Читать онлайн Остров мечты, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Остров мечты - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Остров мечты - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Остров мечты - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Остров мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Джоанна с удовлетворением наблюдала за отъезжавшим ландо. Она предполагала, что Даркурт постарается незаметно улизнуть с праздника, так что его поведение нисколько ее не удивило. Как хорошо, что ей пришло в голову заранее выяснить, где стоит экипаж маркиза. Впрочем, это было совсем несложно, потому что она сразу заметила поодаль от парадного входа пару великолепных лошадей, запряженных в ландо. Джоанна не мешкая села в свой экипаж и, отъехав от Карлтон-Хауса, наконец-то позволила себе расслабиться.
Она терпеть не могла светские сборища и сейчас в очередной раз убедилась в том, что ей нечего делать на подобных вечерах. Гости принца без всякого стеснения разглядывали ее, а некоторые пытались вступить с ней в беседу, однако вовремя спохватывались – очевидно, вспомнили, как говорил с Джоанной прославленный Алекс Даркурт. И конечно же, многие из гостей перешептывались у нее за спиной, бросали в ее сторону презрительные взгляды и насмешливо улыбались. В какой-то момент Джоанна даже порадовалась тому, что Ройса с ней не было. Впрочем, если бы он все-таки находился рядом, то ей не пришлось бы бегать за Даркуртом – у нее вообще не было бы причин для беспокойства.
Ну а Даркурт… Если бы этот человек счел возможным уделить ей минут пять несколько дней назад, она была бы избавлена от унижений в Карлтон-Хаусе. Так что ему придется увидеться с ней сейчас – это Джоанна решила твердо. Да, прежде чем маркиз войдет в свой лондонский дом, ему придется поговорить с ней – на сей раз она не отступится, ни за что не отступится.
Выглянув из окна экипажа, Джоанна нахмурилась. Оказалось, что Даркурт ехал не к своему дому, а совсем в другую сторону – судя по всему, к реке.
– Следуй за тем экипажем! – крикнула Джоанна кучеру. – Не упускай его из виду!
Заметив, что над Темзой начал сгущаться туман, Джоанна выругалась сквозь зубы – совсем не по-женски. Снова выглянув из окна, она спросила:
– Харрис, ты видишь что-нибудь?
– Почти ничего, – отозвался кучер, невысокий крепкий мужчина с всклокоченными черными волосами, черной бородой и сверкающими глазами.
Вообще-то Болкум Харрис был вовсе не кучером, а кузнецом, но, узнав о поездке в Лондон, изъявил желание сопровождать Джоанну. Она тут же согласилась, так как знала, что на Харриса можно положиться. В Лондоне же, по мнению Джоанны, трудно было бы обойтись без сильного и преданного помощника.
– Харрис, куда, по-твоему, он едет?
– Похоже, что в Саутуорк, миледи. Сейчас мы около моста.
«Может, Даркурт решил развлечься в одном из борделей Саутуорка? – думала Джоанна. – Но почему в обществе леди Ламперт? Нет, едва ли. Это невозможно. А впрочем, кто знает, что может прийти в голову светскому человеку?»
– Я почти ничего не вижу, – пробормотала Джоанна.
– Тогда слушайте, – посоветовал Болкум. – Слышите цокот копыт?
Джоанна прислушалась и поняла, что ее помощник прав. Причем ландо Даркурта было совсем недалеко.
– Кажется, они останавливаются, – сказала Джоанна минуту спустя. – Пожалуйста, помедленнее.
Болкум придержал лошадей, а вскоре и вовсе остановил. Экипаж Даркурта тоже стоял. Внезапно заржала одна из лошадей маркиза, а потом воцарилась тишина, слышно было лишь, как вода бьется о причал.
– Нам нельзя мешкать, миледи, – ворчал кузнец. – Иначе домой дороги не найти.
– Солнце разгонит туман, – заявила Джоанна. – А пока… – Она соскочила с подножки кареты. – Привяжи лошадей и следуй за мной. Хочу взглянуть, куда они направляются.
Болкум повиновался, однако пробурчал:
– Не стоит разгуливать в подобных местах, миледи.
– Ничего страшного, – ответила Джоанна. Немного помолчав, добавила: – Они где-то совсем рядом. Кажется, я слышу голоса. Иди за мной, Харрис.
Джоанна уверенно зашагала по улице; по обеим сторонам тянулись какие-то строения, напоминавшие склады, и заканчивалась она в районе доков – Саутуорк считался главным портом Лондона. Первые лучи рассвета освещали мачты торговых судов, и уже можно было разглядеть тяжелое вооружение на борту многих из них. Конечно же, пушки на борту не соответствовали мирному предназначению этих судов, однако присутствие орудий было вполне объяснимо. Хотя британский флот по-прежнему оставался самым сильным в мире, император Наполеон, похоже, мог изменить ситуацию; и лишь отчаянные смельчаки решались в столь тревожное время выйти в море безоружными.
Внезапно подул легкий бриз, и на несколько секунд туман рассеялся. Однако этих секунд хватило для того, чтобы заметить смутный силуэт, маячивший впереди. И еще Джоанне показалось, что она увидела… Нет, наверное, разыгравшееся воображение сыграло с ней злую шутку. Но если ей все же не почудилось, то тогда…
В следующее мгновение ветерок снова разогнал туман, и Джоанна увидела огромное судно, возвышавшееся над водой. Нос корабля украшала резная бычья голова с красными глазами, поблескивавшими в серой мгле. Такелаж же на главной мачте тихонько позвякивал.
Тут послышались голоса, и Джоанна почти тотчас же разглядела несколько мужских фигур. Эти люди стояли у причала и говорили на каком-то непонятном языке. Хотя отдельные слова показались Джоанне знакомыми.
Харрис тронул свою спутницу за локоть, давая понять, что пора уходить. Но она отрицательно покачала головой. Впрочем, Джоанна понимала, что тревога кузнеца вполне оправданна и рисковать не стоило. Ведь стоявшее перед ними судно совершенно не походило на все прочие корабли в порту. Более того, таких судов не было ни в одной из стран. Если, конечно, не считать кораблей легендарного Королевства Акора. В эту загадочную страну иноземцы не допускались – и именно туда отправили Ройса…
При мысли о брате Джоанна почувствовала, что глаза ее наполняются слезами. Ведь Ройса, возможно, уже нет в живых.
– Акорцы, – сквозь зубы пробормотал Харрис.
Джоанна молча взглянула на своего спутника – с таким же успехом он мог бы произнести другое слово – «опасность». И действительно, акорские воины были очень хорошо известны. Вот уже несколько лет ходили слухи о том, что Франция отправила в район Акоры военную экспедицию, о которой больше никто не слышал. А до этого говорили о самонадеянных испанских, португальских и английских исследователях – они хотели прославиться, прорвавшись в закрытое королевство, но тоже бесследно исчезли. Древняя Акора обладала самым современным вооружением, а ее мужчины всегда были прекрасными воинами, так что королевство могло весьма успешно противостоять самым могущественным противникам.
– Стало быть, все эти слухи про маркиза – правда? – спросил Харрис, подталкивая Джоанну к. экипажу.
– Слухи о том, что он акорец или наполовину акорец? Да, похоже, что правда.
По спине Джоанны пробежал холодок. Впрочем, она не столько боялась акорцев, сколько восхищалась ими. Ведь они с Ройсом всегда мечтали об этом легендарном королевстве. И в подобном увлечении не было ничего удивительного, ибо только Хоукфорты могли похвастать замечательной коллекцией акорских произведений искусства. Считалось, что ювелирные украшения и прочие ценности были при весьма загадочных обстоятельствах переправлены в Британию еще во времена Первого крестового похода. Якобы в те же годы один из Хоукфортов перебрался в Акору и некоторое время давал о себе знать – во всяком случае, так гласили семейные предания. Как бы то ни было, но Джоанна с Ройсом с детства восхищались Акорой. Долгими дождливыми вечерами сестра с братом рассматривали в библиотеке изящные брелоки, колечки, ножи, статуэтки и старинные свитки – им хотелось узнать о таинственном королевстве как можно больше. Но при этом Джоанне казалось, что ей никогда не удастся удовлетворить свое любопытство – она лишь мечтала… Брат же оказался более предприимчивым. Интерес политиков к Акоре день ото дня возрастал, и как раз Ройс обратился в министерство иностранных дел…
– Говорят, акорцы не пускают к себе иностранцев, – в задумчивости пробормотал Харрис. – Но как же тогда британский лорд мог оказаться одним из них?
Джоанна пожала плечами:
– Рассказывают, что отец маркиза попал в кораблекрушение у берегов королевства. И якобы спасла его прекрасная акорская принцесса. Она нашла его, а потом влюбилась в него без памяти. Конечно, этим рассказам можно было бы не верить, если бы не одно обстоятельство… Маркиз Босуик, долго носивший траур по исчезнувшему сыну, вдруг объявил, что у него есть внук.
Харрис усмехнулся:
– Как же маркиз узнал про внука? Нашел его на ступеньках своего особняка?
– Подробности мне неизвестны, – сказала Джоанна. – Зато я точно знаю, что маркиз сделал мальчика своим наследником. Когда пять лет назад он умер, Даркурт стал маркизом Босуиком. И унаследовал все остальные титулы. Этого было вполне достаточно, чтобы его приняли в обществе и не докучали расспросами. Говорят, что он неофициальный представитель акорского королевства. И я знаю, что Ройс встречался с ним. Во всяком случае, один раз наверняка встречался…
Джоанна внезапно умолкла. Ей вдруг пришло в голову, что Даркурт, возможно, намеревается покинуть Англию – не зря же он направился к акорскому судну. Но если так, если маркиз действительно покинет Англию… Тогда умрет ее последняя надежда разыскать брата.
– Садитесь, мисс, – проворчал Харрис, распахивая перед ней дверцу экипажа. Казалось, он был чем-то недоволен.
Джоанна села. Но не успел ее спутник захлопнуть дверцу, как она схватила его за руку.
– Харрис, у меня к тебе просьба… Если ты, конечно, не возражаешь.
Кузнец смягчился и с ласковой улыбкой проговорил:
– Миледи, я сделаю для вас все, что в моих силах.
Мысленно возблагодарив Господа за преданность людей, служивших Хоукфортам, Джоанна сказала:
– Отвези меня домой, а потом поезжай к особняку маркиза. Посмотри, нет ли признаков того, что маркиз собирается покинуть его.
Болкум молча кивнул и, отступив на шаг, захлопнул дверцу. Через несколько секунд экипаж покачнулся – кузнец занял свое место на козлах, и колеса застучали по мостовой. Откинувшись на кожаные подушки, Джоанна тихонько вздохнула и прикрыла глаза.
Утро окончательно вступило в свои права, когда Харрис привез Джоанну в Мейфэр
type="note" l:href="#n_2">[2]
, к роскошному лондонскому особняку, которым Хоукфорты владели уже более полувека. Однако туман не рассеялся – казалось даже, что он стал еще гуще, – и поэтому фонари по обеим сторонам ворот все еще горели. Горел свет и в огромном холле, где Джоанну, несмотря на ранний час, встретила безупречно одетая Малридж.
– Добро пожаловать домой, миледи, – проговорила экономка с совершенно невозмутимым видом. – Надеюсь, все сложилось удачно?..
– Во всяком случае, это было весьма поучительное зрелище, – сказала Джоанна, протягивая экономке перчатки и ридикюль. – Теперь я, кажется, окончательно поняла значение слова «избыток». Что же касается вечера в Карлтон-Хаусе…
Джоанна внезапно умолкла; она вспомнила огромный корабль – таинственный акорский корабль, стоявший в лондонском порту.
Заметив, что Малридж вопросительно смотрит на нее, Джоанна невольно улыбнулась. Экономка всегда оставалась самой собой – то есть была немногословной и сдержанной, временами даже казалась суровой, но при этом, являлась добрейшей из женщин. Джоанна понятия не имела, сколько Малридж лет. За долгие годы службы у Хоук-фортов экономка ничуть не изменилась – те же черные волосы, то же строгое платье и всегда плотно сжатые губы. Улыбалась она крайне редко, но Джоанна прекрасно знала: в случае необходимости Малридж всегда придет на помощь.
– Можете принять ванну, миледи, – сказала экономка. Джоанна вздохнула.
– Да, пожалуй. Полагаю, сейчас мне это необходимо. В Карлтон-Хаусе было ужасно жарко и душно…
– Пойдемте, – кивнула Малридж. – Вода греется.
Экономка взяла Джоанну за руку и, словно та все еще была маленькой девочкой, повела ее вверх по лестнице. И тут Джоанне вдруг вспомнилось детство: ей девять лет, она внезапно осиротела и очень напугана… Ройс тогда пытался поддержать ее, но брат был всего на четыре года старше. К тому же и он был ошеломлен произошедшим. Добрые люди, служившие у Хоукфортов, делали все возможное, чтобы утешить детей – их родители погибли во время сильнейшего шторма. Но именно Малридж, суровая и неулыбчивая Малридж, прижала их к груди, утерла им слезы и помогла пережить горе.
– Мне так и не удалось поговорить с Даркуртом. – Джоанна снова вздохнула. – Я пыталась, но он не захотел меня выслушать.
На лестничной площадке они остановились.
– Я не сомневалась, что так и произойдет, – заметила экономка.
Джоанна судорожно сглотнула.
– Проклятый лорд…
Малридж покачала головой.
– Не стоит терзаться, миледи. Знаете, я уже давно поняла, что от этого маркиза толку не будет. Поняла в тот самый день, когда он не пожелал вас принять.
Джоанна молча смотрела в окно; туман был до того густым, что казалось, рассвет так и не наступит.
– Но ведь ему ничего не стоило мне помочь, – сказала она, повернувшись к экономке.
Малридж пожала плечами:
– Кто знает… А теперь, миледи, пойдемте. Вы слишком утомились, чтобы думать об этом.
Джоанна действительно ужасно устала; она даже не помнила, как оказалась в ванне с теплой водой. Малридж подала молодой хозяйке чашку ароматного ромашкового чая, а потом достала из шкафа ночную сорочку Джоанны и приготовила ей постель.
– Миледи, только не сидите в воде слишком долго, – посоветовала она. – А то заснете прямо в ванне.
Джоанна усмехнулась:
– Постараюсь не уснуть. Зато теперь я смыла с себя… этот ужасный запах.
– Неужели там было так плохо? – спросила экономка.
– Хуже просто быть не может. И все казалось каким-то… нереальным. В том числе и гости принца. Огромные парики, избыток украшений, раскрашенные, как маски, лица… Эти люди выглядели совершенно неестественно.
– Они все так выглядели?
– Нет, не все, – покачала головой Джоанна. – Даркурт совсем не такой. И все время оставался самим собой. – Джоанна вдруг почувствовала, как по спине ее пробежали мурашки. – Да, он совсем другой…
Вода остывала, и Джоанна наконец вылезла из ванны. Завернувшись в полотенце, она взяла из рук Малридж ночную сорочку.
– Наверное, я не смогу уснуть. – Джоанна покосилась на кровать. – Никогда не могла спать днем.
– Можете не спать, но прилечь вам не помешает, – сказала экономка.
Тут в дверь постучали, и Малридж открыла. У порога стояла молоденькая горничная – эта девушка всегда была чем-то взволнована.
– Миледи, Харрис вернулся, – сообщила она. – И хочет вам что-то сказать.
Болкум ждал в холле. Не обращая внимания на экономку, он тотчас же заговорил:
– Прошу прощения, что тревожу вас, миледи, но я подумал, что вы захотите узнать, как я съездил. Особняк маркиза заперт. И похоже, надолго. Я поговорил с молодой женщиной из соседнего дома, и она сказала, что маркиз отправил всю прислугу в свою загородную резиденцию.
Джоанна тяжело вздохнула.
– Значит, он и в самом деле намерен покинуть Англию.
– Похоже на то, – кивнул Харрис.
Кузнец с экономкой обменялись взглядами, и та, с улыбкой посмотрев на Джоанну, ласково проговорила: – Ложитесь в постель, миледи.
Джоанна подчинилась – ничего иного ей не оставалось. Но чуть позже, лежа в постели и глядя на шелковый полог кровати, она принялась составлять план действий. Правда, сначала этот план представлялся ей сущим безумием, но чем больше Джоанна думала, тем более реальным он казался.
Газета должна быть где-то здесь, ведь «Таймс» приходит с регулярностью рассвета – это являлось одним из преимуществ лондонской жизни. В Хоукфорт газету доставляли по почте, поэтому ее получали с опозданием на день.
В Лондоне же «Таймс» ей всегда подавали за завтраком, но почему-то сегодня утром – точнее, уже днем – газеты не оказалось.
Джоанне удалось немного поспать, правда, из-за усталости сон ее был очень беспокойным. Проснувшись, Джоанна обнаружила, что экономка отправилась на рынок, так что у нее имелся по крайней мере час и можно было приступать к осуществлению задуманного.
Но сначала следовало найти газету. Ее не было ни на столе, ни под столом, не было и на соседних стульях. Поднявшись, Джоанна тщательным образом осмотрела весь пол, но не обнаружила ровным счетом ничего – ни пылинки. Взяв с тарелки сладкую булочку, она вышла в холл, чтобы взглянуть на столик, где обычно оставляли корреспонденцию. Но и там лежали только письма, не представлявшие никакого интереса. Газеты же нигде не было.
Доев булочку, Джоанна сделала глубокий вздох и, прикрыв глаза, попыталась сосредоточиться – ей надо было во что бы то ни стало отыскать «Таймс». Она попыталась представить, как пахнут свежей типографской краской газетные листы, представила, как шуршат, когда их перелистываешь, страницы.
Открыв глаза, Джоанна бросилась в кухню. Кухарка на несколько минут ушла в свою комнату, а помогавшие ей девочки-близняшки убежали в сад, находившийся за кухонной дверью. Девочки играли с котятами, слуги же, стоявшие рядом, смотрели на них и улыбались.
Джоанна вышла на середину кухни и осмотрелась. Это было ее любимое место в доме (впрочем, хоукфортскую кухню она еще больше любила), ей все здесь нравилось – и огромные очаги, расположенные у стен, один напротив другого, и всевозможные котлы, сковородки и вертела, висевшие над очагами, и мраморные разделочные столы со множеством ящиков для специй. Газета же нашлась почти сразу – она лежала на краю самого большого стола.
Если бы с такой же легкостью можно было разыскать и Ройса!
Вспомнив о брате, Джоанна невольно вздрогнула. Но она тут же отбросила нелепые мысли и сказала себе: «Не стоит думать об этом… Да, иногда мне удается находить затерявшиеся вещи, есть у меня такой необычный дар, но едва ли я сумею подобным образом отыскать Ройса. А впрочем…»
Джоанна вспомнила, что однажды ей удалось найти и человека. Что ж, может, и на сей раз получится…
Быстро пролистав газету, Джоанна нашла то, что искала. Ее интересовало расписание приходивших в Лондон и отплывавших из британской столицы торговых судов. В «Таймс» ежедневно помещали такие расписания, а также сообщали время приливов и отливов.
Джоанна ужасно волновалась. Конечно, задуманное ею – сущее безумие. Ведь она могла повторить ошибку Ройса. Ошибку, возможно, стоившую ему жизни. Но разве у нее был выбор? Не зная, что с братом, оставаться в Хоукфорте было бы невыносимо. Так что в сложившейся ситуации любое действие казалось лучше бездействия.
Джоанна прошла в гостиную и, усевшись за стол, вытащила перо, бумагу и чернила. Писала быстро, не останавливаясь. Писала только о деле. Закончив письмо, она посыпала его песком, сложила, сунула в конверт и, спрятав в потайной карман платья, вернулась в свои покои.
Остаток дня прошел без происшествий. Сославшись на усталость, Джоанна осталась в своей комнате. Она немного вздремнула, а потом сидела у окна, глядя на улицу. Перед ее мысленным взором возникали виды Хоукфорта – прекрасные сады, изумрудные газоны и древние каменные стены старой крепости, поросшие лиловыми флоксами, фиалками, анютиными глазками, примулами и колокольчиками. А за стенами виднелось море, ласкавшее песчаный пляж, на котором они с братом так любили играть в детстве.
После смерти родителей Ройс не вернулся в Итон; оставшись в Хоукфорте, он решил готовиться к поступлению в университет самостоятельно, вернее – с приходившими к нему учителями. Эти же учителя занимались и с его сестрой. Причем Джоанна оказалась очень способной ученицей. К тому времени, когда Ройс стал готовиться к отъезду в Кембридж, она уже говорила на нескольких языках и неплохо знала математику. К тому же она прекрасно управляла поместьем, так что Ройс не сомневался: Джоанна лучше кого бы то ни было справится с этим делом.
В Хоукфорте приближалось время сенокоса. Вообще-то Джоанне нравились все времена года, но лето, когда земля так щедра на роскошные дары, – особенно. Она тут же представила, как припекает полуденное солнце и как пахнет свежескошенная трава. А потом вспомнила вкус ледяного сидра – это был чудесный напиток.
Джоанна ужасно тосковала по дому, но она знала: надеяться на скорое возвращение не стоит. Пока судьба Ройса неизвестна, она нигде не сможет найти покоя.
Тем временем наступили долгие летние сумерки, и улица за окном опустела. В доме же воцарилась тишина – видимо, слуги отдыхали или готовились к ужину. Джоанна со вздохом поднялась со стула и подошла к расписанному цветами тазу для умывания, стоявшему на специальной подставке. Вода в кувшине была довольно холодной, но это оказалось очень кстати. Джоанна ополоснула лицо и, взбодрившись, направилась к гардеробу, где висела уже приготовленная ею одежда. Надев все, кроме ботинок, она увязала в небольшой узелок вещи, которые могли ей понадобиться в дороге. Теперь оставалось только дождаться темноты.
Взглянув на стоявшие на каминной полке часы, Джоанна убедилась, что до отлива оставалось еще несколько часов. Решив немного отдохнуть перед дорогой, она улеглась на кровать. Джоанна была уверена, что не заснет, но усталость взяла свое. Она уснула, едва лишь голова ее коснулась подушки.
…Джоанна вздрогнула и тихонько вскрикнула от удивления. Все вокруг было освещено призрачным лунным светом, проникавшим в комнату сквозь тонкие летние шторы. В этот момент часы пробили полночь. Досадливо поморщившись, Джоанна вскочила с кровати и схватила узелок с вещами. Черт возьми, она ужасно долго спала и теперь, возможно, опоздает!
Джоанна очень торопилась, но все же не забыла положить на подушку написанное ею письмо. Затем осторожно приоткрыла дверь и, выскользнув из комнаты, на цыпочках спустилась вниз. В холле, сидя на стуле, мирно спал один из слуг. Кого-нибудь из них оставляли у парадного входа в особняк с тех пор, как в Лондоне стало неспокойно – рабочие с многочисленных новых фабрик поздно возвращались домой, и поэтому случалось всякое. Впрочем, слуга дежурил в холле больше для порядка; на самом же деле никто не верил, что кто-то решится ворваться в особняк в Мейфэре.
Разумеется, Джоанна не стала будить слугу. Проскользнув мимо него на кухню, она собрала там немного провизии – взяла из шкафа сухарей, сушеного мяса и бутыль воды. Ей хотелось прихватить с собой побольше съестного, но Джоанна знала, что путешествовать налегке гораздо удобнее. В последний момент, повинуясь внезапному импульсу, она взяла со стола острый нож и тоже сунула его в узелок. Вдруг где-то скрипнула половица, и Джоанна замерла, затаила дыхание. Но из кухаркиной комнаты не доносилось ни звука, и она, с облегчением вздохнув, выскользнула за дверь и зашагала по дорожке, ведущей к боковой калитке.
Ночь была теплой, но Джоанну била дрожь. Днем она несколько раз представляла себе свой путь, но одно дело представлять, совсем другое – идти ночью по пустынному городу. В темноте Джоанна почти ничего не узнавала, потому что бывала на этих улицах только днем.
Впрочем, ничего удивительного, ведь она совсем не знает столицу – город отнюдь не безопасный. «Надо забыть о своих страхах, главное – ничего не бояться», – говорила себе Джоанна, шагая по темным улицам. Спустившись наконец к реке, она направилась в сторону Саутуорка. Когда Джоанна шла по переулкам, ведущим к причалу, сердце ее неистово колотилось. «Только бы акорский корабль был на месте…» – мысленно твердила она.
Судно с носовой фигурой в виде быка стояло на прежнем месте. Джоанна с облегчением вздохнула, но тут же, живо представив, что она собирается сделать, в ужасе содрогнулась – чувство облегчения оставило ее. Джоанна инстинктивно прижалась спиной к стене какого-то склада. Сбрдце билось так гулко, что она всерьез опасалась: эти удары могут выдать ее присутствие. В любой момент ее могли увидеть – и тогда все пропало.
Двое стражников стояли на краю причала. Еще несколько человек расхаживали по палубе. Накануне, в предрассветных сумерках, Джоанна могла различить лишь силуэты, но и этого оказалось достаточно, чтобы убедиться: все они – люди высокие и физически крепкие. Сейчас она разглядела, что на них были короткие, чуть выше колена, туники, перетянутые поясами. На поясах же висели ножны со шпагами. Эти воины казались пришельцами из иных времен – из Древней Греции, например. И все же они были совершенно реальны.
Джоанна окинула взглядом пристань. Рядом с акорским кораблем других судов не было. Что ж, ничего удивительного. О таинственном королевстве рассказывали множество самых невероятных историй, и поэтому ни один капитан не решался поставить свой корабль рядом с акорским. На складах, окружавших причал, тоже, похоже, никого не было, – вероятно, по причине позднего часа. Где-то вдалеке, на узких и темных улочках Саутуорка, раздавался смех – неудивительно, ведь там, без сомнения, процветали многочисленные притоны. Джоанна, никогда не бывавшая в таких местах, сейчас даже пожалела, что ни один из притонов не расположен поблизости. Будь где-то рядом подобное заведение, она непременно заглянула бы туда, чтобы найти то, что искала.
Впрочем, вскоре Джоанна увидела именно то, что требовалось: необыкновенно старую таверну, она появилась в этих местах еще во времена римлян. Поскольку ночь была теплой, завсегдатаи заведения вышли на улицу; тут они пили эль и джин, играли в кости и ухаживали за веселыми служанками.
Неподалеку стояли двое мальчишек. Джоанна несколько минут внимательно разглядывала их. Она решила, что им лет по десять – двенадцать. Вообще-то Джоанна была уверена, что детям не полагалось в столь поздний час разгуливать по улицам. И конечно же, ей ужасно не хотелось пользоваться услугами мальчишек, пусть даже им и не грозила серьезная опасность. Однако она прекрасно понимала, что в одиночку сможет выполнить свой план лишь в том случае, если ей очень-очень повезет.
Джоанна осторожно приблизилась к мальчишкам и дождалась, когда один из них заметит ее. Потом она кивнула ему и, не оборачиваясь, пошла вдоль причала. Легкие шаги за ее спиной свидетельствовали о том, что парочка направилась следом за ней.
Отойдя на некоторое расстояние от таверны – тут их уже не могли услышать, – Джоанна остановилась и обернулась. Мальчишки стояли, держа руки в карманах изодранных штанов, и смотрели на молодую женщину с восторгом и удивлением. Собравшись с духом, Джоанна сказала:
– Мне нужно, чтобы вы кое-что сделали. У меня есть для вас работа. Я хорошо заплачу. Вас интересует мое предложение?
– Говорите, работа? – спросил один из мальчишек, судя по всему, старший. Оглядев Джоанну с ног до головы, он недоверчиво хмыкнул. – Что ж это за работа? Да и не верится, что у таких, как вы, водятся деньги.
«Пожалуй, он прав», – подумала Джоанна. Действительно, ведь она облачилась в поношенные вещи Ройса, которые обнаружила на чердаке, а длинные волосы спрятала под шляпу, так что, конечно же, совершенно не походила на состоятельную леди.
– Гинея сейчас, гинея потом, – пообещала Джоанна. Заметив, что мальчишки усмехнулись, поспешно добавила: – Каждому.
Она понимала, что отчаянно рискует. Поверив, что у нее есть деньги, мальчишки могли попросту ограбить ее. Однако нищета не помеха честности. К тому же Джоанна рассчитывала, что мальчиков привлечет возможность поучаствовать в приключении.
– Что ж, договорились. Так чего же вы хотите? – Один из приятелей отступил на шаг.
Он покосился на таверну, где в случае необходимости можно было найти укрытие.
– Мне нужно с вашей помощью проникнуть на борт стоящего у причала корабля, – проговорила Джоанна. – Поэтому я хочу, чтобы вы устроили перепалку… или что-то в этом духе. Чтобы отвлечь охрану. Но я бы не хотела, чтобы с вами что-нибудь случилось. Так что следует проявлять осторожность.
Приятели переглянулись. Потом один из них, облизнув губы, спросил:
– А какой корабль?
– Это акорское судно, с носовой фигурой в виде быка, – ответила Джоанна.
Мальчишки уставились на нее с нескрываемым изумлением.
– Неужели вы хотите попасть на этот корабль? – пробормотал наконец младший.
Старший же проворчал:
– Вы, видать, не в себе… Ни один нормальный человек не рискнет идти туда.
Джоанна пожала плечами.
– А вы знаете, что это за корабль и что за страна Акора? – спросила она.
Мальчишки энергично закивали.
– Конечно, знаем, – ответил младший. – Это их собственный причал. Причал да еще вон те склады. – Мальчик кивнул на темные строения. – Корабли приходят оттуда каждый месяц. А Ноджин говорит, – он покосился на приятеля, – что никто не смеет подходить к ним близко, а их самих ни с кем не спутаешь. Они ни с кем не общаются, и это им нравится.
У Джоанны от страха засосало под ложечкой, но она, взяв себя в руки, с невозмутимым видом проговорила:
– Меня не интересует, как они себя ведут. Просто мне необходимо попасть на борт этого корабля. И я уже сказала, что щедро заплачу вам за помощь. Так вы мне поможете?
Мальчишки опять переглянулись. Наконец Ноджин сказал:
– Покажите деньги.
Немного помедлив, Джоанна полезла в потайной карман своей фетровой куртки и вытащила две гинеи. Монеты сверкнули в свете факелов, горевших вокруг таверны.
– Остальные получите, когда выполните работу, – заявила она.
Несколько мгновений приятели молча глазели на гинеи. Лишь потом Джоанна поняла: эти мальчишки впервые в жизни увидели такие деньги. В какой-то момент Джоанна снова ощутила укол совести – ведь она втягивала детей в свое дело, – однако у нее не было выбора, и ей пришлось отбросить все сомнения.
– Давайте все деньги сразу, а то потом вас не найдешь, – ухмыльнулся Ноджин. – К тому же неизвестно еще, чем все кончится, – добавил он, покосившись на приятеля.
Джоанна не хотела думать о неудаче, однако ей и на сей раз пришлось признать, что мальчишка прав. Утвердительно кивнув, она вновь полезла в карман.
– Хорошо, согласна. Только сначала пойдемте вместе на причал.
Мальчишки послушно последовали за Джоанной. Приблизившись к акорскому кораблю, все трое остановились.
– Я действительно не хочу, чтобы с вами что-нибудь случилось, – проговорила Джоанна. – Вы меня поняли?
– Ясное дело, поняли. – Ноджин покосился на акорское судно, стоявшее на якоре. – Так что у вас за план?
– Вы должны устроить шум или потасовку, чтобы отвлечь охрану, – объяснила Джоанна.
Мальчик закатил глаза.
– А что потом? Вы все хорошо продумали? Мы-то с Клаппером что угодно сделаем, только как вы заберетесь на борт? Не по сходням же.
Клаппер захихикал, но старший приятель строго посмотрел на него, и тот замолчал. Оба вопросительно поглядывали на Джоанну.
Она в смущении пробормотала:
– А почему нельзя по сходням?
Ноджин вздохнул и пояснил:
– Потому что не пропустят. Послушайте, мы очень хорошо знаем этих акорцев. Мы же говорили, что они бывают тут каждый месяц. С ними шутки плохи. Корабль охраняют и днем и ночью. И они следят, чтобы со стороны пристани никто не проник на судно. Ну хорошо, устроим мы шум, кто-то из них пойдет глянуть, что происходит, но акорцы ж не дураки. Они настоящие солдаты, к тому же очень жесткие. Так говорит мой старик, а уж он-то знает, пятнадцать лет в море плавал. Так вот… Если мы устроим шум, несколько стражников обязательно останутся – чтобы не пустить никого на корабль в случае чего. Значит, вам надо пройти так, чтобы они ничего не заметили, – добавил Ноджин.
– Там есть иллюминаторы, – заметил Клаппер. – Ночь сейчас темная, так что, может быть, вам повезет и они окажутся открытыми.
– Отправляйтесь на нос, – посоветовал Ноджин. – Я видел, как они загружали там что-то. – Он с сомнением посмотрел на молодую женщину. – Вы ведь умеете плавать?
– Конечно, умею, – ответила Джоанна. – Спасибо за совет. – Отдав своим юным сообщникам остальные деньги, она добавила: – Помните об осторожности.
Гинеи мгновенно исчезли в карманах мальчишек. И в следующее мгновение они оба словно растворились во тьме.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Остров мечты - Литтон Джози



МНЕ ПОНРАВИЛСЯ
Остров мечты - Литтон ДжозиМИЛАНА
10.06.2012, 19.42





Прикольно. Если я верно поняла, то это серия романов про акорских принцев и принцесс.
Остров мечты - Литтон ДжозиKotyana
6.07.2012, 16.15





Хороший роман! Местами скучноват. Разок прочитать можно...
Остров мечты - Литтон ДжозиЛена
20.02.2013, 10.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100