Читать онлайн Остров мечты, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Остров мечты - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Остров мечты - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Остров мечты - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Остров мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Жрицы, бодрствовавшие в храме Луны, предали огню последнее жертвоприношение ночи и уже собирались на покой, когда Алекс наконец ушел от брата.
Они с Атреусом проговорили почти всю ночь о событиях последних месяцев и о том, что предвещало им будущее. Конечно, Алексу было многое известно; пока он находился в Лондоне, курьеры из Акоры доставляли ему послания с информацией о том, что происходит в королевстве. Однако разговор с ванаксом с глазу на глаз – совсем другое дело. Братья ничего друг от друга не скрывали и обсудили все важные темы. Как и предполагал Алекс, ситуация была опасной и могла в любой момент перерасти в критическую.
Наконец Атреус отправился спать. Алекс же, внезапно представив, что Джоанна спит сейчас в его постели, предпочел спуститься на раскинувшийся за дворцом пляж. Там он прогуливался по мокрому песку, не обращая внимания на стражников, не сводивших с него глаз; там он, наконец, обрел ощущение одиночества.
Впрочем, подумать о делах Алекс так и не смог – слишком часто он вспоминал о женщине, спавшей на его широкой кровати с шелковым бельем.
Но ведь это сущее безумие! У него столько серьезных дел, а он думает о Джоанне! У нее же свои заботы. И ему еще предстоит этим заняться.
Джоанне не понравится то, что он ей скажет. Увы, в Акоре никто ничего не слышал о Ройсе, и это известие, конечно же, очень огорчит его сестру.
Луна уже ушла с небосвода, и остались лишь звезды, а Алекс по-прежнему расхаживал по остывшему песку.
В Англии ночи тихие. Были долгие темные часы абсолютной тишины, которую, казалось, ничто в мире не может нарушить. В те ночи тишина ужасно донимала его, и он нуждался в тепле огня и жаре женского тела.
В Акоре же ночи совсем иные. Рядом с пляжем вовсю квакали лягушки, и повсюду мелькали летучие мыши – существа, опасные только для их добычи. На ночную охоту вылетали также и совы. И время от времени со стороны моря доносился плеск – вероятно, на поверхность выплывали осьминоги.
Господи, о чем он думает?.. Ему сейчас следует отправиться в свои покои, чтобы отдохнуть и набраться сил. Надо приготовиться к решению проблем, давно уже назревших в королевстве.
Но ведь можно провести ночь на пляже… Возможно, ему даже удастся вздремнуть. Опытный воин, он привык к походной жизни, так что сумеет отдохнуть и здесь.
Трус!
Это слово, внезапно вспыхнувшее в сознании Алекса, поразило его. Он тотчас же зашагал в сторону дворца. Потом вдруг остановился и бросил последний взгляд на море – сейчас оно казалось почти черным. Значит,»скоро придет рассвет…
А Джоанна должна выспаться.
Он не разбудит ее. Не следует ее будить. Мужчина должен заботиться о женщине – это вполне естественно.
Но почему же он все время думает о ней?
Видимо, все дело в его желании обладать ею. Да, он хотел не только помочь ей, но и обладать ею, и это ставило его в чрезвычайно сложное положение.
Но ведь он – воин. А воин должен уметь контролировать себя. Должен подавлять свои желания и не должен поддаваться искушению.
Воин также должен решительно поворачиваться лицом к неизбежному.
Но она же спит!
До утра он как-нибудь дотянет, а потом заботы и всевозможные обязанности отвлекут его. Неплохо бы провести со своими воинами занятия в горах. Конечно же, это довольно утомительно – но тем лучше! И хорошо бы напомнить кое-кому в Акоре, что принц королевства, правая рука ванакса, вернулся в родные края.
Во дворце было очень тихо. Слуги отдыхали, придворные тоже еще спали. И все же Алекс предпочел пробраться в свои покои по особому коридору. Коридор этот соединял покои братьев и сестры.
Вспомнив о Кассандре, Алекс улыбнулся. Он увидит ее утром, и она, без сомнения, задаст ему тысячу вопросов и снова заговорит о том, что мечтает посетить Англию. Увы, Атреус решил, что сестре не следует покидать Акору.
Кассандра обязательно услышит про Джоанну и захочет с ней познакомиться. Что ж, возможно, это будет не так уж плохо – женщины могли бы занять друг друга. В последнее время Кассандра все чаще говорила о том, что умирает от скуки. Официальные обязанности ее не интересовали, еще меньше ее волновало возможное замужество. Алекс знал, что сестра часто ездит верхом, причем пускает коня галопом, оставляя свиту далеко позади. Должно быть, она в это время представляет, что летит по воздуху. Апекс сочувствовал Кассандре, но ничем не мог ей помочь. В конце концов, она ведь женщина…
И вот теперь его мысли занимает Джоанна. Эта женщина в Англии управляла поместьем, и она не задумываясь отправилась в рискованное путешествие, чтобы найти брата. Как только Кассандра узнает про Джоанну, она непременно захочет с ней познакомиться – ничто не остановит ее. Конечно же, не следует запрещать им видеться – это было бы слишком жестоко.
Алекс подошел ко входу в свои покои. Осторожно отодвинув штору, шагнул в комнату. «Ни в коем случае нельзя будить Джоанну», – напомнил он себе.
Приблизившись к кровати, Даркурт нахмурился.
Постель была пуста.
Проклятие, где же она?!
Алекс в задумчивости прошелся по комнате. Если только Джоанна решила взять дело в свои руки и пошла куда-нибудь…
Нет, только не это!
Несколько секунд, показавшихся Даркурту вечностью, он осматривал комнату. Увидев Джоанну, спавшую на скамье возле окна, он с облегчением вздохнул и осторожно подошел к ней.
Подумать только, в ее распоряжении огромная кровать, а она предпочла неудобную скамью. Джоанна имела полное право отдохнуть как следует, пока он занимается делом ее брата, – ведь она доверяет ему, не так ли? Но девушка спит на скамье, и, похоже, даже во сне ее преследуют тревожные мысли.
Склонившись над Джоанной, Алекс увидел следы слез на ее щеках, и почему-то это необычайно его взволновало. Взяв девушку на руки, он отнес ее в постель. Она шевельнулась, но, к счастью, не проснулась.
Немного постояв у кровати, Алекс вздохнул и, осторожно присев рядом с Джоанной, взял ее за руку.
У нее были тонкие и длинные пальцы, необыкновенно изящные… Он легонько провел большим пальцем по ее ладошке – кожа там чуть огрубела, возможно, от поводьев. А может, от лопаты или шланга? Он подозревал, что Джоанна – большая любительница садоводства.
Те англичанки, с которыми Даркурт был знаком, постоянно мазались всевозможными кремами, избегали солнца и делали все возможное, чтобы их кожа оставалось нежной и светлой. Любой намек на загар или мозоли привел бы их в ужас. К этому Алекс никак не мог привыкнуть.
Вздохнув, он прикрыл руку Джоанны одеялом. Когда же захотел убрать свою, пальцы девушки крепко вцепились в его запястье. А потом она пробормотала что-то нечленораздельное, Алексу показалось – его имя.
И вдруг, впервые с того момента, как он ступил на землю Акоры, Алекс ощутил удивительное чувство покоя. Обманчивое, конечно же, – ведь в королевстве ничего не изменилось. И все же в эти мгновения он мог не думать о грозивших ему опасностях. Ему ужасно хотелось лечь рядом с Джоанной и заснуть. Нет, он не должен спать. Ради этой женщины он будет бодрствовать остаток ночи. Бодрствовать, держа ее за руку. Как ни странно, даже этому он был рад.
Пока что.
Джоанна проснулась перед самым рассветом. Проснулась и тотчас же почувствовала: что-то случилось. А в следующее мгновение вспомнила: ей наконец-то удалось установить контакт с Ройсом.
Она заснула поздно вечером. А сейчас уже утро.
Прошло столько времени, а она так и не поговорила с Алексом, не рассказала ему о том, что ей известно, не убедила его, что надо действовать немедленно.
Да, надо действовать немедленно.
Устыдившись своей слабости, Джоанна вскочила с кровати и прошлась по комнате. И вдруг вспомнила, что засыпала в другом месте. А потом ей вспомнилось… Вспомнились сильные руки… ласковое прикосновение… близость, успокаивающая ее…
Алекс был здесь. Вероятно, он пришел ночью и уложил ее в постель. Он остался с ней? Как неприятно, что она не может вспомнить этого. И еще хуже, что она проявила постыдную слабость, заснув накануне вечером.
Тут Джоанна вдруг почувствовала, что краснеет. Почему она не просыпалась, когда Алекс приходил и уходил? На корабле он приносил ей завтрак. Здесь, в своей собственной спальне, он уложил ее в постель, а она спала при этом – почему? Почему рядом с ним она чувствует себя в полной безопасности и испытывает такие странные… ощущения?
Впрочем, это не важно. Джоанна напомнила себе, что у нее одна лишь цель – спасти Ройса. Он жив. Она чувствует его присутствие. А если приложит усилия, то непременно найдет его. Но надо действовать, нельзя сидеть во дворце!
Внезапно в комнату вошла Кассандра.
– Александрос отправился к своим воинам, – сообщила принцесса. – Он давно с ними не занимался. – Девушка явно хорошо отдохнула и выглядела посвежевшей. – Вероятно, брата не будет весь день, – продолжала Кассандра. – Знаете, я вот что подумала… Может, вы хотите прокатиться верхом? Вы ведь умеете, правда? Насколько я поняла, все англичанки пользуются женскими седлами, но ведь это так неудобно! Наверное, наездница в таком седле чувствует себя очень странно. Не могу представить, как бы я сидела на лошади боком. Наверняка упала бы. Может, вы продемонстрируете мне, как это у вас получается? Ох, ведь у нас в конюшнях нет дамских седел. А вы не можете обойтись без него? То есть… Я хочу сказать, без дамского?
– Да, могу, – кивнула Джоанна. – По крайней мере в Хоукфорте обходилась. Дамские седла действительно очень неудобные, вот только…
– Прекрасно! – воскликнула Кассандра. – Тогда я покажу вам свои любимые места – хотя бы те, которые недалеко от дворца. Александрос будет недоволен, если мы уедем далеко. Можем прихватить с собой ленч. Кажется, это называется пикник, не так ли?
У Джоанны голова пошла кругом от болтовни Кассандры.
– Да, пикник, – сказала она. – Но мне необходимо поговорить с Алексом. То есть с принцем Александросом. Мне надо срочно с ним поговорить.
Тут в комнате появилась Сида. Взглянув на Джоанну, служанка как-то странно усмехнулась, но девушка, пристально посмотрев на нее, повторила:
– Да, мне надо срочно с ним поговорить.
Сида молча пожала плечами и удалилась. Кассандра же, внимательно глядя на Джоанну, пробормотала:
– Мне кажется, я понимаю вас. Но не могли бы вы объяснить мне, что происходит? Возможно, я сумею вам помочь.
Соблазн выложить правду был очень велик, однако Джоанна сдержалась; она не была уверена, что может рассказать обо всем сестре Алекса. Юная принцесса нравилась ей, и, похоже, она заслуживала доверия. Но ведь Даркурт говорил, что следует проявлять осторожность.
Кассандра поняла, что новая подруга не решается ей открыться. Принцесса посмотрела на кровать – смятой была лишь одна сторона постели.
– Я не совсем верно оценила ситуацию, ведь так? – спросила она. – Что ж, это вполне объяснимо. Но уверяю вас, Александрос – очень умный человек. И он всегда делает то, что следует делать. – Принцесса подошла к окну. Стоя спиной к Джоанне, она проговорила: – Думаю, он сказал Атреусу правду.
Джоанна в смущении пробормотала:
– Не знаю, я спала, когда он пришел. Я старалась не уснуть, но…
Кассандра вдруг повернулась к ней лицом. И теперь это была уже не легкомысленная и восторженная девушка, а серьезная и рассудительная женщина.
– Кажется, я должна кое-что вам объяснить, – сказала принцесса. – При рождении родители назвали меня Адара, то есть Прекрасная. Наверное, именно такие имена родители дают своим детям, не так ли?
Джоанна пожала плечами.
– Так почему же теперь вас называют Кассандрой?
– Видите ли, когда я была еще совсем маленькой, стало ясно, что я обладаю… даром – кажется, именно так вы называете подобные вещи. Хотя временами я думаю о том, что это не столько дар, сколько… – Она внезапно умолкла.
Джоанна пристально посмотрела на собеседницу.
– Но ведь Кассандра – принцесса обреченной Трои. Неужели и вы можете видеть будущее? Неужели обладаете таким же даром?
Кассандра кивнула.
– Имя, которое мне дали потом, – это своего рода напоминание: вот что случается с людьми, когда они отказываются принимать такие дары и не понимают, что эти дары несут им мудрость.
– Имелось в виду, что ни один человек не поверил настоящей Кассандре, когда она сказала, что Троя падет?
– Совершенно верно.
Принцесса кивнула.
На несколько секунд воцарилась тишина. Потом Кассандра сказала:
– Я видела падение Акоры.
– Нет! – невольно выкрикнула Джоанна. Кассандра подошла к ней, взяла за руку и подвела к скамье у окна.
– Послушайте меня, – проговорила она, задыхаясь. – Ничего не написано… Ничего! Кроме того, что Создатель любит всех нас. Моим братьям известно: люди не в силах изменить будущее. Но все равно они делают все возможное, чтобы предотвратить то, что я видела.
– А вы уверены, что им это удастся? – пробормотала Джоанна; она вдруг почувствовала, что по спине пробежали мурашки.
– Я уверена лишь в одном: зная об угрозе, мы, возможно, хоть как-то сумеем изменить ход событий. Может быть, нам удастся создать что-то лучшее…
– Надеюсь, что так и будет, – проговорила Джоанна с дрожью в голосе. Слова принцессы ошеломили ее, и она в ужасе подумала: «Неужели эта прекрасная страна действительно погибнет?» Немного подумав, Джоанна спросила: – И каким же вы видели конец Акоры?
– Страна ослабеет от вмешательства извне, сдастся чужеземным завоевателям. Старая история – ведь Акора однажды уже была завоевана.
– Но тогда случилось извержение вулкана…
– Значит, Александрос уже рассказал вам об этом? Да, тогда произошло извержение. Тогда в бедах Акоры была виновата природа. На сей раз в ответе за все будет человек. – Кассандра. немного помолчала, потом вновь заговорила: – Мне трудно говорить об этом, но я видела, как на нашу землю высаживаются солдаты в красных камзолах. Они маршируют под флагом синего, белого и красного цветов, под флагом с тремя крестами.
– Флаг Великобритании с крестами святого Георгия, святого Андрея и святого Патрика, – прошептала ошеломленная Джоанна. – Так вы видели, как Британия завоевывает Акору?
– Боюсь, что так, – ответила Кассандра. – Вы не представляете, зачем им это нужно?
– Нет… – Джоанна показала головой. – Нет, не представляю. Но мне известно, что в Англии неспокойно. Король безумен, а его сын, наш регент, – правитель, мягко говоря, не из лучших. Мы почти двадцать лет воевали с Францией. Наполеон всех держит в страхе, хотя мало кто готов в этом признаться. Так что вполне естественно, что многие у нас не отказались бы от похода – чтобы восстановить свою воинскую славу. Может, поэтому Ройс и отправился… – Джоанна осеклась, сообразив, что сболтнула лишнее. Впрочем, она об этом не пожалела. Слова принцессы так поразили ее, что об обычных предосторожностях в этот момент можно было и забыть.
– А кто такой Ройс? – спросила Кассандра.
– Ройс – мой брат. Он отправился в Акору девять месяцев назад. Ройс служил в министерстве иностранных дел, но мне не верится, что он отплыл с официальной миссией. И в сложившейся ситуации это вполне естественно. Возможно, он пытался что-то предпринять, оставаясь в тени. Как бы то ни было, Ройс не вернулся, и я умираю от беспокойства.
– Поэтому вы прибыли сюда?
Джоанна кивнула.
– Я много слышала об Акоре и знаю, как тут обращаются с иностранцами. Однако вашего с Александросом отца не убили, и это дарит мне надежду.
Кассандра медленно выдохнула. Казалось, она глубоко задумалась – словно перед ней был нелегкий выбор. Наконец, пристально посмотрев на Джоанну, принцесса проговорила:
– Полагаю, мы покатаемся верхом в следующий раз. А сегодня я хотела бы показать вам Илиус.
Столь внезапное изменение планов немного удивило Джоанну. Пожав плечами, она пробормотала:
– Я думаю, что едва ли мы…
Но принцесса, перебив ее, с улыбкой спросила:
– Почему бы вам не надеть одно из тех платьев, что принесла Сида? Одевайтесь побыстрее, пожалуйста.
Это была не просьба, а приказ. Принцесса решила, что настал подходящий момент посмотреть Илиус. Джоанна не стала возражать. Юная принцесса казалась весьма неглупой и рассудительной девушкой. Она могла стать хорошей союзницей. Так что не стоило портить с ней отношения.
Тяжко вздохнув, Джоанна поднялась со скамьи. Она быстро приняла душ, затем взяла из тех платьев, что принесла Сида, первое попавшееся и надела его через голову. Ей хотелось, что-нибудь сделать с волосами, но из этого ничего не получилось.
Принцесса же перебирала вещи в поисках сандалий. Посмотрев на Джоанну, она воскликнула:
– Вы прекрасно выглядите!
Джоанна окинула взглядом свое платье цвета морской волны.
– Оно очень удобное, – проговорила она, надевая сандалии. – Пойдемте?
«Чем быстрее мы осмотрим Илиус, тем быстрее я смогу отправиться на поиски Алекса, – решила Джоанна. – А пока следует подумать, что именно ему сказать».
Они прошли по личному коридору Даркурта и вышли из дворца через маленькую дверь, находившуюся всего в нескольких шагах от ворот со львицами. Во дворе перед дворцом царило оживление – многие направлялись к главной лестнице, другие, напротив, спускались по ней.
– Кто эти люди? – спросила Джоанна.
– Некоторые из них – знатные вельможи, – ответила Кассандра. – Они приходят сюда для того, чтобы обменяться последними новостями, а также последить за ванаксом. Другие – торговцы, пришедшие с той же целью. Кое-кто из них отправится на заседание совета – по закону заседания открыты для всех. Есть среди этих людей и те, кто пришел в суд, расположенный вон в том крыле. – Кассандра кивком головы указала на дальнее крыло дворца. – А в монетном дворе можно очистить драгоценные металлы, так что многие приходят сюда именно для этого. Кстати, в монетном дворе часто заключаются торговые сделки. – Засмеявшись, Кассандра добавила: – Говорят, что в Акоре нет незнакомых людей, потому что рано или поздно все знакомятся во дворце.
Джоанна представила себе, как ужаснулся бы Принни, если бы к нему во дворец нагрянуло столько народа, и спросила:
– И ванакс не возражает?
– Атреус? Нет, конечно! Согласно нашим традициям, дворец принадлежит людям, и они должны чувствовать себя свободно в его нарядных залах. Они с уважением относятся к нашим личным покоям, но в принципе могли бы входить и туда.
Принцессе такая свобода давала возможность входить во дворец и покидать его беспрепятственно.
Никто не подходил к ней и Джоанне, правда, многие приветливо кивали молодым женщинам, идущим по направлению к городу. Джоанна вновь подивилась чистоте и порядку, царившим в Акоре. Повсюду она видела здоровых, несомненно, не страдающих от голода людей, улыбающихся и приветливых. Но теперь, после того как она услышала ужасное прорицание Кассандры, внешнее благополучие акорцев уже не казалось Джоанне таким убедительным.
– Здесь шьют одежду, – сказала Кассандра, когда они вышли на шумную улочку со множеством прилавков, заваленных рулонами ткани всех цветов и оттенков радуги. – В этом районе живет много наших талантливых портных и белошвеек. Одежда у нас проще европейской, но мы гордимся ее изящным покроем, тем, как она ловко облегает фигуру.
– Это чудесно, – проговорила Джоанна, спрашивая себя, долго ли ей еще придется зависеть от прихотей принцессы. Ей не хотелось быть невежливой, но теперь, когда она на пути к цели, экзотический Илиус со всеми его красотами мало интересовал Джоанну. Она должна, наконец, разыскать Алекса, рассказать ему о Ройсе и…
– Jean-Paul, Marie, ici s'il vous plait. Vite, vite!
type="note" l:href="#n_4">[4]
Джоанна резко повернулась и посмотрела в ту сторону, откуда раздавался голос. Она увидела женщину чуть полнее и ниже себя, одетую почти так же, как она сама, – в изящную короткую тунику. У нее были густые вьющиеся каштановые волосы, перехваченные лентой, выразительные глаза и миловидное лицо.
Ее окрик относился к детям – мальчику и девочке, игравшим неподалеку. Услышав мать, дети подбежали к ней. Женщина ласково улыбнулась малышам и потрепала их по волосам, лишь после этого заметив, что за ними наблюдают. Смутившись, она заговорила по-акорски, но с явственным акцентом:
– Прошу прощений, принцесса, но мои дети… Я просить их оставаться дом, чтобы не пачкаться, но они не слушать меня, а ведь им нужно в школа, и что?! – Ее манера держаться и акцент выдавали в ней чистокровную француженку.
Джоанна не дала Кассандре ответить и сама заговорила с женщиной:
– Vous etes franchise, madame? Une francaise ici sur Akora?
type="note" l:href="#n_5">[5]
Женщина не скрыла удивления, но с готовностью ответила:
– J'etais francaise mais maintenantje suis Akoraine.
type="note" l:href="#n_6">[6]
– Что она вам сказала? – спросила Кассандра. Она говорила совершенно спокойно, Не выказывая ни малейшего удивления.
– Она сказала, что была француженкой, а теперь стала акоркой, – пояснила Джоанна.
Повернувшись к принцессе, леди Хоукфорт промолвила:
– Я слышала о французской военной экспедиции, которая исчезла в акорских территориальных водах несколько лет назад. Только не говорите мне, что на кораблях находились женщины и дети. К тому же всем известно, что Акора уничтожает иностранцев, попавших на ее землю. Так почему же эта женщина оказалась здесь?
– Посмотри по сторонам, Джоанна, – вкрадчиво проговорила Кассандра, переходя на ты. – Посмотри повнимательней и увидишь, что многое здесь противоречит твоим представлениям об Акоре.
Джоанна, удивившись словам принцессы, бросила взгляд на улицу – от начала до конца. Вначале она не заметила ничего особенного, что объяснило бы слова принцессы. Но затем увидела человека, поспешно скрывшегося в маленьком переулке. Его кожа была чернее ночи. Он весело переговаривался с юношей, должно быть, его сыном, потому что они были похожи как две капли воды.
Конечно, это удивило Джоанну, но уже через минуту ее взгляд остановился на женщине с огненно-рыжими волосами, которая спокойно переходила улицу. А откуда-то с верхнего этажа, прямо над ними, в окно выглядывал и звал своего друга яркий блондин. Конечно, эти люди выделялись в толпе черноволосых акорцев, но все же их было немало.
– Ты ездишь верхом, – сказала Кассандра. – А тебе доводилось ухаживать за лошадьми?
– Да, – утвердительно кивнула Джоанна. – В Хоукфорте мы выращиваем лошадей.
– Значит, вы заботитесь о том, чтобы кони-родственники не производили потомства, ведь инбридинг, как известно, вещь вредная, потомство получается ослабленным, подверженным болезням, нередки случаи гибели плода во череве матери и всякое такое.
– Среди лошадей, – медленно произнесла леди Хоукфорт, – и… среди людей.
Кассандра улыбнулась:
– А как, по-твоему, нам удавалось оставаться здоровыми и сильными на протяжении тысячелетий, если бы мы полностью отгородились от остального мира?
– Надо понимать, вы не убиваете иностранцев… – прошептала Джоанна.
Принцесса кивнула:
– Это наш самый большой секрет. Честно говоря, мы не хотим, чтобы к нам попадали чужестранцы, потому что мы бдительно храним свою самобытность и хотим защититься от всего вредного для нас. Но ни одному иностранцу в Акоре вреда не причинили. Напротив, попавших к нам чужеземцев мы убеждаем, что здесь им будет хорошо, что они смогут обрести на нашей земле дом и завести семью. Мы даже, – добавила она, кивнув на француженку, – иногда потихоньку привозим сюда их семьи, чтобы они не остались без родных. Маргарита сможет рассказать тебе об этом.
Обрадованная возможностью поведать о самом драматичном событии своей жизни, француженка согласно закивала.
– Три года назад мужчины приехать в наш деревня и забирать mon man… мой муж Феликс и остальных мужчин. Им сказать, что они будут служить во славу императора. Фи! Невелика честь! Я столько плакать тогда, потому что боялась больше не увидеть Феликс. День и ночь я работать на нашей ферме, чтобы обеспечить mes enfants… мой детей. А потом мне сообщать, что Феликс пропадать. Господи! Я в жизни не знать столько горя! А когда через несколько дней незнакомцы снова приехать, я сперва не поверить своему счастье. Но они мне говорить, что Феликс жив. И давать мне письмо от него. Феликс написать мне, что с ним все в порядок и чтобы я поверить этим людям. Он велеть мне уехать с ними. Я тогда быть в полное отчаяние, но мы жить совсем бедно, мои дети оставаться без будущее. Я помолиться Богородице, попросить ее помощь, и мы поехать.
– И они привезли вас сюда, – закончила за нее Джоанна.
Маргарита кивнула и очень серьезно проговорила:
– Сперва мне казаться, что мы все просто умирать. Феликс сказать, что думать так же. Но это не так. Вместо этого мы начинать новая жизнь. – Маргарита с широкой улыбкой указала на маленький дом и на прилавок перед ним. – Я всю жизнь мечтать иметь красивые вещи, но у меня не бывать шанса. А теперь я могу не только шить, но даже носить очаровательная одежда.
Глаза Джоанны затуманились. Пытаясь сдержать слезы, она стала убеждать себя, что виновато яркое солнце, а вовсе не чувство умиления, нахлынувшее на нее, когда она узнала, что люди, жившие у себя на родине в нищете и отчаянии, могли попасть в страну сказочной красоты, где исполнились их заветные желания.
Так, значит, Алекс знал обо всем этом, но не сказал ей! Он предпочел ввести ее в заблуждение. Но почему?!
– А где, – сквозь зубы спросила леди Хоукфорт, – где тут у вас проводятся полевые учения?
– Около мили отсюда, вон в том направлении, – ответила Кассандра, указывая прямо перед собой. И даже чуть отступила в сторону, чтобы у Джоанны не осталось никаких сомнений.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Остров мечты - Литтон Джози



МНЕ ПОНРАВИЛСЯ
Остров мечты - Литтон ДжозиМИЛАНА
10.06.2012, 19.42





Прикольно. Если я верно поняла, то это серия романов про акорских принцев и принцесс.
Остров мечты - Литтон ДжозиKotyana
6.07.2012, 16.15





Хороший роман! Местами скучноват. Разок прочитать можно...
Остров мечты - Литтон ДжозиЛена
20.02.2013, 10.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100