Читать онлайн Любить так любить!, автора - Лондон Кейт, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любить так любить! - Лондон Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любить так любить! - Лондон Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любить так любить! - Лондон Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лондон Кейт

Любить так любить!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Ночь, по мнению Фионы, прошла слишком быстро. Тем более что в пять часов зазвонил телефон, стоящий рядом с кроватью. Так как между ней и телефоном лежал Джоуэл, Фиона решила не тянуться через его огромное тело и не брать трубку, вспомнив, что у нее включен автоответчик. Она лежала и наслаждалась тем, что вокруг нее были разбросаны лепестки роз, сохранившие свой изумительный аромат. Фиона потянулась и прижалась к спящему рядом Джоуэлу, обвив его талию. Когда же их ноги переплелись, Фиона легонько стукнула пяткой по икрам Джоуэла, чтобы почувствовать его мускулы. Потом провела пальцем по животу и по волосатой дорожке, спускающейся вниз. Ее ласки заставили Джоуэла застонать, он зашевелился и разлегся на спине, широко расставив ноги, как и хотелось Фионе. Всласть налюбовавшись видом спящего Джоуэла, она осторожно провела пальцем по его подбородку, а потом еще несколько раз, так как ей понравилось ощущать едва пробивающуюся щетину. Затем она собрала лежащие рядом лепестки роз и посыпала их на лицо Джоуэла. Видели бы его сейчас друзья и компаньоны, наверняка они и представить себе не могут, каким милым и смешным может быть Джоуэл. Чтобы завершить картину, Фиона взяла еще два лепесточка и аккуратно положила их на губы Джоуэла.
К ее большому разочарованию, следующий звонок разбудил Джоуэла. Он машинально сдул лепестки со своих губ, потом поднялся, протер глаза, пытаясь окончательно проснуться. А затем схватил телефонную трубку:
— Палладии слушает.
Фиона натянула на себя одеяло, прикрыв грудь, и стала рассматривать его мускулистую спину, на которой отражались блики утреннего солнца. На его плечах краснели неглубокие свежие ранки. Неужели это следы ее ногтей? Чувствуя за собой вину, Фиона подсела поближе к Джоуэлу и нежно провела по ранкам пальцем, а затем несколько раз поцеловала каждую. Она почувствовала, что от ее ласк все тело Джоуэла напряглось, но он продолжил говорить по телефону. Вернее, долгое время он только слушал своего собеседника, но потом ответил:
— Да. Я тоже рад, что Рейф догадался позвонить по этому телефону. Нет, нет, все хорошо. О! — Джоуэл обернулся и неодобрительно посмотрел на Фиону. — Вовлеки в это дело Смайта. Пусть поработает с отрицательными отзывами, он умеет отбивать любые нападки. И скажи ему, что надо проследить за тем, чтобы в это дело не вмешались репортеры. Если в компании до того, как мы ее купили, водились нечистые на руки люди, то это наша беда, а не вина. Я об этом еще нигде не читал, ни в одном докладе. Кроме того, если я не ошибаюсь, Рейф все проверял лично… Ай, черт!
Джоуэл резко обернулся и крепко схватил пальцы Фионы, которые разгуливали по его спине.
Фиона соблазнительно улыбнулась ему. Он нахмурился, но, не удержавшись, провел пальцем по пульсирующей жилке на ее запястье, а затем погрозил ей и продолжил говорить по телефону.
— Палладины всегда слыли хорошей командой. Кстати, когда проснется Мами, сообщи ей все последние новости, она должна быть в курсе. Но только не торопись, подожди немного, пусть вначале спокойно выпьет свой утренний кофе. Дуг, я в тебя верю. Не волнуйся, у тебя все получится. — Джоуэл включил ночник, поднес руку Фионы к свету и стал изучать изгибы ее ладони, одновременно слушая Дуга. Потом он снова провел пальцем по пульсирующей жилке, будто хотел измерить ее пульс. — Мами удалось покорить сердце Коди? Я безумно рад. Но, по правде говоря, нисколько в этом и не сомневался: она всегда умела находить подход к мальчишкам, особенно непослушным и независимым. И скажи Коди, что я с нетерпением жду встречи с ним. Обязательно передай это. Я знаю… Он не слишком-то счастлив, что я забираю его из Денвера, от его друзей, но… Мне тут пришло несколько факсов о том, что городским детям нечего делать на ранчо, заброшенном в горах. Огромное количество орфографических ошибок выдает с головой автора этих бесподобных творений.
Лицо Джоуэла посерьезнело, и на нем даже промелькнуло выражение беспомощности. Фиона поняла, что только она может помочь Джоуэлу справиться со своими переживаниями, ведь с кем еще он может быть до конца искренним. Надо быть с ним в такие минуты особенно ласковой и заботливой. Фиона нежно обняла его, повернула к себе и положила свою голову к нему на грудь. Джоуэл попытался освободиться из ее цепких объятий, но у него ничего не получилось. Стараясь не обращать на ее действия никакого внимания, он продолжил разговор с Дутом, перечислив все действия, которые тот должен предпринять, чтобы избежать ненужной огласки.
— Об этом никто не должен знать, пока мы во всем не разберемся до конца. В крайнем случае пусть перед камерами выступает Мами: у нее талант говорить с журналистами не по существу и запудривать им мозги. Она их очарует, как обычно, а нам удастся выгадать время.
Воспользовавшись тем, что Джоуэл не следил за ней, Фиона быстро схватила сплетенную ею недавно цветочную корону и надела ему на голову, а потом, улыбнувшись, поцеловала спину Джоуэла. До чего же он любит скрывать свою личную жизнь, свои чувства от других!
Как же это ужасно!
Джоуэл снова оглянулся, чтобы посмотреть на Фиону, так как теперь она стала водить пальцем по его позвоночнику, стараясь прилепить лепестки роз к спине. Когда эти попытки не увенчались успехом, она подсела поближе и плотно прижалась к спине Джоуэла. Быстро закончив разговор, тот положил трубку и, повернувшись к Фионе, обнял ее и принялся целовать ей лицо, постепенно спускаясь все ниже. Догадавшись, что Джоуэл хочет поцеловать ей шею, Фиона слегка напряглась. Когда она принимала душ, то заметила несколько небольших царапин и парочку синяков на своей шее. Разумеется, Фиону это нисколько не обеспокоило, и она сразу же забыла о них: сама виновата, надо умерить сексуальный пыл!
Но Джоуэл — другое дело… Когда он заметил царапины, его глаза сделались холодными, а взгляд отчужденным. Затем он машинально провел по царапинам пальцем, испуганно отдернул руку и принялся напряженно осматривать ее тело. Глухой стон вырвался у него, когда он заметил еще несколько свежих царапин на ее груди. Фиона заметила, как сильно запульсировала жилка на его виске.
Внезапно Джоуэл резко отсел от нее и, сорвав с головы цветочную корону, бросил ее на пол, как будто она вдруг стала противна ему. Его нежность, которую еще недавно чувствовала Фиона, мигом испарилась. Она натянула на себя одеяло, скрестила руки на груди и свирепо посмотрела на него. Не заслуживает он ни нежности, ни цветов! Чтобы еще получить от нее поцелуев, ему придется изрядно потрудиться. Она-то ожидала от него совершенно другого, надеясь, что он снова сделает ее счастливой. После всего, что произошло, Фиона не сомневалась в том, чем они будут заниматься утром. Она сама была удивлена своей чувственности…
— Я займу твою ванну? — спокойно спросил он, будто заказывал блюдо в ресторане или разговаривал со своей секретаршей. Что с ним такое случилось? Может быть, это оттого, что у него были другие женщины? Фиона нахмурилась, обдумывая этот вариант. Конечно же, у Джоуэла имелись и другие связи, она в этом и раньше не сомневалась. Но они же не были Фионой Толчиф.
— У меня только душ, — резко сказала Фиона. У нее нет никаких причин, чтобы жалеть его. Она не ожидала, что утро будет столь неудачным. Джоуэл недовольно смотрит на нее и снова, как обычно, ушел в себя. Фиона вздрогнула. Она чувствовала, что вот-вот заплачет. Нет, Джоуэл увидит это. Разве он не должен был ей сказать, что ночь была прекрасной, что он получил удовольствие и тому подобное?
— Тебе уже пора идти? — кратко спросила Фиона, ругая себя за то, что она надеялась на… обязательства, нежность, любовь…
— У тебя не очень-то хорошее настроение сегодня, Фиона, — заметил Джоуэл. Почему он не целует ее, не обращает внимание на лепестки роз?..
Фиона набрала воздуха, собираясь высказать Джоуэлу все, что она о нем думает, но в этот момент зазвонил телефон. С раздражением она схватила трубку.
— Сестричка, доброе утро, — затараторил Бирк. — Мне только что позвонил Кэлум. Он сказал мне, что машина Палладина всю ночь была припаркована у твоего дома. И, кажется, теперь уже весь город знает об этом.
— Бирк, без сомнения, я смогу справиться с этим самостоятельно. Так и скажи братьям. Вы знаете, что я вас очень люблю, но отнять у меня Палладина вам не удастся. Я сама с ним разберусь и скажу тебе откровенно, собираюсь его хорошенько за все проучить.
Пока она разговаривала с Бирком, беспокоившимся за свою маленькую сестренку, Палладии сидел, хмурый, на кровати, крепко стиснув руки. На его лбу Фиона заметила глубокую морщину. Джоуэл выглядел возбуждающе: настороженный, упрямый, весь взъерошенный и… аппетитный.
— Жизнь прекрасна, — начала Фиона с усмешкой, положив трубку, и строго посмотрела на Джоуэла. — Что-то мне становится скучновато. Палладии, чего ты испугался? Можешь хотя бы ради меня чуть-чуть взбодриться? Мне хотелось бы продолжить заниматься с тобой любовью.
Фиона провела языком по губам. Джоуэл молча проследил за ней, вена на его виске запульсировала быстрее, и он глубоко вздохнул.
— Мне нужно отсюда уйти, — сказал он, ища глазами трусы.
— Почему? — спросила испуганная Фиона, вся ее храбрость моментально исчезла, и она почувствовала себя несчастной и беспомощной. — Из-за меня, да? Ты недоволен мной? Я была…
— Ничего ты не понимаешь! — вспылил Джоуэл. — Я недостаточно опытен. Хотя раньше я никогда не терял контроля в постели, но в этот раз потерял. Значит, я для тебя опасен… — Он побледнел, взял ее руки и с отвращением посмотрел на две маленькие царапины на запястье:
— И я сделал тебе больно.
Вот смех — он недостаточно опытен! Фиона готова была расцеловать его за такое признание.
Взгляд Джоуэла упал на кровавое пятно на простыне, и он побледнел еще больше. Отпустив ее руки, Джоуэл схватился за голову, а потом закрыл лицо руками. Фиона поняла, что он опять погрузился в воспоминания. Плечи его затряслись. Она поняла, что он готов заплакать, но сдерживает себя.
— Он бил мою мать. Я это очень хорошо помню, хотя мне и было года три-четыре, не больше. Он бил и Рейфа и Ника. А я не мог их защитить, не мог остановить его. Поэтому обещал себе никогда не причинять никому боль… И все-таки я его сын…
Потрясенная рассказом о его тяжелом детстве и желая помочь ему побороть свои страхи, Фиона встала перед ним на колени и, разведя руки Джоуэла, нежно взяла его за подбородок.
— Джоуэл, — тихо сказала она. — Забудь об этом. Ты не должен из-за этого расстраиваться. Я не хрустальная. Наша любовь была страстной, открытой и настоящей. Точно такой, какой я ее себе представляла. Я получила именно то, что хотела. Улыбнись. Ты сделал меня счастливой, и я благодарна тебе за все. Так что успокойся и будь хорошим мальчиком. Забудь наконец-то своего отца. Ты совершенно не похож на него. Ничего ты от него не унаследовал, разве только некоторые черты лица. Но из-за этого и переживать не стоит. Джоуэл, можешь мне смело верить. Моя интуиция никогда меня не подводит. К тому же я тебя уже достаточно хорошо изучила, чтобы полагаться не только на нее, но и на свои наблюдения. — Она помолчала, а потом продолжила:
— Я тебе сколько раз признавалась, что мне нужен настоящий мужчина, что слабый мне не нужен. Можешь меня поздравить, я нашла того, кто мне нужен. Слышишь, Джоуэл Палладии, мы провели изумительную, потрясающую, неповторимую ночь. А ты расстраиваешься по пустякам. Все уже закончилось, и у тебя впереди новая жизнь…
— Я прекрасно понимаю, что ты хочешь сказать. Время игр закончилось, да? Мы утолили свой голод. А теперь мы можем расстаться. Ты получила все, что хотела, и я могу преспокойненько жить дальше. Ты же меня больше видеть не хочешь…
Его самообладание напомнило Фионе о том, что он профессиональный адвокат. Она вздрогнула: Джоуэл выглядел как рассерженный лев. Ее сердце ушло в пятки, что случалось крайне редко в ее жизни.
— Я обещала, что ты будешь моим. Вот я и сдержала свое обещание. Мы оба знали, что это случится…
Нет, она не будет просить его остаться с ней. Как он может быть таким холодным и грубым, когда она хочет, чтобы он обнял ее и поцеловал?
Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга. Потом Джоуэл тяжело вздохнул, положил руку на ее лоб и нежно свалил ее на кровать. Фиона вцепилась в одеяло и подтянула его к себе, наблюдая за тем, как Джоуэл одевается.
— Джоуэл, чем ты недоволен? — спросила она после того, как он, подняв с пола цветочную корону, направился к двери.
Джоуэл уже взялся за ручку двери, но потом медленно повернулся к Фионе. Он так долго изучал ее, что она покраснела и натянула одеяло до подбородка. Ну почему же он уходит?
Фиона сердито посмотрела на Джоуэла. Сколько раз она себе говорила, что с ним надо держать ухо востро. Он полагается не на чувства, а на разум. Он действительно может быть опасен для нее. Она же не хочет быть такой же логичной, рассудочной и холодной, как он. Ему она не подходит: у него совершенно другой женский идеал.
Да и Джоуэл ей не подходит со всеми его правилами и принципами. Нужно об этом ему сказать. Фиона порылась в памяти и вспомнила, что ее удивило на ранчо.
— Мне не нравится, что ты всегда стремишься держать все под контролем и в строгом порядке. Для меня чувства важнее рассудка. А у тебя никогда в жизни не получится составить красивый, оригинальный букет.
Глаза Джоуэла сузились, и он снова посмотрел на нее. Взгляд его пробежал по ее плечам, и Фиона снова натянула одеяло повыше.
— Да, ты права, я человек основательный и люблю видеть вокруг себя порядок, — спокойно ответил Джоуэл. — Я должен быть во всем уверен, все просчитать сначала. Но еще я люблю, когда ты краснеешь, моя королева.
Сказав это, он усмехнулся, будто сумел добиться того, чего хотел. Затем открыл дверь, вышел в коридор и тихо прикрыл ее за собой.
Раздался только тихий щелчок замка. Фионе показалось, что Джоуэл унес с собой частичку ее души. Слезы душили ее, но Фиона постаралась улыбнуться: ничего не случилось, а она получила все, что хотела.
Джоуэл свернул на дорогу, ведущую к дому Дункана Толчифа, и уже через несколько минут припарковал свою машину у входа. Выключив мотор, он вылез из машины и принялся изучать дом, в котором Фиона провела все свое детство. Было последнее воскресенье октября, становилось прохладнее. Видневшаяся за домом гора Толчиф производила гнетущее впечатление. Чуть подальше уже начинались поля, где паслись стада. Джоуэл заметил, что в загоне стоит Утренняя Звезда, любимая лошадь Фионы и улыбнулся.
Он медленно обошел свой «корвет». Ему еще, видно, не скоро отойти от проведенной с Фионой ночи! Джоуэл впервые занимался любовью с девственницей, чего боялся всю жизнь, понимая, что это должно принести девушке боль. Кроме этого, Джоуэла расстроило и выбило из колеи то, что Фиона так спокойно отпустила его: он надеялся, что проведенная вместе ночь сблизит их и что они…
Проанализировав все свои действия, Джоуэл пришел к неутешительному для себя выводу: он, который никогда не терял самоконтроля и всегда четко осознавал все свои действия, потерял голову в самый ответственный момент. Его, спокойного и рассудительного, захватили эмоции. Больше всего Джоуэла беспокоило, как бы такое не повторилось, но он не мог дать себе слово, что будет держать себя в руках, если Фиона поцелует его. Он не знал, как ему вести себя с Фионой. Ему было обидно чувствовать, что она выбрала его как игрушку в магазине: просмотрела нескольких мужчин и осчастливила его своим телом. Джоуэл понимал, что он должен был радоваться, что именно его она удостоила такой высокой чести, но ему все равно было не по себе.
Вот посмеялись бы братья Джоуэла и его коллеги, если бы они знали, что их старший брат, этот целеустремленный адвокат, несколько часов подряд сидел в кресле, вертя в руках увядший венок, и думал о женщине. Он вспоминал, как Фиона ласкала его, целовала. Улыбка расплылась по лицу Джоуэла, когда он представил себе тот момент, когда она осыпала его лепестками роз. Но он сразу же погрустнел, вспомнив ее последние слова: мол, он не способен составить красивый букет. Неужели это так ужасно, что он любит, чтобы все инструменты находились под рукой, чтобы лежали в порядке. А как иначе он будет быстро находить тот, который ему нужен в данную минуту?
Тридцать восемь — это тот возраст, когда ты наконец-то понимаешь, кто ты есть на самом деле. Вот он оказался романтиком и любителем традиций. Ему хотелось, чтобы, когда он проснется, Фиона крепко обняла и поцеловала его. А ее поведение — мол, все прекрасно, секс кончился, мы можем разойтись — вывело Джоуэла из себя. Неужели она и впрямь так поверхностно относится к их отношениям? Он мечтал, что, встав утром, приготовит ей завтрак, принесет его в кровать, поставит на поднос свежесрезанную розу, после чего ляжет рядом с ней и… постарается без слов выразить все накопившиеся в душе чувства и мысли об их совместном будущем. Мечты, которым не суждено было сбыться.
Это будет ему наукой, нечего предаваться беспочвенным мечтам, лучше с самого начала все продумывать до конца. Если подойти к ухаживанию серьезно и строго придерживаться выбранной стратегии, то это будет то же самое, что чинить моторы или разбираться в запутанных делах, то есть то, что он хорошо умеет делать.
Да, что и говорить, Фиону сложно будет укротить, она не признает никаких правил, но у него нет другого выхода, ему придется предпринимать все новые и новые попытки, пока Фиона не поймет, что она не может без него жить.
Джоуэл взглянул на гору Толчиф. Там он впервые встретил Фиону. Маленькая девочка, выкрикивающая угрозы. Его отец был причиной ее слез, ее разбитого сердечка. Когда-нибудь он должен был прийти сюда опять.
Господи, сделай так, чтобы Фиона не вспоминала о смерти своих родителей всякий раз, когда видит его.
Джоуэл прошел мимо кошки, развалившейся на освещенной солнцем стороне дорожки, а затем и трех огромных псов, лежавших неподалеку от крыльца. Их недружелюбные морды напомнили Джоуэлу о существовании братьев Толчиф.
Его очень обрадовало приглашение Сибиллы на воскресный ужин Толчифов. Еще бы, прекрасная возможность заложить основы его взаимоотношений с семьей Фионы.
Джоуэл осторожно вытащил из кармана сплетенный Фионой венок и надел его на голову. Хотя он был уже увядшим и сильно истрепался, но для Джоуэла он символизировал некоторую, хоть и призрачную, связь с Фионой. Его умилило ее стремление продемонстрировать то, что он принадлежит ей, а так как это было правдой, он не мог прийти без венка. Джоуэл усмехнулся, он чувствовал себя мальчишкой, который в первый раз идет на свидание.
Нет, он ее просто так не отпустит. Он приложит все силы, чтобы контролировать себя, и потом всегда будет тщательно бриться, чтобы не поцарапать ее нежную кожу. В любом случае на ее теле больше не будет этих ужасных ранок.
Джоуэл глубоко вздохнул. Когда в следующий раз Фиона будет в его кровати… он будет чрезвычайно осторожен с ней.
Хотя на нем и была его старая любимая кожаная куртка, Джоуэл оделся со всей тщательностью, долго продумывая каждый элемент своей одежды. Он достал из кармана носовой платок и протер свои итальянские кожаные туфли. Потом оглядел дорогой, ручной вязки свитер и взялся за дверное кольцо.
Прислушавшись, Джоуэл услышал за дверью многочисленные звуки, сливающиеся в единый гул: смеялся ребенок, одна женщина волновалась, что индейка еще не готова, другая сердилась, что гости уже пришли, а никто не одет, мужчины успокаивали их. Именно такой дом Джоуэл и мечтал создать для Коди: большая дружная семья.
Появившаяся на пороге Элсбет схватила Джоуэла за руку и втащила его в большую гостиную. Потом помогла ему снять куртку и повесила ее в шкаф.
— Честно говоря, я собирался купить всем дамам цветы, но местный продавец цветов… Элсбет подмигнула ему:
— Местный продавец цветов еще не знает, что ты приглашен к нам в гости. Может и рассердиться, когда тебя увидит. Надеюсь, ты сумеешь с ней справиться.
Подняв голову, Джоуэл заметил, что в гостиной появились братья Толчиф. Они рассматривали Джоуэла с таким видом, будто собирались вымазать его дегтем и обвалять в перьях. Мимо него к длинному обеденному столу промчалась Сибилла с большой салатницей.
— Рада тебя видеть, Джоуэл, — кинула она на ходу.
Бросив взгляд на детей, окруживших в этот момент Джоуэла, Сибилла добавила:
— Я надеюсь, вы любите детей.
Джоуэл взглянул вниз на детей, особенно на черноволосую сероглазую девочку. Сначала ему опять представилась Фиона в детстве… потом этот образ сменился другим: Фиона с его ребенком на руках. Джоуэл моргнул, чувствуя, что опять теряет над собой контроль. Он вздохнул: да, давненько он не бывал в роли жениха, совершенно все позабыл.
Джоуэл не ожидал, что вид большой дружной семьи так растрогает его. Его охватило острое желание иметь такую же семью. После того как родился Коди, он был постоянно чем-то занят, потом возникли проблемы с женой, что не способствовало сближению с сыном.
Когда Патрис объявила ему, что беременна, Джоуэл обрадовался, усмотрев в этом начало нового этапа в своей жизни; теперь наконец, наивно подумал он, ему удастся осуществить его давнишнюю мечту и обзавестись большой дружной семьей, но оказалось, что жена больше не желает иметь детей. Да и Коди ей был нужен лишь для того, чтобы обеспечить свое присутствие в корпорации семейства Палладии.
Джоуэл шел к Толчифам, чувствуя себя несчастным и одиноким. Ситуация, в которую он попал, была для него слишком непривычной. Фиона умудрялась каждый раз ускользать из его ловушек. Немудрено, что в последнее время у него частенько опускались руки и даже нет-нет да появлялась подлая мысль бросить все и уехать домой, однако каждый раз он вспоминал Фиону и снова с отчаянием бросался в бой.
К несчастью, у них оказались совершенно разные взгляды на некоторые жизненно важные вопросы. Впрочем, какая разница, ничто не может их разлучить, рано или поздно им обязательно удастся найти общий язык и наладить взаимоотношения. Именно эта вера помогала Джоуэлу в трудные минуты.
Чтобы хоть как-нибудь отвлечься от тревожных мыслей, Джоуэл взглянул на богато уставленный стол и тяжело вздохнул: многочисленные букеты и цветы напомнили ему о присутствии в доме Фионы.
Джоуэл остановился и посмотрел на толчифских малышей. Он так сильно хотел иметь собственных детей и настолько был уверен в своих чувствах к Фионе, что решил не пользоваться противозачаточными средствами. Разумеется, вероятность того, что Фиона сразу забеременела, была невелика, но Джоуэл тем не менее тайно надеялся на это. Всю свою жизнь он старался не зависеть от призрачных надежд, а рассчитывать только на себя, однако в случае с Фионой, наоборот, решил полагаться не столько на себя, сколько на удачу. Но так или иначе, главное состоит в том, что он не может жить без Фионы и ради нее готов на все.
— Парень потрясающе выглядит. Из него выйдет замечательный муж! — весомо заметила семнадцатилетняя дочь Сибиллы Эмили, раскладывая салфетки.
— О нет. Ты ошибаешься, — чуть ли не хором ответили Кэлум, Дункан и Бирк.
— Единственное, что могу сказать тебе со всей определенностью: нашей младшей сестренке он совершенно не подходит, — резко добавил Кэлум.
— Она всегда любила сражаться с достойными противниками, — произнесла Талия с усмешкой. — Вы только на него посмотрите. Какой внушительный вид! Не обращайте внимания на то, что он окружен нашими малышами, на их фоне он, безусловно, смотрится менее грозно. Я, например, нисколько не сомневаюсь, что Фионе с ним скучать не придется. Впрочем, ей тоже палец в рот не клади. Сами знаете, как она умеет терроризировать мужчин.
— Все это одни разговоры. В чем мы можем быть уверены точно, так это в том, что она его королева, — улыбнувшись, произнесла Элсбет. — Разве не помните, как он сам сказал об этом.
— Вот именно. Моя королева, — самодовольно поддакнул подошедший к ним Джоуэл. Поддержка взбодрила его и привела в чувство. Вдохновленный, он подхватил на руки игравших возле его ног детей. Некоторое время ему пришлось привыкать к непривычной для него ноше. Тем более что пахнувшие детской присыпкой и чистым бельем дети едва ли не прыгали у него на руках, теребили его волосы и с интересом рассматривали венок на голове. Можно было только позавидовать их детской наивности и беззаботности.
В этот момент в комнату вошла Фиона, с раскрасневшимся лицом и со святящимися от радости глазами, на руках она держала самого младшего представителя семьи Толчиф. Увидев Джоуэла, она остановилась как вкопанная.
Джоуэл понял, что он никогда не забудет, какой красивой была в этот момент Фиона, одетая в черную юбку и легкую белую кофточку. Как жаль, что у него нет сейчас возможности поцеловать эти красивые коленки, но когда-нибудь он обязательно восполнит это упущение. Забыв обо всем на свете, в том числе обо всех присутствующих в гостиной, Джоуэл неотрывно смотрел на Фиону.
Эта моя женщина, думал он. Богиня страсти и нежности. Единственная любовь. Женщина всей моей жизни. До чего же она красива. Самая женственная. Стройная. Созданная для любви. Моя королева! И я клянусь никогда не причинять ей боль…
Но стоило ему вспомнить маленькие ранки на ее запястьях и груди, кровь на простыне, как улыбка исчезла с его лица.
— Что ты здесь делаешь? — холодно спросила Фиона. Ее испытующий взгляд прошелся по нему с ног до головы и остановился на венке.
Джоуэл молча смотрел на нее, чувствуя, как желание охватывает его. Практически ничего не мешало ему опустить девочек на пол, подойти к ней, обнять и поцеловать долгим, страстным поцелуем, но… Джоуэлу не хотелось показаться невежливым на семейном вечере. А вот если он сумеет предстать в романтичном свете, может быть, ему повезет…
— Джоуэл пришел к нам на семейный ужин, но дорогая, — сказала Сибилла, похлопывая его по плечу. Какая замечательная женщина! За столь своевременную помощь он готов был ради нее на все, даже согласился бы посидеть целый день с детьми, меняя им подгузники.
— Его совершенно не нужно подкармливать, — воскликнула Фиона. — Не вздумайте попасться на его удочку, это он с виду только такой несчастный. Кто-кто, а я его как облупленного знаю. Столько времени и готовила для него и убиралась. Даже продумывала, как вернуть его в нормальную жизнь. Хотела работу для него отыскать. Так что меня ему обмануть не удастся. Отправляйся домой, Джоуэл! Немедленно!
— Ты права, королева. Ты замечательная хозяйка, Фиона. Я это уже давно заметил. Особенно мне нравится, когда ты подметаешь пол и мурлычишь что-нибудь себе под нос.
Фиона на всех порах понеслась к Джоуэлу, который боролся с улыбкой.
— А в шотландской юбке он бы выглядел еще более сногсшибательно, — с усмешкой заметила Лэйси, жена Бирка, забирая у Джоуэла детей.
Джоуэл украдкой наблюдал за Фионой и думал о том, что, кроме нее, в этой жизни ему ничего больше не нужно: ни корпорации, ни денег, ни новых дорогих костюмов, ни дорогих часов.
— Я никогда не уйду от тебя, моя дорогая. Разве можно покинуть такую женщину, как ты? Нет, нет и нет! Тем более что это просто невозможно. Неужели ты не чувствуешь, что мы будто связаны с тобой невидимыми нитями? — твердо сказал Джоуэл, внимательно следя за реакцией Фионы.
— Вот это мне нравится! — воскликнула Эмили. — По мне, парень, который дарит своей девушке слона, заслуживает многого. Ладно, хватит тут стоять и трепать языком! Пошли за стол!
Фиона грозно посмотрела на Джоуэла:
— Мне надо поговорить с тобой наедине. И, пожалуйста, сними этот нелепый венок с головы.
— Я современный человек, Фиона, и без комплексов. Так что меня нисколько не смущает мой вид, тем более что я ношу этот венок в качестве символа нашего вечного союза. Ты же мое кольцо не носишь…
— Мне нравится его стиль ведения боя, — вставил Алек, которому самому пришлось немало потрудиться, прежде чем он завоевал сердце Элсбет.
— Большое спасибо. — Джоуэл взглянул на братьев Фионы. Вид у них был, признаться, не самый дружелюбный.
— Не обращай внимания, — бросила ему Сибилла. — Они немного сердятся, потому что очень любят Фиону и хотят защищать ее от всяких напастей… Ужин остывает, — сказала она уже громко, обратившись ко всем присутствующим.
После этого она и все остальные жены подхватили под руку своих мужей и повели их к столу.
— Присаживайся, — Талия указала Джоуэлу на незанятый стул. — Это место для тебя. Рядом с тобой сядет Фиона… Думаю, она не станет сопротивляться, иначе придется передвигать все стулья и заново рассаживаться.
Джоуэл благодарно кивнул ей и занял свое место. Талия явно заслужила браслет из последней коллекции ювелирных изделий, недавно приобретенной корпорацией «Палладии». Потом он отметил, что Сибилла предпочитает классический стиль, и решил, что ей в качестве подарка больше всего подойдут жемчужные серьги. Элсбет он купит золотой гребень, а Лэйси — изысканное кольцо.
— Ты остаешься с нами, Фиона, — решительно сказал Дункан, начиная раскладывать по тарелкам салат. Но взгляд, который он бросил при этом на Джоуэла, не сулил тому ничего хорошего.
После ужина мужчины отправились на улицу. Выйдя вслед за ними из дома, Фиона увидела следующую картину: Джоуэл с блаженной улыбкой сидел на водительском сиденье и описывал достоинства своей любимой спортивной машины. Ее братья и Алек стояли рядом и, откинув капот, рассматривали мотор. Фиона недовольно хмыкнула и сложила руки на груди. В этот момент Джоуэл протянул Дункану какой-то инструмент, отчего тот расплылся в улыбке и нырнул под капот.
Вот что может моментально сблизить мужчин — мотор. И сразу забыты всех их благие намерения. Впрочем, Фиона тоже любила хорошие машины и хорошие моторы, ведь она выросла в основном среди мужчин.
— Я не могу бороться с братьями и с сестрой. Вы только на него посмотрите! Он же их соблазняет, а они как дети радуются. А меня так просто не замечает, словно я пустое место, — раздраженно пробурчала Фиона. В течение всего ужина Джоуэл старательно не обращал на нее внимания и практически не сказал ей не слова.
Он был совершенно не похож на того мужчину, которого она совсем еще недавно обнимала и целовала. Когда Джоуэл ушел от нее после той прекрасной ночи, Фиона завернулась в одеяло и долго неподвижно лежала, чувствуя запах его тела, его одеколона. Потом упала на подушку и разрыдалась. Когда слезы высохли, Фиона с ненавистью смахнула с кровати лепестки роз. Кто такой этот Джоуэл, чтобы она из-за него страдала и плакала? Он не заслуживает ее слез! Она вполне может обойтись без него! И никогда больше не даст ему поцеловать себя!
Но уже в следующее мгновение Фиона поняла, что все ее клятвы — пустые слова. Себя не обманешь! Но что это с ней происходит, черт возьми! Почему у нее защемило сердце, когда Джоуэл закрыл за собой дверь? Ведь раньше Фиона была сильной и самостоятельной женщиной, отчего же теперь она все чаще и чаще чувствует себя одинокой и беззащитной?
Внезапно она вспомнила, как до начала сегодняшнего ужина она вошла в дом и увидела Джоуэла в увядшем венке на голове и с девочками на руках. Как жаль, что у нее под рукой не оказалось фотоаппарата — получился бы великолепный кадр. К тому же он так мило улыбался… Самое ужасное, что Джоуэл, которого она знала лишь как страстного любовника и расчетливого адвоката, выглядел в этот момент как любящий и заботливый отец.
Снова раздался шум мотора. Фиона покосилась в сторону машины и увидела, что Джоуэл теперь что-то оживленно обсуждал с Бирком, между прочим бывшим гонщиком.
К Фионе подошла Элсбет и положила руку ей на плечо:
— Послушай, дорогая. Хотя Джоуэл и надел на голову венок, он, мне кажется, не собирается падать перед тобой на колени. Но если он все-таки когда-нибудь на это сподобится, сними венок поаккуратнее. Его нужно под стекло положить в качестве музейного экспоната. Он у тебя настоящий артист, далеко не каждый мужчина решится на такой поступок. Да, кстати, Джоуэл сказал, что собирается выступить в благотворительном танцевальном конкурсе, организуемом Мэдди. Сама знаешь, Амен-Флэтс уже неделю гудит в предвкушении этого события. И ему уже даже прислали официальное приглашение. Тут все интересуются, кто будет его партнершей. Говорят, он танцует как бог. Интересно будет посмотреть.
— Ха! Что здесь интересного. Нисколько не сомневаюсь, что он выиграет конкурс, независимо от того, кто станет его партнершей. Мало того, очарует всех женщин и мужчин, вместе взятых. Видишь, он уже сейчас начал тренироваться, — ворчливо отозвалась Фиона. — Джоуэл всегда добивается того, чего захочет. А кроме того, кому, как не мне знать его способности. Поверь, танго в его исполнении произвело на меня неизгладимое впечатление.
Фиона почувствовала, что снова начинает злиться. Нет, дудки! Она не будет зависеть от этого самовлюбленного, эгоистичного мужчины! Ему не удастся покорить ее. Даже пробовать бесполезно!
— Боюсь, что он только изменил тактику, моя дорогая. Не думаю, что он от тебя отказался, — будто прочитав ее мысли, произнесла Элсбет и толкнула Фиону локтем в бок.
Та фыркнула:
— Да он же не обращает на меня никакого внимания. За весь вечер почти ни одного слова от него не услышала. Впрочем, все это ерунда. И вообще мне не нравится твой подход к проблеме. При чем здесь Джоуэл? Можно подумать, будто от него что-то зависит. Ровным счетом ничего! Бразды правления находятся в моих руках. Пусть немного повеселится. Время придет, я его разверну, слегка подтолкну, и он у меня как миленький покатится восвояси. Ты не успеешь ему и ручкой сделать!
Элсбет рассмеялась:
— Посмотрим-посмотрим. Ладно, пойдем есть мороженое и вишневый пирог. Что-то они больно расшумелись, как бы детей не разбудили. Потом с ними хлопот не оберешься. Эй, парни, потише! Дети же уснули! — воскликнула она и вновь обратилась к Фионе:
— Честно скажу, мне Джоуэл Палладии нравится, хотя он, конечно, и не подарок, такой же подозрительный, как и ты. Но в нем есть гордость и нежность. Думаю, что папе и маме он бы тоже понравился. Я им восхищаюсь: далеко не каждый решился бы так круто поменять свою жизнь, причем вполне обеспеченную, ради сына. Может быть, он сегодня немного скованно себя чувствует, но в этом нет ничего удивительного. Любому, кто впервые попадет на семейный ужин Толчифов, станет не по себе.
— Джоуэл — человек практичный и слишком правильный для меня. Ты бы видела его офис: все аккуратненько разложено по полочкам, у каждой папочки свое место, нигде ни пылинки. Вся его жизнь — это сплошные правила и предписания. Когда я к нему пришла, мне его секретарша заявила: «Вы не можете войти к нему в кабинет. Согласно установленным правилам…» Такой подход к жизни не для меня. Не собираюсь ждать, когда он включит меня в список насущных дел. Он любит подавлять окружающих и делать все по-своему.
Элсбет усмехнулась:
— О! Я уверена, что Джоуэл всегда добивается того, чего хочет. Ты права, он обязательно предъявит тебе какие-нибудь требования. И задаст тебе жару. Ты с ним точно не соскучишься. — Элсбет хитро улыбнулась.
Фиона недовольно посмотрела на нее. Джоуэл может влюбить в себя всех ее братьев, сестру, всех их знакомых и друзей, весь город с окрестностями, но если он надеется нахрапом покорить ее, то он крупно ошибается. После того, как он посмел бросить ее после такой чудесной ночи любви, он должен долго вымаливать у нее прощения. Такие обиды так просто не забываются.
В это время мужчины подошли к ним. Джоуэл улыбался, и в его глазах сверкали веселые искорки. У Фионы даже перехватило дыхание, до того симпатичным он ей показался. Она с трудом поборола сильнейшее желание броситься к нему на шею и поцеловать. Но в удовольствии подойти к нему поближе она себе отказать не смогла. Да и с какой стати ей нужно избегать его, они же не враги, в конце концов! Сердце ее забилось. Джоуэл с некоторым удивлением посмотрел на Фиону. А та взяла его за руку и, посмотрев в глаза, требовательно прошептала:
— Неужели ты будешь танцевать танго с кем-нибудь, кроме меня?
По правде говоря, если Джоуэл вздумает танцевать с другой женщиной, прижимать ее к себе, она этого просто не выдержит! Господи, ну почему же он так долго молчит! Неужели он и вправду ее не любит?
Джоуэл наконец обнял ее за талию и притянул ее к себе. Со стороны, возможно, он выглядел спокойным, чуть ли не равнодушным, но Фиона видела, что его глаза потемнели от желания, и ей даже показалось, будто она услышала, как сильнее забилось его сердце.
— Извините нас, — внезапно громко сказал он, мило улыбаясь. — Но мы вынуждены вас покинуть. Фиона обещала мне помочь подобрать цветы для моего нового дома. А кроме того, если мы хотим блеснуть отточенной танцевальной техникой, пора начинать тренировки: до конкурса осталось совсем мало времени.
Было видно, что братья Фионы отчаянно пытались придумать предлог, чтобы не отпускать младшую сестру с Джоуэлом. Она же взглянула на него, хитро прищурившись. Вот так неожиданный поворот! Целый вечер с ней не разговаривал, а теперь как ни в чем не бывало заявляет на нее свои права и решает, что ей делать и куда идти. Увозит из дома, даже не спросив ее мнения, словно она не человек, а, скажем… вишневый пирог!
— Действительно, потренироваться нам не помешает! — воскликнула Фиона, мечтая о моменте, когда они останутся с Джоуэлом наедине, чтобы поумерить его пыл и проучить за высокомерие.
— Неужели тебе не стыдно? Никакого галантного обхождения. Привез к себе домой и сразу затащил в постель, — прошептала Фиона, когда Джоуэл отнял от ее лица свои губы.
Он тяжело дышал, лицо его раскраснелось.
— А разве не замечательная была идея, моя королева? Рад, что и тебе она пришлась по душе.
Хотя на улице было холодно, они оба не замечали этого — разгоряченные тела, страстные объятия… Время пролетело незаметно. Судя по густому сумраку за окном, прошло несколько часов, а по внутренним ощущениям — несколько минут. Фионе даже казалось, что они целовались слишком мало, ей бы еще хотелось столько же!
Они долго неподвижно лежали и молча смотрели на огонь, пылавший в восстановленном камине.
Наконец Джоуэл нежно прижал Фиону к себе, несколько раз поцеловал ее в щеку и медленно провел языком по подбородку. Затем немного отодвинулся от Фионы и снова замер, глубоко о чем-то задумавшись. Улыбка исчезла с его лица, он словно забыл о ее присутствии. Фиона поняла, что он снова попал под власть своих обычных страхов.
Она взяла его руку и сжала:
— Коди здесь понравится, он быстро ко всему привыкнет.
— А я никак не могу отделаться от сомнений. Вдруг ему здесь будет скучно со мной, — Джоуэл покосился на Фиону. — Мне трудно в этом признаваться, но я не знаю собственного сына, а он не знает меня. У нас с ним ужасные отношения, вернее, никаких отношений. Я неоднократно пытался сблизиться с ним, но он не делает никаких шагов мне навстречу. Вот ты говоришь, что я все время устанавливаю какие-нибудь правила. Да, я действительно люблю порядок, но сказать, что у меня все расписано от и до, нельзя. Частенько чувства оказываются сильнее логики. А когда я и устанавливаю правила, то они, признаться, не всегда идут мне на пользу. Мне кажется, что Коди не хватает мужской руки, дисциплины. Патрис предоставляла ему слишком много свободы, а я был с головой погружен в дела компании, и у меня вечно не хватало времени. Никогда не прощу себе этого. А один раз я даже накричал на него… Как я мог! Стыдно… — печально добавил Джоуэл.
В его голосе прозвучало столько боли, что Фионе стало не по себе: как тяжело, наверное, иметь такую чувствительную и ранимую душу, тем более когда прошлое все время довлеет над тобой.
— Джоуэл, ты совершенно не похож на своего отца, — убежденно сказала она, стараясь поймать его взгляд.
— Ты так в самом деле думаешь? Или просто стараешься меня утешить? — резко воскликнул он, сжав руки в кулаки.
Вместо ответа Фиона положила голову ему на грудь, словно хотела сказать: видишь, я полностью доверяю тебе. Но Джоуэл горестно вздохнул и вновь отстранился от нее.
— Не надо мне сочувствовать. Единственно, чего я хочу, чтобы мы с тобой были предельно честны друг перед другом. Именно поэтому я и делюсь с тобой своими проблемами. Не хочу, чтобы между нами оставались хоть какие-нибудь недомолвки. Ты с этим согласна?
Фиона легким движением повалила его на кровать и легла рядом. Все эти душещипательные разговоры пусть будут потом, а сейчас ей хотелось другого! Когда через минуту-другую Джоуэл закрыл глаза и застонал, Фиона поняла, что он временно забыл о всех своих проблемах и погрузился в волны наслаждения. Проведя пальцем по его губам, она наклонилась к Джоуэлу, нежно укусила его за ухо и прошептала:
— Если тебе хочется поговорить со мной, скажи, но я бы предпочла заняться чем-то другим.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любить так любить! - Лондон Кейт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Эпилог

Ваши комментарии
к роману Любить так любить! - Лондон Кейт



Такая сказочная сказка для взрослых девочек. Ну очень сказочная.
Любить так любить! - Лондон Кейтиришка
3.11.2014, 21.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100