Читать онлайн Единственный, автора - Литл Кент, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственный - Литл Кент бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственный - Литл Кент - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственный - Литл Кент - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литл Кент

Единственный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— Наверное, поздно легла?
Эти слова Лорел услышала от Эмили, своего секретаря, едва переступила порог кабинета.
Лорел проспала, а такси, на котором она ехала на работу, попало в пробку. Она уже издергалась и изнервничалась, хотя не было еще и половины десятого.
— Я плохо спала, — призналась Лорел, — вот и не услышала будильника.
Она села за стол и взяла огромную кружку дымящегося черного кофе. Его запах помог ей прийти в себя. Она так нуждалась в хорошей дозе кофеина, что не обратила внимания на выразительное покашливание Эмили.
Наконец Лорел подняла голову и спросила:
— Эм, ты мне что-то хочешь сказать?
— Лорел, ты, наверное, действительно не в себе, раз даже не заметила, что на столе у тебя цветы.
Лорел огляделась. Боже правый! У нее на столе огромный букет, словно перекочевавший в Нью-Йорк из джунглей. В прострации Лорел разглядывала причудливое сочетание миниатюрных орхидей, грациозных бугенвиллей и других экзотических цветов, названия которых не были ей известны.
— Там есть конверт, — указала ей Эмили.
— Да-да, я вижу, — отозвалась Лорел, но не сделала попытки вскрыть его.
— Эта оранжерея имеет отношение к твоим ночным похождениям? — весело поинтересовалась Эмили.
— Как тебе сказать… Боюсь, что имеет. Но это не то, что ты думаешь, поспешно пояснила Лорел.
Она вздохнула, взяла небольшой конверт и вынула из него листок бумаги. «Думаю о тебе.
Коннор». Вот и все, что было там написано.
Да, она тоже о нем думала, хотя, пожалуй, не с такой теплотой.
Пронзительной трелью зазвонил аппарат внутренней связи. Только тогда Лорел вспомнила, что накануне не перезвонила Филиппу.
— Ты не могла бы все это убрать? — обратилась она к Эмили. — Поставь их в приемной или в кафетерии… В общем, где хочешь.
Эмили с удивлением взяла букет.
— Но, Лорел…
— Прошу тебя, убери их от меня.
Лорел торопливо взяла трубку. Не успела она поздороваться с Филиппом, как он засыпал ее вполне предсказуемыми вопросами.
— Ты представляешь, какую ночь я провел? кричал он ей в ухо. — Я уснул у телефона, дожидаясь твоего звонка! Я же измучился! Чуть не рассказал обо всем Лайзе.
У Лорел едва не сорвалось с языка, что, если бы его брак стоил хоть десять центов, он давно бы доверился жене.
— Я задержалась дольше, чем рассчитывала, спокойно произнесла она.
— Что ж, хороший признак, — пробормотал Филипп. — То есть, я хочу сказать… Как мне это понимать? Это действительно хороший признак?
Лорел, есть хоть какая-то надежда?
По дороге Лорел успела тщательно обдумать, что она скажет брату. И все же лгать оказалось мучительно трудно.
— Коннор ясно дал понять, что ему было бы непросто нам помочь. Издержки слишком велики, скрыть их практически невозможно. И он должен думать о своей репутации.
— Да к черту его репутацию! К чертям летит вся моя жизнь. Плевать я хотел на его репутацию!
Во время этой вспышки ярости Лорел отвела трубку от уха.
— А теперь, Филипп, я попрошу тебя успокоиться, — сказала она. — Еще Коннор сказал, что, может быть, и согласится заключить с нами сделку. Но свои условия он не назвал.
— Кто знает, может, захочет, чтобы мы передали ему всю фирму в собственность, — проворчал Филипп. — Этот тип никогда не упускал своей выгоды.
— Не думаю, что он хочет получить нашу фирму. Во всяком случае, ни о чем подобном речь не шла, — сказала Лорел, на этот раз не кривя душой.
Невзирая на возникшее предубеждение против Коннора, Лорел поморщилась от саркастических замечаний Филиппа. Ей даже захотелось защитить Коннора, и она не на шутку рассердилась на брата за его несправедливые обвинения. Но если она подозревает Коннора в жестокой мстительности, отчего же ей быть столь снисходительной к нему?
Злобный голос Филиппа снова привлек ее внимание, и она постаралась сосредоточиться на его словах.
— И когда же он скажет тебе, что он для нас припас? Сама знаешь, я не могу ждать бесконечно!
— Скоро, скоро скажет, — пообещала Лорел.
Она понимала, что ожидание для него мучительно, но не решалась открыть ему правду. Филипп начнет осаждать ее, умоляя, чтобы она согласилась на брак, будет давить на ее чувство ответственности и заставит почувствовать себя виноватой.
— Сделай что угодно, только поторопи его, просил Филипп. — Лорел, я не могу с этим жить. Я не могу есть, не могу спать. Он вынимает из меня Душу.
— Я знаю, как тебе тяжело. Но скоро мы получим ответ.
Она услышала неопределенный звук в трубке.
Но этот звук уже был ей знаком. Это Филипп бросил в рот таблетки и запил их водой.
— Филипп, что ты принимаешь? — осведомилась она.
— Транквилизатор. Очень легкий, — заверил ее брат. — Он мне совершенно не помогает. Надо будет сходить к врачу, чтобы прописал что-нибудь посильнее.
Лорел встревожилась. Нервы Филиппа в очень плохом состоянии. Страшно подумать, что может случиться, если в его распоряжении окажется лекарство сильнее, чем аспирин. По возможности ровным голосом она попыталась уговорить его не принимать больше медикаментов.
— Филипп, это неразумно. Лучше выйди на воздух и прогуляйся. Тебе не стоит сегодня работать.
— Да, наверное, так и сделаю, — буркнул Филипп.
Они обсудили еще два или три деловых вопроса, и он отключил связь.
Лорел подумала о том, чтобы позвонить Лайзе.
Вовсе не обязательно выдавать Филиппа, но не помешает, если Лайза будет знать, что он нуждается в особом внимании, потому что в эти дни у него сильнейший стресс. Она набрала домашний телефон брата, и экономка сообщила ей: миссис Сатерленд нет дома и вернется она только поздно вечером.
Следующая мысль Лорел была о лечащем враче Филиппа. Она сознавала, что звонок врачу означает вторжение в частную жизнь, но искренне полагала, что суждения Филиппа сейчас нельзя принимать в расчет. Он на грани срыва и может серьезно навредить себе. Но и этот звонок не принес результатов. Врач был занят, и Лорел оставалось только продиктовать свой номер телефона и попросить, чтобы врач по возможности позвонил ей до конца дня.
Дальше Лорел упорно трудилась, едва выкроив время на то, чтобы перекусить. Она была удивлена, когда Эмили возникла перед ней в пальто и шляпе. Она увидела, что январский вечер давно наступил и за окном темно.
— Я оставила красную папку с письмами. Тебе надо их подписать, сказала ей Эмили.
— Спасибо. — Лорел взяла со стола папку и улыбнулась. — Желаю приятно провести вечер. До завтра, Эм.
— Ой, чуть не забыла. — Эмили вернулась к своему столу, взяла розовый листок и протянула его Лорел. — Тебе звонили, ты тогда говорила по другому телефону, а мужчина попросил тебя не отрывать. Он сказал, что останется на месте по крайней мере до шести, и будет хорошо, если ты ему перезвонишь.
Как Лорел и подозревала, звонил Коннор. Он предлагал ей поужинать с ним. Что ж, звонить ему она не намерена.
Чувствуя на себе любопытный взгляд Эмили, она отложила листок в сторону, воздержавшись от пояснений. Они попрощались, и Эмили ушла из офиса.
Лорел продолжала работать, когда зазвонил телефон. Она сначала подумала, что не стоит брать трубку, но, взглянув на часы, увидела, что уже восьмой час. По всей вероятности, это не может быть Коннор, решила она. Возможно, это врач Филиппа, а с ним нужно поговорить.
Она удивилась, услышав голос Коннора.
— Что-то ты засиделась на работе, — сказал он. Завтра тоже будет день.
— Спасибо за информацию, — сухо ответила она.
Вместо того чтобы обидеться, он засмеялся.
— Лорел, не хочешь поужинать со мной? И не говори мне, что не хочешь есть. Ты не могла не наработать аппетит. Я хочу поговорить начистоту.
Кажется, вчера я нагородил огород…
— Вот как? Это означает, что ты берешь назад свое предложение?
Она не смогла бы ответить, из-за чего ее сердце забилось с удвоенной силой.
— Никоим образом, — жестко сказал Коннор. Просто мне показалось, что вчера я мог бы изъясняться… более убедительно.
— Коннор, на мой взгляд, ты высказался предельно ясно.
— Ты еще раз подумала над тем, что я сказал? тихо спросил он.
— Весь день только об этом и думала. Как же иначе?
— Твой ответ неизменен?
Он по-прежнему говорил невозмутимо. И все-таки — не послышался ли в его голосе легкий трепет, когда он задавал этот вопрос? Или ей показалось?
— Даже не знаю, — призналась Лорел. — Послушай, я, конечно, должна настаивать на своем решении. Но вмешиваются другие соображения. Дело касается не меня одной, — пояснила она, думая о Филиппе и его близких. Коннор, ты не хуже меня знаешь, у кого в этой игре козырная карта.
Она услышала глубокий вздох.
— Лорел, я очень хочу тебя увидеть. Мне нужно поговорить с тобой, посмотреть в глаза. Хотя бы несколько минут. Я должен еще кое-что объяснить…
— Не о чем больше говорить, — отрезала Лорел. Мне необходимо еще подумать. По крайней мере ночь. Утром я дам тебе ответ.
Не прощаясь, она положила трубку.
Она обнаружила, что сосредоточиться на работе уже невозможно, поэтому собрала вещи и вышла из кабинета. Тут же вспомнила, что должна оставить Филиппу проект одного договора, поэтому зашла в приемную его кабинета и оставила у секретаря бумаги с соответствующей запиской.
Секретарша Филиппа давно ушла, и в кабинете было темно. Вот только из-под двери ванной комнаты пробивалась тонкая полоска света.
Вначале Лорел не обратила на свет внимания и уже сделала шаг к лифту, но потом все-таки решила проверить. В любом случае, нужно погасить оставленный по ошибке свет.
Она пересекла темный кабинет, и холодок почему-то прошел по ее коже. Она заметила, что стол Филиппа непривычно пуст; от обычного хаоса бумаг и папок не осталось и следа.
На поверхности стола одиноко белел конверт, прижатый серебряным письменным прибором.
Лорел задержалась на секунду и разглядела на нем свое имя, выведенное четкими буквами. Она протянула руку к конверту, но тут до ее слуха донесся шорох из ванной.
Она быстро перевела дух и распахнула дверь.
Увы, сбылись ее худшие опасения: брат лежал на полу. Лорел не смогла определить, без сознания он или всего лишь крепко спит. В воздухе стоял густой запах алкоголя. Оглядевшись, она заметила в углу пустую бутылку из-под дорогого виски.
А на умывальнике выстроились янтарные бутылочки с приклеенными к ним рецептами.
— Боже милостивый! — ахнула Лорел.
Что же он сотворил с собой? Она опустилась на колени и дотронулась до его горла. Пульс был спокойным и ровным, за что Лорел не преминула вознести благодарственную молитву.
Вспомнив то, чему ее учили на занятиях по оказанию первой помощи, она первым делом проверила его зрачки. По всей вероятности, он не свалился без чувств, а попросту заснул пьяным сном.
Лорел расстегнула ему воротник и рывком усадила, прислонив спиной к стене.
— Филипп!
Она слегка шлепнула его по щеке, на что он только мотнул головой. Она ударила еще раз. Он не ответил, и тогда она смочила полотенце и приложила к его лбу.
— Филипп, это я, Лорел. Ты можешь говорить?
Он застонал, что обрадовало Лорел.
— Эй, открой же глаза!
— Оставь меня в покое, — проговорил Филипп заплетающимся языком. Нетвердой рукой он попытался оттолкнуть ее. — Уходи. — Глаза его открылись, он с усилием взглянул на нее и снова обмяк.
— Филипп, ты принимал лекарства? — Он не ответил, и Лорел с силой тряхнула его за плечи. Принимал, Филипп? Я должна знать.
Он опять застонал.
— Нет. Только выпил. — Он опустил голову и ткнулся лицом в ладони. — Я негодяй, вот тебе и весь сказ…
Испустив вздох облегчения, Лорел поправила мокрое полотенце, после чего проверила пузырьки, чтобы убедиться в том, что Филипп говорит правду.
Как она и опасалась, все рецепты выписаны сегодня. Препарат гораздо более сильный, чем его обычное успокоительное. Она не очень-то разбиралась в медицине, но понимала, к какой трагедии может привести передозировка. Впрочем, все пузырьки вроде бы полны до краев. И все-таки, глядя на брата, она не могла не содрогнуться. Могильный холод внезапно пронизал ее.
Бедный, бедный Филипп. Его недостатки известны ей лучше, чем кому бы то ни было. Но она жалеет его и хочет ему помочь. Он ее брат. Родителей уже нет, и теперь он — ее ближайший родственник. И ее долг — защитить его, сделать все, что в ее силах.
Филипп застонал, помотал головой, снял со лба мокрое полотенце и расстелил его на полу.
— Как же мне плохо, — пробормотал он.
Лорел опять опустилась на колени возле него.
— Тебе нужен врач. Сейчас я вызову «скорую помощь».
Он вскинул голову и посмотрел на нее налитыми кровью глазами. А потом засмеялся ей в лицо:
— Милая моя, я просто пьян. И не надо ставить на уши весь мир. Самая банальная пьянка. Хотя ты, моя Лорел, в таких вещах ничего не понимаешь. Он кивнул, словно желая подтвердить свою правоту. — Ведешь жизнь затворницы.
Конечно, она не раз видела пьяных. Но в такой степени пьяного человека ей еще не приходилось видеть.
— Филипп, ты уверен, что принимал только алкоголь?
Она попробовала помочь ему подняться на ноги.
— Слово скаута.
Он попытался сделать соответствующий знак, но не совладал с пальцами.
— Хорошо, хорошо. Пойдем домой. Для Лайзы придумаем какое-нибудь объяснение.
— Ну да, еще Лайза. Мы уж Лайзе наплетем, согласился Филипп. — Можешь не сомневаться, подтвердил он неизвестно зачем. Лорел опустила его в кресло, как тряпичную куклу, потом набросила пальто ему на плечи. — Ты друг, Лорел. Я тебе когда-нибудь говорил? Ты настоящий друг. Не знаю, что бы я без тебя делал.
Каким-то образом Лорел сумела провести его к лифту. Едва они приблизились, кабина остановилась на их этаже, и навстречу выбежали двое охранников. Лорел сообразила, что они на своем мониторе увидели, с какими трудностями она столкнулась. Оба парня давно работали в компании, и Лорел знала их по именам.
Убедившись в том, что Филипп не нуждается в медицинской помощи, они втолкнули его в лифт.
Спустившись на первый этаж, Лорел взяла такси, и охранники помогли ей усадить Филиппа в машину. По дороге он временами что-то бормотал, но по большей части сидел с закрытыми глазами.
Лорел была рада тишине. Ее все еще трясло при мысли о том, какой участи избежал Филипп. Она то и дело взглядывала на него и видела, что он раскинулся на сиденье и спит как младенец.
Наутро у него будет зверски болеть голова, но никакого существенного ущерба своему здоровью он не причинил. На этот раз, тут же напоминал ей внутренний голос.
В шикарном доме на Парк-авеню два швейцара поспешили на помощь Лорел. Они извлекли Филиппа из машины и проводили до самых дверей квартиры. По счастью, дети уже крепко спали, а Лайза была с подругой на балете, поэтому Лорел отвела Филиппа в его спальню, избежав долгих и нудных объяснений.
Во время недолгой поездки домой Лорел рассеянно разглядывала городские пейзажи. События этого вечера высветили ситуацию с предельной ясностью. Теперь ей было очевидно, как она обязана поступить. От нее зависит жизнь Филиппа. На карту поставлено также благополучие его жены и детей. Пусть предложение Коннора представляется ей немыслимым, все же она должна стиснуть зубы и принять его.
Завтра утром первым делом следует позвонить Коннору. А то и сегодня, если только сейчас не слишком поздно. Нужно незамедлительно обсудить все нюансы соглашения. Коль скоро Коннор осмелился выдвинуть такое жестокое требование, она, в свою очередь, имеет право поставить некоторые условия.
Лорел расплатилась с водителем такси и рассеянно направилась к дому, не обратив внимания на фигуру, маячившую у подъезда. Но неизвестный человек двинулся ей навстречу и встал у нее на пути. Лорел взглянула на него и в удивлении вскрикнула.
Это был Коннор. Стоит на холодном ветру и дожидается ее. Причем дожидается уже долго, если судить по его всклокоченным волосам и раскрасневшимся щекам.
— Что ты здесь делаешь? — спросила она.
— Теплое приветствие, нечего сказать, — пробурчал Коннор. — Тебя жду, естественно.
Несмотря на его грубоватый тон, Лорел видела, что он рад встрече. Ей сразу же захотелось пригладить ему волосы и провести пальцами по его худым щекам, покрытым легкой щетиной. Ну почему он всегда настолько неотразим? Символ мужественности и привлекательности!
— Пригласишь меня подняться? — спросил Коннор.
— Нет, — решительно ответила Лорел.
Остаться в своей квартире наедине с Коннором? Нет, это неприемлемо. Тем более неприемлемо, если она намерена принять его предложение. Не исключено, что он поймет ее приглашение в ложном смысле. Кроме того, Лорел в глубине души сознавала, что, если он опять попытается поцеловать ее, у нее не достанет твердости, чтобы противостоять ему.
— Лорел, мне очень нужно поговорить с тобой.
Я не отниму у тебя много времени.
— Я тоже хочу с тобой поговорить, — ответила она. От нее не укрылось, что он в удивлении вскинул густые брови. Но от вопросов он воздержался. Здесь на углу есть маленькое кафе. Тихое, без претензий. Мне кажется, там можно было бы побеседовать.
— Отлично. Веди меня.
Путь до кафе занял несколько минут. Лорел не была расположена к бессодержательной болтовне. Странные чувства овладели ею. Были времена, когда идти бок о бок с Коннором было для нее так же естественно, как дышать. А сейчас она не могла не ощущать его близости, близости мужчины, шагающего в такт ее шагам. Прохожие наверняка принимают их за влюбленную парочку. Когда-то, очень давно, ей хотелось именно так представлять себя и Коннора.
Пора привыкать, шепнул ей внутренний голос.
Погруженная в эти невеселые раздумья, Лорел вошла в кафе и проследовала к угловому столику.
Она предполагала, что Коннор сядет напротив, но он устроился рядом. Столик был совсем небольшой, так что их плечи почти соприкасались. Тут же возник официант с меню. Коннор и Лорел изучили список блюд, но заказали только по бокалу вина.
Неожиданно Лорел почувствовала, как она вымотана. Наверное, это отразилось на ее лице, так как Коннор заговорил не сразу. Он взял ее руку, сжал ее в своих ладонях и сказал:
— Плохо спала вчера?
— Глаз не сомкнула.
Ну почему этот человек выбирает самые неподходящие минуты, чтобы показать себя добрым и ласковым? Разве не сознает, что он — враг?
— И я тоже, если это может служить тебе утешением. — Он опустил голову и погладил ее пальцы. — Признаю свою вину. Я расстроил тебя вчера.
Говорил то, что думал, но, наверное, мне следовало бы высказаться… в иной форме…
— Коннор, если ты имеешь в виду сделку, которую мне предложил, перебила его Лорел, — то не надо подслащивать пилюлю. Вчера ты разговаривал, во всяком случае, прямо и не делал вида, что за твоим предложением стоят какие-то подлинные чувства.
В полумраке зала было трудно рассмотреть, но Лорел могла бы поклясться, что Коннор вздрогнул. Хотя он и не отпустил ее руку, его пальцы застыли.
— Значит, если я захочу расставить акценты иначе… Скажем, если осмелюсь утверждать, что некие подлинные чувства есть, ты сочтешь, что я лгу? Подслащиваю пилюлю? Так?
У Лорел внезапно пересохло в горле, и она смогла только утвердительно кивнуть.
— Да будь я проклят… Ну, в любом случае я должен высказаться. Когда ты вышла замуж за Парсона, я отчаянно старался тебя забыть. И это было тяжело. Не знаю даже, насколько мне это удалось. А когда мы с тобой опять увиделись в вашей конторе несколько дней назад, я был уже не в состоянии не думать о тебе. Бог свидетель, ты, Лорел, всегда оставалась в моем сердце. Все эти годы я лгал самому себе. Будто бы мне нет дела…
— Замолчи. Замолчи, пожалуйста.
Лорел зажала ладонями уши и закрыла глаза.
Эти, именно эти слова она жаждала услышать. Но слишком поздно.
Нет, это невыносимо. Сначала валандаться с Филиппом, потом оказаться лицом к лицу с Коннором. И вот он с влекущей нежностью смотрит на нее и говорит слова, которые, наверное, могли бы вылечить ее разбитое сердце.
Но он-то полагает, что она намерена отказать ему. Он представления не имеет о том, что она намерена согласиться.
Лорел почувствовала, как слезы текут по щекам. Она оплакивала утраченную любовь. Что бы Коннор ни говорил, сердцем Лорел знала, что он не любит ее по-настоящему.
Она сглотнула и высвободила руку. Ей стоило большого труда овладеть собой.
— Не нужно… притворяться, Коннор. Я передумала. Я стану твоей женой.
Его темные брови взметнулись кверху.
— Мне казалось, сегодня днем ты говорила…
— Неважно, что я говорила раньше, — перебила его Лорел. — Сейчас я даю тебе окончательный ответ.
— Что заставило тебя передумать? — спросил Коннор.
Ну как рассказать ему о происшествии с Филиппом? Когда-то Лорел с радостью доверилась бы Коннору, но сейчас она уже приобрела кое-какой опыт. И больше не верит ему.
Лорел пожала плечами.
— По-моему, у меня не было выбора. Нам необходимо выпутаться из создавшегося положения. Так что я глотаю то, что мне предложено.
— Похоже, эта идея тебя совсем не вдохновляет. Неужели это такая уж страшная судьба? — нерешительно спросил Коннор.
Он все еще находился в замешательстве, и Лорел испугалась, что зашла слишком далеко. Возможно, у него появились какие-то неизвестные соображения, и он готов взять свое предложение назад. Она тут же вспомнила про Филиппа, про немыслимое положение, в котором он окажется, если Коннор не сдержит обещания.
— Не заставляй меня врать тебе. Наверное, ты понимаешь мои чувства. Лорел подняла голову. Твое предложение остается в силе? — спросила она Коннора напрямик.
Сердце Лорел едва не остановилось, когда Коннор отвел глаза, медля с ответом. Он держал в руке бокал красного вина, но не сделал ни глотка.
Наконец он снова посмотрел ей в глаза. Лицо его было непроницаемо.
— Да, предложение в силе.
Ее пробрала дрожь от холодка в его голосе, но ей ничего не оставалось, кроме как собраться с духом и продолжать:
— Хорошо. Я его принимаю. При одном условии.
Коннор удивленно вскинул брови.
— В чем оно заключается?
— Если через год один из нас захочет развода, то второй не станет препятствовать. Все деньги, которые ты вложишь в нашу сделку, будут тебе возвращены, хотя бы на это ушел весь остаток моей жизни. Лично я не ищу никакой выгоды для самой себя, — уверенно добавила она, — и готова подписать брачный контракт на любых условиях.
— У меня в мыслях не было никакого брачного контракта. Если ты вступишь со мной в брак, то сделаешься моей женой во всех смыслах этого слова. Блеск в его темных глазах не оставлял сомнений в значении последней фразы. Лорел, я намерен заботиться о тебе, хочешь ты этого или нет. Даже если соглашусь на твое условие, я не оставлю тебя, не обеспечив должным образом.
— То есть ты готов оплатить мои услуги? — парировала она.
Его глаза сузились, красивые губы напряглись. С видимым усилием он ответил ей в тон:
— Не волнуйся, я получу то, на что мне дадут право мои деньги. — Он увидел, как она вздрогнула при этих словах. — А что ты еще ожидала услышать? Ясно же, что тебе моя роль представляется самой неприглядной. А это несправедливо, — добавил он значительно мягче.
— Итак, мы договорились об условиях? — спросила Лорел.
— Вполне. Если ты так хочешь, я согласен. Но я настаиваю на том, чтобы наш брак был реальным. Прежде всего, если мы ограничимся чем-то меньшим, могут возникнуть подозрения, и тогда нам придется несладко. Ты понимаешь, о чем я говорю?
Она со вздохом кивнула.
— Да, понимаю.
Коннор рассмеялся, и Лорел не могла не отметить про себя, что его смех прозвучал необыкновенно сексуально.
— Лорел, не надо разговаривать так, как будто тебя приговорили к тюремному заключению.
Между прочим, именно от этой участи тебя и избавляет замужество.
В этом он прав. Лорел спаслась от тюремных решеток, подвергнув себя еще худшим испытаниям. Жить с Коннором, сознавая, что их брак не является союзом любящих сердец, как ей мечталось когда-то… Жить с ним, повинуясь его мстительному капризу…
— Значит, обо всем договорились? — резко спросила она.
— Нет еще. — Коннор покачал головой, пристально глядя в глаза Лорел. Так легко ты от меня не отделаешься. Насколько я понимаю, время уже пошло.
Его глаза заблестели, и она поняла, что он готов поцеловать ее. Первым ее порывом было вскочить и опрометью выбежать на улицу. Но она сидела неподвижно, не в силах пошевелиться.
А он наклонился к ней и приподнял пальцами ее подбородок, так что она не могла отвести взгляда.
— Лорел, ты прекрасна. Ты еще прекраснее, чем раньше, если только это возможно. Можешь думать обо мне и причинах моего поступка что тебе заблагорассудится, но я обещаю тебе: ты не будешь жалеть о своем согласии стать моей женой.
И тут губы их встретились; вначале они слегка, как бы невзначай соприкоснулись, хотя в этом прикосновении ощущалась скрытая мощь. Коннор как бы впитывал вкус губ Лорел. Она изо всех сил старалась не отвечать ему.
И все-таки медленно, но верно его поцелуй оказал на нее свое волшебное воздействие, и она почувствовала, как ее твердость рассеивается подобно утреннему туману под жаркими лучами восходящего солнца. Ее рука, которая легла Коннору на плечо с целью оттолкнуть его, вдруг ощутила крепкие мускулы под мягкой тканью пиджака. Коннор крепче впился в ее губы, и голова Лорел откинулась под его натиском. Ее рука скользнула выше, к затылку Коннора, и пальцы зарылись в густые темные волосы. Лорел почувствовала, как к ее языку прикасается его нетерпеливый язык, наполняя все ее существо желанием, которое невозможно скрыть.
Этот поцелуй не оставил у Лорел сомнений относительно того, какая жизнь ждет ее в супружестве с Коннором. Невзирая на причиненные ей обиды, невзирая на презрение Лорел к заключенной только что сделке, Коннор не утратил своей власти над ней. Кровь бурлила в Лорел с прежней силой, ее уже пожирало пламя, которое ничто не сможет погасить.
Когда самообладание окончательно изменило ей, Коннор внезапно отстранился. Открыв глаза, Лорел увидела, что он так же ошарашен и заворожен, как и она сама.
— Да, мне еще одно только что пришло в голову, — хрипло заговорил Коннор. — Никаких проволочек. Я хочу быть женатым уже на следующей неделе.
В ожидании ответа он промокнул губы, стирая с них помаду. Что-то было в этом жесте невыразимо интимное и влекущее.
— На следующей неделе? Это невозможно.
— Отчего же? — возразил Коннор. — Завтра я загляну к тебе на работу около двенадцати, и мы поедем выбирать кольца. Или лучше преподнести тебе сюрприз? Ты знаешь, какого размера должно быть кольцо?
Сейчас он сиял, как самый настоящий влюбленный жених.
— Ты сам говорил, что нельзя вызывать подозрений. Тебе не кажется, что неделя — это чересчур поспешно?
— Не кажется, потому что всем станет известно, как давно мы друг друга знаем, — ответил Коннор. — А взглянув на тебя, всякий поймет, из-за чего я так спешил.
— Коннор, давай говорить серьезно. — Лорел постаралась пропустить мимо ушей его смелый комплимент, но тут же почувствовала, как краска заливает ее лицо. — Я не хочу большого приема. Пусть будут только Филипп с женой и несколько друзей.
Но все равно нужны какие-то приготовления.
— Ладно, даю тебе две недели. Но это уже мое последнее слово, — жестко заявил Коннор. — А может быть, ты все поручишь мне? Я выберу время и место, а тебе останется только приехать… И несколько раз сказать «да», — добавил он с хитрой улыбкой.
Брать все на себя — эта черта всегда была в его характере, но и Лорел не привыкла без боя уступать инициативу. Однако сейчас она сочла за благо согласиться. В конце концов, это же не настоящая свадьба.
— Что ж, меня это устраивает, — сказала Лорел вслух. — А я тем временем разучу свою роль. — Она отодвинула стул и встала. Он тоже хотел было подняться, но она опустила руку ему на плечо. — Можешь не трудиться. Я сама найду дорогу домой.
Лорел показалось, что он вот-вот заспорит с ней. Но он согласно кивнул.
— Хорошо, раз тебе так хочется. И сладких тебе сновидений, любимая, добавил он с озорством в голосе. — Я-то знаю, что мне сегодня будет сниться.
Его чувственные губы раздвинулись в дразнящей усмешке, и Лорел почувствовала, как ее охватывает жаркая волна. Не прощаясь, она вышла из кафе, слыша за спиной громкий, влекущий смех.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Единственный - Литл Кент

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Единственный - Литл Кент



И где такие мужчины водятся, а девка еще и выделывается
Единственный - Литл КентЛена
20.07.2012, 16.44





Перечитывала.Роман отличный.Мне он нравится.Пусть короткий,но всего достаточно.Советую прочесть,ни чем не хуже коротких из топ 100.
Единственный - Литл КентКэт 63
13.07.2013, 23.13





ne ploxo! Mojno pochitat odin raz, esli u vas malo vremeni na chto to bolee stoyashee!
Единственный - Литл КентAndreevna
14.07.2013, 16.38





Терпеть не могу упертых дурочек!!!! Неужели большая часть американок такие, как описано в романе?!!!
Единственный - Литл КентВАЛЕНТИНА
13.03.2014, 6.55





Не люблю таких Гг-нь. И хочется и колется, и мама не велит, а он гад такой "люблю" не говорит.
Единственный - Литл Кентиришка
23.04.2016, 20.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100