Читать онлайн Королевство лунного света, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевство лунного света - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевство лунного света - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевство лунного света - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Королевство лунного света

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Так случилось, что Ройс не приехал в назначенный час к сестре и зятю. Его задержал срочный вызов принца-регента ранним утром. Ройс был из тех людей, которые предпочитают проспать весь день напролет, до этого прободрствовав всю ночь. Больше всего удивляло то, что принцу изменила присущая ему тактичность. На Ройсе все еще были вчерашние брюки и рубашка, теперь уже изрядно помятые, волосы выглядели так, как будто он теребил их всю ночь. Этот и без того несчастный вид дополняло отекшее лицо и нервное подергивание нижней губы. Тем не менее Ройс заговорил спокойно:
– Вы хотели меня видеть, ваше высочество? Принц-регент с минуту смотрел на него безучастно, будто припоминая, вызывал он его или нет. Он поморгал глазами, взял стакан бренди со стола и быстро проглотил содержимое с гримасой, которую обычно делают, выпивая горькое лекарство.
– Да-да, конечно.
Резким движением руки он приказал слугам удалиться.
– Давайте же останемся наедине. Эти люди постоянно снуют вокруг, а пользы от них никакой.
Он продолжал что-то сбивчиво и торопливо говорить, в то время как Ройс терпеливо ждал, внимательно наблюдая за человеком, на плечи которого легла вся тяжесть управления Англией. После повреждения правой щиколотки прошлой осенью во время танцев состояние здоровья принца-регента заметно ухудшилось.
Он пролежал в кровати в течение нескольких месяцев, наотрез отказываясь двигаться, жаловался на дикую боль и ругал своих докторов за то, что те не в состоянии ему помочь. От природы склонный к полноте, он прибавил в весе, чему способствовало чрезмерное пристрастие к алкоголю.
К тому же он начал принимать настойку опия, доза которой увеличивалась с каждым разом. Первым пострадало умение держать себя в руках, а следом и рассудок.
– Проклятые луддиты! – сказал принц-регент. – Я не спал всю ночь, пытаясь принять решение. Я не могу позволить, чтобы здесь повторилось то, что было во Франции.
Он вздрогнул и потянулся за бренди. Эти страшные времена были уже позади, и Ройс знал, что ответит по этому поводу.
– Ваше высочество, господство страха закончилось двадцать лет назад. Несомненно, если бы это должно было начаться в Великобритании, то началось бы уже давно.
– В период правления моего отца? Он бы не выдержал этого. Он много чего не выдерживал, не говоря уже об этом. Но теперь все лежит на мне.
Он попытался подняться, потом передумал и резко упал в кресло.
– Я полагал, что новый закон Персивала остановит их. Какому здравомыслящему человеку придет в голову умирать за запрет ломать ткацкие станки? Но они опять принялись за свое!
– Они в отчаянии, – тихо заметил Ройс.
– В таком случае им следовало бы больше трудиться, чтобы улучшить свое положение, разве не так? А крушить все вокруг – это не выход… Что?
– Люди в состоянии отчаяния не всегда поступают разумно, ваше высочество.
– Предположим, что нет… В этом-то все дело. – Принц-регент устало провел рукой по лицу.
– Мне кажется, вам нужно отдохнуть.
– О да. Одному Богу известно, что бы я отдал за здоровый ночной сон. На меня давит бремя ответственности. Такое чувство, что я никогда не обрету покой. Погодите, я же вас все-таки зачем-то позвал.
Когда Ройс переступил порог этой комнаты, ему сразу же стало ясно, что пройдет немало времени, прежде чем принц-регент вспомнит причину, по которой он его вызвал. На этот раз принц вспомнил все довольно быстро. Судя по количеству бренди, которое с удовольствием поглощало королевское чрево, было понятно, что его высочество в скором времени потеряет здравомыслие. Он внимательно посмотрел на Ройса:
– Я всегда считал вас и вашего отца разумнее всех остальных. Возможно, ваша принадлежность к одному из древнейших родов обязывает придерживаться широких и исключительно дальновидных взглядов.
– Думаю, вы правы, ваше высочество.
– Вы все еще считаете, что мы не должны соглашаться со стариной Бонн?
– Совершенно верно. Любые переговоры по поводу заключения мира с Наполеоном серьезно ухудшат мировое положение Великобритании. За эти последствия будем отвечать не только мы, но и наши потомки.
Принц-регент внезапно рассмеялся.
– Я молю Бога, чтобы Грей и все остальные поняли это. Эти чертовы виги не понимают, что произойдет, если Англия будет второй по счету после Франции.
– Однако, полагаю, вам уже известно, что мои взгляды на реформу пересекаются со взглядами вигов.
– Да-да, но сейчас речь не об этом. Правда, я не понимаю, как можно проводить реформу в столь смутные времена, но уже ничего не изменишь. Главное то, что вы вхожи в обе партии и, позволю себе заметить, обе вам доверяют.
«Или ни одна из них», – подумал Ройс, но предпочел оставить это замечание при себе.
– Вы очень добры, ваше высочество.
– Нисколько, просто я рассуждаю логически. Мне нужен такой человек, как вы, который бы лавировал между двумя партиями. Смягчите обстановку, примирите их и верните все на свои места, как и должно быть.
Ройс внезапно вспомнил детский стишок:
Шалтай-Болтай сидел на стене…
Обрюзгший, с затуманенным взором, принц-рёгент очень походил на злосчастного Шалтая-Болтая. Тем не менее Ройс ответил:
– Я сделаю все возможное, ваше высочество.
Вскоре он ушел под провожающие взгляды придворных, которые получили еле заметный кивок в ответ на их энергичные приветствия. Он остановился перед королевской резиденцией, повернулся лицом к солнцу и позволил себе на короткий миг насладиться его ласковыми лучами. Просьба принца-регента была совершенно невыполнимой, но представителям королевской власти лучше об этом не знать. Стоя посреди шумной лондонской улицы, он уже не в первый раз остро почувствовал необходимость найти замену, альтернативу институту наследственной монархии. Англия наделила парламент большими полномочиями, но, как казалось Ройсу, этого было недостаточно. Франция заменила короля на императора, но из этого ничего не вышло. Американцы на свой страх и риск задумали проделать эксперимент с республиканизмом. Англия должна найти свой выход из положения.
На секунду его посетила мысль о том, чтобы зайти в один из клубов, но он сразу же отказался от нее, представив, что едва он очутится внутри, как к нему тотчас начнут приставать с разговорами, которые впоследствии перескажут любопытным ушам. К тому же он полностью исчерпал запас своего терпения на принца-регента. Поэтому вместо того чтобы идти в клуб, он отправился к набережной. Он не преследовал никакой цели, но не удивился, оказавшись около типографии Рудольфа Аккермана.
Мистер А, как его называли постоянные клиенты, построил свое дело, используя ненасытную потребность общества в политических карикатурах. Как только они появлялись, их сразу же помещали в витрину, перед которой сейчас и стоял Ройс. Он ожидал увидеть несмешные пасквили на принца-регента, на представителей высшего света или на… Однажды он увидел себя среди злобных рисунков и высказал мистеру А свое мнение по этому поводу, на что тот ответил, что на картинках изображены люди, глубоко им уважаемые, и на этом их разговор закончился.
Но этим утром витрина была непривычно пуста. Один-единственный рисунок гордо красовался в самом центре на небольшой подставке, декорированной нежными складками шелка. Единственный рисунок без малейшего намека на карикатуру – юная девушка с ниспадающим на спину каскадом темных вьющихся волос, очаровательной улыбкой и загадочным взглядом. Кассандра. Он был удивлен и вместе с тем спокоен. Ее появление в Карлтон-Хаусе было подобно взрыву. Она сразу же привлекла к себе внимание бомонда и настоящих ценителей светской красоты. На рисунке она была словно живая. Кто же художник? Служащий мадам Дюпре, воплощающий в эскизах туалетов четкие указания модной портнихи? Слуга из Карлтон-Хауса, желающий получить добавку к своему скудному жалованью? Или это один из представителей высших кругов, который не прочь пополнить свои карманы, прохудившиеся от постоянных проигрышей в карты и многочисленных попоек?
Это не столь важно. Кто бы он ни был, его рисунок был просто великолепен. Чем дольше Ройс вглядывался в изображение, тем больше осознавал, как точно удалось художнику передать свет, который исходил от Кассандры. Он уловил присущее ей чувство юмора, естественность, умение радоваться всему, что дарит жизнь, не говоря уже о чувственных припухлых губах, стройной шее и угадывающейся форме груди.
Дверь со стуком захлопнулась за ним, когда он вошел в магазин. Он направился прямо к мистеру А.
– Рад видеть вас, милорд, – приветствовал Ройса издатель. – Прекрасный рисунок, не так ли? Конечно же, вам известно, что это принцесса Акоры. Она же вам приходится невесткой? Подумать только, – произнес он с таким видом, как будто эта мысль только сейчас пришла ему в голову.
– Вас не затруднит сообщить мне, кто нарисовал этот портрет?
– Художник предпочел сохранить свое имя в тайне. Вы же знаете, как это бывает.
Ройс в самом деле знал.
– Сколько вы за него хотите?
Первый раз за всю свою хлопотливую жизнь мистер А сильно удивился.
– Милорд?..
– Сколько вы хотите за рисунок?
Мистер А быстро взял себя в руки. Он назвал цену, услышав которую нормальный человек просто рассмеялся бы. Ройс согласился не раздумывая. Издатель нахмурился, очевидно, ожидая момента, так любимого им, когда покупатель начнет торговаться.
– Милорд, это всего лишь рисунок…
– Возьми деньги, Рудольф.
Дружеское обращение по имени поразило издателя. Он медленно произнес:
– Я честный человек, милорд. Совесть меня замучает. Ройса рассмешила эта ситуация.
– В таком случае пожертвуйте эти деньги на благое дело. В Лондоне много нуждающихся.
– Например, голодающие артисты…
– Совершенно верно, рисунок…
– Он ваш, милорд.
Рисунок оказался в его руках в считанные секунды.
Ройс вышел из магазина в приподнятом настроении. Он решил не вдумываться в причины своего необычного поступка. Первый раз в жизни им двигал внезапный порыв. Мир обязательно выживет!
Он сдерживал желание еще раз взглянуть на рисунок до самого дома. Только уединившись в своем кабинете, он развернул хрустящую синюю бумагу: мистер А настоял на том, что рисунок должен быть упакован. Ройс долго смотрел на свое далеко не дешевое приобретение. Сходство с оригиналом было потрясающим! Но рисунок был плохой заменой подлинника, даже столь великолепному произведению искусства это было не под силу. Мистер А также настоял на покупке изящной рамки. Ройс подыскал место для рисунка на одной из книжных полок, которые занимали всю комнату от пола до самого потолка. Он расположил портрет таким образом, чтобы тот был заметен с его места за рабочим столом. И наотрез отказался размышлять, почему сделал именно так.
– Он приносит свои извинения, – сказала Джоанна, внимательно прочитав записку Ройса. – Его вызвали в Карлтон-Хаус, и он не знает, когда освободится.
Смотрясь на себя в зеркало, Кассандра подавила вздох.
– Как жаль, но я все понимаю. Складывая записку, Джоанна произнесла:
– Кажется, принц-регент нуждается в присмотре. Боюсь, что у него не все в порядке.
– Неудивительно – бремя королевской власти отрицательно сказывается на его состоянии.
Джоанна замерла на мгновение и тихо спросила:
– Ты говоришь это, потому что видела?
– Нет, – ответила Кассандра, удивленная этим вопросом. – Это чистая логика. Сын, постоянно находившийся в тени довлеющего отца, получивший власть не после его смерти, а в ходе таинственных событий, которые приводят к помешательству отца. Если бы ваш Шекспир был жив, он бы обязательно положил этот сюжет в основу своего произведения.
– Может, кто-нибудь из современных поэтов увековечит эти события.
– Им будет Байрон, – смеясь сказала Кассандра. – Я представляю его возрождающимся, словно бабочка из кокона, и начинающим познавать мир вокруг себя.
Джоанна скорчила гримасу:
– Звучит просто отвратительно..
– Должно быть, да, но пойми меня правильно. Вы живете в удивительном мире, таком молодом и непредсказуемом! Он так не похож на Акору. Я счастлива находиться здесь.
– Я очень рада, – сказала Джоанна, обнимая ее. И сменила тему: – Ребенок, которого потеряла моя мать, был девочкой. Думаю, мне не стоило этого знать, но я знаю. Мне всегда было интересно, каково это – иметь сестру.
Кассандра сделала шаг назад и посмотрела на нее.
– На Акоре летом всех девочек, родившихся в этот год, приносят в храмы для благословения. Для мальчиков существует другой ритуал, а для девочек вот такой. Старшая сестра, которая помогает совершать обряд, наносит каплю священного масла на брови своей новорожденной сестры. Можно увидеть очень маленьких девочек – двух-трехлетних, – торжественно исполняющих свой долг старшей сестры.
В глазах Джоанны стояли слезы. Кассандра растерянно вытерла скатившиеся со щек капельки кончиком пальца.
– Ты знаешь сердцем, что твоя сестра живет. Она не принадлежит этому миру, она – часть мироздания.
– А есть разница между ними?
– О да, – с улыбкой произнесла Кассандра. – В том мире возможно все и все реально. В нашем маленьком мире человек ограничен.
Джоанна внимательно посмотрела в глаза Кассандры. В ее взгляде было столько глубины, что не заметить этого было просто невозможно. Кассандра знала, что ее невестка – так же, как и она, – обладает особым даром, даром провидения. Она тоже могла видеть вещи, скрытые от глаз обычных людей.
– Ты же знаешь, что это возможно, ведь правда? – спросила Джоанна.
– Иногда. Ты когда-нибудь ставила два зеркала напротив друг друга, чтобы одно отражалось в другом?
– Я видела это у портнихи.
– Ты видишь свое отражение, повторяющееся бесчисленное количество раз. Ты не можешь их сосчитать, потому что ты бесконечна в зеркале.
– Но это же всего лишь зеркала.
– Нет, – сказала Кассандра. – В этом-то и суть. Но довольно об этом. Так и голова может лопнуть. Итак, Ройс сегодня не придет. Чем же мы в таком случае займемся?
– Извини, что напоминаю об этом, но мадам Дюпре… – начала Джоанна.
– У меня есть одно предложение.
– Да, конечно, все, что захочешь.
– Я видела у вас горничную, ее зовут Сара. Мы с ней одного роста, и телосложение у нас похоже. Я бы хотела, чтобы она пошла к мадам вместо меня.
– Превосходная мысль! Это значит, что мы будем вольны делать…
– Все, что нам захочется. Однако ни одна женщина не окажет такой услуги другой безвозмездно. Мне известно, что к Саре неравнодушен один молодой человек. Я подумала, что ей не помешает новое платье.
– Замечательно. Я предупрежу Малридж. Она, конечно, будет ворчать, но все устроит. – А теперь скажи мне, что тебе больше всего хочется, и мы постараемся это исполнить.
– Мне хочется всего сразу, – заявила Кассандра и быстро добавила: – Но ты не должна беспокоиться. Со мной будет все в порядке, особенно если мы зайдем в лавку Гюнтера…
– Поесть мороженого? С удовольствием!
И они пошли пешком, потому что магазинчик находился неподалеку, и к тому же немного ходьбы еще никогда никому не приносило вреда. Они не обращали внимания на пристальные взгляды окружающих, следовавших за ними по пятам охранников, готовых незамедлительно наказать любого, кто попытается нарушить покой двух дам.
На Беркли-сквер они зашли в известную кондитерскую, где решили уступить своей слабости и купили по пакетику со сладостями: цукатами, марципанами, нугой, пастилой и ирисками. Смущенных охранников угостили ванильным мороженым. Со всем этим сладким богатством дамы направились к набережной. Увидев, что витрина магазина Аккермана только что начала наполняться новым собранием карикатур, они очень удивились.
– Обычно это делают рано утром, – заметила Джоанна.
Они продолжали идти под руку вдоль Бонд-стрит, рассеянно разглядывая витрины магазинов, но не заходя внутрь за исключением одного: Джоанна увидела очень милый чепчик для младенца, вышитый маленькими фиалками. Он настолько ей понравился, что невозможно было удержаться и не купить.
Вернувшись домой в послеобеденный час, они услышали звон шпаг.
Белоснежные рубашки обоих мужчин прилипли к телам, четко повторяя линии плеч и груди. Мягкая ткань брюк подчеркивала стройные и мускулистые бедра. Каждый из них стоял в столь элегантной позе, что создавалось впечатление, будто это танцоры. Они замирали на долю секунды, и их руки повисали в воздухе. С высоких стен галереи на их поединок с портретов невозмутимо взирали предки.
Откинув гриву пышных волос, Ройс сделал выпад. Послышался звон стали. Фехтующие двигались по всей длине галереи, нанося ложные удары и отражая их.
– Неплохо, – пробормотал Алекс, блокируя шпагу Ройса. – Но еще не совсем то, что нужно.
– Вы так считаете? А как насчет этого?
Снова раздался оглушительный звон шпаг. Они миновали извилистый коридор, исполняя танец смерти, который в равной степени и очаровал Кассандру, и заставил испугаться за безопасность мужчин. Молодые женщины наблюдали за этим действом с маленького балкона, предназначенного для музыкантов, которые размещались там во время бала.
– Они часто этим занимаются? – спросила Кассандра, не отрывая глаз от фехтующих.
– Довольно часто, – мягко ответила Джоанна. – Они превосходны, разве нет?
Прежде чем кивнуть в ответ, Кассандра пристальнее посмотрела на них.
– Как хорошо, что они не враги друг другу.
Мужчины убрали свои шпаги в ножны сразу же после того, как Ройс бросил взгляд на балкон. В ту же секунду, как только увидел женщин, он отступил назад, показывая тем самым Алексу, что выходит из борьбы. Алекс, в свою очередь, повернулся и посмотрел на балкон, опуская шпагу.
– Вы уже вернулись? – произнес он. – Как провели время у Гюнтера?
– Неважно, – ответила Джоанна. – Мы чувствуем себя ужасно. Вы закончили?
– Да, конечно, – сказал Ройс. – Надеюсь, мы вам не помешали.
Он не отрывал глаз от Кассандры. Она ответила на его пристальный взгляд внешним спокойствием, хотя ее сердце забилось в бешеном ритме. С большим трудом она заставила себя не смотреть на него и последовала за Джоанной по лестнице, ведущей вниз. Когда женщины появились в галерее, Джоанна произнесла:
– Почему я должна волноваться, глядя, как мой муж и мой брат пытаются пронзить друг друга шпагой?
– Ты ведь знаешь, это всего лишь игра, – сказал Алекс в свое оправдание. – Это позволяет нам снять напряжение.
– Я бы не хотела оказаться свидетельницей настоящего поединка между вами, – с нежностью ответила на это Джоанна.
Между ними было такое взаимопонимание, что Кассандра невольно отвернулась, почувствовав себя лишней в этот момент. Она боялась даже случайно вторгнуться в их бескрайний мир, в котором эти двое были счастливы. Должно быть, Ройс чувствовал то же самое, поскольку быстро отвел взгляд от супружеской пары и обратился к Кассандре:
– Вам понравилась ваша экскурсия?
– Это было замечательно, именно так, как я себе представляла, и даже лучше.
– Благодаря вам восторженность войдет в моду.
– Неужели? – спросила она, не очень вникая в то, что сказала, потому что все ее внимание было приковано к нему. Он стоял с обнаженной шпагой в руке. Влажная рубашка плотно облегала его могучую грудь и сильные руки. Он напомнил ей одного из воинов, на которых смотрели все девушки Акоры, когда им разрешалось присутствовать на тренировочных турнирах. Но он был англичанин до кончиков ногтей, английский лорд, буквально умиравший в тюрьме Акоры.
А потом его сестра вышла замуж за представителя королевского дома Акоры, чему он был сердечно рад. Родной брат Кассандры проникся к нему симпатией, и ей безумно хотелось верить в то, что Алекс не ошибался и Ройс был таким же благородным и искренним, каким казался. Но на кон было поставлено слишком много: ее страна, ее народ… жизнь или смерть всего, что было ей очень дорого. А тут еще ее так некстати разбушевавшиеся чувства, которые усложняли и без того непростую ситуацию.
– С вами все в порядке? – спросил Ройс. Он протянул к ней руку, но она едва заметно уклонилась. Он нахмурился. То же сделал и Алекс, который заметил это движение.
– Кассандра? – с удивлением начал он.
– Простите меня, – произнесла она с улыбкой, стараясь загладить неловкость. – Я замечательно провела время, но боюсь, что немного устала.
Этот довод был таким бессмысленным, что она уже было приготовилась выслушать нагоняй от Алекса, но вместо этого они с Джоанной посмотрели на нее с глубоким участием.
– И как же я сразу не догадалась, – сказала невестка. – Тебе ведь нужно отдохнуть.
Раздосадованная таким поворотом событий, Кассандра все же беспрекословно позволила Джоанне увести себя наверх, хотя отдых был бы гораздо полезнее Джоанне, учитывая ее беременность. Но тем не менее Кассандре действительно нужно было время на то, чтобы привести свои мысли в порядок. Она еще никогда в жизни не грезила о мужчине. Не собиралась она делать этого и сейчас, несмотря на волнующую привлекательность Ройса Хоукфорта.
– Я надеюсь, это не от конфет? – спросила Джоанна, когда они дошли до спальни Кассандры. – Если у тебя болит живот, Малридж принесет тебе нужное лекарство или, если хочешь, за тобой присмотрит Елена.
– О нет, не нужно, – поспешно отказалась Кассандра. – Со мной будет все в порядке.
– Ты действительно в этом уверена?
– Абсолютно. Мне кажется, отдых необходим именно тебе.
– Ты права, – призналась Джоанна. – Но если тебе что-либо понадобится, то…
– Я сразу же позвоню, и ко мне на помощь придет один из твоих исполнительных слуг.
Джоанна ушла, успокоенная ее заверениями. Едва за ней закрылась дверь, как Кассандра сбросила с ног надоевшие ей остроносые туфли на высоких каблуках и с громким выдохом бросилась на кровать.
Она была собой определенно недовольна. Она трусливо бежала от Ройса, вместо того чтобы встретиться с ним лицом к лицу и одержать победу над тем страстным чувством, которое он спровоцировал. А сейчас она, в сущности, пряталась в этой спальне, стараясь обуздать свой упрямый нрав, перед тем как увидит его в следующий раз. Так вести себя не подобает принцессе Акоры.
Освежающая ванна и строгий разговор с самой собой улучшили душевное состояние Кассандры. Когда она спускалась вниз в гостиную, часы пробили четыре. Она как раз подоспела к чаю.
Джоанна сидела на канапе, рядом на столике стоял серебряный чайный сервиз. Возле нее стояли Ройс и Алекс. Мужчины спокойно встретили ее появление, но Кассандра догадывалась, в чем дело. Она знала, что у Ройса, как и у ее брата, сердце воина. Усаживаясь рядом с Джоанной, она ответила на вопросы о своем самочувствии, сказав, что никогда не ощущала себя лучше, чем сейчас.
– Я тоже в порядке, – сказала Джоанна, протягивая ей миниатюрную чашку с чаем и кусочек лимонного пирога. – Господин Морис должен прийти с минуты на минуту.
– Господин Морис?
– Учитель танцев. – Джоанна виновато добавила: – Боюсь, у нас нет выбора. Хотя, конечно, на большинстве светских приемов такое столпотворение, что танцы становятся просто невозможными, но все же когда-нибудь тебе захочется танцевать. Поэтому лучше выучить фигуры сейчас, когда есть время. Интересно, почему так происходит? – задумчиво произнесла Джоанна. – Почему в середине затяжной кровавой войны с Францией британцы просто помешались на всем французском? Французская мода, французское вино, французские танцы. Существует что-нибудь французское, что не удостоилось внимания Англии? Исключая– Наполеона, конечно.
– Думаю, это подчеркивает нашу двойственность, – сказал Ройс, принимая чашку с чаем из рук сестры. – Хотя, по правде говоря, многие англичане с неодобрением относятся ко всему, что имеет хоть малейшее отношение к Франции.
Впервые за все время нахождения в гостиной Кассандра прямо посмотрела в его глаза. Ее поразила глубина его ответного взгляда. Казалось, этот взгляд проникал внутрь, до самых глубин. Она изобразила улыбку.
– Полагаю, эти люди не появляются при дворце?
– Обычно нет. Джоанна говорила мне, что Акора сильно отличается в этом плане. Каждый ее житель имеет свободный доступ в королевский дворец.
– Да, абсолютно верно. У нас даже есть такая поговорка: «Если хочешь встретить того, кто тебе нужен, подожди его во дворце, и он непременно придет». – Набравшись решимости, она добавила: – Очень жаль, что вы не смогли остаться на Акоре после освобождения. Конечно, я понимаю ваше страстное желание вернуться домой, но у вас почти не было возможности узнать нас поближе и, боюсь, поэтому у вас остались не лучшие впечатления о моих соотечественниках.
Она догадывалась, что вызвала недоумение Джоанны и Алекса, затронув больной вопрос, но е = сейчас ее волновала только реакция Ройса. Он осторожно поставил чашку на каминную полку.
– Мне пришлось быстро уехать, потому что в то время я считал вашего брата Атрея повинным в моем заключении. Однако спустя некоторое время я понял, что дело обстояло по-другому.
Кассандра задумалась на мгновение, затем вновь вернулась к той же теме:
– Значит, вы не держите зла на Акору?
Джоанна неловко заерзала на диване. Алекс нахмурился. Он уже хотел было что-то сказать, но Ройс опередил его.
– Только на противников вашего брата, которые оказались истинными виновниками того, что мне пришлось пережить. Говорят, их предводитель утонул прошлым летом и его движение кануло в небытие вместе с ним.
Его внезапная улыбка несказанно обрадовала Кассандру.
– Мои слова вас достаточно убедили, принцесса?
Кого-то, возможно, это бы убедило, но Кассандра все же не была склонна ему верить. В данной ситуации, решила она, лучше всего уклониться от ответа.
– Если вы не возражаете, я бы хотел сделать одно предложение, – произнес Ройс.
После столь упорных расспросов Кассандре нужно было выправлять положение.
– Я слушаю, – сказала она.
– Насколько я помню, вы хотели научиться танцевать вальс.
Кассандра внезапно почувствовала, как ее руки и ноги наливаются свинцом. Без сомнений, его вызывающий взгляд не имел к этому никакого отношения.
– Мне было бы интересно.
– Позвольте мне со всей скромностью предложить себя в качестве партнера.
– Увы, у нас нет музыки.
Но в эту же секунду появился господин Морис с целой дюжиной музыкантов, которые очень быстро расположились в бальном зале. Ройс предложил руку Кассандре. Джоанна села на стул около большого узкого окна, из которого открывался прекрасный вид на сад. На ее лице играла ласковая улыбка.
Алекс стоял рядом, положив руку на ее плечо, как бы охраняя свое сокровище. Он задумчиво смотрел на танцующих.
А те кружились и кружились в вальсе под одобрительные замечания господина Мориса, истинного француза, который сумел уловить зарождающееся чувство между двумя молодыми людьми.
Кассандра полностью растворилась в объятиях Ройса, чувствуя тепло и силу, передававшиеся через его руки. Их тела слились и кружились как единое целое по бальному залу в Лондоне ее мечты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королевство лунного света - Литтон Джози



Очень интересная серия о королевской семье Атрейдис,о Алексе,Кассандре,Атрее и их взрослых детях.
Королевство лунного света - Литтон ДжозиАнна
6.07.2013, 10.54





читала "Остров мечты" сподабався, роман насичений подіями і розвязка феєрична.
Королевство лунного света - Литтон Джозиінна
7.11.2013, 20.21





книга заставляет размышлять о долге о родине об отношениях о преденности своей стране о достоинстве о гордости о самом главном в жизни любви
Королевство лунного света - Литтон Джозитанслу
28.09.2014, 15.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100