Читать онлайн Единственный, автора - Литл Кент, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственный - Литл Кент бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственный - Литл Кент - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственный - Литл Кент - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литл Кент

Единственный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Как и предрекал Коннор, их с Лорел молниеносный роман и планы на будущее ни у кого не вызвали вопросов. Всем знакомым эта история представлялась исключительно романтичной.
Истинной подоплеки не знал даже Филипп.
Коннор взял с Лорел слово, что она не станет откровенничать с братом. Поэтому она не призналась, что ради спасения его и семейного бизнеса пошла на отчаянную сделку. Вместо этого ей приходилось терпеть самодовольство, хвастовство Филиппа. Когда Лорел сообщила ему, что они с Коннором собираются пожениться и Коннор из любви к ней согласен из своих средств возместить растраченные деньги, Филипп не бросился целовать ее ноги из благодарности (как, по всей вероятности, поступила бы на его месте она). Напротив, он раздулся от гордости; он повел себя так, как будто это он сам нашел достойное решение всех проблем.
Лорел не стала с ним спорить. Ей не нравилось внимание, которое оказывали ей окружающие как счастливой невесте. Она чувствовала себя обманщицей, когда принимала пожелания добра и благополучия.
А Коннор, по всей видимости, с легкостью исполнял роль преданного жениха. Он не упускал шанса обнять и даже поцеловать Лорел на публике. Наедине он также не отказывался от проявлений нежности, но, к удивлению Лорел, ни разу не зашел дальше ласк и жарких поцелуев.
В течение первой недели после заключения договора Лорел ожидала, что Коннор будет так или иначе настаивать на начале интимных отношений еще до заключения брака. Однако вечера, которые они проводили вместе, неизменно заканчивались тем, что Коннор провожал ее до дверей дома. Когда он отклонял предложения Лорел подняться к ней на чашку кофе, она знала, что должна испытывать облегчение. И тем не менее ощущала скорее разочарование.
Приблизительно за неделю до намеченной даты свадьбы Коннор позвонил ей и сообщил, что уезжает по делам и вернется в Нью-Йорк только в самый день бракосочетания. Ему предстояло посетить ряд крупных городов Японии, а также Гонконг. Он сказал, что будет очень занят, но пообещал при возможности позвонить. Лорел приложила все усилия к тому, чтобы казаться равнодушной и беззаботной, но ее охватила паника, стоило ей положить трубку. А если эта поездка — часть дьявольского плана? Если Коннор задумал покинуть ее у алтаря и подвергнуть тем самым публичному унижению?
Чудовищное подозрение. Мог ли Коннор зайти настолько далеко? Лорел не могла не вспоминать о золотых днях, когда она восхищалась Коннором и доверяла ему безоговорочно. Во многих опасностях, через которые им довелось пройти в отрочестве, она смело вверяла ему свою жизнь. И вот теперь ей вновь предстоит вручить ему жизнь, вот только она уже далеко не так уверена в результате.
Наконец наступил день свадьбы; к этому времени Лорел уже почти неделю не имела известий от своего нареченного. Нанятый им элегантный «роллс-ройс» доставил невесту в отель «Сент-Регис», где брат с женой и детьми уже дожидались ее. Гости занимали места в небольшом, изысканно обставленном кабинете, который также выбирал Коннор. Он предусмотрел все детали — от многочисленных букетов до струнного квартета.
Представительного вида чиновник был готов выслушать и зафиксировать торжественные обеты.
Пока гости потягивали шампанское (и поглядывали на часы), Лорел удалилась в маленькую смежную комнату. Горничная, нанятая ей в помощь, назвала ее «комнатой невесты».
— Там есть потайной выход на случай неожиданного бегства? осведомилась Лорел.
— Что ты хочешь этим сказать? — грубо спросил ее Филипп.
Лайза тронула его за плечо, чтобы успокоить. В самом деле, Филипп казался куда более возбужденным, чем сама Лорел. Каждые пять минут он вынимал мобильный телефон и набирал номера квартиры и офиса Коннора. Но там никто не отвечал.
Значит, одно из двух: или Коннор появится с минуты на минуту — или не появится. Возможно, она, Лорел, заслуживает того, чтобы быть покинутой в день свадьбы. Конечно, такой оборот дела будет для нее позором, но также и колоссальным облегчением. Разве не молилась она втайне о том, чтобы какое-нибудь чудо спасло ее от этого замужества?
И все-таки некий очень тихий и искренний внутренний голос говорил ей, что, если Коннор покинет ее в этот день, она не почувствует никакой радости. Напротив, на сердце у нее будет еще тяжелее, чем в прошлый раз.
На ее плечо легла рука.
— Лорел, с тобой все в порядке?
Темноволосая красавица Лайза участливо смотрела на нее.
— Да-да, все хорошо. Наверное, здесь просто душно.
Лорел поспешно вышла из комнаты.
И сразу увидела его. Он стоял, наклонив голову, и беседовал с чиновником, который должен был совершить церемонию. Густые, недавно подстриженные волосы были зачесаны назад, и эта прическа подчеркивала резкость черт его лица.
Черный смокинг делал его еще более рослым и видным. И немыслимо красивым.
Радость, вызванная его появлением, тут же сменилась иным чувством: захватывающим дух сознанием того, что этот до головокружения привлекательный мужчина скоро будет ее мужем.
Лорел скользнула обратно в «комнату невесты», где ее поджидала Лайза.
— Коннор здесь, — ровным голосом произнесла Лорел.
Для торжества она выбрала простое шелковое платье без рукавов и с глубоким вырезом. Цвет шампанского, отменно элегантный покрой. Длинная, до пола, узкая юбка с разрезом, открывающим красивые, стройные ноги.
Лорел сделала новую прическу, благодаря чему стала выглядеть просто блистательно. Глаза ее были прикрыты короткой вуалью, которую удерживала украшенная бриллиантами заколка. Из драгоценностей на ней были бриллиантовые серьги, перстень с изумительным синим сапфиром и обручальное кольцо с алмазом, которое они выбирали вместе с Коннором. Звуки музыки известили собравшихся о том, что церемония вот-вот начнется.
Лорел не привыкла получать от мужчин дорогие подарки. В тот день, когда они отправились за кольцом, Лорел поразило неудержимое стремление Коннора угодить ей. Она была вынуждена напомнить себе, что он всего лишь играет роль. Яс но, что мужчина в его положении не может допустить, чтобы его невеста появилась на свадьбе с грошовым обручальным кольцом. К тому же, говорила себе Лорел, Коннор ощущает вину за то, что заставил ее пойти на этот сговор путем выкручивания рук, и теперь старается успокоить свою совесть, тратя ради нее большие деньги. И все-таки, когда он надел наконец кольцо на ее палец, лицо Коннора так светилось, что она почти поверила в его настоящие чувства.
Филипп подошел к ней и провел по недлинному проходу. Поднять на Коннора глаза Лорел решилась только тогда, когда Филипп оставил ее.
Коннор держался необыкновенно торжественно. Повинуясь распоряжению официального лица, он взял Лорел за руку и негромко произнес слова клятвы. Лорел отметила, что он говорил твердо и искренне. Когда же настал черед самой Лорел, то ее голос задрожал в самый неподходящий момент.
Они обменялись кольцами, после чего Коннору было позволено поцеловать невесту. Когда он склонился к ней, ее потянуло к нему словно магнитом. Она закрыла глаза и ощутила теплое прикосновение его губ. Ей стало намного легче, так как тягчайшее испытание было уже позади.
Коннор положил руку на ее талию и властно притянул к себе. А она неожиданно почувствовала, что все идет правильно. Да, разумеется, это безумие. Просто романтическая атмосфера свадьбы опьянила ее. Но на какой-то кратчайший миг Лорел погрузилась в грезу.
— Ты не пожалеешь о том, что стала моей женой, — прошептал он.
Лорел отвернулась от него.
— Коннор, исполни свои обязательства, и я исполню свои, — шепнула она в ответ.
Коннор слегка скривил губы, но все-таки, самоуверенный, как всякий новобрачный, решительно взял ее под руку и провел сквозь строй поздравляющих.
Кое-кто из гостей уже переместился поближе к изысканным закускам, шампанскому и бокалам с марочными винами.
Торжество продолжалось недолго, и довольно скоро для молодоженов настала пора покинуть гостей. Коннор и Лорел давно договорились, что в свадебное путешествие они не поедут, принимая во внимание то, что предприятие Лорел пока находится в самом плачевном состоянии. И ее это решение вполне устраивало — ей не хотелось проводить с Коннором наедине больше времени, чем диктует непреложная необходимость.
Они также условились о том, что после свадьбы Лорел переберется в апартаменты Коннора. Она даже успела переправить туда кое-что из личных вещей и не сомневалась, что после праздничного обеда они отправятся именно туда. Поэтому она была немало удивлена, когда в лифте Коннор нажал кнопку не нижнего этажа, а самого верхнего.
— Я снял для нас номер на субботу и воскресенье, — пояснил Коннор. — Не захотел совершенно лишать тебя медового месяца.
Жадный блеск его глаз гипнотизировал ее. И одновременно пугал.
Первым ее побуждением было немедленно нажать на красную кнопку аварийной остановки. Но усилием воли она справилась с подступившей паникой.
И тем не менее неожиданная перемена в планах выбила у нее почву из-под ног.
— А… почему же здесь? Я думала, мы сразу поедем к тебе.
— Здесь нам будет спокойнее.
— Но у меня нет даже одежды…
Он шагнул к ней и положил ладонь на затылок Лорел. Сильные пальцы коротко приласкали ее.
— Никакая одежда тебе не понадобится. Мы молодожены, ты не забыла?
— Коннор!..
Она приставила ладонь к его груди, чтобы удержать его на расстоянии, чтобы не позволить ему перейти к любовному акту прямо в лифте.
Но стоило ей коснуться Коннора, почувствовать сквозь тонкую белую рубашку тепло его тела, как из ее головы вылетели все слова. Она провела языком по сухим губам, и от Коннора не укрылась откровенная сексуальность этого движения. Он следил за Лорел взглядом голодного тигра.
— Ты скучала без меня? — Коннор обвил одной рукой ее тонкую талию и притянул к себе, притянул так близко, что у нее не могло остаться сомнений в силе его желания. — Я очень скучал, — прошептал он и прижался щекой к ее щеке. — Эта неделя показалась мне вечностью, так я стремился тебя увидеть. Я выбивался из сил, чтобы успеть вернуться к тебе.
Как ни сопротивлялась Лорел, но эти слова подействовали на нее, растопили ее сердце и заставили расслабиться в его крепких объятиях.
— Я уже начинала думать, что ты решил бросить меня, — призналась она.
Он рассмеялся, и этот глубокий, горловой смех успокоил ее.
— Это хорошо. Я рад, что зародил в тебе страх.
Может, от этого ты станешь больше меня ценить. На нынешнюю ночь у меня есть некоторые планы.
Лорел отчаянно старалась не дать ему догадаться, что все ее чувства вдруг вспыхнули от желания. Две недели она отгоняла от себя мысли о том, что ей предстоит вновь заниматься любовью с Коннором. Но вот настала их брачная ночь, пришла неизбежная минута.
Коннор уже вставлял ключ в замок. Он распахнул дверь, и Лорел хотела войти, но он опустил тяжелую руку на ее плечо.
— Не торопись, дорогая. Тебе разве не известно, что новобрачному полагается перенести молодую супругу через порог на руках?
— Не надо строить из себя дурака.
Лорел не хотела осквернять ритуалы, которые в других обстоятельствах символизируют настоящую любовь. Ей было невыносимо делать вид, что между ними будто бы существуют некие романтические чувства.
— Я настаиваю, — ласково, но твердо заявил Коннор.
Лорел не успела ничего сказать, как уже оказалась в могучих объятиях Коннора. Теперь ей оставалось только подчиниться. Только бы не выказать никакого отклика на его вожделеющую, довольную улыбку!
— Вот они, комнаты, в которых мы проведем наше свадебное путешествие.
Он пронес Лорел по всему номеру. Прежде всего они оказались в просторной гостиной, где перед камином, отделанным белым мрамором, расположились обтянутые атласом козетки и кресла в викторианском стиле. Матовые мраморные полы были покрыты толстыми восточными коврами с цветочным орнаментом. За этой комнатой и столовой помещалась большая спальня, в которой царствовала огромная высокая кровать.
Повсюду, куда ни падал взгляд, интерьер дополняли великолепные букеты и молочно-белые подсвечники. Единственным источником света в комнатах были зажженные свечи.
Эти пышно обставленные комнаты как нельзя лучше подходили для того, чтобы двое любящих праздновали в них свое единение, растворяясь друг в друге. Возле высокой стеклянной двери, выходившей на балкон, стоял сверкающий хрустальный столик, на котором был накрыт ужин на двоих.
Лорел нисколько не сомневалась в том, что ужин сейчас меньше всего занимает мысли Коннора.
— Ну, что ты об этом думаешь? — осторожно спросил он, заглядывая ей в глаза.
А что она могла думать? Любая женщина на ее месте была бы растрогана, видя, на какие расходы и ухищрения пошел ее молодой муж, чтобы должным образом обставить первую брачную ночь. Но Лорел знала, что для Коннора все это — не более чем декорация, а они оба — не более чем актеры, исполняющие свои роли.
Лорел быстро отвернулась. Ее вдруг охватило явственное ощущение его близости.
— Я думаю, что ты мог бы меня опустить, произнесла она вслух.
Когда ноги Лорел коснулись пола, Коннор опять крепко обнял ее, и его руки сжались на ее спине. Она положила ладони ему на грудь и, подняв голову, увидела лицо Коннора, серьезное и напряженное как никогда.
— Мне необходимо тебя поцеловать. Поцеловать по-настоящему, — тихо проговорил он.
Этот негромкий хрипловатый голос заставил ее вытянуться в струну, и, еще прежде, чем их губы соединились, Лорел почувствовала, как внутри у нее что-то вскипает. Долгими часами, лежа в постели, она раздумывала о том, как ей надлежит себя вести, что говорить и что делать. А теперь, когда пришла пора, у нее не осталось мыслей. И слов.
Мощное желание Коннора победило Лорел и повлекло к нему подобно волне, которой невозможно противостоять. Когда язык Коннора проник в ее рот, она испустила тихий стон. Сильные руки Коннора сжали на миг ее ягодицы. А потом пропутешествовали вверх, до края выреза шелкового платья, и коснулись кожи. Его долгие, неспешные поцелуи разжигали ее влечение и заглушали отдаленные голоса, напоминавшие ей о необходимости сопротивляться.
Да, отныне они — муж и жена. Да, она согласилась на то, чтобы их брак был настоящим во всех смыслах. В какое-то ослепляющее мгновение Лорел открылась правда: она жаждет любви не меньше, чем жаждет ее Коннор.
Их губы соединились. Пальцы Лорел расстегнули пуговицы на его рубашке. От галстука он уже успел освободиться, и теперь ее ладони беспрепятственно легли на его грудь.
Коннор застонал от глубочайшего удовольствия, когда губы Лорел повторили путь ее смелых пальцев. А его руки тем временем сжали обе ее груди, и широкие большие пальцы прошлись по самым чувствительным зонам. Голова Лорел запрокинулась назад, и она ахнула от наслаждения.
По ее телу разлился поток расплавленного золота, и ее ноги внезапно (о, до чего же это сладостно!) ослабли. Коннор склонил голову, и его губы тронули сначала один сосок, затем другой, дразня ее тело сквозь тонкий шелк. Отдаваясь небывалым ощущениям, Лорел вцепилась в плечи Коннора, чтобы не упасть.
Смутно Лорел сознавала, что уже давно мечтала испытать это снова, хотя бы еще раз в жизни узнать любовь Коннора. Пусть даже это было бы самым неверным из всех возможных исходов.
— Никогда, никогда я не хотел женщину так, как хочу тебя, Лорел, — тихо говорил Коннор. — Но я ни за что не стану принуждать тебя. Так что скажи, если ты не хочешь.
Лорел была не в силах разговаривать; она только кивнула и уткнулась лицом в его плечо.
Вдруг он отстранился и приподнял пальцами ее подбородок, чтобы посмотреть ей в глаза.
— Мы же договорились… как все у нас будет, прошептала она прерывающимся голосом.
— К черту договоры, — резко отозвался Коннор. Только скажи, чего ты на самом деле хочешь.
Его взгляд был прикован к ней. Вправду ли в его глазах мелькнула затаенная боль? Или это всего-навсего отблеск свечи?
— Да, — шепнула Лорел.
— Что — да? — пытал ее Коннор.
— Да… я хочу… хочу лечь с тобой в постель, выдавила из себя она. Я достаточно ясно выразилась?
— Предельно.
Его лицо опять приблизилось, и Лорел прочла на нем то ли сожаление, то ли смирение. Но тут же на нем появилось выражение безграничного желания. Ее губы снова оказались накрыты его губами, и это было похоже на спичку, брошенную в пороховую бочку. Страсть обоих вспыхнула ярко-белым, всепожирающим пламенем.
Какой-то дальней частью сознания Лорел уловила, что они с Коннором, не прерывая поцелуя, двинулись в спальню. Поцелуй и ласки все продолжались, языки сливались в жаркой, чувственной пляске. Лорел ощущала в себе болезненно ноющее желание, глубинный голод, который может быть удовлетворен лишь полнейшим единением с мужчиной, который так крепко сжимает ее в своих объятиях. Она ощутила, как Коннор опускает ее на кровать, и до нее донесся ее собственный вздох — вздох покорности… и насыщения. Она чувствовала растущую мощь его поцелуя и слышала его ответный стон, означавший высшее наслаждение.
Сильные руки скользнули вдоль стройного тела и освободили от прикосновений шелковой материи это Коннор ловко снял с нее свадебное платье. На мгновение он поднял голову, чтобы полюбоваться ею, и Лорел затаила дыхание. Она очень хорошо знала, что нравится Коннору (несколько раз он даже говорил, что видит в ней красавицу), и все-таки до сих пор испытывала робость, явившись его взорам неодетой. Тем более что они были в разлуке столько лет. Но написанное на его лице неподдельное влечение уничтожили все ее страхи.
— Лорел, как же ты прекрасна, — хрипло проговорил он и вновь нашел губами ее губы. — Наверное, я не имею права на тебя. Но остановить меня уже ничто не сможет.
Эти исполненные восхищения слова тронули Лорел. Пусть он не любит ее по-настоящему, все равно его комплименты много значат для нее. Она изогнулась так, чтобы быть ближе к нему, обвила ногами его ноги…
— Не смей останавливаться, — после паузы шепнула она ему в ухо.
Коннор бормотал какие-то счастливые слова, а теплые губы между тем двигались все ниже. Вначале они захватили сквозь кружево бюстгальтера один затвердевший сосок, потом другой. Острое наслаждение пронзило все тело Лорел. Она перевела дыхание и вцепилась пальцами в густые волосы Коннора. Его крупные ладони исследовали теперь ее талию, бедра; пальцы нащупали кружевную оторочку чулок. Он стягивал с нее чулки, не забывая проводить кончиками пальцев по бедрам, и пламя разгоралось в ней все сильнее. Руки Лорел проникли под рубашку Коннора, добрались до мускулистой груди, потом до спины. Его тело мало изменилось за годы, прошедшие с той ночи, когда Лорел в первый раз любила его. Разве что оно казалось ей теперь еще более желанным.
Лорел втайне торжествовала, вновь обретая тело Коннора. А его руки творили чудо, исследуя ее тело, и она таяла, окунаясь в такое наслаждение, которого не могла ей нарисовать самая смелая фантазия. Лорел покрывала поцелуями крепкую грудь Коннора, находила его соски, ласкала их языком и чувствовала, как он трепещет от удовольствия, от нетерпения. Ее ладони любовно скользили по его плоскому, упругому животу, потом двинулись ниже, ощутили его мужественную твердость.
Коннор издал горловой стон — глубокий, счастливый; и Лорел воспряла духом, почувствовав силу своего воздействия на него. Ей внезапно захотелось подарить ему удовольствие, помочь ему взмыть к вершинам страсти, туда, где им уже довелось побывать однажды. Никогда еще ни один мужчина не вызывал у Лорел такого отклика, как Коннор. Никогда еще она не была так разгорячена и столь свободна. Неважно, что стоит за их актом любви в эту ночь — и впоследствии, на всем протяжении их супружества. Находясь в объятиях Коннора, Лорел знала, что они идеально подходят друг другу. Коннор — тот единственный мужчина, который может увлечь Лорел туда, куда не простираются самые безудержные ее фантазии.
Когда Лорел судорожно старалась расстегнуть ремень Коннора, он неожиданно сел, быстро освободился от рубашки и брюк, вгляделся в глаза Лорел, и его изумительное тело накрыло ее. Их губы опять встретились, и Лорел, захваченная бурей эмоций, уже лишь смутно сознавала, что Коннор снял с нее трусики. Его ритмические прикосновения были настолько совершенны, настолько захватывающи, что Лорел не понимала, как осталась жива.
— Я хочу, чтобы тебе было хорошо, — шептал он в то время, как она изгибалась под его ласками.
— Уже, Коннор, уже, — сумела выдохнуть Лорел в одном из промежутков между стонами.
Она чувствовала, как он входит в нее, поначалу медленно. Ее руки все сильнее сжимались вокруг него. И она, и Коннор двигались синхронно, вне времени. Лорел уткнулась в плечо Коннора.
Их страсть поднималась к все более и более головокружительным высотам, соединяла их с неодолимой силой, одаривала незабываемыми чувствами, и Лорел хотелось, чтобы это продолжалось бесконечно. Но вдруг ее охватил взрыв восторга, и каждое нервное окончание в теле воспламенилось. Она припала к Коннору, трепеща каждой клеточкой. Он сделал одно мощное движение и распалил ее еще сильнее. Но вот наконец он также достиг пика, издал глубокий горловой стон и в изнеможении рухнул рядом с ней, властно сжимая ее в объятиях.
Лорел дремала на груди Коннора. Глаза его были закрыты, и по глубокому дыханию можно было бы заключить, что он уснул, если бы его рука не продолжала ласково гладить ее по волосам.
— Твоя любовь — это что-то потрясающее, — тихо проговорил он. — Это даже лучше, чем в прошлый раз; а я и не знал, что такое возможно.
Лорел в душе полностью согласилась с ним, 1-хотя и стеснялась признать это вслух. Она только пробормотала что-то неразборчивое и погладила его грудь.
— А лучше всего то, что нам не придется ждать семь лет до следующего раза, — продолжал Коннор, словно бы только сейчас осознав это обстоятельство.
Лорел весело рассмеялась.
— Тонко подмечено.
— Честно говоря, — мягко заметил Коннор, нам вообще незачем ждать.
Лорел ощутила весомое подтверждение его неугасшего желания, и в ней стал подниматься ответный огонь. Ответила она Коннору не словами, а любовным прикосновением. Ее неутомимые руки и губы говорили ему, что она не желает ждать ни единого мгновения, и ей абсолютно необходимо, чтобы он немедленно оказался внутри.
Коннор медленно приходил в себя.
Первым его желанием было притянуть ее еще ближе, сжать ее. Но он не шевельнулся, так как понимал: стоит ей проснуться — и разумное, рациональное начало возьмет в ней верх, и тогда она отдалится от него, как физически, так и эмоционально. Возможно, даже раскается в том, что занималась с ним любовью с такой открытостью, с таким самозабвением.
Будучи не в силах отказать себе хотя бы в одном легком прикосновении, Коннор провел кончиками пальцев по прекрасной золотой пряди волос Лорел. Может ли женщина презирать мужчину — как Лорел, судя по всему, презирает его, — и в то же время с такой страстью и жадностью предаваться любви с ним? Должно быть, может, решил про себя он. Но не Лорел. Не его Лорел. Она не была такой в те времена, когда он ее знал. Не такова она и сейчас.
Накануне его очень беспокоило, как пройдет их первая брачная ночь. Коннор невероятно желал Лорел и всерьез страшился вести ее в постель. Он не знал, на что бы он решился, если бы она отказала ему. Долгая, одинокая прогулка по улицам города в холодную ночь, первую ночь после свадьбы — вот вероятный вариант. Коннор знал, что не позволил бы себе близости с Лорел, если бы она проявила хотя бы малейшее колебание.
К счастью, Лорел ему не отказала. Правда, не стала выражать свое желание высокими словами, как вспомнилось Коннору. Но во всяком случае, призналась, что тоже хочет его. Это уже начало. Маленький шаг на пути к вершинам. На пути, который порой представлялся ему не менее пугающим, чем восхождение на Эверест. Но он будет одолевать этот путь мало-помалу, изо дня в день. Каким-то чудом Лорел вернулась в его жизнь. И свершилось еще большее чудо — она стала его женой. И в распоряжении Коннора есть год, чтобы убедить ее в том, что он любит ее больше всего на свете.
Он пытался объясниться по поводу своего поведения, которое привело к разрыву их отношений.
Пытался понять, почему она считает пострадавшей себя. Но она отказывалась говорить с ним на эту тему. В чем-то она уже не та Лорел, которую он знал когда-то. Она куда менее доверчива, куда менее откровенна в том, что касается ее чувств.
Изменил ли ее брак с Парсоном? Коннор слышал, что бывший муж Лорел не был ей верен, и ненавидел его за это. И все-таки Коннор не был безусловно уверен, что причиной перемены в Лорел был Парсон. Когда Лорел заговаривала о прошлом, то Коннор чувствовал ее горечь, как ни старалась она скрывать свои чувства. Лорел казалась обескураженной. Даже печальной. И циничной.
Теперь Коннор поверил ее утверждению о том, что она не читала его письма и даже не знала о его существовании. Не исключено, что в исчезновении письма повинен отец Коннора. Отец знал о том, что в ту ночь Коннор был на берегу с Лорел. Коннора не оказалось дома в тот час, когда вечеринка должна была давно закончиться, и Оуэн отправился на поиски сына. Он был сторожем поместья, и ему не в диковинку было поздним вечером обходить владения.
Когда Коннор вернулся, Оуэн уже ждал его.
Их перепалка была острой и бескомпромиссной.
Оуэн высмеял сына, сказав, что нужно быть идиотом, чтобы вообразить, будто такая богатая девушка, как Лорел, может положить глаз на нищего. Да если бы она и решилась сбежать с Коннором, продолжал Оуэн, долго ли эта связь продлилась бы? Сколько времени сможет она обходиться без шикарной жизни, к которой привыкла? Когда все эти аргументы решимость Коннора не поколебали, отец стал напирать на чувство ответственности. Прежде всего по отношению к Чарлзу Сатерленду, который, как утверждал Оуэн, будет убит предательством Коннора.
— Ясно, сейчас он считает тебя хорошим парнем. Но неужели ты думаешь, что ее отец похлопает тебя по спине и предложит гаванскую сигару за то, что ты соблазнил его дочь накануне свадьбы с человеком, у которого денег хватит, чтобы десять раз купить тебя с потрохами? — говорил Оуэн с жестким смешком. — А я? Обо мне ты хоть раз подумал? Или у тебя на уме было только удовольствие? Ты же понимаешь, меня вышвырнут с работы. Почти двадцать лет я только и знал, что служил богатым мерзавцам! И он обещал мне пенсию, если я проработаю у него до старости… И ты полагаешь, он станет платить чистоганом отцу мальчишки, который погубил жизнь его дочери?
Спор Коннора с отцом продолжался до рассвета.
Настал миг, когда он уже не в силах был слушать. Отец всю жизнь бранил Коннора за то, что он называл возвышением в обществе. Можно подумать, всякое занятие, за исключением рыбной ловли и ремонта автомашин, — смертный грех. Оуэн много раз предупреждал Коннора о том, что панибратство с Сатерлендами не доведет до добра.
Они могут быть с ним добры и ласковы, но когда-нибудь, в решающий момент, вышвырнут его за ухо как паршивого пса. Оуэн говорил, что богачкам мужчины нужны исключительно как игрушки, как средство от скуки.
Коннор отчаянно старался сопротивляться жестоким словам отца, но скептицизм и цинизм Оуэна капля за каплей подтачивали светлые иллюзии.
Он счел, что опасения отца имеют под собой некоторые основания. Доля истины, по его мнению, заключалась в том, что Лорел должна быть свободна в своем выборе, и Коннор не имеет права оказывать на нее давление. Тогда он и написал Лорел письмо, в котором излил душу, в самых недвусмысленных выражениях заверил ее в своей любви, но при этом заявил, что она по-прежнему вольна сдержать слово, данное Тодду.
Рано утром Коннор упаковал вещи и оставил родительский дом. Письмо он подсунул под парадную дверь дома Лорел, не сомневаясь, что либо она сама найдет конверт, либо кто-нибудь из домочадцев передаст его по назначению.
Он возвратился в Нью-Йорк… и принялся ждать. Ждать звонка или письма от Лорел. Хоть какого-то отклика. Но не последовало ни слова.
Коннор думал о том, чтобы позвонить Лорел, но затем пришел к выводу, что ее молчание достаточно красноречиво. Две недели спустя он нашел в светской хронике «Нью-Йорк тайме» извещение о свадьбе Лорел. Он бросился в ванную, где его немедленно вырвало.
Много чего он испытал тогда, невесело думал Коннор сейчас. Гнев, смущение, обиду. Потом он уверял себя, что никогда не испытывал к Лорел ничего по-настоящему серьезного. Все эти годы он силился забыть Лорел, свести к минимуму ее значение в своей жизни. Но другая женщина так и не заняла ее место.
Теперь она не такая, как та девушка, которую он любил.
Но перемены, охладившие ее душу, каким-то образом заставили его полюбить Лорел еще сильнее. И сейчас он намерен вернуть ее прекрасной улыбке блеск счастья и искренность. Его любовь возродит Лорел.
Год — достаточный срок, мысленно твердил Коннор. Во всяком случае, ее все еще влечет к нему, и ночь их любви была еще более захватывающей, чем прежде. Это значит, что какие-то чувства к нему она все еще испытывает. Теперь Коннор ощущает ее своей подлинной женой. Он самый удачливый человек на земле. И самый счастливый.
И ее Коннор сделает счастливой. Пусть она будет противиться ему, но он победит. Он вновь завоюет ее доверие, уважение, ее глубокую, верную любовь. Теперь жить без нее Коннор не сможет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Единственный - Литл Кент

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Единственный - Литл Кент



И где такие мужчины водятся, а девка еще и выделывается
Единственный - Литл КентЛена
20.07.2012, 16.44





Перечитывала.Роман отличный.Мне он нравится.Пусть короткий,но всего достаточно.Советую прочесть,ни чем не хуже коротких из топ 100.
Единственный - Литл КентКэт 63
13.07.2013, 23.13





ne ploxo! Mojno pochitat odin raz, esli u vas malo vremeni na chto to bolee stoyashee!
Единственный - Литл КентAndreevna
14.07.2013, 16.38





Терпеть не могу упертых дурочек!!!! Неужели большая часть американок такие, как описано в романе?!!!
Единственный - Литл КентВАЛЕНТИНА
13.03.2014, 6.55





Не люблю таких Гг-нь. И хочется и колется, и мама не велит, а он гад такой "люблю" не говорит.
Единственный - Литл Кентиришка
23.04.2016, 20.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100