Читать онлайн Фонтан тайн, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фонтан тайн - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фонтан тайн - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фонтан тайн - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Фонтан тайн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Персефона не нашла тунику, в которой она приехала с Дейматоса, так же как и ту, которую она взяла про запас. Услышав ее вопрос, Сайда пожала плечами и сказала, что они в стирке.
А потом принесла еще одну красивую тунику из переливающейся белой ткани – любимую одежду молодых акоранок.
– Я бы хотела носить свои вещи, – высказалась Персефона, усаживаясь на скамью перед зеркалом, чтобы Сайда сделала ей прическу.
– Вещи, которые я приношу, ваши.
– Нет.
– Да. Так приказал принц Гейвин.
– Я не желаю принимать от него подарки.
– Почему? Он вас чем-то обидел?
– Вы неправильно истолковываете мои слова. Я просто не нуждаюсь в благотворительности… Оу!!!
– Вы спали с распущенными волосами. – Сайда взглянула на кровать, расстеленную только с одной стороны. Отпечаток головы имелся лишь на одной подушке. – Насколько я вижу, вы могли не расплетать косу. И потом, вы усматриваете обиду там, где ее нет.
Их глаза встретились в зеркале. Старая женщина и молодая мерили друг друга взглядами.
– Ваш принц называет меня колючей.
Сайда засмеялась:
– Наш парень с детства бойкий на язычок!
– Вы знаете его с детства?
Персефона мысленно улыбнулась, представив Гейвина маленьким.
– С самых пеленок. Он родился здесь, в апартаментах его родителей. Так пожелала принцесса Кассандра.
– И ее муж не возражал?
– Лорд Хоук ее обожает. Он разрешает ей все, кроме тех вещей, которые могут принести ей опасность. Впрочем, ничего опасного уже давно не случалось.
– Со времен Дейлоса?
– Вы в курсе? – Сайда покачала головой. – Ужасное время. Ванакс Атреус находился при смерти после покушения на его жизнь, и принцесса Кассандра взяла власть в свои руки. Она и лорд Хоук много сделали для нашей страны. Мы все радовались, когда они поженились.
– Лорд Хоук наверняка хотел, чтобы его старший сын родился в Англии – на земле, которая в один прекрасный день станет его собственностью.
– Возможно, но он согласился с принцессой Кассандрой, когда она выбрала Акору. Мальчик впервые увидел свет здесь. Именно здесь он сделал свой первый вдох.
– Однако он пытается побороть любовь к этим местам. Сайда перестала причесывать Персефону и тихо спросила:
– Зачем вы так сказали?
Как ответить на ее вопрос? В ее душе хранилось слишком много тайн, которые отдаляли ее от других людей.
– Просто у меня сложилось такое впечатление.
– Вы плохо его знаете, – не очень уверенно проговорила Сайда, словно боясь оказаться неправой.
– Да, конечно.
Сайда слегка расслабилась и вновь взялась за расческу. Вскоре она закончила причесывать Персефону и заявила:
– Принц Гейвин ждет вас в библиотеке. Вы знаете, где она находится?
Персефона кивнула:
– Я там уже бывала.
И все же она понимала, что ей будет трудно найти библиотеку в лабиринте коридоров. Решив избрать другой путь, она вышла из дворца и пересекла просторный внутренний двор, уже сейчас заполненный посетителями. К середине дня желающих попасть во дворец будет несколько тысяч. Люди приходили сюда по самым разным причинам или просто из любопытства.
Она торопливо шагала вперед, не обращая внимания на многочисленные восхищенные взгляды, которые бросали на нее мужчины. Она думала о предстоящей встрече с Гейвином. Как она будет смотреть ему в глаза после того, что произошло вчера вечером? Погруженная в раздумья, она завернула за угол и налетела на мужчину. Очень высокого, очень мускулистого мужчину с поразительно голубыми глазами, черными волосами и нахальной усмешкой.
– Привет, милашка! – приветствовал он ее по-акорански с таким сильным акцентом, что она с трудом его поняла. – Куда вы так спешите?
Он положил руки ей на плечи. Она быстро отступила назад и уставилась на незнакомца.
Что-то в последнее время она стала слишком часто сталкиваться со статными и безупречно сложенными представителями сильного пола! Сначала Гейвин, теперь…
– Кто вы такой? – спросила Персефона. Он сверкнул ослепительной улыбкой.
– Я Лайам Кемпбелл, милая, из шотландского города Абердин. Но в настоящее время живу здесь, на солнечной Акоре. А вы кто?
Лайам Кемпбелл? Знакомое имя. Оно написано на книгах, которые она нашла в разбившейся лодке.
– Мистер Кемпбелл… вы давно на Акоре?
– Два года, милая. Роскошное место! Но почему у вас такой встревоженный вид?
– Мистер Кемпбелл… давайте на минутку присядем.
– Хорошо, милая, но позвольте узнать – так, между прочим, – у вас, случайно, нет отца, братьев, кузенов, дядьев или – упаси Боже! – мужа, которые будут возражать против нашей дружеской беседы?
Персефона невольно улыбнулась.
– Не волнуйтесь, – посерьезнела она и кивнула на скамью, стоявшую в стороне от шумной улицы. Когда они сели, она сделала быстрый вдох и спросила: – Вы пережили кораблекрушение, не так ли?
– Да и, по счастью, остался жив.
– Вы плавали не один.
Он напрягся и пристально посмотрел на Персефону.
– К чему ваши вопросы, милая?
– У меня есть ваши книги. Во всяком случае, так мне кажется. На них написано «Лайам Кемпбелл».
– Мои книги? Как они к вам попали?
– Ваша лодка прибилась к берегу одного из маленьких островков Внутреннего моря. Я ее нашла. – Она опустила глаза и посмотрела на свои руки, собираясь с духом перед трудным разговором. – Мистер Кемпбелл, там, в лодке, оставалось два мужских трупа. Я читала, что большинство ксеносов погребает своих умерших сородичей, поэтому я закопала их в землю.
Он шумно выдохнул и покачал головой, словно пытаясь избавиться от душевной боли.
– Мои кузены. Они погибли. Хорошие парни.
– Мне очень жаль.
Он отвернулся, но Персефона успела заметить слезы в его глазах. Она ждала, когда он справится с наплывом чувств. Наконец он сказал:
– Спасибо вам за то, что вы о них позаботились. Я знал, что они погибли: с тех пор как они пропали, прошло слишком много времени. Но меня утешает, что они приняли достойную смерть.
– Я постараюсь вернуть вам ваши книги, – пообещала Персефона, хоть и не представляла, как она сможет осуществить обещанное в данных обстоятельствах.
– Не беспокойтесь. Главное, что вы их спасли. К тому же я посещаю здешнюю библиотеку – кстати, весьма неплохую.
Слегка смущенно, ибо она не привыкла делиться своими мыслями с другими людьми, Персефона произнесла:
– Мое самое любимое место на Акоре.
– И мое тоже. Я приятно удивлен, когда узнал, что туда могут ходить простые люди и читать все, что им захочется. Я открыл для себя целый мир.
– А в шотландском Абердине нет библиотек?
– Есть парочка маленьких, но только для богатых. Мне еще повезло, что в детстве я научился читать.
– Я не представляю себе жизнь без книг, – призналась Персефона.
– Сейчас я читаю Платона. Знаете такого?
– Немного. Некоторые его высказывания кажутся вполне разумными, а некоторые – просто глупыми.
– Совершенно с вами согласен. Он труден для понимания, но в его работах рассыпаны крупицы мудрости.
Они принялись обсуждать другие книги, прочитанные ими обоими, и самозабвенно болтали, до тех пор пока на скамью, где они сидели, не упала чья-то тень. Персефона подняла глаза и увидела Гейвина.
Но не того Гейвина, которого она знала. Не того, который стоял с каменным лицом, когда всего в нескольких дюймах от него пролетала стрела, выпущенная Персефоной. Не того, который спокойно выслушивал ее грубости, хвалил ее стряпню и чуть не довел ее до исступления своим поцелуем.
Он подошел к ним так быстро и уверенно, как будто хотел пройти сквозь Лайама Кемпбелла. Теперь, когда оба мужчины оказались рядом, Персефона заметила, как они похожи.
– Отойдите от нее, – прорычал принц Атрейдис. Шотландец быстро встал, но не отошел от своей собеседницы. Его брови сошлись на переносице.
– Я вас узнал. Вы член семьи Атрейдисов.
– Я Гейвин Атрейдис. Делайте, что я сказал.
– Почему я должен вам подчиняться? Потому что вы вместе с вашими родственниками управляете страной?
– Мы ею не управляем, мистер…
– Кемпбелл. Лайам Кемпбелл. А мне кажется, что вы считаете себя главными.
– Ты ошибаешься, шотландец. Кроме того, ты задержал женщину, которая шла ко мне, и заставил меня ее искать.
Лайам быстро взглянул на Персефону и опять сосредоточил свое внимание на человеке, который бросил ему вызов.
– Если она твоя жена, я принесу тебе свои извинения.
– Она мне не жена.
– Может быть, невеста?
– Нет.
– Значит, у нас с тобой честная игра, – усмехнулся Кемпбелл.
Наблюдая за ссорой двух мужчин, Персефона испытывала странное волнение. Однако их препирательства явно затянулись.
– Никаких игр не будет, мистер Кемпбелл, – отрезала она, отходя от скамьи, и добавила, оглянувшись через плечо: – Вы можете ссориться сколько хотите, а мне надо работать.
Привыкшая к строжайшей самодисциплине, она заставила себя идти вперед, больше не оборачиваясь. Однако до нее долетели мужские голоса:
– Я разберусь с тобой позже, Атрейдис.
– Когда тебе будет угодно, шотландец.
– Вы устроили глупый спектакль, – заявила Персефона, когда Гейвин ее догнал. – Когда бодаются два барана – забавно, но взрослые мужчины…
Она искоса взглянула на него и обнаружила, что он совсем не выглядит сердитым. Напротив, всем своим видом он выражал полнейшее самодовольство.
– Ты слишком невинна, – бросил Гейвин.
Она хотела возразить, но передумала. После вчерашнего поцелуя он прекрасно знал, насколько она невинна. В отличие от обученных акоранских женщин она не умела угождать мужчинам.
– Я сама могу себя защитить, принц Атрейдис, и не нуждаюсь ни в чьей помощи.
– Я видел на Дейматосе, как хорошо ты себя защищаешь. Мне понадобилось всего две минуты, чтобы тебя разоружить… – Он открыл двойные двери библиотеки и отошел в сторону, уступая ей дорогу. – И ты ничего не могла со мной поделать.
Правда задела Персефону. В ее голосе появилось раздражение.
– Кажется, ты утверждал, что мужчина не может обидеть женщину.
– Акоранский мужчина. А Кемпбелл не акоранец. Возможно, когда-нибудь он им станет, и его дети, если он проживет достаточно долго и успеет их завести, – в тоне Гейвина чувствовалось сомнение, – тоже будут акоранцами. Но он воспитывался на других законах. Советую тебе это запомнить.
– Спасибо за совет, но меня совершенно не интересует Лайам Кемпбелл… – она многозначительно посмотрела на Гейвина, – равно как и все другие мужчины, А теперь, если мы уладили данный вопрос, мне бы хотелось начать поиск старинных записей топографической съемки, на которые ссылается Амаренсис.
Они вошли в огромную комнату. На высоком потолке красовались яркие фрески, изображавшие сценки из акоранской жизни. Из широких окон, расположенных над балконом, струился свет. Вдоль стен тянулись полки с книгами и шкафы со свитками. У длинных полированных столов стояли удобные кресла, на столах – чернильницы и лампы. Здесь работало несколько дюжин ученых. Библиотекари сновали взад-вперед, поднося им материалы.
Персефона уверенным шагом направилась к двери между высокими книжными шкафами. За дверью каменная винтовая лестница вела на нижние, подземные этажи библиотеки.
– Я вижу, ты неплохо здесь ориентируешься, – заметил Гейвин, когда они вступили в большое помещение, заполненное бесконечными рядами полок.
– Я бы не стала так часто приезжать на Илиус, если бы не библиотека.
– Говорят, что моя кузина Клио здесь спит.
– Правда?
– Она изучает историю нашего рода.
– У нее рыжие волосы?
– Да. Она унаследовала цвет волос от своей мамы.
– Жены ванакса, леди Брайанны. Я несколько раз видела здесь твою кузину, и однажды мне показалось, что она спит.
– Мои дядя и тетя раньше беспокоились, а потом махнули на нее рукой.
Он так запросто говорил о правителе Акоры и его супруге, как будто они обычные люди. Персефоне представилась возможность немного узнать о жизни тех, кого она всегда считала избранными, почти легендарными.
Она попыталась представить, что значит иметь двух любящих родителей, которые желают своей дочери счастья.
– Твоей кузине очень повезло.
– Верно. Кстати, она отлично знает библиотеку. К сожалению, в данный момент ее нет на Акоре, иначе я попросил бы ее помочь нам в наших поисках.
– Я тоже немного знакома с этим заведением, – уведомила Персефона, – но есть человек, который знает гораздо больше меня. Может быть, мы его найдем.
– Кого? – спросил Гейвин, когда они пошли мимо рядов книг, рукописей и свитков, в которых хранились знания, накопленные акоранцами за тысячелетия.
Отрезанная от всего мира, Акора никогда не переживала трудные времена, периоды бедствий и разрушений. Она тщательно оберегала свою независимость и свой самобытный образ жизни.
Путь принцу и Персефоне освещали каменные лампы, укрепленные в настенных железных кронштейнах.
– Одного моего друга. Он должен находиться здесь. Они отмахали добрые четверть мили, лавируя между стеллажами, и очутились в небольшой нише, обставленной, как рабочий кабинет. За столом сидел древний старик с длинными седыми волосами и такой же длинной седой бородой.
– Нестор? – удивленно спросил Гейвин. – Я думал, ты вышел на отдых.
– Да, принц, я действительно оставил работу, но через несколько месяцев заскучал и с радостью вернулся к своему занятию.
– Вы знакомы? – спросила Персефона.
– Я имел честь состоять одним из домашних учителей маленького Гейвина, – улыбнулся старик. – Мы провели немало приятных часов, беседуя о древних греках и римлянах. Насколько я помню, вы находили историю гораздо более интересной, чем такие приземленные предметы, как математика.
– С тех пор я расширил свой кругозор. Клио будет восторге, когда узнает о твоем возвращении.
– С нетерпением жду встречи с ней. А теперь ублажите старика и расскажите, каким образом вы двое оказались здесь вместе.
– Мы ищем записи топографической съемки, выполненной несколько веков назад, на которые ссылается некая Амаренсис, – объяснил Гейвин.
– Ах, Амаренсис! – просиял Нестор. – Ребенком я встречался с ней.
– Она умерла сто лет назад, – удивилась Персефона.
– Не совсем так. Мне девяносто лет. Когда я родился, она была еще жива. Наши дорожки пересеклись, когда мне исполнилось восемь лет. Замечательная женщина! Я до сих пор ее вспоминаю.
– В своей работе она ссылается на топографическую съемку, выполненную около пятисот лет назад, – объяснил Гейвин. – Очевидно, у нее была запись съемки, взятая в дворцовой библиотеке. Но я не могу найти ее.
– Странно. Обычно такие документы находятся довольно легко.
– Я тоже так думаю, но я искал запись в течение многих месяцев, и все безуспешно. Больше того, ее не смог отыскать ни один библиотекарь.
Гейвин знал, что Нестор любит трудные задачи. Вот и сейчас старик усмехнулся, потом медленно, но уверенно встал с кресла и расправил свою темно-синюю робу.
– Пойдемте посмотрим. Топографическая съемка, говоришь?
– Да. Она включает измерения высот местности на всей территории Акоры.
– И тебе нужна такая информация?
– Да, более подробная, чем та, которую дает Амаренсис.
– По правде говоря, подобные материалы привлекают к себе мало интереса. Возможно, есть всего два экземпляра этой работы.
– Почему два? – спросила Персефона.
– Потому что по одному экземпляру не делают никогда. Если Амаренсис взяла один экземпляр и не вернула его…
– Значит, в библиотеке должен остаться всего один, последний, – закончил Гейвин, – но и он пропал.
Нестор кивнул и повел их по проходам между стеллажами. Они осмотрели все места, где могла находиться запись топографической съемки, но по прошествии нескольких часов даже старый библиотекарь признал свое поражение.
– Не понимаю, – пробормотал Нестор. – Единственный оставшийся экземпляр не отдали бы на руки. Сначала сделали бы еще одну копию.
– Его никто не мог забрать? – спросила Персефона. Старик замялся:
– Никто… кроме одного человека.
– Кого? – оживился Гейвин. – Кто является исключением из правила?
– Ванакс, – ответил Нестор. – Только ванакс Атреус мог взять из библиотеки последний экземпляр книги. Больше того, только он мог так сделать, не поставив никого в известность и не оставив никаких записей на этот счет.
– Но зачем ему… – начала Персефона и осеклась.
Причина, по которой ванакс изъял из библиотеки материалы старой топографической съемки, очевидна. Из результатов съемки следовало, что Акора в скором времени может пережить катастрофическое извержение вулкана. Он не хотел предавать данный факт огласке, дабы не сеять панику среди населения.
– Спасибо, Нестор, – поблагодарил Гейвин и взял Персефону за руку. – Кажется, теперь я знаю, где искать нужную нам работу.
– Пусть вам сопутствует удача, – с чувством пожелал старик, окинув взглядом обоих своих собеседников. – Моя жизнь подходит к концу, но Акора будет жить вечно. Мы должны в это верить.
Его слова еще долго звучали в голове Персефоны. Простившись со старцем, она и Гейвин вышли из библиотеки и поспешили обратно во дворец.
– Нестор очень мудр, – заметила Персефона. – Мы должны прислушиваться к тому, что он говорит.
Гейвин выглядел мрачным.
– Будет лучше, если мы прислушаемся к движениям земли. От них зависит наша судьба.
– Где ты собираешься искать материалы съемки?
– Если их действительно взял Атреус, то они могут лежать только в одном месте.
Он повел ее по лабиринту коридоров в одну из старейших частей дворца. Они вошли в просторную, но скромно обставленную комнату с каменным полом, окна которой выходили на город. Стены, украшенные строгими геометрическими узорами, так любили их предки. На полках стояла коллекция маленьких скульптур, явно выполненных талантливым мастером. Самым заметным предметом в комнате был большой простой стол, на котором ничего не лежало. Он стоял абсолютно пустой.
– Куда мы пришли? – спросила Персефона.
– В кабинет Атреуса.
Она беспокойно огляделась, уверенная, что ванаксу не понравилось бы их вторжение. Между тем Гейвин подошел к столу и выдвинул ящик.
– Что ты делаешь?
– Ищу ответы на наши вопросы. – Он быстро достал свиток, взглянул на него и кивнул. – Вот она, пропавшая запись съемки!
К свитку прилагалось письмо, запечатанное с помощью мазка красного воска с оттиснутой головой быка – гербом Акоры. Гейвин взломал печать и пробежал глазами по строчкам. Спустя мгновение он глубоко вздохнул.
Персефона обогнула стол и встала рядом с Гейвином.
– Что это? – спросила она.
– Атреус оставил мне письмо.
– Не понимаю.
– Он пишет, что если я зашел так далеко, значит, я по-прежнему обеспокоен вулканом. Он выражает уверенность в том, что я сумею уладить ситуацию.
– Почему он не сказал тебе при встрече? Гейвин удивленно взглянул на Персефону:
– А ты не знаешь? Атреус и Брайанна уехали в Англию с государственным визитом к новой молодой королеве Виктории.
– Ванакса и его супруги нет на Акоре?
– Ну конечно.
– Но ты говорил, что твои родные в курсе происходящего.
– Они велели мне продолжать исследования.
– Ясно, – обронила Персефона, хоть на самом деле ей многое оставалось неясным. Однако в душе у нее зашевелились ужасные подозрения. – Твоя кузина Клио тоже в Англии?
Гейвин кивнул:
– Со своими родителями.
– У нее есть брат, принц Андреас.
– Он в Америке. Его недавно назначили туда послом.
– А другая твоя кузина… как ее зовут? Амелия, кажется? Которая только что вышла замуж за американца?
– Она в свадебном путешествии.
– А твои братья и сестры?
– Они в Англии. К чему все твои вопросы, Персефона?
– А где остальные твои кузены, кузины, дяди, тети, родители, бабушки, дедушки?
– В Англии и в Америке. Но какое это имеет значение?
– Какое значение? Акора на грани гибели, а все члены семьи Атрейдисов, кроме тебя, отсутствуют. Я правильно поняла?
– Очевидно, они не слишком встревожены сложившимся положением.
– А может быть, наоборот, чересчур встревожены?
Вопрос-обвинение Персефоны повис в тишине комнаты. Гейвин бросил письмо, шагнул к Персефоне и схватил ее за руки:
– О чем ты говоришь?
Персефона испугалась: может быть, по своей неопытности она перегнула палку? Впрочем, какая разница? Он должен услышать правду.
– Я говорю, что Атрейдисы выживут, даже если Акора и все остальные ее жители погибнут. Вопрос в том, будет ли это счастливой случайностью или результатом продуманных действий?
Он крепче, почти до боли, сжал ее руки.
– Атреус никогда не уехал бы с Акоры, если бы знал, что страна в опасности.
– Атреус – избранный. Он связан с Акорой такими узами, о которых нам, простым смертным, остается только догадываться. Как он мог не знать?
Гейвин развел руками.
– Ты никогда не говорил с ним об этом?
– Мне известно лишь то, что известно всем: кандидат на пост правителя уходит в пещеры, расположенные под дворцом. Там его подвергают испытанию. Если он проходит испытание, то остается жив. Если нет, умирает.
– И что ты думаешь о таком положении вещей?
– Ничего, – категорически ответил Гейвин. – Мне не приходило в голову размышлять об этом.
– Лжешь!
Он больно стиснул ее руку и тут же отпустил, испугавшись своей реакции.
– Черт бы тебя побрал, Персефона!
– Правда глаза колет, принц Атрейдис. – Она потерла руку. – Я не верю, что ты никогда об этом не задумывался.
– Я не имею права давать волю воображению.
– И сердцу тоже. Позволь мне сказать тебе то, что должен знать каждый акоранец, и ты в том числе. Ванакс избран духом Акоры, который нас поддерживает и защищает. Духом, который всегда жил на наших островах, каким бы именем его ни называли. Он живой, он существует. Почему ты его отрицаешь?
– Он всего лишь легенда. Она хрипло хохотнула:
– Ты глубоко ошибаешься, и я не могу понять причину твоего заблуждения. Ты должен верить в духа Акоры.
– Потому что я Атрейдис? Прежде всего я Хоукфорт, Персефона. Моя жизнь и мои обязательства связаны с Англией.
– Нет, принц Атрейдис. Сайда сказала мне, что ты впервые увидел свет на Акоре и именно здесь сделал свой первый вдох. Так захотела твоя мама-провидица, которая умеет предсказывать будущее. Ты никогда не спрашивал ее, почему она родила тебя на Акоре?
– У меня не было повода спрашивать! – крикнул Гейвин и опять протянул к ней руку, гневно сверкая глазами.
Персефона смотрела на Него в упор.
– Если Акора действительно в опасности, есть только два варианта: либо твои родные уехали с Акоры, чтобы спастись от смерти, либо ванакс хочет проверить, сумеешь ли ты вывести Акору из кризиса.
– Атреус не способен на бесчестные поступки. Он никогда бы не доверил другому свое место правителя.
– Ты уверен?
– Абсолютно.
– Значит, никакой опасности нет. Ты так считаешь?
– Нет… возможно… не знаю. Я видел признаки скорого извержения.
– Я тоже их видела.
Она глубоко вздохнула, пытаясь избавиться от своих страхов, и приложила ладонь к его щеке.
– Ты говорил, что под дворцом есть лавовые потоки. Он кивнул, накрыв ее руку своей. Они стояли почти вплотную друг к другу.
– Покажи мне их, – попросила она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фонтан тайн - Литтон Джози


Комментарии к роману "Фонтан тайн - Литтон Джози" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100