Читать онлайн Фонтан огня, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фонтан огня - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фонтан огня - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фонтан огня - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Фонтан огня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Уилл пристально смотрел на улыбку и очаровательные губки, на которых она играла. Его интерес к этим губкам и к их обладательнице возрастал с каждым мгновением, пока они с Клио сидели в кабинете. Однако он не собирался идти на поводу у собственной заинтересованности. Уилл привык контролировать свои страсти и не допускал, чтобы они управляли им.
Но он не заметил, что его броня дала трещину. Плохо сознавая, что делает, Уилл выпрямился и, не выпуская руку Клио, привлек девушку к себе. Она выглядела испуганной — это было хорошо, но не противилась — и это было еще лучше.
Хотя ситуация складывалась чрезвычайно опасная.
Положив ее руку ладонью себе на грудь, Уилл сделал шаг вперед. Клио попятилась, он последовал за ней, все так же накрывая рукой ее руку, пока, коснувшись спиной стены, Клио резко не остановилась. Упершись в стену руками по обе стороны от ее головы, Уилл надежно, но нежно поймал Клио в ловушку.
— Вы считаете, что это разумно? — В ее глазах горел вызов, и только едва заметная дрожь в голосе выдавала то, что девушка не так спокойна, как хотела казаться.
— Я никогда не целовал принцессу, — весело объявил Уилл, считая, что лучше не пробуждать в ней тревоги.
Но Клио не проявила особой нервозности, а просто ответила в тон ему:
— А я никогда не целовала англичанина!
Он поднял бровь, пытаясь оценить степень ее опытности. Убеждая себя, что может отойти от девушки, как только захочет, Уилл легонько прикоснулся губами к ее губам и с наслаждением ощутил их пухлость и мягкость. Клио издала тихий звук, который он счел за поощрение, хотя, по правде сказать, ему не требовалось никакого поощрения, и он снова прикоснулся к ее рту, на этот раз более настойчиво. Ее рот приоткрылся как раз настолько, чтобы впустить ищущий кончик его языка, и ее язык, сначала быстро отодвинувшись, снова вернулся, правда, нерешительно, но все равно это было чудесно — нет, изумительно.
Ее пребывание рядом с ним в кабинете вызвало у Уилла чувство приятного возбуждения — ведь, помимо всего прочего, она была красивой девушкой, — но сейчас он внезапно ощутил пугающее болезненное желание.
Коснувшись пальцами нежной щеки Клио, Уилл опустил руки и сомкнул их вокруг талии девушки, прижав большие пальцы как раз повыше ее пупка.
Нежность исчезла, уступив место подстегивавшей его жажде. С жадностью приникнув к ее губам, он получил ответ, которого добивался. Клио на мгновение замерла и, подняв обе руки, уперлась ими ему в грудь, но в следующую секунду ее руки скользнули вверх к нему на затылок, и она горячо поцеловала Уилла.
Девушка умела целоваться, Уилл вынужден был отдать ей должное. Граф не желал задумываться, как именно она приобрела этот опыт, поскольку мыслить в этот момент он уже не мог. Когда ее маленькие зубки впились в его нижнюю губу, это было равносильно удару в пах.
Его рассудок, принимавший вещи такими, как они есть, охотно оправдывал себя. Уилл был в коридоре наедине с женщиной всего в нескольких шагах от ее спальни: пара шагов, резкий толчок ногой в дверь и…
Она мгновенно будет нагая под ним, а затем…
Нет, это недопустимо! Она гостья в его стране и под крышей его собственного дома…
Эта женщина пылала в его объятиях, и запах ее кожи, напоминавший аромат согретой солнцем жимолости, наполнял его ноздри. Вынужденный сдерживаться, Уилл был близок к извержению, и если в ближайшие минуты он не окажется внутри ее…
Что он делает, черт побери! Клио — королевская дочь, она уже подозревает, что Уилл убил человека, а теперь он еще собирается соблазнить ее? Мозг мог отказаться служить Уиллу, но поколебать его врожденное благородство было не так-то просто.
Врожденное благородство? Кому оно нужно? О Боже, он действительно сошел с ума!
Тяжело дыша, Уилл резко отстранился.
— Мои извинения, мадам. Я, видимо, недооценил вашу привлекательность или свою собственную впечатлительность… Или и то и другое. В общем, это не имеет значения. Прошу вас, идите спать.
Клио растерянно смотрела на него. Ее щеки горели, губы припухли.
— Свою… впечатлительность? — Она произнесла эти слова так, словно они грозили лишить ее сознания: самый верный признак того, что прекрасный пол взволнован, и сигнал разумному человеку, что следует уйти.
— Если вы настаиваете, мы можем поговорить об этом утром. Спокойной ночи, Клио.
Положив руку ей на плечо, Уилл повернул Клио лицом к ее комнате. Как только она вошла в спальню, он протянул руку к ручке двери, сжал ее и крепко закрыл дверь. Но даже после этого Уилл был вынужден заставить себя уйти, прежде чем искушение возьмет над ним верх. Проклиная все на свете, он, не останавливаясь, зашагал по коридору, пока не добрался до собственных апартаментов.
Прерывисто дыша, Клио прижала пальцы к губам, еще хранившим воспоминание о поцелуе Уилла. Прежде ее целовали несколько воинов Акоры, стремившихся снискать ее расположение по освященной веками традиции, и ей нравились ощущения, пока они длились, но, как говорится, не более того.
Но сейчас… Это было…
Восхитительно!
Клио определенно этого не ожидала и не рассчитывала ни на что подобное.
Она не сделала ничего, чтобы спровоцировать Уилла Холлистера на поцелуй — ничего, если не считать улыбки и пожелания ему приятных сновидений. Ну хорошо, она кое-что сделала, но ведь совсем немного.
Очевидно, мужчину нужно только чуть-чуть подтолкнуть!
Торжествующая улыбка расплылась по ее лицу. Клио опустила руку, выпрямилась и постаралась придать своим чертам серьезное выражение, но быстрый взгляд в зеркало, висевшее над туалетным столиком, убедил, что ей это не удалось.
Клио понимала, что впереди ее ждали серьезные проблемы — убитый в лесу мужчина, по-видимому, пробудившаяся в ней «одаренность», так что сейчас было совсем неподходящее время для потворства своим легкомысленным желаниям.
Однако ни в самом Уилле Холлистере, ни в том, как он будоражил ее чувства, не было ничего легкомысленного.
Каждый дюйм ее кожи стал настолько чувствительным, что Клио больше не могла вытерпеть прикосновения своего платья. Сняв его, сорочку и чулки, она занялась обычным вечерним туалетом, а потом погасила лампы, но оставила оконные шторы открытыми, так что лунному свету ничто не мешало на полу комнаты.
Горничная уже приготовила для нее постель, но Клио, откинув одеяло к спинке кровати, оставила одну лишь простыню. Однако забравшись под нее, Клио почувствовала себя неудобно и спустя несколько минут отбросила простыню, подставив тело прохладному ветерку из окон.
Ветерок был приятным, но все же не мог окончательно успокоить Клио. Ее соски болели, тугой клубок в нижней части живота никак не исчезал, и она беспокойно металась по кровати.
Причина ее беспокойства была очевидна: Уилл оставил ее крайне возбужденной. Первый раз в своей жизни Клио испытала не просто смутное желание, а особую потребность в одном и только в одном мужчине. Прекрасно, ей нужно помнить об этом и быть более осторожной с ним.
Прошло некоторое время, ветерок остудил ее, и Клио погрузилась в некрепкий сон, но, проснувшись среди ночи, почувствовала, что дрожит от холода. Натянув одеяло, она свернулась под ним калачиком и стала дожидаться наступления рассвета.


Уилл, не в лучшем расположении духа, чем Клио, тоже без сна дожидался встречи с рассветом. За свою жизнь он совершил несколько невероятно глупых поступков — в тот раз, когда напился вместе с Дэвидом Хоукфортом и они чуть не свалились с крыши Холихуда, а потом было…
Нет смысла останавливаться на деталях, достаточно сказать, что он, очевидно, не в полной мере отдавал себе отчет в своих поступках накануне вечером и еще до того, как вышел в холл и увидел напуганную и растерянную Клио. Ему следовало выяснить, что случилось, и, конечно, единственным правильным решением было проводить девушку обратно в ее комнату. Но именно то, что произошло вслед за этим, заставило Уилла усомниться в собственном здравомыслии.
Но что сделано, то сделано. Уилл решил, что будет держаться подальше от леди, которая оказалась гораздо опаснее, чем он предполагал.
Кроме его безрассудного влечения к Клио, был еще ее странный «дар». И если он на самом деле существовал — а Уилл был далеко не убежден в этом, — то самой вероятной причиной была опасность, которую Уилл сам принес в Холихуд.
Он был вынужден так поступить и в данный момент никак не мог изменить ход событий.
Предполагалось, что его бабушка останется в Лондоне, несмотря на свою нелюбовь к этому городу. Она сказала внуку, что хочет принять участие в коронации новой молодой королевы и что, кроме этого, в Холихуде слишком многое напоминает ей о ее дорогом покойном Уильяме и там она не может быть по-настоящему счастлива.
Тем не менее она все же вернулась в имение и привезла с собой Клио. Пожилую женщину, обычно предсказуемую и уравновешенную в своих поступках, склонную отдыхать в определенные часы, можно было без труда нейтрализовать.
Совсем другое дело — молодая женщина, любящая бродить по ночам, особенно если ей являются странные видения, заставляющие ее верить, что происходит что-то ужасное.
Клио не уедет, теперь Уилл это понимал, и он не должен позволить догадаться о том, что происходит. Лучше всего было бы отвлечь ее — но чем? Уилл размышлял над этим, пока брился, одевался и спускался по лестнице.
Наступил День скачек, большинство слуг было освобождено от работы, а те, кто остался на дежурстве, освободятся, как только закончат повседневные утренние дела. Служанка сообщила Уиллу, что леди Констанс завтракает у себя в комнате и вскоре спустится к нему. Заказав незатейливый завтрак, он сел просмотреть газету, но при появлении Клио сразу же прервал чтение.
Войдя в гостиную, она увидела Уилла и в нерешительности остановилась. На мгновение он подумал, что она может уйти, и непроизвольно поднялся, чтобы воспрепятствовать этому.
— Доброе утро, — поздоровался он, позабыв о газете, которую держал в руке.
На девушке было платье такого же желтого цвета, как и маргаритки в вазе на столе для завтрака, с отделкой из белых кружев по талии и по краю коротких рукавов, и она выглядела юной, свежей и настороженной.
— Уилл, — ответила она, не спуская с него глаз.
— Проходите, — торопливо предложил он и, отложив газету в сторону, отодвинул для Клио стул. — Бабушка скоро спустится.
Это была хитрая уловка заверить ее, что они не слишком долго будут оставаться наедине. Хотя, быть может, не ей одной требовалось такое заверение. При появлении Клио сердце у Уилла застучало, и он очень быстро вспомнил сладость ее рта под своими губами.
— На самом деле я не голодна, — заметила она, но все же опустилась на предложенный ей стул.
Он занял свое место, и на некоторое время в комнате воцарилась тишина. За окнами щебетали птицы, но и они умолкли, когда солнце скрылось за облаком.
— Я должен извиниться за то, что произошло вчера вечером? — спросил Уилл.
— За что? — Клио снова взглянула на него и слегка нахмурилась.
Его знакомым англичанкам не было бы необходимости задавать такой вопрос. Они были бы гораздо больше заняты оценкой ситуации и раздумьями над тем, как обратить ее в свою пользу. Вероятно, он встречался не с тем типом женщин.
— За допущенные вольности? — мягко предположил он.
— Вы не взяли ничего, что не было бы дано вам добровольно. — Развернув салфетку, Клио разглаживала ее у себя на коленях.
Служанка, пришедшая, чтобы узнать, что подать Клио на завтрак, уже уходила, когда появилась леди Констанс.
— О, сегодня определенно замечательный день, — улыбнулась она, переведя взгляд с молодого человека на девушку.
Отодвигая стул для бабушки, Уилл не мог не подумать о том, что день, будь он замечательным или нет, обещает быть долгим.


Клио, вероятно, следовало ответить ему иначе. Уилл, безусловно, ожидал от нее какого-то другого ответа. Но что же она должна была сказать? Если он повел себя неправильно, то и она тоже, и им обоим следовало извиниться друг перед другом.
Откуда взялось это убеждение, что только мужчина несет ответственность за все? Даже в Акоре — где, Бог свидетель, мужчины любят думать, что управляют ситуацией, — известно, что в романтических отношениях обе стороны в равной степени ответственны за происходящее.
Похоже, ей никогда не понять англичан. Впрочем, это не имеет значения. Скоро Клио вернется в Акору, и если и будет еще посещать Англию, то очень редко.
Неожиданно Клио почувствовала сожаление. Она взглянула на ветви дуба, распростертые над дорогой, по которой катился экипаж — они с леди Констанс отправились на прогулку после завтрака, — и пыталась разобраться в собственных чувствах.
Она будет скучать по Англии? Разве такое возможно? Она ведь едва знакома с этой страной.
— Дорогая, вы, очевидно, где-то очень далеко отсюда, — произнесла сидевшая рядом с ней леди Констанс, жестом указывая на картину за окнами: деревья и кустарники, небо с пышными белыми облаками, которые казались нарисованными, и море, то там, то здесь выдававшее себя серебряным блеском. — Сегодня слишком хороший день для грустных размышлений.
— Простите, это потому, что я не очень хорошо спала.
Преуменьшение истины. Клио металась между снами, полными смущающей откровенности, и бессонницей.
— Надеюсь, вы не встревожены этим делом с мертвым мужчиной? Он был нездешним и не имеет к нам никакого отношения. Скорее всего Уилл прав, и убийца действительно давно уехал.«Я не виновен в смерти того мужчины». Эти слова неожиданно всплыли в памяти Клио: доказательство невиновности Уилла Холлистера.
Не виновен.. Он не сказал: «Я не убивал того мужчину».
Нет никакой разницы? Возможно, но если бы она сразу же обратила на это внимание, он не отвлек бы ее.
— Дорогая?..
Они въезжали в деревню, и Клио, очнувшись, заметила, что вокруг гораздо больше людей, чем было накануне. На центральной улице было полно экипажей, телег, верховых наездников и пеших мужчин и женщин. Все, видимо, стремились попасть на поле, откуда доносился громкий барабанный бой, который вызывал у сновавших повсюду детей восторженный визг.
Болкэм, правивший экипажем, маневрируя в толпе, доставил их прямо на край поля и, спрыгнув с козел, подал руку сначала леди Констанс, а потом Клио.
— Ну вот, леди, мы и прибыли. И должен сказать, по всему видно, день будет чудесным. Если я не ошибаюсь, его милость уже пользуется моментом. — Кучер указал на собравшуюся вокруг нескольких бочонков с элем толпу мужчин, над которой возвышалась голова Уилла.
Он приехал до прибытия экипажа и, очевидно, развлекался, однако для Клио не прошло незамеченным, что, несмотря на его кажущуюся беззаботность, он с пристальным вниманием следил за всем, что происходило вокруг него.
— Приятно видеть, что Уилл проводит время с местными жителями, — сказала леди Констанс, беря Клио под руку и вместе с ней направляясь через поле к трибунам, установленным под широким навесом. — Он так долго не был здесь.
— Что удерживало его вдали? — поинтересовалась Клио, надеясь не показаться излишне любопытной, но, честно говоря, ее чрезвычайно интересовало все, что имело отношение к Уиллу.
— Полагаю, дела. Мой дорогой покойный муж не был расточителем, но он сделал некоторые инвестиции, которые не приносили такого дохода, как ему хотелось бы. Уилл исправил дело и пошел намного дальше. Он, видимо, великолепно ориентируется в этом изменчивом веке, в котором мы живем.
— А что он делает, когда не занимается делами?
— Не знаю, — откровенно призналась леди Констанс. — Естественно, он член парламента, но я не уверена, что он извлекает из этого какую-то особую пользу. Не видно, чтобы его увлекала политика, однако он знаком с премьер-министром.
— Правда? — Клио встречалась с лордом Мельбурном, и он произвел на нее большое впечатление, а кроме того, она знала, что ее семья с большим уважением относится к британскому премьер-министру.
— Не могу сказать о степени этого знакомства, но ходят слухи… Однако Уилл всегда помалкивает о своих делах.
— Осмотрительность — замечательное качество, — заметила Клио.
— Я бы тоже так сказала, однако бывали случаи, когда мне казалось, что он заходит в этом слишком далеко.
Это было самое строгое осуждение, которое Клио когда-нибудь слышала от леди Констанс в адрес любимого внука, да и оно, казалось, было высказано не всерьез.
— Приятно видеть, что собралось так много народа, — заняв одно из двух свободных мест, оставленных для них в первом ряду расположенной в тени трибуны, и оглядевшись, заметила леди Констанс. — В прошлом году шел дождь, но все равно зрители были, правда, не столько, как в этот раз.
— Как давно устраивают здесь День скачек?
— Думаю, этой традиции несколько веков. Сюда приезжают отовсюду, даже из Лондона. Для такого места, где, как правило, необычно видеть даже одного или двух человек, которых кто-нибудь да не знал бы, это захватывающее время.
— Наверное, так и есть.
— Мой дорогой муж и я обычно устраивали домашние вечеринки в День скачек. К нам приезжала масса гостей из Лондона, и мы чудесно проводили время. После его смерти я, конечно, ничего подобного не устраиваю.
— Быть может, в один прекрасный день вы снова устроите прием.
— Может быть, — согласилась леди Констанс, но ее слова прозвучали далеко не убежденно. Однако она была не из тех женщин, которые позволяют собственному горю мешать счастью других. — Я очень надеюсь, дорогая, что вы останетесь довольны, и, пожалуйста, не думайте, что обязаны постоянно сопровождать меня. Кроме скачек, планируется еще много всяких состязаний. Думаю, вы могли бы получить удовольствие от участия в одном или двух из них.
— Я не знала, что в них может принять участие любой желающий.
— О, в большинстве! Посмотрите туда — по-моему, как раз готовятся к одному из них.
Взглянув в направлении, куда указывала ее хозяйка, Клио увидела нескольких мужчин, несущих на поле то, что, по-видимому, было досками, сбитыми вместе и поддерживаемыми сзади толстыми деревянными подпорками. На досках были нарисованы белые круги, изображавшие глаза буйвола. Когда это сооружение было установлено и закреплено вдобавок к подпоркам большими камнями, один из мужчин отошел на расстояние примерно в тридцать футов и, набирая краску из маленькой банки, которую держал для него мальчик, прочертил линию, параллельную доскам. Он еще не успел закончить свою работу, как неподалеку уже собрались другие мужчины, и Клио обратила внимание, что у всех у них были с собой топоры.
— Состязание по метанию топоров?
— В Акоре тоже устраивают такие? — кивнув, поинтересовалась леди Констанс.
— У нас устраивают состязания, какие только можно придумать. Женщины, конечно, любят соревноваться в ловкости, а мужчинам ничто не доставляет большего удовольствия, чем бороться друг с другом, и не важно, кто из них победит.
— Понятно, — улыбнулась пожилая женщина.
Группа из мужчин, мальчиков и нескольких женщин, собравшаяся в стороне, оживленно оценивала участников состязаний и заключала пари. Уилл, подойдя к ним, обменялся приветствиями с мужчинами и, пару раз кивнув головой и пожав плечами, присоединился к остальным на линии.
— Он собирается принять участие?
— По-видимому, да. — Леди Констанс была явно удивлена, но совсем не раздосадована и, когда подошла очередь ее внука, напряженно наклонилась вперед.
Пользуясь взятым напрокат топором, Уилл тщательно взвешивал его в руке — проверял баланс, как решила Клио, а несколько мужчин давали ему советы и подбадривали.
Стоя на линии, Уилл широко расставил ноги, слегка согнутые в коленях, и отвел назад руку с топором. Топор, вращаясь, полетел в нужном направлении, и его острие вонзилось точно в центр бычьего глаза.
Улыбнувшись, Уилл под одобрительный гул собравшихся подошел к топору, выдернул его и снова вернулся на линию дожидаться своей следующей очереди.
— Я всегда изумлялась способностям Уилла, — задумчиво протянула леди Констанс. — Ни моего дорогого Уильяма, ни нашего сына, отца Уилла, не интересовали такие занятия. В Уилле, очевидно, говорит кровь предков.
Предположение леди Констанс подтвердилось, когда Уилл пронзил и второй глаз быка. Удача благоволила хозяину Холихуда, и много ставок быстро и с сожалением было проиграно. Через некоторое время состязание закончилось победой Уилла, но с небольшим преимуществом, потому что еще несколько мужчин весьма умело обращались с топором, однако они оказались недостаточно искусными, чтобы стать победителями. Уилл с удовольствием принял поздравления собравшихся, но от завоеванного приза отказался и отдал его священнику, который явно этому обрадовался.
Потом последовали другие соревнования — одни серьезные, другие не очень. Бег на трех ногах, когда в паре нога одного бегуна связана с ногой другого, оказался очень веселым, как и соревнование по свисту.
А еще была борьба раздетых по пояс мужчин, и Клио старалась не показывать своего разочарования тем, что среди участников не было Уилла. Когда начали устанавливать мишени для стрелков из лука, она оживилась и с удивлением увидела, что несколько девушек заняли позицию перед целями.
— Идите, — доброжелательно предложила леди Констанс. — Уверена, вам хочется попробовать свои силы.
— Я бы не стала навязываться.
— Ничего подобного, они будут счастливы принять вас.
Так и случилось. Девушки уже знали, кто она, и быстро оправились от удивления, что королевская особа собирается заняться столь прозаичным делом.
Как узнала Клио, они были сестрами и кузинами из семейства мелкопоместных джентри, владевших землями в окрестностях Холихуда, и их звали леди Фейт, леди Хоуп и леди Чарити
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
. Когда Клио попросила их называть ее просто по имени, объяснив, что в Акоре редко употребляют титулы и она к ним не привыкла, девушки вернулись к тому, что, как полагала Клио, было их естественным радушием и теплотой.
— Мы никогда не узнаем, о чем думали наши матери, — сказала по поводу их имен Хоуп, самая высокая и старшая из всех.
— Они делают вид, что ничего не помнят, — добавила Фейт.
— Мы терпим это, как можем, — с усмешкой сказала Чарити и протянула Клио свой лук и колчан со стрелами. — Вы знаете, как стрелять?
— Я получила несколько уроков, — призналась Клио.
— У вас есть опыт? — напрямик спросила Хоуп.
— Очень небольшой. А почему вы спрашиваете?
— Потому что нам хотелось бы, чтобы хоть кто-нибудь из нас обошел мужчин, — пояснила Чарити и едва заметным кивком головы указала на группу юношей, стоявших немного поодаль, наблюдая за девушками и подталкивая локтями друг друга.
— Мы втайне тренировались несколько месяцев и добились существенных успехов, — доверительно сообщила Фейт. — Но мы боимся, что никто из нас не достиг совершенства, во всяком случае, пока.
— Все было бы по-другому, если бы у нас был инструктор, — уверенно сказала Хоуп. — Но никто из старших женщин здесь ничего не знает о стрельбе из лука, а просить мужчин научить нас означало бы раскрыть карты раньше времени.
— Если бы мы выиграли, они просто сказали бы, что это потому, что нас учил мужчина, — добавила Чарити.
— Или заявили бы, что уступили нам дорогу, — усмехнулась Хоуп. — Одна из нас непременно должна победить.
У Клио не было желания расхолаживать девушек, но она чувствовала, что обязана внести ясность.
— Вы осознаете, что мужчина способен послать стрелу дальше, чем это может сделать женщина?
— Это состязание на точность, а не на дальность, — отозвалась Фейт. — Цели будут на расстоянии пятидесяти футов.
Расстояние в пятьдесят футов казалось Клио не таким уж большим, но она слышала немало историй об английских лучниках и не переоценивала свои силы.
— Эти ребята, — со смехом сказала Хоуп, указывая на кучку молодых людей, наблюдавших за девушками, — не лучники, хотя, думаю, некоторые из их предков могли быть стрелками. Они даже не охотятся с луками, а просто считают, что могут быть лучшими из-за того, что мы женщины.
Этого Клио было вполне достаточно. Убеждение в собственном превосходстве, видимо, было обычным недостатком многих молодых мужчин, и ее любимый брат-близнец Андреас тоже грешил этим.
Клио победила Андреаса в стрельбе из лука, и хотя это и было несколько лет назад, но вовсе не означало, что она не может выиграть у других юношей. И все равно она жалела, что у нее не было возможности хотя бы немного потренироваться.
Первый выстрел Клио попал в мишень, но бог знает где от бычьего глаза, у Фейт, Хоуп и Чарити получилось лучше. Если так пойдет, она окажется последней среди девушек, не говоря уже о том, чтобы обыграть мужчин.
Но Клио расслабилась, и к ней вернулось самообладание, ее четвертый выстрел попал почти в самый центр мишени — так близко, что несколько юношей не оставили его без внимания и стали более внимательно относиться к собственной стрельбе. То, что началось как ожидаемый разгром и к чему мужчины отнеслись не очень серьезно, стало для них делом чести.
По правде говоря, Клио не увлекалась тренировками, которыми занимались девушки Акоры. Она бы предпочла оставаться со своими книгами и раскопками, но кузины и подруги тащили ее с собой, подбадривая и уговаривая, пока она сама не почувствовала вкус к физическим упражнениям.
Клио также открыла для себя, что та же напряженная сосредоточенность, с которой она выкапывала из-под земли остатки прошлого, может пригодиться, когда нужно послать острие стрелы именно туда, куда ей хочется, — прямо в центр бычьего глаза.
У Фейт, Хоуп и Чарити вырвался возглас одобрения, как и у еще нескольких женщин, пришедших понаблюдать за состязанием. Юноши, наоборот, выглядели слегка раздосадованными.
Все изменилось после нескольких раундов, когда Клио вышла на третье место после двух юношей — братьев с дальней фермы, — которые, как она подозревала, имели опыт охоты с луками вопреки заверениям Хоуп.
Девушки подбадривали ее, а большинство мужчин молчали, очевидно, недоумевая, как такое могло случиться, и Клио краем глаза заметила Уилла, который, стоя невдалеке, наблюдал за ней. До этого момента она не думала о нем, а теперь ей пришлось опять сосредоточиться на цели и бороться с искушением снова взглянуть в его сторону.
Она не смотрела, но все равно чувствовала его присутствие. Прицеливаясь, Клио сделала вдох, обрела внутреннюю уравновешенность, которую ее учитель по стрельбе из лука всегда называл подарком, и стрела уверенно полетела в самый центр мишени, раздался громкий гул одобрения, но он сразу же стих, потому что первый из братьев вышел вперед, чтобы сделать свой выстрел. И он, и второй брат вслед за ним, оба попали в глаз быка.
Когда подсчитали общую сумму очков, оказалось, что они опередили Клио, которая так и осталась третьей. Ее разобрала досада, смягченная тем, что оба мужчины, оказавшиеся впереди нее, действительно были мастерами своего дела.
Фейт, Хоуп, Чарити и другие женщины, бросившиеся поздравлять ее, были безудержны в своем ликовании, а когда Клио напомнила им, что на самом деле не выиграла, они отмахнулись от этого, как от несущественной мелочи.
— Вы обошли почти всех болванов, — высказалась Фейт от имени всех. — И нужно признать, что пара победителей не так уж плоха. Остальные не скоро забудут, что их победила женщина.
Совсем не обижаясь на выступление Клио, те, кого она победила, явно мучимые любопытством, бросились вперед, чтобы познакомиться со странным существом, совершившим такой подвиг. Представления проходили в таком стремительном темпе, что не обрастали излишними обременительными условностями, и вскоре Клио уже беседовала с полудюжиной крепких молодых парней, забросавших ее массой вопросов: что она думаете Холихуде, правда или нетто, что они слышали об Акоре, долго ли она собирается оставаться здесь, как она научилась обращаться с луком и тому подобное. Занятая ответами на вопросы, Клио с опозданием заметила, что Фейт, Хоуп, Чарити и другие женщины отошли — или их оттеснили — в сторону, и она осталась одна в кругу мужчин, не делавших секрета из своего восхищения.
Не будучи чуждой такому особому отношению, но имея достаточно здравого смысла не относиться к нему серьезно, Клио получала удовольствие от беседы. Случайно бросив взгляд за пределы кружка обходительных юношей, она увидела Уилла. Скрестив на груди руки, он стоял, прислонившись к стене одной из многочисленных палаток, предлагавших еду и напитки.
Поймав ее взгляд, он пересек небольшой участок поля и подошел туда, где она стояла, а образовавшие круг молодые люди расступились перед ним, как трава под ветром.
— Клио, скачки вот-вот начнутся. — Он склонил голову и протянул ей руку жестом одновременно повелительным и любезным. То, что это было для него совершенно естественным, не ускользнуло от внимания девушки.
Она приняла его руку и ушла с ним, позабыв о разочарованных молодых людях.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фонтан огня - Литтон Джози



Неплохо. Но читала и лутше!
Фонтан огня - Литтон ДжозиИра
14.11.2012, 8.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100