Читать онлайн Вернись ко мне, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вернись ко мне - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.99 (Голосов: 221)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вернись ко мне - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вернись ко мне - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Вернись ко мне

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Снаружи было прохладнее, чем днем, но не так чтобы слишком. Воздух освежал кожу Рикки сквозь тонкую ночную рубашку. Пожалуй, это слишком дерзко — выходить наружу столь скудно одетой, поскольку, хотя рубашка и доходила до щиколоток, она пропускала звездный свет. На мгновение Рикка подумала о женщине, для которой была сшита эта одежда, и ощутила какое-то родственное чувство к незнакомой леди. Босая, с распущенными по плечам волосами, Рикка подошла к костру, рядом с которым лежал Дракон.
Он спал, лежа на спине. Его рука была вытянута в сторону… гм… пустого кувшина с вином. Голова была повернута в ее сторону, губы слегка приоткрыты. Из груди спящего мужчины вырывался негромкий храп. Рикки улыбнулась. То, что незнакомец слегка похрапывал, было ей на руку. Это делало его более доступным. Она была рада, что могла некоторое время посмотреть на него без всякого смущения.
Вздохнув приятный ночной воздух, Рикка почувствовала, как в ней растет и крепнет желание. О да, она будет владеть им. Честь, долг и все остальное побоку! Она проживет свою собственную жизнь за этот короткий промежуток времени.
Но с чего начать? Она никогда не дотрагивалась до мужчин, если не считать дружеских затрещин, которые Рикка порой отпускала Терлоу. Да еще того поцелуя. Потрясающего, вызывающего трепет поцелуя, который спровоцировал ее на этот шаг.
В таком случае пусть будет еще один поцелуй! Девушка опустилась на колени. Осторожно убрала с бровей спящего пряди волос. Мужчина не отреагировал. Это придало Рикки смелости. Она наклонила голову к его лицу.
Даже во сне его рот был крепким и упругим. Она осторожно прикоснулась к нему губами, и это было подобно касанию крыла бабочки. Рикка почувствовала пьянящее тепло. А может быть, жар таился в ней самой и от него исходила только искра.
Рикка плотнее прижалась к его рту губами. В это мгновение он приподнял руку, но она тут же снова упала. Рикка улыбнулась и нежно коснулась его обнаженного плеча. От ее прикосновения мышцы на руке воина напряглись.
Это привело ее в восторг и еще больше добавило смелости. Никогда раньше Рикка не думала, что сможет дотрагиваться до мужчины. Женщин касались и трогали сколько угодно. Считалось, что женское тело не принадлежит лишь самой женщине. Но тело мужчины… это совсем другое дело. Даже совсем бедный крестьянин считал себя королем собственной лачуги. Горе было тому, кто скажет иначе.
А вот сейчас инициатива принадлежала ей, и не важно, что она имела весьма смутное представление о том, что делать дальше. Воин был в тунике, которую надел после купания. Ночь была настолько тихая и теплая, что он не позаботился об одеяле. Рикка провела пальцами по широким плечам, по груди. Было такое ощущение, что она гладит согретую солнцем скалу.
Сердце девушки затрепетало от проявленной дерзости, когда ее руки скользнули к бедрам и ладони ощутили волосы на его ногах. Добравшись до нижней части туники, она помедлила. Как это просто — задрать тунику и… У нее заполыхали щеки. Она переходит все границы!
Рикка слегка качнула головой, и медный шелк волос рассыпался по его груди. Здравый смысл покидает ее. Она перешла за пределы приличия в тот момент, когда решила не соглашаться с уделом, который ей предписала ее семья. Сейчас Рикка пребывала в состоянии, когда трудно отделить отчаяние от желания.
Какой красоты мужчина! Это сладостное воспоминание будет согревать ее в темное холодное время, которое, без сомнения, наступит.
Пусть это выглядит шокирующим, быть по сему. Рикка встала на колени и быстро, чтобы не успеть передумать, подняла ночную рубашку над головой. Прохладный воздух коснулся ее кожи, но она едва почувствовала его. Слишком силен был жар внутри ее. Приподняв его руку, она притянула ее к своей груди.
Конечно же, ему снится сон. На редкость эротичный сон. Эротичный… и в то же время чем-то отличающийся от других. Он не возлежит на шелковом ложе с прекрасной гурией, как это было в Византии. Это не черкешенка с рыжими, как пламя, волосами и не нубийка, натренированная как гимнастка, которая могла…
Вместо этого он лежит на твердой земле, и от гурии, если таковая была в реальности, исходит запах жимолости, который напоминает ему…
Дракон резко открыл глаза. Он увидел собственную руку, лежащую на белоснежном холмике идеальной формы груди, сквозь его пальцы проглядывал розовый восхитительный сосок, а чуть повыше — подбородок и янтарного оттенка глаза, которые, похоже, безо всякого смущения встретили его взгляд.
— Ox! — произнес он.
— Не думай ни о чем! — сказала она, что было совершенно излишне, поскольку Дракон имел в это мгновение весьма смутное понятие о том, что означает слово «думать».
Девушка наклонила голову, и он ощутил на своих губах сладкое прикосновение ее губ. Ее маленький гладкий язычок коснулся его языка.
Дракон был готов взорваться от возбуждения. Незнакомка находилась в его руках, и он притянул ее к себе, но вдруг заговорила совесть.
— Не могу, — пробормотал он.
Рикка проигнорировала его протест и сильными, натренированными руками, привыкшими удерживать поводья, принялась тянуть его тунику снизу вверх. Дракон отчаянно сопротивлялся и, когда осознал, сей факт, застонал. Ситуация смехотворная, они как бы поменялись ролями, и он оказался в роли скромницы.
Лишь тогда до викинга дошло, что девушка обнажена — он осознал это, когда ощутил прикосновение ее шелковистой кожи. Он издал глухой стон, его ладони стали гладить ей спину, а затем оказались на упругих ягодицах. Девушка прижалась к нему плотнее.
Он не мог… После заявлений о том, что ей не надо бояться, что она будет с ним в полной безопасности… может довериться ему. Богиня Фригг, королева всех богов, помоги ему сейчас!
Но богиня не собиралась вмешиваться в это щекотливое дело. Дракон оставался наедине с самим собой, со своей совестью да еще с девушкой, которая, похоже, тронулась умом.
— Мы должны остановиться, — с трудом выдохнул он. Грудь его словно сжимали тиски, сердце дико колотилось, а его буйный приятель готов был пуститься во все тяжкие.
— Нет, — сказала вполне отчетливо девушка и затем повторила шепотом: — Нет.
Лишь второе «нет» дошло до Дракона сквозь красноватый туман борьбы, которую он вел сам с собой.
Он снова посмотрел в удивительные глаза и не увидел в них ни следа страха. Кажется, сам демон управлял этой воительницей.
— Но почему? — пробормотал он, поглаживая волосы на ее затылке. Остатки винного тумана улетучились, и он окончательно проснулся.
Она снова коснулась его губами.
— На память. — С бесхитростной невинностью девушка сунула руку под тунику и накрыла рукой его плоть. Она удивленно ахнула, а он, застонав, поймал ее ладонь, но не оттолкнул. Они оба отчаянно хотели, чтобы это продолжалось.
На память. Он понимал. Были моменты, которые Дракон хотел навсегда запечатлеть в своей памяти, — неповторимый свет звезды, необычайной формы облачко, набежавшее на луну, аромат, принесенный ветром, шелест птичьих крыльев, любую удивительную деталь этого замечательного мира. Но такое случалось всегда накануне битвы либо тогда, когда он считал, что ему остается жить среди этой красоты считанные часы, если не минуты.
Где она увидела свой конец? Она взвесила грозящую ей опасность и предложенную им помощь и решила взять от жизни то, что пока еще может взять. Это отнюдь не говорило в пользу того, что незнакомка верит в него, но свидетельствовало о ее мужестве. И, тем не менее, Дракон не мог позволить ей совершить это.
Он по опыту знал, что ничто другое не могло сблизить мужчину и женщину больше, чем постель. Если он сможет подарить ей удовольствие, воспоминание, о котором она мечтала, и к тому же защитить ее от неприятностей, не станет ли она доверять ему больше?
При этой мысли его веселый дружок мгновенно вздыбился. Девушка ахнула, однако так и не убрала руку. Дракон сделал глубокий вдох, чтобы полностью овладеть ситуацией. В наполненных благовониями палатах Византии он научился искусству, которое неведомо большей части мужчин. Его тогдашняя прилежность казалась не более чем пустым времяпрепровождением. Однако сейчас он думал иначе.
Он может сделать это… действительно может. Оставить о себе память, которую она хочет иметь.
Рикка беспомощно откинулась назад, голова ее вдавилась в твердую землю. Все нарастающие волны сладострастия не давали ей передышки. Пот выступил на теле, она дышала часто и прерывисто. Едва волны начинали затухать, как жадный, ищущий рот мужчины и нежные руки снова возвращали ее в состояние транса. Ее соски были до боли твердыми, раздвинутые бедра содрогались от ощущений, которые пронизывали все ее тело. Она посмотрела на свои ноги и голову, которая находилась между ними, и тут же ахнула, оттого что ее тело пронзило новое сладострастное ощущение.
Она никогда не могла себе представить такого. Во время отцовских кутежей ей доводилось видеть, как мужчины хватали женщин, лапали их за груди и бедра, иногда даже целовали, как целуют младенцев. Обычно она отсутствовала во время этих оргий, но однажды стала невольной свидетельницей. Она увидела, как мужчина задрал юбку женщины выше пояса, уложил ее на стол, вынул восставшую плоть и погрузил ее женщине между ног. Последовало несколько толчков, он несколько раз хрюкнул и отвалился. Это было похоже на случку лошадей, к тому же лишенную мощи и красоты.
Тогда Рикка думала, что так происходит всегда. Дурочка! О небо, какая же она дурочка! Рикка вцепилась пальцами в его громадные плечи и хрипло вскрикнула, поскольку мир стал снова взрываться.
Дракон поднял голову, чтобы полюбоваться ее изящным телом, белеющим при свете звезд. Она была девственница, он убедился в этом, осторожно введя в нее палец. Расщелина была горячей и влажной, а наличие установленного им барьера невинности укрепило его решимость как раз в тот момент, когда он больше всего в этом нуждался.
Она была изумительно чувствительна. Груди у нее были небольшие, но идеальной формы и хорошо укладывались в его ладони, соски сильно набухли от ласк. Тонкая талия подчеркивала полноту и округлость ее бедер. Кожа живота отличалась повышенной чувствительностью, как и бархатная поверхность внутренней стороны бедер, между которыми пламенел треугольник рыжих шелковистых волос. Ее ноги были раздвинуты, и расщелина казалась открывшейся розоватой раковиной.
Он пробовал ее на вкус, то легонько прикасаясь к нежной плоти губами, то погружаясь глубоко, и был вознагражден приливами волн страсти. Их поцелуй не обманул его — она была воплощение страсти, когда постанывала и откидывалась назад.
Однако Дракон не спешил брать ее. Каким-то образом, хотя это и стоило ему страшных мук, пытался избежать этого. Его тело кричало и умоляло о разрядке, но он игнорировал его зовы, все его внимание было сосредоточено на том, чтобы доставить удовольствие незнакомой воительнице.
Рикка вгляделась в рельефные черты лица, освещенные отблеском тлеющих углей, и на момент испытала бессильную ярость. Он делает все это нарочно, не давая ей то, чего она хотела, хотя и даря ей то, о чем она раньше даже не подозревала. Она хотела… О божественное небо, опять это начинается…
Рикка задыхалась и стонала, кажется, она ничего больше не могла вынести, тем не менее, отлично знала, что это был тот мужчина, кого она хотела, что дело вовсе не только в той ошеломляющей разрядке, которую он ей подарил.
С силой, о существовании которой она не подозревала, Рикка внезапно заерзала под ним, схватила его за плечи и прижала к земле.
— Довольно, лорд, — прошептала она, касаясь губами его груди. — Довольно. Ты обманываешь нас обоих.
— Нет! — возразил он и попытался остановить ее, но она оказалась быстрее. Его любовная игра кое-чему научила ее, к тому же сработал природный инстинкт.
Он ахнул и отпрянул назад при первом ударе ее языка, задрожав так, словно у него началась лихорадка. «Хорошо, — подумала девушка — он ощущает то же самое».
В глубине воспаленного сознания Дракона родилось опасение, что он может умереть от этого. Затем мощный ток крови заглушил все мысли, оставив только непередаваемо сладостное ощущение.
Когда он снова оказался способным что-то соображать, девушка уже оседлала его. Она откинула назад распущенные волосы. При виде подобного зрелища Дракон потерял способность дышать. А девушка, слегка нахмурившись, сосредоточенно и целеустремленно опускалась на него.
Внезапно осознав ее намерение, викинг попытался ее остановить, но попытка была откровенно слабой. Она просто схватила его за руки и положила их на свои груди, а сама ввела его плоть в тесную влажную расщелину.
Он знал, что должен это остановить, знал, но ничего не мог сделать. Страсть парализовала его тело, кроме веселого дружка, в котором сосредоточилась вся сила.
Дракон беспомощно наблюдал за тем, как она опускалась на него. Она выглядела очень сосредоточенной. Маленькие белые зубки впились в нижнюю губу. Поколебавшись, она чуть изменила положение, чтобы поудобнее захватить дружка.
Откинув назад голову, она издала пронзительный крик, который потряс Дракона до мозга костей. Огромными руками он обхватил ее за бедра. Напрасно он хотел удержать ее. Девушка крепко сжала его и стала ритмично раскачиваться, после чего мир поплыл. Быстро наступил пик, и он излил в нее свое семя. Он откинулся назад на землю, хватая ртом воздух, и впал в забытье.
Через какое-то время Рикка пошевелилась и почувствовала, что у нее замерзла спина. Подняв голову, она поняла, что лежит на груди мужчины. Внутри Рикка ощущала боль, но боль странную, скорее от избытка наслаждения, чем от потери девственности.
Она лишилась девственности. Только сейчас Рикка осознала, что больше не имеет ничего ценного. Она просто-напросто падшая женщина. И теперь ее разъяренная семья сочтет, что она не годится для того, чтобы обменять ее на королевскую благосклонность. Она перестанет существовать для них и сможет исчезнуть. Надежда на это довольно хрупкая, но еще вечером у нее не было и такой, и это побудило ее к действию.
Она основательно впутала этого мужчину в свои дела, воспользовавшись его желанием помочь ей. Какую бы высокую ступеньку он ни занимал по отношению к своему господину — а она не сомневалась, что незнакомец был не просто воином, — его сочтут виновным, если узнают о той роли, которую он сыграл в их взаимоотношениях. Неблагородно подвергать его еще большему риску. Однако ей было трудно заставить себя оторваться от него. Она неохотно отодвинулась и встала на ноги. Бросив на мужчину последний взгляд, Рикка расправила плечи и поспешила к домику.
Спустя некоторое время, снова облачившись в мальчишеский наряд, она выскользнула в темноту. Рикка не позволила себе бросить прощальный взгляд на незнакомца, забывшегося сном.
Дракон проснулся от перебранки белок. Зажмурившись от яркого солнца, он прикрыл рукой глаза и собрался, было подняться, когда память напомнила ему о случившемся ночью. Воспоминание ошеломило его. Девушка…
Он потряс головой, словно пытаясь прочистить сознание. Да нет же, ему просто пригрезилось, что она пришла, пылающая страстью, потрясающе чувственная, и заставила его забыть обо всех его благих намерениях. Сон, не более того… Хотя… Посмотрев вниз, Дракон обнаружил доказательства нарушенной девственности. Он тихо, но весьма энергично выругался.
Только что его жизнь основательно осложнилась. Так тому и быть. Она была саксонка и из благородного семейства. Этого достаточно. Хоук, Альфред и даже брат Вулф вынуждены будут просто принять это как факт.
Слабая улыбка озарила мрачное лицо викинга. Так или иначе, все может оказаться к лучшему. Чем больше он размышлял об этом, тем больше так ему казалось. Будь хоть немного вина в кувшине, он совершил бы возлияние в честь Фригг, ибо подозревал, что богиня сыграла в этом деле главную роль.
Но с этим придется подождать. Прежде всего, нужно разыскать девушку. Пусть теперь эта ведьма продолжает скрывать свое имя от него. Он ухмыльнулся, подумав, как он сообщит ей, что она может назвать свое имя либо ему, либо священнику — это уже не столь важно. Он может вообразить ее реакцию на эти слова.
Но это и все, что он мог сделать — лишь мысленно представить ее реакцию, потому что весьма скоро понял, что ее нет ни в домике, ни где-либо вообще поблизости. Ромул и Рем находились в стойлах. Дракон задержался для того, чтобы дать им свежей воды и зерна, и лишь после этого возобновил поиски.
Ее не было ни в сауне, ни на берегу реки. Следы ее обрывались у кромки воды.
Дракон некоторое время стоял, глядя на медленно движущийся поток, затем резко повернулся и в сердцах стукнул кулаком по ближайшему стволу дерева. Боль от удара свалила бы другого человека, он же едва обратил на нее внимание. Проклятие! Будь она дважды и трижды проклята! Она разделила с ним ложе, отдала ему свою девственность, дала ему повод поверить, что, по крайней мере, испытывает вожделение, — и скрылась, исчезла как сон, даже не простившись.
Его одурачила коварная, вероломная, расчетливая девчонка. Да еще к тому же основательно съездила ему по яйцам. Драконом овладел страшный гнев.
Она заплатит — и притом дорого — за то, что нарушила данное обещание — остаться на несколько дней, о чем говорилось недвусмысленно, и отдалась ему. Он найдет ее, выжмет из нее всю правду и затем решит, каким образом эта самая обольстительно-чувственная женщина из тех, кого он знал, заплатит за свои прегрешения.
Очень скоро Дракон был готов отправиться на поиски сбежавшей девчонки. Он оседлал Грэни, которого ранее называл Ромулом, хотя жеребец носил имя бога Сигурда. Сопровождал его Слейпнир, до этого Ремус, названный так в честь жеребца могучего бога Одина. Хоть он и недолюбливал лошадей, но с их помощью можно быстро догнать беглянку.
Еще раз, осмотрев землю и кусты, Дракон убедился в том, о чем уже догадывался. За время общения с ним она извлекла полезные уроки. Не было других следов, кроме тех — у кромки воды. Она вошла в реку. Он не мог рисковать лошадьми, не зная глубины и дна. Дракон решил следовать как можно ближе к берегу, зная, что временами тропа углубляется в лес. Зато было одно преимущество: можно было идти только в двух направлениях — вверх и вниз по течению.
Идти вверх по течению означало двигаться на север, внутрь страны, откуда она убежала. Идти вниз — значит иметь целью Хоукфорт, его порт и шанс, пусть и призрачный, скрыться.
Сурово нахмурясь, Дракон повернул к югу.
Рикка споткнулась, ударившись коленом о предательские подводные камни. Выругавшись, она выпрямилась, выплюнула изо рта воду и продолжила путь, как делала всякий раз, когда скользила и падала в этой противной, похоже, не имеющей ни конца, ни края реке. Она насквозь промокла, ее тело онемело от холода, волосы падали на глаза.
Ей то и дело хотелось вылезти на берег и полежать, но сдаваться было нельзя. Нет, она пройдет, таким образом, хоть до края земли, скользя и падая, стеная и ахая, пока кто-то не одолеет друг друга — она реку или река ее.
Из ее груди вырвался беззвучный смех. Беззвучный потому, что Рикка с трудом могла дышать. Подумать только — она боялась утонуть! Да это было бы милосердно, если бы произошло быстро, и никак не сравнимо с мучениями, на которые она себя обрекла.
Никогда больше не увидеть его, даже не знать его имени — как можно это вынести? Однако что еще оставалось делать? Он уже и без того сильно рисковал даже тем, что просто был рядом с ней. Этот риск возрос после того, как они разделили ложе. Очень неблагодарно подвергать его подобной опасности за проявленную им заботу.
Как бы то ни было, что сделано, то сделано. Несмотря на муки и страдания, она должна жить. Шаг за шагом, превозмогая боль, то и дело падая, Рикка двигалась вниз по течению.
Она не вылезла из воды до тех пор, пока не пришла к выводу, что преодолела изрядное уже расстояние. Лежа на берегу и хватая ртом воздух, она стала размышлять, задаваясь вопросом: достаточно ли далеко ушла, чтобы избежать преследования? Сможет ли даже такой опытный следопыт выйти на нее, не видя следа?
Лучше не думать об этом, потому что больше она не в состоянии заставить себя лезть в эту противную реку. Рикка приподнялась и огляделась, пытаясь сориентироваться, где находится. Везде был сплошной лес. Вздохнув, девушка встала и принялась выжимать воду из одежды и волос. Затем, собрав остаток сил, двинулась дальше вдоль реки.
Спустя примерно час, когда солнце ее почти полностью обсушило, она подошла к излучине, где берега практически не было. Был только крутой склон, по которому она не могла пробраться даже ползком. Определив по солнцу свое местоположение, Рикка направилась в глубь леса.
Лес был густой, пробираться через него было трудно, но в конце концов она вышла на дорогу. Это было и хорошо и плохо одновременно. С одной стороны, теперь она могла двигаться гораздо быстрее, а с другой — возрастала опасность, что на открытой местности ее могут схватить. Девушка шла вперед быстрым шагом.
Рикка преодолела несколько миль, после чего шаги ее замедлились — накопилась усталость. Несмотря на сохранившуюся решимость, помимо усталости ею овладела апатия. По этой причине она не услышала приближающихся всадников. Поняв, чем ей это может грозить, она бросилась за деревья, но не успела. Всадник заметил ее и окликнул:
— Стой! Я тебе говорю, мальчишка! Однако у Рикки и в мыслях не было подчиняться приказанию. Было достаточно одного беглого взгляда на военные штандарты, чтобы понять — она оказалась в гораздо большей опасности, нежели тогда, когда убегала от неизвестного мужчины. Девушка со всех ног помчалась в лес, петляя между деревьев, пытаясь отыскать такой путь, где не сможет пройти лошадь. Однако все ее усилия оказались тщетными. Она слышала, как дрожала земля под копытами приближающихся лошадей. Кто-то схватил ее за шиворот, затем лошадь изменил; направление… Одежда Рикки зацепилась за попавшиеся на пути кусты, а еще через мгновение она оказалась лежащей на дороге.
— Мальчишка! — Голос прозвучал грубо и надменно. Он отразился эхом в ушах девушки, вызывая к жизни леденящи душу воспоминания. Похолодев от ужаса, но, стараясь не выказать страха, она медленно поднялась на ноги. Еще медленнее подняла голову, чтобы взглянуть в глаза своей судьбе.
Мужчине, сидящему на гордом боевом коне, было далеко за сорок. Он был основательно лыс, пучки клочковаты седых волос выглядывали из-за ушей. Кожа на лице обветрилась, щеки обвисли. Мускулы давно превратились в жир, однако вид у воина все еще оставался грозным — казалось, он без колебаний способен убить или избавиться любым други образом от всякого, кто бросит ему вызов. В последнее время в связи с миром, который принес благословенный Альфред, он не мог дать выход своему гневу. И вот сейчас, побагровев и прищурив глаза, он смотрел на невесть откуда взявшегося: как он полагал, мальчишку.
Увы, его заблуждение длилось недолго. Он слишком хорошо ее знал.
Его глаза, глубоко упрятанные за складками морщин и кожи, не без усилий широко открылись. Маленький рот скривился дугой.
— Рикка! — Он произнес это имя с выражением, в котором одновременно чувствовались как ненависть, так и удовлетворение.
— Что? — Всадник, являющий собой более молодую копию лысеющего мужчины, подъехал сбоку и резко натянул повод лошади. — Рикка?
— Взгляни сам. — Старик презрительно махнул рукой. — Я знал, что мы найдем «ее. — Он оперся руками о луку седла и кивнул, весьма довольный таким поворотом событий. — Ты глупая сука! Или ты, в самом деле, думала, что сможешь убежать? Напялишь на себя наряд своего тщедушного братца и двинешь в Хоукфорт? Думала, что сядешь на корабль и отчалишь в Нормандию? — Он громко и презрительно засмеялся. К нему присоединился и более молодой всадник.
— Ты был прав. Она и Терлоу заодно. Первым исчезает он, затем она. Они задумали это, чтобы унизить тебя и навредить.
— Нет! — Несмотря на испытываемый ею страх, Рикка не могла не возразить. — Терлоу не имеет к этому никакого отношения! Я действовала одна.
Молодой человек приблизился и попытался ударить ее. Девушка ловко отскочила в сторону, и удар пришелся по воздуху, что еще больше разозлило всадника. Он стал слезать с лошади, очевидно, желая схватить ее.
Ей некуда было бежать, да и сил больше не оставалось. На мгновение Рикка вспомнила, каково это — ощущать себя в объятиях, чувствовать себя желанной и защищенной. Глаза ее наполнились слезами, как ни пыталась она их сдержать. А сердце, в котором еще совсем недавно была пустота, вдруг наполнилось томлением столь сильным, которое невозможно было удержать внутри. Оно разрасталось, ширилось и наконец излилось в виде безмолвного плача о герое неведомой страны, в которой она прожила слишком короткое время.
— Сука! — произнес Огден, вторя отцу, и ударил Рику ладонью по лицу. Она почувствовала страшную боль, но споткнулась и упала на землю.
Лорд Вулскрофт протянул руку сыну — одному из двух достойных чад, которых успела подарить ему жена, прежде чем произвести на свет ненужных близнецов и умереть при родах. Из одной руки в другую перекочевал черный, свернутый в клубок хлыст.
— Только быстро, — сказал он. — Мы не можем здесь долго задерживаться. — Чуть подумав, добавил: — Да не убей ее. Она еще может нам пригодиться.
Хлыст мелькнул в воздухе и с шумом опустился на Рикку. Девушка лежала не шевелясь, сжавшись как можно плотнее. Ей не нужно было видеть лица Огдена, чтобы догадаться, какое удовольствие доставляло ему хлестать ее. Хуже того, ей не нужно было видеть, с каким удовольствием предвкушал ее страдания отец. Она знала их обоих слишком хорошо. С раннего детства она всюду видела грубость и жестокость, и ей хотелось уйти в такое место, где было спокойно, уютно и тихо.
Это место, о котором у нее не было раньше ясного представления, внезапно обрело четкую форму. Охотничий домик, благоухающая постель, тихое журчание протекающей поблизости реки, запах дымка от костра, и главное — ласковая улыбка мужчины, нежно обнимающего ее за плечи.
Рикка была уже почти там, почти достигла в мыслях этого мира, когда до ее сознания дошел знакомый голос и вернул ее к реальности:
— Остановись!
Дракон натянул повод и, не веря своим глазам, перевел взгляд с лежащей ничком в пыли девушки на молодого мужчину, стоящего над ней с хлыстом, и далее — на мужчину постарше, который, очевидно, был здесь главным, на вооруженных людей, которые его сопровождали. Они смотрели на Дракона с некоторым удивлением и, что вполне объяснимо, с беспокойством. Хотя и нельзя сказать, что воины сильно испугались — в конце концов, незнакомец был один.
Старик едва ли не презрительным жестом направил нескольких воинов в сторону Дракона. Они неловко заторопились, на ходу вынимая из ножен мечи. Глядя на воинов, викинг вздохнул. Он отпустил Слейпнира, который следовал за ним, и хорошо обученный конь сразу же занял место рядом с хозяином. Грэни загарцевал под всадником в радостном предвкушении. Нападающие были уже совсем близко, когда Дракон без всякой спешки вынул из ножен меч, висевший у него за спиной. И одновременно впился пятками в бока жеребцу.
Первый воин, приблизившийся к Дракону, упал, едва успев махнуть мечом. Он рухнул на землю, со стоном зажимая рану в плече, которая, не будучи смертельной, скорее всего ставила крест на его карьере воина. Второй последовал за первым несколькими мгновениями позже. Третий продержался чуть дольше — сталь зазвенела о сталь — и также свалился с лошади. Все трое лежали на земле, ругались и стонали. Незнакомец оставил их в покое.
О Вулфе, брате Дракона, говорили как о величайшем воине, рожденном на севере, с тех времен, когда еще древние боги шествовали по земле, однако сам Вулф сказал, что он был лишь учителем сильнейшего, которого звали Дракон. И в тот солнечный весенний день мира, объявленного благословенным Альфредом, никто из воинов на дороге к Хоукфорту не стал этого оспаривать.
Конечно же, Огден тоже не стал этого делать, он просто откинулся назад, когда Дракон стал приближаться к нему, держа в руке сверкающий на солнце меч. Огден в панике поднял руки, показывая, что сдается.
— Не надо, не надо! Здесь простое недоразумение!
— Послать вооруженных людей против незнакомца, который не сделал тебе ничего плохого? — Дракон перевел взгляд с распростертого на земле господского сынка на мужчину постарше, который восседал на коне. Цвет его лица быстро изменился и был теперь не красным, а бледно-желтым. В глазах метался испуг. Он явно прикидывал, как ему выйти из положения. Был он, бесспорно, человеком жестоким, но не глупым.
— Да, я счел бы это недоразумением, — сказал Дракон. — И это тоже. — Острием меча он указал на девушку, которая поднялась с земли, отбросила с глаз волосы и взглянула на него с таким удивлением, словно перед ней одновременно появились солнце и луна.
Это было довольно отрадно, тем не менее, гнев его еще не остыл.
Не обращая внимания на сынка, Дракон сосредоточился на отце:
— Что ты здесь делаешь?
— Занимаюсь печальным, но необходимым делом — наказываю отбившуюся от рук дочь. Так что это не твоя забота. Ступай-ка своей дорогой.
Дочь. Дракон вздрогнул, однако постарался скрыть свое замешательство. Дело принимало неожиданный оборот и требовало деликатного подхода. С невозмутимым выражением липа он сказал:
— Я хотел бы знать, с кем разговариваю.
Мужчина нахмурился, однако отказать в просьбе воину, который один вывел из строя троих его людей и заставил кататься в грязи сына, он не мог. Огден, без сомнения, заплатит за это, однако слишком обвинять его нельзя, поскольку мальчишка был воспитан по принципу, что нужно делать все, чтобы выжить, даже пресмыкаться перед королем, который возомнил себя миротворцем.
Прежде чем ответить, старик холодно улыбнулся, словно предвкушая реакцию воина, когда тот поймет, с кем имеет дело.
— Я Редьярд, лорд Вулскрофт из Мерсии. Ты удовлетворен? Ты владеешь мечом довольно хорошо, однако я не видел тебя среди рекрутов короля или лорда Эссекса. Или ты стремишься завоевать себе имя, выступая против старших по положению?
В этих словах скрывалось предостережение, даже угроза. Однако Дракон едва уловил это. Он ошеломленно уставился на мерсианца, затем резко повернулся к девушке:
— Вулскрофт?
Редьярд, нахмурившись, кивнул.
— А теперь убери в ножны свой меч и отойди в сторону. Мы пойдем дальше.
Дракон даже не пошевелился, чтобы подчиниться требованию.
— В таком случае твоя дочь должна быть…
Редьярд снова нахмурился, видимо, недовольный тем, что какой-то выскочка задает вопросы о его дочери. Что ж, если это заставит незнакомца сдвинуться с места, то он ответит.
— Леди Рикка Вулскрофт, и я тебе настоятельно рекомендую не пялить на нее глаза. Она помолвлена с норвежским лордом, который скоро приедет за ней.
Дракон медленно спрятал в ножны меч. Медленно спешился и приблизился к девушке. Огден кое-как поднялся на ноги и по глупости вздумал помешать ему. Короткий удар кулаком, нанесенный Драконом, снова уложил мальчишку на землю.
Рикка не шевелилась. В ее голове родилась совершенно ужасная мысль, ужасная настолько, что ее трудно было осознать целиком. Герой ее неведомой страны узнал имя ее семьи. Она явственно видела это, хотя и старалась ничего не видеть и не знать. Однако завеса невежества теперь упадет с ее глаз.
— Ты саксонец, — сказала она в отчаянии. — Должно быть, саксонец. Ты говоришь по-саксонски не хуже меня и…
— Я говорю на многих языках. Они легко мне даются.
— Ты был без сопровождения!
Однако в его распоряжении находился охотничий домик, который принадлежит, должно быть, самому лорду Эссексу, судя по роскоши и комфорту, а также два самых лучших коня. Святая Мария и все святые, как она этого не поняла раньше! Кто еще осмелится ходить в одиночестве по стране, уверенный в своем военном превосходстве, свидетельницей чему она только что была. Никто не мог поднять на него руку, не ответив за это перед Хоуком и даже самим королем. Но в таком случае как мог он быть к ней столь добр, терпелив и заботлив? Это никак не вязалось с тем, что она знала, и что хранилось в тайниках ее памяти.
— Я сам захотел этого. Мне хотелось несколько дней побыть одному. — Он скривил рот. — Чтобы подумать о будущем. Но одних размышлений тебе, похоже, недостаточно. Ты предпочитаешь действия.
Ее охватил холодный страх, который в то же время боролся с недоверием. В чьих объятиях она все-таки пребывала, чье тело одарило ее почти невыносимой сладостью, чья нежная сила навеяла ей сладострастные мечты, которые грозят задушить ее?
— Ты не можешь быть… — простонала она, вглядываясь в его лицо и глаза, в которых читалась холодная усмешка.
— В чем дело? — спросил Редьярд. — Вы встречались раньше? Заклинаю, назови себя, иначе никакое военное искусство не спасет тебя от гнева викинга, который придет из северной страны через поколение или несколько, человека, неистового, словно дьявол, пропитанного кровью, человека, который…
— Имеет имя, — перебил его Дракон. Он свистом подозвал Грэии, вспрыгнул ему на спину и с этой высоты устремил взгляд на Рикку, которая с пепельным от страха лицом смотрела на него.
Подавив безумное искушение успокоить и утешить ее, он перевел взгляд па ее омерзительного отца. И хотя он заговорил негромко, его голос был слышен вдоль всей дороги, на которой стояли внезапно примолкшие воины. В словах Дракона не было хвастовства, но они звучали весомо в силу их простоты:
— Я Дракон Хаконсон, лорд Лансеид, и я пришел для того, чтобы заявить права на невесту.
Едва он произнес это, как Рикка начала смеяться, сначала тихо, затем все громче. Она согнулась и схватилась за живот, осознав абсурдность происходящего. Рискуя жизнью, она убегала от того самого человека, которому затем отдалась и который стоял сейчас перед ней, разгневанный тем, что она изменила ему… с ним же.
Что может быть смешнее самой жизни?
Редьярд энергично выругался. Сидя в седле, он потребовал, чтобы Дракон не загораживал ему путь.
— Нет, — ответил викинг.
Лорд Вулскрофт собрался, было возразить, но понял, что это глупо. Дракон не тот человек, которому можно бросить вызов, к тому же отцовские права пасуют перед властью мужа.
— Тысяча извинений, лорд Хаконсон, — сказал Редьярд, мгновенно сориентировавшись и беря на вооружение скромность, как это делал при общении с Альфредом. — Моя дочь предала нас обоих. Если бы она оставалась со мной, я бы навеки упрятал ее в темницу. А сейчас… — В его взгляде отразились животная ненависть и мрачное удовольствие, когда он посмотрел на дочь. — А сейчас, очевидно, человек столь высокого положения не может взять ее в жены, не зная, где она была, а точнее — с кем. Если ты делил с ней ложе, то же самое могли с ней делать другие. Если ты все же намерен жениться, ее нужно осмотреть. Обещаю тебе, что, если она более не девственница, она умрет.
Зловещее обещание отца повисло в воздухе и поплыло, словно прибрежный туман, вдоль притихшей дороги. Дракон встретился взглядом с Риккой. Невысказанным между ними было понимание того, что он получил оружие, позволявшее ему освободиться от женитьбы, которой не хотел, и невесты, которой не мог доверять. После осмотра, если ей откажут в целомудрии, никто не поверит, что она делила ложе с мужчиной, за которого должна была выйти замуж. Все, что он должен был сделать, это смолчать. И она умрет.
Дракон не колебался и не мешкал. Он просто решительно заявил:
— Никто не смеет ее тронуть. Наша женитьба — это залог мира между нашими народами. Она состоится, невзирая на ее чувства. — И тихо добавил: — Или мои.
Прежде чем кто-то успел прореагировать, Дракон нагнулся, подхватил стальной рукой Рикку и усадил в седло перед собой. Лицо его было суровым, когда он свистнул Слейпниру, пришпорил Грэни и пустил его галопом в сторону Хоукфорта.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вернись ко мне - Литтон Джози



Очень хороший роман. Все в меру, легко читается.
Вернись ко мне - Литтон ДжозиКристина
28.05.2012, 22.04





Ожидала большего!!!Роман тянет на 3+.Первая книга намного лучше! А словарный запас автора впечатляет, вы меня извините, но такие слова как "компетенция","её светлость","лейтенант","инцидент" я в книгах о викингах еще не встречала, а прочитала их немало!
Вернись ко мне - Литтон ДжозиТатьяна
9.08.2012, 15.53





-Я никогда не видела никого более красивого, чем ты.rn— Нет… красивая ты…rn— Ты такой сильный… Почему я не боюсь тебя?rn— Ты знаешь, что я скорее умру, чем обижу тебя... Vse tri romana superr, jal rasstovatsa s qeroyami((( ochen xotelos bi chto bo avtor prodoljil seriyu
Вернись ко мне - Литтон ДжозиAfa
24.09.2012, 23.50





ne yavlayus lyubitelem zhanra vikingov no deistvitelno priyatnaya trilogia navernoe potomu chto radost nadezhda mechti aktualni vo vse vremena konechno i ya vigu lyapi no oni ne silno meshayut
Вернись ко мне - Литтон ДжозиSarina
16.03.2013, 11.33





Довольно затянуто и неинтересна.Все как-то примитивно,еле дочитала.Очень жаль потраченного времени.
Вернись ко мне - Литтон ДжозиГани
16.04.2013, 21.05





Можно почитать, хотя некоторые моменты раздражали.
Вернись ко мне - Литтон ДжозиКэт
26.06.2013, 15.52





Роман нормальный. Те, кто не читал первые две книги, тот ничего не сможет понять. Но мне, конечно же, понравилась первая книга. Вот там страсти так страсти))))))) А две последующие слабоваты. Особенно разочаровала вторая книга. Но последняя ниче так. На раз можно почитать.
Вернись ко мне - Литтон ДжозиLili
22.08.2013, 18.22





Неплохой роман, интересный (Лучше, чем про Хоука). Достаточно романтики, приключений, чувственности (Правда. на мой взгляд, чего-то не хватает, но прочитать, определённо, можно).
Вернись ко мне - Литтон ДжозиЛина
12.11.2013, 20.02





Вся трилогия интересна. Не могу сказать, что какой-то из трех книг лучше, все хороши. Нравятся героини с изюминкой. Рекомендую начинать с первой книги "Мечтай обо мне" читать, иначе много не понятного.
Вернись ко мне - Литтон ДжозиМария
24.01.2014, 8.24





Можно почитать 8 б
Вернись ко мне - Литтон Джозитая
28.01.2014, 17.07





Роман неплох, читается легко. Но нет чего-то захватывающего. И есть несостыковки. Кто знаком с иторией жизни викингов:они не жили в каменных замках. Никогда. Есть и другие ляпы. Гл.героиня имеет дар, рампозновать лжет человек или говорит правду. При этом в начале романа, когда гл.герой обманывает ее на счет имен лошадей, она это не замечает.
Вернись ко мне - Литтон Джозиманечка
9.03.2014, 13.26





Читайте,не ошибётесь!
Вернись ко мне - Литтон ДжозиНаталья 66
12.03.2014, 17.58





очень скучно(((
Вернись ко мне - Литтон ДжозиНаргуль
23.04.2014, 11.43





М .....да ожидала большего 3/10
Вернись ко мне - Литтон Джозимери
27.10.2014, 7.52





Не впечатлил ...как-то всё предсказуемо ...
Вернись ко мне - Литтон ДжозиВикушка
5.11.2014, 22.26





Все три книги хороши, но эта действительно слабовата. Из троицы глав. героев Дракон мне нравился больше всех. А досталась ему какая то крайне недалекая забитая девица=( Это особенно обидно на фоне того, что две предыдущие глав. героини были весьма милыми барышнями.
Вернись ко мне - Литтон Джозиdeasiderea
14.11.2014, 0.14





Девочки,по поводу слов не соответствующих эпохе - притензии к переводчику,а не автору. Если вы настолько требовательны к легкому чтиву с его вольными переводами,обратитесь к классике и удовлетворите свой литературный вкус.Бестселлер он и в африке бестселлер. Литтон Джози приятный автор,но все романы не могут быть на одном уровне.Мы их читаем,ожидаем чего-то еще большего чем в понравившейся предыдущей книге,слегка розачаровываемся,но идем дальше.Спасибо автору за приятный отдых и не менее приятное временное отключение от нашей реальности.
Вернись ко мне - Литтон Джозивасилиса
12.06.2015, 16.33





первая книга очень хорошая,вторая нудятина полная,третья тоже так себе все в куче!
Вернись ко мне - Литтон ДжозиЯ.
4.12.2015, 8.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100