Читать онлайн Соблазненная грехом, автора - Логан Кимберли, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазненная грехом - Логан Кимберли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазненная грехом - Логан Кимберли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазненная грехом - Логан Кимберли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Логан Кимберли

Соблазненная грехом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Ройс Гренвилл, виконт Стоунхерст, переминался с ноги на ногу, раздраженно ворча. Он вытянул шею и, в тщетной попытке хоть как-то ослабить накрахмаленный шейный платок, нетерпеливым жестом потянул его из стороны в сторону. С каждой минутой, продлевающей его неземные мучения, воздух становился все более душным и тяжелым. И уже не в первый раз за вечер он мечтал оказаться где-нибудь в другом месте.
Где угодно, но не здесь.
Нахмурившись, виконт тяжелым взглядом обвел гостей. В радостной суете они перемещались по элегантной гостиной лорда и леди Хоксли и вели оживленные разговоры. В нескольких шагах от лорда герцог Мейтленд был поглощен дискуссией с бароном Бедфордом, в то время как его мачеха, овдовевшая престарелая герцогиня, уютно устроилась на канапе перед камином, воодушевленно беседуя с театральной актрисой Вайолет Лафдер.
«Я определенно лишний в этой компании», – уныло думал Ройс, глядя в окно, за которым уже царствовала ночь. Из присутствующих он хорошо знал Хоксли, Монро и их жен, с остальными же его связывало мимолетное знакомство. Чувствуя себя не в своей тарелке, он не мог не ассоциировать себя со слоном из басни, который по глупости забрел в посудную лавку. Нелепо и не к месту.
Конечно, подобные приемы не были для него привычным делом. С самого детства Ройс чувствовал себя недостойным даже самой худшей участи простолюдина. Все предрешило отношение отца, оскорблявшего его с той ненавистью, которую заслуживают разве что заклятые враги. Их неприятие друг к другу было постоянной темой для обсуждения в свете, а возвращение Ройса с войны вызвало лишь новую волну слухов и сплетен. Вернувшись разбитым, раненным, уставшим, Ройс жил только своим горем. Отстранившись от всех и вся, он стал затворником и вместе с тем диковинкой для членов аристократического общества. Что же касается приема, оказываемого ему этими людьми, так его держали за чудака, вызывающего жалость и любопытствующие взгляды, но никак не за человека их положения.
Выработанным годами жестом Ройс провел пальцем по неровному шраму, протянувшемуся через всю щеку. Возможно, годы службы в британской кавалерии и оставили ранения на его теле, но душевные раны он получил задолго до того, как покинул дом и отправился исполнить военный долг. Кошмар битвы при Ватерлоо был последней каплей в разрушении его души – он опустошил ее окончательно. А ранения, полученные в бою, оказались столь тяжелыми, что поставили под сомнение жизнь виконта.
Проклятие! Вот какая судьба ему уготована. Навеки обречен жить затворником. Горький опыт подсказывал ему никогда и никого не подпускать слишком близко. Те же, кто совершает эту ошибку, в итоге обречены на страдание.
– А вот и ты, Стоунхерст.
Выхваченный из своих размышлений бархатным голосом, нараспев произнесшим его имя, он поднял глаза и увидел направлявшегося к нему Габриела Сатклиффа, графа Хоксли. В обеих руках графа было по бокалу бренди.
– Можно было догадаться, что найду тебя именно здесь, подальше от толпы, в столь привычной для тебя задумчивости. Ты похож на героя мелодраматического романа. – Подойдя к Ройсу, граф протянул ему один из бокалов, на лице его была нескрываемая ирония. – Кажется, это пойдет тебе на пользу.
Ройс с благодарностью отозвался на предложение и с удовольствием сделал глоток бренди, смакуя тепло, разлившееся по телу. Как всегда, терпкий вкус алкоголя заставил его собраться, словно по крупицам возвращая самообладание.
Выдавив из себя легкий смешок, Хоксли отставил свой бокал и, сдвинув брови, изучающе посмотрел на Ройса. Хорошо сшитый фрак безупречно сидел на красивой фигуре графа. Локоны светлых волос были искусно взъерошены таким образом, что служили штрихом, подчеркивающим его образ порочного ангела, которым его единодушно наделила лондонская публика.
– Поправь меня, если я ошибусь, но мне кажется, ты не сдвинулся с этого места с тех пор, как начали собираться гости. Я уже подумал было что ты пустил здесь корни, подобно какому-нибудь редкому растению.
Ройс ответил ему враждебным взглядом:
– Предупреждаю, что не в настроении выслушивать лекции. Сам знаешь, что я терпеть не могу подобные сборища. И по-моему, яснее ясного дал понять, что и от этого вечера не в восторге. К тому же ты остался глух к моему отказу. Если бы я знал, что мне предстоит выслушивать твои нотации по поводу моей необщительной натуры, то никогда не принял бы твоего приглашения остановиться у вас, пока нахожусь в Лондоне.
Граф слегка пожал широкими плечами:
– Глупо было бы останавливаться в гостинице, когда у нас столько комнат для гостей. А если ты ждешь, что я извинюсь за попытку силой приобщить тебя к обществу, вместо того чтобы позволить уединиться в своей комнате, то это ты зря. Боюсь, тебя ждет разочарование. С тех пор как продал дом в Лондоне, ты все время проводишь в затворничестве в Стоунклиффе, и мы уже ох как давно не виделись. С тех пор как ты не появился на крестинах Фионы, ты мне задолжал по крайней мере один ужин.
Сдержав ругательство, Ройс снова отвернулся к окну и стал смотреть на ночное небо. Ему не хотелось встречаться со взглядом графа. Стоунхерст и сам знал, что многим обязан Хоксли. Граф был одним из немногих, кто составлял прежний круг его друзей и остался верен ему, несмотря ни на что. Хоксли удавалось с завидным упрямством игнорировать довольно часто и отчетливо проявлявшиеся попытки Ройса отмахнуться от друга. И хоть Стоунхерст был уверен, что всем будет только лучше от установленной им дистанции, он не мог заставить себя навсегда разорвать ту последнюю нить, что связывала его с Алексом. В конце концов, дружба его ушедшего старшего брата и Хоксли тоже повлияла на отношения между ними.
Как всегда, мысли о брате вонзились в душу горящим клинком, пробуждая болезненные воспоминания о произошедшей трагедии, погнавшей его из дому. Ужасающая цепочка событий, запущенная лордом в тот роковой день, запечатлелась в разуме Ройса раздробленной на куски путаницей образов и впечатлений. Перед глазами вновь предстал переворачивающийся фаэтон Алекса, который беснующиеся скакуны проволокли еще несколько метров, прежде чем тот с ужасным треском разбился о дерево. Капельками сочившаяся из тела Корделии кровь собиралась в лужу…
Тут же одна трагедия возродила в памяти и другую, наводящую подобный, если еще не больший ужас. Мозг рисовал картину затянутого дымом поля битвы, устланного беспорядочно валяющимися телами раненых и убитых. Земля содрогалась от пушечных выстрелов, повсюду были слышны крики умирающих. В тумане побоища Ройс беспомощно склоняется над агонизирующим у него на руках боевым товарищем и офицером кавалерии Бентоном Гарви.
Вспышка боли передернула все тело Ройса, и он закрыл глаза, пытаясь прогнать внезапно нахлынувшие образы. Не то время и место, чтобы предаваться воспоминаниям. Большинство собравшихся гостей уже искоса посматривали в его сторону, и легко было представить их реакцию, потеряй он сейчас контроль над собой на глазах у многочисленных гостей.
Огромным усилием воли Ройс отогнал воспоминания и образы прошлого и вернулся к разговору с Хоксли, который продолжал свою речь, словно не замечая рассеянности собеседника.
– Я ведь не призываю тебя активно завязывать знакомства и вести светские беседы. Знаю, что удовольствие тебе такая перспектива не сулит, – в голосе графа были слышны нотки сдержанного веселья, – но, возможно, недоверчивость гостей развеется, если ты изменишь выражение лица, заранее отпугивающее тех, кто хотел бы завязать с тобой разговор.
Ройс крепче сжал бокал, пока хрупкий хрусталь угрожающе не затрещал в его руках.
– Ты не понимаешь.
– Наоборот. Я все прекрасно понимаю. Но черт возьми, Стоунхерст, не пора ли прекратить обвинять во всем себя? Уже девять лет, как умерла Корделия, и почти восемь, как не стало Алекса. Уверен, никто из них не желал бы для тебя жизни в постоянной скорби по ним.
Слова Хоксли будто плеткой обожгли лорда, обнажая еще не зажившие раны. Если бы все было настолько просто. Но это не так. Корделия и Алекс являлись лишь двумя жертвами из длинного списка потерь, случившихся в жизни Ройса. Одним из первых и самых тяжелых ударов стала кончина матери, чья жизнь оборвалась двадцать девять лет назад в момент его рождения. Он знал, что если позволит себе расслабиться, то неизвестно, кто уйдет из его жизни следующим.
– Ничего общего с самобичеванием это не имеет, – процедил Ройс в ответ. Затем рукой обвел толпу гостей, наводнивших столовую, и сказал: – Все это выше моих сил. Понятия не имею, как это делается. Как непринужденно вести себя в обществе? Война лишила меня этих навыков, и не думаю, что обрету их вновь. Иногда мне кажется…
Он запнулся, не в силах продолжить. Ну не мог он рассказать Хоксли о мраке, царившем в его жизни, сколько себя помнит. Грозное, агрессивное начало лишь росло в нем со времен Ватерлоо. Казалось, словно тень его былых грехов, ушедшая в прошлое, вновь возвращалась к жизни, готовая при малейшей возможности прорваться сквозь его сдержанный облик наружу.
На несколько секунд воцарилась тишина. Тяжело выдохнув, Хоксли покачал головой.
– Хочешь – верь, хочешь – нет, но я представляю, каково тебе, – тихим голосом сказал он. – Если помнишь, до недавних пор все полагали, что мой отец убил мать Моры, прежде чем покончить жизнь самоубийством. И отношение ко мне было соответствующим.
Ройс вынужден был признать правоту графа. Лишь после того как его отец был оправдан в приписанном ему убийстве знаменитой леди Олбрайт, а Хоксли обвенчался с Морой, светское общество смилостивилось над ним, вновь допустив в свой круг.
– И несмотря на то, что отцу вернули доброе имя, – продолжал граф, – остались люди, которые предпочли, чтобы я канул в безвестность. Но это не входит в мои планы и угождать им я не намерен. – С язвительной усмешкой на лице он поднял руку, чтобы ободряюще похлопать Ройса по спине. – И тебе не советую. В любом случае подкрепление близко. Лорд Олбрайт и леди Эйми вот-вот будут.
При одном упоминании этого имени скованность Ройса удвоилась, а дыхание перехватило, словно он получил удар под дых. Проклятие, к встрече с ней он точно не был готов! Их неожиданное столкновение сегодня заставило его понервничать и взбудоражило в нем те чувства, которые он так усердно подавлял на протяжении последнего года.
Еще до приезда в Лондон он решил сделать все от него зависящее, чтобы избежать встречи с Эйми. В тот же момент, когда лорд вошел в сад четы Монро и увидел Эйми, готовую вот-вот свалиться с дерева, ему следовало развернуться и уйти. Но внутренний голос велел сделать именно то, что он и сделал. Когда Эйми очутилась в его объятиях, цветочный аромат, исходивший от ее волос, словно воспламенил все у него внутри. Ройс не в силах был противостоять желанию слегка подразнить ее, вызвать тот огонек, что озарял глаза Эйми в моменты редкой вспыльчивости.
Последствия вспыхнувшего пламени оказались самыми плачевными – он был взволнован, а ноющие ощущения в каждой клеточке тела давали знать о близости Эйми.
Ройс едва сдержался, чтобы не выдать себя стоном. Видимо, расстояние, разделяющее их на протяжении нескольких месяцев, ничуть не ослабило действия ее чар. Он был в полной растерянности и не знал, что со всем этим делать. Что он знал точно, так это то, что не намерен более подвергать себя испытанию встречей с Эйми. Не сейчас, когда тучи и так сгустились над его головой.
Допив бренди, Ройс поставил опустевший бокал на стоявший рядом мраморный столик и обратился к графу, стараясь сохранять спокойствие:
– Хоксли, благодарю за беспокойство. – Довольный, что голос его звучит спокойно и уверенно, несмотря на водоворот бурлящих внутри чувств, он продолжил – Действительно спасибо. Но боюсь, мне это не поможет. Я буду намного лучше чувствовать себя, оставшись наедине с собой. И хоть мне крайне жаль разочаровывать тебя и твою милую жену, но, похоже, именно так – в уединении – я и проведу остаток вечера. Так что, если позволишь?.. – Неловко кивнув, он развернулся и поспешил покинуть комнату раньше, чем граф успел что-либо возразить.
Выйдя из гостиной, Ройс почувствовал, как гул голосов превратился в неразборчивое жужжание. Облокотившись рукой о деревянную панель стены, лорд Стоунхерст попытался вернуть себе самообладание. Он понимал, что был достаточно груб с другом, но ничего не мог поделать. Любое промедление – и он бы являл собой жалкое зрелище, а это то, чего он старался избежать всеми возможными способами.
Но порадоваться своему успешному исчезновению Ройсу не удалось: чей-то знакомый голос, донесшийся с другого конца коридора, приветствовал его:
– Стоунхерст, дружище!
Ройс тихо выругался. Еще не обернувшись, он наверняка знал, кого ему предстоит увидеть. Несомненно, это маркиз Олбрайт, выйдя из холла, показался в арке в сопровождении сестры, леди Оливии. Следом за ними шла леди Эйми.
Янтарного цвета шелковое вечернее платье не изобиловало украшениями, квадратный вырез на груди эффектно подчеркивал все прелести Эйми. В образе ее чувствовалась собранность. Слегка опустив голову, она шла по коридору. Как всегда, создавалось впечатление, что, выбирая наряд, она следовала единственному критерию – чтобы он не бросился в глаза. Многие мужчины с большой долей вероятности приняли бы ее за дурнушку, отдав предпочтение кому-нибудь из наделенных привычной глазу красотой многочисленных девушек в более ярких нарядах Но Ройс был не из тех, кому привлекательная внешность могла вскружить голову. В облике Эйми он чувствовал кротость и одновременно силу характера, придающие ее изысканным чертам скромное обаяние. Возможно, и правда ее локоны, скромно уложенные косами в виде обруча, были непримечательного русого цвета, но они были густыми и необыкновенно блестящими в свете канделябров. Густые ресницы едва ли скрывали блеск ее огромных глаз, широко распахнувшихся от неожиданной встречи с лордом. Ройс мог поклясться, что Эйми слегка замешкалась, прежде чем совладать с волнением и поспешить за отцом с тетей.
Мысленно он восхищенно аплодировал ее мужеству, на время позабыв о собственном самообладании. Очевидно, мышка научилась отстаивать себя. Но он-то всегда знал, что Эйми присуща большая внутренняя сила, чем казалось на первый взгляд.
Ройс переключил внимание на подошедшего к нему вплотную лорда Олбрайта.
– И куда это вы так спешите? – с задором в голосе поинтересовался маркиз, приветственно протягивая руку.
Это был высокий мужчина с типичной внешностью ученого, густая шевелюра того же золотистого оттенка, что и у младшей дочери, была уже подернута сединой. С первых дней знакомства Олбрайт относился к Ройсу с теплотой и уважением. Со временем их отношения становились все более дружескими и непринужденными.
– Ведь вы не уходите насовсем? Знаю, знаю, мы слегка запоздали, но все равно раньше чем через час обед не подадут.
Ройс ответил на рукопожатие маркиза, не забывая о близком присутствии Эйми, которая, стоя возле отца, с непроницаемым лицом следила за их разговором.
– Боюсь, что именно так, ухожу. Утреннее путешествие оказалось более утомительным, чем я ожидал, поэтому, думаю, мне лучше подняться к себе и постараться заснуть.
– Жаль слышать это. Я надеялся, что нам удается пообщаться.
Расстроенный вид старика огорчил Ройса. С досадой он понимал, что сократить общение с Эйми без ограничения связей с ее отцом невозможно. И хотя он знал, что это единственный выход из сложившейся ситуации, чувство вины не покидало его.
– И я надеялся не меньше. Прошу великодушно простить меня, – не меняя тона, произнес Ройс, – но, возможно, я смогу найти время и заглянуть к вам на Белгрейв-сквер перед возвращением в Стоунклифф. Если память не изменяет, в последней партии в шахматы вы разгромили меня. Буду рад возможности отыграться.
– Да что вы! Не стоит извиняться, – успокоил его Олбрайт. – Хотя с вашей стороны неосмотрительно отказываться от обеда, сулящего гастрономическое удовольствие. Тушеная утка выходит отменной у повара Хоксли…
– Ну же, Филипп, оставь молодого человека в покое. – Леди Оливия перебила брата, слегка дернув его за руку. Чуть наклонив голову, она самоуверенным изучающим взглядом посмотрела на Ройса из-под трепещущего в ее руках веера. Вероятно, раньше она и была привлекательной женщиной, но с возрастом черты ее аристократичной внешности стали резче. Седеющие волосы были так сильно зачесаны назад, что брови поднялись неестественно высоко, придавая лицу удивленное выражение. – Несмотря на то, что мы, несомненно, почувствуем недостаток обшения с виконтом, мы не должны забывать, что длительное путешествие утомило его. И уж наверняка нам не хотелось бы еще больше утруждать его, навязывая свое общество, не так ли?
Ее показная вежливость не тронула Ройеа. Негативное отношение старшей сестры маркиза к его персоне было ему известно. Но как любил говаривать Хоксли, она была твердолобой гарпией, угодить которой не мог никто, даже ее племянницы, в воспитании которых она помогала брату.
И особенно трудно это удавалось Эйми.
Очередная мысль об Эйми заставила Ройса украдкой посмотреть в ее сторону. Она стояла, обхватив себя руками, с абсолютно отрешенным выражением лица. Казалось, что происходящее нисколько не занимало ее.
Безразличие Эйми огорчало его. Он мог бы понять и вынести признаки злости или задетой гордости, но столь очевидное равнодушие вызывало раздражение. И вдруг дьявол завладел его разумом. Все, о чем он мог думать, так это о том, как сорвать этот внешний налет безучастности.
Таким образом, вместо того чтобы, еще раз извинившись, отправиться к себе, он схватил за руку леди Оливию и, наклонив голову в знак озабоченности, сказал:
– Вы и правда почувствуете недостаток общения со мной? Но как же так, миледи? Я и не подозревал, что могу служить причиной вашего огорчения. Иначе бы не посмел лишить вас этого. На самом деле ничто не способно доставить мне большего удовольствия, чем ваше общество на этом вечере.
Несмотря на то расстояние, что отделяло его от Эйми, Ройс уловил вырвавшийся из ее уст вздох. Довольный произведенным эффектом, он не смог удержаться от хищной гримасы. Значит, не так уж безразлично было для нее происходящее. Как бы ему ни хотелось взглянуть в лицо Эйми в этот момент, совладав с собой, он продолжал смотреть на леди Оливию. Наморщив нос, тетушка уставилась на лорда, как будто Ройс источал отвратительный запах.
– Как… мило, – растягивая слова, выдавила она в ответ, одновременно высвобождая руку из его ладоней. – Уверена, все будут только рады, узнав, что ваше решение изменилось.
Вот это стоит поставить под сомнение, мелькнуло в мозгу Ройса. Он растерял последние капли разума. После того как большая часть вечера была потрачена на то, чтобы избежать общества Эйми, сейчас он по собственной воле был готов все испортить.
Довольный смех вырвался у маркиза, и, похлопав Ройса по плечу, он сказал:
– Чудесно, Стоунхерст. И хоть, возможно, сестрица перегнула палку, но уверен, что без вас вечер и правда будет не таким приятным.
Ройс медленно повернулся в сторону Эйми. Она в изумлении смотрела на него. Отразившийся на ее лице испуг весьма красноречиво показывал, что она не разделяет мнения отца. Встретившись взглядами, они неотрывно смотрели друг на друга целую вечность. И тут огонек бунтарства засветился в янтарных озерах ее глаз, а подбородок молниеносно взмыл вверх.
Как твердо было его намерение избегать встречи с ней! А теперь из-за охватившего его желания растопить холодность Эйми они вынуждены провести остаток вечера вместе. Но Ройс знал, на что идет.
В какой-то момент он почти спас себя, но теперь по собственной воле отбросил все предосторожности – Эйми была не из тех, кто уйдет от вызова, оглядываясь на мнение окружающих.
Путь назад был отрезан для каждого из них. Ему оставалось только молить о том, чтобы не пожалеть о своем опрометчивом побуждении.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соблазненная грехом - Логан Кимберли



Довольно неплохо.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиК
3.03.2013, 0.12





Наконец-то разобрались, кто убил мать 3-х сестер. И было ли о ком беспокоиться. Мать была великосветская шлюха. Женила на себе невинного маркиза уже будучи актрисой-проституткой. изменяла ему направо и налево. А дочери вознесли ее на предестал. Но осилила все 3 книги. И с каждой маркиза становилась для меня все противнее.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиВ.З.,65л.
13.05.2013, 12.49





Прочла первую книгу"ПОЛУНОЧНЫЕ ГРЕХИ",была в восторге,но к концу третьей книги мой восторг сошёл на нет.РАЗОЧАРОВАЛАСЬ.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиНаталюша
30.07.2014, 10.00





Первую часть не стала читать,вторую бросила,а третью прочитала с удовольствием.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиLera
29.09.2014, 20.36





Книга потрясающая, мне очень понравилось, но не очень понятно зачем было героев обделять столь неуверенным боязким характером. Предыдущие части этой истории я не читала.Они сами себе придумали комплексы из-за которых сами же страдают. Все очень запутанно,интригующе, но конец еле дочитала. Ставлю 7 из 10
Соблазненная грехом - Логан КимберлиАлина
24.07.2015, 20.25





Не понимаю,за что такой высокий балл...Какая-то ерунда,растянуто-нудная ересь.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиЛюся
26.07.2015, 14.09





Хорошое продолжение книги.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиОксана
11.08.2015, 17.59





В.з., 65 л, вы нихера не поняли. Перечитайте еще раз
Соблазненная грехом - Логан КимберлиАнна
12.03.2016, 21.51





Короче хрень эта вся серия, диалоги тупые, куча недочетов, лень все писать. Ни на чём развернутая трилогия, причем все книги - одно и то же, только имена другие. Если вы хоть чуточку соображаете и уважаете себя и свой выбор романов, бегите отсюда.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиАнна
12.03.2016, 22.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100