Читать онлайн Замки в тумане, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Замки в тумане - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.85 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Замки в тумане - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Замки в тумане - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Замки в тумане

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Это было время сновидений. Смутного ощущения прохлады льняного белья, холодной воды на губах. Нежного ветра и приглушенных голосов.
Проснувшись, она уловила аромат жасмина Была ночь. В высокое арочное окно над постелью заглядывал серп луны.
К лицу прикоснулась рука. Она повернула голову и увидела... Елену.
Опять сон.
– Я так мечтала о дочери, молилась о ней. Конечно, и сыновей я любила, но дочь... – прозвучал негромкий, до боли знакомый голос Леони.
– Когда ее принесли к нам, она была такой слабенькой, полуживой. Несколько недель я не отходила от нее – не только потому, что боялась за нее. Отойти я просто не могла. Мне надо было видеть ее, когда я просыпалась ночью, знать, что она еще дышит.
Все это она слышала в полусне, обрывки фраз осыпались, точно лепестки цветов, в призрачное море и уплывали. И снова сыпались.
– Она поправится.
– Думаешь? Даже теперь, когда ей известно то, что от нее скрывали?
Она уплывала, стремилась к забвению. Наступила ночь, она расплакалась, слыша собственные всхлипы издалека.
Кто-то вытер ей лицо и обнял ее.
– Успокойся, Брайанна.
Другой голос, не Леони. Дельфина? Женщина тихо запела:
– Спи, дитя, мирно спи всю ночь...
Леди Холлистер была права: у ее матери прекрасный голос. Он умер вместе с ней, но все еще жив в воспоминаниях.
Они на пляже, где-то во Франции. Возле дома. Отец развел костер. Они сидят возле огня, Брайанна – на коленях у мамы. Ночной воздух прохладен, но ей тепло под одеялом. Над головой светят звезды.
Отец смеется, и этого сочного звука достаточно, чтобы вызвать в ней ощущение счастья.
Она улыбается и чувствует соленый вкус слез.
– Всю ночь...
Непроглядная ночь в сердце. Нет ни страха, ни потрясения. Даже боль утихла. Это канва жизни, в которой радость неразрывно связана с грустью. Она еще раз увидела, как Дейлос прыгает в огонь, и погрузилась в желанное забвение.
Когда Брайанна снова открыла глаза, был уже день. Рядом сидела Джоанна. Она читала, но отложила книгу, едва Брайанна пошевелилась.
– Что... – И это ее голос? Вот этот хрип?
– Тише-тише. – Джоанна обняла ее и помогла сесть. Но помощи она не хотела – ни от кого из них.
– Тяжело тебе пришлось, – заметила Джоанна и нахмурилась, увидев, что Брайанне неприятны ее прикосновения.
– А Атрей?.. – заставила себя выговорить Брайанна.
– Он на совете. Как ты? И вправду, как?
– Едва не лишилась души. – Уж лучше бы лишилась. По крайней мере не было бы так больно. – Полонус... —
Она снова увидела его с торчащим из груди ножом и до крови прикусила губу.
– Тсс! – ласково перебила Джоанна и взбила подушки. – Он опасно ранен, но Елена уверена, что он выживет.
– Елена? – Это имя пробилось сквозь туман оцепенения.
– Она предупредила: ты не знаешь, жива она или нет. Но Полонус ее и остальных и пальцем не тронул.
– А я думала, убил... Решила, что по приказу Дейлоса он способен даже на убийство.
– Судя по тому, что мне рассказали, твой страх понятен. Но Полонус никого не убил и пытался защитить тебя.
Брайанна промолчала, и Джоанна нахмурилась.
– Сайда то и дело заглядывает, спрашивает, не проснулась ли ты. Надеется, что у тебя разыграется аппетит.
– Не хочу есть. – Но Брайанна и вправду была голодна и удивилась, осознав это. Медленно, но неизбежно она приходила в себя. – Долго я спала? – спросила она.
– Почти целый день. Сон был тебе необходим, – ответила Джоанна, направляясь к двери.
Странно было думать о дне, который ушел навсегда, но отголосок оставил. Брайанна попробовала лечь поудобнее и поморщилась.
– У тебя рана на ноге, – объяснила Джоанна. – Елена перевязала ее. Скоро заживет – даже шрама не останется. Еще есть ожоги на ступнях, но они тоже неопасны.
– Ожоги... – На нее нахлынули воспоминания. Лицо обдало жаром, запахло серой. – А ты знаешь, где я была? Где были все мы?
– Атрей вынес тебя из пещер. Значит, вы были в пещерах. – Джоанна смотрела на нее вопросительно, но не стала расспрашивать, как можно обжечься в пещерах.
– Да, конечно. – Атрей – мастер хранить тайны, тем более такую. Но сколько он надеется скрывать ее? И зачем? Может, пора действовать? Бежать – но куда? А как же Акора с ее удивительной силой?
– Спустись на землю, – мягко попросила Джоанна, – ты куда-то унеслась.
– Мне бы умыться. – Брайанна откинула одеяло и спустила с постели ноги. На миг ей показалось, что на ногах она не удержится. Но глубокий вздох позволил ей выпрямиться и даже сделать несколько шагов.
– Тебе помочь? – спросила Джоанна.
– Нет. – Брайанна ушла в ванную и закрыла за собой дверь.
Когда она вернулась в спальню, Джоанны там не было. Вместо нее появилась Леони. Она переставляла тарелки с едой с подноса на столик у кровати. При виде Брайанны Леони улыбнулась. Но одними губами. Глаза остались настороженными.
– Ну почему ты отказалась от помощи? Ты же еще слаба.
– Я в порядке. Как Полонус? Пухлые губы Леони сжались.
– Хорошо еще, что жив остался. С ним говорили Маркус и старшие братья. Полонус нес какую-то чушь.
– Он верил в Дейлоса.
– Да, поверил безумцу. И это мой сын! А я думала, что знаю его.
– Каждый человек – загадка.
Ей принесли хлеб и мед, мягкий сыр, ломти курятины и яблочный пирог. Нежную и приятную еду, придающую силы.
Брайанна взяла кусочек хлеба, разломила его. Во рту пересохло.
– Почему он пошел за Дейлосом, Брайанна? Вы с Полонусом дружили с детства. Неужели он ничего не говорил тебе?
Потому что не вынес сомнений и неуверенности, свойственных молодости? Потому что не видел другого пути? Потому что перепугался, узнав, какая страшная опасность грозит Акоре?
– Спроси у ванакса, мама. Он все знает.
– У ванакса? Ему еще предстоит решить, как поступить с Полонусом и остальными членами «Гелиоса».
А Брайанна и забыла о них. Суд казался давним прошлым.
– А ты состояла в «Гелиосе»? – вдруг спросила Леони.
– Почему ты так решила?
– Я же не слепая, я видела, что ты чем-то недовольна. Ты куда-то уходила, думая, что этого никто не замечает. Елена говорила, в Илиусе ты стала пропадать еще чаще.
– И ты не попыталась остановить меня? Мать наполнила водой кубок и подала ей.
– Я считала, что твоим крыльям не мешает окрепнуть.
Брайанна запила хлеб водой, к ней начали возвращаться силы.
– Будь у меня крылья, я улетела бы отсюда. Слова были жестокими, и она это понимала. Леони прикусила губу, но спустя мгновение заулыбалась.
– Ты винишь нас за молчание.
Это был не вопрос, но Брайанна сочла своим долгом ответить:
– Не виню. Вовсе нет. Просто я потрясена.
Я всегда доверяла вам. Иначе и быть не могло.
– А теперь ты считаешь наше молчание предательством. Что ж, может, ты и права. – Заметив удивленно вскинутые брови Брайанны, Леони продолжала: – Удобнее всего было бы объяснить, что мы скрывали истину ради твоей же пользы, чтобы помочь тебе освоиться в новом мире. В этом объяснении есть доля истины, но лишь доля, как тебе уже известно. Мы хотели, чтобы ты смирилась с нами, полюбила нас и эту любовь не омрачали тени. Особенно этого хотела я. Стоило мне вспомнить о смерти твоих родителей, меня пробирал страх. А когда из Англии сообщили, что найти твоих родных не удалось, я подумала, что молчала не напрасно.
Она медленно села, на ее лице отразилась задумчивая грусть.
– Но я жестоко ошиблась. Теперь я понимаю это и сожалею.
Брайанна опустилась на стул напротив матери. Она смотрела на Леони и видела не только знакомое лицо. Ее мать была прежде всего женщиной. Со своими надеждами и мечтами, стремлениями и слабостями – такими же, как у Брайанны.
– Ты мечтала о дочери.
– Да, верно. После того как родились мальчики, мы с Маркусом еще трижды пробовали завести ребенка. Дважды у меня случался выкидыш, а в третий раз младенец родился раньше срока и умер.
– Я ничего не знала.
– Стоило ли говорить об этом? Теперь я вижу, что стоило. Елена твердила, что напрасно я пытаюсь родить еще одного ребенка. Напоминала о моем долге перед мальчиками и Маркусом, который поклялся, что не притронется ко мне, пока мы не позаботимся, чтобы я больше не беременела. Мне было тяжело отказываться от мечты о дочери, но едва я сдалась, как появилась ты. – Воспоминания вызвали у нее нежную улыбку. – Да, это была ты, Брайанна. Не кто-нибудь. Ты была такая храбрая. В первую очередь я узнала, что смелости тебе не занимать, и сразу поверила в это. За долгие месяцы, пока ты крепла, училась заново ходить, привыкала к новой стране и к новому дому, ты ни разу не расплакалась и ни на что не пожаловалась. Ты просто просыпалась по утрам и бралась за дело.
– У меня не было выбора.
– Ошибаешься. От тебя, такой малышки, никто и не ждал подвигов. Никто не требовал, чтобы ты тащила свою ношу одна. И все-таки твоя смелость изумляла.
Брайанна невольно улыбнулась:
– Наверное, только тебя – как мать.
– Само собой, ну и что? Ты же не веришь в сказки, будто матери видят в детях только хорошее. Так вот, слушай: никто не знает детей лучше, чем их матери. Нам известна каждая душевная рана, не говоря уже о синяках и царапинах. Мы одинаково хорошо видим силу и слабость. – Она вздохнула. – А вот Полонуса я не разглядела.
– Не вини себя. Ты дала ему такой же шанс, что и мне и остальным – шанс опробовать крылья.
– И Полонус его упустил.
– Однако он жив благодаря небу и таланту тети Елены. Надо радоваться этому.
Леони закивала, вытерла глаза и протянула дочери руку:
– Повторяю: мне очень жаль, что я причинила тебе столько боли. Если бы я могла избавить тебя от страданий, я сделала бы это с радостью.
Переждав подступившие к горлу рыдания, Брайанна отозвалась:
– А я ни за что не позволила бы тебе страдать. Посидев вдвоем еще немного, они решили навестить Полонуса.
Брат Брайанны превратился в бледное подобие самого себя. Вся его самоуверенность улетучилась, ее место заняло стремление выжить.
– Брайанна... – Он попытался улыбнуться, но не смог.
У Брайанны защемило сердце. Стараясь держаться как ни в чем не бывало, она заявила:
– Ну-ка покажись! Неплохо выглядишь – для человека, которого чуть не раскроили пополам.
– На самом деле я выжил чудом.
– Благодари тетю, – вмешалась Леони строгим голосом.
– Опыт полезен, – заметила Елена, – но и без удачи не обойтись. Если бы нож вонзился на дюйм левее, Полонуса не было бы сейчас с нами.
У Леони вспыхнули глаза.
– Черт бы побрал Дейлоса! Чтоб ему вечно гореть в аду!
Брайанна переглянулась с братом и молча покачала головой. Он незаметно и понимающе кивнул. Оба знали, что Дейлос попал в ад в буквальном смысле слова. Но промолчали.
Маркус пришел немного погодя, посмотрел на младшего сына и тяжело вздохнул.
– Полонус, нам надо о многом поговорить, а у меня нет слов.
– Отец, прости...
– Да, с этого и надо было начать. Брайанна, тебе надо как следует отдохнуть.
– Я уже отдохнула, теперь у меня другие планы. – Она и сама не знала, что имеет в виду.
– Ванакс еще на совете, – продолжал Маркус. – Говорят, обсуждает, как наказать виновных, но пока еще ничего не ясно.
– Любое его решение будет справедливым, – произнес Полонус без страха, как человек, смирившийся с судьбой.
– Ему надо поспать, – решительно заявила Елена, но выпроваживать посетителей не стала.
Маркус и Леони медлили у постели, а Брайанна деликатно ушла. В одиночестве она забрела в сад, где когда-то нашел ее Атрей. Неужели это случилось всего два дня назад? Не может быть! Ей казалось, с тех пор прошла целая жизнь.
День выдался ясный, в сад слетелись птицы, но засиживаться у фонтана Брайанна не стала. Почему-то красота и умиротворенность этого уголка раздражали ее. По извилистым улочкам города Брайанна направилась в порт. Повсюду люди были заняты обычными делами. Хозяйки ухаживали за садиками, разбитыми возле каждого дома, подметали дорожки, выбивали ковры, нянчили детей, переговаривались друг с другом. Многие успевали еще и торговать – тем, что вырастили на огороде или сделали своими руками. Кое-кто узнавал Брайанну и приветливо кивал ей. Она улыбалась в ответ, но не останавливалась. Поддерживать разговор она сейчас была не в настроении.
В порту Брайанна прошлась по пустому каменному молу, зеленому от мха и обросшему ракушками, и остановилась в дальнем конце. Помедлив, села, свесив ноги, и засмотрелась вдаль, на Внутреннее море.
Ей представился Лейос – остров равнин, который последние шестнадцать лет она считала домом. А может, и до сих пор?
Браианна поспешно отмахнулась от этой мысли, но ответ она уже знала. Домом остров остался лишь в воспоминаниях. На нем она больше не будет счастлива. И все-таки он дорог ей, как и вся Акора. Несмотря на случившееся, она по-прежнему любит ее.
И Атрея?
Отвечать на этот вопрос она побоялась. Об Атрее она пока не могла даже думать, слыша эхо хлестких слов Дейлоса:
«Он убил твоих родителей, крошка Браианна». Нет, она не крошка, не беспомощное создание. Она смелая и решительная женщина. Так сказала ей мать. Лишь бы Леони не ошиблась – сейчас Брайанне, как никогда, требовались смелость и сила.
Вдали показалась мачта круглобокого корабля, бороздящего воды Внутреннего моря. Судно плыло слишком далеко от берега, но Браианна предположила, что оно направляется к южной гавани. А может, и нет. Интересы Акоры простирались далеко за пределами ее собственной территории. Корабль вполне мог плыть в Европу или в одну из Америк, в Азию или в Африку. Или просто патрулировать берега и прибрежные воды, как множество других судов королевства-крепости, защищая его от тщеславных и безмозглых французских адмиралов.
Атрею было пятнадцать лет. Она подсчитала это раньше, но только теперь задумалась.
Пятнадцать.
В свои пятнадцать лет Браианна помогала Леони по дому и Маркусу в конюшне. Летом того года любимая кобыла Маркуса ожеребилась, ее жеребенок дважды выигрывал скачки на Лейосе и каждую осень брал главный приз на ипподроме Илиуса. Браианна не ездила на скачки вместе с отцом, несмотря на все искушение. Буря, которую она хорошо помнила, и чувство вины сковывали ее, как цепи.
В пятнадцать она сражалась с геометрией, спорила с Полонусом о философии, не обращала внимания на оценивающие взгляды местных юношей, которые вдруг стали расти не по дням, а по часам.
А пятнадцатилетнему Атрею пришлось стать мужчиной. От него, как от внука ванакса, многого ожидали. В неожиданной ситуации он повел себя так, как предписывал долг, и акоранцы убедились, что наследник Атридисов достоин престола.
Как же он поступил, когда кончился бой? Браианна глубоко задумалась. Что делал Атрей, пока она лежала на берегу, беспомощная и чуть живая?
Праздновал победу? Но насколько ей было известно, в Акоре победу над врагом никогда не праздновали. Несколько лет назад французский корабль, снова приблизился к берегам Акоры и был потоплен в бою. Браианна слышала о нем от уцелевших моряков, которые охотно остались в Акоре, радуясь бегству из раздираемой войнами Европы. Но никто не хвалился победой, не кричал о ней на всех углах – ее воспринимали только как плату за свободу Акоры.
И Браианна, выросшая в Акоре и полюбившая ее, никогда раньше не сомневалась в том, что эта плата разумна. Но теперь пугающие мысли не давали ей покоя.
«Он убил твоих родителей».
Он сам навел прицел, точно вычислил расстояние до мишени, его рука не дрогнула. Будущий ванакс, избранный. Неужели он выстрелил несколько раз? Чтобы потопить судно, порой достаточно и одного залпа, но не всегда. Наверное, он отдал приказ заново зарядить пушку, а сам тем временем не спускал глаз с добычи. Ждал, прикидывал, а потом выстрелил снова.
Пятнадцать лет.
Прошли годы, прежде чем Атрей понял, кто она такая. Его суженая, которая осиротела по его вине.
Неужели ему ни разу не приходило в голову оставить ее в покое, не настаивать просто из приличия и уважения к памяти погибших?
Ответа не знало ни море, ни чайки, вьющиеся над головой. Брайанна просидела у воды до самых сумерек, пока не озябла, а потом той же дорогой вернулась во дворец.
– Твоя мама меня не похвалит, если ты переутомишься, помогая мне, и опять заболеешь, – заявила Елена.
– А валяясь в постели, я вообще не поправлюсь, – возразила Брайанна. – Перед отъездом в Англию я помогала тебе. Значит, и теперь смогу.
– Полонусу нужен уход, – нехотя призналась Елена, – может, при тебе он слегка взбодрится.
Полонус мучился, несмотря на болеутоляющие снадобья, но понимал, что в больших дозах они губительны.
– Если мне больно, значит, я еще жив, – криво усмехался он. – Вспомнишь об этом, и становится легче.
Брайанна помешала принесенный брату суп, чтобы он остывал быстрее.
– Ты у нас настоящий храбрец.
Он рассмеялся, тут же поморщился от боли и покачал головой:
– Я настоящий глупец, если поверил Дейлосу. Видишь ли, в нем было что-то особенное. Нет, я не пытаюсь оправдаться. Он всегда говорил так убежденно. Знал все ответы, все понимал.
Брайанна поднесла к его рту ложку супа.
– Казалось, что он искренне любит Акору. Полонус проглотил суп и кивнул:
– И я так думал. Когда он повел нас в пещеры и показал, что там творится, я впервые понял, как дорога мне Акора. Я всегда считал себя недостойным своей страны, слишком ничтожным, но это было уже не важно.
Похлебав супу, он посмотрел на Брайанну:
– Как думаешь, многие знают?..
Над этим вопросом она сама ломала голову.
– Пожалуй, немногие, иначе знали бы и мы.
– Не представляю, как и почему ванаксу удалось сохранить эту тайну.
– Должно быть, ему известно, что уже ничего не поделаешь.
– Но это же неправда. Мы опытные мореплаватели. У нас хватит кораблей, чтобы вывезти с островов всех, если понадобится.
– И куда мы поплывем? Весь мир воюет – Европа, Америка. Повсюду вспыхивают сражения. Только здесь мы можем жить в мире.
Он вздохнул и откинулся на подушки. Отставив миску с супом, Брайанна укрыла брата. Он постарел – и не только из-за раны. За последние несколько дней он столкнулся со злом и смертью. Этот опыт лишил его остатков детской непосредственности и наивности.
– А теперь поспи.
– Хорошо, что ты здесь.
Из.чистого эгоизма, мысленно ответила Брайанна. Чтобы не думать о другом. Но Полонус уже задремал, а она и не собиралась взваливать на него свою ношу.
Но тягостные мысли крутились у нее в голове, пока она сидела у постели, держала брата за руку и удерживала его в своем мире, оберегала от боли и смерти.
Здесь, у кровати Полонуса, ее и застал отец. Лицо Маркуса смягчилось при виде младшего сына.
– Ну, как он?
– Кажется, лучше. Ему еще больно, но тут уж ничего не поделаешь, а он держится молодцом.
– Ванакс вынес приговор четырем членам «Гелиоса», причастным к покушению.
– И что их ждет?
– Заключение – до тех пор, пока магистрат, жрецы, простые граждане и близкие осужденных не решат, что эти четверо уже заслужили право жить среди нас.
Брайанна кивнула. Ее ничуть не удивило, что близкие подсудимых будут решать, когда их наконец отпустят на свободу. Ведь после освобождения вся четверка вернется не куда-нибудь, а в свои семьи. И если они не исправятся, с ними хлопот не оберешься.
– А Полонус? – тихо спробила она.
– О нем ванакс еще не говорил на совете, но я сам обратился к нему. Он обещал принять во внимание то, что Полонус спас тебе жизнь. – Маркус помедлил, придвинул стул и сел рядом с дочерью. – Брайанна... что происходит между тобой и ванаксом?
Этот вопрос ужаснул ее. Она резко отвернулась, чтобы отец не заметил потрясенное выражение ее лица.
– Отец...
– Понимаю, – торопливо перебил он, предчувствуя, что будет дальше. Его обычно загорелое лицо побагровело, он неловко заерзал. – Конечно, лучше было бы тебе поговорить об этом с матерью – для таких бесед я не гожусь. Но раз уж мы здесь, выбор пал на меня. И я снова спрашиваю: в чем дело?
– Но с чего ты взял?..
– Брайанна, я же мужчина. Я видел, каким стало лицо ванакса, когда он упомянул о тебе.
– Он говорил обо мне?
– Да, когда напомнил, что Полонус спас тебе жизнь.
– Атрей тоже спас меня, но тебе об этом не сказал.
Он бросил меч, опасаясь, что иначе Дейлос меня убьет.
Маркус вскинул брови:
– Бросил меч? Неудивительно. Поэтому его и ранили?
Она кивнула, снова отчетливо увидев стилет в руке Дейлоса, который метил Атрею в сердце. Елена сжалилась и сообщила, что рана Атрея неопасна – он о ней почти не вспоминает. Но Брайанна понимала, что его спасло чудо.
Маркус наблюдал за ней.
– Понимаю, – снова произнес он и накрыл ее руку широкой мозолистой ладонью. – Жизнь драгоценна, любовь – тем более. Этот урок я уже усвоил.
Брайанна улыбнулась сквозь слезы, которые в последние дни слишком часто наворачивались ей на глаза.
– Значит, ты настоящий мудрец.
Маркус что-то смущенно пробормотал и обнял ее.
После этого осталось лишь ждать. Ванакс совещался с приближенными. Потом встречался с представителями «Гелиоса». Потом вызвал их на совет.
В воздухе витало предчувствие близких перемен. По всему дворцу собирались стайки людей – как и в городе за стенами дворца, везде слышались споры. Иногда дело доходило чуть ли не до драк, но, к счастью, их быстро пресекали. Сказывалась укоренившаяся вера, что ванакс примет наилучшее решение.
Брайанна молилась, чтобы он не ошибся.
К вечеру третьего дня после спасения она не выдержала и отправилась на поиски Атрея. В мастерской, где она рассчитывала найти его, ванакса не оказалось, не было его и в пещерах под дворцом.
Войдя в храм, Брайанна помедлила, а потом легко прикоснулась к каменной стене, поросшей мхом. Прохлада стены не удивила ее: Брайанна до сих пор отчетливо помнила все, что сумела почувствовать лишь благодаря Атрею.
В память ей врезалось и то, что происходило у подземного источника.
Легкий ветерок пронесся по храму, пошевелил подол туники. Брайанна медлила, удивленная тем, что на душе вдруг стало легко. Так легко, что она могла бы мирно уснуть, если бы не настойчивое желание отыскать Атрея.
Хватит ли ей смелости поискать его в покоях, как когда-то прежде? Выйдя из дворца, она засмотрелась на усеянное капельками звезд небо. Луна съежилась до тоненького желтого ломтика, сияние которого почти затмевали созвездия. Метеорит пронесся по небу пологой дугой и скрылся из виду.
В такую ночь хорошо любоваться звездами. Астрономы Акоры, преданные своему делу мужчины и женщины, привыкшие спать днем, наверняка трудятся в обсерватории. Но смотреть в небо можно и с крыши дворца.
Брайанна быстро поднялась на крышу. Здесь было темно – фонари мешали бы астрономам. Но глаза Брайанны вскоре привыкли к темноте.
Она подошла к краю крыши, обращенному к Илиусу, села и вдруг поняла, что рядом кто-то есть.
– Я тебя ищу, – произнес Атрей.
Звезды освещали его скульптурное лицо, широкие плечи и грудь. Он двигался с непринужденной грацией большой кошки.
Ее переполнило влечение. Вместо того чтобы бороться с ним, она обратила взгляд на звезды.
– А я – тебя. Как прошло собрание?
Он сухо засмеялся и присел рядом, вытянув перед собой длинные ноги.
– Все еще идет. Больше добавить нечего. Брайанна озадаченно нахмурилась:
– «Гелиос» и совет никак не могут договориться?
– Да нет, они прекрасно ладят. Каждая сторона считает другую надменной, напыщенной и безмозглой.
– Но они хоть чего-нибудь добились? Он задумался на миг.
– Крики уже смолкли – наверное, главные крикуны осипли.
– Атрей... – Она понимала, что этого вопроса не избежать. – Зачем тратить столько сил, если Акора уже обречена?
Его удивление было неподдельным.
– Обречена?
– Ты забыл про вулкан? Он ответил не сразу.
– Или про то, что я его видела? Как ни странно, он заулыбался:
– И пришла к выводу, что Акора в опасности?
– А разве нет?
– Брайанна, эта лава бурлит под землей уже более трех тысячелетий. Огненное озеро появилось в пещерах через десять лет после извержения. О нем не говорили только, чтобы понапрасну не тревожить народ. Но все ванаксы лично наблюдали за огненными недрами острова, и я в том числе. Лава в озере то прибавляется, то убывает, но равновесие – за неимением лучшего слова – сохраняется уже много веков.
От облегчения Брайанна ослабела.
– Мне следовало знать... – прошептала она.
– Что я не стал бы скрывать от народа грозящую Акоре опасность? Что сделал бы все необходимое, лишь бы спасти подданных? Да, тебе следовало знать.
– Атрей, прости меня. – Она чувствовала себя глупо. Поток лавы Дейлос обратил себе на пользу – чтобы убеждать легковерных акоранцев, что дух страны сердит на Атрея. В это Брайанна ни за что бы не поверила, но опасность считала несомненной.
Он поспешил успокоить ее:
– Тебе не за что извиняться. На самом деле это я должен извиниться, потому и разыскивал тебя. – Он перевел дыхание и с расстановкой произнес: – Брайанна, ты себе представить не можешь, как я сожалею о гибели твоих родителей.
– Я знаю, ты исполнял долг, – выговорила она и вдруг поняла, что в самом деле так считает. Атрей действовал не по своей воле. Жизнь порой бывает чудовищно несправедлива. Иногда хорошие люди гибнут по прихоти слепого случая.
– Да, но это не оправдывает мое преступление. И то, что я скрывал от тебя правду.
Думать о суровой правде жизни, рассуждать о ней наедине с собой – это одно дело. А слышать о ней из чужих уст – совсем другое, в чем Брайанна сейчас убедилась.
– Опять долг.
– Да, долг перед Акорой. Ни о чем другом я не думал с тех пор, как стал ванаксом. Я помнил, как не хотелось мне браться за эту работу, и потому выполнял ее со всей тщательностью.
– И тебе это удалось.
– Может быть. Но хорошо бы еще преуспеть и в личной жизни. – На несколько минут он замолчал, а когда снова заговорил, его голос прозвучал нежно, со странным оттенком грусти: – Без твоей помощи я бы не совладал с Дейлосом.
– Неправда.Ты бы нашел способ разделаться с ним. Атрей был способен защитить Акору и поступить по справедливости. Весь народ верил в него, он прбсто не мог подвести подданных. Брайанне такое казалось немыслимым.
Но Атрей, видно, был иного мнения.
– Вряд ли. Теперь я понял, почему видел тебя во время обряда избрания. Победить Дейлоса мы могли только вдвоем. Мы не поженились, но долг исполнили.
О чем он говорит? Не это Брайанна ожидала услышать, когда искала его, совсем не это.
– А это был долг?
Он молча кивнул. Брайанна увидела, как озаренная светом звезд гордая голова опустилась и снова поднялась. И все-таки ответ Атрея ничего не объяснял.
– Ты хочешь сказать, теперь нам незачем жениться? Он затаил дыхание и тяжело вздохнул.
– Только если ты ждешь ребенка.
– Нет, – ответила она, подавив предательское сожаление. – Не жду.
– Значит, , ты свободна. Когда Полонус поправится, вы сможете уехать в Англию вдвоем. Ему будет полезно пожить вдали от Акоры, посмотреть мир. А ты составишь ему компанию.
– Ты отправляешь его в ссылку?
– Я решил, что лучше ссылка, чем тюрьма.
– Для Полонуса – может быть. А для меня? Вопрос удивил его.
– А ты можешь вернуться в Акору, когда пожелаешь. Но только если захочешь, если наступит день, когда прошлое перестанет преследовать тебя.
Он поднялся и легко коснулся ее плеча.
– Когда я приплыл за тобой в Англию, у меня и в мыслях не было предоставлять тебе выбор, хотя я знал, что по крайней мере отчасти виновен в смерти твоих родителей. Но ты сказала, что я утратил человеческие черты, я задумался и понял, что ты права.
– Я говорила, не подумав, – с глупой, нелепой поспешностью.
– Но сказала правду. А еще обвинила меня в замалчивании истины. И действительно, порой промолчать – значит совершить тяжкое преступление. Я не хочу неясностей и недосказанности. Ты должна сама сделать выбор.
Как благородно с его стороны! Она отстранилась, встала под холодным светом луны.
– А как же ты, Атрей? За собой ты оставляешь такую же свободу выбора?
– Я ванакс. Свобода не для меня.
Еще минуту он смотрел ей в глаза, потом ушел. Брайанна осталась под звездами одна.
Она мечтала о крыльях, чтобы улететь из Акоры. Атрей подарил ей эти крылья.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Замки в тумане - Литтон Джози



очень хороший роман понравились все!!!!!1
Замки в тумане - Литтон ДжозиМИЛАНА
13.06.2012, 18.20





Мне не понравилось.
Замки в тумане - Литтон ДжозиКэт
22.10.2014, 17.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100