Читать онлайн Королевство лунного света, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевство лунного света - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевство лунного света - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевство лунного света - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Королевство лунного света

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Когда Кассандра на следующее утро спустилась в столовую, там уже сидел Алекс, и читал «Таймс». Он отложил газету в сторону, поднялся и пододвинул девушке стул.
– Ты хорошо спала? – спросил он.
– Очень хорошо, спасибо. Как себя чувствует Джоанна?
– Она еще не проснулась. У нее была беспокойная ночь.
Это означало, что у Алекса тоже, так как он ухаживал за женой. Кассандра отметила, что на его лице не было никаких признаков усталости. Воспитание воина давало о себе знать.
– Ты скоро станешь отцом, – сказала она, улыбаясь.
Выражение его лица изменилось, и она представила, как он будет смотреть на свое чадо.
– Джоанна сказала мне о твоем одобрении. Спасибо.
– Иногда мой «дар» помогает мне.
Усаживаясь на свое прежнее место, Алекс подождал, пока служанка принесла Кассандре чай и получила распоряжение приготовить яйца всмятку, – новое, но уже полюбившееся Кассандре блюдо.
Когда они снова остались наедине, он тихо произнес:
– Иногда этот дар становится проклятием. Ты отважно несешь эту ношу, но она слишком тяжела для одного.
Кассандра ждала этих слов, ей даже стало после них легче. Брат, который так хорошо ее знал, конечно же, догадывался, что она что-то скрывает. Это стало очевидным после ее разговора с Ройсом. Но все же ей было очень трудно бросить малейшую тень на Ройса, что-то томилось глубоко внутри ее.
Она долго размешивала сахар в чашке, а потом сказала:
– Алекс… Ты же понимаешь, что все, что я вижу, – это только один из возможных исходов?
Он кивнул.
– Да, я понимаю.
– Ничто нигде не записано. Мы хозяева своих судеб. Нам всего лишь нужно выбрать правильный путь.
– И не позволять другим мешать нашему выбору.
– Да, именно. В прошлом году, когда я предсказала нашествие англичан и завоевание Акоры, вы с Атреем не медлили ни минуты, чтобы предотвратить этот кошмар.
– Это правда, и Ройс помогал нам в этом.
Он говорил спокойно, но его рука, зажатая в кулак, выдавала внутреннее волнение. Он словно предчувствовал, что она должна сказать ему. Кассандра набрала полные легкие воздуха.
– Видения возобновились. Я не могу объяснить, как и почему, раньше ничего подобного не было. Но по какой-то необъяснимой причине дорога, ведущая именно в это будущее, снова является мне.
– Ты не говорила об этом Атрею?
– Нет, он и так не хотел отпускать меня сюда. Если бы он знал, что мы все еще находимся под угрозой нападения англичан, он бы никогда не позволил мне уехать.
– Ты не должна ставить свои желания выше решений нашего с тобой брата. Не забывай, что он – ванакс.
Она не приняла этот упрек близко к сердцу, хотя понимала, что заслужила его. Но она также знала и то, что по-другому поступить не могла.
– Я бы не посмела ничего скрыть от нашего брата, если бы не была уверена, что мое присутствие здесь жизненно важно. Мне необходимо было уехать с Акоры.
– Но почему? Что такого ты можешь сделать в Англии, чего я не могу?
– Не знаю. Я надеялась, что за несколько дней, проведенных здесь, выясню это, но не смогла. Единственное, в чем я уверена, сейчас мое место здесь.
Алекс некоторое время обдумывал ее слова, а потом произнес:
– Хорошо, я понимаю, что ты сделала так, как и должна была сделать, но мы должны непременно узнать, что все это значит.
Кассандра сказала без промедления:
– Это значит, что Дейлос может быть жив.
– Он являлся в твоих видениях? – поспешно спросил Алекс.
– Нет, вовсе нет, но в прошлом году он пытался организовать захват Акоры англичанами, надеясь, что это побудит народ отречься от Атрея и он займет его место. Скорее всего он предполагал, что впоследствии ему удастся перехитрить англичан, но он жестоко ошибался.
– За это предательство он и утонул.
– Так мы думали, хотя его тело так и не было найдено, – напомнила Кассандра.
– Движение, которое организовал Дейлос, чтобы помешать Атрею улучшить жизнь Акоре, бесследно исчезло независимо от того, жив их предводитель или нет.
– Я знаю, но Дейлосу и его приспешникам удалось продержать Ройса в заключении целых девять месяцев, и никто даже не подозревал, что английский лорд находится на Акоре. Если бы им удалось спровоцировать ярость англичан, узнавших о заключении знатного соотечественника, нас бы с тобой сейчас, здесь не было.
– Ты права, – медленно произнес Алекс.
– К тому же, даже если Дейлос и его люди больше не существуют, не стоит забывать о тех, кто находится по другую сторону и считает, что Атрей проводит реформы недостаточно быстро. В последнее время недовольные стали вести себя очень активно. Пока их протест выражается только в демонстрациях, надписях на стенах домов и плакатах с требованиями о реформах, но они уже взбудоражили умы мирного населения. Это не единственное, на что они способны.
– Нельзя оставлять Атрея в неведении.
– Я знаю, но раз уж я здесь, то мой брат позволит мне остаться в Англии до тех пор, пока нам не станет ясно, что происходит.
Во взгляде Алекса промелькнуло сочувствие, но он даже не думал успокаивать сестру.
– На твоем месте я бы на это не рассчитывал.
– Атрей ставит твое мнение выше всех остальных. Ты можешь убедить его.
В ту же секунду служанка принесла яйца, заказанные Кассандрой. Когда она ушла, Алекс продолжил:
– Я сегодня же пошлю письмо Атрею, но мы сможем узнать ответ только через несколько недель. Надеюсь, ты понимаешь, что, если он прикажет тебе немедленно возвратиться на Акору, ты будешь обязана подчиниться?
Кассандра задумчиво смотрела на фарфоровый кофейник. У нее пропал аппетит.
– Да, я понимаю, но неужели ты не можешь убедить его в том, чтобы я осталась?
Он разрывался между любовью к сестре и его естественным стремлением оберегать ее.
– Честно говоря, если бы я решил прислушаться к своей интуиции, я бы отправил тебя на Акору первым же рейсом, и Джоанну вместе с тобой. В Англии находиться гораздо опаснее.
– Все будет еще хуже, если ты оставишь свою жену в такой момент.
Он вздохнул.
– Думаю, ты права. В любом случае ты должна пообещать мне, что будешь предельно осторожна.
– Обещаю, но при условии, что ты тоже будешь беречь себя.
Она положила свою руку поверх его. Так они сидели в тишине, в то время как за стенами их огромного дома город кружился в бешеном ритме, сам не понимая, куда он торопится.
– Ройс вернется во вторник, – сообщила Джоанна позже тем же утром. Она проснулась, но все еще лежала в постели. Она подавила зевок. – Он не отпускал нас к Спайдерам без него.
– Куда он уехал? – спросила Кассандра. Она села на стул около кровати и положила ноги на покрывало.
– В Хоукфорт. Там сооружают новую оросительную систему. Он не мог устоять перед таким соблазном.
Она нежно улыбнулась.
– Он влюблен в это поместье.
– А ты скучаешь по родному дому?
– Время от времени, – призналась Джоанна. Она положила руку на уже заметно увеличившийся живот.
– Но все это – часть другой жизни.
– Мне снился Хоукфорт.
– Правда? Как здорово!
– В мою первую ночь здесь. Это странно, ведь мне не приходилось там бывать.
– Это было видение?
– Нет, совсем нет, просто сон. Мне так кажется… Джоанна поднесла ко рту овсяное печенье, которое ей принесла Малридж, но тут же отложила его, увлеченная какой-то мыслью.
– Вы с Ройсом вчера замечательно танцевали вальс. Кассандра рассмеялась и покачала головой, пытаясь скрыть свою неловкость.
– Ты не могла бы быть более объективной?
– Боюсь, что нет, – радостно призналась Джоанна. – Беременность лишила меня тонкости восприятия, которой мне и так недоставало. Мне бы очень хотелось, чтобы мой брат связал свою судьбу с достойной женщиной. Я мечтаю о том, чтобы ею была именно ты. Разве это плохо?
– Нет, это нормальное желание, но ты должна понять, что я приехала сюда не для того, чтобы найти себе мужа.
– Но тебе же нравится Ройс?
– Да, конечно…
– Если тебя это волнует, на самом деле он много думает об Акоре.
– Вовсе нет! Ну хорошо, у меня были сомнения, когда я его совсем не знала, но потом он их рассеял.
Поудобнее усаживаясь на кровати, Джоанна сказала:
– Я очень хочу на это надеяться. Он самый благородный из всех, кого я знаю, не считая Алекса, конечно.
– Он очень многое пережил за время долгого заключения. Мало кто смог бы выдержать такое.
– Он оправился, – резко ответила Джоанна. – Он сказал, что единственный человек, которому он хочет отомстить, – это Дейлос.
– Дейлос, который утонул, пытаясь похитить тебя.
– Я сама видела, как он ушел под воду. Джоанна выдержала паузу, перед тем как спросить:
– Ты думаешь, он жив?
– У меня нет никаких оснований считать его живым, – ответила Кассандра.
Она не хотела открывать тайну Джоанне. Достаточно того, что Алекс знал настоящую причину ее пребывания в Англии. Его жене и так скоро предстоит мучиться в родах. Кассандра твердо определилась в своем желании скрыть от нее эту информацию.
Через несколько минут послышался стук в дверь.
– Войдите, – сказала Джоанна.
В спальню вошла женщина средних лет или чуть старше. Было трудно определить ее возраст из-за высокого роста и крепкого телосложения. Широкое лицо было слегка загорелым, светло-голубые глаза окружали лучи морщинок, что свидетельствовало о хорошем чувстве юмора. Белоснежные волосы были заплетены в аккуратную косу, частью уложенную на голове, частью лежавшую на спине. Она была одета в ниспадающее свободными складками платье, которое носили на Акоре.
– Доброе утро, леди Джоанна, – сказала Елена. – Рада видеть, что вы остались лежать в кровати.
– Я бы не осмелилась сделать что-либо наперекор вашим указаниям, – с усмешкой сказала Джоанна.
Она повернулась к девушке, сопровождавшей Елену.
– Кассандра, ты знакома с Брайанной, племянницей Елены?
Кассандра поднялась при появлении акорских женщин. Ее уважение к целительнице было так велико, что она не могла сидеть в ее присутствии. Очень странно, что она не знала эту девушку. Она думала, что уже видела всех живущих в доме.
– Рада познакомиться, – произнесла Брайанна заученную фразу. Она была немного выше Кассандры, по росту ближе к Джоанне. Огненно-рыжие волосы прекрасно оттеняли белоснежную кожу. Цвет глаз был насыщенно-зеленым с золотым оттенком. Они излучали ум и еще что-то, чего Кассандра не могла определить сразу: возможно, осторожность, а может, просто застенчивость.
– Прошу прощения, что не поприветствовала вас в день вашего приезда, принцесса. Я была вынуждена оставаться в постели из-за болезни. Я боялась кого-либо заразить.
– Наверное, Брайанна не подружилась с английской весной, – дружелюбно заметила Джоанна.
– Скорее всему виной не весна, а привычка просиживать до поздней ночи в вашей библиотеке, – заявила Елена. – Я пообещала своей сестре, что буду присматривать за ее дочерью, когда та согласилась стать моей помощницей. И не выполнила своего обещания.
– Во всем виновата только я, – настойчиво произнесла Брайанна. – У моей семьи есть ферма на Лейосе, – сказала она, называя один из двух основных островов, находящихся на западе, которые вместе с еще тремя маленькими собратьями образовывали Акору. – Мы очень редко выбирались в столицу, королевский город Илиус. Я не была во дворце с детских лет, когда меня привели туда для того, чтобы сделать запись о моем удочерении. Необычность того, что я очутилась так далеко от дома, потрясла меня.
Но выглядела она не столько потрясенной, сколько довольной.
Как только Кассандра увидела Брайанну, то сразу же поняла, что та не была уроженкой Акоры. Цвет ее кожи и волос сильно отличался от коренных акорцев, у которых, как и у Кассандры, были темные волосы и кожа цвета меди.
– Ты ведь из зеносов? – мягко спросила Кассандра. Брайанна утвердительно кивнула без обиды на слово, которое обычно употреблялось для обозначения чужестранцев. Но значение этого понятия таилось глубоко в анналах памяти Акоры как самая заветная тайна.
– Меня нашли после ужасного шторма, который потопил корабль, на котором мы плыли. К сожалению, никто, кроме меня, не уцелел.
– А твои родители?..
– Они пропали. После того как я пришла в сознание, всем стало ясно, что я англичанка, потому что я говорила на их языке. Были наведены справки с целью выяснить, есть ли у меня в Англии родные, но никого не нашли.
– Надеешься отыскать их, пока ты здесь?
В глазах девушки мелькнуло выражение острой тоски, но она лишь произнесла:
– Неразумно искать то, во что уже больше не веришь. К тому же теперь я жительница Акоры.
«Это все, что нужно было ответить», – подумала Кассандра.
В то время как Акора не слишком дружелюбно поворачивалась лицом ко всему миру, принимая лишь очень ограниченный круг людей, зеносы, попавшие в королевство, нашли там теплый прием у людей, которые уже давно поняли: их жизнь напрямую зависит от различных внешних вливаний в государство.
Устроившись там однажды, никто не желал уезжать. Они становились, как и Брайанна, акорцами.
«Но как бы почувствовали себя все акорцы, если бы узнали о том; насколько непрочны мир и безопасность их королевства?» – подумала Кассандра.
И чтобы ничем не выдать своей тревоги в связи с нависающей над Акорой опасностью, Кассандра как можно беспечнее предложила:
– Теперь, когда ты выздоровела, может, походим вместе по Лондону? Я еще многого не видела, но подозреваю, что Елена не одобрит, если я начну упрашивать Джоанну пойти с нами.
– Не важно, одобрю я или нет, – ответила Елена. – Но Александр будет категорически против.
Она назвала Алекса его акорским именем специально, чтобы подчеркнуть его влияние.
– Леди Джоанна абсолютно здорова, но ей нужно беречь силы.
– Специально для того, чтобы выходить в свет, – ответила Джоанна. – Не забывайте, что у нас осталось всего две недели до того, как мы попадемся в сети Паучихи.
– Тебе необязательно ехать к леди Мельбурн, – сказала Кассандра. – Я прекрасно справлюсь одна.
– О, я в этом не сомневаюсь, но все дело в том, что я в восторге от этой женщины. Когда ты ее увидишь, ты поймешь, о чем я говорю.
Она попыталась изобразить на лице мужество и добавила:
– А теперь вы с Брайанной отправляйтесь развлекаться. Со мной все будет в порядке.
– Только благодаря присутствию преданного мужа, – игриво заметила Кассандра.
Кассандра уже выходила из спальни, когда Джоанна окликнула ее:
– Если зайдете в лавку Гюнтера, то возьмите для меня немножко клубничных конфет. Ах да, и еще апельсиновые дольки в сахаре. Только не забудьте.
И еще медовые леденцы, и ириски, и карамельки, и нуга, и пастила, и куча других восточных сладостей – все эти липкие деликатесы лились рекой в покои Джоанны в последние дни.
Она была в восторге от этого изобилия, но тем не менее пробовала очень мало, будучи полностью поглощена ожиданием похода к Спайдеру.
– Фантастика, – воскликнула мадам Дюпре и добавила: – Особенно принимая во внимание неблагоприятные обстоятельства, при которых платье шилось.
– Я бы не сказала, что из-за того, что Сара ходила на примерку вместо меня, обстоятельства стоит считать неблагоприятными, – весело отметила Кассандра, рассматривая себя со всех сторон в зеркале.
Это платье отличалось от того, в котором она ездила в Карлтон-Хаус. Шелк цвета весеннего леса красиво облегал ее грудь и тонкую талию, ниспадая большими складками. Низ и короткие пышные рукава были расшиты жемчугом. При каждом движении ткань мягко шелестела, будто потревоженная легким ветерком. Хотя платье во многом уступало роскошным туалетам, оно выглядело необычайно женственным. Мадам Дюпре, возможно, и была слишком требовательной, но она заслужила право на это.
– Сара – воплощение терпения, – сказала Кассандра. Она представила, через какие муки пришлось пройти девушке, когда та была во власти не в меру говорливой и дотошной портнихи.
– Было бы гораздо лучше, если бы ваше высочество присутствовали при этом. Я не могу брать на себя ответственность…
– Но вы можете принять похвалу. Платье просто изумительно, выше всяких похвал. Вы превзошли саму себя.
Мадам Дюпре удалилась с нескрываемым удовлетворением. Кассандра с облегчением вздохнула и приняла стакан лимонада из рук Джоанны.
– Слишком жарко для начала мая. Ты так не думаешь? – спросила Джоанна, обмахиваясь веером.
Они сидели в спальне хозяина дома, которая находилась на верхнем этаже, защищенная тенью деревьев. Окна были открыты настежь, но до них доносились лишь отголоски звуков улицы (из-за лужаек и высоких стен). Казалось, шумный Лондон затихал в подобные знойные часы.
– Только не для Акоры, может быть, для Лондона – да. С тобой все в порядке?
– Я самый здоровый человек на свете. А если ты только посмеешь шепнуть на ушко своему братцу обратное, то я сверну твою нежную шейку вот этими вот руками.
– Неужели он так отвратительно себя ведет?
– Я не могу даже моргнуть – я серьезно! – моргнуть, не услышав от него, что я от этого перетрудилась.
– Он желает тебе добра.
– Он сведет меня с ума. Хорошо, что я безумно его люблю. Пожалуйста, напомни мне об этом в будущем.
– Я буду периодически напоминать тебе об этом, – торжественно поклялась Кассандра. – Ты все еще хочешь идти с нами сегодня вечером?
– Ничто не остановит меня, разве только внезапные роды.
Зная, как близка Джоанна от этого срока, Кассандра была готова к перемене плана до последней минуты, даже когда они уже сидели в экипаже и направлялись к Мельбурн-Хаусу.
Ройс догнал их по дороге. Он вернулся загорелым, и от него исходил еле уловимый запах моря, так как из Хенфорда он добирался на корабле. Кассандра подавила в себе чувство зависти, возникшее от одной мысли о путешествии. Ей удалось сдержать рвущееся из груди сердце при одном только взгляде на Ройса и сконцентрироваться на предстоящих событиях.
Все это требовало невероятных усилий из-за того, что их колени постоянно соприкасались, так как они сидели в экипаже друг против друга. И еще из-за того, что он улыбался каждый раз, когда она пыталась переставить ногу.
Мельбурн-Хаус находился рядом с Сент-Джеймс-парком. Как и предполагала Кассандра, из окон верхних этажей были видны неторопливо скользящие по поверхности пруда лебеди.
Она уже много раз проходила мимо фасада этого грандиозного особняка и мечтала увидеть его внутреннее убранство.
Главный зал был окружен анфиладами комнат с высокими потолками, позолоченными стенами; к этому времени там уже было полно гостей. Крутые лестницы вели в верхние апартаменты. Кассандре эти лестницы показались очень странными, но она понимала, что они были особым украшением дома. Очевидно, обитатели дома настолько с ними свыклись, что решили их не трогать. Или потому, что маленьким членам семьи очень нравились перила, по которым можно съезжать. Леди Мельбурн не могла выносить подобных сцен и практически не покидала свои уютные покои на первом этаже.
В данный момент она занималась гостями в самой большой и самой нелепо украшенной гостиной. Лицо дамы еще хранило следы былой красоты, сделавшей ее много лет назад прославленной повелительницей бомонда, заманившей в свои сети самых известных мужчин своего времени. Но внимание Кассандры привлек проницательный, умный взгляд этой женщины. Ей так много рассказывали об Элизабет Милбэнк, или леди Мельбурн, стараясь доказать справедливость ее прозвища, что Кассандра ожидала увидеть настоящую мегеру. Но Джоанна была права в том, что Паучиха пускает в ход свои чары, тем самым разоружая противника.
– Моя милая принцесса, – произнесла леди Мельбурн с ослепительной улыбкой, свидетельствовавшей о том, что свои зубы она содержала в полном порядке, – я очень рада вас видеть.
Несмотря на преклонный возраст, она поднялась с кресла и присела в глубоком реверансе.
– Пожалуйста, – быстро промолвила Кассандра, – не нужно церемоний. Мой визит в Англию абсолютно частный.
– Как мудро с вашей стороны приехать сюда по личным делам, моя дорогая, – отметила леди Мельбурн, возвращаясь на место.
Она похлопала по дивану рядом с собой, приглашая принцессу сесть.
– Я так жаждала встречи с вами. Вы нас не баловали своими визитами.
Замечание было сделано с лукавой улыбкой. Кассандра не сомневалась в том, что леди Мельбурн знала все до мельчайших деталей о ее визите в Карлтон-Хаус – что на ней было надето, с кем она говорила, что именно сказала, как долго она там пробыла и о чем судачили после ее ухода.
Кассандра решила не скрывать того, что ей весело. Неожиданно для себя она обнаружила, что получает удовольствие от вечера.
Принимая предложение сесть, она сказала:
– Вы знаете, моя невестка, леди Джоанна, в положении. Это настоящая причина того, что я приехала в Англию. Меня очень беспокоит, что мое присутствие переутомит ее.
– Да, я понимаю, – любезно произнесла леди Мельбурн.
Она посмотрела на Джоанну, которая сидела на приличном от них расстоянии и разговаривала с Ройсом. Алекс ни на шаг не отходил от жены. Он не слишком благожелательно поприветствовал хозяйку дома.
– Леди Джоанна – очень целеустремленный человек, – невнятно проговорила Паучиха. – Подумать только, всего лишь год назад она была забитой деревенской мышкой.
Кассандра засмеялась, как будто леди Мельбурн рассказала анекдот, хотя прекрасно понимала, что хозяйка дома не рассчитывала на подобный эффект. Джоанна говорила Кассандре, что леди Мельбурн ее очень сильно недооценивает, но была не настолько глупа, чтобы открыто показывать свою неприязнь.
«Она не может спокойно относиться к чужому счастью, – так сказала Джоанна. – Говорят, она стала такой после душевной травмы, нанесенной ей Пенистоном Милбэнком, лордом Мельбурном. Ей было шестнадцать, когда они поженились. Она страстно его любила. Через месяц все уже знали, что у него появилась любовница. После пережитого предательства она превратилась в циника, ужаснее которого свет не видел, пожалуй, еще никогда».
Учитывая антипатию леди Мельбурн к романтическим счастливым отношениям и то, что за этим крылось, Кассандра сказала:
– Мышь вряд ли смогла бы покорить сердце моего брата.
– Тем не менее у нее это получилось, не так ли? Поразительно! Кто бы мог подумать! Но довольно об этом… Расскажите мне о своих планах в Англии.
– У меня нет их, кроме того, конечно, чтобы помогать своей семье.
– Как благородно с вашей стороны. Скажите, это правда, что на Акоре правят воины, а женщины прислуживают? Это на самом деле так?
– Да, так говорят, – ответила Кассандра. Леди Мельбурн сделала хитрый ход, одним вопросом попав прямо в яблочко, но Кассандра выросла в королевской семье. Ей лучше, чем кому-либо, было известно, как отражать подобного рода нападения.
– Но правда ли это? Сказать ведь можно что угодно.
– Акора – древняя страна. Она старше даже Англии, поэтому у нас слишком много тонкостей.
– Правда? Как интересно. Но вы ведь одновременно являетесь англичанкой, разве нет?
– Грубо говоря, да.
– Грубо говоря? Вы даже на четверть не ощущаете себя англичанкой?
– Ощущаю, только когда читаю Джейн Остин, – призналась Кассандра.
– Остин? Эту крестьянку, которая начала писать? Моя дорогая племянница Аннабелла обожает ее. Я просто обязана вас познакомить.
Когда леди Мельбурн договаривала последние слова, она поманила к себе пальцем молодую женщину, стоявшую неподалеку. Кассандре показалось, что она была примерно ее возраста. Девушку нельзя было назвать ни стройной, ни толстой, она была какой-то удивительно круглой. Все в ней: глаза, щеки, грудь, другие части тела – было абсолютно круглым. Вне сомнения, многие мужчины восхищались ее фигурой.
Девушка явно находилась в полном подчинении у своей тетушки. Она мгновенно прервала свой разговор с другим гостем и подошла к леди Мельбурн.
– Да, тетя Элизабет?
– Я хочу познакомить тебя с ее высочеством, принцессой Кассандрой, моя дорогая. Иначе зачем бы мне понадобилось отрывать тебя от гостей? Мой тебе совет: поменьше времени проводи за чтением книг и побольше внимания обращай на то, что происходит вокруг.
Повторив, очевидно, уже в сотый раз эту нравоучительную фразу, леди Мельбурн обратилась к Кассандре:
– Аннабелла – очень смышленая девушка. У нее есть способности к математике. Правда, в наше время это не ценится, так как наука – не женское дело. Кстати, Аннабелла, принцесса также увлекается твоей мисс Остин.
– Вряд ли она моя, тетя, но я все равно рада. Поворачиваясь к Кассандре, она спросила:
– Вы на самом деле читали ее?
– Да, но это была единственная книга, которую мне удалось найти. У нее есть еще книги?
– Нет, это только слухи. Боюсь, мы не увидим ничего нового еще целый год. Как вы узнали о ней?
– Мой брат привез книгу из Англии в прошлом году.
– Как интересно. А что еще вы читаете?
– О, все подряд! У меня нет особых пристрастий.
– Вы слышали о лорде Байроне? Его последнее стихотворение наделало столько шума!
– Да, – осторожно произнесла Кассандра. – Оно вызывает столько… воспоминаний.
– Стихотворение принесло ему мировую славу. Должна признаться, он покорил меня.
Опомнившись, она добавила:
– Я имею в виду произведение, конечно. С самим лордом я почти не знакома.
– Но вы встречались с ним?
– О да. Но не подумайте, что я искала знакомства.
Это оправдание показалось Кассандре очень странным, но она не придала ему значения. И только спустя некоторое время, продолжая свой разговор с леди Аннабеллой Милбэнк, она начала понимать причину отрицания всякого личного интереса к человеку с «мировой славой».
Внезапно по залу прокатился шепот.
Через несколько минут до них дошло известие о прибытии лорда Джорджа Гордона Байрона.
Кассандре был интересен этот мужчина, но у нее не возникло ни малейшего желания примкнуть к толпе, внезапно окружившей его в надежде получить хоть каплю внимания. Аннабелла также осталась неподвижной и внешне равнодушной. Но проницательный взгляд мог заметить, что ее розовые щеки побледнели, а в глазах появились отчаяние и тревога, свидетельствующие о внутренней борьбе.
Причиной этих переживаний был мужчина лет двадцати, немного выше ее ростом и очень странно одетый. В то время как на всех мужчинах были черные брюки, длиннополые фраки и незамысловатые рубашки, Байрон, словно бросал всем присутствующим вызов, был одет в широченные белоснежные брюки – такие широкие, что их можно было принять за юбку, – такого же необычного покроя рубашку, расшитый жилет, и ко всему прочему на его шее красовалась массивная золотая цепочка. В своем одеянии он был одновременно похож на женщину и на мужчину. Выражение его лица тоже было двойственным. Густым ресницам, обрамлявшим карие глаза, позавидовала бы любая женщина, но его большой упрямый подбородок свидетельствовал о принадлежности к мужскому полу. Рассматривая его, Кассандра подумала, что он, очевидно, недавно получил легкую травму. Только когда она пригляделась, ей стало ясно, что молодой человек обречен носить специальную обувь с высокой подошвой на правом ботинке, чтобы его хромота не так бросалась в глаза.
С первого же взгляда Кассандра поняла, что данный субъект всеобщего внимания был самовоплощение противоречий.
– Леди Мельбурн, – произнес он, кланяясь с напускным усердием, – как было любезно с вашей стороны пригласить меня.
– Пустяки, мой мальчик, – произнесла Паучиха со снисходительной улыбкой, которую она никогда не дарила своей племяннице. – Мы всегда рады вас видеть. Надеюсь, после нашего разговора вы стали уделять больше внимания вашему здоровью. Вы ели сегодня? Все эти диеты не проходят бесследно.
– Я стараюсь, но временами это становится просто невозможным… столько забот. Но это не так важно.
Он учтиво улыбнулся Аннабелле, но, едва взглянув на нее, тут же устремил взгляд на Кассандру. С ленивым жестом он обратился к хозяйке:
– Вы не могли бы…
– Да, конечно. Ваше высочество, позвольте представить вам лорда Джорджа Гордона Байрона, о котором вы, бесспорно, уже много слышали.
Его рука была холодной и гладкой. Он не дотронулся губами до ее кожи, но приблизился к ней настолько близко, что она почувствовала его теплое, даже горячее дыхание. Внутри поэта бушевал настоящий огонь, и Кассандра удивилась, как еще до сих пор пламя не поглотило его.
– Приятно с вами познакомиться, лорд Байрон. Несколько мгновений он ничего не говорил – лишь продолжал разглядывать ее. Когда же поэт все-таки обрел дар речи, он запнулся на первом слоге, но сразу же взял себя в руки. Этого было достаточно, чтобы увидеть, что так называемый проницательный художник жизни, у ног которого лежало все общество, по натуре был застенчивым, неловким юношей.
– П-принцесса, вы слишком добры ко мне. Меня смущает, что многие обращают внимание на мое убогое существование. Признаюсь, меня восхищает все, что имеет отношение к Акоре. Если бы мы могли поговорить…
– Не сомневаюсь, что у нас впереди очень много возможностей для этого.
Кассандра никоим образом не хотела давать ему надежду на приватные встречи, которых, как ей казалось, он жаждал.
– Вы намереваетесь проводить много времени в обществе?
Краем глаза она заметила, что к ним приближается Ройс, и вздохнула с облегчением.
– Я приехала в Англию по семейным обстоятельствам.
– Ах да, – невнятно пробормотал Байрон. – По семейным.
Он перевел взгляд на Ройса и не мог оторвать от него глаз.
В то время как Байрон производил впечатление апатичного и хрупкого человека, Ройс излучал силу и жизненную мощь. Более того, последний был воплощением мужского начала, так что его нельзя было перепутать, в отличие от первого, с женщиной.
– Лорд Хоукфорт, – обратился к нему поэт. – Вы нечастый гость на подобных приемах.
– Дела более серьезного характера требуют моего присутствия в других местах.
Ройс говорил отрывисто, даже немного неучтиво, но это ничуть не обидело Байрона, который продолжил:
– Я восхищаюсь вашим умением находить себе занятие. Мы живем в такое скучное время.
– Скучное? – переспросил Ройс.
Кассандра инстинктивно положила руку на его плечо, как бы успокаивая. Любая акорская женщина поступила бы подобным образом. Любой акорский мужчина ответил бы точно так же, как Ройс. Он сразу же положил на ее руку свою в знак защиты и собственности.
Этот жест не ускользнул от внимания Байрона, который тут же нахмурился.
– Да, – вызывающе продолжил он. – Скучное, лишенное значения и цели. Конечно, среди нас есть и такие, кто обманывает себя, думая иначе.
– Вы к ним не относитесь, потому что вам известна настоящая природа вещей? – поинтересовался Ройс. Он немного успокоился и теперь улыбался, хотя с легкой издевкой. – Мне кажется, лорд Байрон, что мы очень далеки от понимания сути бытия, как бы мы себе ни льстили. Действительность безгранична, и для того, чтобы познать ее, нам необходимо постоянно расширять наше сознание.
– Это одна точка зрения, – вмешалась Аннабелла. Все это время она оставалась молчаливой, равно как и не замечаемой Байроном, но теперь решила вступиться за него.
– Вы не поэт, лорд Хоукфорт. Я ни в коей мере не хочу принизить ваши способности, так как их у вас, бесспорно, бесчисленное множество. Видение мира у лорда Байрона абсолютно отличается от вашего.
Поэт удивленно посмотрел на нее, будто в первый раз заметил. Внимание Кассандры привлек взгляд леди Мельбурн. Паучиха внимательно изучала поэта и свою племянницу, переводя взгляд с одного на другую с такой алчностью, будто увидела в своих сетях большую жирную муху.
Однако какую бы хитрость она ни замыслила, все равно о ней никто бы не узнал из-за внезапного появления молодой особы. Казалось, будто она влетела в зал. Девица была такой маленькой, невесомой, что Кассандра едва бы удивилась, увидев за ее спиной маленькие крылышки. Ее лицо имело форму сердца, глаза огромные, кудрявые волосы коротко подстрижены. Фигурку девушки облегало полупрозрачное платье. Особа была явно чем-то раздражена.
– Я не знала, что вы здесь! – воскликнула она, обращаясь к Байрону. – Почему же мне никто не сказал?
– Ради всего святого, – сквозь зубы процедил поэт и повернулся к леди Мельбурн, словно прося у нее защиты.
Кассандра сразу же поняла, что этим неугомонным созданием была леди Каролина Мельбурн, невестка хозяйки дома. У них с Байроном был роман продолжительностью всего каких-то две недели, но этого срока было достаточно, чтобы раздуть это событие до светского скандала. Джоанна рассказала ей все в подробностях, которые потрясли ее до глубины души. Ее не столько поразил акт супружеской неверности, сколько то, что Каролина лезла из кожи вон, афишируя этот роман. Судя по всему, сегодняшний вечер не был исключением.
– Вы мне не сказали, что придете сегодня, – продолжала она, нарочито Шепелявя, как было принято в высшем свете. – Я могла не прийти. Правда, – я решилась в самый последний момент! Это очень неучтиво с вашей стороны!
– Говори тише, Каролина, – прошипела леди Мельбурн. – Если Джордж и не оповестил тебя о своем приходе, то лишь потому, что в данный момент не хочет тебя видеть. Ей-богу, ты пристала к нему как пиявка. Это не способ привлекать к себе внимание мужчины.
Кассандра едва не разинула рот от удивления. Она не ослышалась? Леди Мельбурн советовала своей невестке, жене собственного сына, как следует продолжать отношения с Байроном, вместо того чтобы отчитать ее за вольность. Неужели леди Мельбурн не волновала честь сына? Или ее собственная безнравственность, результатом которой явились шестеро детей от разных мужчин, позволяла закрыть глаза на подобное аморальное поведение?
– Успокойся! – приказным тоном сказала Каролина свекрови. – Удивительно, насколько тебе удалось войти в доверие к Джорджу. Настолько, что ты постоянно вклиниваешься между нами и расстраиваешь все наши планы. Аннабелла, – обратилась она к кузине. – Ты ведь понимаешь, о чем идет речь, не так ли? Мы с тобой стали большими подругами, с тех пор как ты приехала в Лондон. Ты знаешь обо всем, что у меня на сердце.
– Я только знаю, что ты очень раздражительна, – ответила Аннабелла. Она видела в своей кузине соперницу, но тщательно скрывала ревность. – Тебе лучше пойти отдохнуть.
– Значит, ты тоже от меня отвернулась! – вскричала леди Каролина.
Она прижала руки к груди и закатила глаза, будто собиралась упасть в обморок.
– Не могу больше этого выносить.
Леди Мельбурн поднялась с места. Она сверкнула глазами и подняла руку, подзывая двоих слуг.
– Тогда быстрей теряй сознание и выноси это в другом месте!
К несказанному восторгу жадно следящей за всем публики, рыдающую и проклинающую несчастную жизнь леди Каролину проводили из гостиной.
Едва она удалилась, как разговор возобновился, будто ничего и не произошло. Байрон беседовал с Аннабеллой и леди Мельбурн, их окружали гости, довольные развлечением, свидетелями которого стали.
Кассандра была потрясена.
– Вы достаточно увидели? – спросил ее Ройс.
– Более чем, – ответила Кассандра.
Спустя некоторое время они ехали в экипаже вместе с Джоанной и Алексом. К их взаимному облегчению, Мельбурн-Хаус растворился в ночи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королевство лунного света - Литтон Джози



Очень интересная серия о королевской семье Атрейдис,о Алексе,Кассандре,Атрее и их взрослых детях.
Королевство лунного света - Литтон ДжозиАнна
6.07.2013, 10.54





читала "Остров мечты" сподабався, роман насичений подіями і розвязка феєрична.
Королевство лунного света - Литтон Джозиінна
7.11.2013, 20.21





книга заставляет размышлять о долге о родине об отношениях о преденности своей стране о достоинстве о гордости о самом главном в жизни любви
Королевство лунного света - Литтон Джозитанслу
28.09.2014, 15.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100