— Правда? — В голосе Фоллен прозвенело счастье.
— Конечно. И ты похожа на моих детей и всех их кузин и кузенов. Так что, как видишь, семейство Ремингтонов имеет все основания заявлять на тебя права.
Миракл обнимала и трепала Уайета, и тот вдруг почувствовал, что у него по щеке скользнула слеза, повиснув на губе. Слизнув соленую влагу, он уткнулся носом в кудряшки девочки.
— Все будет хорошо, Фоллен.
Потом сестры и Таллула забрали Миракл в дом, чтобы уложить ее спать, напевая старинные колыбельные. Фоллен и Уайет сели на качели. Он смотрел на дочь, окутанную одиночеством и печалью, и у него щемило сердце.
— Я хочу, чтобы у Миракл было то, чего никогда не было у меня… Семья. У мамы была одна цель в жизни: не позволить моему отцу видеться со мной. Теперь она счастлива, разъезжает по свету со своим новым мужем. Но я хочу, чтобы у Миракл был дом. Человек, оставивший мне этот дом и счет в банке, был послан нам Богом, — шепотом говорила Фоллен. — Элеганс — это первый мой дом.
Уайет шумно втянул воздух, борясь с сомнениями и опасениями.
— Ты никогда не задумывалась, быть может, твой отец искал тебя? Может, он любит тебя?
— Мама рассказывала, как плохо он обращался с нею. Поэтому она быстро собралась, взяла меня и вместе со своим другом уехала в Европу, потом мы вернулись в Штаты, однако вскоре снова куда-то уехали… Но она любила меня, и я любила ее, а отец ее обижал…
Фоллен отвернулась, снова заливаясь слезами.
Не выдержав, Уайет прижал ее к груди.
— С годами все меняется. Забудь о прошлом, девочка; теперь у тебя есть семья.
— С тобой так спокойно…
Она прильнула к нему, и Уайет обвил ее руками, глядя в сгущающиеся сумерки. Сейчас нельзя сказать Фоллен, что он ее отец. Обнимая ее хрупкое тело, Уайет скорбел вместе с нею.
Прошло несколько минут, и Фоллен встрепенулась.
— Что же я, это неудобно…
Уайету хотелось воскликнуть, что она его дочь, что он любит ее с того самого мгновения, когда медсестра показала ее. Что мать лгала, не желая делиться дочерью… Боль раздирала его, сдавив горло…
Знакомый запах Таллулы коснулся Уайета. Хозяйка кафе села на качели.
— Все будет хорошо, — решительно заявила она.
Фоллен поежилась, и Уайет обнял одной рукой ее, а другой — Таллулу.
— Давайте просто посидим на качелях, и пусть мои сестры суетятся вокруг Миракл и Лероя, — сказал он. — Вы будете охранять меня от их докучливых забот.
Фоллен звонко рассмеялась, женщины положили головы на плечи Уайету. Ночную тишину нарушало лишь поскрипывание качелей.
— Надо смазать ось, — сказал Уайет, целуя женщин в макушки.
— Шшш, Таллула засыпает, — шепнула Фоллен.
— Что-то ритм моей жизни замедлился, — хмуро откликнулась Таллула. — Тесто не подходит, ухажеры перестали приглашать на быстрые танцы. Старею.
У нее жутко ныла грудь, но она приписала это мыслям о том, как пальцы Уайета гладят крылышки приманок. Ровно месяц назад на берегу реки они занимались любовью, и воспоминания об этом будут мучить ее до конца жизни. Таллула зевнула, ловя себя на том, что ей хочется вишневого пирога с маринованным укропом — изобретение Норма. Уайет вздрогнул, и она посмотрела на него.
На его лице появился ужас, и Таллула поняла, что последние мысли высказала вслух.
— Я люблю вишню и люблю маринованный укроп, — огрызнулась она. — Что в этом такого?
В последнее время Уайет уделял ей гораздо больше внимания, чем своей дочери; его сестры постоянно подшучивали над ним с заговорщицким видом. Таллула снова зевнула, перебарывая желание уютно устроиться на его широкой груди.
Через два часа Таллула сидела на тренировке волейбольной команды и любовалась пушечными подачами Джоан Белл, способными пробить стену.
Она должна занять ее место. Капитан команды на скамейке запасных — это смешно.
— Может, не хватает железа, — зевнув, пробормотала она.
— Угу, — поддакнул Уайет. — Ты не думаешь о том, что пора перейти к чему-нибудь поспокойнее?
— Нет. Я всегда дружила со спортом. — Она снова зевнула.
— Верно, — пробормотал Уайет, бросив на нее страстный, горячий взгляд, напомнивший ей о том вечере, который прервало появление его сестер.
В перерыве между сетами Рэнди Ньюкамер, подойдя к скамейке запасных, опустился перед ними на корточки.
— Эй, Таллула, в чем дело? Неважно себя чувствуешь? — спросил он, трогая ей лоб. Таллула сверкнула глазами.
— Ступай откуда пришел. Оставь меня в покое.
Рэнди взглянул на Уайета.
— Когда я с ней встречался, она так не грубила, — обиженно заметил он. — Может, ты с ней плохо обращаешься?
Таллуле не надо было оборачиваться, чтобы понять, что Уайет нахмурился; это прозвучало в его угрожающем тоне:
— Она дала тебе отставку, так? А у меня с ней — всерьез и надолго.
Текс Уилсон, врач-терапевт, вытерев пот, пристально всмотрелся в Таллулу. В свое время она свела его с Мейзи Уолтере, и теперь дело двигалось к помолвке. Опустившись на колени, Текс пощупал у Таллулы пульс.
— Нездоровится?
— Она чувствует себя просто прекрасно, — буркнул Уайет, вырывая у него руку Таллулы.
Текс, бывший боксер-тяжеловес, ежедневно упражнявшийся со штангой, окинул оценивающим взглядом Уайета, его футболку и потертые джинсы.
— Тут нужен особый подход, — заявил он, встретившись взглядом с Уайетом.
— На следующей неделе я приду на тренировку по софтболу, — сказала Таллула, а Уайет, скрипнув зубами, сжал ей запястье.
Текс покачал головой, Рэнди, схватив полотенце, стал вытирать вспотевшую грудь.
— Поберегла бы ты себя, — в один голос произнесли они.
— Ты такая бледная и едва на ногах стоишь. Никакого спорта до тех пор, пока тебе не станет лучше, — твердо заявил Текс.
Уайет шумно вобрал в грудь воздух, окинув недовольным взглядом Таллулу и ее бывших ухажеров.
— Она перешла на ловлю рыбы, — отчетливо выговорил он. — Этот спорт лучше.
Когда они пришли к Таллуле домой, Уайет, затолкнув ее в кладовку с одеждой, обрушился на нее с поцелуями, не обращая внимания на шарфы и платки, падающие с вешалки. Таллула дрожала, проникшись страстным желанием от макушки до пяток. Отмахнувшись от вешалок, она приподнялась на цыпочки и обвила Уайета руками.
— Я по тебе соскучился, — прошептал он, прижимаясь к ее горячей щеке и засовывая руку под блузку.
Грудь Таллулы словно сама собой бросилась навстречу его ладони, изнывая от жажды ласки. Ноги у нее подкосились, тело обмякло. Невольно вспомнился тот сладостный миг, который прервали сестры Уайета.
— Не щипли меня так, словно я — одна из твоих приманок, Уайет Ремингтон, а то я… — Она тоненько вскрикнула, но он заглушил этот звук новым поцелуем. — Уайет, мы уже не школьники, — пробормотала она между двумя поцелуями.
Прижимаясь к дрожащему, пышущему жаром телу Уайета, Таллула вдруг почему-то подумала, что не чувствует никакой слабости и переполнена желанием отдаться Уайету.
— Пойдем ко мне в домик, — прошептал он, целуя мочки ее ушей. — Посмотрим «Мисс Хрюшку».
Таллула рассмеялась, затем легонько куснула его в щеку.
— Вот еще!
Уайет, прижимая ее к себе, засунул руку ей под джинсы, лаская живот.
— Я хочу, чтобы у нас с тобой был ребенок, — тихо произнес он. Таллула едва слышала его слова за стуком своего сердца. — Как ты к этому относишься? Таллула застыла.
— Ты имеешь в виду, усыновить? В нашем-то возрасте?
Уайет опустил подбородок ей на макушку. Таллула дунула, отгоняя ленточку, перелетевшую с его плеча ей на нос.
— Да, — решительно сказал он. — Давай поженимся прямо сейчас и попробуем. Мои маленькие головастики не проверяли свои силы с тех пор, как много лет назад была зачата Фоллен. Если не считать того раза на берегу ручья, когда ты овладела мною прежде, чем я успел подготовиться.
Таллула недоуменно заморгала.
— Головастики?
— Ты забыла биологию? Женские яйцеклетки… мужские…
— Уайет Ремингтон! — вспыхнула она.
— Это неотъемлемая часть любви, — объяснил он. — И мы же не имели возможности испробовать ее по-настоящему. Я люблю тебя, Таллула, и…
— Головастики, — тупо повторила Таллула, прижимая руку к животу.
Закрыв глаза, она увидела стайку рыбок, направляющихся к теплому темному логову…
Уайет надавил на задергавшуюся под чьими-то ударами дверь. Послышался голос Перл:
— Уайет-Себастьян, это ты?
— Уходи, сестричка, — отрезал он. — Я ухаживаю за своей возлюбленной в единственном закутке дома, который вы нам оставили. Как я жду того часа, когда вы уедете отсюда!
За дверью зазвучал женский смех, и Таллула пылающим лицом уткнулась в шею Уайету.
— Неудобно как, — пробормотала она, а он, проведя рукой по ее спине, поцеловал ее в лоб.
— Ты разрешаешь мне сбегать в кафе и попросить Норма испечь вишневый пирог с маринованным укропом? — соблазнительно улыбнулся Уайет. — Если ты запрешь дверь своей спальни, я заберусь в окно по дереву и доставлю тебе десерт.
Отпрянув от него, Таллула зажгла в кладовке свет. Уайет был распален до предела. Сняв с его плеча розовый шелковый платок, Таллула повязала его на шею Уайету и расправила концы на груди.
— Не могу поверить, что мы вот так стоим в кладовке и целуемся. Да еще разговариваем при этом о голо… о биологических основах зачатия.
— Привыкай, — покровительственным тоном произнес Уайет, выводя ее из кладовки с видом провинциального эсквайра, прогуливающегося с невестой. Грациозным движением он закинул конец платка на плечо.
Сестры ждали их затаив дыхание, со слезами на глазах.
— Братишка-то наш взрослеет, — заметила Джейд, рассматривая розовый платок. — Рот до ушей, прямо крокодил, готовый слопать бедную девочку.
— Он очень мил, Джейд, не приставай к нему, — мягко возразила Дора Белль.
— Братишка, утром мы уезжаем. Но еще до того, как выпадет первый снег, мы вернемся, чтобы снова проведать вас, — весело прощебетала Руби Мей, и сестры, обступив Таллулу, принялись тискать ее.
— Хвала Господу, — пробормотал Уайет и удалился.
Через несколько минут он попросил Таллулу выйти на крыльцо, чтобы перемолвиться парой слов. Там он преподнес ей вишневый пирог с маринованным укропом и получил в благодарность сладкий страстный поцелуй.
— Как только мои родственнички уедут, мне захочется чего-либо посущественнее. Боюсь, я просто жутко изголодался по тебе, любимая, — прошептал Уайет, прижимая Таллулу к себе.
— Меренги получились какие-то пресные, — недовольно заявила на следующее утро Таллула.
Положив Уайету второй кусок пирога с черникой, она вдруг тихо всхлипнула, не обращая внимания на любопытные взгляды посетителей кафе.
— Лук, — объяснила она, вытирая глаза.
Уайет оторвался от размышлений о том, как хорошо будет обнимать их ребенка, нянчить его и просыпаться в три утра для кормления. Взглянув на полнеющую грудь Таллулы, обтянутую футболкой, он решил, что ей наверняка тоже придется просыпаться.
Он боялся за Таллулу. Страх зародился в то мгновение, когда сегодня утром машина с сестрами отъехала от дома. Таллула, сонно зевнув, смахнула с глаз слезы, затем расплакалась. И теперь у нее всегда глаза на мокром месте.
Уайет осторожно привлек Таллулу к себе, и она проплакала минут пять. Затем, всхлипнув, вдруг оттолкнула его.
— Молчи. Мне понравились твои родственники, хотя сам ты просто негодяй. Удивительно, почему сестры так любят тебя. Ты прекрасно понимаешь: сейчас у меня эмоциональный срыв — наверное, критический возраст… В моем доме кипела ключом жизнь, а теперь стало так тихо… Ты выгнал их в семь утра!
Ее глаза сверкнули за забрызганными стеклами. Таллула поправила очки.
— И твой дурацкий взгляд, мол, «все о'кей», меня просто бесит. Ты прибрал к своим рукам кафе, и постоянные клиенты теперь требуют двойные чизбургеры. Ты повсюду все перечинил, и мне не нравится, что везде все в порядке. Иногда я не могу заснуть, а порой сплю как убитая. И все из-за тебя, — мрачно закончила она и вышла из дома, хлопнув дверью перед носом Уайета.
Но не успел он провести рукой по волосам, как Таллула вновь открыла дверь и бросилась в его объятия. После чего сразу же зевнула, упав головой к нему на плечо.
— Я устала.
Уайет отнес ее наверх, в спальню. Таллула сразу же заснула. Он лег рядом с ней и скоро тоже заснул.
Через час Таллула проснулась и умчалась на работу, переживая, что совсем заспалась.
Уайет, не зная, как приноровиться к этой новой стороне любимой женщины, не сразу пошел в кафе. Осторожно заказав кофе и пирог, он сел в углу, стараясь ничем не вывести из себя Таллулу. Теперь перед ним всегда лежал вожделенный второй кусок пирога.
Разглядывая чернику, Уайет гадал, стоит ли ему выражать счастье и веселье, когда Таллула радом… или же лучше подождать и посмотреть, в какую сторону подует ветер.
Проходящий мимо Норм проворчал:
— Сделай же что-нибудь, Уайет. Таллула не находит себе места. Ты не чувствуешь запаха лука?
Но Таллула уже выходила из кафе с удочкой в руке.
— Вернусь после обеда, — беззаботно бросила она, проходя мимо Норма и Уайета. — Сейчас самый клев. Меня ждет моя крупная.
Уайет, взглянув на второй кусок пирога, решил, что Таллула важнее.
Он нашел ее на берегу речки. Усевшись на пень, он взял в рот травинку и тут же пригнулся, уклоняясь от просвистевшей мимо уха блесны.
Иметь ребенка, держать его на руках, кормить его и менять ему пеленки — что может быть прекраснее этого? Глядя, как Таллула отчаянно машет удочкой, сшибая сосновые шишки, Уайет думал, сколько он пропустил в жизни Фоллен. Мишель отняла у него дочь, когда у той еще не начали резаться зубки. Он не видел, как она сделала первый шаг, не слышал, как произнесла первое слово.
Уайет глубоко вздохнул. Его грудь сдавили муки прошлого и радость от сознания, что Таллула носит под сердцем новую жизнь.
Две женщины — и третья, Миракл, — тесно переплелись в его жизни, и Уайет понимал, что должен поступать очень осторожно. Потеря любой из этих женщин будет равносильна тому, что у него вырвут частицу сердца…
Уайет закрыл глаза, предаваясь размышлениям о Таллуле, об их ребенке…
Вдруг она обернулась, и все внутри у него оборвалось. Подобное он уже испытал много лет назад, незадолго до того, как мать Фоллен сбежала от него…
— Знаешь, Уайет… я все думаю о твоих словах насчет «головастиков». По-моему, их надо сдать на анализ. И если у меня какая-то странная и таинственная болезнь…
Уайет попытался сделать вдох, наполнить легкие воздухом, а Таллула, отвернувшись, снова продолжала борьбу с шишками и рогозом. Весь мир, наполненный пробивающимися сквозь листву лучами солнца, вдруг замер, точно дождевая капля, застывшая на острие меча. Уайет впился пальцами в пень, словно цепляясь за скалу над обрывом… под которым его ждут изголодавшиеся львы. Он чувствовал, что каждое сказанное им сейчас слово будет иметь решающее значение… Кашлянув, Уайет осторожно произнес:
— Э-э… ты о чем это?
А Таллула вдруг начала плакать, быстро взмахивая удочкой, но не попадая крючком в воду. Леска, как хлыстом, срезала растущие на берегу цветы. Ярко-желтые лепестки падали в воду, и течение уносило их прочь.
Уайет, вскочив на ноги, шагнул к Таллуле, снедаемый страхом. Она направила на него удочку, остановив его мрачным взглядом.
— Ты потрясен… И испуган. Ты не хочешь меня. Я знала это.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100