Читать онлайн Любить так любить!, автора - Лондон Кейт, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любить так любить! - Лондон Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любить так любить! - Лондон Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любить так любить! - Лондон Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лондон Кейт

Любить так любить!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Там на улице стоит Джоуэл. Тебя, наверное, ждет. А на дворе как-никак ноябрь, ветер пронизывающий. Небось промерз как цуцик, — ухмыльнулась Лэйси, обращаясь к Фионе.
Хозяин бара Мэдди сосал леденец на палочке, хотя обычно стоял за стойкой с сигаретой в зубах. Вторники в его баре были объявлены «женскими днями», и мужчин не пускали. Менялся и привычный набор напитков: вместо крепких, горячительных подавались травяной чай, лимонады и соки.
— Как ты относишься ко всем этим изображениям полуобнаженных девиц, которые Мэдди развешивает на стенах? — спросила Талия, отбивая каблуком ритм звучавшей по радио мелодии.
— Бирку они нравятся. Он несколько раз мне об этом говорил.
— Ну-ну, Лэйси. Мы все знаем, какой тип женщин предпочитает Бирк: миниатюрные, длинноволосые и голубоглазые. А вот Джоуэл, уверена, предпочитает высоких, стройных и свободолюбивых, — усмехнулась Сибилла. — Послушай, Фиона, ты единственная из Толчифов, кто до сих пор не связал себя узами брака. Однако, наблюдая за Джоуэлом, я могу сделать вывод, что ему такое положение дел не нравится и он собирается в скором времени это изменить.
Фиона так резко поставила свою чашку на стол, что немного кофе выплеснулось и обожгло ей руку.
— Да что ты говоришь, Сибилла! Мы же практически незнакомы. От силы месяц. Конечно, мы с ним вместе готовимся к танцевальному конкурсу, но это ничего не означает. Брак — дело серьезное, надо еще получше узнать друг друга.
Конечно, Фиона хитрила. По правде говоря, у нее иногда возникало впечатление, будто они знакомы с ним всю жизнь. За последние несколько дней они с утра до вечера были с Джоуэлом вместе и большую часть времени проводили в постели, забывая обо всем на свете.
Лишь две черты характера Джоуэла продолжали раздражать Фиону: во-первых, это его стремление все время держать себя в руках. Если он вдруг терял над собой контроль, то долго потом переживал по этому поводу. Фиону огорчало то, что он не хотел отдаться ей полностью, без оглядки, будто боялся чего-то, будто не доверял ей до конца. А во-вторых, консерватизм Джоуэла в некоторых вопросах. Так, он каждый день отправлял ее на ночь домой, чтобы не дать повода для возникновения слухов. Фионе же очень не хотелось покидать его. Зачем куда-то ехать на ночь глядя, если можно лечь вместе, обняться, положить ему голову на грудь и заснуть сладко-сладко?..
Фиона выглянула в окно. Джоуэл стоял, опершись на капот машины. Он действительно поеживался от холода. Воротник его кожаной куртки был поднят, а руки он засунул в карманы. Джоуэл ждал ее, чтобы отвезти домой. Он все время заботился о ней, старался угодить ей. Но ей вполне хватало братьев, которые всю жизнь навязчиво предлагали ей свою помощь и защиту, что, по ее мнению, ограничивало ее свободу.
Фиона допила чай и отправилась за новой чашкой. Трудно сказать, сможет ли она когда-нибудь привыкнуть к мании Джоуэла планировать все свои поступки. Логика, разум, точность… Ну, как можно, скажем, раскладывать рабочие инструменты рядами, направляя ручки в одну сторону. Правила, правила… Они не для нее! И не для нее мужчина, который без них не может обойтись. Есть единственное правило любви — следовать голосу сердца.
В ее жизни не должно быть никаких строгих правил. Она не потерпит, чтобы их отношения с Джоуэлом подчинялись холодной логике. Во что тогда превратятся их отношения? Недолговечный любовный роман? Просто секс? Сумеет ли она сохранить свою независимость? И опасен ли для нее Джоуэл?
— О Боже! Я уже начинаю думать столь же логично, как и он! — вырвалось вдруг у Фионы, которая вот уже несколько минут стояла у окна, вызывая удивленные взгляды своих подружек.
Но как он может контролировать себя, когда она целует его и ласкает? Фиона догадывалась, что такой самоконтроль дается ему нелегко, что он вынужден насиловать свою волю, и не понимала, зачем Джоуэл так мучается. И как она ни старалась, ей не удавалось заставить его забыться.
Фиона решила тщательно проанализировать поведение Джоуэла, в надежде найти хоть какое-нибудь слабое место в его обороне. На первый взгляд это казалось почти невозможным!
Он подарил ей слона. Открыл свою душу. Никому больше — Фиона нисколько в этом не сомневалась — он не рассказывал о своем тяжелом детстве, о страхах и переживаниях. Только с ней он был настоящим. Она слишком часто думает о Джоуэле и искренне переживает за него. Нет, он уже не просто ее любовник, ему удалось стать для нее чем-то гораздо большим.
Неожиданно Фиона поняла, что все ее опасения напрасны и, несмотря на то что Джоуэл прагматик и логик, отношения с ним могут быть интересными и непредсказуемыми. Да, он чаще выглядит строгим адвокатом, этаким одиноким волком, но она-то хорошо знает, что Джоуэл может быть веселым и немного сумасшедшим и что тогда на его губах появляется задорная мальчишеская улыбка. Вот для нее и задача на ближайшее время. Она просто обязана открыть для мира этого второго Джоуэла, который скрывается от всех под маской строгости и холодности. Кроме того, ей неплохо бы разобраться в самой себе. Слишком долго работа и заботы о других людях занимали все ее внимание, заставляя забыть о том, что она женщина. Годами у нее накапливалась нежность, которую не на кого было направить… Джоуэл подтолкнул ее к мысли о том, что она слишком глубоко погрузилась в мир чужих проблем и перестала думать о себе, о своей личной жизни. Джоуэл высвободил дремавшие в ней чувства, которые она неосознанно прятала в глубинах своей души. Он разбудил ее от глубокого сна и подарил ей новые эмоции, новые радости. Увы, никто не идеален в этом мире. Есть недостатки и у Джоуэла.
— Но из него можно, можно сделать человека! — снова забывшись, произнесла она вслух. — Вот и нужно этим заняться!
— Из кого сделать человека? Из Джоуэла Палладина? — чуть ли не хором спросили сидевшие за столом женщины, с удивлением, смешанным с радостью, наблюдавшие за Фионой.
— Из него, родимого, из кого же еще? Уж больно он тревожится за меня! Можно подумать, будто я хрустальная! Извините меня, но я пойду, нам ведь нужно готовиться к конкурсу. Джоуэл обещал обучить меня еще нескольким новым движениям. И я не могу так долго заставлять его ждать меня. В конце концов, человек подарил мне слона! — пробормотала Фиона, направляясь к выходу.
И верно, нечего ей здесь рассиживаться, когда ее ждет Джоуэл, с которым ей давным-давно пора поговорить по душам!
Фиона быстро пересекла улицу и подлетела к Джоуэлу. Тот молча смотрел на нее.
— Прости, что я заставила тебя ждать. Наверное, мне следовало раньше бросить моих подружек. Единственное, что я могу сказать в свое оправдание: я привыкла жить самостоятельно, не оглядываясь на других. Всю свою жизнь я была абсолютно независимым человеком. — Она несколько раз прошлась взад-вперед мимо Джоуэла, потом встала прямо перед ним, внимательно осмотрела его с ног до головы и произнесла, глядя ему в глаза:
— Мне не нравятся чересчур самоуверенные мужчины.
Джоуэл снова ничего не сказал. Фиона сделала вид, что их разговор ее нисколько не интересует, подошла к капоту и принялась изучать машину. Выждав несколько минут, она повернулась к Джоуэлу. Этот мужчина ворвался в ее жизнь, а теперь не хочет сказать ей ни слова.
— Расскажи мне о твоей бывшей жене. Почему ты на ней женился?
Его губы сжались.
— Судьба так сложилась. Можно сказать, что мне ничего другого не оставалось. Ее отец был близким другом Мами. Мне всегда очень нравилась ее семья… замечательные родители. Я сам работал с ее отцом. И до сих пор восхищаюсь им. Мать Патрис также была изумительной женщиной. Очень доброй, умной и заботливой. Мне очень хотелось верить, что и у меня получится такая же… хорошая семья. Для меня это было даже важнее карьеры.
— Она родила тебе ребенка, а это многого стоит.
Джоуэл отвел взгляд от Фионы и посмотрел на горы. Лицо его помрачнело. Фиона поняла, что затронула больную для Джоуэла проблему. Сколько же еще глубоких душевных ран нанесла Джоуэла жизнь?
— Мне тяжело говорить о рождении Коди, — после некоторого молчания с тяжелым вздохом произнес он. — В один прекрасный день Патрис вдруг заявила мне, что хочет ребенка. Как же я, дурак, обрадовался! Мы в то время стали отдаляться друг от друга. Особых иллюзий я не питал и не надеялся на то, что ребенок сблизит нас. Любовь — штука хитрая! Ее не слепишь из добрых побуждений. Но мне хотелось верить, что рождение ребенка сделает мою жену счастливой и даст ей то, чего я не смог. Надежды, надежды… Но казалось логичным, что женщина в ее возрасте хочет ребенка от любимого мужа. — Лицо Джоула помрачнело еще больше. — Я часто видел, как радуются женщины, играющие со своими детьми. Некоторые из них просто светились от счастья. Но Патрис возненавидела Коди еще до рождения. Она тяжело переносила беременность, по утрам ей становилось плохо, и вообще ее часто и сильно тошнило. Последней каплей, переполнившей чашу терпения моей жены, как мне кажется, оказалось наше внешнее сходство с сыном. Патрис всю передернуло, когда она увидела его в первый раз… Хотя, казалось бы, какое там особое сходство может быть между мужчиной и младенцем. Дальнейшую нашу совместную жизнь и вспоминать-то не хочется. Она то и дело напоминала мне, что я незаконнорожденный и что с ее стороны, женщины из высшего общества, это была неслыханная жертва — согласиться выйти за меня замуж. А вывод был всегда один: мы разные люди, нам лучше расстаться и Коди будет гораздо лучше с ней, чем со мной. А я, по ее мнению, был плохим мужем, а значит, стану плохим отцом.
Последние слова Джоуэл произнес с горечью в голосе.
Фиона забарабанила пальцами по машине, стараясь сохранять спокойствие. Ей было безумно жалко Джоуэла. В любом другом случае Фиона постаралась бы смягчить его боль, обняла бы, сказала ласковые слова, но сегодня она держала себя в узде: ей нужно все понять в жизни стоящего перед ней мужчины, все до последней капельки…
— Скажи, ты и наши отношения пытаешься выстраивать по каким-то своим законам? — Сердце ее замерло в ожидании ответа. Фиона мысленно молила Джоуэла: «Только не говори, пожалуйста, что хочешь строить нашу совместную жизнь на основе логических выкладок. Я этого не вынесу. Не хочу, чтобы все было взвешено и просеяно сквозь сито здравого смысла. Не хочу оказаться в списке твоих дел. Не хочу заранее знать, что будет завтра, послезавтра, через неделю, всегда… Нет, ни за что!»
— В логике нет ничего дурного. И пускать все на самотек, мне кажется, нельзя. Иначе жизнь может вырваться из твоих рук. Но… это не самое необходимое условие. Гораздо важнее, что мы с тобой понимаем друг друга. Что я научился доверять тебе и надеюсь, что и ты мне тоже доверяешь. Для меня этого вполне достаточно. Большего я и не требую. А поскольку ты стала расспрашивать меня о бывшей жене, признаюсь: она считала меня холодным и чуждым всякой романтики человеком.
Пораженная его словами, Фиона перестала барабанить пальцами по капоту и с недоумением посмотрела на Джоуэла. Это не правда! Он может быть удивительно нежным, страстным и романтичным.
— А другие женщины? Хотя ты и говорил, что у тебя не слишком богатый сексуальный опыт, но все-таки… Ответь, у тебя были другие женщины?
Джоуэл поднял голову и пристально взглянул на нее:
— А ты настроена решительно, как я погляжу. Устроила допрос с пристрастием. О каких женщинах ты говоришь? Я же все время работал. Когда ты с утра до вечера занят, ты не можешь думать о всяких глупостях. Так что заруби себе на носу: если тебе нужен плейбой, то обращайся к кому-нибудь другому. Я не такой.
Фиона внимательно всматривалась в Джоуэла.
— О Боже! Никогда бы не подумала, что ты предпочитаешь хранить верность. Такой страстный мужчина. Впрочем, с другой стороны, все понятно, с твоим-то консерватизмом и любовью к порядку. Скажи, значит, ты, как и мои братья, ратуешь за серьезные отношения между мужчиной и женщиной? Чего же ты ждешь от меня?
— Я ничего от тебя не жду. Дай мне лишь то, что захочешь сама. Повторяю: большего я от тебе не требую. Ни в коем случае не хочу ограничивать твою свободу и пытаться хоть как-то изменить тебя. Пожалуйста, будь со мной искренней и естественной. Но меня, признаться, настораживает, что ты часто ввязываешься в различного рода авантюры. Не хочу, чтобы наши с тобой отношения стали для тебя небольшим приключением. Ладно, давай пока прекратим этот разговор. Не знаю, как ты, а я уже порядком продрог. Если не против, садись за руль, — сказал Джоуэл и кинул ей ключи от «корвета».
— О Боже! — прошептала Фиона, наблюдая за тем, как Джоуэл открывал дверцу машины и садился на пассажирское сиденье. Похоже, он и впрямь ей доверяет. Не побоялся вручить ей ключи от своего любимого сокровища. И как он догадался о том, что она давно мечтала сесть за руль этой чудесной машины?
Устроившись поудобнее на водительском кресле, Фиона снова взглянула на Джоуэла. Тот широко улыбался.
— И куда мы поедем? — веселым голосом спросила она, радуясь новым ощущениям: как здорово сидеть за рулем шикарной спортивной машины, когда рядом красавец мужчина, принадлежащий тебе, и только тебе одной. Ветер играет их волосами, и они едут… не важно куда, лишь бы ехать вместе!
Джоуэл обнял Фиону и положил голову ей на плечо:
— Куда пожелаешь, моя королева.
— Я знала, что ты так скажешь! — Сказав это, она наклонилась к Джоуэлу, потянула его за край кожаной куртки и страстно поцеловала в губы, желая продемонстрировать свою власть. Когда она выпрямилась, он вздохнул и радостно засмеялся:
— Кончай целоваться. Ты же за рулем. Угробишь и нас и машину! Фиона усмехнулась:
— Джоуэл Палладии, ты самый настоящий сухарь. Какая к черту машина, если женщина хочет целоваться! Как ужасно, когда мужчина не способен потерять голову и хоть на минуту забыть об инстинкте самосохранения.
— Мда. К несчастью, вынужден с тобой согласиться. Что-что, а инстинкты у меня хорошо развиты. А еще я люблю строить планы на будущее. И все меня считают бесчувственным и чересчур логичным, — спокойно отозвался Джоуэл. — Боюсь, что тебе известны еще далеко не все мои недостатки.
— Разберемся. Но думаю, что на такие пустяки, как поиск твоих слабостей, времени у нас найдется не скоро. Я намерена все ближайшие годы заниматься с тобой любовью. С перерывами на завтрак, обед и ужин. А начнем прямо сегодня, как только приедем в дом возле озера Толчиф.
Фиона снова обернулась к Джоуэлу, соблазнительно улыбнулась и медленно провела языком по губам.
— Надеюсь, что после этого я не отдам концы, — пробурчал Джоуэл и положил руку на бедро Фионы. Та улыбнулась. Она так долго жила в одиночестве, что ей было трудно привыкнуть к мужским ласкам, но к хорошему привыкаешь быстро. — А ты молодец! Такое впечатление, будто тебе не впервой водить мою машину, — похвалил ее Джоуэл, когда она удачно преодолела трудный поворот на тяжелой грунтовой дороге.
Фиона покосилась на него, собираясь шутливо ответить, но промолчала, невольно залюбовавшись сидящим рядом мужчиной.
Часом позже они уже лежали рядом на кровати, немного усталые, но безмерно счастливые. Лунный свет освещал комнату. На темном небе сверкали звезды. Фиона положила голову на грудь Джоула. Она радовалась близости его разгоряченного тела и вспоминала, как они приехали в домик возле озера и как, отказавшись от еды, буквально рухнули на кровать и стали целоваться, как страсть заставила их забыть обо всем на свете и как чудесно они провели время. За окном дул сильный ветер, погода явно ухудшилась, но им обоим все было нипочем, ведь, когда ты любишь, все остальное представляется неважным! Улыбка не покидала лица Фионы, она все еще ощущала поцелуи Джоуэла на своем теле. Ей хотелось, чтобы он покрепче обнял ее и прижал к себе, пусть вновь возникнет это сладкое чувство спокойствия и безопасности. Фиону переполняла любовь к Джоуэлу, но как показать ему, какие чувства она к нему испытывает? Слова казались ей бесполезными.
Джоуэл неожиданно зашевелился. Он поднял голову и, посмотрев Фионе в глаза, нежно поцеловал ее. Потом, заметив в волосах Фионы запутавшуюся веточку, аккуратно вытащил ее. Он был так заботлив, так ласков, что Фиона не выдержала и расплакалась.
Улыбка Джоуэла тотчас исчезла, и лицо его помрачнело. Он нежно взял ее за подбородок и повернул ее голову к себе.
— Неужели я снова сделал тебе больно? — спросил он дрогнувшим голосом.
Фиона легко ударила его по спине и покачала головой:
— Нет, Джоуэл, ты ошибаешься. Со мной все в порядке. Я счастлива, потому что все было великолепно. Просто подумала о том, какая чудесная сегодня ночь, вот и расчувствовалась. Знаешь ведь, женщины — плаксивые создания. И мы плачем не только тогда, когда нам больно или плохо.
Он закрыл глаза:
— Слава Богу! Но давай без комплиментов. Великолепно — это слишком громко сказано. Нормально.
Фиона легонько укусила его за нижнюю губу.
— А нормально — слишком слабо. Разве тебе не понравились мои поцелуи? Страстные и ненасытные… Джоуэл, тебе не холодно? — спросила она, натягивая на него одеяло и прижимаясь к нему, будто намереваясь согреть его своим телом.
— Мне сегодня не удастся к тебе приехать, чтобы потренироваться, — была вынуждена сказать Джоуэлу Фиона, когда он позвонил ей в четверг, чтобы заказать цветы для Мами. — Понимаешь, завтра у меня крестины двух детей, помолвка и масса работы в связи с предстоящими двумя свадьбами. А кроме того, случилось горе: умер мистер Уэйли. И весь город хочет послать цветы на завтрашние похороны. Мне придется этим всем заниматься с утра до ночи. Так что из магазина вряд ли вылезу. Ты ведь все понимаешь, Джоуэл, да? Но в последний раз мы с тобой хорошо потренировались. Ты был потрясающим. Думаю, с таким партнером первое место нам обеспечено. Если что, добавим импровизацию.
Джоуэл сильно сжал телефонную трубку. Две ночи подряд они проводили вместе, любя друг друга, и он не собирается отпускать ее из-за каких-то цветов.
— Я не приветствую импровизации, — сказал он и понял, что его голос звучит слишком холодно, по-деловому, чего ему совершенно не хотелось.
Прежде чем позвонить Фионе, он побеседовал с Коди, надеясь немного наладить отношения с сыном, а кроме того, ему вдруг до боли захотелось услышать голос мальчика. Но Коди по-прежнему разговаривал с ним вызывающе и агрессивно. Джоуэл не выдержал и перешел на холодный менторский тон. А теперь винил себя за то, что не сумел сдержаться. Ему еще многому нужно научиться, чтобы сблизиться с сыном, да и с Фионой тоже.
Черт! Как жаль, что Фиона все время бросает его из-за работы, из-за цветов. Джоуэл, безусловно, понимал ее проблемы: короткие сроки, загруженность работой, которая неожиданно сваливается на тебя в огромных количествах. Но он не мог ничего поделать с собой: ему было грустно и больно, ведь сегодня он опять не сможет увидеть Фиону.
— Я могу тебе помочь, — сказал Джоуэл, не особенно надеясь, что Фиона примет его предложение.
Он прижал трубку ухом к плечу, взял тряпку и вытер запачканные бензином руки. Взглянув на них, Джоуэл печально покачал головой: как можно с такими большими и грубыми руками обращаться с изящными цветами, не говоря уж о хрупких, нежных женщинах.
После некоторых сомнений Фиона ответила:
— Джоуэл, я не думаю, что ты мне можешь помочь. Я этому обучалась несколько лет. Весной даже принимала участие в нескольких конкурсах. Пойми, это не так легко, как может показаться с первого взгляда.
После разговора с Коди, который все еще злился на него и даже не обрадовался перспективе покататься на собственной лошади, Джоуэл надеялся увидеться с Фионой, обнять ее и поцеловать. Их встреча обязательно принесет ему столь необходимое спокойствие и уверенность в собственных силах. Они ведь созданы друг для друга — он нисколько в этом не сомневался. Почему же она не хочет, чтобы он ей помогал? Вдали от нее он чувствовал себя таким одиноким и несчастным.
— А ты поела? — спросил он, подозревая, что Фиона могла заработаться и забыть поесть.
— Я что-то там перекусила. На основательный обед у меня просто не было времени, — ответила она. Ее было плохо слышно, так как она, наверное, включила воду.
Когда они занимались любовью, она обычно не шептала ему нежных слов, не подгоняла его. Фиона погружалась в свои чувства, в море страсти и, похоже, наблюдала за реакцией собственного тела на ласки Джоуэла. Он, наверное, должен был вести себя иначе: говорить ласковые слова, проявлять больше нежности, говорить о своей любви. Фиона заслуживает не только секса, но и настоящих глубоких чувств. Но Джоуэл молчал, всякий раз его самого захлестывали эмоции, и он забывал обо всех своих намерениях. Но главное заключалось в том, что, по правде говоря, он не имел ни малейшего представления о том, когда именно и что нужно говорить. Джоуэл боялся, что может все испортить своей попыткой предстать в глазах Фионы в романтичном свете. Ну почему ему никак не удается совладать с самим собой! Он хочет продемонстрировать Фионе нежность, а сам бросается на нее, как голодный зверь… Джоуэл снова вспомнил о царапинах на запястьях Фионы. Когда он наконец научится находить нужные слова, чтобы постоянно выражать ей свою благодарность за ее любовь? Ведь она отдала ему всю себя.
— Решено, я к тебе заеду и привезу что-нибудь. Тебе нужно подкрепиться.
Положив трубку, он направился к холодильнику и осмотрел его содержимое. Мами не забывала о нем и здесь. Холодильник был доверху забит всевозможной едой. Джоуэл выбрал запеченного с сыром лосося, потом сварил макароны и отправился к Фионе.
Через полчаса он уже стоял возле черного входа ее дома. Из оранжереи доносились громкая музыка и звонкий голос Тины Тернер. Так как в одной руке у него была кастрюля с макаронами, а в другой — блюдо с рыбой, Джоуэл не без труда сумел нажать на звонок и обрадовался, когда увидел Фиону, идущую к двери. Она была в джинсах и свитере, а сверху передник. Открыв дверь и увидев нагруженного Джоуэла, она тотчас же взяла у него из рук блюдо.
— Ммм… Спасибо за еду. Честно говоря, у меня со вчерашнего вечера маковой росинки во рту не было. Все кручусь, нет даже времени лишний раз на кухню сходить. Я люблю тебя, мой король.
Сказав это, Фиона отправилась за тарелками и вилками. Джоуэл стоял, ошеломленный. Она снова умудрилась поразить его своим поведением. Для него слова «я люблю тебя» были глубоко значимыми. Ими нельзя кидаться направо-налево, а если и говорить, то как клятву. Джоуэл не привык к выражению эмоций и чувств и не ожидал таких слов от Фионы. «Мой король…» Эти слова продолжали звучать в его голове. Немного придя в себя, Джоуэл пошел закрывать входную дверь. Он решил не думать о неожиданном признании Фионы в любви и принялся внимательно осматривать оранжерею и цветы, но мысли постоянно возвращались к недавней сцене. Джоуэл подумал, что такие слова из уст члена семьи Толчиф говорят о многом. Просто так Фиона не могла бы их сказать.
Из-за одного из стоящих горшков с цветами выскользнула ящерица и, остановившись возле ботинка Джоуэла, с интересом подняла голову. Джоуэлу показалось, что она осмотрела его и, видимо придя к выводу, что он безопасен, улыбнулась ему. Вслед за ящерицей показалась и Минни, кошка Фионы. Она грациозно подошла к нему и потерлась о его джинсы.
— Всем привет, — усмехнулся Джоуэл. — Папочка вернулся домой.
— Какая вкуснотища! — воскликнула в этот момент Фиона, которая уже успела вернуться и теперь поедала за обе щеки принесенную еду. Сразу было видно, как сильно она проголодалась. Джоуэл молча любовался ей. Фиона оторвалась от тарелки, удивленно взглянула на него и указала на стоящий рядом с ней стул.
— Действительно вкусно? — спросил он с улыбкой.
— Просто замечательно, — прошептала в ответ Фиона. — Так бы сидела и ела все время. Но увы, надо спешить. Работы еще полным-полно.
Вскоре Фиона снова принялась за работу. Она срезала цветы в горшках, обрабатывала их концы и опускала в подготовленные вазы. Когда цветов набиралось много, Фиона принималась изготавливать букеты, перевязывая их ленточками. Готовые букеты она уносила в другую комнату. Джоуэл следил за ее действиями, не зная, чем помочь. Не хотелось сидеть сложа руки.
Отправляясь за очередной партией цветов, Фиона остановилась перед Джоуэлом, нагнулась и поцеловала его. Он посмотрел ей вслед и вздохнул, выбитый из равновесия, Фиона вернулась с охапкой гвоздик, осторожно положила их на стол и устало взглянула на Джоуэла:
— Мне кажется, что я не справлюсь с этой работой до завтрашнего утра. — И, помолчав, добавила:
— Бедная миссис Уэйли… бедный мистер Уэйли, ему было-то всего восемьдесят пять…
В глазах Фионы стояли слезы. Джоуэл встал и одной рукой ласково обнял ее за плечи, а другой поднял ее лицо и нежно поцеловал в губы.
— Уверена, — всхлипнула Фиона, — тебе бы мистер Уэйли понравился. Вы бы с ним стали друзьями. Он был таким живым, работящим и отзывчивым. И меня он многому научил. А бедная миссис Уэйли. Что она будет теперь делать одна-одинешенька? Сколько лет они жили душа в душу. У мистера Уэйли осталось столько невыполненных заказов. Миссис Уэйли придется раздавать непочиненные газонокосилки, стиральные машины, фены…
Джоуэл чувствовал, что должен что-нибудь сказать, но ему никогда прежде не доводилось оказываться в подобной ситуации, и он боялся ошибиться. Наконец он собрался с силами, прокашлялся и произнес:
— Давай я навещу миссис Уэйли и посмотрю, чем можно помочь. А кроме того, ты говорила о крестинах двух малышей. Как ты думаешь, это может хоть немного отвлечь ее?
Фиона положила голову на его плечо, Джоуэл снова обнял ее. Он чувствовал себя не в своей тарелке. Еще ни разу в жизни ему не приходилось успокаивать женщин, и он не знал, что нужно делать в таких случаях. Но он обязательно научится…
— Скажи мне, Фиона, чем я могу тебе помочь, что мне сделать для тебя?
Фиона тяжко вздохнула. И улыбнулась, когда поняла, что Джоуэл начал массировать ей плечи.
— Я уже подготовила практически все букеты на похороны. — Она немного помолчала, а потом добавила:
— Осталось только вот эти сорок гвоздик обработать и оформить.
— Давай этим займусь я, — прошептал Джоуэл, закатывая рукава. Ему не терпелось взяться за работу. — Скажи мне, как ты хотела бы украсить букеты. Несколькими ленточками или вот теми бантами? Может быть, расположить гвоздики лесенкой?
Фиона устало вздохнула:
— Не представляю, чем ты можешь мне помочь, Джоуэл. Украшать букеты — не такое уж и легкое дело. В нем много всяких хитростей. Мне сложно объяснить тебе все за несколько минут, этому учатся годами.
Но, увидев умоляющее выражение лица Джоуэла, Фиона поняла, что ему очень хочется помочь ей, и согласилась. Тот очень старался, но, когда работа закончилась и за Джоуэлом закрылась дверь, Фиона облегченно вздохнула и бросилась к украшенным им букетам. Ей не терпелось учинить в них небольшой беспорядок. Джоуэл оформил их именно так, как она и предполагала: четкие линии, симметрия и строгий порядок. Но он был так доволен собой и своей работой, что при нем у нее рука не поднималась на его творения, а внести некоторый сумбур было все-таки необходимо. Подумав, Фиона добавила в букеты еще по несколько цветов, ленточек и парочку бантов.
На следующий день вечером должен был состояться долгожданный танцевальный конкурс. Готовясь к нему, Фиона невольно задумалась о своих отношениях с Джоуэлом. Она почему-то боялась предстоящего свидания с ним: ее немного страшила та страсть, которую она в нем вызывала. Конечно, приятно чувствовать себя желанной женщиной. Именно об этом она и мечтала, но страсть — ненадежный фундамент: сегодня она есть, а завтра…
Фиона встала с кровати и подошла к зеркалу, чтобы прикрепить к волосам большую красную розу. Мысль о том, что после каждой их тренировки они непременно оказывались в кровати, заставила Фиону покраснеть. Всякий раз танец рождал в них обоих желание, которому они не могли противиться.
Фиона осмотрела себя с ног до головы. Она остановила свой выбор на коротком облегающем черном платье с тонкими бретельками.
Сегодня будет их первое настоящее свидание, с рестораном, танцами… А значит, ее отношения с Джоуэлом переходили на новый уровень, и это пугало Фиону.
Она заметила, что ее руки немного дрожат. Нужно успокоиться. Вздохнув, Фиона оправила платье. Ей впервые хотелось выглядеть женственной и привлекательной. Раньше она никогда не думала об этом, и все шло как-то само собой. Прежде ей никогда не приходилось волноваться о том, какое впечатление она произведет на мужчину. А вдруг Джоуэлу не понравится, как она выглядит! Он, конечно, ей ничего не скажет, но разве трудно догадаться, что мужчина разочарован в тебе? Сердце ее тоскливо сжалось.
А когда раздался звонок в дверь, у Фионы и вовсе перехватило дыхание.
— Ничего страшного, — пробормотала она. — Просто посидим с Джоуэлом, потанцуем.
Джоуэл был одет в черную шелковую рубашку и такого же цвета брюки с ярко-красными подтяжками. Его налакированные ботинки блестели. Фиона оценивающим взглядом осмотрела его:
— Подтяжки — замечательная идея. Выглядишь потрясающе.
Фиона вспомнила, что ее отец любил носить подтяжки, а мать однажды сказала ей: «Если мужчина носит красивые подтяжки, подходящие к его костюму, будь уверена, дорогая: ему можно доверить свое сердце».
— Я и сам не ожидал, что так оденусь. Захотелось вдруг. И мне кажется, смотрится оригинально, — начал оправдываться Джоуэл.
— Прекрати, — осуждающе перебила его Фиона. — Я в восторге от твоего внешнего вида. Красные подтяжки придали ему законченность и пикантность.
— Мне кажется, что ты немного напряжена.
Я прав? — ласково спросил Джоуэл, проведя пальцем по ее щеке. — Разве мы не прошли этот этап наших отношений?
— У нас с тобой сегодня первое официальное свидание, — произнесла Фиона дрожащим голосом. — Ты не просто так пришел ко мне, а… мы идем в ресторан. Свидание предполагает ухаживания, а ухаживания означают, что… В общем, это означает, что…
Джоуэл вопросительно изогнул бровь. Фиона покраснела еще больше.
— Не волнуйся, моя королева. Мне всегда казалось, что ты любишь новые ощущения. Официальное свидание не такая уж и страшная вещь. И совсем не такая уж плохая, как тебе кажется.
— Но ведь люди начнут говорить о нас. Ты только представь, что они могут подумать…
Джоуэл театрально вздохнул и покачал головой:
— Какой ужас. Ты права. Некоторые люди склонны делать излишне быстрые выводы. Знаешь, а ты сегодня такая соблазнительная. Тебе идет это платье, — прошептал он, наклонившись к ее уху.
Затем он торжественно вручил ей подарок, завернутый в бумагу и перевязанный красным бантом.
— Что это? — спросила Фиона, разворачивая бумагу. В коробке лежал черный платок с красными розами. Джоуэл взял его у нее из рук и накинул ей на плечи, красивым узлом завязав концы, затем притянул Фиону к себе, поцеловал в губы и прошептал:
— Ты потрясающая женщина.
Когда они танцевали, Джоуэл мечтал о том, чтобы музыка звучала вечно. Давно он не чувствовал себя таким счастливым. А когда их объявили победителями, он обнял Фиону и крепко поцеловал в губы.
— Эй, Палладии, что с тобой? — недовольно проворчала Фиона, когда они шли к своему столику. — Неужели не мог ограничиться легким поцелуем в щечку? Весь зал на нас смотрел.
— Не горячись, — прошептал в ответ Джоуэл, — я-то, наивный, наоборот, думал, ты обидишься, что слишком сухо благодарю за прекрасный танец.
— Да, разумеется, в танго мужчина ведет партнершу и та должна беспрекословно ему подчиняться, отвечать на каждое его движение. Я с этим согласна и спорить не буду. Но в жизни, Джоуэл, я тебе не позволю собой командовать.
Когда конкурсная программа кончилась, хозяин ресторана Мэдди подошел к их столику и объявил:
— Я думаю, все здесь присутствующие слышали пение нашей неотразимой Фионы Толчиф. Надеюсь, она не откажется что-нибудь нам спеть.
Джоуэл сузил глаза и откинулся на спинку стула. С какой стати он должен сейчас остаться один, а кроме того, терпеть, что все мужчины пялятся на Фиону. Это благотворительный вечер, парень, попытался он урезонить себя, но ревность заглушить все-таки не удалось. Джоуэл вспомнил, как Фиона волновалась оттого, что у них сегодня было первое официальное свидание. Видимо, страшилась ухаживаний с его стороны. Он должен все это проанализировать. Может быть, он слишком настойчив и торопит Фиону. А может быть, недостаточно романтичен. Ведь наверняка ей не понравилось, как он вчера украсил букеты, — скорее всего, она опять огорчилась, что ему так нравятся порядок и четкость. Да, непросто поймать бабочку.
Плохо и то, что они живут раздельно. Никак не заснешь: все думаешь, как там она, одинокая, в своем большом доме?..
Музыканты начали играть, и Фиона появилась на сцене. Она запела одну из своих любимых песен Тины Тернер. Джоуэл погрузился в размышления о своих будущих шагах. Нужно будет опять пригласить ее на свидание, только сделать его более романтичным. Каждая женщина должна иметь сентиментальные сувениры: любовные записочки, лепестки цветов…
Две следующие песни Фиона исполняла, двигаясь в такт их мелодии. Джоуэл заметил, что мужчины, особенно из первого ряда, смотрят на нее не отрываясь. А ведь некоторые из них, как он знал, раньше числились в приятелях Фионы. Нет, он не должен ревновать: все они остались в ее прошлом, а в будущем будет только он один.
Джоуэл попытался расслабиться, но неожиданно странная мысль пришла ему в голову. А что, если Фиона своим танцем на сцене старается показать ему, что он, со своим традиционным взглядом на жизнь, ей не подходит, что она любит яркую жизнь, полную приключений? Джоуэл глубоко вздохнул. Какие глупости начинают лезть в голову, когда ревнуешь. Заметив, что песня уже заканчивается, Джоуэл решил, что с него хватит. Он вскочил, подошел к сцене, одним прыжком забрался на нее, обнял Фиону и повернулся лицом к залу:
— Извините, но нам пора уходить.
Кратко, но убедительно! Не говорить же всем, что он намерен увезти эту женщину далеко-далеко и объяснить ей, что не хочет ограничивать ее свободу, но ему нравится сходить с ума в ее объятиях. Фиона попыталась вырваться из его рук, но он крепко держал ее.
Краем глаза Джоуэл заметил, что братья Фионы вскочили на ноги, и скорчил недовольную гримасу: не хотелось бы сейчас выяснять с ними отношения. К его счастью, их жены успели вмешаться и вернуть мужей на место.
Джоуэл поднял Фиону на руки, вынес на улицу и посадил в машину. Догадавшись по ее лицу, что она не убежит: ей, видно, самой не терпелось высказать ему все, что накипело на душе, Джоуэл спокойно обошел машину и сел рядом. Фионе нужна страсть? Ей хочется острых ощущений? Она их получит сполна. Джоуэл наклонился и поцеловал ее, не дав ей сказать ни слова.
— Ну, Фиона? Я правильно понял, ты этого от меня хотела? — спросил он, чувствуя, что под ее взглядом волна желания вновь захлестывает его.
— Честно говоря, не совсем, — произнесла Фиона, а затем обняла его за шею и в свою очередь поцеловала.
Джоуэл застонал: он так сильно ее хотел, что готов был заняться с ней любовью прямо здесь, на центральной улице Амен-Флэтс. Когда она рядом, он забывает обо всем на свете, о своих жизненных правилах и клятвах. Вот и сейчас он, как самый настоящий разбойник, похитил ее из ресторана на глазах чуть ли не у всего города. Джоуэл поежился: не дай Бог, она еще обвинит его в высокомерии — мол, не дал ей насладиться триумфом.
— Что ты хотела продемонстрировать своими эротическими танцами? — строго спросил он, стараясь не обращать внимания на то, что Фиона целует его в мочку уха.
— Ты выглядел таким самодовольным, — хитро прошептала она. — Я не смогла удержаться. Сидел откинувшись на спинку стула и скрестив руки на груди, необычайно серьезный и озабоченный. Уверена, что ты раздумывал о том, как вести себя в дальнейшем, строил радужные планы на будущее. По твоему лицу можно было увидеть, что у тебя все под контролем и все идет так, как ты хочешь. Ты выглядел таким же занудой, как и тогда в офисе. Этакий самовлюбленный и эгоистичный адвокат, продумывающий свои действия до мельчайших деталей. А я так долго старалась отучить тебя от этих вредных привычек. Хотелось свести тебя с ума. У меня это не получилось? Джоуэл ответил вопросом на вопрос:
— Фиона, скажи, ты танцевала для меня и больше ни для кого, правда?
Она ласково взяла его за подбородок, провела пальцем по губам, а затем поцеловала.
— Только для тебя, мой король.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любить так любить! - Лондон Кейт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Эпилог

Ваши комментарии
к роману Любить так любить! - Лондон Кейт



Такая сказочная сказка для взрослых девочек. Ну очень сказочная.
Любить так любить! - Лондон Кейтиришка
3.11.2014, 21.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100