Читать онлайн Зима драконов, автора - Линн Элизабет, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зима драконов - Линн Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зима драконов - Линн Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зима драконов - Линн Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Элизабет

Зима драконов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

В городе Мако женщина смотрела в лужу, словно в зеркало.
Она видела: маленького спящего ребенка, завернутого в грязное одеяло; смертельно раненного мужчину с темными волосами, припорошенными серебром; в тумане парит красный сокол; человек с разбитыми руками сидит, дрожа, на снегу; ледяное поле усеяно телами раненых и мертвецов.
В самый последний момент она увидела мужчину со светлой кожей и светлыми волосами, его глаза должны были сиять ослепительным синим пламенем на молодом, полном жизни лице. Но оно было изможденным и постаревшим, а глаза почернели, их наполнил жестокий, смертоносный мрак.
Она ударила рукой по воде, и картинка исчезла, а на коже остались капельки воды.
Женщина села, сжав зубы, чтобы справиться с болью в суставах. Несмотря на тяжелое одеяло, в которое она заворачивалась, августовские ночи казались ей отвратительно холодными. Старуха вытерла мокрую руку о грязную шерсть. Небо было затянуто тяжелыми тучами, а за ними лежал мрак. В животе у нее заурчало, и она поняла, что проголодалась, хотя вечером ела мясо – остатки от купеческого обеда, брошенного собакам. Никто в великолепном доме на Тополиной улице не заметил нищенку, скорчившуюся у задних ворот, собак же она не боялась. Те даже не стали лаять, только с жалобным воем отошли в сторону, а сука вылизала ей руку.
Улицы медленно просыпались; по дороге со скрипом прокатил фургон, запряженный упрямым мулом. Измученное лицо то и дело всплывало перед ее мысленным взором между равномерным цоканьем копыт и биениями ее сердца. Не обращая на него внимания, нищенка свернула одея по, связала веревкой и закинула за спину. Взяв оставленную у стены палку, она с трудом поднялась на ноги.
В Доме Белых Цветов на Сливовой улице, в двух домах от Храма Луны, девушки еще спали, но повара встали и ворчали над своими горшками. Она стучала в дверь, пока та не открылась.
Кира, старшая повариха, вынесла ей половину хлеба и мед в горшочке.
– Холодная ночь, – сказала кухарка. – Неподходящая, чтобы спать на улице. Странная погода для августа. Ты ела вчера вечером?
Нищенка кивнула. Взяв хлеб, согревшийся в ее руках, она увидела мертвую женщину на снегу, рядом с ней лежал мужчина с волосами с проседью и распоротым животом. Старуха зарычала, как собака, и образы исчезли.
– Что такое? – спросила Кира.
Покачав головой, нищенка откусила кусок хлеба, и в голове у нее возникла новая картинка: два дракона, один черный, другой золотой сошлись в смертельном поединке на ослепительно голубом небе. В глубине ее сознания прозвучал холодный смех мрака. Она снова нарычала, и смех смолк.
Кира болтала, рассказывая ей домашние новости: эта девушка заболела, у другой день рождения. А та влюбилась или, наоборот, впала в меланхоличное настроение, еще одна забеременела. Поток ее слов разбивался над головой бедной женщины, точно морская волна. Она доела хлеб.
– Вот, держи. – Кира протянула кусок жесткого сыра. – Съешь потом.
Нищенка засунула его под плащ.
Старшая повариха суетилась около нее. Она всегда была к ней добра, и женщина вдруг спросила себя – почему?
– Спасибо, – с трудом проговорила нищенка, словно разучилась произносить слова.
Она смотрела в пол и потому не заметила удивления, появившегося на круглом лице Киры. Потом поднялась, закинула за спину свой узел и, опираясь на черную палку, вышла из кухни. Храмовые коты, как всегда, терлись о ее ноги. Она наклонилась, прошептала им несколько ласковых слов и пошла дальше. Кира смотрела вслед пожилой женщине с серебряными волосами, пока та не завернула за угол.
– Следи за плитой, – приказала она Лине, младшей кухарке.
Сама же, вытерев руки, выскочила из кухни и, взлетев вверх по лестнице борделя, тихонько постучала в дверь Сичи, содержательницы заведения.
Прошло довольно много времени, но, в конце концов, на пороге появилась Сича. Женщина явно только что проснулась: волосы растрепались и рассыпались по плечам, она лишь накинула небесно-голубой шелковый халат и даже не потрудилась надеть тапочки. На скулах остались малахитовые пятна, в комнате пахло жасмином. Покрывала на ее кровати были из тончайшей овечьей шерсти, на столе стояла лампа на бронзовой ножке из великолепного серебра.
– Она заговорила. Безмолвная заговорила, – дрожащим голосом сообщила Кира.
– Что она сказала?
– «Спасибо». За хлеб и сыр. Целых десять лет я каждый день даю ей хлеб и сыр, она только ворчала в ответ.
– Еще что-нибудь сказала? – спросила Сича, голос которой тоже задрожал от волнения.
– Нет. Больше ничего.
Не имеет значения. – Сича села. Запах свежего хлеба поднимался наверх из кухни, наполняя комнату уютным ароматом.
– Мне придется сходить в замок. – Она строго посмотрела на Киру. – Тебе известно, что ты должна об этом молчать.
– Я никому ничего не скажу. И никогда не говорила, – с достоинством ответила Кира.
Днем нищенка устроилась на своем обычном месте у стены храма. Шел отвратительный дождь; он безжалостно обрушивался на мостовую, и вода сбегала ручейками по грязным улицам. Лишь тяжелое одеяло да козырек крыши защищали женщину, чтобы она не промокла до нитки.
Мимо проехала телега и обдала ее фонтаном воды. Она выглянула из-под одеяла и наградила возницу, который ее не видел, сердитым взглядом. Заднее колесо завертелось сильнее, а потом отвалилось, и телега, вздрогнув всем телом, замерла на месте. Возница, громко ругаясь, спрыгнул на землю и принялся искать неожиданно отвалившуюся шпильку. Одолжив молоток в расположенной на противоположной стороне улицы пекарне, он вернул деталь на место.
«Это ты сделала», – возникла в глубине ее сознания укоризненная мысль.
– Нет. – Нищенка не сразу сообразила, что произнесла это слово вслух. Короткий звук убежал от нее, точно гладкий камешек из руки ребенка. – Нет, – прошептала она.
Пробудись, откройся око, Покажи тех, кто далёко…
Слова, стишок деревенской колдуньи, неожиданно выплыл на поверхность ее путающихся мыслей, и она потянулась за своей палкой. Потом, отчаянно дрожа, поднялась на ноги, не заметив, как одеяло соскользнуло на землю. Она снова увидела мужчину с серебристыми волосами, который лежал на снегу. Мертвая женщина была его женой. И живой ребенок тоже его. Он умрет, а она ничего не может сделать, чтобы спасти малыша. Уходите! – громко крикнула она.
Слова, жесткие, точно камни, вырвались из ее груди и унеслись в пропитанный дождем день. Дождь тут же прекратился, облака расступились, и солнце принялось купаться в лужах, заискрилось на мостовой. По широкой улице пронесся сильный порыв теплого ветра, и палку в ее руке наполнила жизнь. В голове у женщины возник образ, и, раскрыв левую ладонь, она громко сказала:
– Фрукты.
На ладони тут же появился большой желтый персик. Нищенка приложила его к щеке, наслаждаясь бархатистой кожицей, понюхала, прикоснулась языком. Потом откусила кусок, и сладкий сок потек по подбородку. Она съела персик и бросила косточку в щель между камнями.
– Плащ.
На плечах у пес тут же появился плащ, толстый, теплый, темно-красного цвета, отороченный черным мехом. Казалось, будто он притягивает солнечные лучи, чтобы согреть ее измученное тело. Она засунула под него руки.
Подняв голову, нищенка увидела, что за ней наблюдают два солдата со значками на груди. Что? – спросила она у них.
Тот, что постарше, на потрепанном ремне которого висели такие же побывавшие не в одном сражении ножны, почтительно произнес:
Миледи, я приветствую вас от имени лорда Эрина ди Мако. Он просил пригласить вас в замок, где вы могли бы с ним поговорить. Мы будем сопровождать вас.
Замок: большое белое строение на холме, над которым в лучах солнца развевается огромный флаг с лошадью и где живут солдаты. Она погладила рукой гладкий мех своего нового плаща. В замке ей нет места; она нищенка.
«Иди с ними», – прозвучал в голове тихий шепот.
Прошло много лет с тех пор, как она в последний раз заходила в какое-нибудь большое здание. Ее дом – улица: этот квартал, эта стена под карнизом.
– Нет, – ответила она и испугалась, что они начнут на нее кричать и даже вытащат оружие.
Но у них почему-то сделался несчастный вид. Тот, что постарше, кивнул.
Как миледи пожелает, – сказал он вежливо, как самый настоящий придворный, но не сдвинулся с места. Женщина потянулась за своей палкой и увидела, что парень помоложе отшатнулся. Ей захотелось его успокоить, и она протянула ему точно такой же персик, как тот, что съела. Парнишка с опаской, словно тот мог быть отравлен, взял его.
– Хорошо, – просто сказала она, – Съешь.
Он поднес персик к лицу, понюхал и осторожно откусил маленький кусочек. Нищенка наблюдала за тем, как он ест. Она знала, что солдат не голоден и ел персик, чтобы доставить ей удовольствие.
«Откуда это знание? – спросила она у себя. – Вчера еще я ничего бы такого не поняла. – Она прикоснулась к мягкой оторочке плаща. – Да и этого у меня не было».
Голые ноги с жесткими, стоптанными подошвами торчали из-под плаща, и женщина вдруг поняла, как несуразно выглядит, и улыбнулась, удивляясь новому движению своих губ. Сколько же времени прошло с тех пор, как она в последний раз улыбалась, разговаривала, спала в постели? С удивлением глядя на свои заскорузлые, истерзанные непогодой руки, она не могла вспомнить, как они старели.
До конца дня нищенка бродила по городу. Солдаты следовали за ней. Она проходила по мостам там, где река разрезала город, точно серебристая лента, потом зашла на рынок. Пробираясь сквозь толпы народа, с интересом разглядывала горы товаров, тканей, веревок, чайников, лошадей и корзины, наполненные до верха яблоками, и грушами, и сладкой белой кукурузой, крестьяне уже начали собирать первый урожай. Она остановилась около лавки, где продавались зеркала, и некоторое время постояла около них. Те, кто ее окружал, были бледными, а ее кожа выглядела смуглой, с бронзовым отливом. Увидев в тележке торговца игрушками вырезанного из грубого дерева дракона с раскрашенными кожаными крыльями и коротким хвостом, она долго держала его в руках, но потом вернула на место. И куда бы она ни шла, она чувствовала, что люди на нее смотрят. Какой-то высокий мужчина в изысканном костюме попытался с ней заговорить, по солдаты быстро его оттеснили, встав между ними, а тот, что постарше, что-то сказал, и у спросившего на глазах появились слезы. Картинки возвращались, далекие и мелкие, словно относились к прошлому, которого она не могла вспомнить. Им на смену приходили другие, яркие, цветные и четкие: черный дракон с алым гребешком парит над городом, на крыши падает серебристый дождь, и их охватывает пламя, над рекой поднимается пар.
Уже к вечеру, когда небо стало нежно-голубым, женщина повернулась к солдатам. – Пора, – сказала она.
Они поднялись в замок по залитым пурпурным закатным солнцем ступеням из мрамора. Затем прошли по сияющим залам с гладко отполированными деревянными полами, показавшимися ей слишком скользкими, и ввели ее в комнату, где их ждал мужчина с горделивой осанкой.
Милорд, мы ее привели, – сказал старший солдат. Затем оба поклонились и вышли. Свет падал в комнату сквозь высокие окна с незадернутыми шторами, заливая деревянные полы теплым сиянием и наполняя комнаты ароматом свежего дуба и масел. Лучи солнца легко скользили по половицам.
Мужчина встал с кресла с высокой спинкой. Она обратила внимание на его бороду с проседью, лицо обострилось и загорело, одет он был в желтый с голубым шелковый костюм и сапоги для верховой езды, ремень и ножны показались ей такими же потрепанными, как у старого солдата, что привел ее в замок.
– Миледи волшебница, добро пожаловать в замок Мако, – с самым серьезным видом проговорил он. – Вы меня знаете?
Она принялась искать ответ на его вопрос в своей памяти: нашла похожее лицо, только старше, бледное, суровое, с белыми невидящими глазами.
– Эрин ди Мако, ты похож на своего отца, – сказала она.
Она видела, как он вздрогнул, затем подошел к большому дубовому столу, наполнил из серебряного кувшина два стакана и протянул один ей. Вино оказалось легким и сладким, с ароматом меда.
– Вот еда, если вы голодны, – сказал он и показал на тарелку с кусочками фруктов и маленькими пирожками с мясом и грибами.
В открытые окна влетал теплый ветерок, на карнизе устроилась сойка, солдаты несли службу на бастионах замка.
Утолив голод, женщина уселась на стул, Эрин ди Мако устроился напротив нее.
Через некоторое время она нарушила молчание:
– Расскажи.
– Прошло много времени, – тихо проговорил он. – Мы думали, вы уже никогда не очнетесь.
– Мы?
– Целители. Волшебники и деревенские колдуньи, к которым мы обращались. Все мы… весь город… – Он махнул в сторону города, раскинувшегося за окнами замка. – Вас нашли на улице без сознания, и никто не мог привести вас в чувство. Вас доставили сюда, вы спали и были невероятно слабы. Мы хотели оставить вас здесь, в тепле и уюте, но когда вы пришли в себя, то категорически отказались жить в замке, и нам не удалось вас переубедить или заставить силой… боги, мы бы отдали все золото, что имеется в городе, чтобы вас защищать, только вы от всего отказывались! – Он замолчал, а потом продолжал: – Вы жили на улице, носили лохмотья и спали в переулках. Вы сражались с собаками за еду и не желали ничего ни у кого брать. И ни разу за все это время не произнесли ни звука.
Мне причинили вред, – проговорила она и прикоснулась к голове. – Вот здесь.
– Целители сказали, что пострадало что-то в самой глубине, вашего существа и что, если вам суждено вылечиться, вы должны сделать это сами; они помочь не в силах. А еще они посоветовали лам оставить вас в покое.
– Твой отец… он жив?
– Умер, – ответил лорд. – Но он прожил после пожара достаточно долго, чтобы увидеть возрождение города. Мы восстановили его из праха, как видите. Я унаследовал владения моего отца семнадцать лет назад. Через год после этого я женился на Нианне из Авсрры. У нас четыре дочери и ни одного сына.
– Город процветает.
– Я делаю все, что в моих силах. Кални Лемининмой сюзерен. Моя дочь Предита вышла за второго сына его брата. Я дружу с Талвелаем, Дэнэем Ишевери-Ном из Чайо, а также Карадуром Атани.
– Карадур Атани. – Имя медленно проплывало в ее сознании. – Сын дракона.
– Да. Он управляет Крепостью Дракона. Думаю, вы его не знаете. Ему было всего четыре, когда умер его отец.
Черный дракон сражался с золотым драконом на кобальтовом небе.
– Какой он человек? – спросила она.
– Трудно сказать, – ответил Эрин ди Мако. – Сильный. Быстрый. Гордый. В двенадцать он обладал силой и ростом взрослого мужчины. Карадур воевал в моем отряде два года, и я сделал его одним из своих капитанов. Он привык командовать, как и его отец. У нас добрые отношения. – Он наклонился вперед. – Миледи, что вас разбудило?
– Анкоку. – Это имя обожгло ей рот. Эрин ди Мако удивленно на нее взглянул.
– Прошу прощения?
– Мрак, – объяснила она, но видела, что он не понял, а у нее не было сил объяснять, ей еще трудно давалась речь. Женщина встала. Он тут же последовал ее примеру. – Домой, – сказала она, и палка скользнула ей в руку. – На Сливовую улицу.
Мои солдаты вас проводят, – мгновенно проговорил Эрин ди Мако и протянул ей руку. – Миледи… леди Сенмет, я буду рад, если вы останетесь в замке. Вам не нужно спать на улице и просить хлеб в борделе. Если не хотите жить здесь, назовите любое другое место. Вы окажете честь нашему городу.
Она покачала головой.
Домой.
Пришли солдаты, и она позволила им следовать за собой по освещенному вечерним солнцем городу через рыночную площадь по узкой аллее к знакомой двери. Ароматизированная лампа горела у ворот. Наверху хихикали девушки. Она вошла в кухню, и Кира смущенно на нее посмотрела.
– Я голодна, – сказала Сенмет, хотя на самом деле не хотела есть. Затем сбросила плащ и села за стол. Хлеб?
Широко улыбаясь, Кира положила перед ней большой кусок пирога.
Внутри кусочки апельсина, – радостно сообщила она. – Я испекла его для Анастасии, крошке сегодня исполнилось четырнадцать. Днем девушки устроили в ее честь праздник, а Сича подарила изумруд, настоящий!
Сенмет отгородилась от всех посторонних звуков, и в голове у нее возникла картина: большой черный замок, окруженный снегом; рыжий солдат, стоящий в круге огня; скорчившийся ребенок, совсем малыш, с цепью на израненной шее.
На севере, окутанный холодом, мстительно хохотал мрак.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зима драконов - Линн Элизабет


Комментарии к роману "Зима драконов - Линн Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100