Читать онлайн Зима драконов, автора - Линн Элизабет, Раздел - ГЛАВА 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зима драконов - Линн Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зима драконов - Линн Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зима драконов - Линн Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Элизабет

Зима драконов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 22

Пальцы Карадура сомкнулись на блистающем амулете. Морщины и усталость исчезли с его лица; оно светилось удивлением. Руил наклонился, чтобы поднять шкатулку.
– Не трогай ее, – резко приказал Карадур. Мальчик тут же отступил назад. – Ты можешь пока оставить ее у себя? – спросил Атани у волшебницы.
– Да, милорд Дракон. – Сенмет коснулась его руки и указала на юг. – Направляйся туда, – посоветовала она. – Тебе понадобится много места.
Он так и сделал, быстро шагая между канавами, ямами-ловушками и грудами камней. Земля здесь постепенно шла под уклон: идущий довольно быстро пропал из виду, но затем показался снова. Наконец Карадур остановился.
– Что это? Что он собирается делать? – спросил Рогис.
– Смотри, – ответила волшебница.
Неожиданно хрустальное сияние затмило свет дня.
Когда оно погасло, человек исчез. На его месте возник дракон. Его изящные граненые чешуйки сияли в прозрачном солнечном свете, точно расплавленное золото. Голову украшала роскошная грива из тонких шипов. Он был огромен: стройное и грациозное тело более пятидесяти футов в длину с царственной головой и хвостом, напоминающим громадный хлыст с острыми шипами. Открыв клыкастую пасть, он взревел, и это был оглушительный триумфальный крик могучего существа. Его крылья раскрылись, точно гигантские веера.
С необыкновенной легкостью дракон взмыл в небо. Огромные крылья со свистом рассекали воздух. Он сделал над ними круг и вновь испустил оглушительный клич. А потом с удивительной грацией выпрямил свое длинное тело и полетел, как стрела, в сторону солнца.


Лошади, как и следовало ожидать, взбесились.
Они вставали на дыбы, ржали и рвали кожаные постромки, словно те были из соломы. Животные выдергивали из земли шесты, к которым были привязаны, и уносились прочь. Скакуны под всадниками понесли. Даже мулы, выбранные за выносливость и спокойный нрав, бросились бежать в разные стороны, таща за собой нагруженные сани и повозки. Герагин Дол упал на колени и закрыл лицо руками, его била крупная дрожь. Орм склонился над ним.
– Клянусь яйцами Вайкеннена! Ты в порядке?
Темноволосый офицер поднял голову. Он смеялся сквозь слезы.
– Да. О боги! У нас уйдут часы, чтобы собрать лошадей и мулов.
Орм посмотрел на него и покачал головой.
– Саидор! – закричал он. – Отведи капитана туда, где он сможет присесть. – Он показал в ту сторону, где на соломенном тюфяке лежала Соколица из Уджо.
Рядом с ней находился Азил Аумсон. Сандор повиновался. Пока он устраивал Герагина рядом с раненой лучницей, мимо проскакало несколько обезумевших лошадей. Герагин был смертельно бледен, и Сандор протянул ему мех с вином. Мастер всадников поднес его ко рту. Однако ему удалось сделать пару глотков только со второй попытки: часть вина выплеснулась на грудь. Вскоре на его щеках проступил румянец, и мужчина перестал дрожать.
– Извините, – пробормотал он.
– Тебе не в чем извиняться, – заявил неожиданно возникший рядом Медведь. Он усмехнулся и похлопал Герагина по плечу. – Ну и рев – будь я лошадью, непременно удрал бы. – Он немного помолчал, а потом добавил: – Я видел его отца, Черного Коджиро. В то лето я путешествовал в горах Накаси, возле Ярроу, направляясь в небольшой виноградник. Он пролетел у меня над головой. Дракон промчался так низко над землей, что у меня дух захватило. С той поры прошло не меньше двадцати пяти лет, но я помню, что он был совершенно черным, если не считать алого гребня, начинавшегося между глаз и идущего до спины. Он заговорил со мной. «Какая приятная встреча, братец Медведь. Как охота?» И я ответил ему, не вслух, а так, как иногда говорят друг с другом меняющие форму: «Все хорошо, брат. А как твои дела?» Он ничего не сказал, но рассмеялся – так хохотала бы гроза, если б умела. Его смех звучал у меня в башке несколько дней.
Спокойный уверенный голос Медведя успокоил Герагина.
– Да, – печально согласился он. – Похожее ощущение – будто гром прогремел у меня в голове. – Он вновь поднес мех с вином к губам и сделал большой глоток. – Мне было одиннадцать, когда Коджиро Атани сжег дотла Мако. Я помню, как падал с небес белый дождь, помню ужас матери. Однако дракона не помню. – Он расправил плечи и встал. – Пора заняться делом.
Медведь посмотрел ему вслед.
– Ваш Дракон собрал неплохих людей, – заметил он. – С этим все будет в порядке. Он немного переволновался, вот и все.
Соколица с трудом села. Макаллан прибинтовал ее сломанную руку к телу и сделал повязку, скрывающую пустую глазницу. Она посмотрела в лазурное небо.
– Я ненавижу его, – хрипло сказала она.
– Кого? – спросил Азил, протирая глаза.
– Вашего Дракона.
К ним подошел лучник Хью. Как и все вокруг, он был покрыт пылью, левое плечо кровоточило.
– Капитан хочет, чтобы все вернулись в лагерь.
– А что будет с лошадьми? – спросил Азил.
– Он сказал, что лошади сами нас найдут, когда немного успокоятся. – Немного смущенно он добавил: – Соколица, могу я тебе помочь?
– Я справлюсь сама, – ответила женщина, медленно поднимаясь на ноги и стараясь не шевелить сломанной рукой. – Ты ранен?
– Так, чепуха. Меня слегка задело, когда рухнула башня. – Хью огляделся. – Твои лук…
– Его больше нет, – сказала Соколица. Медведь подошел к ней, чтобы поддержать, но она наградила его мрачным взглядом. – Я не инвалид!
– Ты помогала мне, – кротко ответил он.
Соколица поджала губы.
– У меня осталась здоровая рука. – Медведь слегка наклонился, позволяя лучнице самой взять его под руку.
Они зашагали рядом, Медведь старался не делать больших шагов. В глазах Хью появилось разочарование, и он отвернулся. Азил тронул юношу за рукав.
– Они старые друзья, – мягко сказал он. – Иногда легче разделить свою боль с теми, кто хорошо тебя знает.
Хью заморгал, а потом кивнул. Азил взмахом руки отпустил лучника, потом повернул голову и увидел Сенмет из Мако, которая смотрела на него. Двумя руками она держала маленькую черную шкатулку.
– Полагаю, ты знаешь эту шкатулку, – сказала она.
– Я помогал ее делать.
– Карадур попросил меня ее сохранить, – Она улыбнулась, увидев, как изменилось его лицо. – Ты боишься, что она меня испортит?
– А на то есть основания?
– Нет. Однако мне приятно, что ты спросил. Надо вернуться в лагерь, – проговорила она. – Ты можешь меня сопровождать? Местность здесь неровная, а я старая женщина.


Они дошли до того места, где земля выравнивалась, когда из небольшой впадины выскочил Гортас с горящими алыми глазами. Под мышкой он держал Шема, а в свободной руке сжимал нож с широким клинком.
– Мой друг Азил. Какая удача. – Он злобно улыбнулся певцу. – Я очень надеялся, что ты будешь проходить мимо. Я вырву внутренности волчонка через грудную клетку, как уже проделал с его отцом, а ты будешь смотреть. Мой повелитель тебя ненавидит, певец, тебе это известно?
– Твой хозяин спит, – ответил Азил. В глазах Гортаса вспыхнула ярость.
– Да. Но он проснется. Разве ты не знаешь, что он бессмертен? Я отправлю твою душу служить ему.
По ледяной земле застучали камешки. Финлс, стоявший в тридцати футах от них, потянулся к луку. Гортас резко повернулся к нему.
– Лучник, если ты прикоснешься к своему оружию, ребенок умрет.
Финле замер.
Варг-оборотень злобно ухмыльнулся.
– Финле Харалдсен, именно я встретил твоего друга Герина в ту ночь на стене. Я съел его глаза и язык. Ты даже не представляешь, какое удовольствие мне это доставило.
Ярость и ужас исказили лицо Финле. Гортас прижал кончик ножа к животу Шема. Пальцы сильнее сжали рукоять.
Время пришло, волчонок.
– Нет, – сказала Сенмет. – Я этого не позволю. – Она произнесла одну сложную фразу с множеством шипящих.
Волосы Азила встали дыбом, а нож в руке Гортаса превратился в извивающуюся черную змею. Он с проклятиями выронил ее из рук. Над землей пронесся крик: нет, такие звуки не мог издать человек, так яростно реветь мог лишь зверь. Огромная худая Белая Медведица выскочила из поры и бросилась на оборотня.
С невероятной быстротой Гортас метнулся в сторону и побежал прочь вдоль куч земли. Медведица вновь взревела и помчалась за Гортасом. Финле отскочил в сторону. Со всех сторон кричали люди и бежали к ним с оружием в руках.
– Не убивайте его! – закричал Финлс. – У варга мальчик. Пусть медведь отвлечет оборотня!
Медведица, потеряв след Гортаса, с недовольным рычанием закрутилась на месте, опустив голову. На светлой голове выделялись обрубленные уши. Кто-то выжег ей оба глаза.
– Стой неподвижно, – шепнула Сенмет Азилу. – Она не может видеть и слышать и охотится только по запаху.
Огромная голова моталась из стороны в сторону. Сенмет заговорила на языке магов, и с севера подул сильный ветер. Медведица подняла голову и взвыла. Потом прыгнула в канаву и побежала по каменистому берегу, цепляясь когтями за наст, чтобы не упасть.
Откуда-то выскочивший Гортас швырнул в медведя завернутого в плащ Шема.
Финлс выпустил стрелу. Однако промахнулся, и стрела вонзилась в землю. Отвратительный серый дым начал подниматься к небу, Гортас-человек исчез. Темный варг с тупым рылом присел перед прыжком между кучами земли. Лучники начали стрелять, но оборотень пропал прежде, чем до него долетела хотя бы одна стрела.
Белая Медведица глухо зарычала. Ее огромная голова поворачивалась из стороны в сторону. Затем она опустилась на вес четыре лапы и двинулась к Шему.
– Хей! – отчаянно закричал Финле и замахал руками. – Смотри, смотри сюда! – Однако Белая Медведица не обращала внимания на шум.
В этот момент у нее за спиной раздалось низкое рычание. Рыже-коричневый медведь с янтарными глазами мчался к врагу, перескакивая через канавы. Белая Медведица неуклюже повернулась к новому противнику. Шерсть у него на шее встала дыбом. Они остановились друг напротив друга, низко опустив головы. Белая Медведица угрожающе щелкнула челюстями. Огромный медведь цвета корицы повторил это движение. Они немного постояли, а потом Медведица бросилась в атаку.
Рыжий Медведь встретил ее, они взревели и сомкнули челюсти. Белая Медведица полоснула зубами по груди Рыжего Медведя. Взревев, Рыжий Медведь прыгнул на нее и опрокинул на землю, заставив открыть бок, а потом нанес два мощных удара лапой. Потекла кровь, пачкая светлый мех.
В шесть длинных прыжков Финле оказался рядом с Шсмом, схватил мальчика и бросился прочь. Однако медведи не обратили на него ни малейшего внимания, продолжая кружить на крошечном пятачке ровной земли. Противники вновь сошлись, обмениваясь ударами могучих лап и выпрямившись в полный рост. Затем челюсти Рыжего Медведя сомкнулись на горле врага. Белая Медведица взвыла и покачнулась.
Рыжий Медведь, пасть которого окрасилась алой кровью, выпустил свою противницу, и Медведица рухнула на землю. В голубом воздухе замерцали капли серебристого дождя.
А через несколько мгновений на грязной земле лежала изможденная обнаженная женщина.
Длинные светлые волосы доходили ей почти до колен. На торчащих ребрах остались следы когтей. Из раны на горле горячей рекой текла кровь.
Медведь Иниссон, тяжело дыша, опустился рядом с ней на колени. Руки женщины сжали землю, а потом ее пальцы разжались. Поток крови постепенно стал стихать и наконец иссяк.
– Я пытался заговорить с ней, – устало проговорил Медведь. – Она меня не слышала. Мальчик в безопасности?
– Он у меня, – сказал Финле.
Соколица из Уджо подошла к ним.
– Гортас, – хрипло спросила она, – куда он делся?
– Исчез. Ему удалось сбежать: наши стрелы его не достали, будь проклята его чудовищная душа. – Финле указал рукой. – Будь у нас лошади, мы могли бы попытаться его поймать… – Темная тень быстро убегала на север вдоль покрытого снегом склона холма.
Медведь попытался встать.
– Я не могу, – беспомощно сказал он.
Темные глаза Соколицы сверкнули от ярости. Она закинула голову назад, глядя на сияющее солнце, и закричала, издав нечеловеческий звук, высокий и гортанный. Высоко на холме варг остановился и изменил форму. Безволосый человек с усмешкой смотрел на них издалека, зная, что люди не могут до него добраться.
Золотой дракон обрушился с небес на землю, словно падающая звезда. Он взревел; раздался все тот же, подобный раскатам грома, звук. Гортас завопил, когда ужасные, словно кривые сабли, когти сомкнулись на его теле. Взмахнув могучими, сияющими на солнце крыльями, дракон взмыл в небо и разжал когти. Монстр неподвижной, сломанной куклой рухнул на снег. Медленно, очень аккуратно дракон опустился на землю. Он приземлился на равнине, в том самом месте, откуда взлетел, и уселся, точно отдыхающая кошка. Из его ноздрей курился пар. Дракон зевнул, показав зубы, подобные наконечникам копий, и длинный черный язык. Затем его сияющие крылья сложились на спине, и он посмотрел на людей своими странными глазами.
Азил Аумсон очнулся первым, уверенно направился к огромному золотому зверю и опустился перед ним на колени. Огромная узкая голова наклонилась вниз. Дракон слегка принюхался. И хрустальная комета пронеслась по небесам. Карадур Атани стоял перед своим другом. Он протянул руку и коснулся лица Азила. Казалось, они обменялись несколькими беззвучными фразами. Потом лорд-дракон положил руку на плечо певца и помог ему подняться.
Они вместе зашагали к застывшему на месте отряду.
Тонкий слой золотой пыли, подобной пыльце, искрился на коже Карадура. Многие из солдат невольно отступили назад. Лоримир Несс вышел, чтобы приветствовать Карадура.
– Милорд, – сказал капитан слегка дрогнувшим голосом, – добро пожаловать обратно.
Лорд-дракон улыбнулся Лоримиру Нессу.
– У меня нет слов, чтобы отблагодарить тебя, – негромко проговорил он и посмотрел на тело светловолосой женщины, – Расскажите мне о ней.
– Эта женщина… – заговорил Лоримир, – была белой медведицей, милорд. Она пряталась в одной из впадин. Как и Гортас, Она стала его преследовать, и он, чтобы спастись, бросил к ее ногам ребенка. Медведь, – капитан указал на стоящего на коленях рыжеволосого мужчину, – ее остановил.
– Медведица была слепа и ориентировалась по запахам, а Гортас завернул ребенка в свой плащ. Очень ловко. Я не хотел ее убивать. Но она была безумна. Ее разумом полностью овладела ненависть к Гортасу – она хотела только одного: убить негодяя. – Бородатый великан отвел грязные волосы с изуродованного лица. – Когда-то это была ее территория. Я бы хотел похоронить ее здесь. Но земля слишком твердая.
– Здесь есть камни, – сказал Лоримир. – Мы можем насыпать курган.
– А где Шем? – спросил Карадур.
– Он у меня, милорд, – слегка задыхаясь, проговорил Финлс.
Карадур взял мальчика из его рук и опустился на колени.
Волосы Шема стали жесткими от грязи; бархатистая кожа потемнела; он был охвачен ужасом и едва дышал. Тесный кожаный ошейник натер на шее красные волдыри. Карадур легко разорвал ошейник сильными пальцами и отшвырнул прочь.
– Шем, – мягко сказал лорд-дракон, – сейчас мы отправимся домой. Человек, который тебя обижал, исчез. Пропал навсегда. Мы поедем верхом на лошади, у тебя будет достаточно еды и чистой одежды, тебя никто не посмеет ударить. – Мальчик бессмысленно таращился на Карадура.
Лорд-дракон терпеливо повторил все с самого начала.
Постепенно в карих глазах ребенка, осененных длинными ресницами, появилось понимание.
– Шем идет домой? – прошептал малыш.
– Да, – ответил Карадур и погладил его по голове. – Финлс, у тебя есть младший брат?
Финле недоуменно пожал плечами.
– Нет, милорд.
– Тогда найди мне того, у кого он есть. Финле только покачал головой.
– Милорд, – вмешался кто-то из солдат, – у лучника Хью есть братья. – Хью тут же вытолкнули вперед.
– Сколько лет твоему брату? – спросил лорд-дракон.
– Милорд, у меня их трое. Лью шестнадцать лет, Говану – двенадцать, а Раури – девять.
– Тебе часто поручали присматривать за ними, пока ты жил дома? – Хью кивнул. – Хорошо. Хью, это Шем, сын Волка. Сколько ему – быть может, три года?
– Еще не исполнилось двух, – мягко поправил Хью. – Дети меняющих форму растут быстрее.
– Шем, это Хью. Теперь ты находишься под его защитой. Он выкупает тебя, найдет одежду и покормит, а потом приведет ко мне. Он не станет тебя обижать. Обращайся с мим осторожно, – добавил Карадур, повернувшись к Хью.
Хью уверенно посадил мальчика к себе на колени.
– Привет, маленький дружок, – сказал он, – ты не поможешь мне найти мою лошадь? – Он начал поворачиваться, но Шем схватил Карадура за палец.
– Подожди, – сказал лорд-дракон. Голубое пламя затанцевало на его ладонях. – Ты помнишь эту игру? Хорошо, детеныш. Ничего не бойся. Ты в безопасности. – Только после этих слов Шем выпустил палец Карадура, и Хью унес его с собой. – Лоримир, к югу отсюда есть небольшое стадо лосей. У некоторых из них еще осталось мясо на костях. Пошли туда охотничий отряд. Нам потребуется свежее мясо для путешествия домой. – Солдаты переглянулись. – Если, конечно, ты не считаешь, что люди слишком устали…
– Милорд, – осторожно заговорил Лоримир, – у нас возникла небольшая проблема.


Лошади вернулись в лагерь часов через шесть.
Они пугливо косились по сторонам и выглядели ужасно усталыми.
– Четыре лошади хромают, – доложил Герагип, – а один из мулов поранил ногу. Должно быть, упал. Что до остальных, то после ночного отдыха они будут в порядке.
Люди не теряли время, дожидаясь лошадей. Убитых вражеских солдат сложили в кучу – оставили на обед воронам. Медведь Иниссон вместе с Финле и несколькими другими солдатами насыпали курган над телом Белой Медведицы.
Хью вымыл Шема, поливая его теплой водой из чайника, и одел в запасную тунику, которую пришлось подвязать веревкой.
– Ничего более подходящего мне найти не удалось, – сказал он, передавая ребенка Карадуру. – Зато теперь он чистый.
– На первое время сойдет, – спокойно ответил лорд-дракон. – Все в порядке, детеныш? – Глаза мальчика уже не были наполнены ужасом, но он выглядел бледным, худым и усталым.
Шем молча смотрел в лицо лорда-дракона. Воздух наполнился звоном молотка Телчора Фелса, он занимался починкой упряжи, подковывал лошадей, выправлял лезвия мечей. Для кузнеца всегда найдется работа.
– Герагин, мы заберем тело моего брата с собой. Я поручаю тебе заботиться о нем.
– Да, милорд, – с поклоном ответил Герагин.
Соколица из Уджо сидела рядом с Азилом Аумсоном возле палатки и наблюдала, как работают солдаты. На ее лице застыла напряженная гримаса боли. Однако се не клонило в сон, и Макаллан считал, что это хороший знак. Рядом сидела Сенмет из Мако. Карадур, продолжавший держать Шема на руках, подошел к палатке. Он снял кольчугу, и Макаллан перевязал его плечо.
– Охотница, целитель сказал, что голова у тебя повреждена не так сильно, как он опасался. Однако ребра и рука заживут не сразу. Надеюсь, ты погостишь в Крепости Дракона до тех пор, пока окончательно не поправишься, – предложил лорд-дракон.
– Благодарю, милорд, – напряженно ответила Соколица.
– Шем, – продолжал Карадур, – ты знаешь, кто это? Она называет себя Соколица. Соколица живет в Уджо, большом красивом городе, куда ты когда-нибудь поедешь. Она твой друг.
Шем слегка нахмурился.
– Соколица? – удивился он. – Соколица летает?
– Не сейчас, – мягко ответил Карадур и показал на певца. – А его ты знаешь? Это Азил. Он мой друг. – Лорд-дракон опустил мальчика на землю. – Ты останешься с ними ненадолго? Обещаю, я буду рядом.
Мальчик долго смотрел на одноглазую женщину. Она поманила его к себе.
– Иди сюда, Шем, – ласково позвала Соколица. – Я знаю, вид у меня странный, но я тебя не обижу.
Ребенок молча сделал к ней два шага.
– Могу я поговорить с тобой, волшебница? – обратился тем временем Карадур к Сенмет. Та молча встала, сжимая в руке посох, и они отошли от палатки. – Волшебница, разреши мне сделать тебе какой-нибудь подарок, чтобы хоть немного отблагодарить за проявленную заботу?
Сенмет покачала головой.
– Золото мне не требуется, милорд. Кроме того, вы уже кое-что мне дали – маленькую черную шкатулку. Я возьму ее в Мако, чтобы изучить.
– И что ты рассчитываешь узнать?
– Что она собой представляет, как создана, на что способна. – Алая роза расцвела на конце ее посоха, тут же превратилась в миниатюрного алого дракона, который расправил крылья и улетел. – Милорд, я скоро вас покину. Моя работа здесь завершена.
– Увижу ли я тебя снова?
Скупая улыбка тронула ее губы.
– Следует ли из твоих слов, что ты больше не хочешь меня убить? – Потом она вновь стала серьезной. – Мы еще встретимся, милорд. Мы связаны друг с другом – волшебница и дракон. Пока я еще не вижу узор, но ощущаю его присутствие.
Он кивнул.
– Ты возвратишься в Мако?
– Да.
– Передай Эрину ди Мако, что наша война закончена, а враги убиты.
– Он будет рад это услышать.
– И если я когда-нибудь тебе понадоблюсь, позови меня, – продолжил Карадур. – Я приду.


Вечером золотой и алый закат окрасил темно-синее небо, точно благословение. Солдаты развели костры; аппетитный запах жарящегося мяса наполнил воздух. Лоримир, сурово предупредив всех о страшной каре, которая постигнет всякого, кто слишком много выпьет, трижды посылал по кругу мех с вином. Взошла луна. Воины приветствовали ее появление тостом. Потом выпили за Лоримира, Герагинаи Маргейна. Из седельных сумок появились кости. Рогис и Орм устроили бойцовскую схватку, и Рогис, успевший крепко выпить, оказался лицом в снегу. У костра лучников Маргейн спел грустную любовную песню «Леди из Хелоса и Нелл».
Олав исполнил песню на своем языке, которого никто не понимал, но всем она ужасно понравилась; в мелодии был четко выраженный ритм, и веселый припев после второго раза подхватили все.
Карадур сидел немного в стороне от веселящихся солдат. Шем, завернутый в плащ лорда-дракона, устроился у него на коленях. Маленький мальчик неотрывно наблюдал за голубыми искрами, плывущими над пальцами Карадура.
Наконец поднялась темная неподвижная фигура, сидевшая рядом с одноглазой лучницей. Мерцающий свет костра осветил покрытые шрамами руки. Все замолчали.
Азил начал медленную песню. Все хорошо ее знали: в ней рассказывалось о заговоре, кровавой западне и семи воинах, избранных древним королем для того, чтобы они пересекли опасную страну и привели к нему иа выручку верную армию. Но посланцев предали, их долго преследовали, и все, кроме Дориана, погибли. Однако Дориан сумел привести армию на помощь своему королю. И все праздновали успех смелого воина. Но сейчас Азил спел эту песню иначе. Она прозвучала как похоронная песнь, и всеми любимый припев: «Всадники у ворот! Всадники у ворот!» превратился в горестную жалобу.
– Мы пали, чтобы ты мог доскакать, – пел Азил. – Помни…
Сидевшие вокруг костра солдаты склонили головы, вспоминая погибших друзей, похороненных в снегу, в полях или под камнями. Лоримир смотрел вдаль, и на его лице появилось выражение, которого они никогда не видели прежде. Финле плакал, не скрывая слез.
Песня кончилась. Никто не аплодировал. Рогис налил вина, стараясь, чтобы его рука не дрожала, и протянул чашу певцу. Однако Азил ее не взял. Вместо этого он подошел к человеку в темном плаще, сидевшему в стороне. Взяв мальчика на руки, Азил отнес его к Хью. Лоримир что-то негромко сказал, и солдаты потянулись к своим одеялам, многие зевали.
Певец ждал.
Наконец Карадур встал. Он взял певца за руку, и они вошли в шатер. В нем было тепло и пусто. Сквозь неплотно закрытый полог пробивалось слабое сияние лунного света. Тягучие тени плыли по стенам шатра.
Усевшись на край своей постели, Азил снял сапоги. Он отстранение заметил, что с трудом контролирует собственное дыхание. Музыкант стянул рубашку, вслушиваясь в шуршание материи. Его губ коснулся палец, призывая к молчанию.
Уверенные ласки, казалось, сорвали кожу с его тела. Он негромко вскрикнул, когда огонь напитал все его чувства, и Азилу показалось, что его кости плавятся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зима драконов - Линн Элизабет


Комментарии к роману "Зима драконов - Линн Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100