Читать онлайн Остров мечты, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Остров мечты - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Остров мечты - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Остров мечты - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Остров мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Слабый свет, знакомый запах. Холодный, влажный и твердый камень.
Жуткая боль и страшная усталость. У Джоанны едва не перехватило дыхание.
Окошко. Маленькое, забранное металлическими прутьями. Но сквозь него все же можно увидеть, что лежит за пределами здания. Канава, каменная стена, а за ней – поле, убегающее к воде, которую освещают краски раннего утра. За полосой воды снова земля и башня – высокая и узкая. Она кажется совсем белой в начале дня.
Еще одного бесконечного, безнадежного дня…
Ярость… горечь… отчаяние… И жизнь!
– Ройс! – вырвался из уст Джоанны отчаянный крик. Она села, чувствуя, как неистово колотится сердце. Горячие слезы заливали щеки. Джоанна утерла их рукой, силясь понять, где находится и где была только что.
Она услышала знакомые звуки дворца – туда-сюда сновали слуги, просители и визитеры уже спешили под его своды – и перекрывающий все шум города. Джоанна ощущала запах моря, цветущего тимьяна, лимона. Она была накрыта шелковой простыней. Джоанна смутно помнила, как Алекс укрыл их обоих.
Должно быть, она побывала в раю, вот только во рту остался привкус горечи. Плен…
В ванной лилась вода.
Джоанна быстро выбралась из кровати, несколькими шагами пересекла комнату и распахнула дверь в ванную комнату.
Алекс стоял возле ванны, глядя в серебряное зеркало, висевшее на стене. Его наготу прикрывало лишь узкое полотенце, повязанное на бедрах. Бронзовая кожа поблескивала капельками воды, черные влажные волосы кудрявились на затылке. Нижнюю часть его лица покрывала густая мыльная пена. Джоанна вспомнила, как приятно ей было прошлой ночью, когда его кожа касалась ее сосков.
– Я видела, где Ройс! – выпалила она.
Даркурт замер, глядя на Джоанну в зеркало. Она была очень бледна, золотые локоны каскадом упали на ее плечи и грудь, простыня, которую женщина старалась прижимать к себе, почти не скрывала наготу. Алекс почувствовал возбуждение. Быстро покончив с бритьем, он вынул из шкафа полотенце, стараясь осмыслить се слова. Проснувшись, он все думал, что сказать Джоанне. Никогда раньше не посещали его подобные заботы, но ведь он никогда прежде не встречал женщин, подобных леди Джоанне Хоукфорт. Прежде женщины доставляли ему удовольствие, не более того. Алекс всегда понимал это, всегда держал ситуацию под контролем. Но то, что произошло между ними, поразило его, заставило быть… осторожным. Надо скрывать от нее свои чувства.
Вытирая лицо, Алекс сказал:
– Пойдем в спальню. Сядь и расскажи мне, что именно ты видела.
От расстройства Джоанна даже не заметила, что забыла завернуться в простыню. А Алекс, следуя за ней, не мог не восхититься ее изумительной фигурой. Со вздохом он указал ей на стул.
– Ройс в камере с зарешеченным окном, – торопливо говорила Джоанна, нервно сжимая в рукая простыню. – За окном – канава и каменная стена. Дальше я видела зеленое поле, спускающееся к воде. На другой стороне – узкая башня белого цвета.
– На другой стороне реки или поля? – уточнил Даркурт.
– Реки. Я едва разглядела башню. – Джоанна с мольбой в глазах смотрела на Даркурта. – Ройс болен, он чувствует острую боль. Он близок к отчаянию, но жив. Во всяком случае, сейчас, сегодня. Кто знает, сколько он еще выдержит? – Ее голос дрогнул, Джоанна отвернулась, чтобы скрыть наворачивающиеся на глаза слезы.
Руки Алекса сжались в кулаки – лишь так он мог сдержаться и не заключить Джоанну в объятия. Как ни успокаивал он себя тем, что способен контролировать ситуацию, это было не совсем так. К тому же ситуация не терпела отлагательств. Он поспешно вынул из сундука тунику и оделся.
– Я не хочу, чтобы ты оставалась одна, – сказал Даркурт. – Я пришлю к тебе Кассандру.
Джоанна растерянно посмотрела на него.
– Но… зачем? Куда ты идешь?
– К Атреусу, мне надо с ним потолковать.
– Ты узнал место, которое я тебе описывала?
– Возможно… – Он задумался, а потом потянулся к поясу с ножнами. Застегнув его на талии, Алекс добавил: – Это большой шаг вперед, Джоанна, честное слово. Будем надеяться, твое видение поможет нам.
Надежда… Совсем слабая надежда…
– Я хочу пойти с тобой. – Джоанна вскочила, отбросив в сторону простыню, в ее глазах вспыхнули огоньки. – Я могу помочь. Чем ближе я буду к Ройсу, тем легче мне будет найти его.
Алекс взял меч с его обычного места на сундуке, стоявшем у кровати. По привычке вынул клинок из ножен и проверил его остроту. Сталь сверкнула в утреннем свете. Алекс вложил меч обратно в ножны и пристегнул к поясу. Все это было сделано за считанные секунды, но и их оказалось достаточно для того, чтобы Джоанна разволновалась: она и не могла припомнить, чтобы принц носил меч. Кинжал – да, но он был неотъемлемой частью его костюма, а вот меч он брал только на полевые учения.
– Ты собираешься драться, – утвердительно произнесла Джоанна.
Даркурт замер и выразительно посмотрел на нее.
– Я сказал, что собираюсь увидеться с Атреусом.
– С мечом в руках?
– Надеюсь, от твоего внимания не ускользнул тот факт, что мы тут все воины? – Явный сарказм в его голосе смягчался ласковой улыбкой. Но ведь именно так ведут себя мужчины в Акоре, не так ли? Истинный воин не обидит женщину даже на словах.
– Я хочу пойти с тобой, – упрямо повторила Джоанна.
– Джоанна… – Принц говорил очень ласково, но по его тону было понятно, что он останется непреклонен. – Ты знаешь, что это невозможно.
– Ничего я не хочу знать. Я зашла так далеко. Почему мне нельзя поехать с тобой?
Алекс вздохнул – это был абсолютно мужской вздох – и посмотрел куда-то вверх, словно ждал, что ответ на ее вопрос можно найти именно там.
– Потому что это слишком опасно. Ты это знаешь. Так что давай не будем притворяться, будто опасности не существует.
– Ты хотя бы понимаешь, как меня это раздражает? – возмутилась леди Хоукфорт. – Сидеть тут и знать, что ты рискуешь ради меня, невыносимо.
– Потому что ты – женщина чести и силы, только забываешь, что я с детства обучен рисковать. Одни мужчины умеют возделывать землю, другие заботятся о скотине, третьи ведут записи, четвертые куют, а я умею воевать и убивать.
– Да, ты воин, – упавшим голосом проговорила Джоанна. Алекс говорил это так естественно – убивать и вести других мужчин в битву. Так естественно, что готов выполнять свои обязанности, не считаясь с тем, какую цену придется за это заплатить. Даже если долг приведет к смерти. – Кассандре изменили имя, когда стало понятно, каким даром она обладает, – сказала Джоанна, – Странно, что тебе тоже не дали другое имя.
Осторожно, будто опасаясь услышать ответ, принц спросил:
– Что ты хочешь этим сказать?
– Как это что! Разумеется, тебя следовало назвать Гектором. Я еще раньше должна была это понять. Он был таким же, как ты, всю жизнь положил на служение долгу и чести. Жил в соответствии с воинским кодексом и даже умер как подобает воину. Немногие из мужчин могут этим похвастаться.
Джоанна надеялась своими словами разозлить Алекса, но его реакция на них удивила ее. Уголки его прекрасного, скульптурно вылепленного рта дрогнули, а взор наполнился нежностью.
– Я не обреченный принц Трои, который должен умереть от рук Ахилла. Святое имя Гектора сильно приукрашено, овеяно множеством легенд. Конечно, был когда-то такой человек, но, думаю, услыхав все сочиненные о нем истории, он едва ли узнал бы себя.
– Но ты готов умереть, выполняя долг, – возразила Джоанна. – Не станешь же ты это отрицать. – Сама мысль о том, что ее мужчина может умереть, приводила ее в ужас.
– Конечно, я готов, но, поверь, предпочту помочь какому-нибудь другому задире отправиться на тот свет. Он ведь тоже будет выполнять свой долг. – И, поддавшись искушению, Даркурт провел рукой по ее нежной щеке. – К тому же, Джоанна, я уверен, что ты переживаешь за меня.
– Не смей смеяться над такими вещами! – воскликнула леди Хоукфорт.
– Уж прости меня, – улыбнулся Даркурт. И, наклонившись, осторожно накрыл губами ее губы.
Вспыхнувшая в мгновение ока страсть бросила их в объятия друг к другу. – Господи, – пробормотал Алекс, лаская нежное тело Джоанны, – ты заставляешь меня забыть обо всем на свете.
– Это не… это не я, – возразила женщина. – Это ты… я не могу. – У него такое теплое, такое сильное тело. Теплая сталь! Джоанна вспомнила, каким Алекс был на полевых учениях, оттачивая свои смертоносные навыки. И еще он так умен – его ум остр, как хорошо заточенный клинок.
«Нет, только не Гектор, прошу тебя, Господи!»
Им помешал меч, висевший у Алекса на поясе. Меч и чувство долга. Даркурт быстро отступил назад. Она видела, как прояснились его затуманенные страстью глаза, точно знала, когда он вновь обрел над собой контроль.
– Оставайся во дворце или где-то неподалеку, – почти ровным голосом произнес принц. – Пришлю тебе весточку, как только смогу. – Он поцеловал ее еще раз – страстным, горячим поцелуем. И ушел.
Джоанна видела, как заколыхалась и повисла штора на арке, ведущей в коридор. Она заставила себя отдышаться. Ее губы еще горели от его поцелуя, колени подгибались. Это неудивительно, ведь последние двадцать четыре часа были наполнены… событиями. Вспомнив об этом, Джоанна направилась в ванную комнату. Там, бросив взгляд на ванну, она предпочла принять душ. Поток воды поможет ей прийти в себя. К тому времени, когда она вошла в комнату, насухо вытершись полотенцем, Джоанна чувствовала себя настолько хорошо, что уже была в состоянии справиться с захлестывающими ее эмоциями. И все же она едва не подскочила, когда увидела, что в спальне ее ждет Кассандра.
Принцесса выглядела озабоченной, но явно пыталась это скрыть.
– Александрос сказал, что ты проснулась. Он предположил, что ты с радостью согласишься продолжить осмотр города.
– Это было до того, как он посоветовал тебе сыграть роль моей няньки? – съязвила Джоанна.
– Прошу прощения?
Джоанна вздохнула. Она вообще-то не была остра на язык, но в любом случае не решилась бы посмеиваться над Кассандрой.
– Извини, – сказала она. – Простоя не люблю быть кому-то в тягость и предпочитаю делать сама то, что мне по силам.
На юном личике Кассандры тут же засияла одобрительная улыбка.
– То же самое могу сказать о себе, но иногда приходится делать то, чего не хочешь. А теперь скажи мне, что Александрос собрался делать?
– Полагаю, выяснить, где Ройс.
– Ты видела его?
Джоанна кивнула, ее лицо стало очень серьезным.
– Видела, только не знаю, сможет ли это помочь делу. Но чего я ждала? Что около его темницы будет указатель? – Ее голос дрогнул, и она быстро отвернулась.
Кассандра ласково коснулась ее руки.
– А что именно ты видела?
Джоанна коротко рассказала ей о своем видении.
– Ты знаешь, где это? Зеленое поле, река и белая башня?
– Боюсь, что нет. – Кассандра покачала головой. – Но ты должна верить. Александрос лучше меня знает эти острова и сделает все возможное, чтобы найти твоего брата.
– Уверена, что так оно и будет. – И все же ждать было так трудно, так тяжко чувствовать себя беспомощной.
– Пойдем! – бросила Кассандра. – Давай подберем тебе какую-нибудь одежду. Ты еще многого не видела.
Джоанна согласилась, но без особого энтузиазма. Кассандра сама выбрала темно-желтую шелковую тунику, натянула ее на Джоанну и даже попыталась перевязать лентами буйные кудри, которые, впрочем, и неубранными выглядели замечательно. Взглянув в зеркало, Джоанна с трудом узнала себя. Женщина, смотревшая на нее из зеркального отражения, казалось, была совсем из иного мира, чем та знакомая ей жительница поместья, которая бродила по мокрым полям, помогала принимать телят, пила сидр с женами фермеров да и вообще была готова всегда жить этой жизнью в старом милом Хоукфорте. Но так ли это?
Еще ребенком она мечтала побывать в дальних странах, особенно в легендарной Акоре. И лишь после смерти родителей Джоанна предпочла укрыться в безопасности знакомого и дорогого ей уголка. Хоукфорт стал ее крепостью, только не был ли он при этом еще и тюрьмой?
Кассандра с любопытством посмотрела на Джоанну. Та с усилием заставила себя вернуться из мира грез в мир реальный.
– Ну что, идем?
– Куда мы направляемся? – спросила Джоанна, когда они вышли из дворца. Миновав ворота со львицами, девушки свернули в сторону города, но вскоре спустились с дороги и свернули на широкую тропу, которая вела к соседнему холму – почти такому же высокому, как и тот, на котором стоял дворец.
– Туда, – ответила Кассандра, указывая на изящную белую колоннаду, сверкавшую на солнце. – Сегодня утром артисты королевской труппы должны показывать пьесу. Я подумала, что тебе захочется посмотреть на них.
Джоанна уже пришла в себя и решила, что, пожалуй, такое времяпрепровождение поможет ей отвлечься от тревожных мыслей. Ей всегда нравилось наблюдать за выступлением артистов, забредавших в Хоукфорт. Более того, она считала: если что-то и придает Лондону прелесть, так это именно обилие театров. Но увидеть пьесу в постановке акорских актеров – это было сверх ее ожиданий. Акор-ский театр под открытым небом напомнил Джоанне тот, что она видела в Греции, – зрительный зал под открытым небом в форме лошадиного копыта состоял из каменных скамеек, построенных одна над другой. Сцена, на которой шло действие, отделялась от зала большой аркой. Кассандра с Джоанной нашли себе места среди людей, собравшихся на красочное действо.
– Играют «Троянок» Еврипида, – прошептала Кассандра. – Тебе знакома эта вещь?
– Я видела эту пьесу в Афинах несколько лет назад, – ответила Джоанна. – Меня поразило, насколько она современна. Особенно в сценах, где показаны ужасы войн.
Принцесса кивнула.
– Думаю, ванакс не зря выбрал для постановки эту пьесу именно сейчас.
Наблюдая за ходом событий, за тем, как в Трое убивают воинов и берут в рабство женщин, Джоанна невольно почувствовала себя современницей древних троянцев. Она сама испытывала гнев жен, скорбь матерей, потерявших все самое дорогое и ожидающих от будущего только новых страданий. Десять долгих лет, как гласила легенда, они терпели все тяготы войны и молча принимали все решения своих мужчин, всем сердцем веря им.
Когда Андромаха, троянская принцесса и жена Гектора, рыдала над своим ребенком, убитым у стен когда-то гордого города, Джоанна почувствовала, что по ее щекам льются слезы. Кассандра всхлипывала. Зал замер, женщины шумно восхищались спектаклем, мужчины помрачнели, внимая каждому слову артистов.
Когда после падения Трои Гекуба стала пленницей Одиссея, все надолго замерли. Драма Еврипида, сыгранная в живописнейшем месте неподалеку от прекрасного Илиуса, напомнив людям о давней трагедии народа, задела самые потаенные уголки их душ.
– Интересно, ванакс выбрал эту пьесу именно по той причине, о которой думаю я? – спросила Джоанна, когда они стали выбираться из зала.
Кассандра оглянулась на сцену, по которой, казалось, еще двигались тени актеров.
– Как предупреждение нашему народу? Как напоминание о том, что мир и безопасность хрупки и не вечны? Атреус редко делает что-то просто так, поэтому, думаю, ты права.
– Он действительно верит в то, что Акору могут завоевать? – Даже сама мысль об этом, особенно после просмотра спектакля, казалась кощунственной.
– Это так и есть. К тому же не забывай: все, кто сражался у стен Трои – независимо от того, на чьей стороне, – были нашими предками. Они говорили на том же языке, верили в тех же богов, у них те же корни, что и у нас. История Трои в назидание потомкам говорит о том, что случается с народами, которые предают свое прошлое, то, что составляло их величие.
Когда они отошли от театра и остались вдвоем, Кассандра добавила:
– Атреус сейчас в нелегком положении. Если он обвинит Дейлоса и прочих в подготовке мятежа, они будут отрицать это и, в свою очередь, обвинят его в несправедливых действиях. А ведь от ванакса в первую очередь ждут всеобщей справедливости, поэтому такое обвинение – дело серьезное. Но, поставив пьесу Еврипида, Атреус как бы впрямую обратился к людям, и мало кто решится не заметить его обращения. Дейлос, во всяком случае, непременно заметит.
– Ванакс считает целесообразным именно таким образом сказать Дейлосу, что ему известны его замыслы?
– Пожалуй, да, – кивнула Кассандра. – Есть надежда, что Дейлос передумает, хотя мне кажется, что это маловероятно. А учитывая его импульсивную натуру, естественно предположить, что это, напротив, подтолкнет его к действиям.
– Даже до того, как он будет готов к ним?
– Конечно! Атреус подталкивает Дейлоса к спешке, надеясь, что это сделает его более уязвимым.
Было очень тепло, но у Джоанны от слов принцессы мороз пробежал по коже.
– Рискованная игра, – заметила она.
– Что бы мы ни делали или даже если бы вовсе бездействовали – все одинаково рискованно, – отозвалась Кассандра. – Уверена, что Атреус и Александрос немало поломали головы перед тем, как выработать именно такую стратегию.
– Должна признаться, мне неловко за то, что я навязала вам лишние проблемы, – вымолвила леди Хоукфорт. – Ройс, мой брат, мне очень дорог. Вполне естественно, меня волнует все, что с ним связано. Но я добавила Алексу проблем, когда у него и без того сложностей через край.
Кассандра остановилась и удивленно посмотрела на нее.
– Я не понимаю, – сказала принцесса. – Вы ведь с Александросом любовники, не так ли?
Джоанна залилась краской, а Кассандра вздохнула.
– Господи, кажется, я вмешиваюсь не в свое дело, да? Александрос говорил мне, что, по мнению англичан, незамужние девушки должны быть скромны и наивны. Прошу прощения, если я смутила тебя. Но только ради Бога не подумай, что Александросу не пришло бы в голову помочь тебе. Если бы ты отказалась от его помощи или отвергла ее, он бы всерьез обиделся.
– Но ведь за мою семью он не отвечает, – заметила Джоанна.
– Отвечает, конечно, и Александрос это понимает. – Кассандра недоуменно посмотрела на свою собеседницу. – Неужели англичане действительно так отличаются от нас? Могут спать с женщиной и при этом вовсе не интересоваться ее делами? – Принцесса нахмурилась – эта мысль явно была ей неприятна.
– Не знаю, – призналась Джоанна. – Но подозреваю, что некоторые ведут себя именно так. Но ведь есть и другие, ответственные за свои поступки мужчины.
Кассандра отчаянно закивала.
– Мужчина, который получает удовольствие от близости с женщиной, но игнорирует ее проблемы, не может считать себя настоящим мужчиной! Если он так себя ведет, то его можно сравнить разве что с тупым козлом!
Джоанна закашлялась, чтобы скрыть удивление. Хотя Кассандра и была девственницей, у нее сформировалось вполне четкое представление о том, какими должны быть отношения между мужчиной и женщиной.
– А что, все молодые акорки так… хорошо просвешены? – нерешительно спросила она.
Темные глаза принцессы сверкнули от изумления.
– Я бы сказала, что в Акоре невежество никогда не считалось добродетелью.
– Я очень благодарна Алексу за помощь, – спокойно проговорила леди Хоукфорт. – И если ты не возражаешь, я бы предпочла вернуться во дворец. Он мог уже узнать что-то о местонахождении Ройса.
– Конечно, давай вернемся, если хочешь.
Однако когда, вернувшись во дворец, они попросили Сиду узнать, есть ли новости, та сообщила, что братья закрылись и никого к себе не пускают.
– Мы могли бы прокатиться верхом, – предложила Кассандра, сидя на краешке кровати и следя глазами за Джоанной, которая нервно мерила шагами комнату.
– Ты не должна тратить время на то, чтобы развлекать меня, хотя мне и приятна твоя компания, – проговорила Джоанна. На самом же деле она боялась, что, оставшись одна, не сможет бороться со страхом, готовым навалиться на нее. Она отчетливо представляла себе состояние Ройса – сильную боль и отчаяние, которые он испытывает, мучительное приближение конца. – Я не могу больше бездействовать! – вдруг взорвалась она. – Будь я на месте Ройса, он бы все вверх дном перевернул, спасая меня. А я сижу тут и ничего не делаю!
– Не думаю, что твое поведение можно назвать бездействием, – убежденно сказала принцесса. – Без твоего дара мы бы не знали, где находится твой брат и вообще жив он или умер.
– Да, но то, что я видела, вряд ли поможет в поисках. Белая башня, ну и что? Сколько таких башен в Акоре? Десятки? Или сотни?
– Не знаю. Но уж точно не одна, – призналась Кассандра. – Но ты ведь видела не только башню. – И вдруг, подскочив, принцесса подбежала к гонгу, чтобы вызвать Сиду. – У меня появилась идея! Ты умеешь рисовать, а? Кажется, все добропорядочные англичанки умеют рисовать.
– Одни лучше, другие хуже, – пробормотала Джоанна, которой замысел Кассандры, пожалуй, пришелся по душе. Она постарается нарисовать нечто похожее на свое видение. Все лучше, чем ничего не делать.
Сида зашла в комнату, ушла и вскоре вернулась с бумагой и коробкой угольных карандашей. Положив коробку на стол, Кассандра попросила Джоанну:
– Нарисуй то, что ты видела, и не забывай про детали. Джоанна принялась за дело. Сначала-у нее ничего не получалось, но мало-помалу на бумаге стали прорисовываться контуры увиденного – пейзаж, детали башни. Закончив, она удовлетворенно посмотрела на рисунок и протянула его Кассандре.
– Это что-то значит для тебя? – спросила она.
Принцесса нахмурилась. Она внимательно изучила рисунок, но явно не узнала место, которое видела Джоанна.
– Извини, но… – Кассандра осеклась и приложила палец к тому месту рисунка, где между полем и башней виднелась узкая полоса. – Это река?
Настала очередь Джоанны нахмуриться.
– Я не уверена… Не думаю, – сказала она. – Если только в Акоре нет очень широкой реки.
– Да уж, такой широкой, пожалуй, нет. Это может быть…
– Что?! – в нетерпении вскричала Джоанна.
– Я бы не хотела зря обнадеживать тебя…
– Не думай об этом! Ради Бога, если тебе пришло в голову что-то определенное, скажи мне!
– Джоанна, я могу ошибаться. Но это напоминает… – Кассандра еще раз посмотрела на рисунок. – Три острова – Фобос, Дейматос и Тарбос – находятся близко друг от друга. Я не уверена, но…
– Нам нужна карта!
– Да, – согласилась Кассандра. Она сбегала в кабинет Алекса и принесла оттуда ту самую карту, которую тот показывал леди Хоукфорт на борту «Нестора». – Смотри. – Принцесса разложила карту на столе. – С восточного побережья Дейматоса можно увидеть западный берег Тарбоса. Я как-то проплывала в проливе между ними на корабле. Пролив не так широк, как ты нарисовала, но все же с одного острова можно увидеть башню на другом.
– А ты помнишь такую башню?
Кассандра отрицательно покачала головой.
– Это было несколько лет назад. Я была совсем еще девочкой, да и могла не обратить на нее внимания. Ты же сама говорила, что в Акоре должно быть много башен. Но я не могу назвать другого места, которое было бы отделено от суши таким широким водным пространством.
– Значит, Ройс на Дейматосе, где-то на его восточном побережье!
– Да, возможно, но я не понимаю…
– Чего не понимаешь?
– Ты сказала Александросу то, что сказала мне?
– Да, конечно, но я не рисовала, – ответила Джоанна.
– Это не важно. Александрос отлично знает каждый дюйм акорских береговых линий, – заметила Кассандра.
– Так ты думаешь, он узнал то место, которое я описала? – поразилась леди Хоукфорт.
– Нет, возможно, и не узнал. Я, право же, не знаю.
– Но ты это подозреваешь. Ты считаешь, что он вычислил, где это может быть, да? – настаивала Джоанна. – Но в таком случае он сказал бы мне об этом. Он бы не допустил, чтобы я не знала, где находится Ройс. – Она была на грани истерики.
Несколько мгновений девушки смотрели друг на друга. Потом Кассандра ласково взяла Джоанну за руку.
– Моя дорогая подруга – я надеюсь, что ты считаешь меня подругой и не возражаешь, чтобы я так же относилась к тебе, – если бы Александрос сказал тебе, где может быть Ройс, что бы ты сделала?
– Как это что? Немедленно отправилась бы туда! – решительно проговорила Джоанна.
– Несмотря на все опасности, которые подстерегают тебя в Акоре? – продолжала допытываться принцесса.
– Но Ройс – мой брат!
– Ну да, как и Александрос – мой. Но он не хочет подвергать тебя опасности. Он даже настаивал на том, чтобы…
– Он может настаивать на чем угодно, – перебила ее Джоанна. – Но у него нет права…
– Разве нет? Ты легла с ним в постель по доброй воле?
– Это не имеет никакого отношения к…
– Нет, как раз имеет, – во второй раз перебила Джоанну принцесса. – Я отлично знаю Александроса. Он бы никогда – никогда! – не лег с тобой, если бы не был абсолютно уверен в том, что ты этого хочешь. – Отступив на шаг, Кассандра заглянула Джоанне в глаза. – Ты выбрала его. Александрос решил, что он – тот самый человек, которого ты хочешь, и ты взяла его. И после этого ты намереваешься вести себя так, словно ничего не произошло?
– Ты должна знать, что в тот момент я вообще-то ни о чем не думала, – вымолвила леди Хоукфорт. – Признаться, я не совсем уверена, что еще не утратила способность думать. Похоже, я вообще забыла ее в Англии вместе с рассудительностью и умом, если предположить, что они когда-либо у меня были. – К ужасу Джоанны, ее глаза наполнились слезами. Отвернувшись, она поспешно вышла из кабинета Даркурта.
Оказавшись в спальне, Джоанна подошла к окну и посмотрела на расстилавшийся у подножия дворца город. Город невероятной красоты, в котором жизнь течет плавно и размеренно, по раз и навсегда принятому распорядку, и даже страшно подумать о том, что все это может рухнуть в любой момент.
Кассандра приблизилась к ней и положила руку на плечо.
– Настало время женских молитв, – сказала она тихо. – Ты не хочешь пойти со мной?
Если бы всего несколько недель назад кто-то предложил Джоанне присутствовать на религиозной церемонии в легендарном королевстве, она бы согласилась, ни секунды не раздумывая. Но сейчас она была в таком отчаянии, что смогла лишь натужно улыбнуться и отрицательно покачать головой.
– Не теперь, Кассандра, но все равно спасибо тебе.
Кассандра кивнула.
– В жизни так много разных дорог, – тихо вымолвила она, – мы столько раз, бывает, стоим перед выбором, не зная, какую из них предпочесть. На каждой развилке жизненного пути нам очень трудно сделать выбор. Впрочем, я думаю, что лучше всего, если каждый из нас послушается своего сердца.
Из взгляды встретились.
– Алекс хочет, чтобы я предоставила это дело ему, не так ли? – спросила леди Хоукфорт.
Принцесса лишь пожала плечами.
– Он мужчина, – сказала она. – Стоит ли что-то к этому добавлять?
– Думаю, нет. – Принцесса уже собралась уходить, но Джоанна остановила ее вопросом: – Мы смотрели пьесу только для того, чтобы понять, как ужасна война?
Глаза Кассандры вдруг стали совсем огромными и бездонными – казалось, в их бездне можно увидеть саму вечность. Неожиданно, не выдержав напряжения, она заморгала.
– Ты помнишь, я говорила, что ничто не написано на камне? – напомнила она подруге. – Мы не можем изменить будущее, но в состоянии выбрать его для себя.
После того как принцесса ушла, Джоанна еще долго стояла у окна. Ее взор скользил то к дорожке, что вела к театру, в котором все еще хранилось прошлое, то к городу, живущему в прекрасном настоящем. В свое время и город, и театр были неисследованными территориями и ждали, когда кто-нибудь раскроет их тайны.
Что ждет ее здесь, где дорога раздваивается?
Надо идти вперед? Или остаться?
Порадовать Алекса? Или разгневать его?
Быть такой, какой он хочет?
Или быть самой собой?
Он не был Гектором, но хотел, чтобы она стала его Андромахой, привязанной к домашнему очагу.
Ветер переменился и теперь задул с моря. Неожиданно Джоанна вспомнила, что так же бывало и в'Хоукфорте, когда ветер начинал обдувать пляж, раскинувшийся у старых каменных стен. Странно, но, уехав из дома, она почти не вспоминала его. Правда, в некотором смысле Джоанна и не уезжала оттуда, потому что Хоукфорт всегда оставался у нее в сердце.
Голос многих поколений предков заговорил в ней. Джоанна не оглядываясь вышла из шелестящей шелком спальни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Остров мечты - Литтон Джози



МНЕ ПОНРАВИЛСЯ
Остров мечты - Литтон ДжозиМИЛАНА
10.06.2012, 19.42





Прикольно. Если я верно поняла, то это серия романов про акорских принцев и принцесс.
Остров мечты - Литтон ДжозиKotyana
6.07.2012, 16.15





Хороший роман! Местами скучноват. Разок прочитать можно...
Остров мечты - Литтон ДжозиЛена
20.02.2013, 10.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100