Читать онлайн Фонтан тайн, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фонтан тайн - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фонтан тайн - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фонтан тайн - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Фонтан тайн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Собрание советников правителя Акоры состоялось в маленькой, строго обставленной комнате, ничем не отличавшейся от множества подобных комнат огромного дворца.
Овальный стол, окруженный не слишком удобными креслами, поставленными так, видимо, специально, чтобы отбить охоту к долгим и нудным речам.
На стене висела большая карта Акоры. Медные жаровни на треногах не горели: день достаточно теплый, и дополнительного обогрева не требовалось. На маленьком столике стояли бокалы и запотевший графин с водой.
Мужчины и женщины, собравшиеся в комнате, представляли интересы простых акоранцев – людей, от которых их ничто не отличало: ни одежда, ни манеры.
Советники были облечены немалой властью и несли на своих плечах большую ответственность.
Елене, единственной женщине, присутствовавшей на собрании, если не считать Персефоны, шел уже восьмой десяток. Седая и немного сутулая, знаменитая целительница нуждалась в помощи трости, но весь ее вид говорил о том, что она вполне способна справиться с возложенными на нее обязанностями.
Она разговаривала с каким-то мужчиной. Персефона догадалась, что с Марселлусом. Стройный и мускулистый, с коротко остриженными темными волосами и бородкой, он выглядел моложе своих пятидесяти лет. Бывший магистрат написал замечательные книги об истории Акоры, каждую из которых Персефона прочла несколько раз.
Последним явился на заседание Горан – самый младший член Совета: ему едва перевалило за тридцать пять. Почти такой же высокий, как Гейвин, он обладал внешностью воина, что неудивительно, ибо практически все мужчины Акоры прошли обучение боевым искусствам. Он кивнул Гейвину, бросил вопросительный взгляд на Персефону и подсел к коллегам-советникам.
Когда все собрались, Полонус не стал терять время даром.
– Спасибо вам всем за то, что явились сюда без промедления, – тихо произнес он. – Пожалуйста, садитесь. Принц Гейвин должен обсудить с нами один важный вопрос.
Советники устроились за столом, и Гейвин начал свою речь. Прежде всего он коротко представил Персефону как свою помощницу ибез дальнейших проволочек объявил:
– Есть вероятность, что вулкан, который разорвал Акору на части свыше трех тысяч лет назад, вскоре опять начнет извергаться.
Три советника, которые еще не знали о надвигающейся беде, по-разному отреагировали на сообщение Гейвина. Елена резко вскинула голову. Глаза ее заблестели. Персефоне показалось, что она вдруг стала моложе и энергичнее. Марселлус сжал в кулаки свои большие натруженные руки. Горан воспринял сообщение спокойнее. Он поднял перо, лежавшее рядом с его блокнотом, ирассеянно покрутил его в пальцах, не сводя внимательного взгляда с Гейвина.
– С чего вы взяли? – спросил он.
Гейвин сжато описал те действия, которые он предпринял за последние несколько месяцев, ите явления, которые он обнаружил. В заключение он сказал:
– Лавовые потоки под дворцом достигли небывалого уровня. Так же сильно увеличились лавовые потоки в пещерах Дейматоса. В море, у берегов этого острова, появились струйки пара, образующиеся в результате разлива лавы. Вчера глубоко под дворцом произошло землетрясение. В ближайшем будущем возможны новые колебания почвы, которые служат признаком надвигающегося извержения. Мы стоим на пороге катаклизма и должны принять срочные меры.
Несколько минут в комнате стояла тишина. Собравшиеся за столом переваривали услышанное. Наконец Елена заметила:
– Принц Гейвин, позвольте задать вам вопрос, который, как я полагаю, беспокоит всех нас прежде всего: куда подевался ванакс?
– Атреус в курсе. Несколько месяцев назад я показал ему подготовленный мной предварительный отчет. Он выразил убежденность в том, что ситуация будет улажена подобающим образом.
– Значит, он спокоен? – спросил Марселлус.
– Я бы так не сказал, – покачал головой Гейвин.
– Но его нет на Акоре, – отозвался Горан. – Вряд ли он уехал бы, зная, что стране грозит опасность.
В том-то и загвоздка, подумала Персефона. Вполне естественно ожидать, что люди, хорошо знающие ванакса и доверяющие ему, сочтут его отсутствие доказательством того, что ничего серьезного не происходит.
Перед ней и Гейвином стоит задача убедить их в обратном.
– Нет смысла гадать, какими соображениями руководствовался ванакс, – произнесла Персефона ровным тоном. Она и сама совсем недавно ломала голову над подобным вопросом, о чем теперь сильно сожалела. – Главное, что скоро начнется извержение вулкана.
– Вы уверены? – спросила Елена, пристально глядя на Персефону.
– Да. Я чувствую.
Сидевшие за овальным столом советники переглянулись. Воспользовавшись их замешательством, Гейвин подтвердил:
– Мы все знаем, что в прошлом бывали случаи, когда женщины, обладающие необычными способностями, помогали спасти Акору от серьезной опасности.
Полонус в удивлении поднял бровь.
– Ты хочешь сказать, что Персефона – одна из таких женщин?
Гейвин демонстративно потянулся через стол и взял Персефону за руку.
– Да.
У нее перехватило дыхание. На какое-то мгновение, показавшееся ей вечностью, она потеряла дар речи, застигнутая врасплох нахлынувшими чувствами. Она не ожидала, что Гейвин так сильно в нее верит, что он не побоится выразить свою веру в нее перед людьми, мнение которых очень много для него значит. Она удостоилась такой чести совершенно незаслуженно. К сожалению, когда-нибудь он поймет.
Но сейчас она испытывала до боли щемящее волнение и с трудом сдерживала слезы.
– Как странно, – мягко произнесла Елена. – Значит, она связана кровными узами с вашей семьей, ибо до сих пор подобный дар встречался только среди женщин вашего рода.
Горан перестал крутить в пальцах перо и устремил на Персефону пристальный взгляд.
– Вы родственница принца Гейвина? – спросил он.
– Насколько я знаю, нет, – ответила она как можно спокойнее.
– Родственные связи – сложный вопрос, – вставил Полонус. – Оставим эту увлекательную тему для следующего раза.
Персефона взглянула на него с благодарностью, но Горан не собирался сдаваться.
– Нет уж, давайте рассмотрим все прямо сейчас, – с нажимом сказал самый младший советник. – В конце концов, нас просят прислушаться к словам этой дамы, приняв во внимание, что она обладает некими уникальными способностями. Лично я не вижу никаких причин ей верить и полагаю, что здоровый скептицизм в данном случае вполне уместен.
Гейвин крепче сжал ее руку и хотел что-то ответить, но Персефона его опередила.
– Вы можете мне не верить, советник Горан, – тихо проговорила она, – но население Акоры должно заранее подготовиться к предстоящему катаклизму, и каждый день, каждый час отсрочки может стоить человеческих жизней.
Горан поморщился, явно задетый за живое. Персефона понимала, что он хороший человек, просто ему не хотелось верить в мрачные перспективы, ожидавшие его страну.
– Принц Гейвин представил нам факты, – ответил он. – Кто-то может не согласиться с тем, как он их истолковал, но они тем не менее есть, и от них никуда не деться. Вы же говорите, что «чувствуете» надвигающуюся беду. Что значит «чувствуете»?
Вопрос прозвучал справедливо, но Персефона не знала простого ответа.
– Все имеет свой рисунок, – медленно начала она, – форма зеленого листа, путь облаков, движение звезд на небосклоне. Когда что-то меняется, рисунок нарушается. Мне кажется, такие перемены можно почувствовать. Когда я почувствовала, что рисунок Акоры стал другим, я начала искать видимые изменения и обнаружила лавовые потоки на Дейматосе, а также подводные струйки дыма.
– Вы самолично их обнаружили? – удивилась Елена. – Как же вы оказались на Дейматосе?
Персефона опять замешкалась с ответом, хотя и знала, что ей придется-таки рассказать правду.
– Я там живу.
– Там никто не живет, – авторитетно заявил Марселлус.
Елена задумчиво взглянула на Персефону, но обратилась к бывшему магистрату:
– Почему вы так уверены?
– Потому что жить там запрещено, – объяснил он. – После смерти предателя Дейлоса Дейматос передан государству. Он не может заселяться или использоваться как-то иначе без разрешения Совета.
Престарелая целительница ласково улыбнулась:
– Мой дорогой Марселлус, неужели вы думаете, что некое событие не может произойти только потому, что оно запрещено законом?
– Конечно, случиться может всякое, но с какой стати люди будут селиться на необитаемом острове? Ведь тогда им пришлось бы сознательно отрезать себя от остальной Акоры.
– Именно так и хотела сделать моя мама, когда переехала жить на Дейматос, – тихо произнесла Персефона.
Горан прищурился:
– Ваша мама? Почему она пошла на такой шаг? И кстати, кто она?
– Довольно! – бесстрастно отрезал Гейвин, пресекая ответ Персефоны. – Я позвал сюда Персефону не для того, чтобы ее допрашивали. Вы можете пренебречь ее словами, но имейте в виду: я буду действовать, даже если не получу вашей поддержки.
Советники явно всполошились, но Марселлус быстро пришел в себя.
– Не сочтите за неуважение, принц, но у вас нет полномочий, – заявил он.
– Вот как? – В глазах Гейвина мелькнуло веселое удивление. Персефона видела, что его не обидел и не разозлил выпад советника. Гейвин оставался по-прежнему уверен в себе и непоколебим. – В настоящий момент я единственный представитель моей семьи на Акоре, – заявил он. – Поэтому я должен действовать так, как, по моему мнению, стали бы действовать мои родные, и прежде всего Атреус.
– Вы хотите заменить ванакса? – спросил Горан вкрадчивым тоном, в котором сквозило плохо скрываемое пренебрежение.
Гейвин покачал головой:
– Я никогда бы не осмелился на такое. Но я выполню свой долг и сделаю то, что необходимо.
– И что же, по-твоему, необходимо сделать? – спросил Полонус.
Не колеблясь Гейвин ответил:
– Необходимо сообщить людям о надвигающейся катастрофе.
Елена сдвинула брови.
– Сообщение может привести к панике, – предположила она. – А паника, в свою очередь, приведет к травмам или даже смертям.
– Никакой паники не будет, – возразил Гейвин. – Нам всем следует позаботиться, чтобы ее не случилось. Акоранцы – мужественные, дисциплинированные люди. Справившись с первым потрясением, они начнут выполнять то, что от них требуется.
– Вы поразительно уверены в нашем народе, – сухо заметил Горан. – Не могу сказать, что я не разделяю вашей уверенности. Однако вы просите нас поверить вам… – он кивнул на Персефону, – и этой даме в очень и очень серьезном вопросе. Долг обязывает нас повременить с решением. Мы должны обдумать ваши слова и взвесить возможные последствия наших будущих действий.
– Совершенно верно, – согласилась Елена. – Нельзя пороть горячку. Сначала надо как следует все обмозговать.
Марселлус кивнул.
– Жаль, что ванакс в отъезде, – вымолвил он. – Что бы вы ни говорили, принц, у вас нет его полномочий.
– У него есть письмо ванакса, – вмешалась Персефона.
Она больше не могла молчать. Советники не понимали, насколько опасна ситуация. Между тем драгоценное время утекало из-под пальцев, как вода.
– Какое письмо? – спросил Марселлус, переводя взгляд с нее на Гейвина.
После некоторого колебания Гейвин ответил:
– Личное письмо Атреуса, адресованное мне. Если хотите, можете его увидеть, но я не думаю…
– Спасибо, – перебил Горан. – Нам бы очень хотелось на него взглянуть.
Гейвин вытянул письмо из небольшой стопки бумаг, которые он принес на собрание, и протянул его Горану. Тот быстро прочел бумагу и передал ее следующему. Когда все советники ознакомились с посланием Атреуса, Полонус с улыбкой вернул его Гейвину.
– Итак, Атреус тебе доверяет и не сомневается в том, что ты сумеешь уладить ситуацию. Почему же ты сразу не показал нам письмо?
– Как я уже сказал, оно личное.
– Похоже, ванакс с легким сердцем оставил такой важный вопрос на ваше рассмотрение, – признал Горан, даже не пытаясь скрыть своего удивления. – Я не помню, чтобы Атреус когда-нибудь полностью перепоручал какое-то дело другому, но сейчас, кажется, произошло именно так.
Персефона решила, что члены Совета работают вместе уже много лет и научились общаться друг с другом без помощи слов. Действительно, сидевшие за столом обменялись быстрыми взглядами и кивками. Горан по-прежнему хмурился, Марселлус выглядел задумчивым, Елена улыбалась, а Полонус… Полонус казался совершенно удовлетворенным.
– Ну что ж, – наконец отозвался дядя Гейвина, – давайте послушаем, какую стратегию предлагает нам принц Гейвин.
– Да. Как, по-вашему, мы должны действовать? – не без вызова спросил Горан.
Гейвин встал и подошел к висевшей на стене карте. Указав на большой остров, расположенный в дальнем западном конце Внутреннего моря, он сказал:
– Отсюда до Лейоса два дня морского пути. Горан, вы должны ехать прямо сейчас.
– Я? – спросил самый младший советник, с независимым видом откинувшись на спинку кресла.
– Кто-то должен оповестить жителей Лейоса о грозящей им опасности, и я не вижу более подходящей кандидатуры, чем вы. Надо, чтобы все семьи подготовились к отплытию, снарядили лодки, собрали животных… ведь вы заберете своих лошадей?
– Можете не сомневаться. – Судя по испуганному лицу Горана, его устрашила одна мысль о том, чтобы оставить племенных лошадей на верную смерть. – Но как надо готовиться? Если то, что вы рассказали, правда, на Ахоре не останется ни одного безопасного места.
– Такое место будет, – уведомил Гейвин. – И оно – единственное! – Открытое море.
– А Внутреннее море? – спросила Елена.
– Нет, мы должны заплыть за пределы Акоры. По счастью, акоранцы – нация мореходов. И все же эвакуация трехсот пятидесяти тысяч человек и их животных – задача не из легких. Все суда, имеющиеся в нашем распоряжении, должны как можно быстрее подготовиться к плаванию.
– Вы ведете речь о тысячах кораблей и лодок, – задумчиво проговорил Горан, всем видом показывая, что он уже серьезно задумался над поставленной задачей. – Самые крупные военные и торговые суда возьмут на борт по нескольку сот человек каждый, но будет ли такого количества достаточно?
– Не забудьте про рыбацкие лодки, – напомнил ему Марселлус, – многие из которых бороздят Открытое море.
– Каждое судно должно иметь продовольствие и воду – как для людей, так и для животных, – добавил Гейвин. – Мы не знаем, как долго нам придется оставаться в море.
Персефона заметила ужас в глазах советников. Похоже, они только сейчас до конца осознали, что ждало их в ближайшем будущем.
– Вы хотите сказать, что, возможно, мы не сумеем вернуться обратно? – спросила Елена почти шепотом.
– Мы вернемся, – быстро уверила всех Персефона. – Акора выживет, и мы тоже, если примем своевременные меры. Но принц Гейвин прав: нам придется оставаться в море до тех пор, пока не минует опасность.
– А как же все остальное? – спросил Марселлус. – Наше искусство, наши книги, все наши сокровища. Что делать с ними?
– Библиотеку тоже нужно эвакуировать, – твердо заявил Гейвин. – В ней хранятся наши воспоминания и сведения о нашем прошлом. Полонус, библиотечное дело я поручаю тебе. Нестор наверняка тебе поможет, он же привлечет остальных. Только распределите содержимое библиотеки с умом. Проследите, чтобы все экземпляры той или иной книги не отправлялись на одном судне.
– Я соберу целителей, – вызвалась Елена, вставая. – Их тоже надо распределить по судам, чтобы они помогли возможным пострадавшим.
– В эвакуации еще много неясностей, – обратил внимание Марселлус. – Сколько и каких вещей можно будет взять с собой на судно? Когда начинать погрузку? Каким образом мы удержим флот, достигнув открытого моря?
Полонус тихо добавил:
– Как мы убедим людей в том, что их мир скоро погибнет?
Гейвин шумно вздохнул. Он чувствовал облегчение от того, что собрание пошло по нужному руслу, и одновременно решимость, необходимую в таком трудном деле.
– Если мы с Персефоной правы, будет много знаков, которые возвестят о начале землетрясения.
Горан оттолкнулся от стола. Лицо его стало мрачным.
– Ну ладно, – подытожил он. – Начнем действовать, и пусть удача нам улыбнется.
Старинное акоранское напутствие звучало эхом в голове Персефоны, когда она выходила из комнаты вслед за Гейвином.
– Найди Сайду, – велел он ей, как только они покинули собрание. – Введи ее в курс дела…
– Она мне не поверит.
Он ласково прикоснулся к ее щеке:
– Поверит. Скажи ей, что ты говоришь от моего имени. Все семьи Илиуса так или иначе связаны с дворцом. Сайда сообразит, как можно быстро их оповестить.
Персефона кивнула, с трудом сознавая, что все происходит наяву.
– А где будешь ты? – тихо спросила она, подняв глаза на Гейвина.
– В гарнизоне. Персефона, я должен знать, что ты в безопасности. Обещай мне, что, если мы разлучимся, ты не станешь медлить и уедешь с Акоры.
Она опустила голову, боясь, как бы он не прочел в ее взгляде те страшные мысли, которые ее одолевали.
– Гейвин, ты должен выжить. Надеюсь, ты понимаешь?
– Нет человека, чья жизнь была бы настолько важна…
– Твоя жизнь очень важна. Когда ты впервые показал мне письмо Атреуса, я неправильно отреагировала и прошу у тебя прощения. Я располагала временем, чтобы подумать и, главное, поближе узнать тебя. – Ее щеки покрылись румянцем, когда она вспомнила, насколько близко они узнали друг друга. – Ты ни разу не задавался вопросом, почему ты здесь вместо Атреуса?
– Он не знал, что опасность настолько реальна…
– Как он мог не знать? Он, ванакс, избранный властелин Акоры! Он знал й все равно уехал, оставив тебя за главного.
– Никак не пойму, о чем ты. К тому же у нас мало времени…
Она подошла ближе, положила руки на широкие плечи Гейвина и прижалась к его телу, с удовольствием вбирая его тепло и силу. Неужели в последний раз? Нет, не может быть!
Встав на цыпочки, она прикоснулась губами к его губам, поймав его дыхание, и ласково прошептала:
– Наследник Хоукфорта, присягнувший Англии, ты все же находишься здесь, на Акоре. Мы все равняемся на тебя – не на Горана, не на Марселлуса, не на кого-то еще, а на тебя, Гейвин.
Он заметно напрягся.
– Ты преувеличиваешь. Атреус не знал о грозящей нам беде, иначе он остался бы на Акоре.
– Он знал – так же, как и ты. Прислушайся к своему сердцу, Гейвин. Вспомни, кто ты.
Голос Персефоны сорвался. Слезы, которые она так долго сдерживала, наконец хлынули из глаз. Чтобы Гейвин их не увидел, она резко отвернулась и побежала по длинному коридору. Она убегала от него и от себя самой, от отчаянного желания прижаться к нему и забыть обо всем на свете.
Он позвал ее по имени, но она не остановилась. Она знала, что он не станет ее догонять: ему надо идти в гарнизон, к мужчинам, которые, так же как и он, прошли боевую выучку и умеют противостоять любой опасности.
Их он поведет на борьбу с ужасным испытанием, выпавшим на долю страны. А что будет делать она?
Она найдет Сайду и, заручившись ее помощью, приложит все силы к тому, чтобы спасти Акору, – людей и животных, произведения искусства и книги, мечты и воспоминания – ту драгоценную канву жизни, складывающуюся на протяжении многих тысяч лет.
Персефона смахнула слезы и поспешила вперед.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фонтан тайн - Литтон Джози


Комментарии к роману "Фонтан тайн - Литтон Джози" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100