Читать онлайн Фонтан мечты, автора - Литтон Джози, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фонтан мечты - Литтон Джози бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фонтан мечты - Литтон Джози - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фонтан мечты - Литтон Джози - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литтон Джози

Фонтан мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Его там не было, – сказал Нилс. Голос его слегка дрожал от разочарования. Он швырнул плащ на ближайший стул и направился к столу в дальнем углу комнаты, на котором заманчиво поблескивали графины с различными горячительными напитками.
Шедоу, лежавший на кушетке, вытянув ноги к огню, приподнял голову.
– Говоришь, ни следа?
– Ни следа. – Нилс налил обоим бренди. Пить в одиночестве ему не хотелось.
– Ангел, может, вообще не существует. Или не имеет никакого отношения к акоранцам. А может, он сейчас в Акоре, и нам вообще к нему путь закрыт.
Шедоу встал и подошел к брату. Взял бокал из его рук.
– Еще не время. Он появится.
Опрокинув содержимое бокала в рот, Нилс сказал:
– Хорошо бы. Все оказалось много сложнее, чем я думал.
Шедоу усмехнулся.
– Все ясно. Ищите женщину. О, простите, принцессу.
Нилс послал брату взгляд, которым можно было и убить.
– Она не имеет к этому никакого отношения.
Шедоу трудно было смутить.
– Неужели? Тогда ты, верно, не стал бы задерживаться на этом грандиозном мероприятии, перекинулся с ней от силы парой слов и, конечно, не тратил бы силы на танцы с ней.
– Мы танцевали... – Нилс отвернулся, и улыбка, непрошеная и неожиданная, заиграла на его губах.
– О черт! Я-то шутил, но ты не шутишь! А это уже плохо.
– Мы танцевали, и только. – Человек по прозвищу Волк был честен. – Несколько танцев, – выдавил он, но тут же добавил, словно защищаясь: – Она всего лишь женщина.
– Я ее видел.
– Она некрасивая.
– А что значит красивая? Расфуфыренная фифочка с золотыми кудряшками и губками бантиком? Такие женщины тебе никогда не нравились. Тебе всегда нравились с изюминкой, и мы оба это знаем.
Нилс налил себе еще бренди и махом осушил бокал. Ему обожгло внутренности, словно огнем.
– Она – принцесса, Шедоу. Ее всю жизнь опекали, пестовали. Ты это знаешь не хуже меня. Как ты думаешь, как долго я смогу выносить такую женщину?
– Лет семьдесят. Восемьдесят – самое большее.
– Я серьезно!
– И я серьезно. Так что я дал бы миллион за то, чтобы она не была акоранкой!
Но она была акоранкой, и мрачная правда не давала Нилсу уснуть, несмотря на то, что тело его требовало отдыха. Он лежал на спине и прислушивался к скрипу колес и перестуку копыт на улице. Час от часу скрипа и стука становилось все больше. Город просыпался для нового дня. Голоса кухарки и торговки рыбой, болтающих у двери черного хода, доносились и сюда. Пришла прачка – ее он узнал по заливистому смеху. Два грузчика едва не дошли до рукопашной на радость толпе.
Город, который многие называли столицей мира, к большой досаде парижан, уже жил вовсю, когда Нилс понял, что не уснет, и встал с постели.
Существовали и иные способы найти человека в Лондоне, помимо розысков в кругу акоранцев. Острый слух и зоркий глаз всегда в цене. Нужно только отдать эту цену нужному человеку. Нилс обдумывал новый план, когда в дверь постучал Шедоу.
– Хорошо, что ты на ногах. Я не решался тебя будить, но...
– Сон что упрямый осел. То его не дозовешься, то сам спешит, когда его не просят. Что у тебя? – Нилс стер пену со щеки и кивнул на письмо, что держал в руках Шедоу.
– Записка от Бенджамина Шеренски. Он узнал о том, что ты в Лондоне, приветствует тебя и просит чести нанести ему визит.
– В самом деле? Удивлен, что он так долго прождал.
– Насколько я знаю, его не было в стране.
– Значит, что-то приобретал. Хотелось бы знать, что он раздобыл интересного.
– Раздобыл он что-то или нет, тебе надо ехать.
– Это верно, – согласился Нилс, глядя в зеркало. Он закалывал застежку воротника. – Шеренски – один из самых знаменитых продавцов древнего оружия в Англии. Самые лучшие образцы из моей коллекции куплены у него.
Шедоу кивнул.
– Было бы странно, если бы ты не нашел времени заглянуть к нему.
Дабы усыпить бдительность тех, кто подозревал о том, что его приезд в Англию связан отнюдь не с его невинным хобби, Нилс отправился по указанному в письме адресу. Бенджамин Шеренски жил неподалеку от Реджент-парка, и дом его служил ему также и офисом. Этот район разрастался так быстро, что картографы не успевали за строителями. Нилсу район нравился – ровные улицы с домами в колониальном стиле, вполне приятные для глаза, несмотря на некоторое однообразие архитектуры.
Бенджамин Шеренски, русский по происхождению, был, как и его соотечественники, не склонен к церемониям. Он сам открыл Нилсу дверь и просиял улыбкой, обрадовавшись американцу как старому другу.
– Заходи, заходи. Не думал, что ты так быстро откликнешься на приглашение, но нюх, смею сказать, тебя не подвел.
Продолжая приговаривать, Шеренски повел гостя в комнаты, поглаживая салфетку, что была засунута за воротник.
– Я сейчас как раз ем борщ. Составь мне компанию.
Стол был накрыт в небольшой, но очень светлой и уютной комнате, и прислуживала им хорошенькая приветливая девушка. Борщ темно-красного, почти бордового цвета источал аромат. Нилс кивнул, когда ему предложили добавить в борщ сметаны, которая оттеняла как цвет, так и вкус блюда, в которое к тому же был добавлен мелко порубленный чеснок.
Какое-то время мужчины ели молча. Нилс закончил есть первым и искренне признался, что давно уже не получал такого удовольствия от еды.
Шеренски в ответ лишь усмехнулся. Он был мужчиной крепким, плотным, но не толстым, с темными волосами и гладкими упитанными щеками. На первый взгляд он мог показаться человеком мягким и слабохарактерным, но думать так было большим заблуждением.
– Учитывая то, что борщом ты мог лакомиться только у меня, знатоком в этом вопросе тебя назвать нельзя. Кухарка моя выписана из самого Санкт-Петербурга. Денег плачу ей немерено, но есть за что.
Нилс грел руки о стакан горячего чая с лимоном.
– Сколько лет назад мы виделись в последний раз? Два года или три?
– Три, – ответил Шеренски. – В Вашингтоне. Ты купил у меня венецианский меч.
– Отличная вещь.
– Это так. Они знали толк в стали, эти венецианцы. – Русский оторвал взгляд от борща и усмехнулся. – Но на этот раз у меня есть для тебя кое-что получше. Гораздо лучше.
Нилс старался не проявлять чрезмерного интереса, но Шеренски был хорошим психологом, и провести его мог далеко не каждый. Хозяин встал из-за стола.
– Как только я его увидел, сразу вспомнил о тебе. Ну, допустим, это не совсем так. В тот момент, когда я его увидел, я подумал: наконец. Я столько за ним охотился, ориентировался в основном по слухам. Но потом я действительно подумал о тебе.
– Спасибо, я очень тебе признателен, – искренне ответил Нилс.
– Нет, на самом деле. Ты никогда себе не простишь, если упустишь эту вещь. Но, довольно, сам взгляни.
Он повел гостя на цокольный этаж, в комнату, высокие окна которой были закрыты узорчатой кованой решеткой. При виде такой у самого опытного вора опустятся руки. Свет, проникавший сквозь прутья, падал на коллекцию оружия, равной которой не было в мире. Ружья, сабли, мечи и шпаги свисали со стен, возлежали на шелковых подушках на деревянных постаментах, самые мелкие экземпляры находились в стеклянных футлярах. Таким арсеналом вполне можно было вооружить армию средних размеров. И даже две. Нилс представил себе, какое впечатляющее зрелище могли представлять две вооруженные из арсенала Шеренски армии, ведущие бой прямо здесь, на краю парка, и улыбнулся своим мыслям, вполуха слушая пояснения хозяина, и тут он увидел его.
Меч – редкой величины, красивый странной, необычной красотой. Сам клинок был около пяти футов длиной, рукоять добавляла еще один фут. Только сильнейший из воинов мог владеть таким мечом. Рисунок на клинке сохранился на удивление хорошо, ибо возраст меча, сразу видно, был весьма солидным. Рукоять украшал узор, которого Нилс до сих пор нигде не видел.
– Сколько ему лет?
– Лет девятьсот, думаю. Обстоятельства, при которых он был найден, заставляют предполагать именно этот возраст.
– И какими были эти обстоятельства? – с трудом сдерживая волнение, спросил Нилс.
– Он был найден в Норвегии, к югу от Осло, в месте, которое раньше называлось Сайрингошел.
Нилс нахмурился.
– Об этом месте я слышал.
– В самом деле? Это название не использовалось веками, но, впрочем, не важно. Были там и другие произведения искусства, включая, не поверишь, книгу, которая была датирована восьмым веком или началом девятого. Все очень неплохо сохранилось, но сомнений в том, что возраст этих находок настолько солиден, у ученых не было.
– Найдено в захоронении?
Шеренски пожал плечами.
– Трудно сказать. Тело не было обнаружено. Возможно, тот воин, которому принадлежал меч, отправился прямиком в Вальхаллу.
– Возможно, – машинально откликнулся Нилс.
Он никак не мог вспомнить, где слышал это древнее название. От отца? Нет, от отца матери, которая умерла, когда он был еще маленьким мальчиком. Но она успела рассказать ему много странных историй, которые, как она утверждала, передавались в их семье из поколения в поколение. Когда он подрос, то решил, что его просто пичкали сказками, и вдруг сейчас ему пришлось задуматься о том, не было ли в них частицы правды.
– Что еще ты знаешь об этом оружии?
– Вроде бы меч принадлежал могучему воину со странной кличкой – Волк.
Нилс рассмеялся.
– Бенджамин, чего не расскажешь, чтобы уломать покупателя, признайся!
Русский прижал руку к сердцу.
– Клянусь жизнью моих детей, так мне было сказано. Его имя и сейчас живет. Говорят, он выкрал из Англии женщину необыкновенной красоты и сделал ее своей женой.
– Разве викинги когда-нибудь увозили с собой женщин, чья красота не признавалась бы несравненной? – с ухмылкой поинтересовался Вулфсон.
– Думаю, воровали всяких, но некрасивых швыряли за борт.
Нилс вежливо рассмеялся, хотя мысли его были заняты одним. Если это совпадение, то довольно странное. Дед его говорил о герое по имени Волк задолго до того, как его внук приобрел то же прозвище.
Шеренски, кажется, говорил правду. К тому же поклялся жизнью детей. Хотя, насколько было известно Нилсу, детей у Шеренски не было. И все же...
– Меч меня заинтересовал, – признался он.
Русский и не думал скрывать радость.
– Мы-то с тобой знаем, что нельзя отдавать его другому коллекционеру. Поэтому, друг мой, я тебе одному и прислал приглашение, я ведь понимаю...
Шеренски осекся на полуслове, когда та же улыбающаяся горничная заглянула в комнату.
– К вам пришли, сэр.
– Кто?
– Джентльмен, сэр.
– Какой джентльмен?
– Очень красивый, сэр.
– У Иванны своя система ценностей, – сказал, подмигнув гостю, Шеренски. – Зови его сюда.
Когда в комнату вошел Андреас, Нилс почти не удивился.
– Добрый день, господа. Мистер Вулфсон, я был уверен, что найду вас здесь.
– В самом деле, ваше высочество? – Неужели эти акоранцы настолько сильно его подозревают, что установили за ним слежку?
– Прошел слух, что Бенджамин вернулся из Скандинавии с редким приобретением. И, поскольку вы отрекомендовались как коллекционер, я решил, что вы к нему поспешите.
– Конечно, ваше высочество, – сказал Шеренски, который выглядел непривычно для себя обескураженным. – Но я не знал, что не он один.
Если у Нилса и промелькнула мысль о том, что Шеренски пригласил их обоих, чтобы разжечь интерес и взвинтить цену, то теперь он понял, что это не так.
– У матросов есть привычка болтать, – непринужденным тоном заметил Андреас. – На самом деле я решил, что меч может заинтересовать моего дядю.
– Графа Хоукфорта? – спросил Шеренски. Получив подтверждение, русский сказал: – Насколько я знаю, в своем особняке мистер Хоукфорт держит великолепную коллекцию оружия. Я долго мечтал на нее взглянуть. Но ведь эта коллекция, если не ошибаюсь, была передана вашему дяде от его родителей, а тем – от их родителей и так далее. Сам он ее не пополнял.
– Это так. Исключение составляют лишь те образцы, которые когда-то принадлежали семье и могут быть возвращены путем обмена или покупки.
– Оружие из Норвегии, – вмешался Нилс. Отчего-то он считал нужным защитить меч от посягательств, как будто тот уже ему принадлежал. Странное ощущение, но он не мог от него избавиться.
– Сестра первого графа Хоукфорта вышла замуж за предводителя викингов, человека по имени Волк. Если это действительно тот меч, то он принадлежит, по крайней мере по женской линии, семье Хоукфортов.
– Это я упустил, – заметил Шеренски. На лице его читалась напряженная работа мысли человека, перед которым открываются большие возможности, связанные тем не менее с немалым риском.
– Мы ведем речь о событиях, произошедших девять веков назад, – с некоторой запальчивостью произнес Нилс. – Хотя верно и то, что о них упоминалось и в моей семье, – он слегка преувеличивал, но, спасибо дедушке, не совсем уклонился от истины.
– В самом деле? – удивился Андреас. – Я думал, американцы совсем ничего не знают о своих предках.
– Почему вы так думаете, ваше высочество? – любезно спросил Нилс, хотя никакой теплоты в этот момент он к Андреасу не испытывал. – У нас действительно мало счастливчиков, которые имели возможность документально засвидетельствовать свою родословную, но мы не бессловесные животные, и у нас есть кому поведать о прошлом.
– Конечно. – К удивлению Нилса, Андреас вполне корректно воспринял отповедь Нилса. – Я не хотел сказать, что у вас прав на владение мечом меньше, чем у Хоукфорта. Напротив, если вы верите, что меч – ваша фамильная реликвия, дядя Ройс сам предпочел бы, чтобы вы его получили.
Наступила пауза, которую разрядил Шеренски закономерным вопросом:
– Означает ли это, мистер Вулфсон, что вы готовы сделать мне предложение?
– Я должен все обдумать. – Нилс с удовольствием занялся бы переговорами по приобретению меча, но в настоящий момент его больше интересовала личность акоранского принца. В нем не было того высокомерия, которое, как Нилс заметил во время службы при президенте, присуще многим европейским аристократам. Акоранец казался неглупым и целеустремленным. Это означало, что враг из него получился бы весьма серьезный.
– У вас уже весь сегодняшний день расписан? – спросил Андреас, когда они с Нилсом вместе вышли из дома Шеренски.
– Я должен нанести визит в посольство, но это может подождать.
– Хорошо, тогда, возможно, вы захотите присоединиться к нам. Мы направляемся в Босуик на пикник. Скорее всего, мы останемся там на ночь и вернемся завтра утром.
Как бы Нилсу ни был приятен тот факт, что акоранцы приняли его в свой круг, он не стал отвечать прямо.
– Отец принцессы Амелии, принц Александр, является одновременно маркизом Босуиком, не так ли?
Андреас кивнул.
– Да, титул достался ему от отца-англичанина.
– Выходит, что связи между Акорой и Британией проходят через несколько поколений?
– На самом деле узы родства еще древнее, чем принято думать. Судя по летописям, это родство началось в начале двенадцатого века.
– Я этого не знал, – признался Нилс. И это было правдой, несмотря на то, что он профессионально изучал генеалогическое древо акоранских правителей, особенно в той части, что указывала на родство с Хоукфортами.
– А у вас есть причины этим интересоваться?
Коллекционер оружия, отдающий немалые средства и силы своему дорогостоящему хобби, был помощником экс-президента. К чему интересоваться генеалогическим древом акоранских вельмож человеку, который приехал в Англию лишь развлечься? Коллекционеру на отдыхе совершенно безразличны и Акора, и ее жители.
– Об Акоре столько говорят, – с благодушной улыбкой ответил Нилс. – Трудно кое-что не запомнить.
– Это верно, – согласился Андреас, глядя Нилсу прямо в глаза. – Так вы едете с нами? – спросил принц, также улыбаясь.
– С удовольствием.
До Босуика, элегантного имения, построенного еще во времена правления Георга I, до недавних пор добирались целые сутки. Теперь благодаря новым мощеным дорогам туда можно доехать за несколько часов.
– Вот оно, чудо современного мира, – сказала Амелия вскоре после того, как вся компания выехала за кованые ворота. Она ехала верхом на крупном, почти таком же массивном, как Брутус, жеребце и, надо сказать, правила им с необыкновенной легкостью и изяществом. Но о том, что она отличная наездница, Нилс узнал еще в Смитфилде. На этот раз она была в изумрудно-зеленом. Ей шли яркие цвета. Нилс смотрел на нее и думал о том, что она выглядит такой, как есть, – настоящая принцесса и чертовски привлекательная женщина.
Но надо было переключить мысли на что-то другое.
– У вас в Акоре, случайно, не такие же дороги?
Они ехали бок о бок, остальные участники будущего празднества или заехали далеко вперед, или сильно отстали. Нилс был немало удивлен тем, что вся компания отправилась в Босуик верхом, включая принцессу Джоанну и Кассандру. Слуги, как ему было сказано, выехали несколькими часами раньше в карете. Кажется, он был единственным гостем, если, конечно, с другими не было оговорено, что они присоединятся к компании непосредственно в Босуике.
– У нас есть дороги, – сказала она, – но их не мостят щебнем, как здесь. Само дорожное полотно сильно заглубляют – часто футов на восемь – десять, после чего наполняют гравием и мостят специально выровненными булыжниками.
– Точно так строили дороги в Древнем Риме.
– Думаю, у них мы и позаимствовали технологию. Но главным транспортным путем в Акоре остается море.
Он знал об этом. Он изучил все доступные карты Акоры, включая самые последние, на которых было показано то, что акоранцы столь тщательно скрывали. То, что считалось одним островом, на самом деле было двумя островами, разделенными внутренним морем, – результат извержения вулкана, случившегося тысячи лет назад. И там, в одной из естественных гаваней внутреннего моря, британцы хотели создать свою морскую базу.
– Вы умеете управлять парусником? – спросила Амелия.
– Случалось. – Нилс любил море. Он помнил ту светлую радость, что испытал во время своего первого морского путешествия по Атлантике. Несмотря на то, что он вырос в Кентукки и уезжал из родного дома, возможно, навсегда, ощущение было такое, будто он домой возвращается.
– Вы полагаете, что я устраиваю вам тест под названием «насколько вы скромны»?
– Я могу неплохо управлять судном, – признался Нилс. – А вы?
Судя по тому, как она держалась в седле, и учитывая ее происхождение, можно было предположить, что она и шхуной может управлять.
– Из меня получается отличный пассажир.
Он засмеялся.
– Ну, и кто тут у нас самый скромный?
– Нет, я серьезно. Моя мама, из которой бы вышел отличный матрос, пыталась меня научить, но при всей ее любви ко мне результат оказался разочаровывающим.
– Вы близки со своими родителями.
– Я не могу представить, что бывает иначе.
– Вам повезло. Семья для человека – самое важное.
– Расскажите о вашей семье. Ваши родители живы?
– Мой отец умер, когда я был очень молод. Мама моя осталась в Кентукки, она не уехала бы оттуда ни за какие блага мира. К счастью, она позволила нам с братом помогать ей, чтобы она ни в чем не нуждалась.
– У вас есть брат? Как его зовут?
– Должен сказать, – с улыбкой начал Нилс, – что отец назвал меня, первенца, а мама вытребовала себе право дать имя второму ребенку.
– Разумно. Ваш отец назвал вас Нилсом, а мать назвала брата...
– Ей всегда нравились легенды о рыцарях Круглого Стола.
– Артур? Я угадала?
– Увы, нет. Ланселот.
– О...
– Не знаете, что сказать, принцесса?
– Я просто подумала, каково мальчику жить с таким именем в Кентукки.
– Он долго не откликался на это имя, да и сейчас не откликается. Когда мы были еще совсем маленькими, соседи прозвали его Шедоу
type="note" l:href="#n_2">[2]
, потому что он всюду за мной ходил. С тех пор его так и зовут, хотя теперь он стал вполне самостоятельным человеком.
– Он был с вами в Вашингтоне?
– Бывал. Приезжал, уезжал.
– Он любит приключения?
– Пожалуй.
Конь ее слегка забрал в сторону, и она оказалась почти вплотную к нему.
– Как вы?
– Я человек положительный во всех отношениях.
Она засмеялась. От души, вольно, грудным искренним смехом, к счастью, совсем не похожим на писклявое хихиканье; которое любят издавать барышни по другую сторону Атлантики.
– Я так не думаю, мистер Вулфсон. И еще я не думаю, что вы из тех, кто любит все о себе рассказывать.
Один – ноль в пользу принцессы, которая оказалась права на все сто. Надо было чуть увести беседу в сторону.
– Отчего вы считаете, что мне есть, что рассказать о себе такого, что вам было бы интересно?
Она пристально посмотрела ему в глаза.
– Человек, который из полудикого Кентукки мог вскарабкаться до высот президентских палат в Вашингтоне, определенно должен иметь что-то за душой.
– Что было бы интересно принцессе? – Он не хотел этого говорить. Она его смущала, рассредоточивала его внимание. Его к ней тянуло просто неодолимо. При иных обстоятельствах он бы...
Нет, он не стал бы стремиться к личным с ней отношениям. Эта женщина была рождена для брака. Иметь семью, рожать детей. Таких женщин Нилс стремился всячески избегать.
И тем непонятнее было, отчего он все никак не мог оторвать от нее взгляда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фонтан мечты - Литтон Джози



Любовь и приключения, Очень понравилось,
Фонтан мечты - Литтон ДжозиВикуся
8.10.2013, 15.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100