Читать онлайн Единственный, автора - Литл Кент, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственный - Литл Кент бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственный - Литл Кент - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственный - Литл Кент - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Литл Кент

Единственный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Когда такси остановилось у подъезда, Лорел еще раз пожалела о том, что согласилась встретиться с Коннором у него дома. Коннор считал, что именно у него им будет удобнее разговаривать. Но ее пугала перспектива оказаться с Коннором наедине.
Такси отъехало. Лорел подняла воротник пальто. На берегу Гудзона дул холодный пронзительный ветер. Длинные волосы Лорел рассыпались в беспорядке и лезли в глаза. Она откинула их назад и рассмотрела внушительный фасад дома Коннора. Вероятно, когда-то в этом здании помещался склад, а затем, как это нередко делалось в центре города, его переоборудовали, восстановив былое великолепие. Интересно, что побудило Коннора поселиться в этом районе, где миллионные особняки соседствуют с мясоперерабатывающими заводами, где в одном квартале рядом с фешенебельным рестораном или картинной галереей можно увидеть склад или фабрику? Конечно, Лорел отлично помнила, что бросать вызов условностям в характере Коннора, но все-таки избранное им жилье не соответствовало его нынешнему строгому облику.
Что ж, людям свойственно меняться, думала Лорел, входя в холл. Когда она представилась швейцару, ей показалось, что тот ждал ее. Проходя к персональному лифту Коннора, Лорел обратила внимание на оригинальные металлические скульптуры и большие современные картины, украшавшие стены.
К сожалению, Лорел была вынуждена соглашаться на любое время и место встречи. Все козыри сейчас в руках Коннора, и им обоим это известно.
Как бы независимо, даже слегка заносчиво ни старалась Лорел держаться, все же она оставалась просительницей, умоляющей о снисхождении. С точки зрения Филиппа, она должна была согласиться приехать сюда хоть ночью и отдаться Коннору в обмен на его милости. Хорошо бы Филипп задумался о том, в какое положение он ее ставит. Лорел покачала головой, отгоняя неприятные мысли.
Незачем сейчас задумываться о прошлом, о том, как Коннор использовал ее, какую боль ей причинил. Нужно сделать вид, что она напрочь забыла о случившемся, что прошедшее не имеет для нее никакого значения. Если Коннор решится заговорить о том, что между ними было, она сумеет заставить его переменить тему. Или просто уйдет.
Лифт остановился на верхнем этаже, где жил Коннор. Лорел сделала глубокий вдох. Неизвестно, как она пройдет через это испытание, но она через него пройдет.
Наконец двери лифта открылись, и Лорел оказалась лицом к лицу с Коннором. Он улыбнулся ей, и в уголках его глаз появились маленькие симпатичные морщинки, которых она раньше не замечала. Ей не хотелось сейчас видеть, как он красив, какой у него чувственный рот, не хотелось, чтобы ее тянуло к нему. Сегодня ей ни к чему это влечение; впрочем, борьба со своими чувствами, по-видимому, будет бесполезной.
— Ты вовремя, — заметил он, помог ей снять пальто и учтиво посторонился, пропуская ее в просторную квартиру. — Сейчас движение, я полагаю, не слишком интенсивное?
— Машин на улицах много. Но водитель моего такси, видимо, раньше был пилотом реактивного истребителя.
Губы Коннора тронула улыбка, и Лорел поздравила себя с тем, что ей удалось непринужденно пошутить.
— Присаживайся, — предложил ей Коннор. Сейчас я приготовлю что-нибудь выпить.
— Спасибо, мне ничего не нужно, — вежливо произнесла Лорел.
— Вообще ничего? Ну, бокал вина? А может быть, кофе или чай? Чтобы согреться?
— Нет-нет, я не замерзла, — заверила она. — Знаешь, давай лучше сразу перейдем к делу. У меня назначена еще одна встреча.
Лорел было неприятно врать, но она не смогла удержаться. Не стоит затягивать их тет-а-тет дольше, чем необходимо. Нужно дать Коннору понять, что она не по своей воле оказалась у него в гостях. Она пришла по делу, по неотложному делу, и их разговор должен решить судьбу ее брата, ее семьи и ее собственную судьбу. Незачем сидеть и болтать о погоде.
— Да, да, конечно. — Коннор выглядел несколько удивленным. — Давай приступим. Я не хочу, чтобы ты опоздала на свидание.
Намеренно ли он выделил голосом последнее слово? Или это только плод ее воображения? Похоже, увидев ее, он обрадовался, а теперь слегка помрачнел. Наверное, недоволен тем, что она ограничила время их встречи ради каких-то других людей.
Когда она уселась на кожаный диван, покрытый пледом, то почувствовала комок в горле. Обстановку комнаты дополняли кресло-качалка и обтянутый кожей стул. В соседней комнате, похоже, служившей Коннору кабинетом, она заметила заваленный бумагами стол, портативный компьютер и несколько шкафов с книгами. Свет в квартире был приглушен. Ее внимание привлек очаровательный пейзаж с рекой. Что ж, жилье соответствует характеру Коннора. Квартира стильная, удобная и элегантная.
Коннор устроился напротив, в кресле. Лорел отметила про себя его неофициальный вид: потертые джинсы и простой черный свитер с высоким воротом. Щеки тронула щетина. Густые волосы слегка встрепаны. Он выглядел совсем не так, как несколько дней назад; но увы, это делало его еще более сексуальным и привлекательным.
Ей вдруг захотелось спросить, как случилось, что ни одна женщина до сих пор не привела его к алтарю. Впрочем, может быть, за годы их разлуки он успел жениться и развестись. Сейчас она уже почти ничего не знает о нем. И хорошо бы не забывать об этом.
— Лорел, ты сказала, что хочешь поговорить о положении Филиппа. Но чем я могу тебе помочь?
Она встретила его понимающий взгляд, и ее решимость улетучилась. До сих пор она ни с кем не обсуждала свою грандиозную проблему, и временами ей казалось, что тайна разрывает ее изнутри. Но едва ли сейчас время давать волю слезам, хотя сильное плечо Коннора, казалось, создано для того, чтобы выплакать на нем душу.
— Положение таково, — заговорила она со всей твердостью, на какую была способна. — Мы с Филиппом не в состоянии возместить растраченные деньги. У нас таких денег нет, и собрать их мы не сможем. Отец обеспечил меня ценными бумагами, но я не смогу ими распоряжаться еще два года. Даже если мы продадим дом на Кейпе, нам придется в момент продажи выплатить значительный кредит. Останется не так много… Во всяком случае, этого будет недостаточно.
— Да, да, дом… — задумчиво протянул Коннор.
— У нас есть еще кое-какие средства, — продолжала Лорел более деловым тоном, — но все расчеты для нас неутешительны.
— Ты хочешь сказать — для Филиппа, — поправил ее Коннор.
— Эта… ситуация касается не одного Филиппа, возразила Лорел. — Как тебе известно, у него есть жена. Двое детей, мальчик и девочка. Они еще совсем маленькие. И не поймут, что произошло, если он отправится в тюрьму.
Она не собиралась говорить Коннору о детях Филиппа. У нее просто вырвалось. Как бы то ни было, это очень серьезное обстоятельство. И она видела, что полученная информация задела Коннора за живое. Его щека дернулась, словно он старался сдержать себя.
— Я сочувствую жене и детям Филиппа. Но если ты пришла, чтобы призвать меня войти в положение семьи Филиппа, то ты обратилась не по адресу. Филипп обязан был думать о них. Добавлю, и о тебе тоже. Но я очень сомневаюсь, добавил Коннор, понизив голос, — что твой брат думает о ком-нибудь, кроме себя самого.
Истинность этих слов уязвила Лорел. Здесь нечего возразить. Бессмысленно защищать Филиппа. Особенно перед Коннором. Внезапно весь этот разговор показался Лорел никчемным и ни к чему не ведущим. Ей захотелось тут же встать и отправиться домой.
Но Лорел не может так поступить. Она не просто сестра Филиппа, но и его юридический представитель.
— Филипп понимает, что натворил. Он допустил страшную ошибку, о которой искренне сожалеет. Не думаю, что вообще найдутся люди, никогда не совершающие ошибок. Каждого из нас можно в чем-нибудь упрекнуть. Даже тебя, Коннор, — заметила она.
— Естественно, — согласился он.
Сейчас Коннор смотрел на Лорел так, что ее сердце на мгновение перестало биться. Вспоминает ли он ту ночь на пляже? Считает ли тот эпизод одной из своих главных ошибок? Она почувствовала, что краснеет, и опустила глаза.
— Лорел, ты говорила о семье Филиппа и словом не обмолвилась о себе, сказал Коннор. — И о том, как его поступки отразились на тебе.
— Ответ нам обоим известен, — угрюмо ответила Лорел. — Меня станут подозревать в том, что я способствовала Филиппу. И даже если я смогу доказать свою невиновность, моей карьере юриста конец.
Или ты думаешь, что я была с Филиппом в доле?
— Ни в коем случае. — Коннор решительно покачал головой. — Кто угодно, но не ты. Правда, я удивлен тем, что ты приехала сюда, чтобы защищать его после всего, что он тебе сделал.
— Что бы он ни сделал, он все-таки мой брат.
— И ты верна своему долгу и прощаешь Филиппу больше, чем ему можно простить, — с затаенным упреком проговорил Коннор. — Лорел, ты ничуть не изменилась. Все так же выгораживаешь Филиппа. Все так же помогаешь ему выпутываться из неприятностей.
— Нам нужна твоя помощь, Коннор, — честно призналась она. — Всем нам. Ты не видишь какой-нибудь способ сделать так, чтобы дело не выплыло наружу до тех пор, пока мы не сможем расплатиться?
На лбу Коннора пролегла глубокая складка.
Он провел рукой по волосам, потом резко встал и прошелся по комнате.
— Я мог бы попытаться что-нибудь придумать, но это очень трудно, поскольку недостача очень велика. Для меня это громадный риск, — заметил он.
В его низком голосе Лорел чувствовала сожаление и сочувствие. Она верила, что Коннор, несмотря ни на что, хочет помочь. Но у него связаны руки. Неужели Филипп думает, что Коннор совершит магический пасс и — пуф! проблема будет устранена? Глупая, беспочвенная надежда.
Теперь она ясно это видела.
— Да, я понимаю. Зачем бы ты стал рисковать своей свободой ради Филиппа? — вздохнула она.
Коннор стоял у окна, повернувшись к ней спиной. Она даже не знала, услышал ли он ее.
После очень долгой паузы Коннор повернулся к ней и тихо сказал:
— Для тебя я это сделаю. Вопреки всему. Ты единственная причина того, что я немедленно не обратился к правлению. Если бы дело не касалось тебя, твой брат сейчас был бы уже в тюрьме.
И снова этот понимающий взгляд, растапливающий ее волю. Почему он пойдет на это ради нее?
Ей не нужна его жалость. Особенно сейчас. Она отвела глаза, выталкивая из головы его образ.
— Ты считаешь, что мне от этого легче? Вовсе нет.
На самом деле ей было легче, неизмеримо легче от того, что она услышала: он относится к ней как защитник, как покровитель. Но она в этом ни за что не признается.
Она поднялась с дивана.
— По-моему, мы сказали друг другу все, что могли сказать. Мне пора идти.
Она собрала все силы, чтобы говорить мужественным и деловым тоном, но голос изменил ей, и она сама это сознавала.
Коннор подошел к ней и встал у нее на пути.
Он смотрел на нее сверху вниз, и Лорел видела в этом взгляде только одно: голод, который краткая встреча совсем не утолила. Ее сердце забилось сильнее. Она постаралась убедить себя в том, что все это — лишь ее фантазии.
— Нет, не уходи. Не исключено, что для вас с Филиппом еще есть выход.
— Кроме бегства за границу, я ничего не могу себе представить.
— Нет, я не о том, — уверил ее Коннор. — Сядь же. Ты уверена, что не хочешь чего-нибудь выпить?
Лорел покачала головой.
— Я в порядке. Честно.
Она заметила, что Коннор напрягся, как будто ему непросто высказать вслух то, что он намеревался высказать. Что-нибудь противозаконное?
Что бы он ни говорил — и что бы она ни чувствовала благодаря его настроению, — ей не хотелось, чтобы он рисковал ради нее своей репутацией.
Он присел на другой край дивана. Диван тут же показался Лорел значительно меньшим, а Коннор был слишком близко, чтобы она могла оставаться спокойной. Когда он пристально посмотрел на нее, ее сердце провалилось.
— Лорел, ты когда-нибудь думала о прошлом?
О нашем прошлом, я хочу сказать?
Вот и настала страшившая ее минута. Коннор воскрешает прошлое. Ей даже стало как будто легче на душе, когда он заговорил.
Конечно же, она думала о нем. Слишком долго Коннор занимал все ее мысли — каждый час, каждую минуту. Замужество не помогло. Затем каким-то образом ей удалось отодвинуть мысли о нем. И все же образ Коннора посещал ее сны, ее тайные фантазии. А за те несколько дней, что прошли после встречи с Коннором в конторе, она думала о нем столько, что никогда не согласилась бы признать.
Но к чему сейчас обращаться к минувшим дням? Лорел не видела в этом смысла. Или он хочет извиниться за свое непростительное поведение по отношению к ней? Но даже если и так, разве это может что-нибудь переменить?
Лорел набрала в грудь воздуха и повернула голову, чтобы не утонуть в темных глубинах глаз Коннора.
— А разве «наше» прошлое существовало? негромко спросила она. — Я помню детскую дружбу. Потом был постскриптум ночью на пляже.
Взбесились молодые гормоны. Те чистосердечные обещания, которые не стоило давать, не выдержали испытания дневным светом. — Дерзким, циничным тоном она хотела прикрыть боль вновь открывшейся раны. — Но для меня это уже древняя история.
Она бросила на Коннора быстрый взгляд и увидела, что лицо его исказилось. Много раз Лорел давала себе слово, что, если этот разговор когда-нибудь состоится, она не предстанет жертвой. Не обнаружит перед ним то горе, которое он ей причинил.
Но ее слова попали в цель, и он ощутил свою вину.
— Знаешь, я не могу поверить, что время, которое мы провели вместе, значило для тебя так мало, — признался Коннор. Голос его был напряжен, и говорил он так тихо, что Лорел едва разбирала слова. Он поднялся на ноги. Я не верю тебе, Лорел. Наверное, потом у тебя появились сомнения.
Может быть, ты решила, что ночь нашей любви была ошибкой из-за твоих отношений с Тоддом. Я могу это понять. Но я знаю, что чувствовал тогда… и что чувствовала ты. И я никогда не поверю, что для тебя та ночь была случайностью. Легким приключением, — раздраженно добавил он. — Ты никогда не принадлежала к такому типу женщин.
Лорел сидела неподвижно, ошарашенная его страстным монологом. Как будто пострадал он!
Как будто это она его оскорбила! Лорел встречала в своей жизни немало эгоистов и даже имела глупость выйти замуж за одного из них. Но поведение Коннора переходит все границы. Он унизил ее, использовал и отшвырнул. Можно ли после этого ожидать от нее признаний в том, что значила для нее та ночь?
— Да как ты смеешь! — Она тоже встала и посмотрела ему в лицо. — Не делай вид, что ты меня все еще знаешь. Коннор, ты уже не можешь судить обо мне. Может быть, в ту ночь я испытывала к тебе что-то особое, что, между прочим, обернулось очень печально, но с чего бы я стала сейчас это признавать?
— А с того, дорогая моя Лорел, — ответил он и опустил руки на ее плечи, — что правда освободит тебя. Освободит нас обоих.
Не дав ей времени подобрать слова для ответа, Коннор крепко сжал ее плечи, и его губы коснулись ее губ, решительно и властно. Он с жадностью впился в нее.
Лорел попыталась было освободиться, но она уже знала, что бесполезно противостоять ему, противостоять своему собственному влечению к его телу, к его прикосновениям. Она прекратила сопротивляться и почувствовала, как он притягивает ее к себе. У нее уже не оставалось выбора; она ответила на его объятие.
На мгновение для нее перестало существовать и прошлое, и будущее. Осталось одно нескончаемое «сейчас», наполненное поцелуем Коннора.
Лорел не сердилась на него, не грустила об утраченном. Было одно лишь ощущение близости Коннора, были его сильные руки и твердые губы, творившие свое чудо. Золотое тепло заполнило ее тело и душу, словно рассеялись облака и из-за них выглянуло яркое солнце. Да как могла она жить так долго без этого чудесного жара и света?
Но вот поцелуй стал крепче, мускулистые руки сжали тонкую талию, и реальность стала возвращаться. Что же она делает? Почему опять растворяется в этих объятиях? Или полученный урок не пошел ей впрок? Лорел резко отстранилась и поднесла пальцы к губам. На нее накатила волна раскаяния.
— Лорел…
Он произнес ее имя тихо и нежно, погладил ее по волосам. Лорел отступила на шаг, пытаясь сохранить хладнокровие.
— Ну хорошо, ты доказал свою правоту. Как и тогда, когда мы в последний раз были одни. Только я не понимаю, что это нам дает, — бросила она, рассчитывая досадить Коннору.
Он посмотрел на нее и пригладил темные волосы. Потом пересек комнату и налил себе воды из графина, стоявшего на низкой полочке.
— По-моему, я выяснил то, что мне было необходимо знать, — сказал он после долгой паузы.
Ее разозлила его легкая, довольная улыбка.
— Значит, хотя бы ты что-то выиграл. Ты закончил наш маленький вечер воспоминаний? Лично я да.
— Нет, еще одно, — отозвался Коннор небрежно. — Неважно, что ты чувствовала потом — смущение, вину, может быть. Ты могла сердиться на меня. Но почему ты даже не ответила на мое письмо? Это же так на тебя непохоже!
— Твое письмо? Какое письмо?
Его изумление было неподдельным. Сердце Лорел забилось с новой силой.
Оказывается, было письмо? Господи, сколько же раз она молилась о том, чтобы Коннор позвонил или прислал какие-нибудь слова утешения!
Она даже не ожидала пространных извинений.
Пусть бы это было хотя бы самое краткое объяснение его поступка. Какой-нибудь намек на то, что их близость была для него чем-то большим, чем единичная победа. Неужели он в самом деле написал ей? Можно ли ему поверить?
— Я оставил для тебя письмо в то утро, которое мы встретили вместе. Я сам подсунул его под парадную дверь твоего дома. Как могло случиться, что ты его не получила?
Лорел отвернулась, чтобы перевести дыхание.
Глупое сердце настойчиво требовало от нее веры в эту абсурдную басню, а трезвый разум жестоко корил ее за то, что она опять, как доверчивая школьница, упала в объятия этого человека. Она всегда знала, что Коннор обладает многими талантами, но такого актерского мастерства она от него не ожидала.
— Я не получала от тебя никакого письма, ровным голосом произнесла она. — Ни в то утро, ни когда-либо после. И я полагаю, Коннор, что тому была веская причина, — продолжала она, не давая ему перебить ее, — которая заключалась в том, что никакого письма не было.
Она смело посмотрела в его темные, недоверчивые глаза. И снова он растерялся и как будто хотел вступить в жаркий спор. Но тут же опять обрел самообладание. Лицо его сделалось непроницаемым.
Ее сердце сказало ей: ты усомнилась в его словах и обидела его. Не будь дурой, возразил рассудок, Если он говорит правду, то почему не возражает? Почему не докажет ей, что письмо действительно было?
— Если ты меня не обманываешь, это многое объясняет, — протянул Коннор.
Лорел невесело рассмеялась. Она могла бы смеяться часы и часы над иронией этого момента, если бы не была настолько зла на Коннора. Но она сумела сдержать раздражение.
— Коннор, сегодня у меня не то настроение, чтобы сочинять фантастические истории, и прежде всего — я никогда не желала все это обсуждать, — твердо заявила она и взяла сумку, намереваясь покинуть дом Коннора. — Думаю, мы сегодня наговорили друг другу достаточно. Прошу меня извинить.
С этими словами она повернулась на каблуках и вышла из комнаты.
— Можешь бежать, если тебе угодно, — спокойно сказал ей вслед Коннор, но я собирался предложить тебе некий выход из того безобразного положения, которое обеспечил тебе твой братец. Тебе не будет интересно хотя бы выслушать меня?
Лорел остановилась в нерешительности. Ну да, у него ведь было что-то на уме. Разве не с этого начался разговор, принявший такой оборот?
Она потерла лоб. Да, оба они потеряли голову. Кажется, в юридическом колледже ее учили никогда не терять самоконтроль, тем более в ходе деловых переговоров. Ей очень хотелось поскорее выбежать из квартиры Коннора. Но она задержалась.
— Хорошо, я тебя слушаю, — сказала она, повернувшись к нему.
Торжественное выражение его лица сразу заставило ее насторожиться. Коннор сделал несколько шагов к ней, несколько легких, уверенных шагов. Как мощный зверь, загнавший в угол добычу. Он остановился, скрестив на груди мускулистые руки. Под свитером ясно угадывались очертания его крепко сбитого торса.
— Я готов покончить с финансовыми недоразумениями, и сам покрою недостачу, если будут выполнены некоторые условия, — сказал он.
— Что?
У Лорел пересохло во рту. Разве Коннор не говорил, что он не видит возможности ей помочь?
— Условие первое: немедленная отставка Филиппа. Пусть он уйдет по состоянию здоровья или под каким-нибудь подобным предлогом. Поскольку управляющим он был негодным, никому не придет в голову задавать вопросы. Думаю, что самая подходящая кандидатура на его место — ты.
Во всяком случае, ты сможешь исполнять обязанности до тех пор, пока сама не подберешь постоянного управляющего.
— Так, это устроить можно, — осторожно сказала Лорел.
Она не видела необходимости советоваться с Филиппом по этому вопросу. Ей было известно, что ее брат горит желанием выйти из дела. Но чего еще потребует Коннор? Что он захочет получить взамен?
В ожидании следующего условия у нее заныло в груди.
— Второе: Филипп отдает в твою полную собственность дом на Кейп-Коде. Насколько я понимаю, сейчас он в вашем совместном владении?
— Да, после смерти отца мы унаследовали его в равных долях, — сказала Лорел. Но почему это его заботит? — Еще что-нибудь? — неуверенно спросила она.
— Да, еще одно. Мое третье условие: ты выходишь за меня замуж.
Он произнес эти слова ровным, деловым тоном. Твердо глядя ей в глаза.
Лорел в шоке отшатнулась от него. Ее пальцы разжались, сумка упала на полированный паркет, но едва ли она это заметила.
— Замуж? За тебя? Ты в своем уме?
— Никогда в жизни я не был в большей степени в своем уме, — объявил Коннор.
Он шагнул в ее сторону, и она почувствовала, как у нее подгибаются колени.
Что это? Жестокая шутка? Нет, если судить по дьявольски серьезному выражению его лица.
— Я не понимаю…
У нее кружилась голова. Наверное, она пошатнулась, потому что Коннор поспешил подхватить ее за локоть.
— Лорел, тебе нехорошо? Прости, если я тебя расстроил. Может быть, тебе лучше присесть? Давай я принесу тебе воды, — виновато бормотал он.
— Спасибо, мне вода не нужна.
Лорел отдернула руку. Она и впрямь чувствовала себя не лучшим образом, но сознаваться в этом не хотела.
— Но почему?.. — Лорел нашла в себе силы задать этот вопрос. — Ради всего святого, с чего ты взял, что хочешь на мне жениться? Коннор, это же… бредовая мысль.
Коннор пожал плечами. Его чувственные губы тронула заговорщическая улыбка.
— Теперь я знаю, что должен был на тебе жениться еще семь лет назад.
Лорел тряхнула головой.
— Это же смешно!
— Ну нет, Лорел, я в этом не уверен. Если бы я еще сомневался, наш поцелуй убедил бы меня.
— Поцелуй ничего не доказывает! — с жаром воскликнула она, но на него эти слова не произвели впечатления.
— Ты можешь говорить что угодно. Думаю, ты согласилась бы, если бы я сделал тебе предложение тогда.
Самоуверенность этого нахала поразительна!
Лорел ощутила желание дать ему пощечину. Но вместо этого подняла сумку и взяла со спинки стула пальто.
— Ты слишком уверен в себе. — Она подошла к лифту и распахнула тяжелую дверь. — Трудно заявлять, что бы мы сказали в прошлом при других обстоятельствах. Но сейчас я говорю тебе решительное «нет».
Коннор придержал дверь лифта и зашел вместе с ней в кабину. Его мощная фигура заполнила пространство, и Лорел почувствовала себя зажатой в угол.
— Я спущусь с тобой и посажу тебя в такси.
— Это совершенно необязательно. Не беспокойся, пожалуйста.
Лорел не терпелось как можно скорее избавиться от его присутствия. По-видимому, ей удалось вложить этот смысл в вежливый ответ, поскольку он тут же сдался.
— Ладно, раз так. Ясно, что мое предложение застало тебя врасплох. Тебе нужно время, чтобы поразмыслить наедине с собой.
— Коннор, мой ответ будет тот же. И если ты надеешься, что я передумаю, то только зря теряешь время.
Его теплые, темные глаза долго смотрели на нее. Она почти почувствовала его прикосновение, хотя на самом деле он стоял неподвижно, на расстоянии вытянутой руки. А потом он осторожно провел кончиками пальцев по ее щеке, откидывая прядку — Желаю тебе счастливо добраться, — произнес Коннор с такой нежностью, что его голос тронул ее — несмотря ни на что. — Мы скоро опять встретимся.
Она не могла говорить, а только кивнула головой. Он вышел в коридор, и дверь лифта закрылась за ним. Лорел спустилась на первый этаж и как в тумане пересекла холл. Швейцар предложил ей вызвать такси, но она предпочла прогуляться в надежде на то, что морозный вечерний воздух прояснит ее мысли.
На улице стало значительно холоднее, дул пронзительный ветер, поднимая с асфальта пыль и копоть. Не замечая холода, Лорел брела вперед, словно в гипнотическом трансе, и распахнутые полы пальто хлопали по ее стройным бедрам.
Мысли ее разлетались и путались, и в голове, в такт шагам, стучало: Что ей делать сейчас? Что она должна сделать?
Добравшись наконец до своего дома, Лорел буквально вползла в квартиру. У нее не оставалось сил даже на то, чтобы повесить пальто на вешалку. Войдя в спальню, она увидела, что автоответчик яростно мигает. На нем оказалось пять сообщений. Лорел могла бы заключить миллионное пари на то, что все сообщения оставил Филипп, которому не терпелось узнать, чем закончились ее переговоры с Коннором. Она нажала на кнопку и принялась раздеваться.
Раздраженный, возбужденный голос Филиппа сопровождал Лорел в ванную комнату. Она была слишком измучена, чтобы перезванивать ему среди ночи. К тому же она не знала, что ему сказать.
А последнее сообщение было от Коннора. В его глубоком, ласковом голосе звучало участие.
Он хотел убедиться в том, что она благополучно добралась до дома, и еще раз пожелать ей доброй ночи. Он добавил, что просит ее еще раз задуматься над его предложением.
Да разве могла она думать о чем-нибудь другом?
Наконец сообщения были исчерпаны. Лорел ступила под горячую струю. Хорошо бы, если бы вода могла смыть с нее все тревоги, воспоминания… желания.
Намыливая гладкую кожу, она старалась избавиться от непрошеных воспоминаний об объятиях Коннора. Но ей вспоминалось, как он сжимал ее, как целовал. И как она отвечала ему. Еще раз Лорел упрекнула себя за податливость. Что ж, решила она, нужно смотреть на произошедшее как на эксперимент, который больше не следует повторять. Возможно, какая-то ее часть тоже хотела во всем разобраться — как и сам Коннор.
И тогда она отметила про себя, что эксперимент завершился полным успехом. Гормоны так и не успокоились, они стали активней, чем прежде.
Теперь сомневаться не приходится.
Но в чем причина его предложения? Почему он захотел жениться на ней?
И это при том, что Коннор может выбирать едва ли не из всех женщин Нью-Йорка.
И вот он изъявляет намерение якобы исправить старинную ошибку, сделать то, что следовало бы сделать много лет назад. Но она-то теперь не такая, какой была в то время, она далеко не так наивна и любвеобильна, как была тогда, когда упала в его объятия. Нет, она научилась быть недоверчивой. Ее романтические иллюзии развеялись. И причиной тому поведение Коннора, равно как и неудачный брак с Тоддом.
Лорел скользнула под одеяло и погасила свет.
Но мысли ее находились в таком смятении, что заснуть она не могла. Правда ли, что Коннор тогда оставил ей письмо? А если да, почему она его не получила? Лорел отдала бы все сокровища мира, лишь бы узнать, что в нем говорилось. Повторил он свое обещание любить ее? Или отказался от своих обетов и выразил предчувствие, что их отношения не принесут им добра?
Лорел не знала, отчего ее глаза наполнились слезами. Так или иначе, это произошло. Тыльной стороной ладони она вытерла слезы. Должно быть, с давних пор слезы у нее оставались только на то, чтобы оплакивать разлуку с Коннором Нортрапом. И она не позволит ему вновь обмануть ее.
Она повернулась на бок и взбила подушку.
Размышляя над загадкой его предложения о браке, она могла прийти только к одному выводу: для него это способ войти в семью Сатерленд. Да, она никогда не замечала признаков его досады, вызванной разницей в их имущественном и общественном положении, но это еще не значит, что он к этой разнице равнодушен.
Ее родители всегда были добры к Коннору, в особенности отец. Но возможно, что Коннор ощущал унижение даже в том, что ему приходилось принимать благодеяния Чарлза, чувствовал себя нищим, получающим объедки с барского стола. И она не сможет забыть, что его родители большую часть жизни работали на ее семью. Лорел слишком хорошо помнила, как часто Филипп напоминал об этом Коннору. Еще когда они были подростками, он обращался с Коннором как с существом второго сорта. А Коннор, как ей казалось, был выше оскорблений. Но они, должно быть, глубоко ранили его, хотя он был слишком горд, чтобы выставлять напоказ свои обиды.
И вполне возможно, что сейчас, вынуждая дочь Чарлза Сатерленда стать его женой, он берет реванш. Эти мысли периодически приходили ей в голову на протяжении прошедших лет, когда она пыталась разобраться, почему он соблазнил ее на океанском берегу, обещая подарить ей весь мир, если она будет любить его. И — исчез без единого слова. Коннор всего лишь отомстил, завоевав девушку, которая до тех пор была для него недоступна. И теперь он желает войти в семью, в которой долгие годы молча сносил унижения.
В ее глазах Коннор мог быть каким угодно, только не жестоким. Даже сейчас она не могла представить его в роли истязателя. Но может статься, что она упорно закрывала глаза на темную сторону его натуры.
А что еще можно подумать о человеке, который способен поставить женщину перед подобным выбором? Стать женой человека, который надругался над тобой и разбил твое сердце, который никогда не станет тебя любить, — или обречь родного брата на постыдный арест, а его семью на разорение?
Вконец измучившись, Лорел погрузилась в беспокойный сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Единственный - Литл Кент

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Единственный - Литл Кент



И где такие мужчины водятся, а девка еще и выделывается
Единственный - Литл КентЛена
20.07.2012, 16.44





Перечитывала.Роман отличный.Мне он нравится.Пусть короткий,но всего достаточно.Советую прочесть,ни чем не хуже коротких из топ 100.
Единственный - Литл КентКэт 63
13.07.2013, 23.13





ne ploxo! Mojno pochitat odin raz, esli u vas malo vremeni na chto to bolee stoyashee!
Единственный - Литл КентAndreevna
14.07.2013, 16.38





Терпеть не могу упертых дурочек!!!! Неужели большая часть американок такие, как описано в романе?!!!
Единственный - Литл КентВАЛЕНТИНА
13.03.2014, 6.55





Не люблю таких Гг-нь. И хочется и колется, и мама не велит, а он гад такой "люблю" не говорит.
Единственный - Литл Кентиришка
23.04.2016, 20.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100