Читать онлайн Зима драконов, автора - Линн Элизабет, Раздел - ГЛАВА 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зима драконов - Линн Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зима драконов - Линн Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зима драконов - Линн Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Элизабет

Зима драконов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 21

Перед рассветом Медведь Иниссон оказался возле небольшой впадины в западной стене замка.
Дорогу ему преградила узкая деревянная дверь. Замок был сломан, дверь едва держалась на нижней петле. Стена, издалека казавшаяся нерушимой преградой, вблизи была хлипкой, как деревянный забор. Она легко крошилась под его руками.
По другую сторону двери стоял часовой. Сначала Медведь слышал его шаги, а потом до него донесся храп. На бастионах часовых не было. Сидевшие на башнях вороны спали, спрятав голову под крыло. Далеко в небе, на немыслимой высоте сияли звезды, образующие удивительные узоры на лике ночи.
Медведь слегка поскреб кончиком своей дубины по деревянным планкам двери. Храп прекратился. Медведь ждал. Дверь приоткрылась. Медведь не шелохнулся. Дверь открылась пошире. Солдат выглянул в темноту. Рыжебородый великан концом дубинки нанес безжалостный удар сначала в грудь солдата, а потом в лицо. Тот бесшумно повалился на землю. Медведь перешагнул через неподвижное тело и аккуратно закрыл за собой бесполезную дверь. Коридор был таким низким, что ему приходилось наклонять голову. Тусклый зеленоватый свет едва освещал шершавые холодные стены.
Медведь услышал какие-то слова, но смысла ему разобрать не удалось. Он даже не сумел понять, откуда они доносятся и сколько человек участвует в разговоре. Ярость вела его вперед, точно страсть. Он ненавидел всех. Медведь хотел охотиться на этих людей, неожиданно напасть и убить одного за другим. Однако он пришел за чародеем. Сжимая дубинку, великан бесшумно двигался по узкому вонючему коридору.
У него за спиной в луже собственной крови остался лежать вражеский солдат.
* * *
Отряд проснулся еще до рассвета.
Азил оставался в своей палатке в полном одиночестве. Свеча давно догорела: он сидел в холоде и темноте. Лагерь просыпался. Доносилось негромкое ржание лошадей; было слышно шипение полозьев по насту. Постукивали мечи в ножнах. Азил ощутил запах дыма и навоза, запах человеческих экскрементов и собственного грязного тела.
Сведенные судорогой пальцы мучительно болели. Ему пришлось несколько раз согнуть и разогнуть их, чтобы судорога прошла. Бывший певец всю ночь просидел, не снимая одежды. Ему ничего не снилось; впрочем, он и не засыпал.
За ним пришли Олав и Ирок. Олав помог ему надеть сапоги. Они принесли воду, чтобы Азил умылся, а потом отвели в отхожее место. Небо было жемчужно-серым, как внутренняя поверхность раковины. Ртутная полоска света дрожала на восточном горизонте. Азил с отстраненной улыбкой отметил тех солдат, что смотрели на него, и тех, кто отводил глаза в сторону. На их лицах он многое мог прочесть. Вернувшись в центр лагеря, он услышал шум крыльев. Над головой пронеслось белое пятно. Неужели волшебница провела всю ночь в форме орлицы, и если да, то где же она спала? Поблизости не было ни деревьев, ни скал. Впрочем, маг способен принимать любые формы. Он может стать камнем, огнем или даже ветром.
– Я бы хотел немного света, – попросил Азил, и солдаты принесли ему свечу, а потом – хотя он об этом не просил – жаровню.
Протянув искалеченные руки к теплу, бывший лютнист услышал звук шагов, которые уже давно ждал, и низкий голос. Он обернулся. Полог палатки был отброшен в сторону. Пламя свечи вспыхнуло ярче.
Карадур Атани завязал волосы золотым шнуром. Меч висел на спине. На нем была кольчуга; стальные кольца поблескивали под темным плащом.
– Я отпустил охрану, – сказал лорд-дракон. – Ты можешь идти, куда пожелаешь. – Карадур протянул какой-то предмет, и Азил машинально его взял.
Это был нож.
У певца пересохло в горле. Теперь, когда он так нуждался в голосе, тот оставил его.
– Благодарю, – с трудом проговорил Азил и спрятал нож под рубашку. А потом, поскольку следовало что-то сказать, спросил: – Я буду наказан?
– Зато, что тебе снились сны? – сказал лорд-дракон.
Он шагнул вперед, и свет озарил его лицо – морщины стали глубже – Карадур также не спал всю ночь.
– А кому удалось бы заснуть?
Их разделяли четыре шага. Только четыре шага. Снаружи раздался голос Лоримира Несса.
– Милорд, уже почти время.
– Сейчас, – негромко сказал лорд-Дракон и сделал шаг вперед. – Азия, я никогда тебя об этом не спрашивал. Возможно, потом уже не будет такой возможности. Ты знал, как сильно мой брат меня ненавидел. Почему ты согласился ему помочь?
– Он сказал, что тебе грозит опасность. Он сказал… – Азилу было очень трудно произнести эти слова… – что перед тем, как изменить форму, тебе необходимо стать отцом, чтобы сохранить линию наследования.
К удивлению Азила, на лице лорда-дракона промелькнула короткая улыбка.
– Да. Он говорил мне об этом. Наверное, он был прав. Что-нибудь еще?
Азил, опустив голову, молчал. Однако до рассвета оставалось совсем немного; армия ждала. Существо в замке, снедаемое ненавистью, когда-то бывшее человеком по имени Тенджиро Атани, может одержать победу в предстоящей битве. Возможно, это их последний разговор.
И он продолжил, несмотря на громовые удары собственного сердца.
– Тенджиро сказал, что ты изменишься. После того как ты в первый раз превратишься в дракона, ты станешь совсем другим и мы даже не будем узнавать друг друга. И еще он предупредил, что ты можешь сойти с ума, как Черный Дракон; или улететь к солнцу, как король-дракон Лир. Я ему поверил.
Лорд-дракон склонил голову.
– Если бы я знал, что ты жив, я бы попытался тебя найти, – ровным голосом произнес он. Пламя свечи ярко вспыхнуло, озарив его лицо. По щекам Карадура текли слезы. – Он сказал мне, когда уходил: «Я накажу его за тебя. Я буду обращаться с ним с такой же нежностью, с какой ты обращался со мной». И я решил, что ты мертв.
– Я это знал, – ответил Азил.
– Я бы узнал тебя даже из сердца солнца. Даже если бы сошел с ума. Я узнаю тебя, какую бы форму ни принял. Клянусь.
– Милорд, – вновь позвал Лоримир. Понимание, как прибойная волна, прокатилось по лицу Карадура.
– Твои руки – их изуродовал Тенджиро, а вовсе не Гортас. – Азил кивнул. – Он хотел уничтожить твою музыку. Зачем он так поступил?
– Мне кажется, из мести. Он хотел, чтобы я молил его о пощаде. Но я не стал.
– Ты ни о чем его не просил?
– Я молчал три года. Больше я ничего не мог сделать.
– Расскажи мне.
Азил не смог стоя рассказывать эту историю. Он сел и переплел пальцы, чтобы они не дрожали.
– Я был очень слаб, когда второй раз сбежал из Митлигунда. Мне не удалось уйти далеко от замка. Варги без особого труда нашли меня и удерживали до тех пор, пока не подоспели люди из замка и не вернули обратно.
Гортас меня уже ждал. На этот раз он не стал меня бить. Вместо этого он обещал меня ослепить. Он в красках описал, как глазное яблоко шипит и растворяется, когда в него входит раскаленное железо. Человека привязывают к колонне, приносят жаровню и железный прут. Потом на глазах у жертвы прут раскаляют докрасна.
Вскоре пришел Тенджиро и остановил Гортаса. Он сказал, что я глупец; если бы мне даже и удалось добраться до твоих владений, он бы сумел выследить меня, как животное. Чародей сказал, что сейчас покажет, что такое справедливость Дракона. Потом вышел и вернулся с черной шкатулкой. Там лежал твой талисман; он совершенно не изменился, оставаясь жарким, как звезда. Мне казалось, что он потускнеет, но я ошибся. Тенджиро приказал Гортасу развязать мне руки и предложил вытащить талисман из шкатулки. Я попытался сопротивляться. Однако мои руки двигались вопреки моему желанию. Я получил сильные ожоги, но он не давал мне потерять сознание. Тенджиро заставил меня держать талисман обеими руками, пока огонь не сжег плоть и не добрался до кости. С тех пор я уже ничего не могу удержать в руках. Гортас отволок меня обратно в темницу.


Снаружи воины дожидались лорда-дракона. Дерри стоял перед входом в палатку. Он прижимал к груди шлем из позолоченной блестящей стали. Боковины имели форму крыльев. Рогис держал поводья черного жеребца. Толстые кожаные пластины прикрывали грудь и морду Дыма. Упряжь была начищена до блеска. Отряд выстроился в форме полумесяца, офицеры стояли в центре. Карадур вскочил в седло и развернул жеребца так, что оказался лицом к своим воинам.
– Друзья мои, мы прошли вместе долгий путь. – Он говорил негромко, но сто прекрасно слышали все солдаты, даже стоящие во второй шеренге. – Совсем непросто за пять дней пересечь ледник, отделяющий Крепость Дракона от Митлигунда, вопреки воле волшебника. Никто не посмеет сказать, что воины Дракона опоздали на битву…
Теперь вам предстоит самое трудное, Я знаю, что могу рассчитывать на ваши мечи. – Сухой сучок хрустнул под копытами Дыма; жеребец прянул в сторону, по Карадур легко удержал его на месте. – Поклянитесь всем сердцем, что вы будете соблюдать данную мной клятву. Вы должны стоять и наблюдать за схваткой, не вмешиваясь, до тех пор, пока не получите приказ своих капитанов. – Он посмотрел на Лоримира. – Ты даешь мне слово?
Солдаты не стали кричать и стучать по щитам. Они лишь молча кивнули и крепче сжали рукояти мечей. Раудри, играй наступление. – Карадур развернул жеребца на восток.
– Раудри, находившийся рядом с Лоримиром, поднес рожок к губам, и воздух наполнился пронзительными звуками. Знамя Дракона затрепетало на ветру. Отряд медленно двинулся вперед по изрытой земле. Орел парил над ними. Небо стало менять цвет – от бледно-серого к фиолетовому и розовато-лиловому. Всадники образовали полукруг напротив железных ворот замка. Карадур взял шлем у Дерри и положил его на седельную луку. Раудри заиграл вызов.
Железные ворота начали со скрежетом подниматься вверх. Гортас не торопясь вышел вперед. За ним семенил Шем, в ошейнике и на цепочке. Шестеро солдат, отстав на несколько шагов, следовали за ними. Один из них нес флаг: белая спираль на темном фоне. Оборотень был в доспехах, украшенных таким же гербом.
– Вы пунктуальны, милорд. Мой повелитель вновь вас приветствует. Он выражает сожаление по поводу вашей неизбежной смерти. – Гортас оглядел ряд застывших в молчании солдат. – У меня есть сообщение для вашего отряда. Лорд Кориуджи поручил мне сказать: если кто-то из вас хочет уцелеть, ему следует сложить оружие здесь и сейчас и преклонить перед ним колени. Он милосерден и оставит вам жизнь – всем, за исключением маленького предателя Азила. Он мой.
Небо начало светлеть. Карадур поднял шлем и водрузил его на голову. Туча воронов с криком поднялась над стенами замка. Солнечный свет коснулся шпилей Цитадели.
И в этот момент массивная тень возникла над крышей замка. Черные крылья расправились, словно шелковые паруса. Их нижняя часть сверкнула в утренних лучах солнца. Рогатая голова с клыками триумфально вскинулась, и огромный зверь взлетел в небо. Его когти сияли, точно сталь бритвы. От огромной клыкастой головы до похожего на хлыст хвоста было никак не меньше двадцати пяти футов.
Чудовище помчалось к человеку, сидевшему на черном жеребце. Несмотря на прекрасную выучку, лошади начали отчаянно грызть удила и в ужасе шарахаться в стороны.
– Клянусь матерью, Дракон! – воскликнул Лоримир.
Карадур резко увел жеребца в сторону, уходя от смертельной атаки дракона, обнажил меч и нанес удар, пытаясь отсечь коготь. Дракон взмыл в небо, а потом вновь устремился вниз. Его черные фасетчатые глаза величиной с человеческий кулак сияли пульсирующим чуждым светом.
И вновь Карадур увел жеребца с его пути, одновременно обрушив длинный острый меч на передние ноги чудовища. Во время третьей атаки дракон взвыл – Ледяная жидкость брызнула с неба. Она обжигала все, к чему прикасалась, словно кислота. Чудовище кружило, как борец, выбирающий подходящий момент для нападения. И вновь устремилось вниз, в последний момент ускользнув от клинка Карадура. Дым встал на дыбы, отчаянно заржав от боли. Коготь дракона рассек бок жеребца до самого хвоста. Карадур соскочил на землю. Кончик когтя задел клинок, и меч со звоном упал на землю.
Герагин схватил поводья Дыма. Эдраин поднял меч. Карадур развернулся и протянул руку в перчатке.
– Рогис! – Рогис бросился вперед и, точно бегун эстафетную палочку, вложил копье в руку Карадура.
Как зрители на соревнованиях, солдаты радостно закричали. С яростным воплем дракон понесся в атаку, подняв когтистые лапы, чтобы разорвать всех, кто встанет у него на пути. Упершись ногами в землю, Карадур нанес удар длинным копьем в незащищенное место между передней лапой и туловищем. Зверь рванулся в сторону и вновь начал набирать высоту. Левая передняя лапа бессильно свисала под необычным углом. Из раны текла белая кровь. Сделав небольшой круг, дракон бросился на врага. С ошеломляющей быстротой Карадур ускользнул от вытянутых когтей и ударил копьем по черному крылу. Поврежденная мембрана сжалась.
С пронзительным криком дракон упал на землю. Ему удалось приземлиться на три лапы, огромные мышцы напряглись. Открыв черную пасть, он заревел, не в силах справиться с переполнявшей его яростью. Зловонный дым вырвался из его горла. Он прыгнул вперед, пытаясь достать лорда-дракона клыками. Карадур уклонился и ударил копьем, но острие не сумело пробить чешую. Чудовище попыталось укусить Карадура, а в ответ лорд-дракон нанес удар в его шею. На сей раз острие глубоко вошло в плоть.
Чудовище содрогнулось и завыло. Глаза спазматически закрывались и открывались. Карадур прыгнул вперед. Точно гигантская кошка, он вскарабкался по чешуйчатому боку дракона и оказался за его огромной, похожей на купол головой. Блеснул кинжал, и его клинок по рукоять вошел в горло дракона.
Брызнула бледная кровь. Вырвав кинжал, Карадур нанес второй и третий удары. Рогатая обсидиановая голова дернулась в агонии. Длинное тело содрогнулось и рухнуло на землю. Солдаты едва успели отвести лошадей назад, спасаясь от ударов огромного хвоста.
Карадур соскочил на землю, держа копье наготове. Он ждал, собираясь продолжить схватку. Усеянный шипами хвост дракона несколько раз дернулся. Дрожь волной прошла по длинному телу. Затем шкура дракона треснула и распалась на две части, словно половинки кокона.
Огромный белый червь выбрался наружу, и воздух наполнился отвратительным зловонием. Червь бросился вперед, пытаясь нанести удар клыками, но Карадур встретил его ударом кулака, затянутого в латную рукавицу. Червь отпрянул, но затем его голова вновь метнулась вперед – на сей раз клыки оставили рваную рану на правом предплечье Карадура. По рукаву потекла алая кровь. Червь зашипел, как гадюка.
– Лучники, цельтесь, – негромко приказал Лоримир.
Сорок лучников натянули луки. Трехгранные наконечники засверкали на солнце. Герагин, стоявший рядом с Лоримиром, хрипло сказал:
– Капитан. Не делай этого.
– Ты позволишь ему умереть? – спросил Лоримир. Червь вновь бросился вперед. Карадур отступил.
Когда длинное тело червя вытянулось, лорд-дракон вонзил острое как бритва острие копья в мягкий живот, одновременно подняв копье над головой и вложив в удар всю свою силу. Копье проткнуло червя насквозь, и Карадур навалился на него всем весом. Яд потек по белым клыкам червя; он заметался, бессильно кусая воздух. Бледная кровь – такая же, как у дракона – хлынула из зияющей раны.
И тут блестящая оболочка червя стала сходить длинными прозрачными лентами. На месте червя появился пронзенный копьем светловолосый мужчина, стонущий от боли.
Карадур снял шлем. Его волосы пропитались потом. Лорд-дракон опустился на колени. Лицо Тенджиро было искажено болью. Он поднял ослабевшую руку и вцепился в древко копья.
– Каджи. Вытащи его.
– Если я это сделаю, ты умрешь, – ответил Карадур.
– Нет, я не умру. Он не даст мне умереть. Ты увидишь. Вытащи копье.
– Нет.
Искаженное болью лицо изменилось. Словно кувшин, в который налили воду, оно наполнилось злобой. Пустые нечеловеческие глаза уставились в лицо Карадура.
– Тогда проклинаю тебя, брат-дракон. Пусть твоя победа обратится в прах и пыль. – Он попытался дотянуться рукой до горла Карадура, – Ты никогда не будешь свободен от меня. Мой дух будет жить, будет следовать за тобой и приведет к гибели. Я обещаю.
– Твои угрозы пусты, Анкоку. Когда это тело умрет, ты уснешь.
И вновь послышался шепот Тенджиро Атани:
– Вытащи его. Вытащи копье.
– Нет. – Карадур прикоснулся ко лбу брата затянутыми в перчатку пальцами. – Тенджо, все могло быть иначе.
– Ты лжешь. Ты всегда меня ненавидел. Ты пытался убить меня в утробе матери. Карадур наклонился вперед.
– Скажи, где мой талисман.
Тенджиро Атани улыбнулся.
– Ах, вот ты о чем. Интересно, а можешь ты попросить меня, дорогой? Нет, не станешь. Талисман спрятан. Тебе никогда его не найти. Будь ты проклят, Каджи. Я должен был стать повелителем страны. Мне следовало быть Драконом. – Его тело изогнулось от боли. – О, как больно!
– Ты был драконом, – мягко сказал Карадур.
На злобном, измученном лице промелькнула умиротворенная улыбка. Карадур убрал руку. А потом они скорее почувствовали, чем услышали, глухой звук удара.
Башни Цитадели завибрировали, словно дым на ветру. Камни издали низкий глухой стон. Гортас и Шем куда-то исчезли. Солдаты, выстроившиеся у ворот замка, выглядели ошеломленными. Карадур вытащил копье из тела, встал, не выпуская копья, а потом метнул его во вражеских солдат. Они бросились бежать.
– Убейте их! – приказал лорд-дракон.
Сорок лучников выпустили стрелы. Враги падали один за другим. Земля, на которой стоял замок, дрожала; со стен посыпались камни, и воздух наполнился пылью. Решетка ворот заскрипела, завизжала, точно живое существо, и рухнула, железные пики глубоко вошли в землю.
Склонив голову, Карадур стоял у тела брата. К лорду-дракону подбежал Герагин.
– Милорд, – сказал он, – нужно уходить. Замок рушится.
Карадур не пошевелился.
– Я знаю. Но мы должны взять его с собой. Рухнула южная стена замка.
– У нас нет времени, – сказал Герагин. Карадур продолжал молчать, и воин положил руку ему на плечо. – Милорд, люди отойдут в безопасное место только вместе с вами.
Дракон медленно поднял голову. Казалось, он услышал какие-то слова. Восточная стена замка начала разваливаться. Карадур сделал шаг к своим солдатам. Под золотыми лучами солнца поплыли чистые и холодные звуки рожка. Отряд Атани отступал, а стены Черной Цитадели рушились прямо у них на глазах. Вооруженные мужчины вместе с другими, одетыми в грязное тряпье, разбегались во все стороны.
– Милорд, мы их пощадим? – спросил Герагин. Лорд-дракон покачал головой.
– Нет!
Финле, Орм и Эдраин начали выпускать одну стрелу за другой.
– Придержите стрелы! – неожиданно закричал Лоримир.
Огромный бородатый человек, одетый в темную кожу, кашляя, вышел из облака пыли. Он нес кого-то на руках. Вскоре он уже подходил к Карадуру. В желтых глазах Медведя светилась ярость.
Хъю расстелил на земле плащ. Макаллан убрал длинные волосы с бледного лица Соколицы, на котором выделялись разбитые губы. Правая глазница была пуста, остался лишь след от глубокого ожога.
– Я нашел ее в клетке, когда пытался добраться до чародея, – сказал Медведь.
Целитель осторожно ощупал правую руку и бок Соколицы. Она дернулась и застонала. Он осторожно повернул ее голову. Лучница поморщилась.
– Тебя били?
– Да.
– Ты можешь сказать, как давно это произошло?
– Точно не знаю. В клетке. – Левый глаз Соколицы открылся. – Чародей мертв?
– Да, – сказал Азил. – Его убил Дракон.
Соколица улыбнулась.
– Пить, – прошептала она. – Воды.
– Дайте ей воды, – приказал целитель. – Только немного.
Медведь осторожно приподнял голову Соколицы. К ним подошел Азил Аумсон, державший мех с водой двумя руками без перчаток. Он осторожно поднес мех к распухшим губам Соколицы, и она сделала несколько глотков.
– Сколько времени ты провел в клетке? – прошептала она.
– Три года.
Она закрыла глаз.
– Шем. Я видела его в замке. Он в безопасности?
– Прячется, – сказал певец. – Не беспокойся. Мы его найдем.
– Тебе лучше поменьше говорить, – заметил Макаллан. Карадур опустился на колени рядом с ним. – Правый локоть сломан, – пробормотал целитель. – А также рука и два ребра.
Лорд-дракон положил ладонь на здоровое плечо Соколицы.
– Кто сделал это с тобой, Охотница?
– Гортас.
Белый орел беззвучно спустился с небес и приземлился в пыль. Он склонил птичью голову набок, а потом превратился в волшебницу. Она стояла, опираясь на свой посох.
– Лоримир, выстави охрану вокруг замка, – приказал Карадур, поднимаясь на ноги. – Одни только боги знают, что здесь спрятано. Но если между камнями пробежит мышь, я хочу об этом знать.
– Здесь не может быть ничего живого, – с сомнением проговорил Лоримир.
Ветер нес пыль над развалинами замка. Оставался лишь шпиль, над которым развевался флаг.
– Тогда принесите мне тела Гортаса и ребенка.
– Мы обыщем развалины.
– Приступайте. Все, что найдут солдаты – пуговицы, старые башмаки, засохшие кости, – я хочу видеть все.
– И еще: скажите солдатам, чтобы были осторожны, – предупредила волшебница. – В этом месте живет древнее зло. Если они найдут какие-нибудь книги, их не следует открывать, а если увидят неразбившееся зеркало, пусть накроют его куском ткани, прежде чем к нему прикасаться.
– А если солдаты отыщут черную шкатулку, маленькую и холодную, – лорд-дракон показал размеры обеими руками, – ее вообще не следует трогать. Разъясните это нашим людям.
– Обязательно, – обещал Лоримир. Карадур посмотрел на Соколицу.
– Макаллан, что ты можешь для нее сделать?
– Перевязать ребра. Зафиксировать руку. Приложить целебную мазь к глазнице. Чтобы ослабить боль, я обычно даю опий, но боюсь, сейчас ей нельзя засыпать. Возможно, она получила серьезные ушибы головы. Кто-то должен постоянно находиться рядом.
– Я останусь с ней, – сказал Медведь.
– Нет, – неожиданно сказала Соколица. – Не хочу. Ты останься со мной. – Она схватила здоровой рукой рукав Азила Аумсона.
С громким треском обрушился шпиль замка. Воздух вновь наполнился, тучами пыли. Изящно, словно падающая веревка, башня плавно сложилась и рухнула на землю.
Наконец, когда пыль немного осела, Герагин и Орм вытащили тело Тенджиро Атани из сухой оболочки червя положили на носилки из наскоро сколоченных шестов и понесли к лагерю. Дракон, чьи подобные парусам крылья окостенели под солнечными лучами, остался лежать на том же месте.
По приказу Лоримира солдаты, разбившиеся на группы по три и четыре человека, начали обыскивать развалины замка. Солнце поднималось все выше в чистом голубом небе.
Через час к Карадуру, который сидел возле палатки целителя, подошел хромающий Маргейн.
– Милорд, мы дважды осмотрели развалины, но не нашли следов Гортаса и Шема. Ржавые кастрюли, жаровня, сломанный нож, деревянная миска – мы все сложили в кучу. Но черной шкатулки среди найденных вещей нет.
– Покажи, – мрачно сказал Карадур. Маргейн подвел его к груде грязных предметов.
– Мы начнем осматривать территорию вокруг замка. Там не меньше полусотни нор и канав, возможно, существуют туннели, где можно надежно спрятаться. Среди прочего Карадур увидел старую плеть. Нахмурившись, лорд-дракон взял ее и с силой хлестнул по камню. Появился Рогис.
– Милорд, – сказал он, задыхаясь, – мы кое-что нашли. Но не знаем, что.
Это была колонна тумана; белый, парящий, непроницаемый столб змеился в солнечных лучах, то поднимаясь, то опускаясь к самой земле.
– Его нашел Бирник, милорд. Он прикоснулся к нему – и вот результат. Взгляните, милорд. – Бирник показал покрывшиеся пузырями ладони.
Карадур опустился на колени и провел рукой сквозь клубящийся туман.
– Ледяной холод, – негромко проговорил он. – Холод – это сердце Пустоты… Руил, найди волшебницу. Попроси ее прийти сюда. – Руил убежал. – Бирник, пусть Макаллан осмотрит твои руки.
– Да, милорд, я обязательно к нему обращусь, – ответил солдат, но не сдвинулся с места.
К ним подошла Сенмет из Мако.
– Волшебница, ты знаешь, что это такое? – спросил Карадур.
Волшебница остановилась, оперлась на свой посох и задумчиво проговорила:
– Я знаю, на что это похоже.
– Это нечто невероятно холодное, – сказал Карадур. – Однако оно не превращается в снег или лед. Обычный туман не может быть таким холодным.
– Я вижу, – сказала волшебница. – Ну… – Она направила посох на туман и произнесла какую-то фразу. Ничего не произошло. Она повторила фразу. Туман сгустился. – Нет. Это не то, чего я хочу, – пробормотала она. – Ага. – Она вновь направила посох на туман.
– Пусть все предметы и существа, видимые и невидимые, появятся и станут видимыми для всех…
Ветер рассеял туман, словно снежную пену. Маленькая черная шкатулка лежала в небольшом углублении. Карадур опустился на колени и поднялся на ноги, держа ее в одной руке. Затем он открыл крышку. Белое сияние вырвалось наружу. Лорд-дракон перевернул шкатулку вверх дном.
Ему на ладонь выпал золотой браслет с драконом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зима драконов - Линн Элизабет


Комментарии к роману "Зима драконов - Линн Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100