Читать онлайн , автора - , Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

На следующий вечер переселенцы разбили лагерь на горной гряде между двумя реками.
После долгих часов мучений у Салли в полночь родился ребенок. Свирепый ветер сотрясал палатку, когда новорожденная девочка пыталась войти в эту неведомую для нее жизнь.
Почти час Анна вдувала воздух в ее крошечный ротик, заставляя малышку дышать. Салли смотрела, молясь, прося за жизнь дочки. Она прижала руки к губам и тихо завыла, когда Анна покачала головой и протянула ей мертвого ребенка, завернутого в маленькое вышитое одеяльце.
Смерть малышки отозвалась в сердце каждой женщины. Мэри и Бидди, скользнув в палатки, прижали к себе спящих детей. Анна пыталась успокоить Салли, которая не позволяла унести мертвого младенца.
Остальные женщины, глотая слезы, разбрелись по своим палаткам на несколько бессонных часов перед утренним подъемом. Лидия остановила тяжелое кровотечение Салли и уговаривала ее выпить чаю или бульону.
Через некоторое время Лидия торопливо вышла к Глэнис и Ариэль и тихо сказала:
— Нужно что-то сделать и поскорее. Я видела взгляд Салли перед… Боюсь ни один из моих отваров не заставит Салли жить. Анна уговаривает, угрожает, умоляет, успокаивает как только может. Сейчас Салли совершенно одинока, и мне не нравятся ее глаза. Тусклые, далекие…
Ариэль глубоко задумалась, завернувшись в теплую шаль. Она не заметила, что Люк взял ее руку. Он на мгновение прильнул к ней, потом отпустил и вошел в палатку Салли.
Через полчаса появилась Анна с мертвым ребенком на руках. Она держала малышку, пока Сиам рыл маленькую могилку. Из палаток начали выходить женщины, каждая с бледным .яйцом и припухшими глазами. Из темноты шагнула худая, изможденная фермерша. Она поставила сколоченный из досок гробик рядом с новой могилой.
— Под землей нашей фермы семь маленьких гробов. Семь малышей, которые никогда не оживут, — хрипло прошептала она. Крупная слеза т «скатилась по впалой щеке, когда женщина побрела прочь.
Лидия устлала одеяльцем и травами крошечный ящик, младенца опустили внутрь. Пронзающие ночную тишину крики Салли смешивались с низким голосом Люка. Утешающие слова постепенно переросли в мелодичную песню, потом он снова мягко заговорил.
К четырем утра стенания Салли утихли, и Люк вышел на улицу. Он медленно подошел к костру и, пока женщины готовили завтрак, смотрел на погонь. Анна подала ему чашку крепкого горячего кофе и, немного поколебавшись, поцеловала в щеку. Он кивнул, наблюдая, как разгорается пламя.
Рядом с Ариэль Сиам тихо произнес:
— Он хранит свое горе. Всегда думает о матери и сестрах. О Ивон и ребенке.
Рассветало. Люк неподвижно стоял, перенеся тяжесть тела на здоровую ногу. Тонкая чашка застыла в руке.
Голубь вспорхнул в чистое утреннее небо и во всем лагере залаяли собаки. Послышался сонный плач разбуженного малыша. Новый день начался. Мужчины запрягали волов и покрикивали на коров и овец, не желающих прерывать ночной отдых. В деревянных клетках закудахтали куры, женщины переносили ящики с домашней птицей и привязывали их к фургонам.
Люк провел рукой по лицу, от бессонной ночи вокруг глаз легли черные тени. Ариэль заметила темную щетину на его подбородке и вдруг поняла, что каждый вечер перед встречей с ней он брился.
Мария Декодер укутала плечи Люка теплым пледом, но он даже не пошевельнулся, глубоко ушедший в себя. Ариэль никогда не видела более одинокого человека. Салли закричала его имя, он обернулся, и Ариэль поймала этот взгляд. Глаза Люка были глазами проклятого: ввалившиеся, пустые, застывшие в агонии. Боль, выраженная в них, пронзила сердце Ариэль.
Потом он взял у Марии чашку бульона и вернулся в палатку. Он прихрамывал на раненую ногу.
Ариэль и Глэнис запрягли лошадей, и Ариэль села на спину Электры, аккуратно направляя повозку к маленькой могиле. Колеса фургонам проехали по ней, чтобы скрыть от бесчестных людей или голодных зверей. Зевс и Электра беспрекословно слушались хозяйку, хотя еще незапряженные Тайжет, Калипсо и Гера становились на дыбы.
— Салли съела немного мяса, — радостно сказала днем Лидия. — Это хороший знак. Мы должны благодарить Люка. У этого человека доброе сердце и непоколебимая воля, когда он решает добиться успеха. Он великолепный рассказчик, и без малейшего смущения все время заботится о Салли. Как будто о сестре, которая ужасно нуждается в нем… И это, действительно, правда. Сомневаюсь, что Салли восприняла бы кого-нибудь другого. Он упросил ее поесть, его усталые глаза были полны слез, при виде ужасных рыданий этой измученной женщины… Прекрасный человек… добрый, великодушный мужчина. К тому же великолепный знаток трав.
Когда вечером они снова остановились на привал, Люк тихо заговорил с Анной. В прохладном воздухе раздавался ее непристойный смех. Шаловливая улыбка скрыла резкие морщины немолодого лица, и женщина послала Люку воздушный поцелуй. Он ответил ей тем же. Анна покачала головой и погрозила пальцем. Ариэль случайно увидела эту сцену. Она нахмурилась, как только Люк поймал ее взгляд. Серые глаза его были полузакрыты. Они следили за ней, пока Ариэль не отвернулась смущенно.
Люк вынес Салли к костру. Завернутая в одеяло как больной ребенок, она сухими глазами смотрела на огонь, пока охотник держал ее на коленях.
Бидди Ломаке вышла из темноты, ее глаза расширились от страха. Собрав детей, она присела рядом с Люком. Бидди взглянула на Омара так, словно все ее мечты были сломаны. Прижав к себе детей, она опустошенно смотрела на огонь.
Неподалеку стоял, завернутый в свою накидку, высокий худой Омар. Он опирался на длинную остроконечную дубовую палку, вместо старых, негодных сапог на его ногах были крепкие сандалии.
Рядом с Ариэль Смитсон курил трубку и смотрел на Салли, которая маленькими глотками пила бульон, а потом задремала на руках у Люка.
— Он ужасно хромает. Держать ее на коленях не очень-то полезно для ноги. Он ни капли не бережет себя. Помогал Пирсонам менять колесо… собирал скот, распуганный индейцами. Потом ухаживал за нашей больной, — тихо проговорил Смитсон. — Хороший человек, да. Я бы сказал, что вдова, такая как вы, должна принять его предложение и побыстрее. Множество других женщин хотят такого мужчину.
Пальцы Ариэль замерли на открытой странице путевого журнала, глаза скользнули по усталому липу Люка, по отросшей за эти два дня бороде. Она хотела обнять его, позволить отдохнуть на ее груди…
Видение загорелого бородатого лица Люка у своей груди встревожило Ариэль. Она тряхнула головой, пытаясь отогнать нахлынувший образ.
Он выглядел как мальчик, нуждающийся в ласке… как мужчина, который борется со страшными призраками и страдает от глубокой боли.
Ариэль отвернулась, избегая вида Люка и растущей в себе боли. Люк забрал частицу ее души, которой она не хотела делиться даже с Тадеусом.
Глэнис пила чай. Словно читая чужие мысли, она сказала:
— Он нежный человек, разделяет горе Салли.» Как должно быть он страдал… смерть родителей, сестры, проданной в публичный дом…
— Он жил только ради мести. Теперь, я думаю, он живет ради чего-то еще, — тихо сказал Сиам, украшая бусинами маленькие мокасины, которые он сшил сам. Изящные белые мокасины из оленьей кожи. Зубами он разминал вымоченные — в воде иглы дикобраза, которыми индейцы укра — шали свою обувь. Поймав взгляд Глэнис, Сиам широко улыбнулся.
Глэнис, явно заволновавшись, сразу же вскочила на ноги. Пяльцы для вышивки упали с ее колен, и она нагнулась, чтобы поднять их. Юбки запутались вокруг ног, Глэнис пошатнулась, едва не потеряв равновесие.
Улыбка исчезла с лица Ариэль, когда она увидела, как Бидди смахнула слезу. Ариэль отвела женщину в сторону. Она заметила, что Бидди шла словно раненная, под шалью виднелся разорванный лиф платья. На шее были кровоподтеки. Ариэль отвернула на бок голову бедняжки, изучая следы четырех больших пальцев.
— Кто это сделал?
Глаза Бидди закрылись, слезы потекли из-под припухших век.
— Я упала, мэм.
— Бидди Ломакс! Ты не будешь покрывать подлеца.
— Он причинит боль моим малышам, мэм. Он сказал, что доберется до них, если я расскажу… если я не встречусь с ним завтра ночью и не дам ему снова того, что он хочет.
— Только через мой труп он получит это. Я требую его имя, сейчас же, Бидди, — приказала Ариэль, гнев вскипел в ней.
Через несколько минут она нашла Лапа Йоргенсона, огромного мужчину грубого нрава, он лениво развалился в своей палатке. Жена Йоргенсона, болезненная, забитая женщина, умерла перед отправлением каравана из Индепенденса. Смитсон предупредил Лана держаться подальше от вдов, но тот постоянно искоса поглядывал на них.
— Мистер Йоргенсон, могла бы я сказать вам пару слов? — натянуто спросила Ариэль.
— Вечерочек добрый, миссис Д’Арси, — сказал Йоргенсон, появляясь из палатки и хватая ее за локоть. Когда Ариэль попыталась вырваться, его пальцы больно сжали руку неожиданной гостьи.
— Вот так. Сегодня вечером вы отказались от прогулки с этим смешным мексиканским выродком, Навароном. Итак, вы пришли по правильному адресу, то есть к настоящему мужчине, чтобы хорошенько отдохнуть.
— Не думаю. — Ариэль ввернула каблуки в мягкую грязь и вырвала руку. — Я знаю, вы… приставали к Бидди.
Йоргенсон непристойно-грубо захохотал.
— Меньше часа назад я поймал Бидди. Задрал ей юбку и трахнул стоя, так что даже не испачкался. Теперь ваша очередь. До конца поездки у меня будет отличный гарем.
На мгновение тошнота подступила к горлу Ариэль, но вскоре была подавлена возрастающим гневом.
— Вы допустили насилие над Бидди? После всего, что она .пережила? Я увижу, как вас высекут, подлый негодяй. — Ариэль залепила ему звонкую пощечину.
Маленькие глазки Йоргенсона вспыхнули, он злобно посмотрел на нее.
— Возгордившаяся сучка, чего задрала нос? Моя жена тоже пыталась, как и остальные. Ты не лучше. Проболтаешься кому-нибудь, и я перережу глотку одному из ее ублюдков.
Он оглянулся, уловив шорох в темноте, и процедил сквозь зубы:
— Ты уже попользовался. Теперь моя очередь, Наварон.
— Мисс Д’Арси под моей защитой, Йоргенсон. Остальные вдовы тоже. Тебе лучше вернуться к нашему фургону, — ласково сказал Люк, хотя Ариэль уловила мягкий акцент, появившийся в словах. Его тихий голос дрожал от дикой, бешеной ярости, которую он едва скрывал.
Йоргенсон выхватил из-за пояса нож, и поднес его к смуглому лицу Люка.
— Люк! Проклятый мексиканец! Отхватили отменную землю у Соединенных Штатов, а теперь еще и крадете наших женщин. Думаешь, что сможете осчастливить в постели всю эту ораву шлюх, Наварон? Ты, индейский полукровка и этот черный? Здесь их навалом, хватит на всех. Улыбка Люка была ледяной, среди черной бороды блеснули белые зубы. Пока Йоргенсон ждал, для пущего эффекта размахивая ножом. Люк неспешно расстегивал рубашку.
— Вернись к фургонам, Ангел.
— Ангел? — непристойно заржал Йоргенсон, его глаза стали дикими. — Эта ведьма!
Ариэль боролась со своим печально известным темпераментом рыжеволосой забияки, пресловутая левая рука просто чесалась от ужасного желания выбить все зубы и выпотрошить поганые внутренности Йоргенсона.
— Я остаюсь, чтобы защитить свою честь и достоинство женщин под моей опекой. Люк. Пожалуйста, уйди. Уверена, мистер Йоргенсон и я сможем найти относительное взаимопонимание без твоей грубой силы.
Йоргенсон положил ладонь на лицо Ариэль в отпихнул ее.
— Так. Мы можем прелестно поболтать и без тебя, Наварон.
Провалившись по щиколотку в грязную лужу, Ариэль зашипела, поморщилась. Ее волосы растрепались, когда она замахала руками, чтобы удержать равновесие. Пока она закалывала непослушные пряди, собираясь с силами яростно накинуться на Йоргенсона, Люк наклонился и поцеловал ее. После быстрого, крепкого поцелуя последовал резкий приказ.
— Замри на этом месте, маленькая.
— Так! — прошипела она, стараясь собраться с мыслями, и скользнула глазами по упругим мускулам вдоль обнаженной спины Люка.
Нож Йоргенсона блеснул в свете луны, острое лезвие резануло по рубашке, завязанной вокруг руки Люка. У Ариэль пересохло горло, она смотрела, не в состоянии пошевелиться. Высокий грузный Йоргенсон двигался медленно, в то время как худой Люк ловко увертывался от грозного клинка. Лан широко замахнулся, и Люк, воспользовавшись моментом, метнулся вперед и кулаком ударил в живот противника. Йоргенсон завыл и согнулся пополам, а Люк точным ударом выбил нож.
Кулак Йоргенсона попал прямо в челюсть Люка, отбросив его назад. Опустив голову, громила бросился на противника, сжал его медвежьей хваткой и поднял над землей.
Ариэль, ошеломленная видом двух дерущихся, кинулась на Йоргенсона. Она оперлась ногой на его икру, используя ее как ступеньку, чтобы вскарабкаться на спину здоровенного бугая, обвила одну руку вокруг шеи, а другой колотила что есть силы. Йоргенсон кружился по кругу, сжимая Люка.
Страх пронзил Ариэль, когда она увидела напрягшееся от боли лицо Люка. Он протянул к ней руку, стараясь оттолкнуть в сторону. Его прикосновение было нежнее, чем у Йоргенсона, но очень решительное. Она спрыгнула в грязь, отшатнувшись назад и едва не упав. Потом замерла в бешенстве.
— Я помогла тебе, неблагодарное животное! — пронзительно закричала она. — Ты глупец! Разве ты не знаешь, что этот громила в два раза больше тебя, что ты был болен?
— Убирайся отсюда, — процедил Люк сквозь зубы.
— Ты мой служащий. Я приказываю тебе немедленно прекратить это безобразие! — крикнула Ариэль в тот момент, когда Люк схватил Йоргенсона за уши.
Фермер зарычал, стараясь оторвать руки Люка от своих ушей. Глэнис оттащила Ариэль. Смит-сон, Сиам и Омар стояли рядом. Смитсон и Сиам вели быстрый диалог, сравнивая технику каждого соперника. Йоргенсон, более тяжелый и медлительный, имел мощную левую руку, удар которой мог свалить быка, или проломить человеку челюсть. Люк, худой и подвижный, мог утомить тяжеловеса.
— Йоргенсон однажды в драке откусил ухо одного парня, — задумчиво произнес Смитсон.
— Остановите их, — приказала Ариэль Смитсону, который спокойно покуривал трубку, пока рядом раздавались звуки ужасных ударов. Кулаки продолжали опускаться на избитые тела, когда Смитсон выпустил изо рта превосходное колечко дыма и посмотрел, как оно уплывает в небо.
— Первая драка на нашем пути весьма интересна. Потребуется недельки две, чтобы все улеглось. Может, сломается чья-нибудь челюсть, возможно и не одна. Судя по всему. Люк имеет некоторый опыт кулачных боев.
Ариэль взглянула на Йоргенсона, который согнулся под градом методичных ударов. Он рычал и рвался вперед, а Люк продолжал крутиться вокруг него, изматывая.
— Этот человек… — Ариэль поперхнулась, ярость душила ее. — Этот человек, Йоргенсон;
изнасиловал Бидди.
Смитсон замер, потеряв свое спокойствие.
— Когда?
— Не больше часа назад. Он хвастался этим как петух, — выпалила Ариэль. Она вцепилась пальцами в мощную грудь Смитсона. — Если бы я была капитаном этого каравана, я бы…
— Мадам, в подобных делах я не принимаю советов вспыльчивых вдов. Но с Ланом мы разберемся, и весьма серьезно, — ответил Смитсон, желваки заходили под его пушистыми бакенбардами. — Я не потерплю таких женщин, ускользающих из поля моего зрения.
— Вашего зрения? Почему, вы…
— Ариэль. Пожалуйста, следи за своей речью, — прошептала Глэнис, озабоченно глядя на сжатые челюсти Смитсона. — Помни, ты леди и деловая женщина… и вдова.
Ариэль посмотрела на нее, потом на дерущихся. Люк прихрамывал, то отскакивая, то нападая на Йоргенсона. Огромный кулачище фермера достал челюсть Люка.
— Люк! Следи за его левой! — выкрикнула Ариэль, колотя кулаками по воздуху. Она подошла поближе, юбки облепили ноги. Ариэль нагнулась, приподняла подол, протянула его между коленями и закрепила под поясом на талии. В результате получилось подобие широких штанов. Вплотную подойдя к мужчинам, она сказала:
— Люк, если ты позволишь ему хотя бы еще раз нанести удар, я никогда не прощу тебя. Как твоя хозяйка, я приказываю тебе немедленно прекратить драку.
— Ангел, убирайся отсюда, черт побери, — ответил он, когда Йоргенсон сделал выпад, почти задев ее. Люк отклонился, потом ударил прямо в солнечное сплетение. Здоровенный детина замычал и согнулся, схватившись за живот. Ариэль;, свирепо смотрела на Люка, уклонившегося от кулаков соперника. .
— Я? Ты говоришь мне, что делать? Да как ты смеешь! Как посмел ты ругаться как последний портовый матрос, насквозь пропитавшийся виски!
— Ариэль Д'Арси! — Увещевания Глэнис потонули в яростных восклицаниях Ариэль.
— Люк. Сейчас же прекрати… Следи за ударом слева, проклятье! Он бьет исподтишка, как предатель.
Разбитое лицо Люка было злым, когда ему приходилось уворачиваться от размашистых, бешеных ударов Йоргенсона.
— Ангел, если ты не уйдешь отсюда сию же секунду, я буду вынужден отшлепать тебя пониже спины.
— Что? — Ариэль остановилась, открыв рот, кулаки замерли в воздухе. — Что? Ты грозишь мне как разбуянившемуся ребенку? Мне? Деловой женщине?
— Я думаю, они скоро снова поженятся, — прошептал Сиам, подходя поближе к Глэнис.
— Да, ну… увидим… — ответила англичанка растерянным голосом, отступая на шаг.
— Грубиян! — Ариэль ругала Люка. — Неотесанный нахал! Кем ты себя считаешь? Кто ты такой?!
— Мужчина, который претендует на тебя, chere, — спокойно ответил Люк, методично избивая своего противника быстрыми, точными ударами.
— Проклятье! Не получишь ничего! Тадеус джентльмен, а не дерущийся грубиян. Держу пари, ни разу в своей жизни он не участвовал в кулачном бою. Он человек, который использует «убеждение. Я хочу, чтобы мои дети были хорошо воспитанными людьми, а не дикарями на войне.
— Возможно, он не ответит на твою любовь, — сказал Люк, между глубокими вдохами.
Ариэль стиснула зубы, потом мрачно спросила:
— Как ты смеешь? Конечно, Тадеус любит меня. И будет любить еще больше после того, как я заполучу его.
Глэнис покачала головой.
— О, дорогая.
Оглушенный и задыхающийся, Йоргенсон шатался как раненный бык, прежде чем упасть в холодную грязь. Он приподнял голову, застонал и потерял сознание. Люк на мгновение взглянул на него, потом наклонился и поцеловал Ариэль.
Она провела рукой по своим губам и увидела на пальцах красные пятна.
— О, Люк. У тебя идет кровь. Твое бедное, дорогое разбитое лицо!
Он запустил руку в ее мягкие волосы, поглаживая пальцами шелковистые пряди.
— Вы, мадам, должны учиться повиноваться. Ее глаза расширились.
— Повиноваться?
— Любовь, почтение и повиновение, — ласково пробормотал Люк. — Ты полечишь мое «бедное», дорогое, разбитое лицо своими поцелуями? Я позволю тебе заполучить меня очень легко.
Он наклонился ближе, в его глазах под длинными ресницами тлел огонь. На смуглой шее тяжело пульсировала вена, желваки перекатывались под темной кожей.
— Не делай… никогда не делай этого снова.
— Что?
— Не давай мне приказов перед другими… таким тоном. — Спрятанная, хорошо сдерживаемая свирепость в мягком голосе Люка, его акцент, ошеломили Ариэль. Один глаз припух, но его блеск был неистовым, хищным и очень оскорбленным.
Она сглотнула слюну, облизала губы, стараясь не вспоминать о том, что говорила в пылу драки. Ариэль взглянула на Глэнис, затем на мужчин.
— О, боже, — сказала она. — О, боже. Пока Смитсон и Сиам оттаскивали Йоргенсона в сторону, она подняла глаза на Люка. Он стоял как воин, требующий, чтобы его возлюбленная позаботилась о боевых ранах. В глазах светился настороженный вопрос, голова высокомерно приподнята.
Часть Ариэль стремилась обнять и приласкать его. другая хотела разорвать за вмешательство. В итоге она решилась на пощечину, но не совсем настоящую, ведь ей не хотелось причинять ему боль. Его голова дернулась скорее от уязвленной гордости, чем от боли. Исчез игривый, заботливый мужчина, на его месте появился человек, чья ярость заставила задрожать Ариэль. Голос Люка был глубоким, с резким акцентом.
— Я хочу услышать побольше о дорогом Тадеусе.
Мэри 0'Флэннери выбежала из темноты и коснулась руки Люка.
— Прошу прощения… Но Салли плачет без вас.
Два часа спустя Салли спала в палатке как уставший ребенок, который выплакал всю душу. В отдалении от лагеря Люк лежал на спине. Он смотрел на облака, проносившиеся по ночному небу. Воздух был тяжелым, надвигающаяся гроза подходила к мрачному настроению Люка. Он хотел побыть вдалеке от всех, успокоить дикое желание владеть Ариэль Браунинг Д'Арси, — утолить жажду своей плоти, прогнать мечту о маленьком соблазнительном теле.
Когда он увидел Йоргенсона, схватившего Ариэль за руку. Люк был удивлен своим страхом за нее. Эта мысль ударила сильнее, чем кулак Йоргенсона. Он никогда ни в ком не нуждался, даже в сердечных делах. Он любил Вилоу, но Ариэль вызывала в нем совершенно особенные, бушующие чувства…
Люк содрал примочки из листьев камфоры, которые Лидия положила на его синяки и кровоподтеки. Открыв грудь холодному, сырому воздуху, он думал об Ариэль. Бесстрашная, предупредившая о коварном ударе Йоргенсона слева. Потом огромные, озабоченные глаза встретились с его взглядом, как будто ласковые пальцы нежно гладили разбитое в кровь лицо.
Люк хотел унести ее прочь и забыть свою боль в объятиях любимой. Он нахмурился, увидев стадо оленей, направляющихся к реке. Всю жизнь он брал женщин спокойно и никогда не испытывал поспешного, требовательного, дикого желания, как тогда, на месте драки. Ариэль могла зажечь страсть, как ни какая другая женщина.
Он хотел войти в нее, погрузиться в ее жар и уютность.
Ему не нравилась эта дикая потребность в женской ласке и нежности. Люк стиснул зубы. разбитая челюсть заныла. Его жена хотела с заполучить другого.
Ариэль заставила забыть мрачное прошлое. Капризное существо из бледной плоти и рыжих волос, с неповторимым запахом и зелеными глазами, которые сейчас похожи на прохладные озера, а в следующее мгновенье — на сверкающее золото. Люк нахмурился, вспомнив легкую пощечину.
И если бы в этот момент ему захотелось бы задрать женские юбки и прижаться к мягким, трепещущим бедрам, то это могла бы быть только Ариэль. Люк закрыл глаза. Никогда в жизни не обращался он нелюбезно с дамами. Но Ариэль раздражала какую-то частицу его души, которой не дотрагивались другие.
Его страсть к вредной маленькой ворчунье была необъяснима как нежность и радость. «Бедное, дорогое лицо», сказала она. Почему нежность затаилась в нем, согревая сердце, как сокровище, которое нужно бережно хранить?
Он медленно вздохнул. Она была его женой и стремилась к другому мужчине.
Люк впитал эту мысль, испытывая неприязнь к собственной мгновенной ярости. Уже давно он изгнал подобные глубокие эмоции из своего сердца и ума. Чувство мести к убийцам сестер было сильным, но контролируемым. Ариэль же разрушила этот эмоциональный барьер, предохраняющий в трудные и опасные минуты жизни. Каждое движение ее тела очаровывало, выражение знакомого лица было приятно и дорого. Он ждал размашистых жестов левой руки и быстрого, гордого вскидывания головы. К тому же эта ласка, с которой она заботилась о своих подопечных, мягкость зеленых глаз, красивый изгиб рта…
Эта женщина колдунья, мрачно размышлял он. Люк поморщился от боли в ребрах. Он поерзал на бизоньей шкуре, плотнее заворачиваясь в теплое одеяло. Оно сохранило интимный запах Ариэль. Люк сжал в кулаке уголок одеяла и поднес его к лицу.
Он закрыл глаза, вдыхая аромат женщины, позволяя ему окутать себя.
Холодный ночной ветер принес шорох из ивняка. Рука Люка сжала нож, он замер, кто-то приблизился к месту его уединения. Элис Дюбуа нагнулась, погладила рукой разбитую челюсть и соблазнительно улыбнулась. Она протянула ему кружку виски и присела на шкуру, пока он медленно пил.
Люк читал желание в ее глазах, в позе молодого, упругого тела. Тонкая ночная сорочка натянулась на груди. Он закрыл на секунду глаза, позволив виски согреть его, Элис скользнула под Содеяло, прижалась к нему. Она заговорила по-французски, рассказывая, как хочет его, руки гладили его волосы, ласкали грудь.
Люк чувствовал ее жар, нежный запах тела, уже готового к любви. Он желал женщину, нуждался в утолении дикого желания плоти… Его ладонь легла на пышную грудь, он подумал об Ариэль… О запахе ее волос и вьющихся локонах, падающих на его щеку.
Губы Элис касались распухшего рта, ее бедра ритмично двигались. Ему надо было именно то, что она предлагала… Люк легонько оттолкнул ее. Она задумчиво улыбнулась, потом протянула руку, погладила плечо.
— Ты ранен, mon cher. Позволь мне полечить тебя. Ее рот был горяч, медленно скользил по смуглой коже, спускаясь все ниже к животу… Губы Ариэль были мягкие, жадные, с особенным привкусом… Люк глубоко вдохнул и задержал дыхание от резкой боли.
— Возвращайся в лагерь.
— Но… Я дам тебе наслаждение, — настаивала она, нахмурившись. Он тряхнул головой, отвел белокурые пряди с ее щеки.
Полные губы Элис сжались, морщинка между бровями стала резче.
— Если ты ждешь прекрасную вдовушку, то будешь ожидать ее вечно. Сердце этой дамы отдано другому. Она играет тобой, cher.
Когда Люк не ответил, она вскочила на ноги. Ночной ветер принес ее угрозу.
— Ты захочешь меня, а я посмеюсь над тобой.
В темноте заухала сова, и Люк закрыл глаза.
— Сиам, ты так скучаешь, что подсматриваешь, как я занимаюсь любовью? — спросил он, тоскуя по Ариэль.
— Твои свидания не очень интересны, — Сиам вышел на поляну и сел на упавшее дерево. Он снял шляпу и потер плоский лоб. — Люди проснутся через два часа. Этой ночью не спится. Что ты думаешь о Глэнис? Почему она всегда убегает от меня? Мое сердце трепещет, когда она улыбается. Я храню как сокровище воспоминание о запахе ее тела. Глэнис сказала, мой шрам не пугает ее, но она не видела мою голову. Я вырежу себе сердце, если она попросит. Когда говорю ей об этом, Глэнис убегает… Она смотрит на меня, словно я безумный… Может быть, я… сошел с ума от любви. Ты когда-нибудь видел такую леди? Такую прекрасную принцессу?
Люк кисло улыбнулся. Впервые равнодушный, спокойный Сиам влюбился. Он не знал боли от потери женщины.
— Ты пугаешь англичанку.
— Что? Я? Я смотрел на нее с любовью в глазах. Конечно, она видит, что я люблю ее всем сердцем, также как и телом… — Сиам отвернулся в сторону, темнота скрыла его румянец. — Касаться ее руки — это чудо. Целовать ее ступни было бы блаженством. Ее тело… Он закашлялся, потом сипло продолжал:
— Каждый день я делаю ей подарки. Букет душистых цветов, который рыцарь дарит даме сердца. Скоро мокасины. Бисерный пояс… Она богиня… лунная богиня, сводящая меня…
— Ты обращаешь ее в паническое бегство, Сиам. Играй с ней, расставляй ловушки как на кролика. Медленно. Подходи ближе. Жди. Игра.
Сколько еще сможет он ждать Ариэль? Сиам начал хохотать, словно читая мрачные мысли Люка.
— Ты рассказываешь мне, как обращаться с женщиной. Скажи мне. Люк, каждый день тебе становится хуже, твое настроение падает. Раньше у тебя никогда не было таких проблем. Женщины падали к твоим ногам, да? Ложились в твою постель, только помани пальцем. Что случилось с моим другом сейчас, э?
Люк повернул голову и поднял брови, уныло улыбаясь.
— Моя жена любит меня.
Сиам захохотал, согнувшись от смеха.
— Так вот почему ты спишь один, э? Вдалеке от всех, как надувшийся ребенок. Думаю, в конце концов есть кто-нибудь, кто претендует на твое сердце, мой друг.
Он замер, оглянувшись на скот, спящий у фургонов.
— Индейцы омаха говорят, что белый человек оставляет бледнолицых детей в их деревнях. Высокий белокурый офицер очаровал двух девушек. Теперь они платят за его удовольствие своей честью. — Сиам посмотрел в ночь. — Как ты думаешь, я слишком стар, чтобы мечтать о детях, мой друг? О Глэнис, как о невесте?
— Мечты для того и существуют, чтобы иметь их, — тихо сказал Люк, спрашивая себя, придет ли к нему когда-нибудь Ариэль по собственной воле.
— Твоя женщина спит одна, — спокойно изрек Сиам. — Глэнис сегодня с Салли. Анна ночует в другом месте. У нее простуда, и она боится заразить Салли.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
Пролог1234567891011121314161718192021Эпилог

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100