Читать онлайн Соблазненная грехом, автора - Логан Кимберли, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазненная грехом - Логан Кимберли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазненная грехом - Логан Кимберли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазненная грехом - Логан Кимберли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Логан Кимберли

Соблазненная грехом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

– Так за всем этим с самого начала стояла Оливия?
Тишину комнаты пронзил голос ошеломленной Теодосии, от звона которого Эйми чуть было не содрогнулась, почувствовав усилившуюся головную боль. С первой же минуты отъезда Ройса эта боль отдавалась в висках резкими глухими ударами.
– Выходит, что так, – мрачным тоном отозвалась Эйми. – Я и сама не хотела верить, но, похоже, все указывает на то, что она причастна…
Герцогиня, сидевшая на канапе напротив Эйми, в изумлении качала головой:
– Не знаю, почему это известие так ошарашило меня. Ни у кого твоя мать не вызывала такой ненависти, как у Оливии. Возможность избавиться от Элиз, несомненно, лучшим образом могла бы вписаться в ее планы. Но мы были абсолютно уверены, что Страттон действовал в одиночку. Не было оснований подозревать кого-либо еще.
Эйми не могла унять тревогу – она встала со стула и подошла к окну. Внизу вдоль подъездной аллеи к дому вышагивали оставленные Ройсом охранники. В одном из них, том, что с повязкой, девушка узнала Эдмундсона, пострадавшего из-за происшествия на утесе.
Какое-то время невидящим взглядом она смотрела на мужчин. В голове крутилась неясная мысль, за которую Эйми никак не могла ухватиться.
– Так не должно быть… – проговорила она вслух. – Все эти годы тетя жила рядом с нами, насмехаясь, разыгрывая комедию. Мне становится дурно, когда я думаю, что она убийца. Не хочу, не могу поверить… Неужели это так?
– Ну, полагаю, теперь-то она поплатится за содеянное, – послышался за спиной Эйми голос Теодосии. – Я всегда знала, что эта женщина – злобная интриганка, но никогда не думала, что в своем ожесточении она способна пойти на убийство. Ньюгейтская тюрьма слишком мягкое наказание для нее.
Отвернувшись от окна, Эйми вновь посмотрела на repцогиню:
– По крайней мере этот кошмар наконец-то закончится. Больше не придется оглядываться, в любую минуту ожидая, что кто-то столкнет тебя в пропасть или спустит с лестницы.
При упоминании той опасности, что преследовала Эйми па протяжении последних недель, герцогиня с обеспокоенным видом закивала:
– Да, это единственное, что успокаивает. До сих пор удивляюсь, как я могла не догадываться о том, что тебе угрожала опасность. Когда представляю, как ты висишь на краю утеса… – Герцогиня содрогнулась. – Дитя мое, ты должна была мне рассказать.
– Я хотела, – поспешила заверить ее Эйми, – но считала, что будет лучше, если вы останетесь в стороне от всего этого. Не хотелось пугать вас.
– Хм. Теперь ты наверняка знаешь, что меня не так-то легко напугать. Я в большей степени огорчена тем, что ты не поделилась со мной своими неприятностями. – Герцогиня, опираясь на трость, подалась вперед. – А я-то полагала, что поспешный отъезд из Корнуолла связан со срочной необходимостью объявить о предстоящем бракосочетании – твоем и виконта. Я ведь заметила, что ночь накануне нашего отъезда в Лондон ты провела не в своей спальне.
Герцогиня застала Эйми врасплох. Она в замешательстве смотрела на свою наставницу.
– Не надо на меня таращиться, словно я сошла с ума и несу полный бред, – сказала Теодосия, властно взмахнув рукой. – Что-то я могу, конечно, не замечать, но если мне нужно присматривать за юными девушками, я за ними присматриваю. И поверь мне, вижу многое из того, что от меня пытаются скрыть. Единственная причина, по которой я не высказала тебе своего неодобрения, кроется в том, что я глубоко уважаю лорда Стоунхерста. Я знаю, что он благородный человек и неравнодушен к тебе. Поэтому я не сомневаюсь, что если он хоть чем-то скомпрометировал тебя, то сделает все необходимое, чтобы достойно выйти из ситуации. – Наклонив голову, герцогиня испытующе смотрела на Эйми, лишая ее всякого присутствия духа. – Признайся, пока мы пребывали в усадьбе виконта, он сделал тебе предложение? Ведь так? Что ты молчишъ? – Вопрос герцогини словно выбил из-под ног Эйми почву. – Если это не так и он просто соблазнил тебя, он рискует вызвать мой гнев.
Эйми никак не могла справиться с замешательством и подыскать более или менее связный ответ. Что она могла сказать герцогине? Неожиданно за дверью раздались быстрые шаги, а спустя мгновение в комнату постучали.
– О! Мне сказали, что вы вернулись. – Раскрасневшееся лицо вошедшего в комнату герцога Мейтленда расплылось в довольной улыбке. Его внезапному появлению удивились обе дамы. – Какой приятный сюрприз, маман, – весело продолжал он, закрывая за собой дверь. Быстрыми шагами он пересек комнату и, склонившись в приветственном поклоне, поцеловал руку Теодосии. – Я и не думал, что увижу вас так скоро.
Герцогиня ответила ему сдержанным кивком:
– Да, так случилось, что в последнюю минуту планы изменились. У лорда Стоунхерста появилось важное, не терпящее отлагательства дело.
– Понятно, – едва заметно нахмурился герцог. – Случаем это «важное дело» не имеет отношения к тем двум вооруженным мужчинам, что не хотели пускать меня в дом?! – Тон герцога отчетливо свидетельствовал о его крайнем раздражении из-за неожиданного оцепления его владений.
Эйми неловко заерзала на стуле, но, поборов смущение, откашлявшись, ответила:
– Мне очень жаль, ваша светлость, – щеки ее вмиг запылали, – это все по моей вине.
Герцог с озадаченным видом взглянул на Эйми:
– Прошу прощения, моя дорогая, но при чем здесь вы?
Эйми понимала, что объяснения не избежать, но совершенно не знала, с чего начать. Она кинула умоляющий взгляд на Теодосию, и герцогиня пришла на помощь: по возможности кратко пересказала пасынку истории покушения на Эйми. К концу рассказа герцог уже сидел рядом с Теодосией на канапе и изумленно смотрел на Эйми, изображая неверие.
– Это поразительно! – воскликнул он. – Ты полагаешь, что все это дело рук Оливии.
Эйми кивнула:
– К сожалению, да. Сейчас лорд Стоунхерст допрашивает ее в доме отца. Я сама никак не могу привыкнуть к этой мысли, я знала, что тетя ненавидела маму, но что она сможет убить человека… У меня не укладывается в голове. Как она могла совершить такое?
Теодосия вздохнула:
– Боюсь, что женитьба твоего отца и последовавший за этим скандал стоил Оливии всего, что было для нее дорого. Доброго имени ее семьи, ее положения в обществе, возлюбленного… Возможно, в этом убийстве она видела единственный способ заполучить все назад. Оливия не могла разумно мыслить, когда дело касалось Элиз.
– Да, пожалуй, люди склонны к необдуманным спонтанным поступкам, когда на горизонте появляется угроза всему, что им дорого.
Слова, сказанные Мейтлендом, привлекли внимание Эйми – что-то было в его голосе, в интонации, что заставило ее напрячься. Она почувствовала на себе тяжесть его взгляда и ощутила легкий озноб – глаза герцога горели странным блеском, он внимательно изучал ее.
– Дорогая, это все, что вы смогли припомнить о той ночи? – спросил он, ни на секунду не отводя алчного взгляда. – Страттон не говорил ничего, что намекало бы на возможное участие в заговоре кого-нибудь еще, кроме Оливии?
Мучительная боль в виске, словно вспышка шаровой молнии, обожгла ее изнутри. Боль была практически невыносимой. Сидя на стуле, Эйми принялась раскачиваться из стороны в сторону, комната, поплывшая перед глазами, начала погружаться в туман… Эйми слегка прикрыла глаза…
Вдруг она увидела себя не в гостиной Мейтленд-Хауса, а снова в окутанной мраком библиотеке. Лорд Страттон тряс девочку за плечи, ругаясь на нее, но разобрать, что он говорит, Эйми не могла – в ушах стоял приглушенный гул. Она заставила себя сконцентрироваться на Страттоне, на его рябом лице и озлобленном взгляде, который он не сводил с девочки, повторяя слова, что ей никак не удавалось разобрать: «Послушай меня, это еще не все. Это не прекратится никогда, пока ты не вспомнишь все, что случилось…»
Предупреждение матери эхом раздавалось в голове, и все наконец-то встало на свои места. Теперь во всем обнаруживался смысл. Значение имело не присутствие леди Оливии. Значение имели слова лорда Страттона. Вот, оказывается, о чем пыталась напомнить ей мать.
С пониманием этого раздражающий гул исчез, словно его никогда и не было. Слух вернулся к Эйми – она слышала все удивительно четко.
– Ты, маленькая сучка, – рычал Страттон, брызгая во все стороны слюной и сжимая ее руки. – Если ты знаешь, что для тебя лучше, ты забудешь все, что видела здесь сегодня. Все. Потому что если ты кому-нибудь расскажешь об этом, Мейтленд пришлет меня снова, чтобы я убил твоего драгоценного папочку и сестер в придачу. Они будут умирать на твоих глазах так же, как только что умерла твоя мать. Так что держи рот на замке.
Эйми вздрогнула – она снова была в Мейтленд-Хаусе. Сердце с неистовой силой билось в груди, глаза неотрывно смотрели на герцога, сидевшего на канапе и наблюдавшего за ней из-под нахмуренных бровей.
– Ты что-то вспомнила, да? – мягким тоном он вызывал ее на диалог. На долю секунды Эйми показалось, что он искренне сочувствует ей. – Какая жалость. Думаю, с моей стороны было ошибкой расспрашивать тебя, но мне нужно знать, понимаешь? Я должен выяснить, проболтался этот идиот Страттон или нет. Он клялся, что ничего не говорил, но я не могу ему верить. – Поднявшись с канапе, Мейтленд достал из кармана плаща пистолет и направил его на Эйми. – Похоже, я не зря волновался.
Теодосия застыла на месте, устремив на пасынка взгляд, полный негодования.
– Мейтленд, ты сошел с ума? Что ты делаешь?
– Доделываю за Страттона его работу, это он оставил в живых свидетельницу. Ее давно нужно было убить.
Эйми сглотнула, пытаясь перебороть страх. Она сидела, вцепившись пальцами в подлокотники кресла, и не могла отвести глаз от направленного на нее пистолета.
– Это он, ваша светлость, – прошептала она, стараясь говорить без дрожи в голосе. – Это он, а не тетя Оливия был в заговоре с лордом Страттоном.
– Это невозможно. – Недоверчивый взгляд герцогини перемещался от Эйми к герцогу и обратно. – Уоррен, – остановив взор на пасынке, обратилась Теодосия, – не знаю, что ты пытаешься доказать, но скажи девочке, что ты не…
– О, я уверяю тебя, что сделаю это, как сделал уже однажды, – перебил ее Мейтленд, сохраняя серьезный тон. – У меня не было выбора. Я вынужден был отобрать у нее то, что по праву принадлежало мне.
Давление угнетающей тишины нарушила Теодосия, вновь обратившись к пасынку. Приглушенным голосом она с раздражением спросила:
– Рэндалл сказал тебе, не так ли?
Мейтленд резко вскинул голову, и с неподдельным интересом посмотрел на герцогиню:
– А, так ты знала, что отец нагулял эту дрянную девку, Элиз Марчанд. Я догадывался об этом.
Ошарашенная и абсолютно сбитая с толку, Эйми изумленно моргала. О чем они говорят? Неужели Мейтленд пытался сказать, что… Нет, это невозможно.
Эйми отказывалась верить, но своими глазами видела, как герцогиня неохотно кивнула, подтверждая слова пасынка:
– Да, знала. Рэндалл признался мне, как раз перед тем как тяжело заболел. В то время Элиз только входила в общество в качестве маркизы Олбрайт.
Эйми чувствовала, как земля ускользает из-под ног, лишая ее всяческих сил вынести тяжесть этого немыслимого известия. А герцогиня тем временем сдержанным тоном подтверждала ее догадку: они говорили о ее матери, маркизе Олбрайт. Выходит, она была незаконным: ребенком покойного герцога Мейтленда? Поверить в это Эйми не могла. Еще труднее было представить, что Теодосия знала обо всем и молчала.
– Ваша светлость, – дрожащим голосом спросила Эйми, – это правда? Моя мама – незаконнорожденная дочь вашего мужа?
Взгляд Теодосии был полон сожаления и печали.
– Боюсь, что это так, моя дорогая. Мне жаль, но Рэндалл взял с меня клятву, что я сохраню это в тайне, и мне пришлось подчиниться его воле. Понимаешь ли, он слишком поздно узнал, кем приходилась ему Элиз, и не имел четкого представления, как следует себя повести.
– О, отец как раз имел четкое представление, но я не позволил ему поступить так, как он задумал.
Теодосия вновь перевела взгляд на Мейтленда, услышав заявление, сделанное им столь безжалостным тоном. Подозревая недоброе, она с нетерпением спросила:
– О чем ты говоришь?
– Я говорю, что однажды, когда здоровье старика совсем ухудшилось, он позвал меня в спальню и, подозревая, что жить ему осталось недолго, поведал об Элиз. Он сказал, что собирается публично признать ее своей дочерью, потому что хочет быть уверенным, что в будущем она получит свою долю наследства, – Мейтленд с яростью принялся размахивать пистолетом. – Только я не мог позволить этому произойти! Можешь себе представить, какой бы был скандал, объяви он в обществе, что самая известная актриска Лондона приходится мне сводной сестрой? – Его рот скривился в злобной усмешке. – Так что я позаботился, чтобы этого не произошло. Чтобы он ничего не успел сказать.
Герцогиня бледнела на глазах. Казалось, она вот-вот потеряет сознание.
– Уоррен, ты не мог… Твой отец… Так это ты убил его? – Не в силах более вымолвить ни слова, она беспомощно затрясла головой.
Мейтленд лишь пожал плечами, лицо его выражало полнейшее безразличие.
– На самом деле это оказалось не так сложно сделать. Он и без того с трудом дышал, так что единственное, что требовалось от меня, – закрыть ему лицо подушкой, пока… дыхание не прекратилось. Я оказал ему услугу, избавив от того ничтожного существования, что ожидало его впереди. – Мейтленд злобно зыркнул в сторону мачехи, услышав тихий стон, сорвавшийся с ее уст. – Замолчите! Неужели не понимаете, что я должен был это сделать? Неужели я должен был молча наблюдать, как он разрушает нашу жизнь? Отдать часть моего наследства какой-то чертовой лахудре? Только через мой труп.
Сердце ушло в пятки: Эйми с изумлением смотрела на герцога – этого мужчину она знала с самого детства. Как она могла так обманываться в нем? Он казался таким любезным, таким приятным. А на самом деле оказался чудовищем, не остановившимся перед убийством собственного отца и единокровной сестры. Он был тем человеком, который нанял преступника, пытавшегося сбросить ее, Эйми, с утеса. А она-то и мысли не допускала, что это мог быть он.
– Естественно, пока Элиз была жива, она представляла для меня угрозу, – ледяным тоном продолжил Мейтленд. – Я не мог рисковать своим благополучием и беззаботно жить, зная, что в любой момент она может узнать тайну своего происхождения. Тогда-то я и решил нанять Страттона. К тому времени он уже был на грани сумасшествия из-за своей одержимости Элиз. Много сил не требовалось, чтобы убедить его в неверности этой шлюхи, которую только смерть могла бы заставить прекратить свои шашни. Покойный лорд Хоксли, как никто, подходил нам в качестве жертвы – подставив его, мы вышли сухими из воды. – Герцог посмотрел на Эйми с неприязнью: – Все пошло наперекосяк из-за твоего вмешательства. Ты все видела, и к тому же Хоксли явился раньше, чем идиот Страттон успел покончить с этим грязным делом. Так что можешь себе представить, какой тяжкий груз свалился с наших плеч, когда мы узнали, что события той ночи начисто стерлись у тебя из памяти. Годы шли, и ничто не предвещало беды, пока не была раскрыта причастность к убийству Страттона. Слава Богу, он покончил жизнь самоубийством, не назвав моего имени. Я решил, что все закончилось, и был спокоен.
– Но тут вы случайно подслушали мой разговор со Стоунхерстом, – высказала предположение Эйми, – и, запаниковав, решили столкнуть меня с лестницы.
Мейтленд усмехнулся:
– В тот вечер я понял, что не могу допустить, чтобы ты осталась жива. Не могу, находясь в неведении, что именно Страттон мог рассказать тебе. Решение столкнуть тебя с лестницы было спонтанным, необдуманным. Признаюсь, я был в отчаянии. Когда же выяснилось, что мои надежды не оправдались – шею ты себе не сломала, – я пришел к выводу, что лучше будет нанять кого-нибудь, заплатить и быть уверенным, что все будет сделано как надо.
– Но нанятый вами человек также не справился с задачей.
– К моему огромному разочарованию. Похоже, сейчас некому прийти тебе на выручку. А мне придется убить сразу двоих – тебя и мачеху. Лишние неудобства, но что поделаешь?
– Ты сумасшедший, – выпалила Теодосия. – Неужели ты собираешься пристрелить нас здесь, прямо под носом у охраны? И вообще в доме полно людей.
– Верно, – согласился герцог. – Но думаю, никто ничего не заподозрит, если я приглашу вас покататься. Прогулка в лесу – то, что надо. Вам следует отвлечься от тяжелых мыслей обо всех этих неприятностях с леди Оливией, ну, вы понимаете. А когда на нашу карету нападут разбойники и я окажусь единственным выжившим… Думаю, ни у кого не будет повода подозревать меня. Зачем, если вину уже возложили на Оливию? – Он насмешливо вскинул брови и ехидно улыбнулся. – В моих планах выставить все так, дабы никто не усомнился, что я отчаянно боролся за ваши жизни. Буду весь в синяках и ссадинах. Может быть, случится, что меня ранят в руку или ногу. Увидев меня, каждый будет уверен, что я сделал все, чтобы защитить мою любимую мачеху и ее невинную юную подопечную.
Эйми набрала в грудь побольше воздуха и, стараясь оставаться спокойной перед лицом все возрастающего страха, сказала:
– Вы забыли, что лорд Стоунхерст оставил двух охранников Толливера следить за домом. Вам ни за что не удастся миновать их.
– А вот здесь ты заблуждаешься, моя милая. – Свободной рукой герцог резко распахнул застекленные двери гостиной, из которых был виден Эдмундсон, расхаживающий по комнате, словно был у себя дома. – Видишь, – продолжил он, указывая на мужчину, – этому охраннику больше нравятся мои деньги, нежели служба у Толливера.
От удивления Эйми не могла вымолвить ни слова. Теперь она поняла, почему нанятый Мейтлендом преступник без труда смог подкрасться к ней и столкнуть с валуна!
– Где твой напарник? – спросил Мейтленд у Эдмундсона.
– Я о нем позаботился, – не без удовольствия сообщил тот. – Камнем пробил ему череп и оттащил в кусты за домом. Он точно не поднимется.
– А что с каретой?
– Готова и ждет вас, как и просили. Ваш извозчик мило почивает на чердаке. И не беспокойтесь, я удостоверился, что он не видел, кто ударил его дубинкой по голове.
– Очень хорошо. – Герцог снова повернулся к Эйми и Теодосии и вновь направил на них пистолет. – Вперед. Мы уходим.
Эйми обменялась с герцогиней тревожными взглядами. И хотя ей очень не хотелось подчиняться указаниям Мейтленда, она понимала, что неповиновение только ухудшит ситуацию. Поэтому она встала сама и помогла подняться герцогине, не переставая лихорадочно искать возможный выход. Сейчас им оставалось лишь молиться, чтобы Стоунхерст вернулся не слишком поздно и догадался, что что-то не так.
А пока ей придется самой что-то придумывать.
Следуя за герцогом, Эйми вышла на мошеную дорожку, огибающую особняк.
Сбоку, держа ее под руку, шла герцогиня, а сзади, не отставая ни на шаг, поспевал Эдмундсон. Бегающим взглядом Эйми настороженно следила за всем, что происходило вокруг. В это время суток на Парк-лейн практически не было народу, лишь редкие прохожие прогуливались по тротуарам, но были слишком далеко, чтобы услышать крик о помощи.
Карета ждала их у изгиба подъездной дороги, лошади готовы были отправиться в путь. Из-за высокой живой изгороди слуги не могли заметить, что они отъезжают. Не медля ни секунды, Эдмундсон взобрался на козлы, а Мейтленд проворно открыл дверцы.
– Живо внутрь, – приказал он.
Прежде чем забраться в карету. Теодосия смерила пасынка надменным взглядом. Вслед за ней внутрь скользнула Эйми. Только она села напротив пожилой дамы, в карету влез Мейтленд и с силой захлопнул за собой дверцу.
– Этот чертов Стоунхерст! – раздраженно прошипел он.
Почувствовав приятное гепло от накатившей волны облегчения, Эйми вытянула шею, желая выглянуть в окно. Слава Богу! Ройс был уже по пути к дому. У Эйми все заликовало внутри.
Мейтленд вскочил, постучал по стене кареты.
– Эй, дурень, вперед, – приказал он Эдмундсону. Как только карета тронулась, герцог высунулся из окна и прицелился.
Эйми не знала, собирается ли он выстрелить в Ройса, дать предупредительный залп или просто угрожающе потрясти оружием, да ее это и не волновало. Ей достаточно было видеть, что герцог прицелился в ее мужчину. «Сейчас или никогда», – подумала она. Это чудовище слишком много сотворило зла, этому нужно положить конец. Эйми охватила бешеная волна ярости. Пришло ее время – время мышки дать отпор.
С криком она бросилась на герцога и, ухватив за запястье, насколько смогла, выкрутила ему руку. Эйми изо всех сил прижимала его кисть к оконной раме, пытаясь ослабить хватку и заставить Мейтленда выпустить оружие. Тут же, замахнувшись тростью, Теодосия со всей силы ударила его по ноге. Взбешенный, герцог выругался и выстрелил, но, слава Богу, пуля никого не задела.
Напуганные выстрелом, лошади помчались во весь опор.
Ройс все еще был в нескольких ярдах, когда до него долетело эхо пистолетного выстрела. Кровь застыла в жилах, подгоняемый страхом за жизнь Эйми, он пришпорил лошадь. И хотя Стоунхерст не мог разглядеть, что происходило в карете, сомнений не оставалось, что идет борьба. Он мог только молиться, чтобы Эйми не пострадала.
Лошади неслись во весь опор, а человек на козлах старался обуздать их. Но судя по всему, его труды были напрасны. Набирая скорость, карета летела через все пространство парковых насаждений, отделяющих Мейтленд-Хаус от соседнего особняка. Едва не задев низкое ограждение из камня, подпрыгивая, карета неслась вниз по отлогой лужайке. Впереди маячила рощица, за которой виднелся пруд.
– Нет! – взмолился Ройс. – Только не в пруд!
Перед его глазами замаячили картинки из прошлого: перевернувшийся фаэтон брата, разбитое, все в увечьях тело Корделии. Казалось, Ройс заново переживает худший день в своей жизни. Ничто не могло приблизить его настолько, чтобы он поспел вовремя и предотвратил надвигающуюся катастрофу.
Остолбенев от ужаса, Стоунхерст наблюдал, как лошади бросились в сторону, пытаясь в последнюю секунду уклониться от опасности. Но было поздно. Высекая целый фонтан брызг, карета влетела в воду и перевернулась. Через мгновение Ройс уже осадил скакуна и, спрыгнув на землю, понесся к пруду. Встревоженный, он даже не заметил, что со стороны дома на звук выстрела бегут слуги. Всматриваясь в воду в надежде уловить хоть малейшее движение, он стягивал одежду и обувь, отчаянно молясь так, как молился только в детстве. Пруд казался не очень глубоким, но карета практически целиком оказалась под водой, и запертым в ней или серьезно раненным угрожала реальная опасность утонуть.
Не колеблясь ни секунды, виконт нырнул и поплыл к карете. Все, о чем он мог думать, так это поскорее найти Эйми, дорога была каждая секунда. Он не успел заплыть слишком далеко, как заметил, что из воды вынырнула Эйми. С лица ее стекала вода, она тяжело дышала и отплевывалась.
– Слава Богу! – возликовал Стоунхерст.
Сменив направление, он поплыл к Эйми. И лишь приблизившись к ней, заметил, что она тянет за собой герцогиню.
– Помоги мне, – задыхаясь, еле выговорила Эйми, – Теодосия.
Вцепившись в нее мертвой хваткой, герцогиня тянула Эйми вниз. Ройс тотчас освободил ее и, схватив пожилую даму за талию, помог ей всплыть. Вскоре они нащупали ногами дно и медленным шагом побрели к берегу: Ройс тащил за собой Теодосию, а Эйми шла сбоку, не отставая ни на шаг. Ройс был искренне благодарен одному из слуг Мейтлендов, когда тот, зайдя в воду у берега, помог им выбраться на сушу.
Как только Теодосия оказалась в руках заботливых слуг, готовых оказать ей необходимую помощь, Ройс и Эйми рухнул на землю. Эйми часто и тяжело дышала, но чудесным образом оказалась цела и невредима. Переполненный радостью, Ройс не смог удержаться, чтобы не обнять ее.
– Т… т… – Сквозь стучащие зубы Эйми пыталась что-то сказать, вцепившись в мокрую рубашку Ройса.
– Ш-ш. – Он нежно коснулся губами ее виска. – Ты в безопасности, милая. Не надо говорить сейчас.
– Но Теодосия…
– С ней все в порядке. Дышит, прислуга позаботится о ней.
Минутное молчание, и Эйми снова нарушила его, осипшим голосом она прошептала:
– Я сделала это, Ройс.
– О чем ты говоришь, котенок?
– Я сделала это. Я выжила под натиском твоего проклятия. Отговоркам больше нет места.
Стоунхерст совершенно не знал, что на это ответить. Он молча наблюдал за тем, как слуги вынимали из кареты искалеченное тело. Голова Мейтленда свисала под таким углом, что становилось понятно – у него сломана шея. Что ж, если этот ублюдок все еще жив, он прикончит его.
Неожиданное движение Эйми насторожило Ройса – ему показалось, что она хочет выскользнуть из его рук, – и он быстро прижал ее, не собираясь выпускать из крепких объятий. Он знал, что никогда уже не сможет отпустить ее. После случившегося – никогда.
– Господи, я чуть не потерял тебя сегодня, – шептал виконт ей на ухо. Сейчас, несмотря на то, что она была промокшей до нитки, Эйми казалась ему невероятно красивой. – Пожалуйста, котенок, не допусти, чтобы я потерял тебя, – сказал Ройс и с нежностью поцеловал ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соблазненная грехом - Логан Кимберли



Довольно неплохо.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиК
3.03.2013, 0.12





Наконец-то разобрались, кто убил мать 3-х сестер. И было ли о ком беспокоиться. Мать была великосветская шлюха. Женила на себе невинного маркиза уже будучи актрисой-проституткой. изменяла ему направо и налево. А дочери вознесли ее на предестал. Но осилила все 3 книги. И с каждой маркиза становилась для меня все противнее.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиВ.З.,65л.
13.05.2013, 12.49





Прочла первую книгу"ПОЛУНОЧНЫЕ ГРЕХИ",была в восторге,но к концу третьей книги мой восторг сошёл на нет.РАЗОЧАРОВАЛАСЬ.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиНаталюша
30.07.2014, 10.00





Первую часть не стала читать,вторую бросила,а третью прочитала с удовольствием.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиLera
29.09.2014, 20.36





Книга потрясающая, мне очень понравилось, но не очень понятно зачем было героев обделять столь неуверенным боязким характером. Предыдущие части этой истории я не читала.Они сами себе придумали комплексы из-за которых сами же страдают. Все очень запутанно,интригующе, но конец еле дочитала. Ставлю 7 из 10
Соблазненная грехом - Логан КимберлиАлина
24.07.2015, 20.25





Не понимаю,за что такой высокий балл...Какая-то ерунда,растянуто-нудная ересь.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиЛюся
26.07.2015, 14.09





Хорошое продолжение книги.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиОксана
11.08.2015, 17.59





В.з., 65 л, вы нихера не поняли. Перечитайте еще раз
Соблазненная грехом - Логан КимберлиАнна
12.03.2016, 21.51





Короче хрень эта вся серия, диалоги тупые, куча недочетов, лень все писать. Ни на чём развернутая трилогия, причем все книги - одно и то же, только имена другие. Если вы хоть чуточку соображаете и уважаете себя и свой выбор романов, бегите отсюда.
Соблазненная грехом - Логан КимберлиАнна
12.03.2016, 22.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100