Читать онлайн Остров мечты, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Остров мечты - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Остров мечты - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Остров мечты - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Остров мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Джоанна затаила дыхание. Она сомневалась в честности мальчишек, но все-таки ждала…
А что произойдет, если они сдержат слово и отвлекут охрану? Даже если она решится шагнуть в пропасть – чем это для нее закончится? Ее вдруг охватила ужасная слабость. Джоанна сделала глубокий вдох и попыталась взять себя в руки, попыталась не думать о грозившей ей опасности.
Минута проходила за минутой, однако у причала ничего не происходило. На корабле же, судя по всему, готовились к отплытию. Уже начался отлив, и в любой момент могла зазвенеть якорная цепь – это означало бы, что судно отправляется в плавание. Именно этого Джоанна боялась больше всего.
Что, если мальчишки убежали? Что ей тогда делать? Все-таки попытаться тайно проникнуть на судно? Или просто потребовать, чтобы ей позвали Даркурта, и молить небо о том, чтобы на сей раз он согласился ее выслушать?
Она уже начала склоняться ко второму варианту, но тут вдруг послышался тихий свист. Джоанна посмотрела в сторону склада, находившегося напротив нее – свист доносился именно оттуда, – и увидела две маленькие фигурки, четко вырисовывавшиеся на фоне ночного неба. Мальчишки замахали руками и закричали:
– Эй вы, на корабле! Болваны, мы взяли ваш склад, так что теперь он наш! А если хотите вернуть его, то идите сюда!
Джоанна едва удержалась от смеха. Она все еще беспокоилась за своих помощников, однако не могла не восхищаться их изобретательностью. Охранники, конечно же, прекрасно видели мальчишек, но добраться до них было не так-то просто – ведь они забрались на крышу склада. Джоанна покосилась на акорских стражников и тотчас же услышала, что те вполголоса переговариваются. Через несколько секунд четверо акорцев направились к складу, причем двигались почти бесшумно, очевидно, именно так действовали опытные воины. Остальные стражники остались на своих местах, однако все они смотрели на крышу склада. Мальчишки же продолжали кричать и размахивать руками.
«Пора…» – решила Джоанна. С бешено бьющимся сердцем она помчалась по проходу, ведущему к причалу. Голоса мальчишек стали затихать, и Джоанна догадалась, что они слезли с крыши и пытаются увести стражников подальше от причала. Но акорцы и не собирались их преследовать. Видимо, они просто хотели отогнать мальчишек от склада.
«Значит, у меня всего несколько минут», – подумала Джоанна. И тут ей вдруг вспомнился Хоукфорт, уютный и безопасный домашний очаг… Если она сейчас остановится, то еще сможет вернуться домой, к привычной жизни.
Но тогда она не узнает, что произошло с Ройсом.
Вспомнив о брате, Джоанна поняла: у нее нет выхода, она должна во что бы то ни стало пробраться на акорское судно.
Остановившись на самом краю причала, Джоанна сунула под куртку узелок с вещами и на мгновение замерла. Затем сделала глубокий вдох и, вытянувшись в струнку, подняла над головой руки. В следующую секунду пальцы ее вцепились в грубый толстый канат, и Джоанна, запрокинув голову, увидела над собой темное небо. Собравшись с духом, она стала взбираться на судно и вскоре почувствовала, что ее голова ударилась обо что-то твердое. Снова задрав голову, Джоанна увидела иллюминаторы. Ближайший из них находился прямо над ней и, к счастью, был открыт. Этот иллюминатор был достаточно велик – во всяком случае, Джоанна не сомневалась в том, что сможет в него пролезть. Подтянувшись, она сунула голову в круглое отверстие. За головой последовали плечи. Внезапно она задела рукой обо что-то острое, но даже не обратила на это внимания. Сделав еще одно усилие, Джоанна забралась в темную каюту и замерла на несколько мгновений.
Вскоре глаза ее начали привыкать к темноте, и она стала осматриваться. Свет нигде не горел, но каюта освещалась лунным светом, проникавшим сквозь иллюминатор. «Здесь довольно просторно», – мысленно отметила Джоанна. Она увидела тянувшиеся вдоль стен ряды коек с небольшими сундуками под ними. А посередине стоял большой стол, привинченный к полу болтами. Привинчены были и длинные скамьи по бокам стола. И повсюду висело на вделанных в стены крючьях всевозможное оружие.
«Кубрик для команды», – догадалась Джоанна. Да, она умудрилась попасть в жилище тех самых стражников, которых так тщательно избегала. К счастью, пока в каюте никого не было. Но в любой момент сюда могли войти.
Джоанна вдруг ощутила острую боль в руке, но, не обращая на нее внимания, на цыпочках направилась к двери в дальнем конце каюты. Осторожно приоткрыв дверь, она выскользнула в узкий коридор и тотчас же увидела люк, находившийся в нескольких шагах от нее. Вцепившись в металлическое кольцо, Джоанна приподняла крышку и стала спускаться в непроглядный мрак.
Вскоре она поняла, что внизу находится грузовой трюм, и это обстоятельство немного успокоило ее – Джоанна решила, что нашла для себя подходящее убежище.
Внезапно у нее над головой раздались шаги, и она услышала голоса – причем они звучали все громче. Быстро прошептав молитву, Джоанна осторожно прикрыла за собой крышку люка и продолжила спуск.
Поначалу она ничего не могла разглядеть, и ее охватила паника. Но она напомнила себе о Ройсе, и этого оказалось достаточно – воспоминания о брате придавали ей смелости, и страх постепенно отступал. Правда, Джоанна не совсем избавилась от него, но теперь страх не подавлял ее, и она могла спокойно обдумать ситуацию, в которой оказалась.
В темноте – она абсолютно ничего не видела – все остальные ее чувства обострились до предела. Джоанна слышала каждый шорох и, конечно же, слышала голоса, однако сейчас они уже не пугали ее; она полагала, что здесь ее едва ли обнаружат. Да и легкое покачивание корабля немного успокаивало.
В трюме пахло смолой, древесиной и оливковым маслом. Пахло также вином, кожей… и еще чем-то. «Кажется, это металл», – подумала Джоанна. Она не могла бы объяснить, как пахнет металл, однако была уверена, что почувствовала его запах.
Вытянув перед собой руки, Джоанна осторожно сделала несколько шагов. И вдруг наткнулась на что-то большое и очень твердое. В следующее мгновение ее пальцы нащупали продолговатый и округлый металлический предмет, прикрепленный к полу трюма тяжелыми цепями. Джоанна чуть наклонилась и тут же уловила новый запах. Причем она нисколько не сомневалась: это был запах пороха.
Следовательно, металлический предмет, на который она наткнулась… Конечно же, это пушка!
«Что ж, ничего удивительного, – размышляла Джоанна. – Разумеется, акорцы не могли отправиться в плавание без пушки и едва ли эта – одна-единственная». Несколько минут спустя Джоанна убедилась в том, что не ошиблась. Она обнаружила еще две пушки, причем обе оказались необычайно большие, гораздо больше первой. Возможно, в трюме были и другие орудия, но она их не нашла.
Когда-то Ройс, как и большинство мальчишек, очень интересовался всевозможным оружием, просто с ума сходил. Джоанна же отчасти разделяла увлечения брата. Однако ей и в голову никогда не приходило, что полученные тогда знания могут когда-нибудь ей пригодиться. Зато сейчас она была убеждена: пушки акорцев гораздо больше, чем обычные орудия, – во всяком случае, две последние. Да и лафеты у них были слишком уж большие. Акорцы считались знатоками оружия и никогда не покупали его за границей, даже если узнавали, что где-то произвели что-то стоящее. «Видимо, они опасаются чужого влияния, – думала Джоанна. – А может, просто уверены в своем превосходстве?»
От размышлений ее отвлек неожиданный толчок. А потом раздался скрежет – поднимали якорь.
Джоанна снова вытянула перед собой руки и, спотыкаясь, пошла по трюму. Наткнувшись на стену, остановилась и, присев на какой-то ящик, попыталась успокоиться. К добру ли, к худу ли, но она совершила безумный поступок. Впрочем, Джоанна была абсолютно уверена в том, что поступила правильно.
Вскоре ей действительно удалось успокоиться, и она немного расслабилась. А потом вдруг почувствовала невероятную усталость – сказывались дни безумного напряжения и почти бессонные ночи. В какой-то момент глаза ее закрылись, а голова упала на грудь. Джоанна заснула.
Ее разбудил свет, пробивавшийся сквозь палубные доски у нее над головой. Свет был неяркий, но и его оказалось достаточно – теперь Джоанна могла как следует разглядеть свое убежище. Она сразу увидела пушки, и они действительно были гораздо больше обычных орудий.
Джоанна попыталась встать, чтобы осмотреть весь трюм, но вдруг почувствовала резкую боль. Невольно застонав, она снова опустилась на ящик. И только теперь заметила, что ее рука в крови.
– Что это?.. – пробормотала Джоанна, с удивлением осматривая рукав своей куртки.
Почти весь рукав был пропитан кровью. Кое-где кровь уже запеклась и потемнела, но ярко-красные пятна все же выделялись – значит, рана еще кровоточила.
И тут Джоанна вспомнила, что задела что-то острое, когда пробиралась в иллюминатор. Тогда она не обратила на это внимания, а рана, видимо, на какое-то время закрылась, но теперь, когда она потревожила ее резким движением, снова начала кровоточить.
Сжав зубы, чтобы не закричать от боли, Джоанна осторожно высвободила руку из рукава. Увиденное поразило ее. Кровоточившая рана оказалась глубокой и наверняка была довольно опасной. Если бы Джоанна сейчас находилась в Хоукфорте, она немедленно позаботилась бы о том, чтобы как следует промыть ее и тщательно перевязать. Здесь же у нее имелась только небольшая бутыль с водой и самые необходимые медицинские принадлежности, которые она прихватила с собой. «Но все равно необходимо сделать все, что можно», – решила Джоанна.
Воду она намеревалась пить понемногу, после чего следовало как-то возобновить запас. Вернее, Джоанна надеялась, что через два дня, когда корабль уйдет уже далеко в море, ей нечего будет опасаться, даже если ее обнаружат. Она полагала, что на сей раз у Даркурта не останется выхода и ему придется выслушать ее. Но теперь стало ясно, что вода понадобится ей гораздо раньше. Возможно, придется совсем не пить и терпеть как можно дольше – до тех пор, пока она не сочтет возможным отправиться на поиски камбуза.
Превозмогая боль, Джоанна принялась возиться с раной – промывала ее водой из бутылки и перебинтовывала полоской льняной материи, оторванной от запасной рубашки. Через несколько минут, совершенно обессилев, она опустилась на пол, чтобы немного передохнуть. В узелке у нее были сухари и сушеное мясо, но Джоанна чувствовала, что не сможет сейчас есть. Прислонившись спиной к стене, она прикрыла глаза и постаралась не обращать внимания на резкую пульсирующую боль в руке.
Джоанна ненадолго задремала. Проснувшись же, услышала голоса матросов, ходивших по палубе, и почувствовала легкую качку. «Сейчас мы, наверное, уже у французского побережья, – подумала она. – Наверняка французские корабли патрулируют берег, но едва ли среди капитанов найдется безумец, который решится напасть на акорское судно, пусть и идущее из Англии».
Джоанна еще немного подремала. А проснулась от ужасной жажды. Не в силах совладать с собой, она выпила половину оставшейся воды и с тяжелым вздохом спрятала бутылку в узелок – до следующего раза. Есть ей по-прежнему не хотелось, но она заставила себя пожевать сухарь и кусочек сушеного мяса. Джоанна понимала, что иначе лишилась бы последних сил.
Она еще чувствовала боль в руке, но все же решила подняться и как следует осмотреть свое укрытие. Вскоре Джоанна обнаружила еще три пушки – они оказались такие же большие. Кроме того, в трюме стояли огромные сундуки, в которых, вероятно, хранилось оружие. И все же значительная часть трюма оставалась незаполненной, и это немного удивляло – ведь всем было известно, что Акора необычайное богатое королевство. «А впрочем, ничего удивительного, – подумала Джоанна. – Наверное, акорцы просто не захотели брать на борт ничего иноземного».
Но, может быть, для каких-то грузов они все-таки делали исключение? Если так, то что же это за грузы?
Может, Ройс догадался об этом? Интересно, он представлял себе, как рискует, отправляясь в столь опасное путешествие? Вообще-то ее брат был человеком вполне разумным, но, к сожалению, нередко совершал легкомысленные поступки.
«Вернусь к Рождеству, – сказал он, заехав в Хоукфорт попрощаться. И, улыбнувшись, добавил: – Не вздумай беспокоиться. Со мной ничего не случится».
Но Рождество прошло, минуло еще шесть месяцев, а о Ройсе до сих пор ничего не известно. Временами Джоанне даже казалось, что она уже никогда не увидит брата.
«Нет, нельзя отчаиваться, – сказала она себе. – Ты должна верить в успех, иначе не сумеешь осуществить задуманное».
Время шло, и Джоанна чувствовала, что боль в руке с каждой минутой усиливается. Потом боль вроде бы утихла, но в голове вдруг зашумело – и все поплыло у нее перед глазами…
Очнувшись, она обнаружила, что лежит на полу. И тотчас же почувствовала, что в трюме ужасно жарко. Джоанна невольно усмехнулась, вспомнив о том, что прихватила с собой на всякий случай даже тоненькое одеяло – полагала, что на акорском судне будет очень холодно. Какое одеяло?! Она сейчас мечтала о льде! Джоанна тут же вспомнила о хоукфортских прудах, по которым зимой так приятно кататься на коньках. Да, необыкновенно приятно! А лед… Они складывали куски льда в ледник и держали там до лета, чтобы подавать со свежими фруктами. Это было невероятно вкусно, особенно в летнюю жару.
Господи, как жарко! Джоанна застонала и рванула ворот рубашки, чтобы легче дышалось. Должно быть, корабль ушел дальше на юг, чем она предполагала. А может, они уже недалеко от Акоры? Там, наверное, необыкновенно жарко. Почти как в Греции. Кстати, она слыхала, что акорцы и произошли от древних греков. Неужели действительно от них? Во всяком случае, Ройс всегда верил в эту легенду. Более того, его решение отправиться в Акору отчасти было связано с желанием проверить эту теорию.
Ох, дорогой Ройс, какой он замечательный брат! А какой красавец! Ужасно, если с ним что-то случилось! Да, ужасно…
Тут Джоанна снова ощутила острую боль в руке. И снова почувствовала жажду. Вытащив из узелка бутыль с водой, она одним глотком осушила се, а потом впала в глубокое забытье. Когда же вновь пришла в себя, было уже совсем темно.
Джоанна прекрасно понимала: если она сейчас отправится на поиски воды, ее сразу же заметят. Но у нее не было выбора – ей ужасно хотелось пить.
Собравшись с силами, Джоанна встала и направилась к люку. Поставив ногу на нижнюю ступеньку лестницы, она на мгновение замерла. Но тут корабль качнуло, и Джоанна, не удержавшись на ногах, упала на пол. Падая, она задела какой-то сундук, и тот с ужасным грохотом отлетел к стене.
Алекс поставил на стол оловянную кружку, из которой только что пил, и посмотрел в сторону кубрика. Обычно он ужинал со своей командой – у акорцев так было принято. А вот в Англии и на континенте о таком обычае даже не знали. Алексу нравилось есть со своими людьми, ведь с большинством из них он находился в дружеских отношениях. К тому же добрые отношения всегда помогали во время битвы. Алекс вообще полагал, что именно из-за тех офицеров, которые сторонятся своих подчиненных, и вспыхивают долгие бессмысленные войны. А вот когда люди сплочены, они и в битве действуют слаженно, что позволяет одерживать быстрые победы над врагами.
Если у Алекса выдавалась свободная минута, он брался за написание научного труда, в котором сравнивал стили британского и акорского командования. Возможно, и нынешним вечером он засядет за эту работу, если только ему удастся быстро определить причину шума, который он только что услышал из грузового трюма.
– Что-то не так, арчос? – спросил сидевший рядом с ним матрос.
Все сидевшие за столом мгновенно умолкли и вопросительно посмотрели на своего капитана (ведь арчос – официальный титул, не вполне уместный в дружеской беседе).
– Я слышал какой-то шум в трюме, – ответил Алекс. – Возможно, груз сдвинулся.
В следующую секунду капитан встал из-за стола и направился к двери. Матросы тут же последовали за ним. Такого, чтобы груз в трюме оказался ненадежно закрепленным, на акорском корабле не было никогда, поэтому все предположили, что могло произойти что-то серьезное. Предки этих людей тысячу лет занимались мореплаванием, людские навыки передавались из поколения в поколение, поэтому любой из них мог с закрытыми глазами закрепить груз в трюме. Команда на «Несторе» подобралась надежная, каждый прекрасно знал свое дело, и груз, без сомнения, был закреплен наилучшим образом. И все же следовало убедиться в том, что все в порядке – небрежность в таких делах считалась недопустимой.
Алекс вышел на палубу и дождался, когда матросы принесут к люку, ведущему в трюм, масляные лампы. Потом взялся за кольцо, поднял крышку и спустился вниз. Ему передали одну лампу, и он поднял ее над головой, чтобы получше осветить темный трюм. Затем осмотрелся.
Все пушки стояли на месте. Сундуки – также. Однако капитан не сомневался в том, что слышал шум. В сопровождении нескольких матросов он отошел от трапа и снова осмотрелся. В следующее мгновение Алекс заметил у дальней стены какое-то движение. Он стремительно пересек трюм и, вытянув руку, ухватил за ворот щуплого юношу, пытавшегося нырнуть в темный угол. Но тут на худенькую фигурку упал свет фонаря – и Алекс замер в изумлении. Перед ним стояла молодая женщина. Причем он почти сразу узнал эти золотистые волосы и огромные, цвета ореха, глаза.
«Нет, такого не может быть, – промелькнуло у него. – Не может быть, чтобы она…» В следующее мгновение Алекс понял, что не ошибся. Перед ним стояла именно она – та самая женщина. Вообще-то Даркурт не был суеверным – акорское воспитание сказывалось. Он считал, что в жизни всякое случается, но мужчина должен сам преодолевать все жизненные трудности, однако при этом не следовало забывать о существовании судьбы – лишь глупец мог забыть о ней.
Но Алекс не глупец. Он настоящий воин. Воин с железными нервами, за что ему и пожаловали титул арчоса. Он ходил в военные походы, плавал по морю, забирался на высокие горы, участвовал во многих сражениях, умел подолгу обходиться без еды, питья и сна – и при этом не жаловался. И никогда не позволял чувствам влиять на его поступки. До этого мгновения.
Услышав возглас, вырвавшийся из груди капитана, матросы попятились. Не замечая их изумленных взглядов, он повел Джоанну к трапу.
– Какая нелепая, безумная, опасная выходка!.. – воскликнул Алекс.
С каждым шагом его гнев возрастал. Да-да, конечно же, он прав! Он всегда считал, что англичане позволяют своим женщинам слишком много. Чем еще объяснить, что девушка из богатой, знатной семьи решилась проникнуть на борт корабля? И ведь наверняка она знает – об этом всем известно, – что акорцы не принимают иностранцев.
– О чем только вы думали? – проворчал Алекс. – Мало того, что забрались сюда… Так вы даже не позаботились о том, чтобы прихватить с собой еды и питья! Полагали, что сумеете обойтись без пищи?
«Разумеется, акорцы правы… – думал Алекс. – Их женщины всегда знают свое место». Несмотря на то что благодаря усилиям его сводного брата в Акоре произошло немало изменений, положение женщин там всегда будет таким же, как и много веков назад. Уж он, Алекс, об этом позаботится.
Дойдя до своей каюты, Алекс распахнул дверь. Переступая порог, Джоанна споткнулась, но все же удержалась на ногах. Ухватившись за край стола, она повернулась и пристально посмотрела на Даркурта.
– Вы не оставили мне выбора! – заявила она. – Обращаться в министерство иностранных дел было бы бессмысленно. А вы… Вы даже не захотели выслушать меня. Что еще я могла сделать? Как должна была поступить?
Поведение молодой женщины поразило Алекса. Он был уверен, что Джоанна начнет просить прощения и умолять о снисхождении, – она же смело отстаивала свои интересы.
Немного помедлив, Алекс проговорил:
– Вы должны были поступить так, как на вашем месте поступила бы любая другая женщина. То есть должны были дождаться, когда другие займутся вашим делом.
– Но я целых шесть месяцев ждала! – воскликнула Джоанна. – Сколько еще, по-вашему, мне следовало ждать? Ведь я не знаю, что с моим братом. До сих пор не знаю…
Внезапно Джоанна застонала и схватилась за левую руку. Тотчас же заподозрив неладное, Алекс спросил:
– Что с вами?
– Ничего. Со мной все в порядке. Господи, как жаль, что все происходит именно так!.. – Джоанна снова умолкла и сделала глубокий вдох – словно ей не хватало воздуха.
– Вы больны?
Она отрицательно покачала головой, но Алекс уже понял: эта женщина, пробираясь к нему на корабль, еще и поранилась где-то.
– Что с вами случилось? – Он приблизился к ней.
Джоанна посмотрела на него с беспокойством и попыталась отступить. Но Алекс опередил ее. Придвинув к столу стул, он усадил Джоанну. При этом, прикоснувшись ладонью к ее щеке, почувствовал, что у нее жар.
Джоанна все еще держалась за левую руку, и Алекс заметил, что ее рукав покрыт бурыми пятнами.
– Я порезалась, когда пролезала в иллюминатор, – слабым голосом проговорила Джоанна. – Но со мной все в порядке. Я уже обработала рану. – Взглянув на Алекса исподлобья, она добавила: – Мне не нужна ваша помощь.
Алекс мысленно усмехнулся. Похоже, эта женщина действительно полагала, что сумела должным образом обработать рану. Да, она на редкость упряма… Что ж, может, англичан и устраивает такое поведение их женщин, но он, Алекс, подобных фокусов не потерпит. Уж он-то не станет с ней спорить.
Алекс взял Джоанну за руку и резким движением разорвал рукав ее куртки. Она попыталась отстраниться, но он удержал ее. Взглянув ему прямо в глаза, Джоанна воскликнула:
– Что вы делаете?! Прекратите немедленно!
– Похоже, вы совсем ничего не понимаете, – проворчал Алекс, разбинтовывая рану. – Ведь это довольно серьезно.
Джоанна снова попыталась отстраниться.
– Я же вам сказала, что обработала рану!
Тут Даркурт наконец увидел рану, и у него перехватило дыхание. Безобразный разрыв с покрасневшими краями являлся верным признаком инфекции. «Теперь понятно, почему у нее жар, – подумал он. – Можно не сомневаться, что она испытывает страшную боль, хоть и помалкивает». Алекс внимательно посмотрел на сидевшую перед ним женщину и, нахмурившись, проговорил:
– И это вы называете обработанной раной? Туда попала инфекция, и теперь у вас жар.
Алекс пожалел о том, что не взял на корабль лекаря. Но ведь путешествие было совсем недолгим, а члены его команды – люди здоровые… Разумеется, ему в голову не приходило, что кому-то может понадобиться помощь. К счастью, он и сам обладал некоторыми медицинскими навыками. Каждый акорский воин мог оказать срочную помощь, и у каждого имелись с собой лекарства, бинты и все необходимое.
Алекс подошел к своему сундуку, стоявшему в изножье кровати, и вытащил оттуда небольшую шкатулку. Затем направился в соседнюю каюту, чтобы набрать в таз чистой воды и вымыть руки. Вернувшись, он заметил, что Джоанна внимательно смотрит на него.
– Рану необходимо зашить, – сказал Алекс. – Но не бойтесь, я дам вам лекарство, и вы заснете. А когда придете в себя, все будет сделано.
Алекс принялся выбирать из шкатулки все необходимое. Он хотел усыпить женщину, однако понимал, что рискует. Ведь можно было ошибиться и дать ей слишком большую дозу снотворного – в таком случае она никогда не проснется. Впрочем, он собирался дать пациентке лишь несколько капель лекарства – решил, что этого для недолгой операции будет достаточно.
– Нет! – выкрикнула Джоанна. – Не надо снотворного.
Алекс посмотрел на нее с изумлением.
– Придется наложить несколько швов, и вам будет больно, – объяснил он. – Так что следует принять снотворное.
Джоанна отбросила с лица волосы и заявила:
– Мне самой приходилось зашивать раны. А в восемь лет мне зашивали ногу. Я знаю, что это такое.
– И все-таки вам надо принять снотворное, – настаивал Алекс.
– Нет, я не станут его пить! – отрезала Джоанна. – В этом нет необходимости. Со мной все будет в порядке.
«Господи, – подумал Алекс, – она действительно на редкость упряма». Впрочем, он не сомневался: почувствовав сильную боль, эта женщина тотчас передумает и согласится выпить снотворное.
– Что ж, очень хорошо, – кивнул Алекс.
Он принялся промывать рану, и Джоанна отвернулась. Но Даркурт все же успел заметить, что она побледнела.
Алекс действовал умело и быстро, однако он прекрасно знал, что все равно причиняет пациентке сильную боль.
– А теперь вам все-таки придется выпить лекарство, – сказал Алекс, покончив с промыванием раны.
Но Джоанна решительно покачала головой и побелевшими губами прошептала:
– Я же сказала, что со мной все в порядке. Делайте то, что считаете нужным.
Даркурту пришло в голову, что можно было бы силой влить снотворное в рот пациентке. «Но ведь она наверняка начнет сопротивляться, и это снова причинит ей боль», – тотчас же подумал он. Раздосадованный упрямством Джоанны, Алекс взялся за дело, надеясь, что она все-таки передумает. Но минута проходила за минутой, он аккуратно накладывал швы, а Джоанна молчала. Лишь когда рана уже была зашита, она тихонько вздохнула. Вздохнула с явным облегчением.
А вот Алекс ужасно нервничал – лицо его покрылось испариной, а руки дрожали, когда он перебинтовывал рану. Наконец он со вздохом отошел в сторону и внимательно посмотрел на свою пациентку. Она по-прежнему была смертельно бледна, но все же сумела прошептать:
– Вы отлично справились.
В следующее мгновение Джоанна потеряла сознание.
Упрямая, безумная, безрассудная… отважная женщина. Ну почему она лишилась чувств после, а не до операции? Действительно, что она хотела доказать? Неужели хотела показать, что способна выдержать боль?
Сообразив, что думает не о том, о чем следовало бы, Алекс подхватил девушку на руки и очень осторожно, чтобы не потревожить рану, уложил на кровать. Джоанна не шевелилась, но дышала ровно и глубоко, и Даркурт понял, что она крепко спит. Он снял с нее ботинки, отступил на несколько шагов, но тут вдруг заметил, что вся ее одежда в ужасном состоянии. Кроме пятен крови, были еще какие-то жирные пятна, очевидно, появившиеся, когда она пролезала в иллюминатор. А Алекс твердо знал: для выздоровления необходима чистота. Поэтому решил, что ни в коем случае не оставит Джоанну в грязной одежде.
Апекс снова подошел к кровати. Стиснув зубы, он осторожно снял с Джоанны куртку. Затем развязал тесемки на рубашке и стащил ее через голову. Кожа у девушки казалась очень бледной, с перламутровым оттенком. А на маленькой, идеальной формы груди выделялись коралловые соски.
Алекс отбросил в сторону рубашку Джоанны и вдруг заметил у нее на левом боку темные синяки – должно быть, она упала, когда забиралась через иллюминатор в каюту. Но как же ей удалось это?
Тут Алекс вспомнил, что кто-то из его матросов говорил о двух мальчишках, устроивших шум на крыше склада. Когда же их начали преследовать, они скрылись в каком-то переулке. Может, она именно тогда проникла на корабль? Да, вероятно. Потому что другой возможности у нее не было.
Алекс решил непременно поговорить со своими людьми. Нужно напомнить им: в лондонском порту необходимо особенно тщательно следить за тем, что происходит у причала.
И конечно же, матросы захотят узнать, почему эта женщина присутствует на судне. Вероятно, они догадаются, что она проникла на корабль без ведома капитана. «Как бы то ни было, но всю правду я им, разумеется, не скажу», – решил Даркурт.
Алекс хотел накрыть Джоанну одеялом, но вовремя вспомнил о предрассудках англичан, касающихся наготы. Вздохнув, он направился к сундуку, вытащил оттуда тонкую тунику и надел ее на девушку. Он сделал это не потому, что щадил ее чувствительность, – просто представил, какой шум она поднимет, если проснется обнаженной в чужой постели.
Потом Алекс сел за письменный стол, но никак не мог собраться с мыслями. Несколько раз он поднимался и подходил к Джоанне. Она по-прежнему спала, и, как показалось Алексу, ей было уже гораздо лучше – во всяком случае, жар спадал.
В очередной раз поднявшись, Даркурт вдруг заметил узелок Джоанны – прежде он не обращал на него внимания. Повинуясь внезапному порыву, Алекс выложил все содержимое узелка на стол. Причем угрызения совести его не терзали: женщина проникла на борт его судна без сопровождающего мужчины – значит, и она сама, и все ее вещи становились его собственностью, пусть даже она еще не знала об этом.
Алекс окинул взглядом лежавшие перед ним вещи. Небольшая бутыль, пакет с сушеной говядиной, еще один – с сухарями, тонкое одеяло, чистая рубашка с оторванным подолом, кошелек с двадцатью шестью золотыми гинеями и крохотная аптечка, в которой, конечно же, не могло быть всего необходимого. Был еще нож, довольно острый. И, наконец, книга – «Размышления о сущности Королевства Акора». Книга написанная сэром Уильямом, графом Хоукфортом.
Эту книгу Алексу доводилось видеть и раньше, он даже читал ее, но дело было лет десять назад, в библиотеке Марсфилда. Пятнадцатилетний, он тогда впервые оказался в Англии и, разумеется, пришел в восторг, когда обнаружил книгу о своей родине. Написанная дедом нынешнего графа Хоукфорта, то есть Ройса, книга эта содержала кое-какую информацию, намекавшую на связь рода Хоукфортов с Акорой. Даркурт считал, что это маловероятно, но возможно. Во всяком случае, ему было известно, что акорское королевство не такая неприступная крепость, как могло показаться.
Внимательно осмотрев все вещи Джоанны – нож он оставил у себя, – Алекс увязал их в узелок и вновь подошел к кровати. К счастью, жара у девушки не было – опасность миновала. Однако она по-прежнему спала, и Алекс нисколько не сомневался: до утра его пациентка не проснется. Разумеется, у него не было ни малейшего желания спать на палубе, и если бы неожиданным гостем оказался мужчина, то Даркурт не стал бы с ним церемониться. Но на корабль проникла женщина, и это меняло дело. Да, вела она себя не совсем по-женски, однако заслуживала почтительного отношения.
В конце концов, принц Акоры решил, что проведет ночь на палубе. Поднимаясь по трапу, он думал о том, как же ему быть с этой англичанкой, не признававшей общепринятых правил. Джоанна Хоукфорт действительно была необыкновенной женщиной – теперь уже Алекс в этом не сомневался.
Алекс долго не мог уснуть, и сон его был беспокойным. Проснувшись на рассвете, когда ночь с явной неохотой уступает место серому утру, Даркурт принялся обдумывать сложившуюся ситуацию. С первого взгляда все выглядело не так уж плохо – ведь свою миссию в Англии он выполнил, и о том свидетельствовали пушки, стоявшие в трюме. Их покупка потребовала немалых усилий, поскольку англичанам следовало об этом знать. И разумеется, никто за пределами королевства не должен был узнать о назревшем в Акоре кризисе. К счастью, англичане ни о чем не догадывались – по их мнению, в Акоре все оставалось по-прежнему, то есть считалось, что акорцы могли противостоять любому противнику. А если кто-то узнает правду, то алчные взгляды тут же обратятся в сторону королевства – в этом Алекс не сомневался. Так что о государственных делах не следовало забывать. Но были и другие проблемы – например, присутствие на судне нежданной гостьи. Действительно, как с ней поступить?
Впрочем, Даркурту пришлось признать: эта женщина все-таки произвела на него впечатление – возможно, обезоруживала ее смелость. И вместе с тем она ужасно раздражала Алекса. Мало того, что пробралась на судно, так еще и заняла его каюту…
Тут принц вынужден был напомнить себе, что Джоанна Хоукфорт – женщина и, следовательно, он обязан был заботиться о ней и защищать, что бы ни случилось. Внезапно Алекс почувствовал, что ему хочется усадить Джоанну к себе на колени и…
Эта мысль ужасно смутила его. Такие мысли недостойны любого акорского воина, не говоря уже об особе королевской крови.
Черт побери, что же с ней делать?
Она верна своему брату – глупо, нелепо верна, конечно же, – но верность он всегда уважал. И еще она смела, в этом нет сомнений.
– Арчос!
В следующее мгновение Алекс увидел одного из воинов. Он хорошо его знал – они вместе побывали во многих походах. Лицо воина казалось бесстрастным, но в глазах затаилась тревога.
– Мы заметили корабли, капитан!
Алекс посмотрел в ту сторону, куда указывал воин. И почти сразу же увидел на востоке три крохотные точки – три парусника.
– Французские? – спросил Даркурт.
Воин кивнул и указал в сторону кораблей подзорной трубой.
– Они под французскими флагами, арчос.
Даркурт нахмурился, но тут же подумал, что повода для беспокойства нет. Конечно, французы известны своим горячим нравом, но они далеко не глупы. Они узнают акорский корабль и пропустят его, несмотря на то, что он идет из Англии.
Если, конечно, он сам не пожелает приблизиться к французским судам. Любой французский капитан с восторгом встретит акорского принца и с гордостью сообщит об этом своему командованию. Более того, любой французский капитан с радостью избавит легендарного акорского принца от англичанки, тайком пробравшейся на корабль. Французы находились в состоянии войны с Британией, но при этом были людьми вполне цивилизованными. К тому же после своей кровавой революции и казни монарха французы стремились доказать (себе главным образом), что они нация культурная и просвещенная. И если они возьмут на борт леди Хоукфорт, то ее, возможно, даже представят при дворе Наполеона как почетную гостью и не причинят вреда. А со временем доставят домой, в Англию. Для Джоанны это будет неплохим уроком. Соблазн поступить именно так был велик, однако Даркурт понимал: подобные действия нанесли бы урон его чести – он не мог передать девушку в руки врага, как бы хорошо французы с ней ни обращались.
Алекс еще несколько секунд смотрел на приближающиеся паруса, затем приказал:
– Не обращайте на них внимания.
Воин кивнул и вернулся к своим обязанностям. Алекс же снова задумался. «Ну что с ней делать? – спрашивал он себя. – Через несколько дней мы подойдем к испанскому побережью… Может, передать ее в руки англичан? Правда, сначала следует узнать, насколько велико сейчас их влияние в Испании. Ситуация может измениться в любую минуту, и если в Испании неспокойно, то нельзя оставлять там леди Хоукфорт».
Алекс прекрасно понимал: не следует оставлять женщину там, где идут боевые действия, – даже такую сильную и мужественную женщину, как Джоанна Хоукфорт.
Но все-таки как с ней поступить? Ведь она намерена отыскать брата и, судя по всему, не отступится. Алекс вынужден был признать, что подобная верность брату не могла не вызвать уважения.
«А может, повернуть обратно и доставить ее туда, где ей самое место, – в Британию? – подумал он неожиданно. – Что ж, вероятно, это был бы наилучший выход, если бы не пушки…»
Алекс тяжко вздохнул. Разумеется, он не решится повернуть обратно. Ведь англичане могли узнать о пушках, находившихся в трюме, и это вызвало бы нежелательные осложнения.
Да, он не мог вернуться в Британию с пушками в трюме. Это был бы на редкость легкомысленный поступок.
Следовательно, можно было сделать вывод: леди Джоанна Хоукфорт добьется своего, то есть доберется до Акоры. Но что ее там ждет?.. На этот вопрос Алекс затруднялся ответить.
Почувствовав знакомый запах, Алекс невольно улыбнулся. Оказалось, что матросы разожгли на палубе жаровню, чтобы тушить рыбу. Это было традиционное акорское блюдо, и его умел готовить каждый акорец. Но каждый готовил его по-своему – так, как было принято в семье из поколения в поколение.
За три месяца, проведенные в Англии, Алекс ужасно соскучился по привычной пище. Поэтому сейчас, увидев своих людей, собравшихся у жаровни, почувствовал, что у него разыгрался аппетит. Он подошел к матросам, и ему вскоре подали миску с ароматной едой и большую лепешку. Но тут он вспомнил о своей гостье.
«Она, должно быть, голодна как волк, – подумал Даркурт. – Правда, у нее есть сухари и сушеная говядина. Вероятно, ее следовало бы оставить именно на этом пайке».
Немного помедлив, Алекс тяжко вздохнул и направился к своей каюте.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Остров мечты - Литтон Джози



МНЕ ПОНРАВИЛСЯ
Остров мечты - Литтон ДжозиМИЛАНА
10.06.2012, 19.42





Прикольно. Если я верно поняла, то это серия романов про акорских принцев и принцесс.
Остров мечты - Литтон ДжозиKotyana
6.07.2012, 16.15





Хороший роман! Местами скучноват. Разок прочитать можно...
Остров мечты - Литтон ДжозиЛена
20.02.2013, 10.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100