Читать онлайн Остров мечты, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Остров мечты - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Остров мечты - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Остров мечты - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Остров мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Алекс решил, что Джоанне действительно стоит узнать об Акоре побольше до того, как они прибудут туда. Ведь ей и так придется нелегко… Полное же неведение лишь усугубило бы ее положение.
Однако рассказать он мог немногое. Алексу с детства было известно: он станет одним из тех, кого пускают в большой мир, но в отличие от остальных ему не придется скрывать свое происхождение, то есть он имел право называть себя акорцем. Алекс знал, что получит свое английское наследство, но не сомневался, что его любовь и верность по-прежнему будут отданы Акоре, – иными словами, он никогда не скажет и не сделает ничего такого, что могло бы принести вред его родине.
Его английский дедушка понимал это, поэтому избегал разговоров об Акоре, но в присутствии других людей Алексу постоянно приходилось уклоняться от неудобных вопросов, что, впрочем, ему удавалось без особого труда. А вот с Джоанной все было по-другому. Алекс не привык общаться со столь независимыми и самостоятельными женщинами. К тому же его гостья была очень неглупа, обладала немалыми познаниями и интересовалась политикой.
Алекс всегда относился к женщинам с величайшим уважением. А их способность производить на свет детей вызывала у него восхищение. Но Джоанна без единой жалобы вытерпела страшную боль, когда он зашивал ей рану, да еще нашла в себе силы похвалить его, – и это не только восхищало Алекса, но и изумляло. И еще его очень смущала ее привлекательность. Поэтому Даркурт в очередной раз напомнил себе о необходимости быть начеку с этой удивительной женщиной.
– Садитесь за стол, – сказал он. – Ведь вы еще не позавтракали.
Пока Джоанна ела, Алекс, расхаживая по каюте, в общих чертах описал, что ее может ждать по прибытии в Акору.
Покончив с жаренной на решетке рыбой, приправленной оливковым маслом и травами, Джоанна съела горсть свежей земляники и со вздохом откинулась на спинку стула.
– Так мы войдем в главный порт, который, как вы сказали, называется Илиус? – спросила она.
Даркурт кивнул:
– Да, совершенно верно. В этом городе находится резиденция короля, но это еще и самая глубокая наша гавань.
Тут Даркурт вытащил из шкафа нужную карту и разложил ее на столе. Джоанна тотчас же отодвинула в сторону тарелки, чтобы они не мешали ему. Алекс сейчас находился так близко от нее, что чувствовал запах ее волос – золотистые локоны, закрутившись в мелкие колечки, обрамляли ее лицо, и, похоже, ей так и не удалось привести их в порядок после душа. Как ни странно, но эта женщина, вроде бы такая рассудительная и благоразумная, не позаботилась о том, чтобы прихватить с собой гребень. Алекс невольно улыбнулся, ему вдруг пришло в голову, что не такая уж Джоанна рассудительная…
Мельком взглянув на нее, он склонился над картой и проговорил:
– Вот Испания. – Алекс провел пальцем вдоль западного побережья Европы. – А вот этот полуостров вы называете Гибралтаром. На другой стороне моря – Марокко и Маунт-Хачо. Вместе они образуют Геркулесовы столбы, защищающие вход в Средиземное море.
Тут Джоанна заметила группу островов, расположенных примерно в сотне миль к западу от столбов.
– Это и есть Акора? – спросила она.
Даркурт кивнул. Джоанна взглянула на него с удивлением.
– Я думала, что Акора – это один остров. Значит, их два, а между ними еще три маленьких? – Она вздохнула. – Ну почему же мы так невежественны?
У нее были удивительные светло-карие глаза; иногда они казались зеленоватыми, и тогда в них вспыхивали золотистые искорки. Эти глаза напоминали лесную поляну, где поросшие изумрудным мхом речные берега освещались золотыми солнечными лучами, проникавшими сквозь густую листву. Алекс откашлялся.
– Ваши картографы могли видеть береговую линию Акоры только со своих кораблей, причем со значительного расстояния. Проливы, ведущие к Внутреннему морю, они принимали за небольшие заливчики.
«Потому что доблестные акорские воины патрулировали территориальные воды королевства и заставляли всех иностранцев, пытавшихся подойти ближе, поворачивать обратно», – подумала Джоанна. Но она находится на корабле, который обратно не повернут. Она путешествует вместе с принцем Акоры и уже через несколько дней ступит на землю этой таинственной страны. Алекс заметил, как блеснули глаза Джоанны, и, к собственному удивлению, был готов разделить ее ликование.
– Это Каллимос, – сказал он, указывая на остров, расположенный на востоке.
– Его название переводится как «прекрасный», да? – спросила Джоанна.
– Верно, – кивнул Даркурт. – Сможете прочесть остальные названия?
Девушка внимательно посмотрела на карту.
– Западный остров – Лейос. Где-то я уже встречала это слово. Кажется, это равнина?
– Внутренняя часть этого острова очень ровная, – сказал Алекс. – Он идеально подходит для земледелия и разведения лошадей.
– А эти три… – пробормотала Джоанна. – Это Фобос… Дейматос и… Тарбос. – Она с удивлением посмотрела на Алекса. – Не понимаю… Ведь все эти названия связаны со страхом и ужасом. Неужто там так плохо живется?
– Вовсе нет, – улыбнулся Даркурт. – Напротив, там очень даже неплохо.
– А откуда же такие названия?
Алекс свернул карту и спрятал ее в шкаф.
– Эти названия служат… напоминанием. Думаю, это самое подходящее слово. Напоминанием о том, что случилось много лет назад. – Вернувшись к столу, он продолжал: – Когда-то Акора действительно была одним островом. Местные жители называли его Каллимосом – это название сейчас сохранил западный остров архипелага.
– Но как же один остров превратился в несколько? – удивилась Джоанна.
– В центре Каллимоса находился вулкан, спавший тысячи лет. Но однажды он проснулся, и началось ужасное извержение. Взрыв разделил остров на две части, и море тут же поглотило пространство между ними – осталось только три маленьких островка, которые и поныне служат свидетельством того, что пришлось пережить людям, когда земля разверзлась у них под ногами.
– Какой кошмар, – прошептала Джоанна. – И когда же это случилось?
– Более трех тысячелетий назад, – ответил Даркурт.
Несколько секунд девушка обдумывала его слова.
– Вы хотите сказать, что ваша история насчитывает более трех тысяч лет?
Алекс утвердительно кивнул.
– История передавалась устно? – допытывалась Джоанна.
– Нет, – ответил Даркурт. – Коренные акорцы издавна владели письменностью, а те люди, которые позже поселились на островах, принесли с собой собственную письменность.
– Просто невероятно! – воскликнула девушка. – Ни один народ не имел столь древней письменности – даже египтяне. Хотя некоторые их иероглифы до сих пор не расшифрованы. Я имею в виду письмена на том камне, который нашли солдаты Наполеона… – Внезапно Джоанна умолкла и пристально посмотрела на Алекса. – Неужели Атлантида? – прошептала она.
Даркурт усмехнулся и покачал головой:
– Только не это.
– Но почему? – спросила Джоанна. – Ведь Платон утверждал, что она находилась к западу от Геркулесовых столбов. Он упоминает греческого историка Солона, а тот, в свою очередь, ссылается на письмена египетских жрецов – они еще более древние, и в них говорилось, что Атлантида – королевство, поглощенное морем…
– Поглощенное в результате землетрясения, – перебил Даркурт. – А я, как вы помните, говорил об извержении вулкана. К тому же Платон утверждает, что атланты были завоеваны греками из Афин – перед тем как Атлантида погрузилась в море.
– Все это детали, не более того, – возразила Джоанна. – История может передаваться не очень точно, это известный факт. Разумеется, сам Платон был атлантом, поэтому он и постарался приукрасить своих соплеменников. Вам наверняка известно, что так же поступал и Шекспир. Он льстил Тюдорам, чтобы воспеть властвующую династию.
– Для женщины вы удивительно образованны, – заметил Алекс. – Есть еще такое выражение… – Он задумался на мгновение. – Синий чулок, правильно? Вы синий чулок?
Туника соскользнула с плеча Джоанны, и она, стараясь не смотреть на Даркурта, поспешно поправила ее.
– Думаю, многие бы назвали меня именно так, – тихо проговорила она.
– Извините, я не хотел вас обидеть, – пробормотал Алекс. – В детстве я изучал английский, но некоторые слова и выражения до сих пор не вполне мне понятны. Во всяком случае, я не всегда улавливаю нюансы…
Джоанна пристально посмотрела ему в глаза.
– Мне тоже кое-что не вполне понятно. Вернее, я многого не понимаю, но одно обстоятельство… Оно просто ставит меня в тупик.
– Какое именно?
– Я слышала, что в Акоре мужчины занимают главенствующее положение в обществе, а женщины призваны прислуживать им. Так почему же вы тогда извиняетесь передо мной?
Даркурт пожал плечами:
– А разве английские джентльмены ведут себя иначе?
Джоанна невольно улыбнулась:
– Английские джентльмены – совсем другое дело.
– Неужели? – усмехнулся Даркурт. – Поверьте, в Акоре ни один мужчина не скажет женщине обидных слов. А если это все-таки произойдет, то постарается тут же извиниться перед женщиной.
– В Акоре действительно так поступают?
Алекс кивнул. Немного помолчав, он проговорил:
– Думаю, нам не помешает обсудить и другие акорские обычаи.
Проще всего было бы рассказать об акорских властях и о том, что обычно называли «необходимыми мерами». Но именно это и беспокоило Алекса. Он не хотел, чтобы кто-то предпринимал «необходимые меры» в отношении Джоанны Хоукфорт. Вот уже несколько дней Алекс пытался убедить себя в обратном, но это ему не удалось, и он вынужден был смириться.
– Дело в том, что вы – иностранка, и это, как я уже говорил, вызовет определенные трудности. Неизбежны вопросы, в частности, о том, почему я позволил вам проникнуть в Акору. К счастью, вы – женщина, так что этим можно многое объяснить.
Разумеется, Алекс понимал, что такое объяснение приведет в ярость некоторых консервативных советников его брата; они и без того возмущались тем, что принц Акоры – наполовину иностранец. Впрочем, Даркурт не видел необходимости объяснять все это Джоанне. Внимательно посмотрев на нее, он продолжал:
– На борт корабля, кроме той женщины, которую я выберу для того, чтобы она родила мне сыновей, я могу взять лишь еще одну представительницу прекрасного пола…
Алекс внезапно умолк; он заметил, что лицо его спутницы залилось краской. Но то не была краска смущения – глаза Джоанны вспыхнули гневом.
– Кроме той, которую вы выберете для того, чтобы она родила вам сыновей?! – воскликнула девушка. – Какой изящный способ говорить о жене – ведь именно ее вы имеете в виду?
Даркурт в изумлении уставился на Джоанну.
– Простите, я не совсем вас понимаю, – пробормотал он. – Можно подумать, англичане не хотят иметь сыновей.
– Разумеется, хотят. Но они не говорят о своих женах так, словно единственное их предназначение – родить детей! – с возмущением в голосе сказала Джоанна.
Алекс едва заметно усмехнулся.
– Неужели вы не знаете, сколько супругов терпят друг друга только ради того, чтобы произвести на свет наследника, а потом торопятся разойтись?
Алексу казалось, что он достойно ответил на реплики девушки. И Джоанна действительно на мгновение смутилась. Однако она тут же взяла себя в руки и проговорила:
– То есть вы хотите сказать, что акорцы придерживаются тех же норм морали, что царят в английском высшем обществе? Как только женщина выполнит свое предназначение, вы избавляетесь от нее, не так ли?
Даркурт невольно нахмурился. Что-то в этой женщине заставляло его терять над собой контроль и чувствовать себя желторотым юнцом. Но что именно?.. На этот вопрос он не мог ответить. К счастью, у него имелся способ преодолеть смущение и поставить женщину на место. К такому способу акорцы прибегали на протяжении многих веков.
– Нет, этого я сказать не хочу, – ответил Алекс. Приблизившись к Джоанне почти вплотную, он улыбнулся и осторожно провел ладонью по ее щеке. – Акорским женщинам нет смысла сбиваться с пути истинного, потому что мужчины исполняют все их желания. Насколько я понимаю, английские мужчины так не поступают.
Алекс с удовлетворением отметил, что Джоанна смутилась, ей нечего было возразить. А ее кожа… Она оказалась удивительно нежной… О Господи, о чем он думает?! У всех женщин нежная кожа, так они созданы! Однако ее кожа… Алексу вдруг вспомнились лепестки цветков персика, опадающие с дерева под теплым летним дождем. Вспомнил он и том, как мальчишкой пытался ловить их. Впрочем, те дни он помнил довольно смутно, тогда у него еще не было проблем…
– Я должен обсудить с вами, как мы объясним ваше присутствие на корабле, – проговорил он, пристально глядя на Джоанну.
Она собиралась оттолкнуть его – Алекс это видел, – но почему-то сдержалась. Что именно ее удерживало? Неужели только гордость?
Джоанна молчала, и Даркурт продолжал:
– Есть только одно возможное объяснение. Вернее, объяснение, в которое поверят все. Иными словами, я мог взять с собой женщину-иностранку лишь по одной-единственной причине…
Алекс умолк и внимательно посмотрел на девушку. Она явно встревожилась и опустила глаза. Но тут же взяла себя в руки и, смело взглянув на него, спросила:
– Потому что вы по доброте душевной решили помочь ей, не так ли?
Даркурт усмехнулся:
– По доброте душевной? Увы, принцы редко имеют право на подобную роскошь. У нас есть обязанности, хотя нам и позволены некоторые вольности. К такой приятной вольности, возможно, стоит отнести и вас. Очаровательная англичанка, которой я позволил согреть мою постель, и которая так мне понравилась, что я решил взять ее с собой, – именно такое объяснение устроит всех.
Глаза Джоанны вспыхнули – было очевидно, что слова Алекса привели ее в ярость.
– Вы, видимо, принимаете меня за леди Ламперт, – проговорила она ледяным тоном.
Алекс смутился; его одолевали противоречивые чувства: с одной стороны, он восхищался этой девушкой, но с другой – ее поведение задевало его мужскую гордость. Что ж, в конце концов она уступит ему, непременно уступит, потому что у нее просто не будет выбора.
Отступив на шаг, Алекс с усмешкой проговорил:
– Боюсь, вы неправильно меня поняли, леди Джоанна. Речь шла лишь о том, чтобы выдать вас за близкую мне женщину. Я сказал, что ради вашего блага можно выдать вас за мою любовницу, но я вовсе не говорил о том, что это произойдет на самом деле.
К его удовлетворению, Джоанна явно удивилась и покраснела. Алексу захотелось снова дотронуться до ее щеки, но он заставил себя сдержаться.
– Я действительно не поняла вас, милорд, – в смущении пробормотала девушка. – Примите мои извинения.
Алексу пришлось признать, что Джоанна вела себя достойнейшим образом. И ему очень хотелось сказать ей об этом, но он решил воздержаться от подобных комплиментов.
Коротко кивнув, он сказал:
– В таком случае мы с вами поддержим эту… иллюзию, что не помешает вам вести себя, как достойная женщина.
– Достойная женщина – и любовница?! – изумилась Джоанна. – Простите, но я вас не понимаю.
«Наверное, все дело в английской морали, – подумал Алекс. – К тому же эти англичане ужасно упрямы и полагают, что только им известно, как людям следует себя вести».
Стараясь не терять самообладания, Даркурт проговорил:
– Видите ли, в Акоре любовницу иногда называют младшей женой, и это весьма почетное звание. У нас есть немало женщин, которые вообще не выходят замуж или, овдовев, не спешат найти себе нового мужа. Тем не менее, и они, и их замужние сестры придерживаются одного кодекса поведения, который и вам предстоит изучить. Женщина должна быть приятной, смиренной, послушной и скромной. Ее единственная цель – служить мужчине, которому она принадлежит. Других желаний у нее быть не должно, поэтому нет и других забот.
Джоанна молча смотрела на собеседника. Наконец она пробормотала:
– Нет, поверить в существование таких женщин невозможно.
– Это для вас невозможно, – кивнул Алекс. – Вы понятия не имеете о том, какой должна быть женщина.
– Но ведь я тоже женщина! – воскликнула Джоанна. – Я общалась с женщинами в Хоукфорте и знаю многих светских дам. В конце концов, я много путешествовала. И могу вас заверить: на свете не существует женщин, о которых вы говорите. Во всяком случае, в тех местах, где мне доводилось бывать. А если они живут в Акоре, то я вынуждена признаться, что акорские женщины представляют совершенно неизвестный для меня вид.
– Должен заметить, что опыта у меня побольше, чем у вас, – возразил Даркурт. – И я знаю, что большинство женщин счастливы принадлежать именно к тому типу, который я описал.
– Счастливы?! По-настоящему счастливые женщины живут только в Хоукфорте, – заявила Джоанна. – Все они добрые и весьма благоразумные провинциалки. Эти женщины трудятся рядом со своими мужьями на полях и пастбищах, даже на рыбацких шхунах. Некоторые варят пиво, прядут… или занимаются каким-то другим полезным делом. И все они поднимут на смех всякого, кто вздумает указывать им, что следует делать. Если, конечно, речь не идет о том, чтобы подать мужчине кружку эля, за которую тот заплатил в пабе. Они помогают своим мужчинам как могут, а также заботятся о них и об их общих детях. Я видела много таких женщин и знаю, как они ведут себя. В Хоукфорте от мужчин и женщин исходит удивительное внутреннее сияние, а смех у них добрый и искренний.
Что-то шевельнулось в душе Даркурта, какая-то смутная тоска. И вдруг она стала разрастаться и вскоре достигла самых потаенных уголков его души. Потом медленно отступила, но осадок остался – так остается морская пена на залитом волнами пляже.
– Похоже, ваш Хоукфорт – Богом благословенное, удивительное место, – пробормотал Алекс. – Но я говорю не о провинциалках. Речь идет о королевском дворе. Есть правила, которые необходимо соблюдать в Лондоне. Подобные правила существуют и в Илиусе. Ваше присутствие там непременно вызовет слухи. И вас ждут большие неприятности, если ваше поведение будет отличаться от поведения всех остальных женщин.
Джоанна глубоко вздохнула и прикрыла глаза. Когда же она их открыла, Алекс увидел в ее взгляде решимость.
– Я сделаю все, что смогу, – сказала девушка. Даркурт коротко кивнул:
– Отлично! Из-за вашей раны у меня не было возможности следить за вашим поведением. А кроме меня, следить было некому. Но как только мы прибудем в Акору, положение изменится. Для начала запомните: вы не должны заговаривать первой. И вообще вы должны открывать рот только тогда, когда я обращаюсь к вам и жду ответа. – Алекс пристально посмотрел на собеседницу, но, к счастью, на этот раз она обошлась без комментариев. – Вы должны вставать, когда я вхожу в комнату, – продолжал Даркурт. Опять молчание в ответ; правда, глаза Джоанны вспыхнули. – Поскольку все будут считать, что мы с вами состоим в интимной близости, вам следует называть меня не арчос – это мой официальный титул, – а креон.
Алекс внимательно посмотрел на девушку. «Ее греческий выше всяких похвал, – думал он, – а акорский язык она постигает с удивительной легкостью. Так что, похоже, эта женщина вполне способна…»
Джоанна нахмурилась.
– Креон? – переспросила она. – Разве слово «креон» означает… «хозяин»?
– Таково первоначальное значение этого слова, – нашелся Даркурт. – Вам наверняка известно, что со временем слова обретают новые, дополнительные значения. В наши дни словом «креон» женщина уважительно называет мужчину, которому принадлежит.
Алекс пытался унять гнев Джоанны, но это не очень-то у него получалось. Впрочем, он видел, что она старается держать себя в руках.
– Так каково же истинное значение этого слова? – с ледяным спокойствием проговорила Джоанна.
– Думаю, слово поменяло значение уже после извержения вулкана. – Алекс попытался уйти от прямого ответа. – То есть это произошло три тысячелетия назад.
– Вы говорили, что некоторые люди пережили ту трагедию… А какими они были? – спросила Джоанна. – Наверное, храбрыми воинами?
Даркурт ненадолго задумался.
– Это были… мирные люди, – проговорил он вполголоса. – Они пасли скот, ловили рыбу… И еще были художниками.
Джоанна обвела взглядом великолепную роспись на стенах каюты.
– Думаю, акорцы остались художниками до наших дней, – сказала она. – И это меня поражает, ведь я всегда считала их воинами.
– Многие так считают, – кивнул Алекс.
– Но выходит, что древние акорцы воинами не были, – продолжала девушка. – А вот те, что появились позже, были. Что же пришлось пережить мирным акорцам, когда на их землях поселились ваши предки, постоянно бряцавшие оружием? Думаю, у них не оставалось ни единого шанса, не так ли?
«Черт возьми, верно, но только наполовину», – подумал Даркурт.
– Они не выжили бы, если бы на их земле не появились мои предки, – пробормотал Алекс. – Жар взрыва разрушил практически все. Погибли не только почти все жители Акоры – сгорели все суда и деревья, из которых можно было бы построить новые. Многие годы пахотные земли оставались под толстым слоем лавы. Так что если бы не мои предки, то выжившие после извержения акорцы умерли бы от голода.
Джоанна усмехнулась:
– Надо понимать так, что ваши предки оказались для них спасителями?
– Нет. – Даркурт покачал головой. – Они пришли туда как завоеватели. Но в свое время и моих предков завоевали, только не в Акоре. В Акоре же мы были победителями.
«Этим ей придется удовлетвориться, – думал Алекс. – Я и так рассказал ей больше, чем следовало бы». Пристально посмотрев на девушку, он проговорил:
– В общем, делайте так, как я вам сказал, и у нас появится шанс добиться успеха. Но если вы не послушаете меня… – Он пожал плечами, предоставив Джоанне самой догадаться, что будет в противном случае.
Вероятно, его тактика оказалась успешной, потому что девушка побледнела.
– А если я допущу ошибку…
– Не допустите, – перебил Алекс. – Я об этом позабочусь.
– Но изображать ту, которой я не являюсь… – Она закусила нижнюю губу. – Вообще-то в Хоукфорт иногда приезжали труппы бродячих артистов. Меня не переставало удивлять, как самый обычный человек преображается, изображая монарха, страшного убийцу… или еще кого-нибудь.
– Наверняка немалую роль играли сценарий, костюмы и обстановка, – заметил Алекс.
– Да, совершенно верно.
– И конечно же, сами исполнители, – продолжал Даркурт. – Вероятно, артисты долго репетировали, чтобы сыграть свои роли.
Они переглянулись, и Даркурт вдруг заметил, что веснушки на носу Джоанны побледнели – наверняка из-за долгого пребывания в каюте. «Ничего, скоро они вновь расцветут полным цветом – едва лишь она окажется на солнце, – мысленно улыбнулся Алекс. – Правда, в свете к веснушкам относятся с пренебрежением… Относятся так же, как к простой и понятной речи. Но, похоже, леди Джоанна Хоукфорт не очень-то интересуется светскими нравами и обычаями».
А потом он перевел взгляд на ее губы – удивительно нежные и розовые. Алексу безумно хотелось поцеловать Джоанну, хотелось узнать, каковы на вкус эти чудесные губы.
Сделав над собой усилие, он отвел взгляд от ее лица и проговорил:
– Все будет в порядке, если только вы не будете походить на испуганную олениху всякий раз, когда я к вам приближаюсь.
– Не буду… – едва слышно прошептала Джоанна. Говорить в полный голос она не могла; мозолистые ладони Даркурта, привычные к поводьям и эфесу шпаги, легонько сжали ее щеки.
Алекс не знал, о чем думает Джоанна в эти мгновения, да это его и не интересовало. Шелковистые локоны девушки щекотали его пальцы, а аромат ее тела дурманил голову. Ее образ постоянно стоял у него перед глазами – Алекс понял это только сейчас. Его желание с каждым мгновением усиливалось, и – такое с ним случилось впервые – он вдруг почувствовал, что не вполне владеет ситуацией. Но он должен взять себя в руки! Слишком много поставлено на карту – королевство и судьбы тысяч людей! Что же касается его личных переживаний, то их никто не примет в расчет.
И все же он сказал ей правду. Если они хотят добиться успеха, ее присутствие на судне надо как-то объяснить – слабостью молодого человека, например, который не удержался и нагрешил с женщиной. Такой грех ему простят – если не все, то очень многие.
Алекс склонился над девушкой и осторожно прикоснулся губами к ее губам. Потом он обнял Джоанну за талию и снова поцеловал ее. Она тихонько застонала, и се губы чуть приоткрылись. Алекс чувствовал, как груди Джоанны касаются его груди, и ему становилось все труднее сдерживать себя. «Кровать совсем рядом, – промелькнуло у него. – Кровать всего в нескольких шагах. Было бы так просто…»
Корабль поднялся на гребне волны и тут же нырнул вниз. Лишь сейчас заметив, что на море началось волнение, Даркурт ухватился одной рукой за стол, но при этом по-прежнему обнимал Джоанну за талию.
Ее глаза вдруг стали совсем темными и загадочными…
Как у оленихи?
Нет, как у ястреба, парящего в потоках раскаленного воздуха и высматривающего жертву.
– Сыграй эту роль, – шепнул Алекс. Джоанна кивнула:
– Я сделаю это ради брата.
Море еще раз качнуло корабль, и в этот момент он понял, что она солгала.
А может, ему просто очень хотелось, чтобы ее слова оказались ложью?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Остров мечты - Литтон Джози



МНЕ ПОНРАВИЛСЯ
Остров мечты - Литтон ДжозиМИЛАНА
10.06.2012, 19.42





Прикольно. Если я верно поняла, то это серия романов про акорских принцев и принцесс.
Остров мечты - Литтон ДжозиKotyana
6.07.2012, 16.15





Хороший роман! Местами скучноват. Разок прочитать можно...
Остров мечты - Литтон ДжозиЛена
20.02.2013, 10.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100