Читать онлайн Зима драконов, автора - Линн Элизабет, Раздел - ГЛАВА 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зима драконов - Линн Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зима драконов - Линн Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зима драконов - Линн Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Элизабет

Зима драконов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 24

В замке было трудно найти уединенное место.
«Казалось бы, – размышляла Соколица, – проще простого отыскать комнату, где никто тебе не помешает. Крепость Дракона огромна, в ней множество свободных помещений: тихих запыленных покоев, где можно укрыться в любой момент, скажем в полдень, и никто не станет туда заглядывать…» Однако обязательно кто-нибудь появлялся. Горничные, пажи, стражники и конюхи – все совали свой нос в чужие дела.
Рядом с ее ухом прожужжала пчела, разыскивающая нектар среди лепестков маргариток. Лежавшая на мягкой траве Соколица повернулась, разминая затекшую спину. Эта лужайка с остатками построек – когда-то здесь было хранилище – почему-то нравилась ей больше, чем замок. Здесь можно было спрятаться от любопытных глаз, воздух наполняли ароматы маргариток и крупных желтых роз, растущих повсюду среди развалин. Об этом месте Соколице рассказала Бриони Моу, главная прачка замка. Крыша, как и большая часть внутренних стен, давно развалилась. Однако внешние стены упорно противились времени.
Голова Хью покоилась у нее на груди. Она погладила его по лицу.
– М-м-м. – Открыв глаза, Хью ткнулся носом ей в шею.
Лучи октябрьского солнца падали на его загорелую кожу. Тела у обоих блестели от пота: даже в тени было довольно жарко.
– Господи, какая ты красивая.
Соколица улыбнулась. Лучница не считала себя привлекательной: ее можно было назвать поджарой, как гончая, и побитой ветрами, сухой, точно стоящий в поле столб, и она была на восемнадцать лет старше Хью.
– Мы провели здесь два часа, – сказала она.
Он поцеловал ее сосок.
– Мне все равно. Я бы хотел остаться здесь навсегда.
Конечно, сюда никто не должен был забрести. Половина мужчин вернулись в свои деревни и работают на полях.
– Нельзя нам, ты же знаешь. Вставай.
Он отодвинулся. Соколица села и принялась разыскивать одежду. С трудом нашла нижнее белье и штаны, потом натянула через голову рубашку.
Они зашагали обратно в замок. Во дворе висело белье, от него пахло мылом. Из казармы вышел Эдраин. Он заметно вырос за лето и больше не походил на щенка. Его даже дразнить стали меньше.
– А я тебя искал, – сказал он Хью. – Элиеф и я поставили мишени. Хочешь пострелять?
Хью пожал плечами.
– Схожу за луком. – Они направились в казармы.
Соколица больше не спала там; у нее появилась собственная комната, та самая, где она отдыхала, когда в первый раз появилась в Крепости. Тогда ей показалось там холодно. Теперь она об этом забыла. Террил уже считала комнатку своей: на столе лежала ее сумка, на кровати – плащ. Женщина умылась в тазике. Теплый ветерок коснулся ее лица. Окно было открыто, а занавеска отодвинута в сторону. Солнце еще не село. Она согнула правую руку, чувствуя, как все сильнее напрягается локтевой сустав. В июне она написала Тико: «Я должна еще некоторое время провести на севере…» Через неделю после возвращения в замок Карадур Атани сказал ей: «Если хочешь, в замке для тебя найдется место». Лучница ничего не ответила: ее раны были слишком глубокими, а отчаяние слишком острым. С тех пор Соколица почти не виделась с лордом-драконом. Однажды, в самое трудное время, сразу после ранения, она ощутила, как между ними возникла связь. «Поправляйся, Охотница, – прозвучал в ее сознании голос лорда-дракона. – Ты мне нужна». Однако Карадур предоставил ей возможность самостоятельно искать путь к исцелению.
В ту ночь трапеза получилась праздничной. К солдатам присоединились мужчины, работавшие на фермах. Продолжался сбор урожая.
– Пшеница уродилась выше человеческого роста, а тыквы просто огромные!
Да и еды было вдоволь: оленина, ямс, хрустящий красный картофель, вкусный темный хлеб.
Когда трапеза закончилась, слуги убрали столы. Сигли и Веген достали доску для кепха. Молодые солдаты отодвинули столы в стороны, чтобы устроить бойцовские схватки. В зале появилось много новых лиц: большинство воинов, сопровождавших Дракона в путешествии на север, покинули службу и вернулись к своим семьям, а летний набор рекрутов привел к появлению в Крепости двадцати крепких юношей, мечтавших поскорее научиться стрелять из лука, владеть мечом и стать искусными всадниками.
Соколица подсела за стол к Гсрагину, исполнявшему обязанности капитана. Лоримир впервые за долгие годы покинул Крепость. В сентябре он уехал в Аверру, чтобы навестить семью. Хью подвинулся, чтобы Соколица расположилась поближе к нему. Рогис и Финле, устроившиеся друг напротив друга, жарко спорили о том, как лучше всего учить псов загонять оленей. Герагин наклонился к Соколице и вполголоса сказал:
– Ты знаешь новость? Маргейн и Синнеа собираются пожениться.
Об этом она еще не слышала.
– Когда?
– В следующем месяце. Пока об этом известно немногим. Но это еще не все. Он намерен покинуть Крепость.
– И отказаться от должности?
– Верно. Маргейн хочет стать фермером. Дракон согласился.
Неожиданно Рогис радостно вскрикнул:
– Эй, смотрите!
Через весь зал к их столу пробирался Марек Гавринсон. Он покинул Крепость, но остался на службе у Дракона – теперь он жил в Кастрии и отвечал за порядок на дорогах, а также командовал стражниками на рынке и у ворот.
– Ты растолстел, – сказал ему Орм. Марек усмехнулся.
– Хочешь побороться? Готов спорить, что сумею положить тебя на лопатки. – Он бросил на стол перчатки. – Боги, от меня несет, как от козла, а жажда скоро замучит окончательно. – Хью вручил ему стакан, и Марек с наслаждением выпил вина. – Вот теперь намного лучше. Вы выглядите довольными жизнью. Как охота?
– Неплохо, – ответил Финле, который недавно выезжал в поле.
Рогис в охоте не участвовал и сделал вид, что сейчас стукнет Финле.
– Марек, большинство из нас последние десять дней трудились в житницах, – вмешался Герагин. – Допивай свое вино и расскажи нам, что ты слышал от торговцев.
Марек присел на скамью.
– Да, торговцы. Ну, они рассказывают забавные истории. Их послушать, так получается, что Карадур Атани этим летом повел свою армию в ледяные пустоши к северу от Серых Пиков, чтобы взять штурмом замок чародея и захватить сокровище в его сундуках.
– Что-то я не припоминаю сундуков с сокровищами, – проворчал Рогис.
– А как насчет армии гоблинов? Или гигантских волков? А помнишь огромные валуны, поющие сладострастными женскими голосами?
– Это я пропустил, – с шутливым сожалением заявил Орм.
Финле рассмеялся.
– Неужели никому не известно, что произошло на самом деле? – заинтересовался Рогис.
– А ты бы сам хотел, чтобы люди об этом узнали? – осведомился Марек. – Узнали обо всем? – Рогис покраснел. – Ну, некоторые, наверное, знают. Солдаты говорят со своими женами или друзьями. В Чингаре, Слите и Каетрии знают правду.
– А они знают, что он сделал? – спросил Финле. – Знают, кто он такой?
– Они его видели, – ответил Марек. Удивленные интонации, с которыми офицер произнес последние слова, заставили замолчать даже Рогиса. Соколица представила себе Карадура таким, каким видела его на вечерней и утренней заре, поднимающимся с Драконьего Насеста, с огнем в глазах и солнечным светом, стекающим жидкой лавой по великолепным распростертым крыльям…
– Ты неплохо выглядишь, – заметил Герагин. – Полагаю, в Кастрии все спокойно?
– Да, все хорошо. Я оставил за себя Арнора, а сюда приехал с докладом, вот и вес. Ларис у ворот сказал, что Дракона нет.
– Верно, – кивнул Герагин. – Но к рассвету он вернется.
– Ты найдешь мне место для ночлега?
– Ты всегда можешь переночевать в конюшне, проворчал Рогис. – А какие еще сказки рассказывают торговцы?
– Часто упоминают про быка.
– Какого еще быка?
– Про быка, принадлежащего одному фермеру рядом с Ярроу. Помните ужасные грозы с молниями в прошлом месяце?
– Господи, такое забудешь! – с чувством ответил Орм. – Я почти неделю после этого вытаскивал коров из болота и чинил поваленные заборы.
– Так вот, бык этого фермера, которого зовут Бьорн – фермера, естественно, а не быка, – так вот, бык Бьорна повалил ограду и убежал в поля, за ним погнались фермерские собаки, а также мужчины и мальчишки из двух деревень. Им удалось выгнать его из рощи, но дальше они не могли придумать, как с ним поступить. Наконец кому-то в голову пришла замечательная идея: они смочили тряпку в давленом винограде – этот бык почему-то обожал давленый виноград – привязали тряпку к шесту, и с его помощью заманили быка в загон.
– Знавал я одну девушку в Ярроу, – меланхолично проговорил Орм.
– А ей нравился давленый виноград? – осведомился Рогис.
Сквозь смех Герагин спросил:
– А какие еще новости ты слышал? Все ли в порядке в Мако?
– Насколько мне известно, да. Так, дайте припомнить. Геррис Холл, старый лорд Серрснхолда, серьезно заболел: все считают, что он умрет до конца года. Еще говорят, будто в этом году виноградники в Мериньи дали особенно богатый урожай. О да, дочь Леминина помолвлена.
– С кем? – полюбопытствовал Хью.
Он вспомнил дочь Кални Леминина, Селену – серьезную девушку, чья нежная улыбка и спокойная манера поведения скрывали невероятно озорной характер. Однажды она целое утро отлавливала кузнечиков во дворце Леминина и засовывала их гостям отца в сапоги.
– С каким-то принцем из Камени.
– Принцем? – удивился Финле. – В Риоке нет принцев.
– У нас когда-то были принцы, – заметила Соколица.
Герагин поднял голову.
– Послушайте.
Крепость потряс оглушительный рокот. Они услышали, как захлопали огромные крылья, заскрежетали по камню острые точно бритва когти. Юноши замерли, прекратили свои схватки, вышли из зала и направились в сторону казарм.
Через некоторое время в зал вошел лорд-дракон. Он пересек тускло освещенное помещение и приблизился к их столу. Все встали.
– Милорд, – склонил голову Марек. – Я явился с докладом.
Они подождали, пока Карадур сядет, и лишь после этого вернулись на свои места.
Одна из служанок принесла лорду Атани тарелку с ужином. Его растрепанные волосы покрылись солью. Золотой браслет с драконом поблескивал на мощном предплечье. В задней части зала распахнулась дверь, вошел Азил Аумсон. Карадур повернулся к нему и улыбнулся. Азил сел слева от Дракона, и Герагин протянул ему стакан с вином.
– Ну, и как дела в Кастрии? – спросил лорд-дракон.
– Все хорошо, милорд. Торговцы в городе. Сбор урожая уже почти закончен, и я уверен, что после того, как все будет подсчитано, ваш управляющий назовет этот год одним из самых удачных. Люди работают с большим усердием. На ферме Мири Халлек пропало несколько овец.
– Сколько и по какой причине?
– Один баран и две овцы. Никому не известно, кто в этом виноват. Пастух видел двух людей Рео Унамиры, проезжавших мимо за день до этого, но никаких доказательств нет.
– Дайте Мири знать, что обязательно компенсируете ее потери из казны Крепости, – спокойно сказал Карадур. – Что еще?
– У торговца воском из Фиренси украли кошелек. Вором оказался мелкий разносчик из Деринхолда. Его выпороли и заклеймили.
Соколица встала, чтобы уйти, но ощутила, как ее разума коснулся огонь.
«Охотница, останься».
Террил села, чувствуя, как забилось в груди сердце. Она налила себе сладкого вина и быстро выпила. Мягкий свет свечей купался в волосах лорда-дракона. Она наблюдала за ним из-под прикрытых век. Из кухни донесся стук кастрюль, послышался мелодичный женский смех, похожий на задорный припев.
Дверь приоткрылась. Раздался дерзкий и страстный детский голос:
– Я знаю, что он здесь. Пустите меня! – Малыш проскользнул в узкую щель и уверенно устремился через зал.
Когда ребенок оказался возле стола, за которым сидел лорд-дракон, он замедлил шаг. Его курточку покрывала грязь, на левой щеке красовался здоровенный синяк.
Карадур невозмутимо взглянул на него и спросил:
– Ну, детеныш, в чем дело?
– Саймон меня ударил. – Он уже не лепетал, как младенец.
Шему было всего два года, но выглядел он на все четыре. Лицо мальчика изменилось: щеки округлились, тоска и страх исчезли. Теперь он стал очень похож на Волка.
– Почему он тебя ударил?
– Я его укусил. Он сказал, что посадит Черепаху в кастрюлю.
– И что ты хочешь, чтобы я сделал?
– Хочу, чтобы ты наказал Саймона.
– Зато, что он тебя ударил? – Мальчик кивнул. – Ты его сильно укусил?
– Да, – с гордостью ответил Шем. – У него идет кровь.
– А он тебя сильно ударил?
Шем собрался ответить утвердительно, но что-то его остановило. Он коснулся распухшей щеки.
– Не так уж сильно, – ворчливо сказал он. – Но если он положит Черепаху в кастрюлю, я его убью!
– Да? – проговорил Карадур, и мальчик посмотрел на него. – Иди сюда, Шем. – Малыш шагнул вперед и расправил плечи.
Карадур притянул его к себе.
– Ты не станешь убивать Саймона, – твердо сказал лорд-дракон. – Тебе будет трудно с ним справиться, он больше тебя. Но ты не сделаешь этого по другой причине: Саймон – мой слуга. Я никому не позволяю обижать своих слуг, если только сам не отдам такой приказ. Ты меня понял?
– Да, – серьезно ответил Шем. – Но…
– Я знаю. Ты не хочешь, чтобы Саймон отправил Черепаху в кастрюлю. Он этого не сделает. Я обещаю. Но ты не должен пускать своего дружка на кухню, когда повара заняты приготовлением еды.
Но Черепаха самая маленькая из всех моих дружков. Ей одиноко.
Мальчик и мужчина смотрели друг на друга. Мужчина улыбнулся и мягко сказал:
– Скажи, о чем ты хочешь попросить, детеныш.
– Ночью холодно. Я хочу, чтобы Черепаха спала в моей постели, но Киала не разрешает.
– Ага, понятно. Скажи Киале, что я разрешил тебе брать Черепаху в постель. Но если твой дружок устроит в постели какие-нибудь безобразия, то убирать будешь ты, а не Киала. Понятно? – Карадур коснулся не пострадавшей щеки Шема. – Спокойной ночи, детеныш. Рогис, ты проводишь его?
– Хорошо, милорд, – отозвался Рогис, вставая. – Пойдем, малыш. Финле встал.
– С вашего разрешения, милорд… – И оба вышли из зала вместе с Шемом.
– Он так вырос… – тихо сказал Марек. – Я никогда не забуду, каким он был в ту ночь, когда армия вернулась из похода в горы. Вы хотите оставить его у себя?
– Да, – сказал Карадур.
– Ему объяснили, что теперь его дом здесь?
– Он это знает, но в глубине души видит свой настоящий дом у ручья и двух людей, убитых там у него на глазах.
Перед мысленным взором Соколицы появилось маленькое пустое строение, стоящее среди берез. Луг, на котором погибли Волк и Теа, зарос густой травой. Из-за берез доносился тихий плеск реки. Луна светила в высокое окно в комнату, где работала за прялкой Теа…
Молчаливый, словно ночь, из пустоты появился дракон-призрак. Сложив темные крылья, он улегся у ног Карадура Атани, точно собака.
– Охотница, – спросил Карадур, – как твоя рука? Волосы шевельнулись на затылке Соколицы.
– Кости срослись, насколько возможно.
– И что ты теперь собираешься делать? – задумчиво спросил он. – Вернешься в Уджо, на Фонарную улицу и снова станешь делать луки?
– Думаю, нет, – покачала головой Соколица. Люди вокруг смолкли.
– Тогда оставайся здесь.
Она сложила руки на груди. Правый локоть тут же напомнил о себе – поврежденное сухожилие потеряло эластичность.
– А что я буду делать в Крепости Дракона? Маргейн скоро уйдет на покой.
– Я не могу натянуть тетиву лука, – резко ответила Соколица. – Кроме того, эту должность заслужил Орм. Я не намерена вставать у него на пути. – Орм, сидевший на другом краю стола, покраснел как маков цвет.
Карадур наклонился вперед. В его глазах вспыхнул голубой огонь, более яркий, чем свет факелов.
– Тогда оставайся в качестве моего советника, моего учителя – моего друга. Мы связаны, Охотница. Ты чувствуешь это, именно твоя ярость позвала меня с небес.
Да, Соколица знала: она и сейчас ощущала пылающую связь между ними. Перед ее внутренним взором промелькнули драконы: золотой, серебряный, черный, лазурный, красный, белый, и еще два – цвета железа и цвета камня. Со сложенными и с распростертыми крыльями они метались в клетке ее разума, мчались по голубым небесам, в лунном свете, над снежными равнинами, сквозь черное, лишенное звезд молчание, через сияющее сердце солнца…
Она не могла пошевелиться. Люди смотрели на нее, не сводя глаз.
Существовали слова, которые она могла произнести. Лучница слышала, как другие их произносят.
Я клянусь в верности Карадуру Атани, лорду Крепости Дракона. Я буду выполнять его приказы: мой нож в его руке, во времена войны и мира, в беседах и молчании, до тех пор, пока он не отпустит меня, пока не закончится моя жизнь или придет конец миру.
То были всего лишь слова. Она в них не нуждалась. Соколица протянула руки через стол и ощутила, как его жаркие ладони сжали ее запястья.
– Я останусь, милорд, – сказала она.


Когда Террил вышла из зала, в осеннем небе сияла Луна Охотников, пухлая и желтая, как яблоко из Камени. Ветерок принес из сада ароматы жимолости и розмарина, Соколица вышла во двор, нашла скамейку и села.
Прошло некоторое время, и в ночь, залитую лунным светом, вышел мужчина. Соколица решила, что это Хью или Герагин, но ошиблась: это был Азил. Она кивнула ему. Певец уселся на другом конце скамейки. Над их головами, широко распластав белые крылья, пролетела желтоглазая сова.
– Теперь он стал настоящим Драконом. Ты это чувствуешь?
– Да, – коротко ответила она.
– Он сдерживает свою силу со всеми. Почти со всеми.
– А с тобой?
– Нет.
– Тебе трудно?
– Иногда. – Горе тому, кто заблудился в стране дракона, потому что любить и знать дракона гибельно… – Я рад, что ты решила остаться.
– Я научу тебя всему, что знаю, – обещала она. – Но кто может знать, чего хочет он?
– Ты не знаешь?
Она покачала головой.
– Больше всего на свете он мечтает найти своих родичей. Вот уже шесть месяцев он летает над Риокой, разыскивая их.
– Почему?
– Потому что он один, – ответил Азил. – У него нет отца – остались лишь воспоминания, нет матери, нет брата, нет никого, кто был бы похож на него, во всей Риоке. Он Дракон Чингары, других нет. Ты можешь это себе представить?
Она не могла. Ее мать все еще жила в Войане; женщины, которых она называли сестрами, были разбросаны по всей Риоке: темноволосые, зоркие женщины, многих из них Соколица не встречала, но знала, что сразу же их узнает – ее кровь заноет…
– Нет. – Камни у нее под ногами поблескивали в лунном свете. Сова неожиданно устремилась к земле. Тоненько пискнула мышь. Потом стало тихо. – А если он их не найдет?
– Если он их не найдет, – отвечал Азил, – то начнет искать женщину, которая согласится стать его женой и родить ему детей.
– Ты не против?
Азил улыбнулся и задумчиво проговорил:
– Я не буду знать до тех пор, пока это не произойдет. Он станет другим. Но я смогу это перенести.
Они вернулись в зал. Дракон ушел, но Хью, Герагин и Орм еще оставались. Орм достал игральные кости. Хью откинулся назад, положив голову ей на колени. Соколица в задумчивости перебирала его волосы. Азил вышел из зала. Она знала, куда он направляется. Наклонившись, она подула Хью в ухо.
– Вставай, – прошептала она, – пойдем в мою комнату.


Соколицу разбудили звуки рожка.
«Вставайте, вставайте, вставайте!»
Она приподнялась, опираясь на локоть. Несколько мгновений лучница не понимала, где находится: было холодно, все вокруг заливал лунный свет, а звук рожка во мраке ночи напомнил ей огонь, стрелы и лед. Хью уже не было рядом.
Он оставил окно открытым; занавески трепетали, точно паруса на ветру. Снизу доносился отчаянный вой собак. Рожок продолжал петь:
«Вставайте, вставайте, вставайте!»
Соколица быстро оделась и выскочила в общий зал. Там горели все факелы, светильники и свечи. Посреди зала стояли Дракон и женщина с хлыстом в руках. Она была одета в мужские бриджи и солдатскую кожаную куртку, лицо покрыто дорожной пылью. Было видно, что в прошлом она была необыкновенно красива. Прежде Соколица никогда ее не встречала. Зал быстро заполнялся мрачными мужчинами. Лучница взглядом поискала Хью.
– Кто она? Что произошло?
– Меллия Амдур, – напряженно ответил Хью. – Жена Торина Амдура.
Между тем женщина продолжала говорить:
– Герн поехал за ними. Он ранен, но продолжает их преследовать.
– Кто они такие? – спросил Дракон.
– Я не видела: платки скрывали их липа. Они приехали со стороны гряды Колла. Отряд состоял примерно из двадцати человек. Многие были пьяны, они громко смеялись. И они не стали поджигать амбар. Я оставила там Лианну с детьми, девушками и конюхами. – Ее голос дрогнул, но она заставила себя успокоиться.
Дракон положил руку ей на плечо.
– Мы их найдем, – сказал он. – Герагин, я хочу, чтобы тридцать вооруженных всадников были готовы выступить в самое ближайшее время. Меллия, они тебя видели?
– Да, они видели, как я ускакала. Трое пытались меня преследовать, но я взяла Напева, самого быстрого из наших коней, к тому же я лучше знала дорогу. В лесу мне удалось оторваться от них.
Неожиданно заговорил Азил Аумсои, сидевший у дальней стены.
– Они не догадываются, что Меллия здесь. Почти наверняка грабители решили, что она поскакала в Чинтару. И будут ждать нападения со стороны восточной дороги.
– Тогда мы атакуем их с севера. – Карадур заговорил громче. – Послушайте все. – В зале воцарилась тишина. – Двадцать человек, возможно, они пришли с земель Рео Унамиры, сегодня ночью сожгли дом Торина Амдура и угнали его скот. Торин и Гарт погибли. Дети и слуги остались в амбаре. Сначала мы поскачем на ферму, а потом отправимся за убийцами. Макаллан здесь?
– Да, милорд, – спокойно отозвался целитель.
– Ты понадобишься. М. арек, здесь будешь командовать ты. Орм, сегодня ты поведешь лучников. Охотница! – Огонь Дракона горел в ее разуме. – Там могут быть раненые. Ты найдешь их для меня?
Она освободилась от его огня.
– Да, милорд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зима драконов - Линн Элизабет


Комментарии к роману "Зима драконов - Линн Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100