Читать онлайн Верь в меня, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Верь в меня - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 120)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Верь в меня - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Верь в меня - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Верь в меня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Вот она, эта девушка, — входит в зал вместе со своими странными спутниками. Она казалась неспокойной, хотя Хоук не мог понять, с чего бы это. Он разглядывал ее поверх края своей чаши для питья, вполуха слушая сверх старательного Эдварда.
— Хотя дожди не были столь обильными, как нам бы того хотелось, милорд, хлеба хороши благодаря оросительным каналам, которые вы велели прорыть три года назад. Урожай несколько меньше, чем в прошлом году, когда выпадало больше дождей, но наши хранилища будут полны зерна.
— Полны… — пробормотал Хоук, все еще наблюдая за девушкой.
Она держалась скованно и бросала тревожные взгляды по сторонам. Лорд обратил внимание на се стройное тело.
Без сомнения, девушка была приучена к физическому труду. Однако ее кожа, гладкая и не сильно загорелая, говорила об обратном. Мысли Хоука начинали путаться.
— Соли у нас в достатке, но можно запастись ею в еще большем количестве, если удастся купить по сходной цене. Как вы знаете, на побережье положение тревожное, дороги могут перекрыть, и тогда подвоз…
…Пожалуй, ее угольно-черные волосы без блеска — это единственная непривлекательная черта.
Хоук дернул рукой, выплеснув пиво через край чаши на стол. О чем он думает? Какое ему дело до того, привлекательна или нет служанка его будущей жены? Он не должен даже замечать ее. Только мужчина, рожденный для безрассудств, мог бы совершить столь глупую ошибку, а он, Хоук, от этого далек. Он вступает в брак ради мира и намерен установить его и в своем доме.
Служанка его жены! Помилуй Боже, он, должно быть, крайне нуждается в женщине, если его так влекут к себе зеленые глаза с их по-детски непосредственным выражением. Такого с ним не бывало с тех пор, как однажды при дворе короля Альфреда он увлекся миловидной вдовой, которая прекрасно понимала, что от него не следует ждать большего, чем несколько страстных ночей… Тогда он был молодым мужчиной и сознательно уклонился от монашеской жизни, поняв, что не выдержит обет безбрачия.
Скоро приедет его невеста, говоря о которой зять Хоука клялся — самым настоящим образом клялся! — что «ее нельзя назвать непривлекательной». Попробуй сообрази, что это, черт побери, должно значить. Будь проклят Вулф за то, что отказался сообщить больше! Хоук исполнит свой супружеский долг, но если жена окажется холодной, он возьмет себе любовницу. Однако не служанку жены! Одна мысль об этом устрашала лорда…
— …С углем могут быть затруднения. Если вы хотите, чтобы кузнецы производили больше изделий, его следует запасти больше. Поскольку запасы железа у нас немалые, мы должны обсудить… Милорд? — Сообразив, что хозяин его не слушает, Эдвард замолчал.
Прошло несколько секунд, прежде чем Хоук обратил взгляд на управляющего. Потом махнул рукой и заговорил, стараясь поправить неловкое положение:
— Довольно, Эдвард. Я преклоняюсь перед твоей деловитостью, но сейчас время для отдыха. Ешь свой ужин, и поговорим о чем-нибудь другом.
Приближенные лорда, пользующиеся привилегией сидеть с ним за одним столом, громко расхохотались. Они с уважением относились к управляющему, который был человеком справедливым и к тому же влиятельным, но удержаться не могли: уж очень он был забавен в своем смущении.
Что касается самого Эдварда, то и его удивление разрешилось улыбкой. Засунув грифельную доску с расчетами куда-то в складки одежды, он занял свое место. Хорошенькая служанка, та самая, которая в последнее время неизменно оказывалась поблизости и старалась услужить управляющему, подала кружку эля и просияла улыбкой, на которую молодой человек не преминул ответить тем же. Это вызвало новый взрыв смеха за столом. Хоук был обрадован возможностью хоть ненадолго отвлечься от своих мрачных мыслей о предстоящей женитьбе.
Криста, искоса наблюдавшая за Хоуком, отметила про себя, что у тех, кто сидит за столом на особом возвышении, очень веселое настроение. Громкий смех мужчин не смолкал ни на минуту. Развеселившись, се будущий муж казался молодым и более доступным. На мгновение Кристе пришло в голову, не послушать ли совета Торголда и Рейвен — взять да и подойти к Хоуку и открыть ему, кто она на самом деле. Мысль была тем более привлекательной, что сопровождалась внезапной вспышкой желания. Она даже представила себя в объятиях Хоука. Однако тотчас отказалась от опасного намерения. Даже если лорд простил бы ее и посмеялся над фокусом, как смеется сейчас над попавшим в неловкое положение одним из своих людей, она не приблизилась бы к своей главной цели — избежать судьбы, постигшей ее мать. Нет, она должна — должна! — быть любима своим гордым саксонским лордом. Ничто, даже самые сильные желания не собьют ее с избранного пути.
Чтобы чем-то отвлечься, Криста принялась разглядывать зал. Большое помещение с бревенчатыми стенами было похоже на то, в котором обитала женская прислуга, но гораздо более просторное и явно предназначенное для мужчин. На стенах висели знамена, щиты, оружие, сверкающее в свете пламени очага и факелов. Массивный хозяйский стол из полированного дуба уставлен большими плоскими блюдами из кованой бронзы. Хоук сидел в великолепно отделанном кресле с высокой спинкой. Его военачальники, управляющий и еще несколько мужчин, пользующихся привилегией находиться за одним столом с господином, сидели на табуретках, обитых темной кожей. Все здесь являло картину богатства и власти, не оставляя сомнения, что лорд Хоук относится к числу тех, с кем приходится считаться.
Не были забыты и все остальные люди. Для них в зале были расставлены простые столы на козлах и скамьи. Ели они из оловянных и глиняных блюд, пили из резных роговых сосудов. Еду, весьма обильную, разносили слуги, за которыми бдительным оком следила леди Дора. Только она да священник, занимавший место рядом с ней, не принимали участия в общем веселье.
Острый локоть Рейвен отвлек Кристу от размышлений. Девушка даже подскочила от неожиданности.
— Он снова смотрит на вас, — сообщила женщина и, опустив пониже свой длинный нос, бросила косой взгляд в сторону Хоука. — Он просто изумлен, да оно и понятно. Чего вы так на него уставились?
Криста бросила быстрый взгляд на лорда и убедилась, что он и в самом деле пристально смотрит на нее. В это мгновение ей хотелось провалиться сквозь землю. Но тут мужчина, сидевший рядом с Хоуком, отвлек его внимание, и Криста вздохнула с облегчением. Торголд тем временем завладел блюдом с сельдью и принялся за еду. Столь же быстро, не обращая внимания на осуждающие взгляды соседей по столу, он прихватил из корзинки хлеба. Рейвен взяла себе несколько маленьких рыбешек и, морщась, поглощала одну за другой, кладя их целиком в рот. Она проводила сердитым взглядом блюдо куропаток, которое понесли на высокий стол.
— Этим достается что повкуснее.
— Повар-то не слишком изобретательный, — хихикнул Торголд.
Маленькие глазки Рейвен так и вспыхнули.
— Под стать всем этим глупым саксонским дикарям.
— Тише! — остановила слуг Криста.
Они разговаривали по-норвежски, но как знать, может, кто и поймет их речь.
Ей было достаточно одного взгляда, чтобы убедиться, что своим процветанием Хоукфорт прежде всего обязан торговле, которая существует благодаря силе хозяина замка, способного защитить и прекрасную гавань, и корабли — как приплывающие, так и уплывающие в море. Норвежцы тоже умели торговать, и у Торголда были свои способы получать кое-какие предметы роскоши из дальних стран. Может, для этой цели и требовалось устраивать где-нибудь под мостом засаду, дабы получить дань с неосторожного путешественника, но Криста особо не вдавалась в расспросы. Она узнавала чудесный бархат из Византии, запах пряностей из легендарных стран восходящего солнца, драгоценные камни из великой пустыни, расположенной у южного берега Средиземного моря, и многое другое. Торговля приносила с собой утонченность, а это значит, что было бы серьезной ошибкой недооценивать саксонцев, невзирая на их развеселый нрав.
Особенно развеселый в те минуты, когда они поглощали пищу. Сообразив, что может показаться странным, если она не займется тем же самым, Криста осмотрелась в поисках еды. Заметив на столе чаши, полные свежей летней зелени, а рядом круглые дощечки с нарезанным сыром, она очень обрадовалась. Добавить к этому ломтик хлеба и кусочек вкусной селедки — и ей вполне хватит. За высоким столом принялись за олений окорок. Тушеную оленину начали подавать и всем остальным. Криста как раз занялась сыром, и миску с дымящимся мясом, приправленным травами, пронесли мимо нее.
Она ест немного, отметил про себя Хоук. Быть может, из-за хрупкого сложения девушку не нагружают особо тяжелой работой. Возможно, будущая жена — хорошая хозяйка. Быть может, неведомая Криста из Уэстфолда — добрая, ласковая женщина, которая прольет бальзам на его душу. Особенно если он не станет пялить глаза на ее служанку. Господь милосердный, да что же это с ним такое?
Хоук крепко стукнул донышком кружки о стол, но звук удара затерялся в говоре голосов и смехе. Этому он был от души рад. Не годится, вовсе не годится, если кто-то из людей заметит его одержимость… или его чувствительность. И то и другое — проявления слабости, и, стало быть, от них следует избавиться. Хоук испытал облегчение, когда вперед выступил менестрель и остановился у большого очага. Менестрель раскинул в стороны руки, и его глубокий, сильный голос разнесся под сводами зала. Юный ученик отмечал каждое слово учителя ударом в маленький барабан.
Внемлите!
Я спою о великих героях и благородных деяниях,
Подвигах бесстрашия, поразивших наших врагов,
В смятении бежавших от нас.
О нас, победивших по милости Бога,
О данных нам Богом великих вождях,
О короле над королями Альфреде,
О его мощной правой руке великом Хоуке,
Чьи быстрые крылья и крепкие когти
Держали нас в безопасности.
Великие герои и благородные деяния!
Бегут враги.
Наши владения остались нашими
Навсегда.
Исполнение песни о славных деяниях прошлого сопровождалось возгласами одобрения, но когда певец умолк, наступила полная тишина. Криста приготовилась слушать: она знала, как много можно почерпнуть из песнопений норвежских скальдов, и понимала, что менестрель принадлежит к тому же братству.
Он не разочаровал слушателей, запев красноречиво и страстно о событиях прошлого. Он пел о бегстве Альфреда в топи Этелни, где он скрылся от нашествия датчан; о том, как король вернулся в Сомерсет и собрал своих людей, а потом двинул армию на врагов и одержал славную победу над датчанами при Эдингтоне. В зале все как один затаили дыхание и не двигались. Давно и хорошо известная повесть излагалась с такой силой, что казалось, события прошлого вновь происходят здесь и сейчас. Когда менестрель запел об умении Альфреда создавать и поддерживать мир, люди начали, улыбаясь, переглядываться. Но вот певец перешел к восхвалению хозяина Хоукфорта, и улыбки стали шире, руки потянулись к чашам, а взоры устремились на лорда, который не счел возможным слушать перечень своих заслуг сидя. Менестрель выводил:
Тут люди в голос зарыдали,
Оплакивая утрату леди Кимбры,
Хитростью увезенной ночью,
Ночью Волка,
Явившегося из северных лесов.
На север умчал он ее в свою крепость,
Твердыню Скирингешил у моря.
Туда вслед за Волком понесся Сокол
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
,
Верный чести и полный смелости,
И освободил он прекрасную Кимбру,
Вернул ее нам невредимой.
Но снова приходит к нам Волк по ледяным дорогам
И просит девушку себе в жены,
Предлагает Соколу свою сестру,
Дабы умиротворить ярость воителя.
Тогда заключили оба лорда мир,
Мир заключили в Хоукфорте, прямо здесь,
Во имя союза между семьями,
Во имя детей рожденных и будущих,
Во имя единения наших народов
Навсегда!
Не успело отзвучать последнее слово песнопения, как в зале поднялся невероятный шум. Люди выкрикивали приветствия, в знак одобрения стучали роговыми чашами по столу. Это буйство вызвало пренебрежительную усмешку у Рейвен. Торголд же что-то бурчал себе под нос. Но Кристу увлекло происходящее. Она слышала отрывки из рассказа о событиях, год назад развернувшихся в богатом порту Скирингешил, обиталище Норвежского Волка, о прекрасной женщине, похищенной хитростью, о браке, начавшемся с принуждения и перешедшем в истинную любовь, об армии викингов, приплывших требовать возвращения украденной невесты, и о предотвращенной силой разума и милосердия войне. У Кристы был ко всему этому особый интерес, потому что ее собственный брак будет заключен во имя укрепления союза между Вулфом и Хоуком. Против этого у нее не было возражений. Если ее жизнь станет орудием мира, тем лучше. Но она должна быть любимой, иначе холодные, темные воды, поглотившие ее мать, поглотят и ее.
Впрочем, этим мрачным мыслям не место во время общего веселья. Криста прогнала их от себя и вскоре ускользнула из-за стола вместе с Торголдом и Рейвен, чтобы узнать, какой отдых ждет се в этом новом месте, которое теперь надо считать своим домом… навсегда.
От тяжелого сна Кристу пробудила ожесточенная возня воробьев, которую они затеяли под крышей. Было раннее утро. На небе еще не погасли звезды. Лежа в сером полумраке, девушка не сразу сообразила, где находится. Пахло деревом и смолой — так же, как дома. И птицы точно так же ворковали в своих гнездах среди ветвей плюща. Но воздух был теплее, мягче и только слегка отдавал солью. Нежен был и говор волн, омывающих берег, менее суровый, чем в Норвегии.
Память вернулась… Криста встала и посмотрела на Рейвен, которая все еще спала, уткнувшись подбородком в грудь. Осторожно оделась, накинув простое шерстяное платье, окрашенное в синий цвет смесью из корня одуванчика, василька и можжевельника. Подпоясалась простым кожаным ремнем с прикрепленными на нем обычными для прислуги рабочими принадлежностями: ножом, наперстком, маленьким войлочным футлярчиком с иголками, ножницами и ключами от сундучков, которые Криста привезла с собой. Волосы она повязала тонким белым платком, один конец которого свисал на плечо. Приготовившись встретить новый день, она на цыпочках прошла мимо спящих и вышла во двор.
Первое, что ее удивило, — это бодрствующие воины. Находясь в полной боевой готовности, они обходили сторожевые посты. В такой час?
Криста быстро огляделась и заметила, что повсюду, в том числе и в кухнях, горит огонь. Множество слуг уже было занято делом, несмотря на ранний час. Ворота оставались запертыми, исключение представляла только одна небольшая дверь, через которую могли войти или выйти те, кто поднялся на заре. Стараясь держаться в тени, Криста пробралась к этой двери. Она подождала, пока во двор войдет стайка прачек, и выскользнула наружу, смущенная приветствиями женщин, их шутками и смехом. Спускаясь по склону холма, она чувствовала на себе чей-то взгляд. Неужели кто-то наблюдал за ней из крепости?
Ускорив шаг, Криста вошла в лес у подножия холма. Миновав первый ряд деревьев, остановилась перевести дух. Неподалеку журчал крохотный ручеек. Криста пошла по течению и скоро оказалась на берегу большого потока, струящегося по замшелым камням. В воде сверкала серебром рыба, на стволах поваленных деревьев дремали черепахи. Поток заканчивался водопадом, который, разливаясь по большим валунам, падал в спокойную заводь, откуда вода почти незаметно струилась к морю. Здесь под ногами был уже не чернозем, а влажный песок. Дубы уступили место соснам. К запаху душистых трав примешался привкус соли. Из прохладного леса Криста неожиданно для себя вышла на открытый песчаный берег.
Повинуясь внезапному порыву, Криста раскинула руки, словно хотела обнять все, что видела перед собой. Ноги легко пританцовывали на песке. Она со смехом увернулась от набежавшей на берег и тотчас отступившей пенистой волны. Начинался рассвет, и солнце залило берег золотым светом. Оно осветило и девушку, увлеченную своей игрой. Ее стройное тело двигалось так легко, что, казалось, не было связано с землей. Со скалы, нависающей над берегом, Хоук наблюдал за незнакомкой как завороженный. Ему казалось — еще немного, и она растворится в морской дымке. Ветер слегка изменил направление, и до Хоука донесся всплеск ее смеха, нежного, как звон хрусталя. Он внезапно осознал, что улыбается.
Поведение девушки забавляло, вот и все. Что-то необычное было в странном сочетании ее почти детской неловкости с невинной грацией, и это поражало Хоука до самых глубин его существа. Он не испытывал желания, ему просто было весело. Нельзя сказать, что она некрасива, наоборот, она хороша собой, но лорд видал и более красивых женщин. Он брал их или оставлял без особых хлопот, В конце концов, мужчина должен руководствоваться более высокими соображениями. Только глупцы следуют велениям своей плоти.
Когда из-под ног Хоука осыпалась галька, он сообразил, что, сам того не замечая, спускается вниз по склону на песчаный берег. Он не собирался делать этого, ну и что? Можно же ему прогуляться перед тем, как погрузиться в ежедневную суету. Кто посмеет сказать, что лорду нельзя побродить по собственному берегу? Не он здесь чужой, а эта девушка. И она, и двое других явились в Хоукфорт без приглашения, без своей медлительной госпожи, его нареченной, и теперь им только и дела, что развлекаться. Хоук поначалу удивлялся, почему это Дора не нашла для них никакой работы, но потом решил, что сестре нет резона использовать чужих слуг, пока не определились ее отношения с их хозяйкой. Дора, похоже, опасается, что леди Криста вытеснит ее с насиженного места. С этим придется разбираться ему самому, разбираться решительно и твердо, но не сейчас, когда леди еще не приехала и он понятия не имеет, насколько она властолюбива и напориста. В той мере, в какой он мог судить — или, скорее сказать, не мог, поскольку невеста не удостоила его своим появлением, — она либо чересчур смела, если так откладывает свой приезд, либо в равной мере боязлива и скромна. В любом случае хлопот с ней явно не оберешься.
Такие вот дела! Право, у него есть все основания позволить себе приятную прогулку по берегу.
Криста наклонилась, чтобы получше разглядеть камешек, что блестел в крохотных водоворотах заводи у самой скалы, как вдруг на нее упала чья-то тень. Она подняла голову и широко раскрыла глаза при виде темного силуэта на фоне восходящего солнца. Хоук? Она узнала его мгновенно, хоть и не могла различить черты лица. Он был очень рослым человеком, Криста едва доставала головой до его груди, а она была высокой по сравнению со многими саксонскими женщинами. Широченные плечи лорда, казалось, полностью скрыли от Кристы солнце. Никакой мягкости в огромной фигуре, в се стати, в излучаемой невероятной силе. Только кудрявые волосы слегка шевелились от ветра. Криста заставила себя сосредоточиться на этих кудрях — там, где они ниспадали на шею. Они и вправду выглядели мягкими и шелковистыми, как у ребенка. При этой мысли Криста улыбнулась.
— Доброе утро, женщина, — произнес Хоук глубоким голосом, точно шум подземных вод.
Он протянул руку, Криста не раздумывая вложила в нее свою и встала. Его ладонь была большой, твердой и мозолистой. Кожа очень теплая. Криста высвободила руку и прищурилась от солнца.
— Доброе утро, милорд, — ответила она достаточно внятно, хотя собственный голос показался ей слабым, словно звук тростниковой дудочки во время сильного ветра.
— Где же твоя госпожа?
Вопрос прозвучал отрывисто, а тон был таким, что Криста вся сжалась. Она невольно запрокинула голову и посмотрела Хоуку прямо в глаза.
— Моя госпожа?..
— Леди Криста. Разве ты забыла, кому служишь?
Неужели он всегда такой высокомерный? Такой грубый? Этот человек, любовь которого она должна завоевать? Криста стиснула губы.
— Я хорошо это помню, милорд. Леди Криста едет сюда.
Хоук провел рукой по своим шелковым кудрям и нахмурился. В нетерпении он повернулся, вроде бы собираясь уходить, но передумал, видимо, не вполне уверенный в том, чего хочет.
— Я знаю это, женщина. Только удивляюсь, почему ее до сих пор нет.
Криста не предвидела, что он станет задавать вопросы. Более того, она никак не ожидала, что ей вообще доведется говорить с ним — ведь она всего-навсего служанка. Ей положено смотреть на него издалека, не более того.
Но сейчас расстояние между ними было очень маленьким, и Криста отнюдь не чувствовала себя в безопасности.
— Я не могу говорить от имени своей госпожи, милорд.
Криста даже слегка вздрогнула от страха, когда Хоук нахмурил брови. Склонен ли он к насилию? Да, разумеется, он должен приходить в ярость во время битвы, но может ли он обидеть того, кто слабее? В состоянии ли он ударить служанку, неспособную сообщить те сведения, какие он хочет получить? Станет ли он бить жену, если она его разгневает? Хоук вздохнул и покачал головой:
— Нет, конечно, ты не можешь этого делать. Наверное, мне не следовало спрашивать.
Так вот он какой? Готовый простить? Криста ощутила вспышку надежды. Сама не зная с какой целью, возможно, желая сделать Хоуку приятное, она сказала:
— Но она непременно приедет, милорд, и очень охотно.
— Охотно? Это правда?
Он выглядел удивленным, почти по-мальчишески, а что еще светилось в его синих, как небо, глазах? Надежда? Криста ощутила некий толчок. Она хотела верить в эту надежду и лелеять се.
— Леди Криста очень хочет выйти замуж за вас, в этом нет сомнения. Она хочет мира между норвежцами и саксонцами и верит, что брак — наилучшая возможность для осуществления ее желания.
— Значит, ты пользуешься ее доверием? Она делится с тобой своими мыслями?
Криста помолчала. Многое ли можно сказать? Как далеко зайти в своей откровенности?
— Я всего лишь служанка, милорд, но уверена, что знаю мысли моей госпожи на этот счет, потому что она не делает из них тайны.
Он посмотрел на море, потом снова обратил взгляд на девушку.
— И у нее нет никаких сомнений… никаких колебаний?
— Ах, ну само собой, замужество несет с собой много перемен, не правда ли? Особенно брак в далекой стране и с совершенно незнакомым человеком. Но моя госпожа твердо намерена сделать все от нее зависящее, чтобы между вами было понимание.
— Ее приезд был бы первым шагом к этому.
Голос лорда звучал скорее неспокойно, чем сердито. Быть может, даже озадаченно.
— О, но ведь она непременно приедет. И я уверена, что очень скоро. Это… как бы сказать… Она все время жила среди одних и тех же людей, ей нелегко расстаться с ними. Она чувствует себя обязанной устроить все так, чтобы о них заботились.
— Да уж, в особенности от се сводного брата… как его там… кажется, Свена… следует ожидать доброй заботы о людях.
Криста снова помолчала, лихорадочно думая, что сказала бы о Свене служанка. Она виделась со своим сводным братом всего трижды в жизни: в первый раз после смерти отца, во второй — когда ее вызвали, чтобы представить Вулфу Хаконсону, и в третий — когда Свен сообщил, что ее выдают замуж за хозяина Хоукфорта. Несмотря на столь беглое знакомство, Криста успела проникнуться к Свену неприязнью. Не человек, а сплошные пустые, ничего не значащие улыбки и еще более пустые обещания.
— Даже если это так, господин, я верю, что леди Криста чувствует личную ответственность за своих людей.
То была чистая правда, потому что Криста не успокоилась до тех пор, пока несколько дюжин семейств, обитавших в ее имении, не были как следует устроены у своих родственников в отдаленных деревнях.
— Это… хорошо.
Криста хотела улыбнуться, но Хоук неожиданно добавил:
— Если, конечно, не суетность…
— Суетность? — изумилась девушка. — Разве заботиться о людях значит быть суетной?
Хоук передернул плечами.
— Иногда трудно сказать, где кончается забота и начинается надзор.
— Уверяю вас, что леди понимает разницу между тем и другим.
Лорд кивнул с таким видом, словно принимал се слова к сведению, но не считал себя обязанным верить им.
— Ты предана ей, как и следовало ожидать.
— Я не просто предана, милорд. Я знаю леди Кристу и могу вас заверить, что никакой надзор ее не занимает.
Хоук смерил ее взглядом, от которого Криста задрожала всем телом.
— Она не слишком придирчивая?
На этот раз Криста крепко сжала губы и перевела дыхание, прежде чем заговорить:
— Смею ли я спросить, милорд, почему вы интересуетесь такими вещами?
— Большинство людей нуждаются в том, чтобы их жизнь направляли. В то же время многим не по душе, когда им постоянно указывают, что делать, когда и как. Ну и так далее. Она не такая?
Терпение, подсказал Кристе разум. Надежда, шепнуло сердце.
— Нет, милорд, она не такая.
Хоук нагнулся, поднял блестящий камешек, которым Криста любовалась несколько минут назад, и, размахнувшись, пустил его по воде так, что тот подпрыгнул пять раз, пока не скрылся из виду.
— Какая же она?
Жест мальчугана и вопрос мужчины.
— Она… заботится о своих людях, как я уже сказала. Хочет мира между норвежцами и саксонцами. Она будет скучать по родному дому, но постарается найти новый здесь.
Она рассуждает разумно, подумал Хоук. Вот и еще одна женщина, которая станет скучать по родному дому. Он внимательно посмотрел на девушку, общества которой не намеревался искать, имени которой намеренно не спрашивал. Девушку с зелеными глазами и веснушками на переносице. Она по-своему красива, не той ошеломительной красотой, какой обладала его сестра Кимбра, чье присутствие приводило мужчин в оцепенение, но все равно хороша. Особенно когда улыбается… или задумывается… или просто смотрит на него так, как сейчас.
Хоук взглянул на собственную руку, которая потянулась к щеке девушки, и не мог понять, как это у него вышло.
Криста сглотнула и попятилась.
— Милорд…
— Ка-а-аррр!
Черные крылья прошелестели над ними. Хоук поднял голову и проследил полет ворона. Обернулся и увидел целую стаю птиц, усаживавшихся на прибрежное дерево. Черные тени среди зеленых ветвей.
— Ка-а-аррр!
Неужели в Хоукфортс всегда было так много этих птиц? Он не помнил, да и никогда о них не думал. Птицы прилетали и улетали.
Зеленоглазая девушка отнеслась к этому иначе. Сначала выглядела удивленной, потом рассерженной. Может, она не любит воронов?
— Мне надо идти, господин…
Это было сказано уже на ходу, потому что она успела пройти половину расстояния до деревьев. Хоук едва не двинулся с места, чтобы остановить ее, но удержался. Служанка его невесты? Глупость невообразимая!
Он еще немного побыл на берегу, пока нетерпеливое чувство долга не отправило его туда, куда он намеревался идти. Ворота Хоукфорта были открытыми. За пределами этих ворот раскинулся городок, а за ним — другие стены и другие ворота, хорошо охраняемые людьми Хоука. Городок, со всех сторон обнесенный стенами, был богатый и процветающий. Скоро, быть может, уже на будущий год, Хоуку предстоит начать строительство нового кольца стен, чтобы расширить пределы своих владений. Множество купцов приезжают сюда в поисках защиты, они богатеют под прикрытием его меча. Жили здесь и ученые, потому что Альфред ввел это в обыкновение, а Хоук с радостью ему последовал. Приезжали люди, на удивление хорошо разбирающиеся в книгах. Они рассказывали о делах давно минувших так, словно события происходили вчера. Хоук мог похвалиться лучшими кузнецами во всем Эссексе, если не за его границами. То же можно сказать о кожевниках, плотниках и прочих ремесленниках. Были и монахи, которые разрисовывали манускрипты в основанном Хоуком аббатстве, аптекари, способные лечить болезни людей, а еще люди, умеющие творить чудеса, дотоле в этих краях невиданные. Именно они подали мысль провести каналы, благодаря которым хлеба зеленели даже в засушливые годы.
Город являл собой нечто шумное и беспорядочное, но Хоук гордился им так сильно, как и не ожидал в своей жизни, казалось бы, предназначенной на заклание только крови и поту — не более. Благодаря заслугам Альфреда появилась надежда на лучшее, и Хоук был твердо намерен защищать это лучшее по всему побережью. Он двигался сквозь толпу людей спокойно и беспрепятственно. Он был одет в довольно поношенный простой плащ из коричневой шерсти без всяких узоров. Только меч сбоку на поясе намекал на его высокое положение, — меч и почтение, оказываемое лорду людьми. Перед ним снимали шляпы, ему приветливо улыбались, а какая-то старушка сунула в руку теплую булочку с изюмом. Хоук этому обрадовался, так как вышел из дома, не нарушив свой ночной пост. Он шел и жевал булочку.
Медленно двигаясь между рядов лавок и прилавков, он порой останавливался перемолвиться словом то с купцом, то с крестьянином. Было время, когда Хоук знал по именам всех обитателей Хоукфорта. Но город сильно вырос — теперь каждого не запомнишь.
Мужчина по имени Тоби, обняв за плечи своего рослого и крепкого сына, объявил, что юноша нынче начинает свое обучение ремеслу колесника. Лорд взъерошил парню волосы и выразил свои поздравления, чему шумно обрадовались не только отец с сыном, но и сторонние наблюдатели.
Хоук миновал таверну, давно облюбованную капитанами кораблей и матросами. Столы на козлах были уже выставлены наружу, и несколько завсегдатаев наслаждались утренней выпивкой. Хоук получил приглашение присоединиться, но добродушно отклонил его. Он поднимался по склону холма к крепости, когда уловил краем глаза какое-то движение. Невольно схватившись за рукоять меча, лорд остановился.
Торголд фыркнул. Выбрался из укромного местечка под каменной аркой, перекрывавшей часть прохода и улыбнулся:
— Не беспокойтесь, господин, это всего лишь старый Торголд. Доброе утро вам.
— И тебе тоже, — отозвался Хоук; он чувствовал себя глупо из-за того, что поспешил схватиться за меч, но это было вовсе не так глупо, как давешнее желание дотронуться до зеленоглазой девушки. Это ощущение вынудило его говорить строже, нежели он сделал бы при иных обстоятельствах. — Что ты тут делаешь?
— Даю отдых своим косточкам, милорд. Мы проделали долгий путь.
— Должно быть, это и задерживает вашу госпожу, — ответил все еще раздраженный Хоук.
Странный парень — бородатый и сутулый, широкогрудый и кривоногий.
— Вы нетерпеливы? Так и должно быть. Она чудесная девочка.
— Девочка? Ты с ней в панибратских отношениях?
— Можно и так сказать. Знаю ее с того самого дня, как она родилась.
Сегодня он просто обречен делать глупости. Можно добавить и еще одну.
— Расскажи мне о ней. Торголд осклабился.
— Вам так хочется про нес узнать?
— Нет, просто любопытно.
Торголд выпятил губы и глубокомысленно кивнул:
— Ах, любопытно, тогда все понятно. Из любопытства некоторые мужчины готовы объехать весь свет. А может, они хотели удрать от своих женщин? Они, то есть женщины, могут быть очень беспокойными, как ни печально. Бывает, начнут болтать об одном и том же, хоть беги. А голоса при этом… не хочу сказать — как у ворон, чтобы себе не нажить неприятностей. Но они готовы твердить свое до хрипоты, если вобьют что-нибудь себе в голову. Понимаете, о чем я?
Хоук вспомнил о Доре и ответил со вздохом:
— Полагаю, что да.
— Но есть среди них и другие. Ласковые, как весенний дождь, сильные, как вода, бегущая по камням. Такая вода, бывает, уносит камень, да-да, уносит, но как бы с нежностью. Камень и не замечает, что с ним случилось. Не думает об этом.
— Я не камень, — проговорил Хоук. Он взглянул вверх, на небо, такое синее, что глазам было больно; опустив глаза, огляделся: на деревьях поодаль от стены сидели вороны, много воронов. — Я мужчина.
Торголд снова усмехнулся. Ответ ему, видимо, понравился. Он подобрел.
— Ленточки для волос — вот что она любит.
— Что?
— Ленточки для ее волос. Она их очень любит. Какого угодно цвета, это ей все равно. С детских лет любила ленточки для волос. — Торголд повернулся лицом к Хоуку, который продолжал смотреть па собеседника с удивлением. — Она держит их в маленькой шкатулке, свернутыми, как цветы.
— Ты считаешь, мне стоит купить ленточек для волос?
— Не повредит.
— А как насчет драгоценных камней, мехов, шелков?
— Ленточки для волос.
— Хорошая лошадь, роскошные занавеси в ее комнату, редкие благовония?
— Ленточки для волос.
— Зеркало из далекой Аравии, шкатулки кедрового дерева, полные пряностей, арфа со струнами из волос единорога?
— Ленточки для волос. И на вашем месте я бы забыл и думать о единороге. Его нельзя поймать.
Хоук хотел удержаться от улыбки, но не смог.
— Ты хочешь сказать, что, когда я совсем состарюсь, я все равно стану покупать ленточки для волос?
— Станете, если будете удачливы, милорд. Вы удачливы? Ведь не пустой дар фортуны сидит на таких широких плечах?
— Будь я проклят, если мне это известно. В самом деле, как знать? У него в жизни были и удачи, и беды. Эссекс его детства был куда более опасным и неспокойным местом, чем теперь. Ни один разумный человек не ждет от жизни сплошных удач. Его мать умерла слишком рано, оставив о себе нежные воспоминания, почти неуловимые, порой вызывающие тоску. Тоску эту восполняли странные вещи: обрывок песни, веяние аромата, звук голоса, почти, но не до конца знакомого. Он привык к этому. И по контрасту едва мог вспомнить себялюбивую, бездумную девушку, которая погибла по собственной вине из-за глупого несчастного случая вскоре после их вступления в брак. Погибла сама и унесла с собой их не рожденного ребенка. Хоук примирился с условиями существования в этом мире и был этому рад, но время от времени спрашивал себя: можно ли еще на что-то надеяться, на что-то не открытое и не испытанное?
Прозвучал сигнальный рог, предупреждая, что к замку приближаются всадники. Хозяин Хоукфорта поспешил подняться на арку и посмотрел за пределы города. Он углядел флаг королевской конюшни, трепещущий над группой примерно из двенадцати всадников.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Верь в меня - Литтон Джози



Интересная книга, советую
Верь в меня - Литтон ДжозиТатьяна
24.12.2011, 18.57





Это вторая книга . Первая - "Мечтай обо мне ". Книга интересная , советую прочитать.
Верь в меня - Литтон ДжозиМарина
19.01.2012, 17.41





очень понравилась книга, легко читается, интересные герои
Верь в меня - Литтон ДжозиЯна
5.02.2012, 1.44





Третья книга - Вернись ко мне, читайте!
Верь в меня - Литтон ДжозиKotyana
10.07.2012, 7.26





Мне показалось скучновато. Начало было интересное и я ожидала большего.
Верь в меня - Литтон ДжозиКэт
25.06.2013, 23.11





Книга отличная!Очень понравилась!Советую))))
Верь в меня - Литтон Джозилюбитель
22.07.2013, 17.31





а я разочарована. на сколько мне понравилась первая книга! и от этой я ожидала подобный эффект, но, к моему разочарованию, книга оказалась очень скучной(((( еще в начале более или менее, но потом... это непонятное переплетение со сказкой просто не к чему! в общем книга не порадовала
Верь в меня - Литтон ДжозиLili
10.08.2013, 11.43





Очень разочарована романом. Ожидала чего - то более интересного и захватывающего. По сравнению с первой книгой "Мечтай обо мне" (от которой я просто в восторге!)- просто скука. Герои совершенно не выразительны(думала Хоук будет этакий страстный, неистовый, темпераментный, чувственный мужчина, а то просто тюфяк; главная героиня ну просто сущий ребёнок, глупышка), сюжет совершенно не примечательный, мистика не получила своего развития и не заинтриговала своей загадочностью. На мой вкус, не хватило эротики постельным сценам, а сам роман страдает отсутствием смертельных схваток, военных поединков (мужчины - воины, и время не спокойное). Жаль, что автор не прибавил толику юмора, авантюризма, романтичности. P.S. Надеюсь, про Дракона будет поинтереснее.
Верь в меня - Литтон ДжозиЛина
10.11.2013, 14.16





Скучнота! Ни о чем.
Верь в меня - Литтон ДжозиМарго
22.11.2013, 19.40





Первая,согласна,лучше,но и вторая ничего.Приступаю к третьей.
Верь в меня - Литтон ДжозиНаталья 66
12.03.2014, 11.31





Понравилось
Верь в меня - Литтон ДжозиOlga
25.05.2014, 16.54





Чудесная сказка! Книга, на мой взгляд, ничуть не хуже первой. И волшебства в ней ровно столько, сколько нужно. Ничего не понятного в сюжете я не нашла. Ставлю 10 из 10
Верь в меня - Литтон Джозиdeasiderea
13.11.2014, 21.15





не плохая книга,читайте.
Верь в меня - Литтон ДжозиВАЛЕНТИНА
3.06.2015, 21.44





Первая тревожная мысль закралась после " маму позвало море" . Что за бред? Мама и доча типа русалки? Описание первой близости... его нет( описания ) . На тот момент герои уже достаточно узнали друг о друге, даже как-то общий язык нашли. Союз скрепили. Осталось разоблачить и наказать Дору. А о чем автор ещё собралась писать более 10 глав? И вот тогда закралась вторая тревожная мысль, а не буде ли дальше скучновато? Читаю комменты, так и есть . Половина недовольных,причём тем, что скучно. Дочитывать не буду. Пойду смотреть что там о Драконе. 6/10
Верь в меня - Литтон ДжозиБусинка
9.03.2016, 1.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100