Читать онлайн Фонтан тайн, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фонтан тайн - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фонтан тайн - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фонтан тайн - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Фонтан тайн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

– Она у меня, – произнес низкий взволнованный голос Гейвина.
– Знаю, – отозвался еще один мужской голос, в котором слышалась нотка веселого удивления.
Сильные руки вынесли Персефону на холодный, упоительно свежий воздух. Она сделала вдох, другой… Легкие постепенно наполнились.
– Гейвин… – Неужели тонкий тихий голосок принадлежит ей?
– Да, милая. – Он на секунду остановился и посмотрел на нее с таким участием, что она заморгала, отгоняя подступившие слезы. – Слава Богу! – произнес он и крепче сжал ее в объятиях.
Через несколько минут она лежала на земле во внутреннем дворе дворца. Вокруг ходили люди. До нее долетали голоса – одни спокойные, другие встревоженные.
– Нестор… – с трудом прохрипела она. Перед ней возникло лицо библиотекаря.
– Со мной все в порядке, милая, не беспокойся. Как ты себя чувствуешь?
Как она себя чувствует? Гейвин рядом, держит ее за руку. Она дышит! Она выбралась из западни и уже не ждет, что с минуты на минуту до нее дотянутся обжигающие языки пламени, сулящие страшную смерть… Жизнь прекрасна!
– Хорошо, – совершенно искренне ответила она. Гейвин на секунду прижался головой к ее макушке, потом выпрямился и обратился к крупному мужчине, стоявшему тут же и наблюдавшему за ними:
– Спасибо, шотландец. Лайам Кемпбелл усмехнулся:
– Рад, что сумел тебе помочь, Атрейдис. Впрочем, ты наверняка в одиночку раскидал бы нависший над ней завал, если бы я не пришел на помощь.
– Возможно. Но дорого было каждое мгновение. Теперь я твой должник.
– Ну что ж, так даже лучше. Помнится, совсем недавно ты смотрел на меня волком. – Лайам взглянул на Персефону. – Избегай низин и подвалов, милая. Сейчас они очень опасны.
– Согласен, – вставил Нестор. – Учитывая последнее происшествие, я думаю, у нас осталось совсем мало времени.
– Еще так много надо сделать, – слабо возразила Персефона. Казалось, ее покинула обычно присущая ей жизненная энергия.
– Значит, все дела придется завершить сегодня ночью, – предупредил Гейвин. – Надо иметь в виду, что здания потеряли былую прочность и что в любую минуту могут произойти новые подземные толчки. Вскоре после рассвета начнется прилив, и флотилия выйдет в море.
Лайам одобрительно кивнул.
– Я передам остальным, – пообещал он.
Когда шотландец ушел, Гейвин ласково обратился к Нестору:
– Мой старый друг и учитель, вы должны остаться здесь. В библиотеке слишком опасно.
Нестор хотел возразить, но Гейвин остановил его:
– Если вы туда вернетесь, другие тоже пойдут. Они последуют за вами из уважения и подвергнут себя серьезному риску.
Библиотекарь печально взглянул на Персефону:
– Вы тоже пострадали из-за меня.
– Я пошла туда по собственной воле, – убедила она его.
Гейвин нехотя выпустил ее из своих объятий.
– Я должен найти Марселлуса и остальных. К рассвету нам надо закончить все приготовления.
– Иди, – разрешила она и сжала его руку, как бы говоря, что с ней все в порядке.
Вскоре после его ухода к ним подошла молодая целительница. Вне всяких сомнений, ее прислал Гейвин. Убедившись в том, что Персефона не получила никаких повреждений и, что называется, вышла сухой из воды, целительница сосредоточила свое внимание на Несторе. Она стала уговаривать библиотекаря пройти вместе с ней в палатку, которую поставили для стариков и матерей с маленькими детьми. Он согласился только тогда, когда целительница попросила его рассказать малышам сказки.
Персефона еще сидела на земле, пытаясь найти в себе силы подняться и продолжать работу, когда к ней подбежала Сайда.
– Я только что узнала о вашем злоключении. Как вы себя чувствуете?
– Прекрасно. Я сейчас встану.
Сайда нахмурилась и опустилась на колени рядом с Персефоной.
– Вы вся в копоти, ваша туника обгорела, а прическа… Нет, о ней лучше не говорить!
Персефона невольно засмеялась. Вокруг нее люди пытались завершить начатые дела или просто сидели, устало ожидая новых подземных толчков. Где-то рядом плакал ребенок, которому давно полагалось спать. Чуть поодаль маленький мальчик обнимал свою сестру, привалившись спинами к стене дворца, под надзором бледной матери.
– Сайда, мне кажется, что в данный момент моя прическа не имеет никакого значения.
– Весьма неразумное мнение.
Сайда решительно достала из сумки расческу и взялась за работу. Она молчала, но само ее присутствие успокаивало, как и успокаивали движения ее рук, массирующих волосы, после которых Персефона избавилась от томившего ее напряжения. Ужасное происшествие в библиотеке, те минуты, когда она всерьез готовилась умереть, теперь казались всего лишь дурным сном.
– Пойдемте! – велела Сайда, убирая расческу. – Вы не можете спать на земле.
– Но вернуться во дворец я тоже не могу, – пробормотала Персефона. – Там небезопасно.
– Воины устанавливают палатки.
На просторной территории двора выстроился целый лес палаток, далеко не шикарных, зато прочных и надежных. Ими пользовались акоранские солдаты во время боевых учений.
Сайда подвела Персефону к маленькой палатке, располагавшейся под внешней лестницей, ведущей в семейные апартаменты, и протянула ей сумку. Персефона вздрогнула, увидев ту самую сумку, которую она привезла с Дейматоса.
– Я доложила туда несколько вещей, которые вы забыли, – сообщила Сайда и кивнула на ведро, стоявшее на земле: – Здесь горячая вода. – Подойдя к пологу палатки, она остановилась. – На случай, если мы больше не увидимся перед отъездом: берегите себя, леди-Персефона! Всего вам доброго!
– Леди Персефона… Почему люди так меня называют? Как-то очень странно звучит.
– Ничего странного, – бросила Сайда и, не вдаваясь в объяснения, вышла из палатки.
Оставшись одна, Персефона закрыла полог, скинула с себя испорченную тунику и с удовольствием вымылась горячей водой с мылом. Вытершись насухо, она на секунду задумалась. В сумке вместе с ее старыми туниками лежали новые красивые платья. Наконец решившись, она надела платье, отставила сумку в сторону и села на походную кровать, состоящую всего лишь из тонкого матраса, накрытого одеялами. Однако простое ложе показалось ей на редкость удобным.
Несколько минут спустя в палатку, пригнувшись, вошел Гейвин. Когда он выпрямился, его голова чуть не задела парусиновый потолок. У Персефоны создалось впечатление, будто он заполнил собой все свободное пространство. Ей стало трудно дышать, но уже не от едкого дыма в объятой пожаром библиотеке.
Проведя рукой по своим густым волосам, Гейвин заметил:
– Я решил немного отдохнуть до начала прилива. Он неуверенно смотрел на нее, как бы спрашивая, не возражает ли она.
– Очень разумно с твоей стороны. А ну-ка… – Не спрашивая разрешения, она расстегнула его портупею и аккуратно отложила ее в сторону, после чего с улыбкой спросила: – На тебе другой килт, верно?
Он удивленно вскинул бровь:
– Какой другой?
– Ну, не тот, в котором ты приплыл на Дейматос и который имел неисправную застежку. Помнишь, он мог упасть, если бы ты снял портупею.
Он вспомнил и засмеялся:
– Ах да! Я тебя обманул.
– Зачем? Чтобы я смутилась?
– Вот именно.
– Ах ты, негодник! – отчитала она его без всякой злобы.
Когда он находился рядом, она чувствовала себя счастливой. В ее душе просыпались неведомые доселе чувства: нежность и желание заботиться о другом человеке. Ей хотелось хоть чуть-чуть облегчить тот груз, который лежал на его плечах.
Пряча внезапно охватившее ее волнение, Персефона сняла с него килт и сандалии. Он не шевелился, лишь издал глубокий вздох, когда она смочила тряпочку еще теплой водой, взяла в руку мыло и начала медленно, аккуратно смывать копоть с его груди, спины, рук и ног. Тело Гейвина, красивое и мужественное, восхищало ее. Характер Гейвина нельзя назвать мягким. Однако он обладал строжайшей самодисциплиной и, самое главное, благородством, не позволявшим ему обижать невинных.
Сейчас видно было, как он устал. В его глазах Персефона увидела утомление и благодарность за заботу.
Очень осторожно умыв лицо Гейвина, она подвела его к походной кровати и заставила лечь. Он послушно опустился на матрас и увлек ее за собой. Она прижалась к нему, и он заснул.
Персефона долго не смыкала глаз, наслаждаясь бесценными мгновениями счастья. Она слышала, как поднялся ветер и полил дождь.
К рассвету, когда начался прилив, гроза набрала полную силу. Она пришла, как обычно, с запада, и обрушилась на Акору яростным ливнем и воющим ветром.
Вскоре по внутреннему двору потекли ручьи грязной воды. Вокруг палаток образовались лужи. Приятное летнее тепло уступило место промозглому холоду. Гейвин ушел на встречу с советниками, а Персефона надела одну из своих старых туник и побежала в соседнюю палатку.
Войдя, она увидела группу подавленных мужчин и женщин. Лишь дети вертелись под ногами и беспокойно ерзали на скамейках, не зная, чем себя занять.
В палатке горело несколько костерков, на которых женщины готовили завтрак. Однако жаровни для обогрева воздуха отсутствовали: в замкнутом пространстве, битком набитом людьми, они представляли слишком большую опасность.
Девочка лет семи с грязным пятном на носу заметила Персефону, спрыгнула со скамьи и подошла поближе.
– Пожалуйста, леди, скажите, чем мне можно заняться, – попросила она, подняв глаза.
Персефона прекрасно понимала настроение малышки. Сейчас, в минуту опасности, взрослым некогда заниматься детьми. Они выполняли возложенные на них обязанности. Детей необходимо чем-то отвлечь, чтобы они тоже что-то делали и не мешали взрослым.
– Ну, – неуверенно проговорила Персефона, – мы могли бы поиграть.
Девочка просияла, энергично закивала головой и, схватив Персефону за руку, подвела ее к кучке детей, которые заметно оживились в предвкушении чего-то интересного.
Смущенная мама девочки попыталась вмешаться:
– Дафна, не приставай к леди Персефоне! Простите, леди. У вас и так много забот.
– Вообще-то сейчас я свободна. – Завтрак почти готов, а на улице бушевала непогода. Она с улыбкой обернулась к Дафне: – Во что ты хочешь поиграть?
– В шарики, – не раздумывая ответила малышка. – Давайте играть в шарики.
Персефона никогда не играла в шарики, но выразила желание научиться.
– Хорошо… что надо делать?
– Сначала нарисуем круг. – Дафна огляделась в поисках подходящего места и указала на участок, не заставленный скамейками. – Вон там!
Персефона встала на четвереньки и, следуя указаниям девочки, аккуратно начертила на земле кружок. К ним подошли остальные дети, и даже взрослые столпились вокруг, чтобы посмотреть на игру.
Дафна объяснила правила и показала, как выбивать один камешек другим. Все выглядело довольно просто, однако, попробовав, Персефона с удивлением поняла, что игра требует определенной сноровки.
Дети стали просить, чтобы им тоже нарисовали кружки. Люди отодвинули столы, чтобы расчистить больше места. Некоторые взрослые присоединились к игре, остальные стояли рядом и поощряли игроков.
Кто-то взял флейту и начал тихо наигрывать красивую, напевную мелодию, которую вскоре подхватило еще несколько музыкантов. Палатка наполнилась нежными звуками, перекрывавшими резкую барабанную дробь дождя.
Персефона отошла назад, уступая место ребенку, который хотел поиграть в шарики, и села на скамью рядом с женщиной, казавшейся на несколько лет старше ее самой и одарившей ее приветливой улыбкой. Один из детей женщины, маленький мальчик, забрался к Персефоне на колени и заснул с большим пальцем во рту. Женщина хотела его забрать, но Персефона попросила его не трогать. Ей было приятно держать на коленях спящего малыша.
Какое-то время спустя в палатку вошел Гейвин. Остановившись на пороге, он огляделся и, увидев Персефону, направился прямо к ней.
– Что за паренек? – спросил он с веселой улыбкой.
– Мой младший сын, милорд, – ответила соседка Персефоны.
Пробормотав слова благодарности, она взяла спящего ребенка и поспешила к своему мужу, который тоже только что вошел в палатку.
Персефона встала и отряхнула тунику, вдруг вспомнив о своем внешнем виде. Когда она опять подняла глаза, Гейвин все еще улыбался.
– Я слышал, что здесь идет азартный турнир по шарикам.
Она чуть смущенно усмехнулась:
– Ах да! Дети скучали. Их пришлось занять игрой в шарики.
– Теперь, похоже, они при деле.
И действительно, в палатке бурлила жизнь. Здесь не только играли в шарики. В одном углу дети с увлечением рисовали, в другом проходило захватывающее соревнование по армрестлингу. Семьи завтракали в компании с друзьями – старыми и новыми. Персефона видела, что за последние дни городские жители Илиуса и люди, приехавшие из деревень, заметно сблизились, преодолев разделявшие их барьеры.
– Гроза стихает? – спросила она, подходя вместе с Гейвином к очереди за едой.
– Пока нет. На время шторма мы поставили на якорь почти все лодки, бывшие в гавани, но две из них отвязались и разбились о пристань.
– На борту никого не оставалось? Гейвин покачал головой.
– Нам пришлось выгрузить на берег всех животных: они могли испугаться шторма и причинить вред самим себе. Как только погода наладится, мы опять погрузим их на корабли.
Персефона кивнула. Шторм дорого обошелся акоранцам. Им пришлось потратить огромные усилия на то, чтобы организовать защиту животных и морских судов.
– Ты, наверное, устал, – тихо произнесла она, садясь рядом с ним за стол.
– Совсем немного. Меня поразили мужчины. С некоторыми я познакомился на занятиях по воинскому искусству, других узнал за время своих визитов на Илиус, но я и представить себе не мог, на что они способны.
– Ты обучался воинскому искусству? А еще ты говорил, что твоим учителем был Нестор. Я думала, ты получил образование в Англии.
– В Англию принято посылать детей из аристократических семей в привилегированные школы, причем в очень раннем возрасте. Мои родители не захотели никуда отсылать меня. По их мнению, обучение в таких школах часто наносит детям вред. – Он немного помолчал, потом продолжил: – Надо сказать, что мои наблюдения за британской аристократией подтверждают мнение родителей.
– А твой отец? Он учился в такой школе? Гейвин прожевал хлеб и покачал головой:
– Мы всегда шли своим путем, что отчасти объясняет нашу живучесть.
– Значит, ты приехал сюда мальчиком, чтобы получить образование?
– Так захотела моя мама. И отец с ней согласился.
– А ты как реагировал? Он усмехнулся:
– Я пришел в восторг. Даже мой брат Дэвид, который любит Хоукфорт, с удовольствием учился на Акоре. Мы вместе овладевали воинским искусством, но я всегда опережал брата. Дэвид провел в Англии больше времени, чем я, но ему нанимали домашних учителей, которые занимались с ним в Хоукфорте. В конце концов он по собственной инициативе поступил в Оксфордский университет и весьма успешно его окончил.
– А ты не захотел пойти по его стопам?
– Я предпочел учиться здесь. – Он поднял руку, предвосхищая ее ответную реплику. – Знаю-знаю: я рожден, чтобы жить на Акоре.
Она улыбнулась, взяла его руку и приложила ее к своей щеке.
– Возможно, мне не следует вмешиваться в естественный ход событий. В конце концов ты сам сделаешь нужные выводы.
Он провел губами по ее ладони и довольно усмехнулся, заметив, что она задрожала.
– Что касается тебя, то ты с поразительной скоростью восполняешь пробелы в своем образовании.
– Какие пробелы?
– Акоранские женщины отлично знают, как манипулировать несчастными особями мужского пола. Они обучаются своему искусству, еще сидя на коленях у своих матерей.
– И вас, мужчин, подобное не возмущает?
– Время от времени мы ворчим, но все остается по-прежнему.
– Почему? – спросила она с легким придыханием.
– Нас вполне устраивает такое положение вещей. Да и какой разумный мужчина не остался бы доволен подобными отношениями?
Она знала такого мужчину. Он всегда выражал недовольство и хотел получить сразу все – власть, славу, почет. Он разрушил жизнь ее матери и превратил ее собственную жизнь в тюрьму, в которой она провела годы, полные мучительного стыда и одиночества.
А потом пришел принц Атрейдис и освободил ее.
– Что-то не так? – спросил Гейвин.
– Нет-нет, все в порядке.
– Ты только что подумала о чем-то очень неприятном.
– Неужели так легко читать мои мысли?
– Да нет, просто мне небезразлично твое настроение. Персефона отвернулась, боясь взглядом выдать себя.
– Ты умеешь играть в шарики? – вдруг спросила она.
– Умею ли я играть в шарики? Ты шутишь? Да я никогда не проигрываю!
Она скептически взглянула на него:
– Так уж и никогда?
– Представь себе. В юности, – он весело усмехнулся и сразу стал как будто моложе, – я был чемпионом по игре в шарики.
Она засмеялась и встала.
– В таком случае тебе надо познакомиться с одной маленькой девочкой по имени Дафна.
Он пошел с ней, но предупредил:
– Учти, что я много лет не играл в шарики. Персефона оглянулась.
– Погоди оправдываться! Я уверена, что Дафна будет к тебе снисходительна, по крайней мере вначале.
Целый час она с превеликим удовольствием наблюдала, как Гейвин играет в шарики. Надо отдать ему должное, он оказался хорошим игроком. А главное, добрым. Дафне очень понравилось с ним соперничать, как и многим другим детям, которые по очереди вступали в игру на глазах у своих заинтересованных родителей.
Однако первый раунд он проиграл, за что Персефона стала любить его еще больше.
Игра все еще продолжалась, когда земля опять задрожала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фонтан тайн - Литтон Джози


Комментарии к роману "Фонтан тайн - Литтон Джози" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100